Автор рисунка: BonesWolbach
Fallout: Pandora’s Box. Пролог. Запись №231

Глава I. Edge Crusher

Вот и первая глава... Даже с сюрпризиком :3 Надеюсь вам понравится. Собственно, щас нахожусь в Питере, поэтому писал главу так медленно. Когда приеду обратно в Красноярск буду писать по-быстрее.

Глава I. Edge Сrusher

Мирра проснулась, еще не открыв глаза, она услышала треск костра, стрекот каких-то насекомых и далекий вой. Вокруг была тьма. И боль. Не только душевная, но и физическая. Ребра пульсировали, возвещая о своем присутствии при каждом вдохе и выдохе, а круп после грубого вмешательства рейдера до сих пор саднил, мешая удобно лежать.

Когда пони открыла глаза, она сразу поняла, что уже не в руинах Мэйнхеттэна — вокруг была пустошь, небо застилали облака, а вокруг не было ничего кроме камней, мелких кустарников, скал и горящего костра, за которым сидел спиной к Мирре тот самый грифон.

Мысленный поток Миррор восстанавливался. Первая мысль, что появилась в голове у серебристой единорожки, удивленное: «Где я?», но потом оно резко сменилось на паникующее: «ЛОКВАЙТ!». Которое тут же было произнесено в слух.

Грифон обернулся на возглас и взгляд его лазурных глаз остановился на Мирре.

 — Ты проснулась… Эм… Мне очень жаль… — грустно проговорил грифон.

 — О чем ты говоришь? — спросила Мирра, стараясь не думать о том, что ей сразу пришло в голову. Ей не хотелось верить в худшее. Ей не хотелось потерять друга…

Грифон лишь отвернулся и снова склонил голову.

Мирра резко поднялась, но сразу же упала, не выстояв из-за слабости в копытах. Она поднялась снова, но опять упала. Дыхание участилось, слезы расплавляли весь мир перед ней, наполняя его бликами, пятнами. Ребра разгорелись с новой силой. Единорожка смогла проковылять несколько метров и в поле ее зрения попало окровавленное бирюзовое копыто…

 — Нет… Нет… Пожалуйста… Пусть это будет не правда! Не хочу… Сука! ЭТО НЕ ЧЕСТНО! НЕТ!

Мирра, самого того не заметив, уже была рядом с бездыханной Локвайт, капая слезами на окровавленную мордочку бирюзовой поняшки. Из тела Локвайт больше не шла кровь, а грудь не вздымалась, пытаясь набрать воздуха.

 — Все не может закончиться так! Мы хотели пойти в Понивилль! Чтобы начать новую жизнь! ЛОКВАЙТ!

Единорожка почувствовала внезапное тепло, охватившее ее.

 — Пожалуйста, ей уже не поможешь… — ласково проговорил грифон, обняв поняшку лапами и закрыв крыльями. Мирра подняла голову и увидела, что с клюва грифона скатилась слеза. — У меня не вышло, я не умею лечить пони, а воскрешать уж тем более. Я знаю, каково это, терять близких, но это Пустоши. Мир жесток, как бы мы его не проклинали, но мы должны исправить его… — Грифон еще крепче обнял Мирру.

 — Почему именно Локвайт? ПОЧЕМУ!? — у Мирры продолжалась истерика. Спина содрогалась от рыданий, грифон чувствовал это лапами. Теперь уже серебристая поняшка уткнулась мордочкой в покрытую перьями шею. — Лучше бы они забрали ме…

*ЩЕЛК!*

Мирра не сразу поняла, что только что грифон щелкнул ее пальцем по носу. Единорог удивленно посмотрела на грифона, истерика на время пропала, она лишь только шмыгала носом.

 — Не смей так говорить. Она попросила меня спасти тебя. Помочь найти в Пустошах новую жизнь. Это я и сделаю. Она хотела, чтобы ты жила, была счастлива. Не рушь ее мечты.

 — Я… Я… Меня зовут Мирра…

 — Райл…

Совсем недалекое будущее…

 — Аааа! Суки! Я же сказала, что не знаю, где этот ебанный ЯЩИК! Что вам еще нужно!?

