Блудная дочь

Маленькая зарисовка про альтернативное развитие событий, произошедших с Найтмер Мун после отправки на луну.

Принцесса Луна Найтмэр Мун

Лунный кубок [The Moonstone Cup]

Твайлайт приглашают в Кантерлот, чтобы вместе с величайшими в мире магами она приняла участие в состязании за Лунный кубок – почётную награду для самых могущественных и искусных магов. Сможет ли она победить? С какими трудностями ей предстоит столкнуться?

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая ОС - пони

От джунглей к Пустошам.

Катачанцы. Суровые воины джунглей, охотники из мира, где любой организм - охотник. Но что если все пойдет не так, как надо? Что, если они попадут в мир, возможно более опасный, чем сам Катачан?

Леденец и перья

Всем привет, меня звать Виктор. Обычный парень, в этом году иду в 11 класс. Таких как я миллионы. Но кое в чём я отличаюсь от большинства, ибо я брони. Как и вся моя семья. И с тех пор, как я впервые увидел этот сериал, я мечтал если не попасть в Эквестрию, то хотя бы встретить кого-то из её жителей. Кто же знал, что это действительно ВОЗМОЖНО...

ОС - пони Человеки

Внутренний Город

Рэйндропс, молодая пегаска из Понивилля, едет к своей больной тётушке. Казалось бы, что может быть обыденнее, чем эта совершенно непримечательная поездка? Но, возможно, всё не так просто, ведь пункт назначения — таинственный город Сталлионград с его малопонятной для остальных эквестрийцев жизнью.

Другие пони

Самообладание

Все мы носим маску под названием самообладание, за которой прячется сердце, кружащееся в быстром вальсе с грешными мыслями и скрытыми чувствами. Принцесса или нет, Селестия не исключение. Каким же образом должны сложиться обстоятельства, чтобы заставить эту маску соскользнуть… или треснуть?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Быть Человеком

Проблема людей не в том, что они люди, а в их количестве. Один попаданец станет героем и не принесёт беды в Эквестрию, но хотя бы трое способны ввергнуть её в хаос... Провинциальный изобретатель создаёт устройство, которое перемещает его в желанную Эквестрию. Вот только следом за ним, спасая свои жизни, в Эквестрию попадают двое совершенно посторонних людей. И кое-кто считает, что для мира пони трое попаданцев - это слишком много. Череда смертоносных совпадений заставляет людей задуматься: а не намерен ли кто-то в Эквестрии избавиться от лишних второго и третьего?..

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд Человеки

Великие герои против коварного злодея

Группа храбрых пони лицом к лицу встречается со злодеем.

ОС - пони Король Сомбра

Гармония стихий

"Гармония - суть прогресса и процветания", - гласила доктрина Эквестрии. Утопия на землях смертных, символ духа и дружбы. И даже её история начинается с всеобщей любви и единения! Но для всех ли она работает одинаково?

Другие пони

Что такое ненависть и с чем её едят.

Небольшая зарисовка - один вечер из жизни Луны, до того как она превратилась в Найтмер Мун.

Принцесса Луна

Автор рисунка: BonesWolbach
Последний дар Зловещие планы

Чужие проблемы

Шелест воды о скалистый берег, громкое постукивание льдинок в волнах совсем неласкового моря. Ледяной ветер, полный солёной влаги. Сложенные из камня и сплавленные магией укрепления гарнизона, защищающие проход вглубь Кристальных гор по каньону. На каменных уступах расположились чейнджлинги, они пристально всматривались в холодную синеву, ожидая неприятностей в любой момент. Жизнь в гарнизоне протекала по строгому расписанию. Пони работали в две смены, с перерывами на отдых. Утренний развод и приказы, разведчики улетают рыскать вдоль побережья, каждый получает своё задание. Кто-то остаётся в гарнизоне, готовит обед и чистит помещения, кто-то идёт тренироваться. День за днём, ночь за ночью, без перерывов и выходных гарнизон несёт службу. Раз в полтора месяца смена, на защиту рубежей Королевства заступают новые кристальные пони и чейнджлинги. К сожалению, в дальних гарнизонах не получалось обеспечить такую частую ротацию, поэтому сроки смен довольно сильно растягивались, доходя до трёх, а иногда и четырёх месяцев. Шайнинг давно привык к жёсткой холодной койке, иных в гарнизонах не делали. Максимум защиты и минимум удобств, ничто не должно мешать несению службы. Очередной гарнизон, командир быстро доложил все текущие события, рассказал о возникающих проблемах и передал отчёты. По просьбе Королевы, Шайнинг озадачил всех командиров сбором метеорологической информации, зачем это надо, он не интересовался, раз Крисалис попросила, значит, для чего-то требуется. Довольно сложное оборудование для замера влажности, температуры грунта и воды, солёности моря появилось в каждом гарнизоне. Краткий курс обучения и информация начала поступать учёным Королевства и Кристальной Империи.

