Пожарная безопасность для чайников. Как заниматься любовью с вашим кирином (безопасно)

(👨🚒🎇 Спонсором данного сообщения является Пожарный департамент Кантерлота. 🎇🚒) Запомните: пожаров и вызванных огнём увечий среди пар, состоящих из кирина и пони, можно полностью избежать, если знать особенности физиологии вашего партнёра-кирина и соблюдать ряд необходимых мер. Следование ряду правил и мер предосторожности обеспечит вас безопасными и приятными моментами близости с вашей второй половинкой-кирином.

Другие пони

Поздравляем наших мам

Понификация рассказа Ирины Пивоваровой "Поздравляем наших мам"

Скуталу Свити Белл Другие пони

Пинки Пай и август (Сборник)

Сборничек микрофанфиков про всеми любимую Пинки.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Другие пони Миссис Кейк

Любовь не угаснет

Девочка по имени Сара попадает в мир пони и там она подружилась с 6 пони но покой в Понивиле нарушает Дискорд а дальше вы все узнаете.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Дискорд

Свиток маленького дракона

Свиток дракона. Маленького. Очень маленького дракона.

ОС - пони

Твайлайт берет ответственность на себя

У Твайлайт слишком много свободного времени. У Твайлайт есть заклинание, которое включает в себя "транспозицию жеребцовых характеристик", которое она еще не пробовала. Твайлайт вот-вот вляпается в целую гору неприятностей.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Сага о Синдри Белобородом

Сага о Синдри Белобородом сыне Хакона Длиннорогого

Играем вечером, у Твайлайт

Настольная ролевая игра может как создавать, так и решать проблемы дружбы. И любви, к слову.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Человеки

Мечты сбываются...

Эммм...а зачем?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Цена ошибки

Всем доводится ошибаться. Какова же цена ошибки Королевы Роя и есть ли свет в конце тоннеля?

ОС - пони Кризалис

Автор рисунка: Stinkehund
Глава 2 Глава 4

Глава 3

От злополучной Гранд Галлопин Гала прошлого года в восстановленном главном бальном зале Кантерлота не осталось и следа. Декоративные колонны были отремонтированы, разбитые витражи – заменены, а на отполированных белых полах не было ни малейшего намёка на паническое бегство множества когтистых животных. Единственным отличием являлось отсутствие статуи принцессы Селестии, место которой заняла другая, изображавшая Селестию и Луну, державших, соответственно, солнце и луну. Когда Твайлайт с друзьями вошли в бальный зал, он уже был полон. Пони, грифоны и другие существа собирались у расставленных повсюду столов. Кто-то бесцельно бродил по залу, другие закусывали возле буфета в глубине, но большинство просто сидели вместе со своими группами и разговаривали.

Фиолетовая единорожка провела друзей к пустому столику с именной табличкой, на которой была оттиснута надпись: «Твайлайт Спаркл и гости». Рарити оценивающе огляделась; общий тон мероприятия предполагал наличие некоторой не слишком броской одежды. Она извлекла из сумки в меру стильный фиолетово-белый шарфик и обмотала его вокруг шеи, чем привлекла недоуменный взгляд Эпплджек.

— Что? — Рарити была сама невинность. — Настоящая леди всегда должна быть подготовлена.

— Смотрится очень мило, Рарити, — вполголоса похвалила Флаттершай.

— Благодарю, — последовал великодушный ответ. — Хоть кто-то из нас понимает, насколько важно хорошо выглядеть.

— А Эпплджек всегда хорошо выглядит! — вклинилась Пинки, становясь ногами на стул.

— Спасибо, сахарок...

— Потому что она всегда выглядит одинаково! Правильно, Эпплджек? Прям как я! Я тоже всегда выгляжу одинаково и поэтому выгляжу хорошо!

— Ну спасибо, Пинки, — сухо добавила фермерша.

Обрадованная розовая пони села обратно на сидение.

— Не за что!

— Она, знаешь ли, права, Эпплджек, — сказала Рарити, рассеяно рассматривая переднее копыто на предмет трещин. — Тебе определённо не помешало бы как-нибудь разнообразить гардероб. Или хотя бы поменять шляпу.

— Всё с моей шляпой нормально! — буркнула Эпплджек, сдвигая предмет спора на лоб. — К тому ж ты мне уже сделала другую, ту, что шла вместе с нарядом для Гала.