 — Не ври мне, я знаю, вы где-то его спрятали, а потом решили, избавиться от нас! — мой «пыточных дел мастер» отвернулся к другому пони. — Сунь нож снова в угли, он недостаточно горяч для этой сучки. — он снова повернулся своей уродливой обожженной мордой ко мне. — Слушай, мы можем находиться здесь сколь угодно долго, но я боюсь, что кто-нибудь из вас точно умрет. А с одним из вас будет не так весело.

 — Я бы с радостью провела с тобой эту ночку, но боюсь, ты не сможешь удовлетворить мои потребности – длинны не хватит. — съехидничала я, но тут же получила удар по многострадальным ребрам, что-то хрустнуло и боль затмила глаза, я провалилась в бессознательное состояние.

Не знаю, сколько я пробыла в таком состоянии, но меня привели в чувства.

 — Нет-нет-нет, ты не уйдешь так легко. — мерзко усмехнулся Пакт, тот что так усердно пытался выбить из меня все дерьмо, а заодно и признание, где находится херов ящик. – Кримсон… Знаешь, по-моему эту стерву только возбуждают ласки… — для убедительности он провел копытом по сломанному ребру и легонько придавил, что вызвало жуткую боль у меня во всем теле. Я стала быстро дышать, стараясь справиться с болью, но это вызывало только больше ощущений. Слезы проступили на моих глазах. — Видишь, даже от счастья прослезилась! Но мне кажется, что если мы будем пытать ее, она не расколется, а вот если мы займемся ее муженьком… Тащи сюда грифона…

Я видела, как напарник притащил в помещение отключившегося Райла.

 — Итак, это твой друг… Нет, даже любовник. Грифон… Странный выбор. Знаешь, мне кажется, что твоему другу не очень нужны крылья…

 — Тебе сильно уж много чего кажется… Может твой член тебе тоже кажется…

 — Ну, вот… Ты опять меня расстраиваешь… Кримсон, разбуди этого ублюдка, а потом сломай ему крыло.

Так и случилось. Бордового цвета пони с помощью нашатырного спирта привел в сознание моего бедного Райла и…

 — НЕТ! РАЙЛ! — лишь успела я выкрикнуть.

Громкий хруст, истошный крик Райла и торчащий наружу окровавленный обломок кости в основании крыла. Бордовый ублюдок выплюнул изо рта крыло Райла, которое безвольно упало на пол, мелко дрожа, как и весь Райл. Мой бедный Райл…

 — Пожалуйста, не надо… Не трогайте Райла. Я скажу вам, где ящик…

 — МИРРА! НЕТ!

 — Второе крыло. — спокойно сказал Пакт.

Жуткий хруст…

 — РА… — я получила сильный удар по сломанному ребру, и кости словно воткнулась в мои внутренности, а во рту появился металлический привкус... Темнота начала накрывать меня, но я получила еще один удар.

 — НОЖ! БЫСТРЕЕ! Эта стерва отключается.

Перед глазами сверкнул раскаленный нож. А потом снова… Адская боль, я даже чувствовала, как моя кожа стягивается, после прикосновения докрасна раскаленной стали. Он шел от моей щеки до глаза… Через всю ту боль, я даже не заметила, что лишилась ока и все правая сторона исчезла из моего поля зрения. Остатки моего вытекшего глазного яблока шипели на лезвии ножа и стекали горячим потоком по моей обожженной и рассеченной щеке. Мое дыхание стало сбитым и прерывистым.

 — Она щас сдохнет. Давай сюда обезболивающее и зелья лечения, не хватало, чтобы она так рано откинула копыта.

Мне что-то вкололи, а потом дали выпить зелье лечения…

 — Мирра… — Райл пытался дотянуться до меня, все это время он полз ко мне, оставляя на полу два кровавых следа от ран на крыльях.

 — Куда это ты ползешь? — в этот миг нож вонзился в запястье Райла…

 — НЕТ! Я РАССКАЖУ ВАМ! Пожалуйста… Не надо… — и на меня накатили слезы.

