Витражи

У Селестии есть хобби. Очень дорогое и ресурсоемкое хобби. Очень дорогое и ресурсоемкое хобби, которое, по мнению Луны, зашло слишком далеко.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Дитзи Ду - это серьёзно!

Дитзи Ду не так проста как кажется.

Дерпи Хувз Доктор Хувз

Бессильные мира сего

Действие развернется спустя двадцать лет после конца 4-ого сезона. Эквестрия обрастает технологиями - наступает золотой век. И он. Фезерфолл. Упадок. Бессмысленность. Эти три слова стали истинными синонимами в его собственном воспаленном мозгу. А над Кантерлотом идет черный дождь. Но ради чего? Или кого?

Дружба это оптимум: Больше информации

Селестия просит одного из людей протестировать недавно созданную ей Пинки Пай.

Пинки Пай Принцесса Селестия ОС - пони Человеки

Нелепый

Как известно, грифоны - существа самодостаточные. Однако даже им нужен кто-то, кто бы позаботился о них на небесах.

Мечты о чаепитии

О том, что иногда вытворяют лучшие ученицы

Твайлайт Спаркл

Пьеса: Кентерлотская Свадьба

Последние серии второго сезона представленные в виде стихотворного театрального произведения.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия

Тепло без очага

После долгой отлучки в Кантерлот к родителям на День согревающего очага, Принцесса Твайлайт возвращается домой, чтобы застать там свою особенную пони. И беседа приобретает... весьма личный оборот.

Твайлайт Спаркл Зекора

Оставь надежду, всяк сюда входящий

Возможно, идея не новая, но кто знает? Может, всё так оно и есть? Я выкладываю ЭТО осознанно. И прекрасно понимаю, что могу отхватить минусов, я к этому готова)) Просто это некий эксперимент в написании чего-то с тэгом "ангст". Хотя этот "блин" однозначно комом.

ОС - пони Человеки

Первый блин комом

Твайлайт Спаркл идет на свидание. Впервые. И она совсем не знает, что ей от всего этого ожидать.

Твайлайт Спаркл Другие пони

Автор рисунка: MurDareik
Сбор пони Дворец в горах

Упущенный шанс

Карл проснулся в амбаре, лежа на большом стоге сена. Парень зевнул и потянулся, громко похрустывая суставами. Эпплджек была так добра, что приютила его в семейном амбаре, но Карл не слишком-то хотел думать об оранжевой пони. Не сейчас.

Не после того, на что ему пришлось смотреть прошлой ночью.

Эпплджек, легка на помине, постучала в дверь амбара.

— СиДжей, ты там как, проснулся?

Постанывая, Карл поднялся и надел футболку.

— Ага. Что такое?

Скрипящая дверь медленно открылась, и из-за неё показалась оранжевая мордочка.

— Как ся чувствуешь, партнёр?

— Я в порядке. Ты-то как? Теперь, небось, будешь ходить враскоряку?

Деревенская кобылка покраснела и попыталась спрятаться за своей шляпой а-ля Флаттершай.

— СиДжей! Рарити — леди! Мы с ней не делали ничего непристойного, ясно? Ничего не было, о чём ты подумал.

Парень снисходительно усмехнулся и с жадностью откусил кусок яблока, которое бросила в него Эпплджек.

— Я там был, припоминаешь? Я видел, как вы друг другу мордочки вылизывали и всё такое. Не хочу даже знать, чем вы дальше занимались, это меня не касается, но блин! В своё время я всякого насмотрелся, сам много к чему приложил руку, но такое? Чтоб мне провалиться! Это как-то нихрена не непристойно, даже отвратительно.

— Больше ничего не было, — тихо заметила она, ни на чём не задерживая взгляд, — к сожалению.

Карл поднял руки.

— Эй, эй, ничего не хочу больше знать, ладно? Я серьёзно. Мне совсем не интересно, чем ты занимаешься с другими пони женского пола.

— Пони женского пола называются кобылами.

— А. Ладно, что сегодня будем делать? Сходим к этой твоей Твайлайт и всё такое?