— Шайнинг Армор?

Белый жеребец смотрел в пустоту. Чейнджлинг удивлённо уставился на единорога, проследил за взглядом, но ничего не обнаружил. Рапира молниеносно выскользнула из ножен и повисла в фиолетовом сиянии.

— Шайнинг? – обеспокоенно поинтересовался дырявый пони, на всякий случай, вытащив свой собственный клинок.

Единорог сверлил взглядом пустоту.

— Ладно, ладно, не стану больше прятаться, спрячьте свои страшные штуки.

С лёгким хлопком перед ними появилось довольно странное существо, словно собранное из разных частей разумных рас Эквестрии.

— Холодно у вас! – потирая бока лапами, пожаловался Дискорд.

— Что тебе нужно?

— Поговорить! Видишь, я весь такой задумчивый? Пообщаться хочу!

Драконикус достал откуда-то тёплую одежду, напялил на голову шапку с бубоном.

— Ну, так чего, пригласишь?

Шайнинг отрицательно покачал головой.

— И это магия дружбы? Ох, я пожалуюсь Твайлайт! Стою тут, распинаюсь, соблюдаю, так сказать, этикет, а меня гонят!

Он изобразил всхлипывания и утёр покрасневший нос платочком.

— Что тебе нужно?

— Вот заладил! И это, спрячь всё-таки свою рапиру, это не игрушка, она меня нервирует, не хочу дополнительных дырок в теле. Шайнинг, я к тебе пришёл.

— Очень рад познакомиться, — холодный взгляд жеребца не оставил сомнений в его отношении к драконикусу.

— Шайнинг, если бы Королева Крисалис не дала разрешения, я бы тут не появился, это её владения, она полноправная хозяйка всех Кристальных гор.

Рапира исчезла в ножнах.

— Пойдём.

Драконикус заинтересованно разглядывал гарнизон, он явно находился здесь впервые. Через минуту они уже сидели в комнате командира.

— Что тебе нужно?

— Шайнинг! Повежливей! Я, между прочим, всегда находился на стороне твоей клыкастой подруги!

— Я знаю, она рассказывала.

— Ревнуешь или завидуешь? – умильно сложив передние лапы крестиком на груди, поинтересовался драконикус.

Шайнинг усмехнулся, его взгляд потеплел.

— Ладно, Дискорд, хватит испытывать моё терпение. Я не кобыла.

— Да уж, знаю. Чуть Селестию не прикончил, хотя, немного жаль, такой бы хаос получился! – мечтательно сообщил драконикус, потом подумал немного и вздохнул, — но, наверное, я бы не стал радоваться, несмотря на все наши конфликты, она остаётся хорошей кобылой. Когда тебе никто не противостоит, это быстро наскучивает, неинтересно, никакого задора и огня. Шайнинг, тебе имя Зефир Бриз знакомо?

Жеребец удивлённо уставился на Дискорда, тот сразу достал чёрные очки и одел их, засунул в рот курительную трубку, начав пускать из неё мыльные пузыри.

— Нет, я такого не знаю.

— Брат Флаттершай.

— Я мало общался с ней, её брата точно никогда не видел.

— Зефир Бриз, пегас, бирюзовый, грива цвета топлёного молока, глаза фиолетовые. На кьютимарке перо и две ленточки. На голову выше своей сестры, довольно сильный. Занимается укладкой грив и терапией шёрстки, — Дискорд говорил всё тише.

Шайнинг догадался, у брата жёлтой тихони какие-то серьёзные проблемы.

