Легенда ушедших лет

Эквестрия, процветающая страна. Во дворе Эпоха Гармонии, но каким путем удалось ее добиться? Много столетий назад родилась легенда о герое, спасшем не только Эквестрию от бед, но и прекратившем раз и навсегда Эпоху Раздора.

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони Доктор Хувз

Отблеск лезвия

Спитфаер устала жить ради следующего завтра, и, когда она узнала, что вся оставшаяся жизнь будет такой же, решилась на страшный шаг. Но помощь пришла с другой стороны пропасти от пони, который тоже решил пойти на это.

Спитфайр ОС - пони Вандерболты

Как я побывал в Экветрии

Привет всем, меня зовут Бен Тёрнер. Я работаю архитектором, в одном музее города. Кстати, чуть не забыл ,живу я в городе Сан-Франциско. Жил я обычной скучной жизнью, до того как я попал в мир: «Пони, дружбы и магии».

Во тьме золота и мрамора

Эта история произошла за 40 лет до того, как амбициозная единорожка Твайлайт Спаркл покинула Кантерлот в поисках друзей и начала свое долгое приключение. Во времена, события которых давно преданы забвению и о которых так давно никто не вспоминал. История об одном единороге, который искал лучшей жизни и окунулся в свой самый худший кошмар. Сможет ли он из него выбраться? И кем он в итоге станет?

Принцесса Селестия ОС - пони

Цифровой дождь

Этот рассказ - не о пони. От МLP здесь только редкие отсылки. Кто ищет историй о приключениях поняш или попаданцев - врядли найдут то что хотят. Но так или иначе, предлагаю на ваш суд историю совершенно иного мира, не похожего на Эквестрию. Светлых паладинов здесь нет - а любовь и дружба такое же редкое явление как шоколадный дождь в мире реальном. Можно ли в таком круговороте хаоса и насилия остаться человеком? Добро пожаловать в мир гротеска, насилия и вечной ночи. Добро пожаловать в 23 век. Добро пожаловать в Vирт.

Человеки

Колодец

Когда Эппл Блум пропала, Эпплджек немедленно начинает искать свою потерявшуюся сестрёнку. И находит ту внутри колодца. Но то что она собирается вытянуть, может оказаться вовсе не её сестрой.

Эплджек Эплблум

Полосатая история.

Почему Зекора говорит стихами, где ее родственники, и умеет ли Пинки понимать друзей, об этом и немногом другом этот фик.

Зекора

Уцелевшая (все главы)

Флаттершай обнаруживает себя в постапокалиптической Эквестрии, когда по неизвестным причинам все остальные пони бесследно исчезают. Теперь, оказавшись в полном одиночестве, она должна преодолеть свои страхи и узнать, что же на самом деле произошло в ту роковую ночь.

Флаттершай

Сказанное мимоходом

Obiter dicta - сказанное мимоходом. Сборник коротких историй, виньеток и удаленных сцен, большей частью происходящих во вселенной Гражданской службы Эквестрии и являющихся либо описанием повседневности, либо комедией. Также содержит конкурсные работы, включая написанные для конкурса FanOfMostEverything "Волевые суверены".

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Человеки Принцесса Миаморе Каденца

Падение в бездну: Магия войны

Прошло больше десяти лет с тех пор как закончилась магическая война, погубившая сотни тысяч чародеев. Тёмный Лорд стал историей, а Пожиратели Смерти уже давно прекратили своё существование... Но что если это не так? Что если тёмные маги нашли лазейку и смогли вновь обрести силы? Что если они начнут новую войну, и что будет, если эта война затронет мир, в котором дружба и любовь - ценнейшая магия, победившая немало коварных злодеев и жестоких тиранов? Ответы найдёт лишь прочитавший...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Октавия Человеки

S03E05
Глава 25 - Сингенейя Глава 27 - Хара

Глава 26 - Элеос

И вот, спустя чуть более чем два месяца, новая глава вышла!
Как предлагали мне читатели, я больше не буду ничего обещать, и вообще стану оценивать потребное на написание время пессимистично. Так что следующую можно начинать ожидать в мае :)

Вновь хочу предупредить вас, что, согласно протоколу тестирования, все слова сказанные ранее остаются в силе до тех пор, пока не будет сказано обратное :)
То есть, такое утверждение как "это POV и ГГ не всегда прав в своих предположениях" и "персонажи не обладают всей полнотой информации" действуют на постоянной основе :)

Огромная благодарность товарищу Syntepon, чьи полезные идеи позволили расширить несколько сцен в этой главе, и добавили много сцен в будущие главы :)

Ничуть не меньшая благодарность товарищу kifats'у, за ценные советы и полезные вопросы :)

Приятного чтения! :)

Фу-у-ух, отредактировал... И всего-то одну ночь не поспал, подумаешь...
**GORynytch**

Жарко. Жарко, жарко, жарко! Как в духовке! Может, действительно переселиться в Кристальную Империю? Если пилотный проект выгорит, то вопрос расстояния резко потеряет актуальность. Или же узнать, есть ли у пони аналог кондиционеров… хотя даже не знаю, нужны ли они им. Пушистые четвероногие не выглядят страдающими, даже наоборот. Впрочем, недовольных жизнью пони я пока ни разу не видел, если не считать злючки-Лайми. Но ей простительно. Им всем простительно, с их-то условиями работы. Пинки — она ж чего такая весёлая? Потому что после каменной фермы любое другое место раем покажется…

 — А-а-артур-р-р-р… — несмотря на то, что моё имя было произнесено с чувством глубокого удовлетворения, я на секунду почувствовал себя так, будто встретил тигра посреди дороги на работу. — Ты очень вовр-р-р-ремя…

Ой-ей. Только черта помяни. И… что-то с ней не так. Вместо обычного высокочастотного писка — глубокий, грудной голос, взгляд затуманен и ни на секунду не останавливается, шаря по мне, словно в поисках самого вкусного куска, который надо вырвать первым.

 — Привет, Пинки, — осторожно поприветствовал я вечериночную пони.

 — Мне на-а-адо, — не обращая внимания на мои слова протянула она. — Я больше не могу терпеть! У меня уже всё зудит, здесь, и здесь, и везде!

Так, мне уже страшно. Осталось последнее средство, и если оно не поможет, то надо бежать. Хотя убежишь от неё, она мотоцикл обгонит…

 — Обнимашки? — предложил я, приглашающе протянув к ней руки.

 — Обнимашки!!! — радостно завопила Пинки, тут же забыв про весь свой облик «изнемогающей леди», и бросаясь вперёд. — Йе-е-ей!!!

Фу-у-ух, пронесло! «Пинки никогда не отказывается от сладостей и обнимашек». Это тоже один из целого сонма слухов, которые цветочницы мне рассказали про розовогривую милаху. И естественно, я не мог их не проверить… уж больно это было похоже на байки в духе «рассыпьте перед вампиром горсть риса, и он будет собирать, пока не соберёт всё». Не знаю как насчёт вампиров, но насчёт Пинки слухи оказались чистейшей правдой!

 — Так, и что же тебе надо? — поинтересовался я, уже догадываясь об ответе.

 — Вечеринку, конечно же! Ты сказал, что Трикси твоя ассистентка, значит, теперь она будет жить тут! И ты обещал помочь устроить приветственную вечеринку, я помню!

 — Ага. Ну, раз обещал, значит, сделаю, — с тоской произнёс я, отстраняясь от пони. И без неё жарко. — Только, Пинки, у меня есть серьёзный вопрос.

 — Какой? — с любопытством наклонила голову она.

 — Пойдут ли пони на приветственную вечеринку к Беате. Ещё можно найти след от магической банки, которой она накрывала Понивилль, и многие наверняка не порадуются тому, что она теперь будет жить здесь.

 — Не беспокойся, глупышка, пони не помнят зла, — рассмеялась она. — А если кто-то и будет кукситься, то тётушка Пинки сама проследит, чтобы на их лица вернулись улыбки!

Я хмыкнул. И ведь искренне верит в то, что говорит. Может, она и права? Я, как ни крути, всё ещё действую, исходя из ожиданий, применимых к людям, а не к пони. А будь тут люди, Трикси бы вообще после своих приколов сидела в тюрьме до старости.

 — Ладно, поверю «тётушке Пинки», — усмехнулся я. — Тогда давай завтра вечером. Беату я куда-нибудь сплавлю так, чтобы было время украсить дом.

 — Йе-е-ей! — радостно завопила розовогривая понька и тут же внесла контрпредложение. — Может, лучше сегодня?

 — Не-е, сегодня ни я, ни Твайлайт насладиться вечеринкой не сможем, — покачал головой я и тут же схватил за хвост мелькнувшую в голове мысль. — Твай вообще после Кристальной Империи сама не своя. Думаю, ей не помешала бы корзина вкусняшек из Сладкого Уголка. Занесёшь ей часика через три-четыре, когда она отоспится? Мы с ней и Луной полночи болтали.

 — Оки-доки! — радостно согласилась Пинки и ускакала.

Вообще, её способ передвижения заставлял меня (в очередной раз!) завидовать пони. Хуфы реально очень многофункциональный орган… тут тебе и пальцы, и обувь, и оружие, и даже джолли-джамперы. Почему у людей нет магии? Я тоже себе такое хочу! Впрочем… я улыбнулся, вспомнив о лежащих в рюкзаке книгах, выданных Гарнетом. Скоро… скоро! Надо только покончить с порталами.

