День Согревающего Очага или как подарок изменил мою жизнь

Небольшая зарисовочка на новогоднюю тематику. Решил немного отдохнуть от гримдарка и написать о пони. Комментируйте, шлепайте тапками. Присутствуют слезы, упоротость, 16+(не клоп!) и медведи с елками =)

ОС - пони

Радуга в подарок

Скуталу с нетерпением ждет своего дня рождения. Этот праздник должен стать лучшим днем в ее жизни! Но судьба, как всегда, вносит свои коррективы... Таймлайн - после эпизода S3E6 "Sleepless in Ponyville" ("Неспящие в Понивилле")

Рэйнбоу Дэш Скуталу

Вендетта

Гибель Кристальной Империи глазами маленького кристального пони - отца, чей долг разыскать свою дочь в хаосе гибнущей родины. Приключение, которое изменит представлении о том, что же всё таки случилось в ту роковую ночь.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Темная Твайлайт

Твайлайт Спаркл находит таинственную древнюю книгу, изучение которой наделяет её небывалой магической силой. Но есть и другая сторона медали: тёмная магия книги меняет душу сумеречной принцессы. Твайлайт решает захватить власть в Эквестрии, ощущая себя достаточно сильной, чтобы править вместо Селестии и Луны.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Стража Дворца

Тень луны

Скуталу и Спайк попадают на луну и находят гигантский, заброшенный замок. Им предстоит найти путь обратно в Эквестрию, но это оказывается не так просто.

Скуталу Спайк

The Unexpected Love Life of Dusk Shine / Нежданная любовная жизнь Даска Шайна

Как пошли бы известные нам события, если бы Твайлайт Спаркл была жеребцом?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая

Маленькое дарование

Узнав о конкурсе изобретателей в Школе для одарённых единорогов, Меткоискатели тоже решили поучаствовать в нём.

Пинки Пай Эплблум Скуталу Свити Белл Другие пони

Там, где скитается разум - продолжение

Принцесса Селестия случайно получила написанный Твайлайт клопфик, в котором главными героями были они сами... И, естественно, прочла его. Что же будет дальше?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Прощание

Данный рассказ я планировал написать сразу после прочтения этого замечательного рассказа «Устами жеребёнка» Но написал только сейчас. Мне очень было сложно писать этот рассказ так как жанр для меня был незнаком и я пойму если кто-то забросает мой рассказ гнилыми фруктами. Но это мой первый рассказ в который я вложил всю свою душу.Хотя довольно слов.

Дерпи Хувз Доктор Хувз

Твайлайт слышит рассказчика

Доводилось ли вам слышать голоса в голове? Вам когда-нибудь казалось, что кто-то постоянно за вами наблюдает или даже контролирует ваши действия? Твайлайт Спаркл столкнулась с этим, и она взбешена так, что готова сломать стену; Четвертую стену! Приготовьтесь насладиться весёлыми приключениями Твайлайт Спаркл, в чьей голове поселился мягкий мужской голос вашего покорного слуги!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия ОС - пони

Автор рисунка: Noben
Упущенный шанс Город с изнанки

Дворец в горах

Белая аликорн сошла с трона, её величественная грива струилась позади неё, а Солнце блестело в её пурпурных глазах. Парень медленно подошёл к ней, одной рукой мельком показав странный жест, видимо, распространённый в гетто, а другой почёсывая яйца.

— Карл, — молвила она спокойно и необычно тихо, — я рада, что ты пришёл.

Он удивлённо на неё посмотрел.

— А? Я ж не дурак, Ваше Величество. Я, вообще-то, не собирался вас игнорировать. Пушки у меня с собой нет, а у вас есть эти странные магические штукенции из рога, так что может быть я веду себя соответственно, как вы и говорили. Понимаете?

«Если только я смогу убедить её, что я не враг и так далее, может быть у меня ещё будет шанс вернуться домой…» — заключил он.

— Хм, — она откашлялась и, нервно озираясь, левитировала на голову корону, — Карл, нам надо кое-что обсудить.

Карл мельком глянул на покерфейс Эпплджек и озадаченную Твайлайт.

— Да? Ну, я слушаю.