— Ленивый! Портит ей настроение! Ничего делать не хочет! Сидит на шее у родителей. Они с трудом заставили его получить диплом гривотерапевта, вроде даже какую-то работу нашёл, но всё равно, вернулся к родителям, живёт у них, взрослый жеребец! Ох, а заносчивости, словно он получил звезду героя лично от Принцессы. Мне плевать на него! Но печаль Флаттершай для меня, как ножом по сердцу! – Дискорд прижал передние лапы к груди и наклонил голову.

— Очень красивая пегаска, а жеребята когда появятся? – честно глядя в глаза, с улыбкой поинтересовался Шайнинг.

Шапочка на Дискорде вспыхнула огнём, он весь стал красным, потом зачем-то выпустил пар из ушей.

— Ой, да ладно тебе, Твайлайт говорила, ты планируешь одеть браслет ей на ногу.

— Твоя сестра выдаёт желаемое за действительное. Шайнинг, если у неё и будут жеребята, то не от меня. Я Дух Хаоса — стихия, у меня не может быть жеребят. Второго драконикуса не существует. Наверное, можно стать жеребцом на какое-то время и сделать ей жеребёнка, но он не станет моим. Поэтому – нет.

Шайнинг тяжело вздохнул и покачал головой.

— Прости, я не знал. Но ведь ты что-то планируешь на её счёт?

Дискорд вытащил из воздуха планшетку, взял карандаш и начал быстро-быстро скрипеть им по поверхности, бубня под нос: «первое, второе, третье…», потом поднял взгляд на единорога.

— План есть! Но тебе не расскажу!

Шайнинг заулыбался, льдинки из его взгляда пропали окончательно.

— Хорошо, значит, тебя беспокоит этот Зефир. Чего ты от меня хочешь?

— Ты великий воин, защитник, на твоей спине безопасность Королевства и Кристальной Империи. Очень скоро диархи свесят на тебя всю Эквестрию, уж поверь, я их хорошо знаю. Допустим, Зефир на какое-то время исчезнет. Может же такое произойти? Хлоп и нету! Я хочу, чтобы он изменился, стал настоящим жеребцом! Достойным того, что у него болтается между задних ног! Сейчас он напоминает мелкую плаксивую кобылку с комплексом неполноценности и раздутым самомнением.

— Из меня плохой воспитатель, — удивлённо ответил жеребец.

— Может и так, но у тебя есть гарнизоны, особенно далёкие от обжитых мест. Что если ты попросишь какого-нибудь из своих командиров приложить копыто к его крупу? Поставишь перед обстоятельствами, так сказать?

— Риск велик, за последние недели произошло шесть нападений грифонов. Пока он в безопасной Эквестрии, ни его родители, ни сама Флаттершай не получат треугольное письмо со словами: «Он отдал свою жизнь за Эквестрию».

Дискорд явно задумался, потом покачал головой и начал расхаживать по комнате.

— Нет, ему не суждено так быстро отбросить копыта.

— Ты просишь изменить судьбу пони, — тихо сказал единорог.

— Это выгодно всем! Флаттершай успокоится, значит, у твоей сестры станет меньше забот.

— Однажды Селестия решила изменить судьбу жеребца. Ты ведь знаешь, чем это закончилось?

— Значит, не поможешь? – Дискорд обиженно надулся.

Шайнинг закрыл глаза и задумался.

— Ты мне, я тебе. Тогда всё честно.

— А как же магия дружбы? Пони должны помогать друг другу! – умильно захлопав глазками, поинтересовался Дискорд.

— Тогда ищи кобылу, они всегда рады помочь.

Дискорд задумчиво пожевал кончик карандаша и ткнул им в жеребца.

— Чувствую влияние моей клыкастой подруги, научила плохому! Ладно, чего ты хочешь за свою помощь?

— Одна из шести обретёт бессмертие.

— Твоя сестра аликорн, поверь мне, её жизнь можно оборвать только насильственным путём. О Рарити ты тоже знаешь? Она стала ученицей Принцессы Луны. Даже если захочу что-то изменить, рог у Принцессы ночи острый, меня не прельщает перспектива встречи с ним. Остаётся Флаттершай, Пинки Пай, Рейнбоу Дэш и Эплджек. Кого я выберу, вопрос риторический. Дороже Флаттершай у меня никого нет. Сделка заключена.