— Ту шляпу нельзя носить отдельно! — вспыхнула Рарити, тоже начиная сердиться. — Она – неотъемлемая часть ансамбля, предназначенного для особых мероприятий!

— С моей шляпой всё нормально!

— Вот и нет!

— Хватит спорить!

Неожиданный крик привлёк несколько весьма недовольных взглядов от сидевших за ближайшими столиками и пару-другую откровенно шокированных от соседок кричавшей. Осознав, что только что совершила, Флаттершай поджала под себя ноги и закрыла лицо розовой гривой. На мгновение между друзьями повисла неловкая тишина, пока до глазевшей в никуда Рэйнбоу Дэш не дошло, что разговоры о шарфах, моде и том, как хорошо выглядеть, умерли, наконец, заслуженной смертью. Она наклонилась через стол и энергично проговорила:

— О, точно! Я ж вам так и не рассказала, кого ещё видела в списке участников рядом с Твайлайт!

Упомянутая единорожка вдруг широко распахнула глаза и вжалась в стул.

— Трикси!

Рэйнбоу удивлённо моргнула.

— Что? Ну да, а ты как догадалась?

Твайлайт шикнула на пегаску и перешла на шёпот.

— Нет, Рэйнбоу, Трикси здесь! Сидит прямо там! — единорожка указала на столик в нескольких метрах от них, ставший видимым, когда один из пони за соседним столом решил сесть спиной к шумной компании.

Рядом с указанным столиком стояло всего два стула, на одном из которых сидела знакомая синяя единорожка со скучающим выражением лица. На ней был новый плащ, отличавшийся от потерянного ей в Понивилле, а на столе лежала подходящая по фасону шляпа. Несмотря, тем не менее, на разницу в одежде, неизменной оставалась метка в виде полумесяца и волшебной палочки, принадлежавшей не кому иному, как Великой и могущественной Трикси. Пока Твайлайт наблюдала, Трикси, махнув ногой, что-то сказала своему спутнику – жёлто-коричневому земному жеребцу с отсутствующим видом. Он поднялся и направился к буфету, оставив единорожку в одиночестве.

Рарити глянула по направлению протянутой ноги Твайлайт, затем резко отвернулась и прижала копыто к лицу.

— Ух, и правда она, — произнесла белая единорожка таким тоном, будто говорила о рое параспрайтов. — Что она здесь забыла? Да ещё и в таком наряде! Оранжевый с зелёным на фиолетовом, серьёзно?!

— Ну, видать, она тоже участвует. Зачем ещё ей здесь быть? — пожала плечами Эпплджек. — Вот дружок её явился сюда явно не ради турнира, это уж точно.

— Да какая разница? — фыркнул Спайк. — Твайлайт утрёт ей нос, как и в прошлый раз! Твайлайт может победить вообще любого единорога, даже если ей завязать глаза! — Один косой взгляд со стороны Рарити мигом заставил дракончика запнуться. — Я хотел сказать, в магии! Только в магии! Она и вполовину не такая красивая, талантливая, чарующая...

— Ну спасибо тебе, Спайк, — сердито зыркнула на него Твайлайт.

Взгляд Спайка метнулся к Рарити, затем к Твайлайт и обратно, после чего он закусил коготь, не желая ещё сильнее увязать в этой неразрешимой дилемме. Ласковое похлопывание по спине от Флаттершай нисколько не умалило его стыда.

Застонав, Твайлайт села чуть ровнее, настолько, чтобы можно было положить голову на стол.

— Сколько ещё до начала церемонии?

— Немного, сахарок.

Очередной стон.

Сидевшая напротив фиолетовой единорожки Пинки Пай оторвалась от расставления мачт на миниатюрном корабле в бутылке и выпрямилась.

— Я знаю, что тебя развеселит, Твайлайт! — решительно провозгласила она своим полным неистощимого веселья голосом.

Твайлайт отвела глаза от спины Трикси и посмотрела на энергичную земную пони.

— Сомневаюсь, что на столе хватит места для вечеринки, Пинки.

Розовая пони на секунду свела вместе копыта, словно бы на глаз снимая мерку.

— Ты, скорее всего, права. Но я хотела предложить тебе сыграть в игру! — она потянулась под стол и выудила складную шахматную доску. — Вуаля!