Селестия приблизилась и посмотрела Карлу в глаза. Она надеялась увидеть что-то, что скрывалось за внешней грубостью и равнодушием… но тёмно-карие глаза и нейтральное выражение лица никак не удавалось прочитать. Принцесса Солнца за почти четыре тысячи лет никогда ещё не видела столь впечатляющего выражения пофигизма.

— Хм… думаю, нам лучше поговорить наедине, если ты не возражаешь, — промямлила Селестия и мысленно отругала себя за эту нерешительность. Что, если им обоим телепортироваться подальше отсюда? Или, раз уж она, вероятно, не сможет телепортировать его, сказать, чтобы все остальные проваливали?

«Но зачем мне вообще это делать?» — раздумывала она. — «Я — Принцесса Селестия, я так не поступаю. Почему мне вообще пришла в голову такая мысль? И почему человек не обращает ни малейшего внимания на моё состояние?»

Карл пожал плечами.

— Ладно, я не против. Веди.

Эпплджек покачала головой, провожая взглядом человека, следовавшего за аликорном, её одолевали мрачные предчувствия.

— Поосторожней там, партнёр… она шо-то задумала.

Твайлайт вытаращила глаза, не в силах понять, как её наставница и подруга даже не обратила на неё внимания.


Пройдя несколько коридоров и отпустив двух королевских стражников, белая аликорн открыла дверь и вошла в большую, слабо освещённую комнату, жестом показывая Карлу следовать за ней. Попав в комнату, он беспокойно осмотрелся, услышав, как позади него сама по себе захлопнулась дверь и щелкнул замок.

— Так чё ты хотела мне сказать, мм? Я что-то не то сделал? Хоть что-нибудь? Я старался вести себя хорошо, правда!

Селестия ещё раз откашлялась, прикрыла глаза на секунду-другую и глубоко вдохнула.

— Карл, — произнесла она самым торжественным тоном, на который была способна, — я… я рада, что ты здесь.

Он выгнул бровь.

— Что?

Принцесса вновь пристыжено прикрыла глаза.

— Я сказала, что я рада, что…

— Эй, ты повторяешься, хватит! — перебил её Карл. — Ты сказала мне приехать — вот он я, точка. Я знаю, как устроены все эти королевские дела. В смысле, это твоё королевство, а ты — королева, принцесса или как там правильно. Ты просишь других что-нибудь сделать, и они что угодно исполнят без вопросов. Или оно тут типа по-другому устроено?

Она вздохнула и отвернулась.

— Да… да, примерно так всё и устроено, — угрюмо ответила Селестия. Сотни лет она скучала оттого, что ни единый пони не решался выйти за рамки официоза и серьёзности, находясь рядом с ней, — но я весьма удивлена, что ты просто сделал то, о чём я тебя попросила, причём без вопросов.

Карл усмехнулся.

— Ну а что мне оставалось? У меня как бы и вариантов не особо много было! И что насчёт твоего вчерашнего письма? Я хочу сказать, что пришёл бы тебе задницу надрать и всё такое, но после той ерунды, что я видел прошлой ночью, мне нужно было побыть наедине. И кстати, откуда ты знала, что та белая пони без ума от ЭйДжей? Жуть, да и только.

Сердечко Селестии быстро-быстро застучало, и она срочно выполнила заклинание, чтобы скрыть румянец на щеках. Принцесса не была уверена, сработает ли это в случае Карла, но даже если и нет, то он не подал вида.

— Мой долг, как Принцессы, — убедиться, что мои подданные…

— Да-да, но мне пофиг, — сказал он как само собой разумеющееся, менее чем за минуту повторно перебивая её, — ЭйДжей делает что захочет с кем захочет. Эй, если ей хочется быть с лошадью, так всё в порядке, ага? Я что хочу сказать: пока она довольна и это не касается меня, я не против. Итак, ты хотела поговорить со мной наедине, верно?

— Верно. Прошу п…

— Ежу понятно, что поговорить ты со мной хотела не об этом. Сомневаюсь, что ты заставила меня проделать весь путь сюда, во дворец, только чтобы обсудить, кто с кем трахается и всё такое. Также я не думаю, что ты была бы против, чтобы другие пони видели, как ты меня отчитываешь. Так что говори, что ты хотела сказать, и мы разойдёмся каждый по своим делам.