— Хорошо, полагаю, кристальным пегасам придётся тайком посетить Клаудсдейл.

— Спасибо, Шайнинг Армор! Одна небольшая просьба, пожалуйста, береги Крисалис, она осталась единственной злодейкой в Эквестрии, мне больше не с кем сеять хаос и раздор.

— Слушай! Я ж совсем забыл! – Шайнинг хлопнул себя копытом по лбу.

Дискорд заинтересованно наклонил голову и помахал крыльями.

— Крисалис мне рассказывала о… — единорог явно призадумался над словами, — процветание? Нет. Как же она сказала… погоди, я сейчас вспомню. Точно! Развитие. Да, развитие. Моя любовь сказала, задержка в развитии Эквестрии связана с твоим отсутствием, то есть, заперев тебя в камень, Принцессы лишили своих пони озарений. Хаос необходим для полноценного развития всей Эквестрии, без тебя хлеб становится пресным, словно мясо без приправ. Да, так она сказала. Ты нужен, чтобы пони могли прыгать выше.

Дискорд выпятил грудь, поправил бабочку на своём смокинге и с гордостью сообщил.

— Кхм! То есть, конечно, я нужный! Моё сердце наполняется радостью от слов Королевы. Она сказала правду, моя магия приносит неожиданные открытия, даёт пони возможность сделать нечто непредсказуемое. Его величество – случай! Он определяет будущее. Власть Принцесс символизирует порядок и добродетель.

— Скажи, грифоны в твоей власти?

— Шайнинг, я не сторонник кровавых методов. Над мёртвыми не получится шутить, они лежат в земле. Ты думаешь, это я затеял войну? Нет, заверяю тебя. Хаос – это не смерть. Мне по душе веселье, нелепицы, случайности и казусы. Кровь, боль и смерть не люблю. Мёртвые не пляшут. Думаю, ты понял мои слова. Обращайся, если чего вдруг понадобится.

Дискорд снял цилиндр с головы и поклонился, потом махнул тросточкой с загнутым концом и исчез. Шайнинг хитро улыбнулся, он узнал всё, что хотел.

Через неделю острый дротик, наполненный сонным заклинанием, воткнулся в круп бирюзового жеребца, рухнувшее вниз тело подхватили два пегаса и потащили в неизвестном направлении.

Жеребец очнулся в одиночестве, вокруг расстилалась бескрайняя холодная земля с горами, уходящими ввысь. Он испуганно заржал и закрутился на месте, пытаясь понять, что случилось и где все. Вдали виднелось неказистое строение из каменных блоков, пегас прищурился, пытаясь сквозь снежную пелену разглядеть здание. Холод быстро пробирался под негустую шёрстку, вызывая дрожь по всему телу. Пегас взмахнул крыльями, попытался подняться, ледяной ветер сразу прижал его к земле. Он решил доскакать до зданий, подумав, что там ему наверняка дадут погреться. Как только жеребец приблизился к гарнизону, удивлённые крики часовых, заметивших подозрительного пегаса, и их рога, вспыхнувшие зелёными искрами, заполонили всё вокруг. Добраться он не успел, его сразу окружили вооружённые чейнджлинги в синей пластинчатой броне.

— Кто ты такой?

— Зефир! Я Зефир Бриз! – глядя в светящиеся глаза, заверещал от страха жеребец.

— Как ты сюда попал?

— Не знаю! Я вышел на улицу, хотел подышать свежим воздухом, подумать, потом темнота. Холодно! Я замёрз!

Чейнджлинги явно не поверили, выдав пинок для ускорения, загнали в какую-то комнату и закрыли железную дверь.

— Сиди здесь, командир гарнизона вернётся к вечеру, решит, что с тобой делать.

Пегас скривился и передразнил чейнджлинга, показав язык закрытой двери. Жёсткая каменная кровать с жиденьким матрасом из соломы нещадно давила бока и спину, спать на ней оказалось совсем неудобно. Пегас попытался постучать в дверь, но ему никто не открыл. Он подумал: «Ну, по крайней мере, тут тепло». Через несколько часов жеребец почувствовал голод, очень хотелось кушать, хотя бы сена клочок. Очередная попытка постучаться ни к чему не привела. Какое-то время спустя дверь открылась, его подхватили под передние ноги и шустро потащили куда-то, жеребец не сопротивлялся.