Усевшись прямо, Твайлайт ошеломлённо уставилась на подругу.

— Пинки, с каких пор ты играешь в шахматы?

— Я постоянно играю вместе с Гамми!

Эпплджек поморщилась и указала в сторону на миг забытой Трикси.

— У тебя не найдётся какой-нибудь игры на восьмерых, Пинки? Похоже, у нас гости.

Все взгляды обратились к Трикси, которая, зло глянув в ответ, поднялась и прошествовала к столу понивилльцев, оставив своего приятеля наедине с его мыслями.

— Понячьи перья.

Подойдя к столу, Трикси картинно отбросила гриву с глаз.

— Ну и ну, только гляньте, кто у нас тут. Деревенщины из Понивилля! Что, пришли восхищённо поглазеть, как Великая и могущественная Трикси выигрывает Лунный кубок? — она, прищурившись, смерила взглядом Твайлайт, которая вовсю старалась слиться со спинкой стула. — Или любимая ученица Селестии задумала публично выставить себя на посмешище в очередной попытке затмить Трикси?

Рэйнбоу Дэш мигом спрыгнула со стула, воспарив над столом и сердито уставившись на Трикси.

— Эй, Твайлайт в десять раз магичнее тебя! Не забыла, чей круп в тот раз надрала Медведица, а?

— Рэйнбоу Дэш, не выражайся! — пискнула Флаттершай, украдкой посматривая на соседние столики, откуда на подруг был направлен не один недовольный взгляд и доносилось приглушённое ворчание.

Твайлайт потёрла переносицу и села поровнее, чудно́ подёргивая ушами.

— Что ж, Трикси, я уверена, мы обе постараемся изо всех сил и будем соревноваться честно. Я рада, что тебе тоже удалось попасть сюда.

Презрительно фыркнув, агрессивная синяя единорожка на мгновение поднялась на задние ноги, взмахнув в воздухе передними.

— Болтай, сколько влезет, Твайлайт Спаркл, но Трикси тренировалась! Хоть ты и победила Малую Медведицу, однако с тем же успехом можешь уже отказаться от участия в турнире, потому что во второй раз тебе Трикси не побить! — Она снова опустилась на четыре ноги, отбросила гриву и слегка небрежно продолжила: — Это соревнование магов, а не библиотекарей, — с этими словами синяя единорожка развернулась и, надменно щёлкнув хвостом, вернулась к своему рассеянному спутнику.

— Ах, эта мелкая... Ну-ка, иди сюда, ты... — радужная пегаска попыталась было броситься вслед за единорожкой, но только нескладно крякнула, когда её резким рывком за хвост посадили обратно на стул.

— Усядься, сахарок. Она того не стоит.

Над столиком вновь воцарилось неловкое молчание. Рэйнбоу Дэш дулась, сидя скрестив передние ноги; Флаттершай опять свернулась клубочком; Рарити демонстративно рассматривала бальный зал, всем своим видом пытаясь показать, что не знала никого из сумасшедших пони, сидевших рядом с ней; Пинки Пай усердно думала над кроссвордом, который разгадывала вместе со Спайком; ну а Твайлайт Спаркл положила голову на стол, закрыв лицо передними ногами.

По залу вдруг прокатилась волна тишины, заставившая фиолетовую единорожку поднять голову. На помост бального зала поднялись три фигуры. Первая – лучившаяся внутренним светом принцесса Селестия, за которой следовал обычный эскорт из облачённых в броню стражников, ставших в безмолвном бдении позади помоста.

Следом за Селестией, шагая на двух ногах, шло худощавое сгорбленное существо, чью покрытую серо-белой шерстью с бледно-коричневыми полосками фигуру скрывал балахон лилового цвета. Его пронзительные серые глаза располагались на удлинённой морде, полной затупившихся от возраста клыков. Даже находясь от этого существа на расстоянии половины зала, Твайлайт чувствовала на себе его взгляд, будто бы видевший её насквозь. Его сопровождала пара более юных слуг, выглядевших примерно как алмазные псы, но с чёрно-коричневой шерстью, усеянной белыми пятнами. Они осторожно сняли балахон с древнего существа, когда он ступил на помост, после чего заняли своё место сзади, на почтительном расстоянии от стражи Селестии.