 — О, видишь, Кримсон, сучка раскололась, так что с тебя двести крышек, а ведь меньше двух минут назад она еще и дерзила мне, вот, как нужно работать с пленными, главное знать, куда надавить.- Пакт повернулся ко мне. — Говори.

 — Это…

Двумя неделями ранее…

 — Нет, Райл, это ты меня послушай. Это, конечно, хорошая работенка, но слишком опасная. К тому же, мы не знаем что в этом ящике. — Мирра, лежавшая прямо на Райле, нахмурила бровки, строго смотря на грифона, который обнимал ее одной лапой. — Ты же знаешь, что мне страшно подвергать тебя какой-то опасности.

 — Мирра, но тогда мы сможем обеспечить себе еще целый месяц отдыха. Да и что может быть опасного? Просто доставить небольшой ящик из одного места в другое.

Миррор отрицательно помотала головой и уткнулась мордочкой в иссиня-черные перья Райла. Тот в ответ стал гладить ее по голове.

 — Ты становишься такой нежной и ласковой по ночам… Это будет нашим последним опасным делом, потом, обещаю, мы осядем в Тенпони и будем там жить…

 — Я хочу, чтобы этот момент настал как можно раньше… Я устала, сильно устала. — пробормотала Мирра так и не высовывая мордочки из перьев Райла.

 — Ну-ну, ты ведь знаешь, ты для меня особенная пони. А еще… Я, вроде как, уже готов ко второму забегу… — чуть покраснев, сказал грифон.

 — Я готова уже давно. Но вот в твоём голосе не слышу уверенности. — Мирра подаётся вперёд, целует Райла в клюв и смотрит в глаза. — Тебя приготовить, а? — слегка усмехается и косится глазами вниз.

 — Я был бы не против. — ответив на поцелуй ответил Райл, приподняв подбородок кобылки пальцем и смотря прямо в глаза.

Миррор лизнула грифона в клюв, улыбнулась в ответ и скользнула вниз, по сильному пернатому телу Райла… От прикосновений нежной шерстки на животике Мирры, достоинство грифона стало крепнуть.

 — Да, тут нужна кое-какая помощь. Расслабься милый, ты же знаешь, я аккуратная.

Смахнув с глаз упавшую прядку волос, серебристая кобылка наклонилась к привставшему члену Райла, чтобы привести его в "боевое" состояние.

Кобылка знала, что нужно делать в такие моменты. Она опустилась до конца, обернула достоинство своего любовника в магический конверт и, чуть наклонившись, прошлась язычком по самому кончику, от чего грифон вздрогнул.

 — Ты чего? — спросила Мирра, не отвлекаясь от дела.

Райл отрицательно помотал головой.

 — Ну, хорошо…

Не долго думая, Миррор протяжно и вдумчиво лизнула член от основания до самого кончика, а потом принялась ласкать его язычком по всей длине. Надо сказать, что тело Райла почти сразу ответило на ласки, но единорожка не остановилась и продолжила ласкать любимого, скорее из чистого удовольствия. Вскоре, дыхание грифона участилось, а сердце забилось быстрее.

 — Т-только не останавливайся… — хрипло проговорил он, а потом повалился головой на песок, расслабился и полностью отдался ощущениям и ласкам Мирры.

 — И не собиралась. — ответила она.

Язычок Мирры оставил ещё несколько влажных полосок на горячей плоти Райла и после этого кобылка в рот кончик, и ее язык несколько раз прошел вокруг. Вскоре поняшка уже ходила вдоль половины длины члена Райла, заставляя грифона сдавленно постанывать. Единорожка ехидно посмотрела на довольствующегося грифона, и добавила к своим ласкам щепотку магии, снова обернув объект ее внимания телекенетическим облаком. Конечно, она не забывала и про себя – такое же телекенетическое облако появилось у ее промежности, вызвав короткий, сдавленный стон у Мирры.