— Веди себя хорошо.

Его впихнули в комнату. На стене висела карта морского побережья с пометками в виде крестиков. Сквозь зеленоватое окно помещение освещалось дневным светом, кроме того, на стене располагался включённый магический светильник. Стул и стол, всё каменное. На поверхности стола разложены какие-то документы, грифельный карандаш находился в специальном углублении. Почему-то все бумаги оказались повёрнуты чистой стороной кверху, пегас не понял, зачем так сделано. За столом сидел мощного вида сизый земной пони с красивым цветком на кьютимарке.

— Во, дружок. Привет. Будем знакомы. Меня зовут Баклер, ага. До сегодняшнего дня я тут был единственным обычным пони среди наших дырявых друзей. Рассказывай.

— Что? – крылья пегаса плотно прижались к телу.

— Ты не бойся так, мы ж не злыдни какие. Охрана границы. Как давно работаешь на грифонов?

Жеребец выпучил глаза и открыл рот.

— Я… я гривы… это… вот… делаю, шёрстку наращиваю, причёски… у меня даже диплом есть… это… я… то есть…

— Оу, как интересно. Гривы нынче в моде у кобылок, это да.

Бирюзовый пегас вжался в дверь, его крылья затряслись от страха.

— Гривы, — между тем продолжил земной жеребец, — гривы, можно сказать важное дело. Особенно здесь, в Королевстве. Тут у всех так много грив! Длинные такие, пушистые! Не ври мне! В Королевстве живут чейнджлинги, у них нет никаких грив. Мы находимся в полутора тысячах километров от столицы, здесь нет дорог, ближайшее поселение в трёхстах километрах, там живёт всего двадцать клыкастых пони. Я их всех знаю в лицо! Ты точно не один из них. Итак, рассказывай.

— Что?!

— Как давно ты с грифонами, сколько заплатили, что поручили?

— Я… я не… вы… я же просто пони… то есть обычный… — заикаясь попытался ответить Зефир.

Земной жеребец поднялся со своего места, пегас, уже догадываясь, что сейчас произойдёт, испуганно заверещал, закрыв мордочку передними ногами.

— Не бейте меня! Пожалуйста!

Баклер сел на место и потёр уши.

— Какие-то шпионы нынче пошли странные — кричат, плачут. Ужас какой-то!

— Я не шпион! Нет! Не знаю, как сюда попал! Клянусь! Я Зефир Бриз! Младший брат Флаттершай! Она знаете, она Элемент Гармонии! Да! Клянусь! – жалобно сообщил пегас.

Земной пони неуверенно покачал головой.

— Что-то слышал, кажется там ещё Принцесса Твайлайт Спаркл, они занимаются магией дружбы. И ты, значит, брат одной из этих прекрасных кобыл, которые уже много раз спасали Эквестрию? – недоверчиво поинтересовался Баклер.

— Да! Да!

Земной жеребец поскрёб голову копытом.

— Почему-то я тебе не верю. Не может такая размазня находится в родстве с героиней Эквестрии! Что означает твоя кьютимарка?

— Причёски и уход за перьями.

Жеребец в синей броне задумался, потом постучал копытом по полу, кивнул сам себе.

— Значит так, с этот момента ты рядовой Зефир. Инструктора выдам. Мы два дня назад заступили на вахту, нас сменят только через три месяца, это самый дальний гарнизон. До этого времени отправить тебя в центральную Эквестрию физически не сможем. Я за тобой присмотрю, очень внимательно, в оба глаза! Ты меня понял? Оступишься, пойдёшь на корм рыбам! Мне бездельники тут не нужны. Мы друг друга поняли? Гривами он, видите ли, занимается, ага, — земной жеребец скривился и сплюнул, — Фу, чтоб тебя! Смотреть стыдно. Еду надо зарабатывать! Мне с тобой три месяца сеном делиться. Пошёл вон!