И наконец, без какого-либо сопровождения, на помост ступило третье существо, выглядевшее высокой и сильной, словно Селестия, земной пони, под гладкой кожей которой перекатывались мощные мускулы, придававшие ей вид андрогина со слегка преобладающими женскими признаками. Её шерсть была ярко-зелёного цвета, а грива выглядела, будто застывшее пламя: белая у корней, переходившая в ярко-оранжевый, затем красный и чёрный на кончиках. Довершали образ нефритовые глаза со зрачками-щёлочками, как у змеи или...

Спайк зашипел, вдыхая сквозь стиснутые зубы.

— Ух, это она, — чуть слышно произнёс он. Твайлайт готова была поклясться, что краем глаза увидела, как он стал чуточку выше. Судя по его реакции, это была Найстариот, драконья королева-затворница.

Первым, выйдя вперёд на помосте, заговорило старое покрытое мехом существо.

— Добрый день, — грубый и с сильно выраженным акцентом, его голос, как будто усиленный магически, разносился по всему залу, хотя говорил он негромко. — И добро пожаловать. Для меня великая честь присутствовать на триста сорок седьмом турнире Лунного кубка. Я Хадальснан аль-Дхи’б, король Гилана, владыка гулей. Более тридцати поколений мой народ, народ пони и народ драконов, — аль-Дхи’б сделал широкий жест лапами, указав вначале на себя, потом на Селестию и Найстариот, — собирались здесь, дабы делиться знаниями и соревноваться за честь наших родных земель.

Аль-Дхи’б продолжил речь, пичкая восторженно внимающую толпу рассказами о чудесах общества гулей. Если верить словам старика, гули были ответственны за изобретение всего, начиная от колеса и заканчивая преобразованием материи. По мере продвижения этого пространного повествования Твайлайт, к немалому своему удивлению, поняла, что даже её стал вгонять в скуку этот длинный (и по большей части выдуманный) «урок истории».

Со стороны Рэйнбоу Дэш послышался громкий храп, прерванный вскриком, когда Эпплджек пнула её под столом.

— ...как хранители земли с достоинством и гордостью принимаем ответственность...

— Эй, девочки, — прошептала Пинки, задумчиво разглядывая кроссворд в своих копытах. — Как называется гигантская огнедышащая ящерица из шести букв?

— ...сдружившись с драконами, пони и другими...

Положив голову на левую ногу, Твайлайт на секунду задумалась, не так ли другие пони чувствовали себя, когда она поучала их.

— ...значение турнира. Спасибо всем ещё раз и добро пожаловать на Лунный кубок.

Твайлайт тряхнула головой, выходя из задумчивости, и присоединилась к вежливым, сдержанным аплодисментам, когда Хадальснан аль-Дхи’б отступил вглубь помоста. Следующей место оратора заняла королева драконов, шагнув вперёд с такой лёгкостью и грациозностью, которую едва ли смогла бы повторить даже Флаттершай.

— Добрый день, друзья всех рас, — начала она. Её голос разительно отличался от такового у аль-Дхи’ба: чистый, гармоничный, с низкими вибрирующими нотками, придававшими приятную глубину её речи. Понадобилось всего пять слов, чтобы внимание всех присутствующих обратилось к помосту. — Добро пожаловать в Кантерлот на очередной турнир Лунного кубка. Я так понимаю, все вы кипите энергией и готовы выложиться по-полной после увлекательной и, рискну предположить, бесконечной речи моего товарища? — По толпе пронеслось несколько смешков. — Я вас надолго не задержу. Как вы уже, наверное, знаете, я Найстариот, императрица Ормсрейха, и это будет первый раз, когда я лично буду судить турнир, вместо того чтобы посылать своего представителя... уже и не помню, который год подряд, — её губы тронула очаровательная улыбка. — Очень надеюсь, что возраст не сильно сказался на мне. Было приятно увидеть всех вас, а теперь я передаю слово нашей замечательной хозяйке и моей дорогой подруге, принцессе Селестии. — Последовавшие за её словами овации и топот были поистине оглушительными.

— Она поразительная, — выдохнул Спайк, как только Найстариот закончила свою весьма короткую речь.

Королева драконов грациозно отступила назад, и на её место встала принцесса Селестия.