Эпплджек вздохнула.

— Ага. Думаю те надо бы днём встретиться с Принцессой Селестией.

— Пойдешь со мной?

— Я… мя не приглашали, — она смерила взглядом Карла, когда вдруг поняла, насколько ей бывало временами одиноко. Обычно она работала, а не посвящала себя активной общественной жизни, но можно надеяться, что отныне Рарити поможет это исправить…

— И что? В письме говорится, что дворец находится в другом городе. Тебе что, нужно особое приглашение, чтобы съездить туда?

— Нет, но…

— Никаких „но“, слышишь! Ты едешь с нами, и точка. В этом чёртовом городке ты единственная нормальная пони! Я хочу, чтобы ты была рядом, ЭйДжей. Правда.

Эпплджек вновь покраснела, но на этот раз по другой причине.

— Ну, СиДжей, я… а пошло оно всё к виндиго. Я еду с вами.

Карл улыбнулся.

— Да! — воскликнул он и качнул головой в сторону двери. — Вот это ништяк! Пошли.


— Спасибо, Эпплджек. Ты можешь идти, — поблагодарила Твайлайт, собираясь закрыть дверь за оранжевой пони, — я позабочусь о нашем… друге, вот, — добавила она, указывая на Карла и стараясь скрыть отвращение.

— Ответ отрицательный, Твай! Я тож еду.

— Что? Но в письме не сказано, что…

— Мне всё равно. Будто я не могу сесть на поезд до Кантерлота без указания в письме. Я еду, и энто моё окончательное решение.

— Хорошо, хорошо… остынь, — фиолетовая единорожка принялась расхаживать по комнате, хватая разнообразные вещи магией и периодически вычёркивая пункты из более чем двухметрового списка.

Карл удивлённо смотрел, как Твайлайт упаковывает всё это добро для поездки в город на несколько часов, который, насколько ему было известно, располагался всего в паре километров от Понивиля.

— Зачем ты всё это собираешь, а? Мы же туда на пару часов всего едем, верно?

У Твайлайт задёргался левый глаз.

— Да! Да. Так и есть. Мы едем туда всего на пару часов. Верно, — протараторила она и вернулась к „приготовлениям“.

Карл закатил глаза и посмотрел на Эпплджек.

— Слава яйцам, что ты здесь… клянусь, у них у всех крыша едет.

Деревенская кобылка улыбнулась.

— Да не обращай внимания.

— Эй, а где дракончик? — осведомился Карл, пытаясь подержать разговор с другой пони.

Твайлайт обернулась, глядя на него с удивлением.

— Спайк? Он у Рарити.

— Рарити? — удивлённо переспросил СиДжей, поворачиваясь к Эпплджек. — Это с ней ты трахалась прошлой ночью?

Она опустила шляпу, пытаясь скрыть мордочку и пылающие щёки от Твайлайт, которая одобрительно усмехнулась.

— Твайлайт, клянусь, я…

— Да ладно тебе, Эпплджек! Вам двоим давно пора было сойтись… — сказала Твайлайт, хитро улыбаясь.

— Но… н-но… я… — Эпплджек вдруг стала заикаться.

— Только смотри, чтобы Спайк об этом не узнал, — подмигнула единорожка.

— А почему нет-то? — до противного громкий голос заставил кобылок неодобрительно посмотреть на парня.

— Спайк влюблён в Рарити. Ничего серьёзного, он просто ребёнок, — пренебрежительно сообщила Твайлайт.

— Ничего серьёзного? Девочка, ты шутишь что ли? Ему дадут от ворот поворот! Это серьёзнее некуда! Мы должны с ним поговорить!

Эпплджек подняла копыто.

— Хм, думаю ты не в курсе, но Спайк больше года помогал Рарити с работой. Навряд ли шо-то изменится, если…

— Ты девчонка, чёрт тебя дери, что ты, нахрен, можешь знать об этом? Тебе достаточно покрутить задницей и вот уже сотня ниггеров попала в твои сети! Ты не понимаешь, это женская фишка, парням так не везёт! Давай, надо найти его, пока мы не уехали во дворец.