Ох, ну наконец-то дом! На первом этаже должно быть прохладно… или хотя бы прохладнее, чем на улице. Эх, сейчас бы квасу холодненького, да занырнуть в речку… но нет. Ни кваса, ни времени. И так уже затянул со всем, чем только можно. Но вообще идея хорошая… в смысле, с квасом. Я его даже как-то делал, до того как в институт уехал. Интересно, у пони есть чёрный хлеб? Пока что ни разу не видел, но белый есть точно. А это значит, что у них есть и пшеница. Какого чёрта я вообще решил самогон из яблок гнать? Делать мне было нечего… впрочем, сейчас вопрос уже неактуален. Я, конечно, вывернулся, пообещав только не пользоваться аппаратом, а потом быстренько уведя беседу в сторону, но если я теперь попадусь на том, что буду распивать уже имеющееся, то Тия… огорчится. А я до сих пор не знаю, играется она или нет! Видеть же расстроенных пони — зрелище абсолютно душераздирающее. Мне ещё в Империи хватило… бедные Твай и Луна! Хотя Луна-то ладно, она вроде в норме, даже помогала мне со Спайком тормошить Твайку, но вот единорожка… надо будет к ней зайти попозже.


Дома всё было по-прежнему, словно я и не исчезал на неделю. Беата ещё спит, так что можно спокойно принять душ, а потом приготовить завтрак. Нет, стоп. Лучше сначала приготовить завтрак, а потом принять душ, а то пока с ним закончу опять вспотею. Бли-и-ин, как же хорошо, что я, аки умный поросёнок Наф-Наф, построил дом из кирпича! Здесь гораздо прохладнее, чем на улице. Ещё бы кондиционер смастерить из подручных материалов… который раз за день я о нем вспоминаю? Нужен. Однозначно нужен.

Критически осмотрев содержимое холодильника, я со вздохом достал оттуда пару яиц и морковку. Сметана есть? Есть, отлично. Значит, запеканке — быть. Конечно, в такую жару есть не особенно хочется, но мне придётся. Или может начать болеть голова… ещё неплохо было бы сделать морсик из тех лесных цветочков, которые я набрал в Вечнодиком, да поставить его в холодильник. Конечно, за ту неделю, что меня не было, они уже точно завяли, и Беата их наверняка выкинула. Ладно, потом схожу, наберу новых, тут не так уж и далеко.

Насвистывая под нос «Время, вперёд!» Свиридова, я закончил с запеканкой, сунул её в духовку и пошёл в душ. Попутно я раздумывал над сборкой электродвигателя по запросу девчонок Блуси… в теории — ничего сложного. Но вот что будет на практике? Всё-таки ничего сложнее того простейшего опыта с катушкой я не делал, не видя смысла корячиться с самоделками, вместо того чтобы просто заказать изготовленную серийно деталь. Магниты — не проблема, их тут изготавливают любой формы и за пять минут. Корпус, скорее всего, тоже. Катушку намотать сложнее… так, надо сделать нормальный станок с подсчётом витков и полной автоматизацией процесса. Что ещё? Подшипники. Надо будет посмотреть, изобрели ли здесь их аналог.

Выйдя из душа с блаженной улыбкой на лице (Свежесть! Наконец-то!), я заглянул на кухню проверить запеканку, а потом мягко упал в кресло и расслабился. К сожалению, надолго благословенного состояния не хватило, и уже через десять минут я пролистывал первую из Шармовских книжек. Детская привычка, оставшаяся с тех времён, когда долго смотреть на строчки было физически больно. Сначала картинки и подписи к ним, ну и что-нибудь интересненькое, если глаз зацепится, и только потом целенаправленное изучение. Сначала себе всё проспойлерю, и только потом начинаю читать.

Картинок было много, и, проглядывая подписи и пару-тройку абзацев текста около каждой, я разве что только слюной капать не начал. Чего там только не было! Одни только общие данные чего стоят! Элементы структуры кристалла, отвечающие за его цвет, форму, прочность, и ещё десяток других физических характеристик, включая даже вес! А готовые схемы! Кристаллы, взаимодействующие со светом, звуком и температурой! Я сделаю себе кондиционер, и может быть, даже переносной! Йе-ха!!!

 — Арт? — раздался немного удивлённый голос.

 — Собственной персоной, — я поднял голову от страниц и улыбнулся заспанной единорожке. — Привет, Беата.

 — Ты вернулся! — теперь удивление сменилось искренней радостью. Приятно. — Как поездка в Империю?

 — Всё было хорошо, пока не стало плохо, — хмыкнул я, а затем предвкушающе улыбнулся. — Попробуй кинуть в меня каким-нибудь заклинанием. Можно даже сильным.

 — Зачем? — удивилась единорожка.

 — Похвастаться хочу! Давай, не бойся.

Трикси заинтересованно склонила голову, а затем её рог вспыхнул. Медальон завибрировал, и в тот же миг кожу по всему телу охватило ощущение болезненного жжения, как если потереть начавшую заживать ссадину. Влетевший спустя секунду синеватый импульс заклинания растёкся по груди и почти сразу же исчез, словно испарившись.

 — Видала? — горделиво поинтересовался я и прижал кругляш на груди указательным пальцем. Тот еле слышно загудел, а затем ощущение жжения пропало.

 — Амулет щита? Ты за ним ездил? — она аккуратно сбежала по лестнице, и приблизилась, не сводя заинтересованного взгляда с медальона. — И как он работает? Цепляется к коже?

 — Нет. Я спустя месяц после покупки таки догадался осмотреть себя в очках на максимальной чувствительности и обнаружил границу между собой и магией. А дальше, в общем-то, дело техники, — улыбнулся я. — Кстати, Джейд передавала тебе привет. И эклеры.

 — Правда?! — обрадовалась единорожка. — Ура!

Я усмехнулся.

 — Тогда пошли завтракать?

 — Ага!

Разложив по тарелкам запеканку и щедро ляпнув сверху сметану, я сел за стол напротив Беаты.

 — Ну а ты как тут была? Извини, кстати, что не взял тебя с собой. Я в Империю-то поехал случайно… — я осёкся, осознав небольшую несостыковку. — А ты откуда об этом знаешь, кстати?

 — А мы с Флатти за тобой в Кантерлот ездили, — объяснила единорожка и отрезала ложкой кусочек запеканки. — Когда ты не вернулся через пару дней, как обещал.

 — Ездили? За мной?! — поразился я. — Зачем?

 — Думали, что на тебя ядошутка совсем плохо подействовала, и ты опять в больнице лежишь.

 — Ядошутка? Это ещё что? — недоуменно спросил я.

 — Синенькие цветы со странным запахом, которые ты из Вечнодикого притащил, — Беата передёрнулась. — Никогда, никогда больше так не делай!

 — Почему? — удивился я ещё больше. — Они ядовитые? Флатти упоминала только три ядовитых растения в Вечнодиком, и все они имеют красноватую расцветку. Да и я съел один, пока там бродил, но со мной ничего не случилось…

 — А с тобой и не могло, — Беата хихикнула. — Арт-зверушка.

Что-то я уже вообще ничего не понимаю!

 — Так, рассказывай с самого начала, — потребовал я. — Что за ядошутка, чем она опасна, почему она не должна действовать, и если она не должна, то с чего вы вдруг поехали в Кантерлот? И, хоть я и замечательно помню свой таксономический подкласс, но с чего это я вдруг зверушка? От зверушки слышу!

 — Зверушкой тебя Флатти назвала, — рассмеялась единорожка. — И у неё в это время было такое мечтательное выражение лица, что я, придя домой, первым делом сняла образ. Показать?

 — Не-не-не! С начала, — я сразу пресёк явную попытку увильнуть.

 — Ладно… — вздохнула единорожка. — Те цветы, которые ты принёс, называются ядошуткой, и их магия оказывает на пони и других разумных разные неприятные, но не смертельные эффекты.

 — Например?

 — Меняют голос, заставляют волосы расти бесконтрольно…

 — Это с тобой произошло? — я бегло осмотрел пони. Вроде никаких изменений.

 — Нет, я… — Трикси смущённо опустила глаза, — превратилась в жеребёнка.

 — Карма, — ехидно прокомментировал это я.

 — Что? — не поняла единорожка.

 — Воздаяние. За Перфект Майта, с которым ты провернула то же самое, — объяснил я.

 — Неправда! Ничего общего! Он просто уменьшился, а я именно превратилась! Знаешь, как сложно жеребятам контролировать магию? А особенно страшно было из-за того, что я не знала, почему это произошло и что делать дальше!

Прекратив представлять себе, какую милоту бы являла собой мелкая Беата, я попробовал поставить себя на её место. Снова стать ребёнком… ну, в принципе, не так уж и плохо. Особенно здесь! Кругом лошадки, и наверняка не откажут, если попросить прокатиться! И любовный туман с мозгов сойдёт. Да сплошные плюсы!

 — Подождала бы десяток часов, оно бы само и прошло, разве нет?

 — А вдруг не прошло бы? А вдруг я бы так и осталась жеребёнком? — возмутилась единорожка. — Кроме того, Зекора сказала, что эффект ядошутки сходит за несколько недель!

 — И ты не захотела показываться мне жеребенком? — укорил я Беату. — Наверняка ты была милашкой!

 — Я даже на себя не была похожа! Стала каким-то мелким коричневым недоразумением. Коричневым!!! А метка выглядела так, словно её краской намалевали!

 — Что плохого в коричневом? — удивился я.

 — То, что я вообще на себя не была похожа, — объяснила единорожка. — Я сразу же пошла к Флатти за помощью, а у неё в гостях Рэрити была, так она меня даже не узнала. А когда я сказала, что я Трикси — так ещё и не поверила! Решила, что это у меня игра такая!

А вот это уже куда более неприятно, как ни крути.

 — Страшно дело. Но Шай-то поверила?

 — Да. Сразу же, — Беата улыбнулась. — Хорошо, когда у тебя есть друзья.

 — Да-а? — ехидно протянул я. — А как же «Великой и Могучей Трикси друзья не нужны»?

 — Глупая была, — легко признала единорожка. — Я тогда думала, что и одна легко со всем справлюсь.

 — А теперь нет? — продолжил ехидствовать я.

 — Ну… да, могла бы и сама, но это другое, — единорожка мечтательно прикрыла глаза. — Знаешь, такое тёплое-тёплое чувство в груди от того, что я не одна и есть те, кто всегда меня выслушает, всегда поверит и всегда поможет. От него петь хочется!