— Здравствуйте, — начала Селестия в своей привычной размеренной и располагающей к себе манере. — Для тех из вас, кто не знает, я – Селестия, принцесса Эквестрии, и я буду третьей, приветствующей вас на Лунном кубке этого года. Традиция каждые два года проводить этот турнир зародилась более семисот лет назад, в ранние дни сотрудничества между пони, драконами и гулями. Также в этом году он особо примечателен вследствие двух очень важных событий: очищение моей сестры, принцессы Луны, от влияния Найтмэр Мун и её возвращение в Эквестрию, а также обнаружение элементов гармонии.

Твайлайт вжалась в стул, пока Селестия кратко описывала произошедшее за последние два с небольшим года, в частности, сражения пони с Найтмэр Мун и Дискордом. Со слов принцессы могло создаться впечатления, будто они случились одно сразу же за другим, хотя, вспоминая об этом сейчас, именно так оно и казалось.

Затем, так, к счастью, и не упомянув, кем конкретно являлись носители элементов гармонии, Селестия вкратце рассказала о самом турнире. Всего будет три фазы. Во-первых, испытание базовых умений. Участников распределят согласно их возрастным группам, после чего отправят на поля за пределы Кантерлота, где они все вместе продемонстрируют своё мастерство работы с заклинаниями: их силу, правильность создаваемого эффекта и точность сплетения, к которым также добавятся испытания навыков в превращении, телепортации, зачаровании объекта, развеивании, призыве и собственном усилении. Ушки Твайлайт навострились при упоминании последних двух. Она неплохо ориентировалась в других областях, но никогда не пробовала заклятья призыва. То же самое можно было сказать и о собственном усилении, казавшемся ей пустой тратой времени в сравнении с заклинанием оживления, с помощью которого можно было переложить всю тяжелую работу на какой-нибудь неодушевлённый предмет. Похоже, ей придётся надеяться на авось. Твайлайт тихонько пискнула, чем привлекла обеспокоенный взгляд Флаттершай.

Второй день будет посвящён прямым «битвам», где сойдутся десять процентов участников, занявших лидирующие позиции в каждой из групп предыдущего дня. Поединки, разумеется, будут исключительно магическими, самим магам ничего угрожать не будет. Это также сведёт на нет значительное физическое превосходство множества участников, не являющихся пони: драконов, грифонов и прочих.

Третий день тоже будет состоять из короткой серий поединков, где в сражение вступят по двое участников, занявших лидирующие места в каждой из четырёх возрастных групп предыдущего дня, после чего победители отправятся в полуфинал. Как правило, именно в этот день из борьбы непосредственно за Лунный кубок отсеивались менее опытные участники из молодёжной группы. Тем не менее, золотой медальон, вручаемый занявшему первое место среди молодёжи, по престижности практически не отличался от кубка. Как раз на медальон, а не на гарантированно недостижимый кубок, и положила глаз Твайлайт. В общем и целом, главный приз отходил к лучшему участнику из групп знатоков или мудрецов – магов возрастом за сотню – а то и тысячу, в случае самых древних мудрецов – лет. Последний же день был отложен для финального матча, и Твайлайт хотела, скорее, посмотреть на выступление дошедших до него магов, нежели тешить себя надеждой, будто сможет сама поучаствовать в нём.

Селестия завершала свою речь под восторженный гул, распространявшийся по толпе от осознания того, что до начала борьбы за Лунный кубок остались считанные часы.

— Первые состязания начнутся завтра после полудня. А сейчас, прошу, отдыхайте, ешьте, пейте, и ещё раз добро пожаловать на турнир Лунного кубка.


Некогда бывшая для Твайлайт вторым домом библиотека Кантерлота являлась одной из крупнейших – если не самой крупной – библиотек в мире и была спроектирована в том же стиле, что и бо́льшая часть города, – огромные уставленные белыми мраморными колоннами открытые пространства с не менее огромными окнами. Как бы Твайлайт не любила свою библиотеку в Понивилле, её собрание книг запросто уместилось бы где-нибудь в уголочке кантерлотской, даже не загородив прохода. Трудно было переоценить преимущество того, чтобы иметь под копытом кладезь знаний, накопленных за тысячелетия.