Задыхаясь, Твайлайт замедлилась до быстрой рыси.

— Карл, во имя Селестии, не беги! Я за тобой не успеваю!

Парень тоже замедлился, даже не потрудившись обернуться.

— В чём дело? Ты устала?

— Да! Ты почти на метр выше меня, а я ростом с твои ноги!

— И что?

— И то, что ты бежишь значительно быстрее!

— Да ты просто не в форме. Вчера Эпплджек заставила меня глотать пыль.

Карл не слишком-то этим гордился, но что есть, то есть. Эпплджек скакала намного быстрее, чем он мог надеяться. В свою защиту, помимо всего прочего, он мог сказать, что у неё вдвое больше ног.

— Я единорог… Земные пони сильнее и быстрее нас! Они более развиты физически, но у нас есть магия и…

— Так используй магию, чтобы не отставать, или ещё что-нибудь! Давай, ленивая ты задница! Шевели копытами! Ты говорила, что поезд отправляется меньше чем через час.

— Карл, помедленнее, я не могу! Магия так не работает. Мы, единороги, иные. Мы не такие быстрые, сильные и спортивные как…

— Чушь собачья! — перебил её СиДжей. — После того, как мы посетим Мисс Белую Стерву, мы с тобой выберемся в спортзал. Я из тебя долбанного гепарда сделаю.

В ответ на эти кривляния Твайлайт лишь закатила глаза. Ей удалось догнать СиДжея, только когда он остановился у бутика «Карусель».

— Как ты узнал, где она живёт? — нахмурилась единорожка.

— Да они всю ночь целовались. Пони вернулись сюда после того, как встретились в переулке. На меня они вовсе не обращали внимания, будто меня тут не было, только лизались, как в последний раз. Так что я вернулся на ферму, Эпплджек разрешила мне пока там остановиться. Но чтоб мне провалиться, я нескоро забуду то, что видел в этом окне… — признался Карл, сдерживая рвотные позывы.

Твайлайт ещё сильнее нахмурилась.

— Ты пошёл с Эпплджек на это „свидание“?

— Ну да. Она, конечно, уже не маленькая девочка, но у неё были кое-какие сомнения насчёт всей этой фигни. Кроме того, если ты получаешь письмо непонятно от кого, в котором тебе предлагают встретиться ночью в тёмном переулке, лучше позвать с собой старшего брата, я так думаю.

— Возможно… возможно она права. Может быть, я ошиблась насчёт тебя… но всё равно ты шумный и… неприятный.

Карл пожал плечами и постучал в дверь.

— Открой! — крикнул он, а затем повернулся к Твайлайт. — Ты уверена, что она живёт тут?
Дурак, она же тебе сказала.

Дверь открылась, и за ней показалась взволнованная Рарити.

— О, Твайлайт, дорогая. Чем могу… о… и, хм, мистер Карл, не так ли?

— Ага. Чё как, детка? Что делаешь?

— Мм… Пожалуйста, заходите. Я как раз, э… заканчивала кое-какую работу, — нервно ответила она, оборачиваясь, — аргх, Свити Бель! Прекрати! — крикнула она внутрь.

Карл и Твайлайт обменялись взглядами и пожали плечами, следуя за белой модельершей внутрь дома, каковой также был её рабочим местом.

Увидев маленькую белую единорожку с волнистой сиренево-розовой гривой, которая умудрилась поджечь миску овсянки, СиДжей усмехнулся, а Твайлайт приложила копыто к мордочке.

— Свити Бель, пожалуйста! Просто… просто вернись в свою комнату, хорошо? — умоляла Рарити, пытаясь потушить огонь. — Я всё… приберу.

— Прости, Рарити! Я хотела помочь.

— Я знаю! Знаю…

— Ладно, тогда я пойду к себе комнату… — грустно сообщила единорожка и порысила вверх по лестнице. Следом раздался писк. — Эй, Спайк! Хочешь поиграть в доктора?