Зефир чуть не вышел наружу вместе с дверью. Как выяснилось, чейнджлинга обмануть невозможно, никакие уловки не действуют, за каждый неверный шаг он получал палкой по спине. Слёзы не раз пролились из его глаз, кобыле-инструктору все его хлюпанья носом оказались неинтересны. Ранний подъём, отработка приёмов копытопашного боя, копьё, меч, заплыв в ледяной воде, дрожащее от холода тело, небольшой пучок жухлого сена. Вот разве что сладкого чая оказалось вдоволь. Пегас теперь засыпал в любом положении, сидя, лёжа, даже стоя. Кровать твёрдая? Плевать! Холодный мокрый ветер, от которого дубеет шёрстка, и слипаются перья на крыльях. Командир гарнизона не обманул, каждый взбрык оставлял его без скудного обеда. Месяц проскочил быстро, Зефир впервые одел настоящую броню. Вопросами типа, откуда тут взялось что-то именно на его размер, он не задавался. Броня оказалась довольно тяжёлой, он снова и снова тренировался. Постепенно проникаясь доверием к кобыле чейнджлингов, которая им занималась. Пегас учился сложному искусству, а она пыталась найти применение его кьютимарки в ратном деле. Естественно, Зефир не знал о многочисленных мозговых штурмах всего отряда на предмет применения его таланта. Через полтора месяца прилетел чейнджлинг почтальон, принёс всем письма. Он оказался единственным в гарнизоне, кому не пришёл ценный конвертик из дома. Кобыла его успокоила, сказала, мол, Баклер сообщил о нём высшим Кристальной Империи, Принцессы получат информацию о пропаже. Два месяца спустя пегас впервые полетел на патрулирование территории. Чейнджлингам и их командиру удалось найти применение его кьютимарки. Бирюзовый жеребец с лёгкостью метал ножи и боевые дротики, сулицы . Точности и дальности его бросков оставалось только завидовать. Перо на кьютимарке символизировало равновесие, ленточки – полёт. Очень скоро пегасу пришлось испытать полученные навыки в настоящем деле.

Спустя три месяца жеребец подошёл к отсыпанной камушками дорожке, ведущей к знакомому домику, проскакал по ней до самой двери. Пегас не замечал своей изменившейся походки, которая стала плавной и абсолютно бесшумной, копыта опускались на землю беззвучно, словно самые мягкие перья. Постучался, ему ответили, мол, открыто – входите.

— Зефир?!

Флаттершай устроила настоящую истерику, её брат лишь прижимал к себе мечущуюся жёлтую пегаску и шептал, мол, всё хорошо, надо успокоиться, чай попить.

— Флатти, ну что ты, а? Не надо плакать, пожалуйста! – обнимая крыльями сестру, шептал бирюзовый пегас. Он впервые видел её такой, «героическое» прошлое пронеслось перед глазами молнией, разбитые баночки с облаками у отца, обиды подруг сестры. Пегас покачал головой, давно решив для себя, это всё навсегда останется в прошлом.

— Я всех подняла! Всех! Металась по Клаудсдейлу! Просила Принцесс помочь!

— Сестрёнка, угости меня чаем, пожалуйста.

Жёлтая пегаска от удивления открыла рот, только сейчас она заметила, жеребец одет как-то странно, всё его тело укрывала синяя накидка, на ногах высокие тёмно-синие накопытники, почти до запястий, с витым чернёным рисунком, он такие никогда не носил. Кобыла метнулась к столу, включила магический подогревающий кристалл, через десяток секунд самовар щёлкнул, выдав облачко пара. Кролик притащил вазочку с печеньем на стол, она погладила его крылом. Достала из шкафа большой красивый заварник с синим цветком, промыла кипятком и быстро сыпанула внутрь сушёные листочки травяного чая. По комнате поплыл приятный запах.

— Зефир, почему ты сбежал?

— Не сбегал я, до сих пор не знаю, как так получилось. Вышел на порог родительского дома, а дальше темнота. Очнулся около гарнизона на берегу моря подле Кристальных гор. Судьба, наверное.

— Я кое-кому чайник на голову одену.

Пегас не услышал тихий смех, который раздался в ответ на её реплику, приняв на свой счёт слова сестры.

— Прости меня.

Жеребец опустился перед ней на запястья и коснулся лбом пола. Возмущённое шипение пегаски стало ему ответом.