В то время как друзья Твайлайт отправились в город отдыхать после церемонии открытия, сама единорожка уединилась в библиотеке. Вторую половину дня она посвятила штудированию всевозможных магических книг и трактатов, изучая записи о турнирах Лунного кубка прошлых лет и по мере возможности заполняя пробелы в своих знаниях. Всё время после полудня Твайлайт провела так же, как и много раз до этого, – с головой уйдя в книги.

Подняв глаза от увлекательного анализа на тему призыва духов стихий, она увидела за одним из громадных окон библиотеки последние лучи заходящего солнца. Единорожка, зевнув, откинулась на спинку стула и захихикала, услышав, как забурчал её живот.

— Проголодалась? — произнёс знакомый голос. Твайлайт повернулась и широко улыбнулась, увидев стоявшую возле неё принцессу Селестию.

— О, принцесса! — В животе у единорожки снова забурчало, отчего она стыдливо покраснела. — Эм... да, немного.

— Что ж, — улыбнулась Селестия своей юной ученице, — в замке скоро будут подавать ужин. Сегодня шеф-повар готовит замечательный тушёный пастернак, и я сказала ему рассчитывать на семерых гостей. После ужина мы с сестрой можем показать апартаменты, приготовленные для тебя и твоих друзей. Сейчас же я хотела бы тебя кое о чём попросить.

Единорожка взволнованно глянула на Селестию.

— Что-то не так, принцесса?

— Нет, Твайлайт, — с улыбкой отозвалась дневная правительница. — Просто есть кое-кто, кто пожелал встретиться с тобой, и мне кажется, ты найдёшь эту встречу стоящей твоего внимания. Разумеется, если ты захочешь сразу отправиться в замок, я передам твои извинения и отпущу тебя к друзьям

— О, нет-нет, всё в порядке, принцесса, — поспешно проговорила Твайлайт, её усталость и голод слегка поутихли от одного только разговора с обожаемой наставницей. — Если вы считаете, что это важно, я с удовольствием отвечу на приглашение. Кто хочет со мной встретиться?

— Один мой очень старый друг, — последовал ответ. — Хадальснан аль-Дхи’б, третий организатор этого турнира. Ты видела его раньше, во время церемонии открытия.

Хадальснан аль-Дхи’б. Владыка гулей. У Твайлайт закружилась голова.

— К-конечно, принцесса.


В полнившейся тишиной гостиной комнате при библиотеке, куда тем же вечером пришли Селестия и Твайлайт, не было никого, если не считать одинокой фигуры гуля, сгорбившегося в кресле перед большим камином. Селестия подошла к нему с неуверенно шагавшей вслед за ней Твайлайт.

— Здравствуйте, ваше величество, — тихо произнесла принцесса.

Аль-Дхи’б был стар, старше даже, чем казался на церемонии открытия, свидетельством чему служила седина на его морде и лапах. Медленно повернув голову, он поднял взгляд на Селестию и улыбнулся.

— Императрица пони, — с теплотой в хриплом голосе поприветствовал гуль.

— Прошу, Хадальснан, просто Селестия. Принцесса, если нужно.

Аль-Дхи’б скрипуче усмехнулся и встал.

— Отец всегда звал тебя императрицей. Он помнил время до Найтмэр Мэн.

Селестия склонила голову.

— Он был хорошим гулем. Даже несмотря на холодные отношения между нашими народами, пока не стало слишком поздно, он всё равно помогал нам отстроиться после Дискорда и Найтмэр Мун. Я никогда этого не забуду.

— Добрый друг для принцессы пони, да, — ответил старый гуль. — И ты добрый друг для него. Всегда, говорил он, всегда помогай императрице, и императрица всегда поможет тебе. То же самое я повторяю молодому принцу. Заставляю его учить Эквестрийский, — он просиял. — Мой Эквестрийский не так хорош. Его – очень хорош, он может говорить с Селестией так, как она того заслуживает.

Тут аль-Дхи’б, щербато улыбнувшись, повернулся к Твайлайт.

— Итак, передо мной пони-героиня, которая спасла Луну и победила Дискорда. Ты Твайлайт Спаркл?

— Да, ваше величество, — сдавленно ответила Твайлайт.

— Ты и твои друзья сослужили великую службу всему миру, а не только народу пони, — древнее существо поклонилось, сверкая странной озорной улыбкой. — Поэтому я, быть может, прощу тебя и остальных пони-героинь за рассеянность во время церемонии открытия.