На мгновение я ощутил то, что она описывала. Да… когда-то я тоже наслаждался этим чувством. Когда-то…

 — А ты что делал в Империи? — сменила тему Беата. — И почему «сначала было хорошо, а потом стало плохо»?

 — В Империю меня позвала Луна прокатиться с ней за компанию. Когда-то в прошлом, когда я тут только осваивался, я её тоже об этом просил, так что я согласился, тем более что у меня появилась идея насчёт амулета. Как видишь, он работает…

 — Вижу, — кивнула Трикси. — И это заняло целую неделю?

 — Ну, пока Гарнет думал, что да как, Джейд нашла мне занятие — в очередной раз помочь бедным кристальным понькам в качестве курьера, способного перемещаться в агрессивной среде.

 — Снова во дворец? — хихикнула Трикси, прекрасно помня, с каким отвращением я к этой повинности относился ближе к нашему отъезду.

 — Нет, туда они уже и сами замечательно ходят. Меня отправили в шахту, откуда раньше черные кристаллы добывали. Там, оказывается, надо чётко соблюдать технологический процесс, или начнётся что-то вроде заражения, черные кристаллы прорастают в обычных и стремятся распространиться дальше. В шахте именно это и произошло — весь нижний уровень «зарос». Выглядит, кстати, похоже на кусты клубники, только с полупрозрачно-черными листьями и совершенно черными усами, а так — полный Tiberium Sun.

 — А что это? — не поняла единорожка.

 — Забей, долго рассказывать, — отмахнулся я. — Так вот. Пони туда спуститься не могут, а артефакты там разряжаются за считанные минуты. Вот они и отправили меня с заданием добраться до производственной части шахты и достать зародыши всех кристаллов, которые могли сохраниться в лабораторной секции, а потом наломать десяток-другой «усиков» с черных кристаллов. Ничего особенного, буквально сходил туда и обратно. Правда, не по себе было всю дорогу.

 — Почему? — удивилась единорожка.

 — Шахта, заброшенная тысячу лет назад, в которой выращивались кристаллы для местного тёмного властелина… абсолютная тьма, абсолютная тишина, а из источников света только факел. Бр-р-р.

 — Боишься темноты? — поддразнила меня Трикси.

 — Напомни мне как-нибудь почитать тебе Лавкрафта, — прищурился я. — Я потом посмотрю, как ты будешь к темноте относиться.

 — Я ещё в детстве темноты не боялась!

 — Спорим?

Беата с сомнением посмотрела на протянутую ей руку.

 — А давай!

Я торжественно пожал ей лапку. Ох и пожалеет она об этом…

 — Так, о чём я? А, да. Кристаллы достал, мне были безумно благодарны и обещали хорошие скидки на продукцию, это нам в будущем понадобится.

 — Ну хорошо, один день, — улыбнулась Трикси. — Или ты несколько раз в шахту спускался?

 — Вообще-то это уже второй день был, — показал я ей язык. — Первый день я провёл в Кантерлоте, и ты, кстати, не спрашивала, как у меня всё прошло с «коллегами».

 — Я и так знаю, — хихикнула Беата. — Пришёл, запугал всех древолками и ушёл.

 — Фу, как грубо, — хмыкнул я. — А вот и нет. Впрочем, там действительно ничего интересного не было… эх, ладно, на самом деле почти всё это время я просидел вместе с Гарнетом за разработкой медальона. Это, оказывается, уйма мороки — считать, выращивать, экспериментировать, корректировать, снова выращивать…

 — Понятно, — кивнула Трикси, а затем нахмурилась. — Погоди, а почему тогда ты говорил, что всё стало плохо?

 — А… это уже в последний день было, — поморщился я. — Я как раз получил готовый медальон и пошёл во дворец узнавать, собирается ли Луна обратно или нет. Изначально-то она поехала помочь Твай разобраться с запаянными в кристалл пони, которых мы с Оникс нашли в лаборатории Сомбры, — я вздохнул. — Ну и, если коротко, то у них ничего не получилось.

 — Даже у принцессы?!

 — Ну, Сомбра тоже был не лыком шит. Там какая-то очень хитрая магия, и, честно говоря, из объяснений Твай я уловил только самую суть. Кристалл поддерживает пони живыми только пока он сам целый. Повредишь кристалл — и он восстановится, вытягивая силы из заключённого, разобьёшь — и… всё. Без ключа — никак. Я пришёл как раз когда Твай с Луной объясняли это кристальным пони, которые надеялись, что их родственников вот-вот освободят. Зрелище, конечно…

Я замолчал. Самая дрянная вещь в человеческой памяти — её избирательность. Чтобы запомнить что-то полезное приходится стараться день ото дня. А вот слезы сухонькой бабушки в доме престарелых врезаются в память так, словно их лазером выжигают прямо на сетчатке глаза. Пони производили впечатление не столь тягостное, но их было много, много больше. Порядка трёх сотен.

 — Твай это подкосило, — вздохнул я. — Дурёха в очередной раз решила, что всех подвела. Я ещё попозже к ней схожу.

 — Я с тобой! — быстро заявила единорожка.

Я скептически на неё покосился.

 — Эм… а зачем?

Обожаю задавать неуместные вопросы серьёзным тоном. Всегда забавно наблюдать за реакцией.

 — Ну… я… — единорожка начала медленно краснеть. — Мне… её… ну… жалко?

Я хмыкнул.

 — Что?! — тут же надулась Беата.

 — Толку ей с жалости? Её занять чем-то надо! Так что как пойдём, сделай мордаху понаглее и постарайся её в какой-нибудь спор затянуть, как в прошлый раз.

Единорожка вытаращилась на меня с выражением крайнего удивления в глазах.

 — Ну и что ты так смотришь, будто я резко красивым стал? — хмыкнул я. — Жалость, моя дорогая, нужна только тому, кто жалеет, а Твайлайт жалость сейчас вообще противопоказана, потому что она ещё, чего доброго, начнёт думать, будто достойна такого отношения. Между тем, нифига подобного. Я лично могу ей только восхищаться. Билась до последнего и не достигла цели лишь потому, что это невозможно. Вбить бы это ещё в её мнительную голову! Так, ладно… ты кристаллы зачаровала?

 — Какие?

 — Для катушек, я давал задание, перед тем как уехать.

 — А! Да, зачаровала, — единорожка кивнула и ускакала в свою комнату, откуда вернулась с небольшим мешочком в телекинетическом поле. — Вот.

 — Отлично, значит, ещё заглянем к Винил, скажем, что может забирать заказ, — кивнул я. — Пойду соберу схему. Метконосцы же закончили наматывать катушки?

 — Ага. Кстати, они тоже несколько раз заходили — узнать насчёт оплаты.

 — Ай-яй. Значит, надо ещё и их найти, а то нехорошо получается.

И, подхватив мешочек с кристаллами, я направился в мастерскую. Заготовки под схемы я сделал загодя, осталось только всё подключить и проверить, что работает. И… всё работало! Эх, всё-таки, что у пони не отнять, так это способность схватывать на лету. И, похоже, это всё-таки видовое. Сначала Винил, потом Твай, теперь вот Беата… удобно, чёрт побери.

Оставив готовые катушки в мастерской, я вернулся в дом. Так-с, пора заняться делом! Порталы сами себя не построят.

 — Беата! — позвал я.

 — М-м? — она выглянула с кухни, интенсивно жуя эклер.

 — Как доешь — приходи в кабинет, выдам ценные указания. Нас ждут великие дела!

 — Я уже!

Я поманил её за собой в кабинет.

 — Смотри… — я вытащил из сумки свою рабочую тетрадку и пролистал до листов с элементной базой, где первым же шёл сумматор. — Нужно сделать кристалл, который действует как блок взаимосвязанных переключателей, вот по такой схеме. Сможешь?

 — Нет, — покачала головой единорожка. — С такими только к земным пони.

 — Чёрт, — я вздохнул. Значит, простых решений не будет. — Ладно, я, в общем-то, не особо надеялся. Тогда мне нужны вот такие и вот такие. Они как вентиль на трубе, если здесь закрыть, то здесь, наоборот, открывается. Реагировать, естественно, должны на электричество, порог срабатывания… в два малых эталона. Сможешь?

 — Эти запросто, — кивнула она. — Сколько нужно?

 — Много, — вздохнул я. — В сумме полторы тысячи штук наберётся.

Единорожка скривилась.

 — Срочно?

 — Хотелось бы… сильно сложно?

 — Если напрячься, то штук пятьсот в день сделать смогу.

 — Значит, без особого напряга, по двести пятьдесят. Итого… шесть дней. Ладно, начинай. А, да, они будут одинакового размера?

 — Конечно!

 — Сделай один и принеси мне. Надо знать, на что рассчитывать.

 — Хорошо. Это для порталов?

 — Угу. Я пока займусь схемой.

Беата кивнула и ушла в мастерскую, а я включил планшет. Так-с… придётся схему переделывать с учётом того, что у меня есть только транзисторы. С этим сравнительно просто, только нарисовать образцы и написать макрос для подстановки.

Где-то в первой четверти этого процесса вернулась Беата с первым готовым кристаллом. Отложив его в сторону и поблагодарив единорожку, я погрузился в привычную по родному миру конструкторскую деятельность.

Вообще, кристаллы, как ни крути, великолепный материал, позволяющий не обращать внимания на целую кучу мелочей, которые, по факту, мелочами не являются, вроде переходных процессов в полупроводниках, проблем с формой сигнала, шумами наводок… фактически, создание схем упрощалось до уровня логического эмулятора, поскольку на все вспомогательные элементы можно свободно положить болт. Имея такую элементную базу, я просто сидел и плакал. От счастья. Всё равно, что радиолюбителю времён тёплых ламп выдать современную схемотехнику, пусть и с куцыми даташитами. Но проблема всё-таки была… и заключалась она в том, что миниатюризации кристаллы поддавались удручающе плохо. Образец, который притащила Беата, был размером где-то со старый добрый МП-40. Только без выводов, вместо которых служили грани. Охренеть, как я это монтировать буду?! И это ведь не однократное действо, вычислителей потребуется много!