— Это я не тебе! Не тебе! Это так, не обращай внимания! – перепугано ответила жёлтая пони, и принялась его поднимать.

Пегас сел на стульчик, аккуратно принял чашку с чаем, сделал маленький глоток. Кобыла смотрела на него и не могла узнать, в сапфировых глазах блестели слёзы. Её брат определённо стал старше. Он взял печенье и, закинув в рот, пожевал его.

— Сама делала? – улыбка коснулась мордочки жеребца, разгладились мелкие еле заметные морщинки около уголков глаз.

Кобыла кивнула и почему-то покраснела.

— Ты самая хорошая пони в этом мире, как жаль, ведь я не понимал этого раньше. Прости Флатти, прости глупого жеребца. Я кое-что принёс тебе.

Он вытащил из своей сумки небольшой завязанный мешочек и подвинул его кобыле. Та развязала тесёмку и заглянула внутрь.

— Хочешь, сделай себе бусы, как у мамы. Если не нужны, продай, за них можно выручить довольно много битов. Я сам их собирал, ледяное море иногда выбрасывает на берег ракушки с жемчужинами.

Пегаска с визгом бросилась к нему и захныкала, обнимая родного пони.

— Флатти, я ненадолго, времени особо нет, моя первая увольнительная. Дали всего неделю.

— Твоя кто? – растерянно спросила кобыла.

Он улыбнулся и приложил копыто к груди, слегка поклонившись.

— Рядовой Зефир Бриз к вашим услугам.

Кобыла грохнулась в обморок. Бриз успел её поймать до удара о пол, видимо новости действительно оказались скопытсшибательными. В фиолетовых глазах жеребца горело тёплое пламя, он понял, насколько сильно скучал по этой милой пони. Пегас поднял лёгкое тельце кобылы и бережно отнёс на кровать, там положил, погладил розовую гриву и на миг прикрыл глаза. Она довольно быстро пришла в себя и с ужасом уставилась на брата, подмечая подозрительные детали. Жеребец явно раздался вширь, грудь в мышцах, крепкие ноги, шея стала жилистой, в сиреневых глазах горело холодное пламя, сила и стойкость буквально струились от него. Даже запах изменился, она заметила под накидкой кусочек белой ткани. Поднялась на кровати и развязала тесёмки накидки, синяя ткань упала на пол, жеребец не сопротивлялся. Через мгновение она зажала себе рот копытом, слёзы дорожками потекли из глаз.

— Не переживай так, всего лишь мышцы крыла рассекли, скоро смогу летать, ерунда.

Она обняла его за шею и уткнулась в мощную грудь. Потом решительно вскочила.

— Эй, ты чего?

Жёлтая пони его не слушала, она взяла в оборот раненое крыло, сняла с него повязки, внимательно осмотрела рану. Тонкая неровная полоса тянулась от основания крыла на бок. Флаттершай достала с полки какую-то очень вонючую мазь, взяла тонкую лопаточку и тщательно промазала рану, затем замотала чистым бинтом.

— Флатти, ты лучшая!

— Через два дня повязку сменишь. Хорошо?

Он кивнул, потом оба пони вернулись за стол.

— Сестрёнка, ты только родителям не говори, ладно? Не надо. У меня всё хорошо, скажи, работу нашёл, да, железные дороги строю. Следующая смена через три месяца, я вернусь в столицу Королевства, там распределят в гарнизон, отправлю тебе письмецо со своим новым местом службы. Я ещё кое-что принёс, для родителей.

Он подтянул к себе сумку и вытащил баночку. В закрытом сосуде висело облачко.

— Такого у него в коллекции точно нет. С вершины горного пика снял! Настоящее облако с Кристальных гор.

Пегаска бережно приняла банку. Жеребец опять полез в сумку и достал мешочек.

— А это маме. Тут немного битов, пусть купит себе что-нибудь красивое. Для её хобби около гарнизона ничего полезного не нашлось.

Через полчаса они вышли на порог дома, пегаска порывалась проводить его на поезд, но Зефир не захотел, сказал, мол, где это видано, чтобы кобыла жеребца провожала. Она долго стояла на пороге своего дома, слёзы сбегали дорожками из сапфировых глаз. Бирюзовый пегас давно растворился вдали.

— Дискорд, скажи, зачем?