Если бы Твайлайт выпила что-нибудь до этого, то сейчас она бы выплюнула это от удивления. Рарити хихикнула.

— А, дети…

— Что ты имеешь в виду, Рарити? Ты не боишься, что Свити Бель может что-то сделать… — Твайлайт замолчала, заметив самодовольную улыбку на мордочке подруги. Белая единорожка уселась и левитировала ей чашку чая.

— С чего бы, конечно нет. Я совершенно не волнуюсь, последнее время они постоянно проводят время вместе… думаю, они по-настоящему нравятся друг другу, — она оскалилась, заливаясь краской.

— Но Твайлайт говорила, что коротыш запал на твою белую задницу, — как обычно, прямолинейно встрял в разговор Карл.

Игнорируя Карла, Рарити улыбнулась своей фиолетовой подруге.

— Несколько недель назад так и было, Твайлайт. Думаю, он отступил, когда я сказала ему, что он… хм… впрочем, это неважно, — она неловко хихикнула, слегка краснея. — Так что вы хотели?

Твайлайт вздохнула.

— Да так, ничего, — фыркнула она, практически выкрикивая последнее слово и одаривая Карла убийственным взглядом. Затем добавила с более адекватной громкостью. — Прости, что потратили твоё время, Рарити…

— Пустяки, дорогуша. Я всегда рада тебя видеть. О, кстати, где Эпплджек? — добавила она, нервно ёрзая.

— Она осталась в библиотеке, кое-что нужно подготовить. Примерно через четырнадцать минут мы отправляемся в Кантерлот.

Глаза Рарити загорелись.

— Кантерлот?

— Надо встретиться с принцессой, все дела, — сказал Карл, не обращаясь к кому-то конкретному.

Твайлайт закатила глаза.

— Нам пора идти. В любом случае, спасибо, Рарити. Пока!

— Бывай, чувиха.

— Да, да… бывай, существо, — простонала она, думая, что Карл отошёл достаточно далеко, чтобы не услышать.

СиДжей пожал плечами, раздумывая о белой кобылке и её отношении к нему.

«Большая коняга и эта стерва… чёрт побери, все белые — сраные расисты».

Как только они вышли, Твайлайт сердито ткнула Карла копытом в бедро.

— Что теперь? Мы теряем время на твои пустяки и можем опоздать!

Парень поднял бровь.

— Опоздать? Да и хрен с ним! Для тебя позаботиться о Спайке это пустяки? Я-то думал, что он твой помощник или вроде того!

Замечание Карла застало Твайлайт врасплох, на пару секунд она задумалась о том, как погано она относилась к Спайку последнее время. Единорожка встряхнула головой и откашлялась.

— Вообще-то не пустяки, но… а тебе-то что?

— Он единственный парень, которого я пока встретил! Я привык, чтобы девочки окружали меня в постели, а не постоянно по жизни! Это называется мужская солидарность в краю, полном баб, понимаешь?

Твайлайт коснулась своего носика (получилось более игрива, чем фейсхуф).

— Разве ты не встретил брата Эпплджек?

— А… того красного здоровяка? Ага, встретил… короче, иди на хер.

Фиолетовая единорожка уже подумывала наколдовать металлический стул и разбить им Карлу лицо, но всё же передумала. В письме было ясно сказано, что он обязательно должен присутствовать… хотя она всю ночь пыталась развеять чары чернил. Зачем вообще Селестии отправлять письмо с невидимыми чернилами, если нужно применять чрезвычайно сложные заклинания, чтобы просто прочитать его?

Собственно, эти заклинания настолько сложные, что даже она до сих пор их не изучила.

В любом случае, последнее время Селестия вела себя так странно… её действия за прошедшую неделю просто не вяжутся друг с другом.

Будучи самой преданной поклонницей своей наставницы, Твайлайт относилась к ней с исключительным почтением, но впервые в жизни единорожка видела в ней не образец для подражания, а странно ведущую себя пони. Несносную пони с непредсказуемыми реакциями, которые начинали её пугать. Отношение и недавнее поведение этой кобылы вызывали массу вопросов и действовали на нервы.