Решив, что лучше крепко подумать сейчас, чем долго мучиться потом, я снова засел за планшет и радикально переработал свой «микроконтроллер», оптимизировав всё, что только можно и сделав больший упор на микрокод. Количество элементов в процессе снизилось с тысячи двухсот до семисот (и то спасибо, что кристаллам не нужна обвязка, а то элементов бы получилось тысячи три). И всё заточено только под одну-единственную задачу: решить конкретную систему уравнений. Ещё нужен блок датчиков, но тут вряд ли будет больше полусотни дополнительных элементов.

Ладно, в сущности, жить можно. Нарисую это для начала на ватмане и соберу навесным монтажом, а когда всё заработает, можно будет подумать и о том, чем в моих условиях можно заменить печатные платы. В голову почему-то лезут извращённые идеи вроде досок с вырезанными на них канавками, в которые залита медь или ещё какой проводник. Кристаллы кладём в лунки и сверху накрываем другой такой доской. Не, что-то меня занесло. Как говорится, то, что идея пришла в голову первой вовсе не означает, что она правильная.

После на скорую руку приготовленного обеда мы продолжили заниматься своими делами. Трикси пошла и дальше клепать кристаллы, а я добил и перепроверил схему, а затем начал переносить её на ватман с учётом размера кристаллов и того, что их ещё надо будет как-то соединять. Нарисовав от силы восьмую часть, я плюнул и решил, что на сегодня хватит.

 — Всё, не могу больше! — простонал я, выходя в гостиную, где Трикси что-то чиркала в блокноте.

 — А я уже два часа как закончила, — похвасталась единорожка. — Даже в два раза больше чем нужно сделала.

 — Ого! Сильно устала?

 — Не очень, — она телекинезом отщипнула от эклера четверть и, не глядя, отправила её себе в рот. — Кристаллы качественные, заклинание простое. Просто долго и скучно.

 — Понимаю. Ну, тогда я тебя порадую, после всех сегодняшних изменений мне потребуется всего семьсот двадцать кристаллов, так что завтра тебе придётся сделать в два раза меньше, а потом займёмся задачкой куда более творческой.

 — Йей! А какой?

 — Нужно будет сделать кристаллы, замеряющие параметры для расчёта портала, ну и там ещё по мелочи, объясню на месте.

 — Вроде не сложно.

 — Ага. Я сейчас в душ, и к Твайлайт. Ты со мной?

 — Конечно!

Под струями прохладной воды я вспомнил, что завтра ещё надо с Пинки вечеринку устраивать. У-у-у! У меня такой прекрасный, уютный домик… в который, хнык, придётся, хнык, запустить целый (хнык!) табун празднующих понек. Я с содроганием вспомнил, как выглядела библиотека Твай во время моей встречи. Озеро с поньками заместо воды! А потом ещё наутро убирать мишуру от хлопушек, транспаранты, и всю оставшуюся жизнь при мытье пола наматывать на пальцы разноцветные волосы, потому что единственный способ с концами вывести эту дрянь из дома — авиабомбы серии ЗАБ! Не хочу-у-у-у!!!

Черт побери, это мой дом. Мой! Я могу звать сюда кого угодно по своему желанию, я только рад, если приятные мне люди… м-м-м… разумные, пользуясь приглашением, живут у меня же на втором этаже (покуда они не собираются там навеки поселиться, конечно же…), но табун малознакомых пони — это уже беспредел! И дело даже не в мусоре, хоть его и правда будет дохрена, и не в том, что они могут мне чего-нибудь испортить, вещи — это всего лишь вещи. Просто… не хочу! Дом — это почти священное место. Та часть мира, в которой безоговорочно действуют только мои правила и законы. Ну… мои, и ещё физики. Но всё-таки во вторую очередь — мои! И табун посторонних в этот параметр как-то не вписывается. Это всё равно, что улитка бы к себе в раковину гостей приглашала! Может, не обязательно устраивать эту фигню дома? Снять какую-нибудь кафешку, вроде той, в которой я во время грозы сидел. И волки сыты, и овцы целы, и пастуху вечная память.

Выйдя из душа и быстро переодевшись в чистое, я со вздохом надел на голову творение Рэрити и открыл входную дверь, отчего мне в лицо дыхнуло влажным жаром раскалённой духовки. Блин. Ещё хуже, чем утром.

 — Готова? — окликнул я Беату.

 — Да. Идём?

 — Пошли, — согласился я. — А что в сумках?

 — Пустые. Я потом ещё к Рэр хотела зайти, она как раз должна закончить мою новую одежду для выступлений.

 — Больше не веришь в собственные силы? — улыбнулся я.

 — Ну… она в пух и прах раскритиковала мой сценический плащ и предложила кое-что поинтереснее…

 — И было проще согласиться, чем объяснять, почему тебе это не нужно, — понимающе кивнул я. — Рэрити в своём репертуаре.

 — Нет! Мне самой понравилась идея!

 — А… ну тогда ладно.

 — Вы с Рэрити не ладите? — проницательно предположила Беата.

 — Да не то чтобы… — я вздохнул. — Острое несовпадение вкусов, окончившееся небольшой ссорой. Как-то после этого у нас отношения сложились довольно прохладные.

 — Но ты же заказываешь у неё одежду.

 — Заказываю, ага, но только потому, что больше не у кого. Нет, она в своём деле хороша, но каждый заказ буквально приходится отвоёвывать. А если этого не сделать, то получается… — я с отвращением снял с головы шляпу и поболтал ей в воздухе, — это.

 — Красивая же! — возмутилась Трикси.

 — Вот именно, — вздохнул я. — А мне нужна была функциональная. Как у Эпплджек.

 — Кстати! — вспомнила вдруг единорожка. — Она тебя искала. Несколько раз заходила за эту неделю.

 — Искала? Зачем?

 — О чем-то хотела поговорить, видимо, — пожала плечами Беата.

 — Логично, — признал я. — Ладно, всё равно надо девчонкам честно заработанное отдать, заодно и с ней встречусь. Скорее всего, это как-то связано с теми радужными яблоками, которые я из Вечнодикого принёс.

 — Может быть. Но она выглядела недовольной и даже что-то буркнула про то, что ты от неё прячешься.

 — Делать мне больше нечего, — хмыкнул я.

По пути к библиотеке Твайлайт Беата рассказывала мне подробности их поездки в Кантерлот. Оказывается Флатти, когда я не вернулся в указанные собой же сроки, очень обеспокоилась и решила, что ядошутка оказала на меня какое-то особо неприятное воздействие и теперь я лежу в больнице с отравлением. А раз так, то надо меня проведать и поддержать, тем более что в этом потенциальном отравлении она винила себя. Дескать, забыла рассказать про ядошутку — значит, виновата.

В своих попытках узнать, что со мной произошло Флатти дошла аж до Селестии (неподдельное уважение в голосе Трикси при описании этого момента) и успокоилась, только узнав, что я просто уехал в Кристальную Империю вместе с Луной и никаких признаков отравления у меня не было.

 — …вот тогда она и сказала, что тебе ядошутка и не страшна, как и другим зверушкам, — Трикси снова хихикнула.

Почему-то её веселила мысль о том, что я — зверушка. Или ей просто слово кажется забавным?

 — Ну, она довольно приятная на вкус. Освежающая, — я улыбнулся. — Из того букетика я собирался лимонад приготовить.

 — Напитки из ядошутки?! — ужаснулась единорожка. — Предупреди меня заранее, я найду себе какое-нибудь дело подальше от дома.

 — Договорились, — усмехнулся я. Вот и отмазка подоспела… не портить же Пинки сюрприз?

Библиотека, на удивление, встретила нас полной тишиной. Я негромко постучал по двери.

 — Есть кто?

 — Привет, Арт, — из кухни выглянул Спайк. — Привет, Трикси.

 — Привет, Спайк, — ответил я, в то время как единорожка просто помахала лапкой. — Твай уже проснулась?

 — Она и не ложилась, — он вздохнул. — Повалялась в кровати, а потом заперлась в подвале с расчётами.

 — Вот же!.. — я проглотил окончание и покачал головой. — Ладно. Я пойду и попытаюсь её оттуда извлечь.

 — Это уже сделала Пинки. Увела её пробовать какой-то «супер-вкусный тортик».

 — А ты чего не с ними? — немного удивился я.

 — Надо прибраться в библиотеке, тут, пока нас не было, всё пылью заросло, — гордо ответил Спайк. — Да и что за торт без кристаллов?

 — Дело вкуса, — усмехнулся в ответ я. — Мне нравятся именно такие.

 — Мне тоже, — согласилась Беата.

 — Тогда вы можете попытаться их догнать, — предложил он.

 — Хм… почему бы и нет? — я повернулся к единорожке. — Ты со мной?

 — Нет, я лучше пойду к Рэрити, — решила Беата.

 — И то верно, сладкого тебе на сегодня хватит, — поддразнил её я. — Передавай Рэр привет.

 — И мой! — крикнул с кухни Спайк. — Ай, нет, подожди! Я с тобой!

Усмехнувшись такому развитию событий и помахав им рукой на прощанье, я отправился в сторону «Сладкого Уголка». В принципе, это даже хорошо, что Беата решила со мной не идти, как раз обсужу вечеринку с прочими причастными.

Идя по ухоженным улочкам Понивилля, я решил, что жара понькам всё-таки не страшна. Я бы в такую погоду добровольно на улицу не вышел, а им хоть бы хны. Жеребята носятся как угорелые, там и сям гуляют группки пони, музыка играет… приятная, кстати… о!