Райл продолжал лежать и довольствоваться ласками своей партнерши, сейчас для него не существовало ничего вокруг, ни здания, наполовину ушедшего в песок, в котором они укрылись, ни костра, что потрескивал рядом, ни воя животных где-то вдалеке, лишь он и Мирра.

Мирра приближала грифона к завершению, но тому совсем не хотелось закончить все так рано, поэтому он притормозил движения кобылки, в ответ та вопросительно подняла свои фиолетовые глаза, но не остановилась.

 — Может перейдем к… — тут кобылка прошлась язычком по самому кончику и слегка прикусила головку зубками, что вызвало стон у Райла. — К более серьезным вещам?

Кое-как оторвавшись от Райла, единорожка подняла голову и глянула в бирюзовые глаза грифона. Миррор ничего не ответила, а просто грациозно двинулась вперёд и оказалась сверху на Райле. Обняв любимого за шею и прижавшись щёчкой к его клюву, кобылка начала потихоньку сползать назад, приближая момент, когда двое станут единым целым. Член Райла вошёл в тёплое и уже влажное с влагалище Мирры, грифон сразу же испустил небольшой сдавленный стон, а единорожка сразу начала двигаться вдоль тела грифона. Разгорячённая недавними ласками, она почти сразу начала получать немалое наслаждение, поэтому с первыми движениями она уже выгибала свою серебристую спинку и слегка постанывала. Райл провел хвостом по гибкому стану кобылки, а потом хлестнул ее по крупу, от чего она удивленно прикрикнула.

Парочка слилась в недолгом поцелуе, но грифон быстро перешел на ее чувствительные ушки, проведя по мордочке Мирры языком. Райл стал аккуратно покусывать ушко и ласкать партнерши, но так, чтобы не повредить его клювом. Грифон положил лапу на бедро единорожки, не сильно ускоряя такт, а вторую опустил ниже ее животика. Мирорр не ожидала такой ласки со стороны Райла, поэтому даже пискнула, когда его сильные и большие пальцы коснулись самого нежного и чувствительного участка её стройного тела.

От прикосновений Райла кобылка ещё сильнее возбудилась и стала двигаться быстрее прежнего, приближая и себя и его к пику. Возлюбленный Миры её приятно удивил, признаться, она думала, что ко второму разу он будет не таким активным. Ощущения серебристой кобылки стали еще сильнее, а стоны более громкими и уже почти перешли в слабые вскрики.

Райл уже тяжело дышал и понимал, что его пик уже близко…

 — Не… Шуми…Так сильно. — прохрипел он и снова хлестанул хвостом по ее крупу, подгоняя кобылку. От удара Мирра выгнула спинку и прикусила губу, чтобы не застонать, но в таком положении она продержалась не долго и вскоре снова раскрыла рот, высунув язык и тяжело дыша. Она была близко, но ее партнер еще ближе…

Мирра терпела, как могла, стараясь не издавать много шума и стонать, как можно тише. Действительно, в пустошах не стоит привлекать много внимания.

Внезапно Райл резко распахнул крылья, взметнув в воздух облака пыли, которые стали оседать на взмыленных телах единорожки и грифона. Он не в силах больше сдерживаться, как можно глубже проник в лоно кобылки и излил семя внутрь. Хвост в этот момент потерял контроль и сильно ударил по спинке кобылки, та в ответ сильно вскрикнула, больше от боли и удивления, чем от удовольствия.

Мирра последовала прямо за своим партнером. Впрочем, Миррор быстро взяла себя в копыта и стиснула зубы, а после она просто рухнула на часто вздымающуюся грудь грифона, чувствуя, как по внутренним сторонам бедер стекают теплые капельки… Она прислонилась щекой к груди Райла, слышала его сердцебиение, чувствовала его теплое дыхание на своей макушке… В такие моменты мир вокруг казался совершенно пустым и незначимым, будто его и не существовало вовсе.

 — Прости, я снова дал своему хвосту волю… — отдышавшись сказал Райл. Его хвост сейчас гладил кобылку вдоль спинки, но потихоньку замедлялся.