Селестия изо всех сил постаралась изобразить покерфейс.

— Да… верно. Мне нужно было, хм… мне нужно было встретиться с людьми… хм, для изучения. Изучения людей. Да, видишь ли, мне нужно изучить и исследовать кое-что насчёт людей.

Карл невозмутимо спросил.

— Хочешь сказать, в этом-то и всё дело? И поэтому нам нужно было остаться наедине? Что теперь устроишь? Скажешь, чтобы я снял штаны или ещё что?

«Не то, чтобы это было хоть немного странно для пони, — рассуждал он, — эти самки и так разгуливают нагишом, выставляя напоказ свои прелести»

Её рог ярко засиял; Селестия попыталась скрыть пылающие щёки, но безуспешно. Она прикрыла глаза и вновь вздохнула.

— Я, хм… нет. Полагаю, что на данный момент у меня достаточно информации. Увидимся в другой раз, Карл, — она робко, вымученно улыбнулась и, разорвав зрительный контакт, медленно прошествовала к двери. — В любом случае, я рада, что ты согласился прибыть в Эквестрию. Обещаю, тебе здесь очень понравится.

— Ага… наверное, — пожал плечами Карл, а затем осознал, что Селестия только что сказала. — Стоп, что за херня? Так ты говоришь, я тут по твоей милости? В роли подопытного кролика? — рявкнул он, надвигаясь на кобылу.

— Карл, я…

— Да пошла ты в жопу! — выпалил он и с осуждением указал не неё пальцем. — Я на это не подписывался! Так не поступают!

Селестия, покрываясь потом, отступила в угол.

— Я…

— Ты нихрена не уважаешь других! А если бы тебя схватил какой-то ублюдок и закинул твою белую задницу прямиком в грёбаный Идлвуд? И ты, как корабль на мели, застряла в жутком мире, где на всей планете нет ни единого существа твоего вида, а вокруг тысячи опаснейших отморозков палят друг в друга из автоматов, блять! Тебе бы это понравилось, тварь ты сумасшедшая?

— Я… я сожалею, — просто ответила она, отвернувшись и с трудом сохраняя самообладание. Селестия телепортировалась к двери и открыла её, — пойдём, мы закончили.

Карл покачал головой и глубоко вздохнул. Удивительно, но оказалось, что успокоиться было не так уж и трудно. Ещё более удивительным было то, что он умудрился и далее сохранять спокойствие. В какой-то степени.

Возможно, помогало то, что здесь не было ни оружия, ни банд, сражающихся между собой… А может быть на него так повлияла искренне смущённая Селестия.

Даже учитывая, что ему нравилось видеть, как принцесса съёжилась перед его мощью, СиДжей всё же не был хладнокровной и тупой машиной для убийств. В отличие от некоторых придурков… вспомнить хотя бы засранца, который передал ему гараж (приносящий теперь неплохие деньги). Тот ещё козёл. Или чувак по имени Томми, которого однажды упомянул Кен Розенберг… Этот макаронник создал впечатление самого настоящего безумца.

Но в любом случае, о чем он, чёрт возьми? Принцесса из другого мира забрала его, чтобы изучить людей? Она выбрала его из нескольких миллиардов. Карл был бы польщён, если бы он только не застрял в другом измерении, населённом странными мультяшными лошадями.


— Принцесса! Вы в порядке? — Твайлайт бросилась к наставнице, как только та вернулась в тронный зал. Все-таки аликорн отсутствовала почти пять минут и тридцать шесть секунд…

— Да, Твайлайт, я в порядке. Прошу прощения за своё поведение ранее… мне нужно было уладить некоторые вопросы. Теперь вы свободны. Можете вернуться домой, — холодно ответила Селестия. Её левый глаз охватил нервный тик, — идите.

Карл вышел из-за угла и кивнул Эпплджек.

— Пошли. Уходим отсюда. У нас больше нет дел в этой дыре, — широкими шагами он решительно пересёк зал и вышел, гневно хлопнув двустворчатой дверью.

Эпплджек пару раз моргнула.

— Шо энто было?

Рогатые кобылки спешно обнялись на прощание, и Твайлайт прорысила к двери, открывая её.