Я подошёл поближе к собравшейся полукругом группе пони. Окружали они знакомую мне единорожку хлорофитумной раскраски, сейчас с закрытыми глазами перебирающей струны большой арфы. Музыка не была похожа ни на что ранее слышанное и чем-то удивительно цепляла…

Закрыв глаза, я дослушал мелодию до конца, и, когда в игре выдался небольшой перерыв, зааплодировал вместе с окружающими пони. Услышав необычный звук хлопков, Лира открыла глаза, кивнула мне с улыбкой, а потом заиграла снова. Увы — хоть мне и хотелось остаться до конца этого импровизированного выступления, дела не ждали. Зато дальнейший путь до «Сладкого Уголка» я проделал с улыбкой, забыв о жаре и размышляя о том, что это первый раз с момента моего появления в Эквестрии, когда я слушаю музыку пони. И очень зря, оказывается, я многое терял! Если Лира даёт концерты на постоянной основе, надо будет обязательно прийти и послушать ещё. А ведь я ещё не слышал ни игру Октавии, ни творения Винил.

В кондитерской было на удивление пусто — так что Пинки нашлась не за прилавком, а за одним из столиков рядом с отстранённо жующей тортик Твайлайт.

 — Привет, — улыбнулся я и сел рядом с земнопонькой. — Вы-то мне и нужны.

 — Привет-привет! — радостно воскликнула она. — А зачем?

 — Поболтать, провести время в хорошей компании… — я подмигнул Твай. — Тортик съесть. Шоколадный. Найдётся?

 — Оки-доки! Сейчас принесу, — земнопонька, нисколько не смущаясь, перелезла через меня и ускакала в сторону кухни.

Проводив её взглядом, я повернулся к откровенно вялой единорожке.

 — Твай, собралась менять наставницу? Луна будет рада.

 — С чего ты взял?! — чуть не поперхнулась десертом она. Ну, хоть из своей прострации вышла.

 — Ну… режим, как вижу, уже синхронизируешь.

Она слабо улыбнулась.

 — Спайк сказал?

 — А то по тебе незаметно, что спала ты давно и недолго… Твай, мы же обсуждали это в поезде. От того что ты себя загонишь, пони в кристаллах лучше не станет.

 — Не могу я уснуть, — вздохнула она. — В голову лезут мысли о том, что можно было бы всё-таки попробовать… перегрузить вложенное заклинание несколькими точечными воздействиями с одновременной дестабилизацией физической структуры кристалла, или изменить заклинание телепортации так, чтобы оно позволяло переместить только часть объекта, надо только очень точно рассчитать границу воздействия…

 — Луна вроде бы говорила, что все безопасные методы вы попробовали, — прервал её я.

 — Угу, — она опустила голову. — Это опасно.

Я покачал головой.

 — Никакой спешки ведь нет. Расслабься.

 — Есть! Там пони, которые надеются на мою помощь!

 — Не на конкретно твою, — уточнил я. — А на помощь вообще. Сейчас над этим работаешь ты и Луна, а когда пару кристаллов перевезут в Кантерлот, к этому подключатся и другие маги. Рано или поздно решение будет найдено.

 — Поздно — это когда? — грустно спросила единорожка. — Когда у их внуков уже будут свои внуки? Ещё позже?

 — Какое вопиющее отсутствие оптимизма, — хмыкнул я. — Но если делать что-то только ради того чтобы занять себя, ничего хорошего из этого не выйдет. Ну, допустим, ты просчитаешь один из своих вариантов. Рискнёшь и убьёшь кого-то. Кому от этого будет лучше? Тебе?

 — Нет!

 — Вот именно. Так что расслабься. Отдохни, выспись, сделай перерыв — и после этого сможешь взяться за дело со свежими силами. Может, и идеи новые появятся.

 — Ты прав, — она глубоко вздохнула. — И Луна права. Просто… как ты говорил? «Комплекс Атланта»?

 — Ага, — я улыбнулся и, потянувшись через стол, легонько потрепал её по гриве. — Переключись на что-нибудь другое, хотя бы до тех пор, пока изучение кристаллов не начнут другие маги в Кантерлоте.

 — Попытаюсь, — она улыбнулась слегка виновато.

Мда… так, ясно все с ней. Скорее всего, она честно попытается последовать моему совету, но только до тех пор, пока «в голову мысли не полезут». Мне понадобится Спайк.

 — А вот и тортик! — Пинки поставила передо мной поднос и вновь перелезла через мои колени на своё место. — Я что-нибудь пропустила?

 — Нет-нет, я как раз ждал, пока ты вернёшься. Хотел кое-чего у вас спросить по поводу завтрашней вечеринки.

 — Ты обратился к правильным пони, — скорчив серьёзную мордашку, ответила Пинки.

 — Это точно, — хихикнула Твайлайт. Кажется, потихоньку приходит в себя… жаль, но это впечатление обманчиво. Когда я с ней утром расставался, она тоже казалась успокоившейся.

 — В общем. Я не очень хочу устраивать этот праздник у себя дома, вот и хотел узнать, что вы можете посоветовать. Скажем, арендовать какой-нибудь ресторан или кафешку…

Я осёкся. Пинки смотрела на меня глазами размером с чайные блюдца.

 — Нет! Нет-нет-нет-нет! Так нельзя! — возмутилась она, энергично тряся головой. — Тебе же нравится Трикси! Ты сам говорил!

Не понял. Это тут ещё при чём?

 — Плохая идея, — подтвердила Твайлайт, отвечая на мой незаданный вопрос. — Это будет нарушением традиции, а мы всё-таки в городке земных пони, относящихся к этому очень серьёзно.

 — Очень! — закивала Пинки.

 — Традиция вечеринок? — удивился я. — Да, народ, вы не устаёте меня поражать.

 — Вечеринка — это нововведение Пинки, — признала Твайлайт. — Но лежащий в её основе праздник приветствия старше Эквестрии и в том или ином виде распространён везде, где живут преимущественно земные пони. Это ритуал знакомства, представления всем нового жителя, видоизменённый и урезанный вариант старых брачных традиций…

Да ну?! Серьёзно?

 — …в старые времена новых пони представлял табун, к которому они присоединялись, и лишь в редких случаях, скажем, для знахарей делалось исключение, когда городок представлялся им, а не наоборот. Согласно традиции, только после окончания ритуала знакомства новый житель мог рассчитывать на помощь всего сообщества, а другие пони — на него самого. В этой традиции важнейшую роль играла принимающая сторона, те, кто предоставил пришедшему дом, и те, кто ручался за него перед другими пони. Сейчас это не имеет такого значения, потому что пони может купить дом и переехать сама, но тогда праздник организовывают друзья новоприбывшего сразу, как только они появляются, но тогда праздник проводится в доме новой пони.

 — Ух ты, а я и не знала! Твай, ты просто супер умная! Умная-умная-преумная! — Пинки хихикнула и обратилась ко мне. — А почему ты не хочешь, чтобы праздник был у тебя?

 — Не люблю толпы народу, особенно у себя дома, — поморщился я.

 — А, наверное, это потому, что ты произошёл от хищников! — оживилась единорожка. — Я читала, что многие животные покидают свои жилища, если в тех появляется посторонний запах или…

 — И ты туда же, — я печально вздохнул. — Второй раз за этот день меня в глаза обзывают зверушкой.

 — Арт! Нет! — ужаснулась Твайлайт. — Я ничего такого не имела в виду!

 — Да ладно, я тебя просто дразню, — усмехнулся я.

 — Опять! — воскликнула она. — Когда я перестану попадаться на это?

 — Буду надеяться, что никогда, — я показал ей язык. — Ладно, раз такое дело…

 — Если хочешь, то можем организовать вечеринку у меня в библиотеке.

 — Точно! — радостно воскликнула Пинки. — Или у меня, прямо здесь!

Я задумался. Хочу ли я? О, ещё как хочу! Предложение Пинки так вообще именно то, что я изначально планировал, но… ввиду полученных объяснений вариант отпадает. Или наоборот, если за Трикси «поручится» Твайлайт, с которой они вроде как в натянутых отношениях, это будет лучше? М-м-м… может быть. Но тогда это покажется другим недоверием с моей стороны. Да и сама Беата воспитана в традициях земных пони. Чёрт!

 — Да нет, не нужно, — я вздохнул. — Не такая уж это и большая проблема. Тогда по поводу самой вечеринки, есть у меня пара идей…

 — О, это будет здорово! — воскликнула Пинки.

 — Почему? — внезапный энтузиазм поньки слегка сбил меня с толку. — И вообще, я же ещё ничего не сказал!

 — Ты сказал, что у тебя есть «пара идей», — хихикнула она. — В Кристальной Империи ты сказал то же самое, и было просто улётно!

Вспомнив обстоятельства, я передёрнулся. Ну уж нет! В этот раз у нас культурное мероприятие, а не пьянка в стиле «Арт идёт в отрыв».

 — Так вот, идеи следующие…


Обсуждения затянулись где-то на полчасика, после чего я распрощался с поньками и вышел на улицу. Так-с… сначала в библиотеку, а потом на Яблочные Акры? Вообще это не то чтобы по пути, но Твай действительно надо отвлечь, и не словами. Либо тормошить её постоянно, пока её не попустит (но для этого надо с ней рядом находиться, а у меня и так дела есть), либо… сделать так, чтобы она сама занялась чем-то другим. И уж что-что, а систему приоритетов фиолетовой единорожки понять нетрудно. Остаётся только ею воспользоваться…

Так что я решил всё-таки сделать крюк и зашагал было в сторону библиотеки, когда вспомнил, что Спайк пошёл к Рэрити вместе с Трикси. Блин! Идти в «Карусель»… далеко, долго, ещё более не по пути, Спайк мог уже вернуться… ещё и эта жара! Ну нафиг. Лучше попрошу Эпплблум отнести ему записку. Опять позориться буду — понячьим правописанием я так заняться и не удосужился. Профессор фигов. Как я только преподавать буду?

Пройдя небольшой поворот, я увидел впереди телегу, которую неспешно везла очень знакомая земнопони. Похоже, домой идёт с рынка… видел я её пару раз торгующей там, но, естественно, не подходил. Зачем лишний раз раздражать девчонку? В конце концов, она принимала непосредственное участие в эвакуации моей горелой тушки из Вечнодикого, так что я ей вроде как обязан. А яблоки можно и через Эпплблум заказать. Я улыбнулся, вспомнив, как она при этом так забавно себя ведет — явно гордится и думает, что уже совсем взрослая.