 — Ничего, это было… В некоторой степени приятно. — ответила она и посмотрела на возлюбленного, но тот уже закрыл глаза и спал, тихо посапывая… — Спасибо… — прошептала она и закрыла свои большие фиолетовые глаза.

Месяц назад.

 — Что мы будем делать? — Мирра стояла рядом с кострищем, на котором они сожгли тело Локвайт, хоть это было и не по правилам выживания в Пустошах, но серебристая кобылка смогла уговорить грифона сложить погребальный костер. Кости они закопали в небольшой ямке, радом с кострищем, к сожалению, у них не оказалось ничего, чтобы поставить над могилой, поэтому они просто сделали невысокую горку из песка, утромбовав ее и написав имени поняшки, что лишь несколько часов была счастлива бродить по Пустошам…

 — Я уверен, что нас ждут приключения и новые открытия. Она хотела, чтобы я показал тебе мир и сберег от опасностей. Боюсь, второе нам не удастся, а вот первое… Мир красив, хоть мы его так извратили.

Грифон свернул спальный коврик и пристегнул их к своей сумке.

 — Мы не думали, что все так получится… — грустно сказала Миррор, посмотрев на могилу той, что была ей как старшая сестра, даже больше, чем сестра.

 — Это Пустоши, такое случается, ничего не поделаешь. Рейдеры – зараза нашего мира, но она будет существовать, пока не искоренишь ее полностью. — Райл подмигнул кобылке. – Не отчаивайся, я обещаю, все будет хорошо…

За несколько часов до нынешних событий…

 — Мирра! БЕГИ! Быстрее, я их задержу! – Райл… А ведь какой-то месяц назад он обещал, что все будет хорошо… В Пустошах не может быть ничего хорошего, я в этом сама убедилась.

Месяц назад…

 — Ты обещаешь? — недоуменно спросила Мирра, чуть ли не впервые услышав это слово от незнакомого ей существа.

 — Да, а сейчас нам надо раздобыть еды, одежду и оружие для тебя, боюсь, мое тебе не сильно подойдет.

Райл спокойно развернулся и потопал куда-то в сторону противоположную от зданий, что виднелись на горизонте. Хоть грифон был небольшого размера, но его телосложение привлекало кобылку, в особенности, ей нравились его крылья, сложенные вдоль боков. И она приметила некоторую грацию его движений, плавность, что обычно не свойственна жеребцам. Тут Миррор себя одернула, вспомнив, что Райл — это грифон, а не жеребец, конечно, против секса с грифонами, даже наоборот, что-то ее в этом ее привлекало, но сейчас ее волновала совсем иная проблема…

 — Эмм… Райл, а не мог бы ты… Ну… Понести меня? Мне еще трудно ходить, после… — тут она вспомнила о Локвайт, снова… — «А ей уже даже ходить не надо…» — слезы накатили сами, и кобылка повалилась на сухую землю. Через несколько секунду она снова почувствовала тепло вокруг себя и прикосновений перьев к ее шерсти, которые буквально успокаивали. Мирра подняла глаза и увидела над собой Райла. Он спокойно присел рядом и помог кобылке забраться на его спину.

 — А ты легкая… — лишь сказал он и пошел дальше.

Горка песка с именем поняшки, чьи кости покоились под песком вместе вместе с прошлым Мирры, с прошлым, что было хоть и жестоким, циничным, но куда более безмятежнее, чем Пустоши и будущее маленькой, по сравнению со всем миром, единорожки…

Полторы недели спустя.

 — Это не ваша война! Уйдите и мы не станем вас трогать! — послышался голос.

 — Война? — Райл сдернул чеку с гранаты и спокойно выкинул ее в коридор. — Война никогда не меняется! Это все, что я о ней знаю!

Это было вполне простым и приемлемым заданием. Одни, хотели убрать других. Неважно кто, важно кого. Пустоши такое место, где кто-то кого-то убивает, неважно как, неважно чем. Райл наемник, хоть и молодой, но достаточно умелый, чтобы уметь планировать схемы. Все было очень просто.