Нервный срыв.

В библиотеку они вернулись в полном молчании. Захватив Эпплджек, список Твайлайт, парочку нужных и несколько килограммов ненужных вещей, трое „друзей“ отправились в Кантерлот.


Покинув поезд, Карл бросил взгляд на запястье.

— У нас двадцать минут на всё про всё! Шевелитесь. Эта стерва не будет ждать вечно.

Твайлайт окутала магией его часы и удерживала руку, пока он пытался идти вперёд.

— Карл, ты должен успокоиться. Я не хочу, чтобы ты вёл себя так рядом с принцессой.

Он схватил часы другой рукой и зыркнул на пони.

— Слышишь, заканчивай фигнёй страдать. Я такой, какой есть. Я не буду меняться только потому, что так сказала какая-то мелкая лошадка, ясно? А теперь пойдём, покончим со всей этой чертовщиной и уберёмся отсюда. Это место мне уже не нравится.

Карл уверенно направился вперёд, хотя и не знал наверняка, куда нужно идти, и уже скоро он ушёл достаточно далеко, чтобы не слышать кобылок. Но нельзя сказать, что он мог потеряться — благодаря росту его можно было легко заметить даже на оживлённых улицах Кантерлота. Твайлайт повернулась к Эпплджек.

— Как ты терпишь его более пяти минут подряд? Он же невыносим!

— Знаешь, просто соглашайся с тем, шо он грит. Не обращай внимания на странные словечки, на его ругань, на всё остальное. И не пытайся с ним спорить.

Твайлайт покачала головой.

— Звучит ужасно, это как иметь дело с исключительно деспотичным, а вдобавок тупым пони… но, в сущности, если отбросить часть про пони, то всё сходится, так ведь?

Эпплджек закатила глаза и порысила за парнем, который шёл, стараясь не ударить прохожих пони коленом по морде.

— СиДжей! Хорош бежать, чтоб тя! Ты даж не знаешь, куда мы идём!

Обернувшись, он увидел двух кобылок, которые бежали к нему.

— Ну, она сказала, что мы встречаемся во дворце, так? — ответил парень, указывая пальцем на огромный замок перед ними. — А раз уж я не вижу здесь других дворцов, то думаю, что нам туда.

Пони пожали плечами и пошли вперёд. Карл лениво следовал за ними, как вдруг врезался в высокую, худощавую белую кобылу. Он повёл бровью, рассматривая стройную единорожку, и, в конце концов, остановив взгляд на белом отростке, который украшал её лоб. Чёрт возьми, что не так с этими рогами, и почему ему так хочется… коснуться их?

— Флёр, дорогая! Ты в порядке? — раздался надменный голос сзади. Карл обернулся и увидел ещё одного белого пони, синегривого жеребца с моноклем и усами.

— Да, Фэнси, я в порядке, благодарю, — ответила кобылка, отряхиваясь.

Игнорируя Фэнси, Карл охватил худую кобылу и приподнял её. Он сморщился в замешательстве, пытаясь оценить, сколько же она весит.

Как эти пони могут быть такими лёгкими? А особенно эта кобылка, она вряд ли весила больше сорока пяти килограммов.

— Отпусти меня!

— Флёр! — воскликнул жеребец, хотя он даже и не подумал прийти к ней на помощь. — Отпусти её, ты… тип!

— А, чёрт, — пожал плечами Карл, опуская бедную пони, — да провались ты пропадом!

Фэнси Пэнтс помог своей ассистентке подняться и вместе они порысили прочь.

— Принцессе станет известно об этом, отвратительное создание!

Человек обернулся и крикнул:

— Слышишь, сутенёр, твою мать, у нас с ней прямо сейчас будет встреча!

Игнорируя взгляды, которыми одаривали его пони из элиты Кантерлота, Карл направился ко дворцу. А Твайлайт Спаркл и Эпплджек больше всего сейчас хотели сквозь землю провалиться. Или умереть на этом самом месте. Да что угодно сделать, только бы оказаться подальше от парня и от любопытствующих взглядов сотен пони из высшего общества, которые только что стали свидетелями того, как действовал их „друг“.