— Пойдём, Эпплджек. Нужно сесть на поезд, пока не стемнело, — заметила она, мельком обернувшись посмотреть на принцессу, и покачала головой. Кобыла, обычно величественная, а ныне растрёпанная, исчезла во вспышке, — а ещё нам нужно догнать твоего нового друга. Боюсь, он мог что-то сделать с Принцессой Селестией…


Оранжевая пони уставилась на свою фиолетовую подругу, когда они прошли мимо покоев Принцессы Луны.

— Твайлайт, какого сена?! Шо происходит-то?

— Ну, я… — наконец Твайлайт дала волю охватившему её волнению, угрожающе повысив голос. — Эпплджек, я не знаю! Я никогда не видела Принцессу Селестию такой! Её словно подменили…Что она ему сказала? А он ей что? Или может быть сделал? Что с ними такое?

— Не знаю, Твай. Шо ты…

— ЧТО ОНА ЕМУ СКАЗАЛА? ЧТО МОЖЕТ БЫТЬ НАСТОЛЬКО ВАЖНЫМ, ЧТО ЭТО НЕЛЬЗЯ СЛЫШАТЬ ДАЖЕ МНЕ? — завопила она, схватив Эпплджек магией и буквально тряся.

— Уймись, Твай! Ты мя пугаешь! — дрожащим голосом попросила деревенская кобылка.

Почти тотчас Твайлайт успокоилась и обняла подругу, рассыпаясь в извинениях.

— Ой, прости, пожалуйста, Эпплджек! Просто… просто я очень волнуюсь! Я имею в виду, а что, если с Принцессой Селестией что-то случится? Кто будет править Эквестрией? Я пока не готова принять такую ответственность!

У Эпплджек появилась веснушка.

— А шо энто ты решила, шо будешь править Эквестрией?

Твайлайт отвечала с невозмутимым видом, словно объясняя элементарнейшие вещи.

— Ведь идти по копытам Принцессы Селестии — моя судьба! По-твоему, зачем она сделала меня своим протеже?

Эпплджек тоже приняла невозмутимый вид.

— Хош сказать ты станешь принцессой?

— Надеюсь, что да.

Фермерша покачала головой и изобразила фейсхуф.

— Думаю СиДжей был прав. Я единственная нормальная пони на весь город.

— О чём ты?

— Твайлайт, я не хотела тя обидеть, и не говорю, шо те никогда не стать принцессой и все такое, но… независимо от этого у Селестии есть сестра, тож принцесса. Припоминаешь?

Прежде чем Твайлайт успела ответить, она услышала зычный голос позади.

— Не счесть тех, кто, видимо, уже не памятует. А ты? Ужель забыла ты про нас, Твайлайт Спаркл?

— Принцесса Луна! — просияла Твайлайт. — Что вы здесь делаете?

— Сие есть наш дворец. А ты пред опочивальнею нашей… Находишь ли ты странным для нас быть здесь?

— Э-э, нет, я не это…

— Мы не всегда почиваем при свете дня… Однако ж, приносим извинения, но не время для бесед сейчас. Сестра нуждается в нашей помощи, — сказала Луна и жестом отпустила кобылок.

Твайлайт бросилась к тёмно-синей аликорну и схватила её передние ноги.

— Принцесса Луна! Что с вашей сестрой? Что происходит? Пожалуйста, ответьте!

Луна вздохнула и мягко оттолкнула копыто единорожки.

— Должно оставить вопрос твой без ответа. Сестре нашей не по нраву придётся, ежели выдадим мы самые потаённые секреты ея всяким пони.

Фиолетовая кобылка недовольно уставилась на принцессу.

— Я не всякая пони! Я… Подождите-ка, потаённые секреты? Что это значит? — спросила она, но Луна уже телепортировалась прочь. — Чтоб тебя! Что сегодня творится с этими пони?

— Не знаю, Твай, но уверена, шо мы энто нескоро ещё узнаем… — пожала плечами Эпплджек. — Да к чёрту это дерьмо! У ублюдков крыша едет.

— ЭППЛДЖЕК! — широко раскрыв глаза вскрикнула Твайлайт.

— Чего? — спросила, довольно улыбаясь, оранжевая пони. — СиДжей всегда так разговаривает, и против него ты не особо возражаешь... Попробуй, иногда так здорово бывает выговориться.