Впрочем, с Эпплджек встреча не такая уж и неудачная — она же, вроде бы, хотела со мной поговорить?

 — Добрый вечер, — вежливо произнёс я, быстрым шагом нагнав телегу.

 — Добрый, — она покосилась на меня. — Меня ищешь?

 — Тебя и Эпплблум, — кивнул я. — Беата передала, что ты меня искала.

 — Эт точно, искала. Я за тобой уже несколько недель гоняюсь!

 — Да ладно? Меня вроде бы легко найти, и твоей сестре это удаётся без малейшего труда, — сказал я, с интересом её разглядывая. Неужто правдопони опустилась до мелкой бытовой лжи? Если так — то что-то крупное сдохло.

 — Вот именно! Но стоит прийти мне — и тебя всегда нет дома, — проворчала она.

Хм… нет, не врёт.

 — В принципе, да, за последний месяц я дома был дня три, — хмыкнул я. — Ну, вот он я. Ты по поводу дэш-яблок?

 — Дэш-яблок? — она усмехнулась. — Ей понравится. Они называются «зап-яблоки», сахарок, но о них и потом поговорить можно. У меня другое… я тут подумала над тем, как относилась к тебе всё это время и решила, что это было недостойно честной пони. Извини.

Э? Э-э-э?! ШО?!! Сегодня что, прощёный четверг? Не, четверг чистый, воскресенье прощёное… нет, стоп, погоди-ка!!!

 — От, сказала что хотела, и сразу на душе полегчало, — удовлетворённо заметила земнопони. — Так что, сахарок, давай забудем о том, что было, и начнём сначала. Лады?

 — Конечно, — я задумчиво посмотрел на поньку. — Только, раз уж такое дело, то не могла бы ты мне кое-чего объяснить?

 — За объяснениями тебе к Твайлайт, сахарок, — улыбнулась пони. — Если только ты не про яблоки спросить хочешь.

 — Нет, это потом, — и только сказав это, я осознал, что она уже недавно говорила то же самое. — Почему ты вообще на меня взъелась?

Земнопонька вздохнула.

 — Хотела тебя на чистую воду вывести, — призналась она после небольшой паузы. — С Твайлайт ты себя ведёшь так, с Пинки иначе, когда у нас в гостях был, снова кем-то другим прикинулся. Честному пони незачем лицо прятать, — она вдруг посмотрела на меня как-то остро. — И прости уж, но веет от тебя чем-то нехорошим, и вообще… явился из ниоткуда, ведёшь себя странно, на древесных волках катаешься, с Дискордом на короткой ноге. Подозрительный ты. Но вроде пони помогаешь, а эт главное.

 — Понятно, — криво усмехнулся я. — Спасибо за честность, Эпплджек.

 — За честность не благодарят, сахарок, — хмыкнула пони. — Хотя для тебя я б сделала исключение.

Ого! Она ещё и в подколки умеет! Ну сегодня прям день сюрпризов.

 — Да-а? — усомнился я, а затем, кое-что вспомнив, улыбнулся. — Ну, раз мы решили вроде как начать с чистого листа, то в гости тоже заходить можно?

 — Можно, конечно! — даже немного растерялась она от неожиданной смены темы. — Эпплы завсегда рады гостям.

Если эти гости — не я. Помню, какими они меня взглядами провожали, когда я уходил.

 — Замечательно, — мечтательно протянул я. — У вас просто объеденные пироги с яблоками, я такие никогда не пробовал и уже оставил надежду попробовать вновь!

Эпплджек посмотрела на меня с удивлением, а затем звонко рассмеялась.

 — Спасибо за комплимент, сахарок, — отсмеявшись, ответила она. — Если подождёшь, то могу даже сегодня испечь.

 — Съесть пирог мира и закопать топор войны, — хмыкнул я. — Ну, если тебе не сложно…

 — Да какие там сложности? Бери да пеки!

 — Тогда — с радостью!

Разговор ненадолго затих.

 — А Блум тебе зачем?

 — Расплатиться, — я легонько дернул рюкзак, чтобы в нем звякнули монеты. — Девчонки мне неплохо помогли.

 — Эт ты про те катушки с проволокой? — понька хмыкнула. — Блум говорила, что не так уж это и сложно. Чего сам делать не стал?

 — Не люблю монотонную деятельность, — поморщился я.

Она хмыкнула.

 — Что?

 — Так не работают. Это люблю, это не люблю… я те так скажу, взялся делать — делай, а не ковыряй изюм из булки.

 — М-м… — я поморщился. — Как-то ты на это однобоко смотришь. Во-первых, не моё это дело — катушки мотать, хоть я и умею это делать. Ну например, захотела Пинки приготовить рогалики с яблочным джемом. Приходит к тебе, говорит: «продай, подруга, баночку». А ты ей: «не-не-не, взялась делать — делай. Вон у меня незасаженный участочек, вот тебе семена вкусных яблок, вот тебе рецепт джема, а как банки из стекла выдувать, тебя Гласс Бловер научит». Нормальный подход?

 — Нет, — признала земнопонька. Хе… тест на гентушность провален.

 — Во-вторых, дело в квалификации. Вместо того чтобы делать что-то, что я могу сделать лучше, я буду сидеть и мотать катушку, с чем и жеребёнок справится, если он старательный и внимательный. Пустая трата ресурса — я бы в это время мог заниматься чем-то таким, чего жеребёнок сделать не сможет при всем желании.

 — Эт да, у нас бабуля тоже яблони не трясёт, — сама нашла пример Эпплджек. — Ты извини, если что. Я те указывать не собиралась…

 — Да забей. Пока ты не настаиваешь на том, что твоё видение мира единственно верное, я не против, — и, вспомнив единственную пони, которая «настаивала», я сменил тему. — Кстати! Не подскажешь, где можно купить или заказать шляпу вроде твоей?

 — Зачем тебе? — удивилась понька.

 — Хочется чего-нибудь более практичного, чем то, что есть сейчас. Рэрити в очередной раз сшила аксессуар, а не предмет для повседневного использования, — я вздохнул. — Всё ещё в новинку для неё такая концепция… так где?

 — В Эппалузе есть небольшой магазинчик, наша дальняя родственница занимается.

 — И далеко туда ехать?

 — Полдня и ночь.

 — М-да… ладно, как-нибудь. Спасибо, Эпплджек.

 — Слухай, сахарок, а чего ты меня всегда полным именем кличешь? Зови ЭйДжей, как все.

 — Да как-то не было у нас повода фамильярничать, — хмыкнул я. — Но раз уж ты разрешаешь…

 — Разрешаю, разрешаю. А то развёл политесы, как на Гале, — добродушно проворчала она. — Расскажи лучше, где ты в это время года спелые зап-яблоки нашёл?

 — Да я даже не искал. Их там довольно много растёт, если зайти достаточно далеко.

 — Насколько много? — заинтересовалась понька.

 — Штук двадцать больших яблонь мне попадалось точно, но я туда всё-таки не за ними ходил, так-то их наверняка больше. А что?

 — Это магические яблоньки, сахарок. Эпплы начали их выращивать ещё когда Понивилль только зарождался. Они плодоносят только раз в год, весной, расцветая и созревая за три дня, и если не успеешь собрать вовремя — оставшиеся на ветках просто исчезнут. А сейчас середина лета!

 — Не сезон, значит… — задумчиво протянул я. — Так они съедобные?

 — Ещё какие! Зап-джем разбирают сразу же, как остынут банки! Я дам попробовать, как придём… подумать только, двадцать яблонь, а может, и больше… Скоро вы с Твайлайт магию от древолков закончите?

Так… похоже, всё, что будет сказано Эпплблум, до её сестрицы дойдёт обязательно. Стоит учитывать на будущее.

 — Мы ещё даже не начинали, — хмыкнул я. — Это только идея была. Ты лучше Твайлайт попроси, моё дело тут маленькое — волков для натурных испытаний предоставить.

 — Хорошо, сахарок, так и сделаю.

Вскоре показалась ферма. Предложив мне заходить в дом, земнопонька потащила телегу в сторону амбара. Ну, раз предложили…

У фермы Эпплов была одна весьма приятная для меня особенность — большие двери и высокие потолки. Не знаю уж, зачем они так строили, но я только «за».

 — Блум ещё гуляет? — поинтересовалась ЭйДжей, заходя в дом.

 — Не в курсе, — улыбнулся я.

 — Раз не прибежала встречать, значит, гуляет, — усмехнулась понька. — Иди на кухню, я сейчас принесу джем попробовать.

 — Хорошо.

Вообще, у Эпллов… хорошо. Витает в воздухе ароматная нотка чего-то домашнего. Как будто недавно пекли, и запах ещё до конца не выветрился. А ещё тут было прохладнее, чем на улице, хоть и не так хорошо, как у меня. Кстати!

Зайдя на кухню, я присел рядом с низкой раковиной, намочил руки в холодной воде и стер пот с лица и головы. Блин, всё время забываю побриться! Этак скоро будет слишком поздно…

Ещё хотелось пить, но… некипячёную воду из-под крана? Выше моих сил. Понятно, конечно, что она тут по чистоте не уступает артезианской, но… не могу. Я дома-то из фильтра обратного осмоса воду не мог пить, пока в микроскоп не рассмотрел.

Тем временем ЭйДжей вернулась и поставила на стол немаленькую такую банку. Литров на пять. Решительным движением пони свернула ей крышку и, пока она копалась в столе, я заглянул внутрь. Ой-ей. Радуга. Сгущённая, куда менее яркая… концентрированная, поди. Я подозрительно посмотрел на земнопоньку, которая уже протягивала мне ложку.

 — Вот. Попробуй.

Не похоже, чтобы она собиралась надо мной столь жестоко подшутить. Но всё равно подозрительно. Ладно… не став задавать лишних вопросов, я зачерпнул густой джем. Вздрогнем!