Деревянный коридор, который только что разлетелся в щепу, вместе с пони, который стоял там, вел внутрь бетонного строения, некогда бывшим входом в недостроенное стойло. Окопавшиеся там, как таких в рядах наемников называли «газоном», оказали радушный прием для Мирры, которая своим язычком уговорила охранников впустить ее. Дальше было легко. Включенная сигнализация, пара зарядов взрывчатки для отвлечения внимания, а также сама единорожка, что смогла открыть грифону все двери за раз, что были внутри этого строения. Остальное было простым, просто зачистить все, а также по возможности унести оттуда все, что можно и сплавить караванщикам. Но сейчас нужно «подстричь газон» на несколько голов.

 — Знаешь, тебе надо быть менее… — пуля вонзилась в бетонную перегородку, за которой сидела Мирра. Небольшой пистолет-пулемет парил в воздухе, окруженный кинетическим полем, что выдавало ее место положения, но это ее не волновало. Из оружия, на копыте серебристой пони был пристегнут небольшой энерго-магический клинок, который Райл умудрился украсть у продавца энергетическим оружием. И 8мм пневматическая охотничья винтовка, которую единорожка носила с собой, но от нее было мало толку — убить из нее можно было только, если попадешь в незащищенную голову и с достаточно близкого расстояния. Зато стреляла она практически бесшумно. Сейчас винтовка покоилась в чехле, ее стоит лишь вытащить и собрать, что займет не более минуты. — Тебе нужно быть менее пафосным… — пистолет-пулемет прострекотал и оставил несколько маленьких кратеров на бетонной стене.

Несколько часов спустя…

 — Ау! Поаккуратнее! — возмутилась Мирра, лежа на спальнике, когда грифон пытался вынуть дробинку из бедра кобылки, как раз попавшую в кьютимарку. — Больно же!

 — Да-да, потерпи. — Райл, высунув язык, аккуратно вытаскивал пинцетом свинцовый шарик, что так неохотно выходил из ранки.

Парочка остановилась под крышей автобусной стоянки, здесь уже лежало два старых спальника, сломанный ящик для боеприпасов и несколько пустых бутылок и банок. Кто-то здесь побывал раньше грифона и единорожки. Райл уже успел осмотреть и проверить кострище, определив, что здесь давно никто не был, или же он не разводил костер.

Вокруг были Пустоши, на которые опускались вечерние сумерки, да вдобавок, сильно темные облака обещали небольшой дождик.

Кобылка зашипела, в ответ на касание пинцета стенки небольшого разреза. Наконец грифон вытащил серый окровавленный кусочек ненавистного Миррой металла, а потом Райл, откусив медицинскую нитку, начал зашивать совсем небольшой разрез в два сантиметра, перед этим хорошо обработав ранку спиртом. Мирра продолжала шипеть и иногда дергать ухом, да задним копытом.

 — Все, осталось наложить бинты… — Райл отрезал нитку и быстро наложил бинты, перед этим промыв шов и почистив шерстку от крови. — Больше не лезь под дробь, тем более своим крупом.

 — Хей, мне и так обидно, что я получила эту дробь по своему крупу, а ты еще и издеваешься. — наиграно-обиженным тоном сказала она, но грифон принял данное всерьез.

 — Прости, я не…

 — Ты меня не обидел, я же не серьезно. — Мирра удивленно посмотрела на Райла.

 — Нам нужно будет переждать эту ночь здесь, а на утро мы вернемся в город, заберем крышки и уйдем. Может, присоединимся к каравану и сопроводим его куда-нибудь.

Уже к вечеру следующего дня оба были в местечке под названием Эпплуза. Стоять в ожидании было одним из самых ненавистных Миррой дел, и от этого она становилась все более раздражительной. Но уже через несколько минут к ним подошли два земных пони и попросили их проследовать за ними. Мирра и Райл отказываться не стали — так было в прошлый раз, поэтому ничего страшного это не предвещало.

Грифона и кобылку проводили к дому, что находился неподалеку от самого городка. Дом был небольшим, двухэтажным, не смотря на окружающие просторы, состояние дома был чуть хуже, чем идеальным. Земные пони остановились рядом со входом, пропуская Райла и Мирру внутрь.