— Но, н-но ты… — она умолкла и нахмурилась, а затем в голове что-то щёлкнуло, — эй, думаю, ты подала мне идею, — уже спокойно сказала лавандовая кобылка. Уголки её рта приподнялись, как вдруг она заметила Карла, который надевал чёрную балаклаву. Он незаметно крался (по крайней мере, пытался) за угол, держа маленькую серебряную статуэтку.

— Карл! — окликнула она его.

Человек-„невидимка“ обернулся, вздрогнув от пронзительного голоса Твайлайт. Он показал ей средний палец, попутно уронив „добычу“.

— Вам меня не поймать, придурки! — выкрикнул он и пустился наутёк.

Твайлайт закатила глаза.

— КАРЛ! Сегодня вечером мы устраиваем вечеринку! Хочешь присоединиться?

Парень остановился и обернулся, снимая маску и не выражая ни малейшего интереса.

— Принцесса срёт в лесу?

— Что?

— Да не важно. Если найдётся выпивка — запиши меня, — сказал он, переводя взгляд на огромный телевизор поблизости. Его глаза загорелись той самой ниггерской одержимостью.

— Найдётся столько, что ты, пожалуй, не справишься с таким количеством, — Твайлайт ухмыльнулась, глядя, как парень не смог поднять золотой телевизор, весивший несколько тонн. Она чуть слышно пробормотала на ухо Эпплджек. — Надеюсь, Рэйнбоу Дэш сегодня вечером не занята…


— Сестра! Что ты сделала?

Принцесса Селестия, вздрогнув из-за внезапного появления Луны, вскочила на копыта и произнесла дрожащим голосом.

— Л-лулу? Ничего! Уверяю тебя, всё в порядке! У меня всё под контролем! Просто мне нужно…

— СЕЛЕСТИЯ! МЫ, ЛУНА, ПРИНЦЕССА ЭКВЕСТРИИ, ПОВЕЛЕВАЕМ ПОВЕДАТЬ О ПРОБЛЕМАХ, ЧТО ТЕРЗАЮТ ТЕБЯ. ИМЕНЕМ ЛУНЫ, ТЫ ОТВЕТИШЬ НЕ МЕДЛЯ!

Ближайшие стражники стремглав помчались прочь, морщась от боли и пытаясь закрыть свои бедные уши. Королевский Кантерлотский голос определённо не был предназначен для того, чтобы его слышал всякий пони…

— Луна, послушай… Я не могу. Я не могу этого сделать.

Луна покачала головой и выключила кантерлок.

— Тия… что с тобою не так? Что ты не можешь сделать?

— Не могу ему признаться!

— Признаться в чём? И кому?

Белая кобыла плюхнулась на трон.

— Человеку… — она умолкла и отвернулась. — Луна, как давно ты видела меня с жеребцом?

Луна в изумлении смотрела на неё пару секунд и зашлась хохотом, впрочем, убийственно серьёзный взгляд Селестии быстро её успокоил.

— Сестра, мы… мы не помним. Несомненно, сие было весьма давно.

С тоской Селестия смотрела на полуденное небо через окно, её окно.

— Да… Да, это было давно. Я думала, что смогу просто… Ах, Луна! Во что же я превратилась?

Принцесса Ночи каким-то чудом сотворила себе трон и села рядом с сестрой.

— Тия, почему ты с самого начала не объяснила нам всё? Расскажи своей младшей сестре, в чём проблема, и мы обещаем, что сделаем всё, чтобы её решить. Мы поможем тебе. Что бы ни случилось, мы уверены, что это можно уладить.

— Я бы не была так уверена, Лулу. Я… Что я за принцесса такая? Когда же мне пришло в голову, что это хорошая идея — забрать разумное существо из другого мира только чтобы пообщаться?

Мордочка Луны вытянулась.

— Нет… ч-что ты сделала? — спросила она, не веря своим ушам и глядя с беспокойством. — Сестра, прошу, скажи, что это не правда!

— Это правда…

Взгляд Луны поменялся с обеспокоенного на осуждающий.

— Зачем? Зачем, Тия?

— Я думала… думала, что, может быть, человек ответит на вопрос.

— Какой вопрос, Селестия?