М-м-м… ух ты… вот, вот такой должна быть на вкус радуга! Сказочной! Даже слов и сравнений подобрать не могу, сплошные рекламные лозунги в духе «пусть весь мир подождёт», «вместо тысячи слов» и тому подобное. Я не то чтобы очень уж люблю сладкое, но это… просто вне всякой конкуренции.

 — Потрясающе, — с чувством произнёс я.

 — А то, — усмехнулась ЭйДжей. — Семейный рецепт. Но сейчас в год удаётся закатать всего двести банок. На всю Эквестрию.

 — Представляю, сколько оно стоит… — задумчиво произнёс я.

 — Немало, — кивнула пони. — Но если мы сможем собирать зап-яблоки в Вечнодиком, то и производить джема тоже сможем больше. Так что ты всё-таки подумай насчёт заклинания, сахарок…

 — Умеешь ты всё-таки мотивировать, — усмехнулся я и зачерпнул ещё одну ложку.

Пока я наслаждался вкусом, хлопнула входная дверь и на кухню влетела самая младшая представительница семейства, открыла кран и начала жадно хватать струю воды ртом. Милые деревенские привычки…

 — Блум! Возьми стакан! — потребовала Эпплджек.

 — Так вкуснее! — обиженно возразила мелкая, но стакан всё-таки взяла. И только тогда заметила меня. — Ой, Арт!

 — Ой, да, — усмехнулся я. — Промчалась и не заметила.

 — А вы что, помирились? — радостно спросила Эпплблум, переведя взгляд с меня на сестру и обратно. — Йей! Давно пора было!

Эпплджек чуть смущённо отвела взгляд.

 — Да разве его найдёшь… — проворчала она.

 — Даже джем открыли! Празднуем! — в несколько больших глотков осушив стакан, мелкая вытащила из стола ещё одну ложку, которую мгновенно пустила в ход. — Вкуснотища!

Сплошное умиление. Хе, и не мне одному. При всей своей напускной суровости старшая сестра в младшей просто души не чает. Вон как улыбается.

 — А мы уже катушки закончили, — похвасталась Блум, едва закончив с джемом.

 — Знаю, — кивнул я. — Поэтому и пришёл. Я Беате денег не оставлял с вами расплатиться, думал, что ненадолго отъехал. Так что пришёл сам…

Я закопался в рюкзак и вытащил оттуда три небольших мешочка.

 — Вот. Передашь остальным?

 — Йей! Конечно, прям сейчас сбегаю! — воодушевилась мелкая и даже вскочила на ноги.

 — Погоди секунду! А ты можешь ещё сгонять в библиотеку и передать записку Спайку? Только Твай об этом узнать не должна.

 — Чего это ты за спиной у Твайлайт делать задумал? — нахмурилась ЭйДжей.

 — Принцессе любовное письмо отправить хочет, конечно же, — со знанием дела ответила Блум, и я чуть не поперхнулся следующей ложкой джема. Но разубеждать не стал, вряд ли правдопонька одобрит мой закулисный план. — Конечно могу!

 — Секунду, я сейчас… — аккуратно вырвав из блокнота лист, я быстренько накарябал на нем свою просьбу. — Держи, только не читай. Я тебе верю.

 — Не буду, конечно! — даже как-то обиженно отозвалась мелкая понька и деловито спросила. — А ответ будет?

 — Не думаю, — хмыкнул я. — По крайней мере, не сразу.

 — Погодь-погодь, ты что, правда Принцессе пишешь? — вытаращилась на меня ЭйДжей.

 — Ну да.

 — Любовные письма?!

 — Ну…

 — Я же говорила! — Блум показала сестре язык и умчалась. Надо же… не видел бы своими глазами — не поверил бы, что такая непоседа может так сосредоточенно работать.

ЭйДжей же продолжала смотреть на меня как на… м-м-м… странного двуногого монстра без шерсти и крыльев.

 — Она ж аликорн, — «просветила» меня земнопонька.

 — Я знаю, — блин, она так забавно мне не верит, что не потроллить её немножко будет просто преступлением против личности. Моей.

 — Тебе ничего не светит, — уточнила мысль фермерша.

 — Спорно, — улыбнулся я. — В любом случае, не узнаешь, пока не попробуешь, верно?

 — Она тебе уже отказала.

 — Это в газетах так написали, — ехидно уточнил я.

И вот этот аргумент, едва она его обдумала, вверг фермершу в полный ступор.

 — Эм-м-м… сахарок, то есть ты что…

 — ЭйДжей, — строго прервал её я. — Не знаю кто как, но я о своей личной жизни распространяться не люблю.

Это было фаталити. Мордашка Эпплджек приобрела такое выражение, что я не выдержал и расхохотался.

 — Шучу, просто шучу, — успокоил я фермершу, отсмеявшись. — Ты бы видела своё лицо. Письмо действительно Селестии, но не любовное. И нет между нами ничего, газетная история высосана из пера.

 — А-а-а… — удивительно, но поньку это успокоило и даже, наверное, чем-то обрадовало.

 — Ладно, на пирог я как-нибудь в другой раз зайду, — улыбнулся я, поднимаясь на ноги. — Кстати, завтра у меня будет приветственная вечеринка для Трикси. Приходи.

 — Хорошо, — кивнула она, а затем улыбнулась. — Сидр заказывать будешь?

 — Хм, давай, — на мгновение задумавшись ответил я. — Правда, не знаю сколько, это надо бы с Пинки обсудить.

 — Бочки три или четыре, — проинформировала меня фермерша. — Обычно хватает трёх.

 — Давай четыре на всякий случай. Гулять — так гулять!

 — Отлично сказано, сахарок, — улыбнулась Эпплджек. — До завтра тогда.

 — До завтра, — согласился я и вышел на улицу.

Небо понемногу окрашивалось багряными красками заката. Они тут интересные, не знаю уж из-за чего, но оранжевых оттенков в нем мало, зато присутствовал весь спектр красного. Выглядело потрясающе и необычно, но… не люблю я закаты. Почему-то они всегда наводят меня на какие-нибудь малоприятные мысли. Казалось бы, восход — то же самое, но отношение к нему у меня совершенно другое… черт его знает, отчего так.

Мысли плавно перетекли с алого неба на события сегодняшнего вечера. Вот же… земнопони. Интуиция бешеная. Что Оникс, что, вот теперь, Эпплджек… боюсь даже представить, чего с меня те же Пай считали. Хотя, может, у них ныне все способности под сохранение собственной шкуры заточены?

И ведь заметила же! Различия в поведении не такие уж и значительные, не более чем смена акцентов, однако своей цели они обычно достигают. Как там говорят — «на всех не угодишь»? Оно, конечно, верно, но большинству угодить не то что можно, но и даже не слишком трудно. Это такие как я анализируют окружающих, нормальные люди просто живут, не заморачиваясь. Выделить черты-маркеры из поведения собеседника, мягко их отзеркалить, добавив чего-то своего в качестве изюминки — и вот тебя уже воспринимают как потерянного в детстве брата по разуму, а первое впечатление задаёт дальнейшее отношение. Например, первая встреча с Твайлайт. Внимательно выслушать её лекцию, понять, что она учёный, продемонстрировать в ответ наблюдательность, склонность к рассуждениям и способность признавать свои ошибки в мягкой форме. И, как итог, если входя в сад, она воспринимала меня скорее как интересный объект для наблюдений, то на выходе мне уже немного симпатизировали. И всё это — практически на автомате, минуя сознание.

Может быть… скорее всего, и в случае с Эпплджек было так же, только с противоположным эффектом. Меня тогда из-за Пинки изрядно переклинило, и не заметить смену поведения наша правдопонька не смогла. А далее уже искала то, что хотела увидеть, а я, когда пошёл на их ферму с благодарностями за спасение, только предоставил новый повод для подозрений. Однако вот ведь, подошла, извинилась, хоть ничего особенного плохого и не делала, разве что явно меня сторонясь да сказав Эпплблум, что она думает по моему поводу… Интересно, что ей такого сказала Твайлайт, что правдопони решила дать мне шанс? Впрочем, подсказку мне сама Эпплджек и выдала. «Помогаю пони».

Может, и правда не стоит начинать знакомство с масок… и хрен с ним, что это вошло в привычку. Переучиться тоже можно, вот только для этого надо прекратить врать.

А я смогу? Ха, ага, щас… уже собирался. Как там говорилось? «Легко начать жизнь с чистого листа. Трудно изменить почерк».

М-м-мда… всё-таки закаты на меня плохо влияют. Нахрен, домой и спать.


Большую часть следующего дня я расчерчивал будущую схему. Беата же добила оставшиеся две сотни кристаллов и теперь усердно что-то шила, время от времени сверяясь со своим блокнотом. Кажется, ей всё ещё не даёт покоя фокус «прохождение сквозь стену», очень уж реквизит похож.

Стук в дверь. Ну… похоже, началось.

 — Привет, Трикси! — раздался из гостиной звонкий голосок Свити Белль.

 — Артур сейчас занят, если ты к нему, — сообщила Беата.

 — Меня Рэрити за тобой послала, — невинно сообщила маленькая единорожка. — Попросила, чтобы ты к ней зашла.

 — Сейчас, что ли? — удивилась фокусница.

Мой черед. Я вышел из кабинета, тщательно закрыв за собой дверь (жаль, но внутренних замков у меня не было…) и потянулся.

 — Привет, Артур, — весело сказала Свити, лукаво мне подмигнув.

 — Вечерочек, ага, — я ехидно посмотрел на синюю единорожку. — Знаешь, что-то мне подсказывает, что тебе стоит воспользоваться предложением юной леди.

 — Почему это? — насторожилась Беата.

 — В холодильнике стоит банка холодной воды, а я сейчас пойду в лес за ядошуткой, — любезно разъяснил я. — Ты просила предупредить, вот я и предупреждаю.

Единорожка тут же засобиралась.

 — А что ты с ней будешь делать? — заинтересованно спросила Свити. — Она на тебя не действует?