Единорожка залилась краской.

— Простите, ваше величество. Я пыталась слушать внимательно.

— Что же тебе помешало?

— Ну, — неуверенно замялась она, — мне кажется, что не всё, сказанное вами, соответствует существующими фактам...

Аль-Дхи’б горделиво зыркнул на Твайлайт, сверля её своими серыми глазами, затем, хрустнув суставами, вытянулся во весь рост. Не сгорбленный, он выглядел впечатляюще высоким, кончик рога Селестии находился у него примерно на уровне глаз.

— Я рассказывал о свершениях моего народа! — пророкотал древний правитель, возвышаясь над Твайлайт. — Рассказывал историю! Гули когда-то были равны всем остальным расам мира! Когда-то вся земля отвечала гулям! Земля принадлежала моему отцу так же, как солнце и луна принадлежат принцессам пони! Он общался с землёй, говорил почве растить еду, говорил камням создавать самоцветы! Это факт! Пони, драконы, грифоны, зебры – все в долгу перед гулями!

— И вы до сих пор остаетесь гордым и сильным народом, — мягко произнесла Селестия.

Старый гуль вновь сгорбился, яростный блеск в его глазах угас.

— Нет. Гордые, но не сильные. Кровь разжижается. С каждым годом щенков всё меньше. Земля больше не отвечает моему народу, лишь нескольким оставшимся колдунам. Некоторые уже потерялись, превратились... — он на миг замолчал, поморщившись. — Превратились в животных. Крадут, питаются мусором, копаются в земле, разыскивая самоцветы, которые не говорят. Зовут себя алмазными псами, — он вздохнул и сел обратно в кресло, разворачиваясь к огню и не глядя на пони. — Два, может, три столетия, и гулей больше не будет. Ещё немного, и не будет алмазных псов. Молодой принц – последний правитель нашего народа.

Твайлайт стояла как громом пораженная, узнав, что прежде благородная древняя раса деградировала до алмазных псов, а после и вовсе была обречена исчезнуть... До единорожки доходили слухи, что некоторые пони сотрудничали с гулями, дабы улучшить качество почвы и увеличить количество осадков в их землях с целью поднять урожайность, но сама мысль о том, что их неизбежно ждало вымирание, глубоко ранила её. Никогда в своей жизни она не сталкивалась с подобным.

— Принцесса, — выдохнула она. — Не можем ли мы как-нибудь помочь?

Селестия повернула голову, с печалью глядя на аль-Дхи’ба, но не ответила. Старый гуль хрипло рассмеялся.

— Глупая маленькая пони! — беззлобно произнёс он. — Думаешь, мы не пытались? Думаешь, народы пони и драконов не делали ничего, чтобы помочь гулям? Мой отец, правитель до меня, предвидел это. Он просил помощи у наших союзников грифонов. Сотни лет назад он устроил переговоры и начал торговлю с Ормсрейхом и Эквестрией, чтобы завоевать доверие, получить ещё больше друзей и помощи. Бесполезно. Гули всё равно вымирают. Сотни лет величайшие умы работали вместе. Гули всё равно вымирают, — он медленно покачал своей косматой головой. — Нет. Время для гулей уходить. Теперь земля отвечает земным пони. В копытах земных пони больше силы, чем когда-либо было в лапах у гулей.

Он глубоко вздохнул, сморгнув влагу, выступившую на его старых серых глазах.

— Время нам уступить. Мир теперь принадлежит юным расам. Я рассказываю историю своего народа, чтобы народ пони, народ драконов и народ грифонов помнили, что мы были здесь, — он чуть заметно улыбнулся. — Рад был с тобой встретиться, Твайлайт Спаркл. Ты запомнишь. Ты расскажешь историю, когда гули уйдут. Ты расскажешь её тем пони, что заселят пустые земли. Ты – героиня, они тебя послушают. Расскажи им, что мы были здесь.

Твайлайт заморгала, стараясь сдержать слёзы, грозившие брызнуть из её глаз.

— И я тоже была рада встретиться с вами, ваше величество. Я обязательно расскажу.

— Идём, Твайлайт, — тихо произнесла Селестия. — Тебе стоит немного отдохнуть.