— Ну, понимаешь… люди не ценят уважительное отношение так, как мы. Исходя из того, что люди — единственные разумные существа на своей планете, это особенно касается других видов. Он меня не боится, как я и ожидала. Может быть он пытается вести себя хорошо из-за затруднений, но он знает, кто я такая, и его это не волнует. Он не пытается казаться милым и учтивым со мной. Напротив, он бы относился ко мне хуже обычного пони из-за этого, если бы думал, что может.

Луна пару минут безмолвно смотрела на пристыженную старшую сестру, и, наконец, коснулась копытом её подбородка.

— Так… дай подумать. Ты призвала странного, высокого и потенциально опасного чужака из другого измерения только лишь чтобы он стал твоим особенным пони?

— Я… я знаю. Когда я думала об этом, это уже казалось не лучшей идеей... но после твоих слов… Я ужасная пони, Луна!

— Успокойся, сестрёнка. Ты призвала человека лишь для этого? Как ты сказала, чтобы пообщаться?

— Н-не только… — Селестия покраснела и начала заикаться, — на самом деле, их пальцы куда лучше магии, люди известны своей выносливостью, а их размер в сочетании с прямохождением означает, что они очень…

— Остановись! — перебила её Луна. — Мы… не думаю, что мы хотим слышать подробности.

Селестия еще сильнее вжалась в трон (к счастью, очень мягкий).

— Что же мне делать, Луна? Я даже не могу отправить его обратно! Я так думаю. Может и могу, но… Я не знаю. Теперь уже не знаю, Лулу.

На мгновение Принцесса Ночи задумалась, затем просияла и сложила передние копыта вместе.

— Мы знаем! Хорошо, по крайней мере, у нас есть идея. В обычной ситуации мы бы даже не рассматривали этот вариант, но… возможно, ты могла бы его заинтересовать. Все-таки ты принцесса, Тия. Мы знаем, что тебе весьма не по нраву использовать свой титул для достижения целей, но… нам известно, что ты не любишь, когда пони слишком стараются ради тебя. Ты могла бы научить его манерам, и вместе с тем мы не думаем, что он будет придерживаться официоза. Ты прекрасная, могущественная кобыла, ты представляешь славную господствующую расу аликорнов. Если ты подберёшь к нему ключ, со временем он поймёт, что ему нравится твоё общество.

Обдумав некоторое время слова сестры, Селестия вздохнула.

— Возможно… но… видела ли ты его, Луна? Он раздражающий, несносный, опасный… ниггер!

Луна с интересом на неё посмотрела.

— Что такое ниггер?

— Точно не знаю. Так он называет себя и своих „корешей“… что бы это ни значило. Как ты думаешь, у такого существа есть родные?

Темно-синяя аликорн пожала плечами.

— В любом случае мы полагаем, что ты сможешь изменить его. Три тысячи параспрайтов, ты же Селестия! Ты можешь делать все, что угодно, сестра… если ты всерьёз этим займёшься, то справишься с лёгкостью. Это даже может быть весело! — заявила Луна, радуясь возможности употребить слово, которое она узнала всего пару недель назад.

— Ты… ты правда так думаешь?

— Конечно. Для начала объясни ему всё, как только что объяснила нам. Может быть не так прямолинейно, но… он выказывет уважение нашей дорогой подданной Эпплджек. Не может же он быть таким дикарём, как ты его изображаешь. Думаю, он поймёт.

— Я… я не уверена… возможно ты права. Я могу… могу написать ему письмо. А потом, может быть…

— Да чтоб тебя, Тия! Тебе почти четыре тысячи лет и ты всё никак не наберёшься смелости лично заговорить с нужным пони?

Селестия покраснела.

— Замолчи, Лулу. Не видела, чтобы ты разговаривала с Пип…

А теперь настала очередь Луны покраснеть, впрочем, это было трудно заметить из-за тёмно-синей шёрстки.

— Тия! Он жеребёнок! Мы почти на три тысячи лет старше!

— Ну и что? Ты тоже принцесса. Законы пишем мы — ты и я!

Ты, а не мы.

— Луна, у тебя есть право голоса! И никакой закон не помешает моей сестре быть счастливой… если только дело не касается вечной ночи, ну ты понимаешь.