 — Вас ждут внутри. — отчеканил тот, что был справа, земной пони масти цвета слоновой кости, с темной гривой и кьютимаркой в виде расколотого камня. Второй ходил в броне, что скрывала его кьютимарку, но ультрамаринового цвета масть и серую гриву она не скрыла. Оба были достаточно крупными и мускулистыми, идеальные вышибалы.

 — Окей! — Райл первый прошел внутрь. Мирра пошла следом, ехидно улыбаясь. Ей всегда нравился образ жестких, как гранит, охранников. Ее телекенетическое облако слегка коснулось паха жеребца справа, тот вздрогнул и удивленно посмотрел на единорожку. Она, улыбаясь, подмигнула ему и ушла внутрь.

Внутри дом был хорошо убран, никакого мусора и прочего, к тому же, он был вполне богато обставлен, в таких домах живут не беженцы Пустошей, да и личных охранников не каждый может себе позволить. А еще здесь было электричество, редкое явление для домов стоящих особняком от городов. Правда, все окна были закрыты занавесками, поэтому в помещениях был небольшая темнота, которая разгонялась лампами.

Их встретил сухощавый единорог в костюме.

 — Итак, до меня уже дошли известья, что вы отлично справились с заданием. Признаться, я ожидал менее деликатной работы, мы даже смогли занять то место, которое некогда занимали наши противники. Отличная работа. Как и обещано, вам полагается по тысяче крышек на каж…

 — Воу-воу… Погоди-ка… Мы, вроде бы, договаривались на две тысячи крышек. Каждому. — прервал его Райл, смерив недовольным взором бирюзовых глаз.

 — Хмм… Возможно, вы не так поняли… — начал было единорог, но его тут же прервала Мирра.

 — Если ты решил нас… Как бы помягче выразиться? Наебать? То это плохая затея, жеребец. — Мирра угрожающе посмотрела на нанимателя.

 — Не стоит мне угрожать, мисс Миррор… — единорог смотрел ей в глаза, при этом его лицо оставалось таким же спокойным. — Я назвал вам цену, больше не дам, забирайте, или идите без ничего, ваше право.

Серебристая единорожка скривила мордочку в гримасе раздражения, но ничего не сказала, лишь отвернулась. Райл же продолжал смотреть на единорога.

 — Хорошо… — холодно проговорил он.

 — Вот и договорились. — уже улыбнувшись, проговорил наниматель и отлевитировал грифону два тихо позвякивающих мешочка.

Мирра и Райл вышли из дома.

 — Что мы будем делать? — обеспокоено спросила она.

 — То, что советовал мне отец…

Четыре года назад…

 — Запомни, Пустоши — это не место для прогулок, ни мне, ни тебе, ни кому-либо еще, не сломить ее, она сломит их раньше. Не верь никому, и не позволяй себя обманывать. А если и дашь себя обмануть — отомсти и забери у него больше. В Пустошах выживает сильнейший и каждый здесь хищник, другого не дано.

 — Но как же помощь другим… — Райл раздосадовано посмотрел на отца.

 — Никакой помощи. Поможешь кому-то — он всадит тебе нож в шею и будет прав.

Четыре года спустя…

 — Ты уверен, что мы не зря это сделали? — Мирра чувствовала жар от гигантского костра, в котором еще виднелся остов красивого здания. Еще несколько минут назад оттуда доносились крики… — Нас могут искать, ведь мы только что сожгли лидера «Безмятежников»…

 — Уверен они еще даже не знают, что произошло, пошли, нам надо убраться отсюда и слить все барахло караванщикам, думаю, мы вернем наши две тысячи и даже больше…

Настоящее…

 — То есть, ты хочешь сказать, что ящик украли двое других? — наверное, Пакт сильно удивился, вот и пусть у этой сволочи мозги пойдут набекрень. Райл молчал уже несколько минут… Я боялась…

 — Да… — пожалуйста, Райл, не умирай… — Райл…

 — Он еще жив, сучка. Тебе осталось лишь рассказать, куда они ушли, и мы отпустим вас…