Действовал так, как он умел. Как ниггер. На все двести процентов.


— Слушай сюда, придурок. Скажи, где сейчас Селестия, и мы уйдём.

Твайлайт невозмутимо взглянула на Карла, который до этого одной левой одолел с десяток королевских стражей после того, как ему не удалось (спокойно) «назвать себя и цель визита». С неё было довольно. Прошло всего пару часов, а СиДжей уже довёл её до белого каления. Говоря его языком, она «устала от всего этого дерьма». Эпплджек хохотала, глядя на стражника-пегаса, извивающегося в железной хватке Карла. Она не могла не признать, что крутой нрав и поведение человека привлекали её, если выразить это словами, примерно так: «Проклятье, я хочу потусоваться с этим парнем».

СиДжей вернулся к сопровождающим его пони и показал им поднятые большие пальцы, удовлетворённый результатом.

— Всё нормально. Этот болван сказал, чтобы мы шли в тронный зал.

— Да, и я бы привела нас туда, если бы ты доверил мне вести разговор, — отметила Твайлайт, стараясь не выйти из себя. Затем она повернулась к земной пони. — Думаю, ты должна остаться здесь, Эпплджек.

Деревенская кобылка смерила взглядом подругу, потом посмотрела на нокаутированного королевского стража, который лежал неподалёку, и, наконец, на дверь, оставшуюся без охраны.

— Не-а. Я тож пойду, Твай.

Карл усмехнулся.

— Эти ребята — полный отстой. Они что, работают на Би-Дапа? Эту шпану принцесса использует как личную охрану? Бабе надо бы узнать, как это работает. Сотня таких молокососов не продержалась бы и минуты против реальных ниггеров.

Стараясь изо всех сил игнорировать „гостя“, Твайлайт направилась вперёд, ведь она знала дворец лучше, чем библиотеку. В конце концов, единорожка прожила здесь большую часть жизни.

— Идёмте, сюда, — указала единорожка на огромную, причудливую, золотую двустворчатую дверь.

— Нам разве не надо подождать или вроде того? — высказалась Эпплджек.

Карл посмотрел на неё.

— Да тут даже охраны нет! И потом, она заставляет нас проделать такой путь, и мы ещё ждать должны? Да пошло оно всё куда подальше! Мы заходим, — заявил он и, пройдя мимо кобылок, распахнул двери.


— Нет, сестра. Уверяю тебя, я справлюсь.

— Мы не уверены, Тия. Ты выглядишь весьма усталой. Позволь нам вести беседу с человеком. Ведь мы лучше, чем кто-либо знаем, что означает быть там, где нам не место.

Смерив взглядом младшую сестру, Принцесса Селестия поднялась.

— Луна, прошу тебя, возвращайся ко сну, обещаю, всё под контролем.

— Мы… — Луна умолкла, вспомнив, чем окончился последний жаркий спор с сестрой. Принцесса в свои почти две тысячи восемьсот лет становилась слишком стара для всего этого дерьма. — Хорошо, мы верим тебе, сестра. Пусть сопроводит тебя успех в этом дипломатическом приёме.

— Спасибо, Лулу.

Принцесса Ночи телепортировалась в свою спальню, в то время как двери открылись перед двумя пони и тем самым созданием, которое хотела видеть Селестия. Она понятия не имела, почему в последнее время её одолевали столь противоречивые чувства, но ей было всё равно. Она доставила его сюда по одной и только по одной причине. И даже не смотря на то, что она далеко не так представляла себе людей… ему придётся соответствовать. Если жизнь чему и научила её за три тысячи семьсот семьдесят семь лет, так это тому, что всегда надо прислушиваться к собственным потребностям.

Точнее говоря, только если это не угрожает непосредственно королевству.

«Но даже в таком случае у тебя есть право на определённую свободу действий… не так ли?» — решила она.

Она окинула Карла пристальным взглядом и улыбнулась. Её потребности вот-вот будут удовлетворены… осталось только понять, что именно ей нужно…