Луна залилась краской.

— Мы даже не знаем, нравимся ли ему…

Селестия хихикнула.

— Лулу… ты серьёзно? Он соорудил небольшой алтарь в твою честь у себя в комнате! Всю комнату он окрасил в тёмно-синий цвет, а на подушке вышил твою кьютимарку и каждую ночь засыпает с ней в обнимку. Ты не приходишь в его сны, потому что боишься спойлеров? Пусть даже он и маленький жеребёнок, я готова держать пари, что ты увидишь такие вещи, которые бы смутили кобылу попроще… но это непременно избавит тебя от сомнений.

— Мы… может быть. Возможно мы подумаем над этим. Но сейчас мы не хотим продолжать разговор на эту тему. В любом случае, это не имеет отношения к насущной проблеме, Тия. Надо сделать так, чтобы ты понравилась человеку. Естественно, он воспротивится этому, но ты должна ему понравиться, чтобы не оказалось, что ты напрасно его похитила.

«Или он бы мог просто жить в Понивиле и наслаждаться своей новой жизнью как посчитает нужным…» — раздумывала Луна. — «Тем не менее, мы более не хотим, чтобы наша сестра была одинокой… Нам надоело, что она сама съедает каждый долбанный торт! Безусловно, мы страстно желаем торт, и прежде должно удовлетворить желание это, и лишь затем озаботиться вопросом, как осчастливить странную обезьяну. В конце концов, это ради высшего блага Эквестрии.»

— Похитила? Ты выставляешь меня каким-то монстром, Луна… — Селестия замолчала, увидев огонь во взгляде сестры. — И всё-таки, что мне делать?

— Откуда нам знать? Мы девственница.

— Какое это имеет значение? Ты… — Селестия просияла, поняв, что имела в виду сестра, — ах, да. Так было раньше… времена изменились, Лулу. Теперь свидания и отношения работают совсем не так, как это было сотни лет назад.

— Нам это известно… хм. Мы полагаем, что многое не поменялось, верно? Дай подумать…

— Луна… наверное мне не стоило спрашивать тебя.

— Глупости. Мы поможем тебе, сестра, — заявила Луна, почёсывая подбородок копытом. — Хм, а может ты пригласишь его на романтический ужин? Свидание с самой Принцессой Селестией! Ни единого пони это не оставит равнодушным! Само то, что его пригласят на свидание, вдребезги разобьет его самоуверенность и заставит краснеть, словно маленького жеребёнка!

Селестия невозмутимо поинтересовалась:

— Луна, он что, похож на романтика? И кроме того, я не думаю, что могу позволить себе появиться на публике при таких… странных обстоятельствах. Хоть я и принцесса и могу поступать, как посчитаю нужным… это не значит, что я буду так поступать.

Луна пожала плечами и, как по волшебству, создала круглые солнцезащитные очки.

— Да, Тия, мы понимаем. Мы просто рассматриваем все возможные „если“.

Принцесса Солнца нахмурилась и повысила голос.

— Я, блин, не хочу слушать ни про какие „если“! Всё, что я хочу от тебя услышать, это: “Тия, это не твоя проблема. Я займусь сукиным сыном. Возвращайся, успокой пони и жди. У меня есть план, как тебе привлечь его внимание”.

Тёмно-синяя аликорн закатила глаза и произнесла глубоким голосом.

— Дорогая сестра, отныне у тебя нет проблемы. Мы позаботимся о потомке блудницы. Воротись в Понивиль, верни подданным мир и жди. У нас есть план, как влюбить его в тебя.

— Охрененно, Лулу! Это всё, что тебе нужно было сказать!

Принцессы рассмеялись, Селестия встала, поправляя корону.

— А если серьёзно… я очень устала. Думаю, пока мне надо остаться... Я отправлюсь в Понивиль завтра, а сейчас мне нужно отдохнуть, — сказала она и сотворила кусок шоколадного торта. — Так какой всё-таки у тебя план?

— Ну… а что, если ты покажешь ему дворец? Расскажи ему об истории Эквестрии и о своих достижения и победах, коим несть числа! Несомненно, даже такой дикарь не устоит перед тобой, когда познает твоё могущество, — ответила Луна и улыбнулась — воспользовавшись рассеянностью сестры, она стащила торт.