— Моя прекрасная судьба, о, сколько нам открытий предстоит, — он смахнул набежавшую слезу, — просил и умолял помочь, лишь один из пони согласился. Ты представляешь? Один единственный пони согласился! Все твои подруги даже говорить с ним не захотели. Селестия беременна, Луна пашет, как лошадь, хм, а что, смешно звучит. Луна лошадка – пашет, как лошадка, прости. О чём я? Обратился к Крисалис, давней подруге, она меня выслушала и указала на того, кто сможет помочь моей беде. Пришлось заплатить за его помощь, но твоя спокойная душа для меня дороже всех сокровищ этого мира. Можешь чайник мне на голову одеть, если хочешь.

Флаттершай прижалась к драконикусу, тот обнял её крылом.

— Шайнинг Армор?

— Мы договорились, оба остались довольны результатом.

— Дискорд, почему ты помогаешь мне?

— Ты давно знаешь ответ, он в твоём сердце.

Жёлтая пегаска резко развернулась и уставилась на него, её крылья буквально затрепетали. Драконикус немного грустно улыбнулся, в его лапе появился самый редкий цветок в Эквестрии – кристальный колокольчик. Он бережно откинул гриву пегаски и воткнул его за ухо кобыле. Пегаска зажмурилась, пытаясь сдержать слёзы, её сердце бешено колотилось от эмоций.

— Не так, малыш, точнее, не совсем так. Магия Эквестрии подчиняется законам равновесия, частью которых является Гармония. Хаос, Любовь, Свет, Тьма, Дружба, Порядок тоже часть равновесия. Понятие равновесия невозможно описать словами, не знаю, как сказать иначе. Даже Дух Хаоса не знает всех законов Равновесия, мне доступен лишь один вид магии. Мир похож на весы, стоит положить что-то на одну чашу, нечто появляется на другой. Ты — прекрасная кобыла, для тебя тоже есть закон, который я не вправе нарушать, чтобы не повлиять на Равновесие. Я Дух Хаоса, магическое создание – ты, живая пони. Мы сможем быть вместе только после того, как твоё время свершений на этой земле истечёт. Пегасы живут до 120 лет, чуть дольше земных пони. Это черта, за которой мы встретимся и я разделю с тобой будущее. Чтобы это стало возможным, ты должна исполнить своё предназначение. Я всегда буду рядом с той, которую люблю. Должен же кто-то, в конце концов, пакости тебе устраивать?

Она смотрела на могущественного Духа Хаоса, он предстал перед ней во всём величии, описать словами это создание не получалось. Дискорд принял своё истинное обличие, на неё смотрел красный дракон, из пасти которого вырывалось оранжевое пламя, одно крыло имело чёрный оттенок, другое белый. Чешуя сверкала магическими отблесками, когти и рога светились странным зеленоватым сиянием, кисточка на хвосте потрескивала и искрилась электрическими разрядами. По размерам он оказался чуть крупнее земного пони. Чешуйки, словно аккуратно уложенная черепица, укрывали всё тело. Глаза дракона имели разный цвет, правый выглядел небесно-голубым, левый – зелёным. Почему-то гребень и колючки на его теле отсутствовали, идеально ровная спина, и длинный хвост с белёсой кисточкой в форме наконечника стрелы.

— Добро пожаловать в Вечность. Такой платы потребовал Шайнинг Армор за свою помощь. Теперь ты знаешь, как я выгляжу на самом деле.

— Нет! Нет! Не надо… — пегаска зажмурилась.

— Флаттершай, рано или поздно это случилось бы, даже такие гады, как я, могут любить и страдать. Очень скоро твоя грива станет гораздо красивее. Я разделил свои силы с тобой, отдал частицу своей души. Ты раздуешь этот огонёк в своём сердце и со временем получишь возможность использовать магию Хаоса. Вместе, мы захватим этот мир! – он сделал театральную паузу, потом засмеялся, видя, как глаза пегаски полезли куда-то на лоб, — Шучу.

— Пойдём, чай попьём. Заодно расскажешь, в чём заключается моё предназначение. Эм… от наглядной демонстрации тоже не откажусь.

Шляпа на Дискорде опять загорелась, он принялся хлопать её лапой, сбивая огонь.