Мордочка белой кобылы вытянулась, и вовсе не из-за торта, что весьма удивительно.

— Лулу, без обид, но… думаю, это тоже не сработает. Карл из тех, кто ждёт, чтобы под него подстраивались и смеялись над его шутками… когда он говорит — я слушаю. И никак иначе. Кроме того, похоже, что он и сам мог бы немало рассказать о своих победах и подвигах, с которыми мои не идут ни в какое сравнение. Особенно если учесть, что он простой смертный, не владеющий магией и младше меня на три тысячи семьсот пятьдесят лет.

Луна поднялась и фыркнула.

— Прекрасно, но в таком случае зачем ты просишь у нас совета, Тия? Ты разговаривала с ним, а мы нет… Что ему нравится?

— Я… я не знаю. По словам моей преданной ученицы Твайлайт Спаркл, ему нравится „гоп-стопать“, „нажираться с корешами“ и „совершать наезды на территорию Баллас“.

— Мы не имеем представления, что значит „гоп-стопать“, и мы не думаем, что обильно вкушать алкогольные напитки — хорошая идея. Однако… мы полагаем, что наезд и налёт — почти одно и то же, не так ли?

— Не знаю, Луна… что такое налёт?

— Это старинный метод, который мы использовали в обучении наших ночных стражей, задолго до нашего изгнания… ужель ты никогда не слышала о нём?

— Нет, — ответила Селестия со стыдом, — в чём он состоит?

— Это очень просто. Группа пегасов пролетает над целью, и они тянут за собой повозку, в которой находятся единороги. Единороги могут беспрепятственно с воздуха атаковать цель магией, почти не опасаясь ответных мер.

— И как же, по-твоему, мы с Карлом должны это сделать?

Луна удивилась.

— А вот как: пусть он тебя оседлает, а потом лети к улью Кризалис и веди огонь солнечными лучами или что-то в этом роде, — сказала она так, словно это было очевиднее некуда.

Мордочка Селестии по цвету стала походить на свеклу.

— Оседлает меня?

— Да, оседлает тебя. Заберётся на тебя.

— Луна, ты что, хочешь сказать…

— Нет, Селестия! Мы предлагаем вовсе не то, о чём ты подумала! — раздражённо воскликнула Луна. — Пусть он залезет тебе на спину, вот что мы пытались сказать. И вооружи его магией единорогов. Пролетая достаточно низко, ты сможешь разнести лагерь сырноногих, и Карл тоже сможет стрелять в этих ублюдков. Проклятье, Тия! Это же офигеть как просто!

— Ты начинаешь говорить прямо как он… Луна, ты что, тоже ниггер?

Я ниггер! Ты тоже ниггер? Поехали на район! *Бросает пластиковую машинку*


Твайлайт Спаркл открыла дверь и улыбнулась.

— О, Рэйнбоу! Мы тебя ждали.

— Здорово, Твайлайт. Как дела?

— Вечеринка вот-вот начнётся. Я хочу тебя кое с кем познакомить.

Пегаска заинтересовалась.

— С кем?

— Увидишь. Заходи, Рэйнбоу Дэш.

— Твай, эта шутка уже три года как устарела, — заметила она нахмурившись и направилась следом за своей ботанистой подругой в дом-дерево-библиотеку-что-бы-то-ни-было.

Вокруг пустой бутылки расселись Эпплджек, Рарити, Лира Хартстрингс, Пинки Пай, незнакомая серая пони, странно одетая и с тусклой фиолетовой гривой, и совершенно неизвестное высокое коричневое существо, одетое ещё более странно. Твайлайт робко кивнула в сторону бутылки.

— Клянусь, это была идея Пинки…

Розовая пони покрутила глазами.

— Ну ещё бы! Конечно, это была моя идея! Я пони, которая любит устраивать самые вечериночные вечеринки в Эквестрии, и я… — она замолчала, когда Карл рукой зажал ей рот. Кем бы этот тип ни был, он уже нравился Рэйнбоу. Он улыбнулся ей и мельком показал руками странный жест.

— Эй, чувиха, как жизнь? Давай, мы тебя заждались уже! Ну что, фигнёй страдать будем или займёмся делом?