 — Не-а, не действует. А делать я из неё буду лимонад… о, кстати, Беата, не зайдёшь по пути на рынок? Возьми лимонов, штучки три.

 — Хорошо, зайду, — кивнула единорожка, повесила на спину сумки и направилась к выходу. — Свити, а ты не со мной?

 — Не-е, я к подружкам, — и маленькая хитрюга, снова мне подмигнув, умчалась.

Оставшись один, я пошёл на кухню, добыл из шкафа бутылочку с наиболее приятным на вкус самогоном, налил себе где-то с четверть стакана, добавил воды и, тщательно размешав, не спеша употребил, закусывая яблоком. Уф. Хорошо… к тому моменту как поньки начнут собираться, как раз должно подействовать. Вернув бутылку в шкаф, я вышел на улицу и с удобством расположился в беседке. Как выглядит праздник я уже немного в курсе, теперь посмотрим, как выглядит подготовка к нему.

«В день Д, час Ч и минуту М, без объявления войны праздничные войска форсировали…» как эта речушка называется? Нет, серьёзно! Первыми пришли цветочницы и сама Пинки, причём гружёные, седельные сумки набиты так, что едва застёгиваются. Затем смутно знакомая голубая понька с бело-синей гривой, тоже гружёная. Вроде она на моем приветствии была, как там её… на секунду сосредоточившись, я вспомнил — Менуэт. За ней неспешно шёл Биг Мак, впряжённый в телегу, но тут понятно, я знаю, что там плещется в этих четырёх бочонках, сам вчера заказывал. И ещё какие-то поньки за ним… хм. А в этом есть плюс, протопчут мне тропинку до Понивилля.

 — Хэй, Арт! — радостно поприветствовала меня Пинки, как раз подошедшая к беседке. — Я сделала всё, что ты просил!

 — Круто, — я приветственно кивнул подошедшим поближе цветочницам. — А что это у вас в сумках?

 — Хлопушки. А у Менуэт шарики.

Нихрена ж себе! Это сколько там хлопушек? И шариков?!

 — Не многовато ли будет?

 — В самый раз! — заверила меня Пинки. — Ну, мы пошли!

Биг Мак, тоже поднявшийся на пригорок вместе с телегой, кивнул в качестве приветствия и меланхолично сообщил:

 — Сидр.

Краткость, достойная увековечивания в камне.

 — Ага, щас сгружу, — я поднялся и, подойдя к телеге, с некоторым усилием переместил первую бочку на землю.

Литров сорок, нда… что-то я размахнулся. Надо было вчера уточнить, а теперь поздно уже, пусть будет.

 — Приветик, Арт! — крякнув, я опустил последнюю бочку на землю и обернулся к подкравшейся сзади Винил. Поверх набитых седельных сумок у неё на спине лежал её диджейский пульт. — Где мне можно разместиться?

 — За домом, со стороны моста видно не будет.

 — О, сегодня у нас вечеринка на свежем воздухе! — непонятно чему обрадовалась единорожка. — Я возьму твои колонки, ага?

 — Бери, конечно, — я повернулся к Биг Маку. — Сколько с меня?

 — Четыреста шестьдесят.

 — Сейчас принесу.

Внутри дома уже царило шумное разноцветное оживление, которым уверенно командовала Пинки, вставляя ценные указания между надуванием шариков. Менуэт сдвигала к стенам мебель, цветочницы распаковывали хлопушки, сами собой под потолок взвились колонки, подхваченные искристой синеватой дымкой, и поплыли в сторону второго выхода. Однако…

Мой кабинет после этого казался островком тишины и покоя. Быстро отсчитав нужную сумму, я пошёл обратно, и пока шёл, заметил какую-то неправильность. Остановился, пытаясь понять, в чем она заключалась… шарики! Пинки надувает шарики, и те сразу взмывают под потолок! Она что, гелий выдыхает? Может, ещё и конфетти может чихнуть?!

 — Пинки, ты как это делаешь? — поинтересовался я. Понька посмотрела на меня чуть недоуменно, не отвлекаясь от очередного шарика. — Почему у тебя шарики легче воздуха получаются?

 — А-а! — она хихикнула и ненадолго высунула язык, продемонстрировав лежащий на его кончике небольшой буро-зелёный кристалл. — Это такие особые камушки из Бэдлэндс, если их прикусить, то можно надувать летающие шарики! А ещё можно сделать очень смешной голос, показать?

 — Нет, я знаю… — оторопело ответил я.

Ну точно, гелий. То есть, кристаллы даже такое позволяют? Превратить ограниченный объем одного газа в другой сходу? Алхимия, блин… ну, хотя бы это не особая способность самой Пинки. Это был бы совсем сюр.

Расплатившись с Маком, который тут же направился в обратный путь, я был снова отловлен Винил.

 — Арт, а катушки уже готовы ведь, да?

 — Готовы. Вчера хотел зайти сообщить, но было слишком жарко…

 — Жарко? Разве? — удивилась диджейша, но тут же вернулась к прежней теме. — Неважно, давай я их тоже подключу!

 — Не вопрос, — пожал плечами я и провёл единорожку к мастерской. Увидев новые катушки, та с восторгом запищала, быстренько обняла меня и потащила их на задний двор телекинезом.

А поньки тем временем продолжали прибывать… ого, какие люди! То есть, пони. Неужто?

 — Привет, Октавия, — улыбнулся я элегантной земнопоньке. — Чего это ты со скрипкой?

После того случая с массажем и Винил скрипачка сначала относилась ко мне несколько напряжённо, но затем, наоборот, стала куда дружелюбнее. А вот у меня она с тех пор порой вызывала вполне определённые мысли… что напрягало ещё больше — на чейнджлинга это в полной мере я списать не мог. Впрочем, виду я старался не подавать, всё как обычно.

 — Решила поддержать подругу, — улыбнулась музыкантша. — Меня тоже тронула её история. Да и не всё же одной Винил выступать на вечеринках?

 — Круто, — оценил я. — Сегодня, однако, насыщенная программа намечается! Слушай, а ты не знаешь, Лира выступает с концертами?

 — Редко, — качнула головой Октавия. — Она предпочитает импровизировать и выступать перед небольшой аудиторией. Её проще в парке услышать, чем в концертном зале.

 — Жаль, — вздохнул я. — Вчера как раз проходил мимо парка и услышал её игру. Понравилось, но времени слушать не было, вот и подумал, что, может быть, она с концертами выступает. Да и вообще было бы интересно послушать вашу музыку.

 — Знаешь, её можно попробовать уговорить, — задумчиво сказала Октавия. — Через пять дней в Кантерлоте будет летний музыкальный фестиваль. Я точно знаю, что она в них участвовала, пока училась в консерватории, так что может согласиться. Но даже если откажется, там соберутся музыканты со всей Эквестрии, не только пони, но и грифоны, и минотавры, и даже, если верить Винил, чейнджлинги.

 — Что, в своём естественном облике? — удивился я.

 — Нет, конечно! — фыркнула Октавия. — Это вообще слухи, но Винил говорит что правдивые, и что она их лично знает.

 — Хм… надо же, — задумчиво протянул я. — Обещает быть интересным, так что обязательно приду.

 — И Лиру попытайся уговорить, — улыбнулась Октавия. — Я пойду, ещё надо немного разыграться. Не знаешь, где Винил?

 — За домом, оборудование настраивает.

 — Спасибо.

А вообще ничего так, прикольно. Сидишь, наслаждаешься вечером, поньки приходят поболтать… дружелюбные-дружелюбные, даже совершенно незнакомые. Впрочем, возможно, это мне так кажется под действием алкоголя?

 — Эм-м… привет, — ко мне подошёл тёмный пегас с коротко остриженной светло-голубой гривой в компании молочно-белой кобылки с гривой кислотной раскраски. — Я Тандерлэйн, а это Блоссомфорт.

 — Артур, — представился я, с интересом разглядывая гриву жеребца. Никак у него в родственниках затесались зебры, очень уж характерная раскраска с чёткими вертикальными полосами. У многоцветных пони она как-то плавней, более… перетекающая, что ли? Впрочем, по одной лишь Зекоре сложно судить о том, как выглядят остальные полосатики…

 — А это правда, что вы древесного волка поймали? — с интересом вопросила кобылка.

 — Угу. Хотите посмотреть? — догадался я о причине знакомства.

 — Если это не опасно, — тактично уточнил жеребец.

 — Разве что об кору и ветки поцарапаться. Собственно, вон он, — я указал в сторону раскидистого куста рядом с мастерской и, усмехнувшись на их недоверчивые физиономии, предложил: — Идём, покажу.

Стоило только кусту начать менять форму под воздействием моей команды, как меня обдало хорошим таким порывом ветра. Оба пегаса взлетели метров на десять вверх и теперь с испугом смотрели оттуда. Я хмыкнул — вот же любители острых ощущений

 — Спускайтесь. Был бы он опасен, он бы вас и там достал, — задрав голову, сказал я.

 — Они же не летают, — возразила Блоссомфорт, но оба пегаса всё же неуверенно спланировали вниз.

 — Зато прыгают высоко. Впрочем, этого я чересчур раскормил.

 — Чем? — испуганно спросил жеребец.

 — Кристаллами, магическими кристаллами, — я закатил глаза. Неужели меня всё ещё кто-то подозревает в пониедских наклонностях? Поразительно.

Пегас обошёл древолка вокруг, в то время как его подруга зачем-то вглядывалась в морду голема.

 — Жуть, — заключила она. — И не страшно было?

 — Не особо, — пожал плечами я. — Хотите прокатиться?

 — А можно?! — заинтересовался жеребец, в то время как кобылка поспешила отказаться.

 — Да сколько угодно.

Ещё несколько понек из новоприбывших с интересом подошли поближе, рассматривая древолка, на которого уже успел взлететь пегас.

 — А как им управлять? — спросил он.

 — Прикоснись к нему хуфом и мысленно прикажи…

 — Вау!

Стоило волку начать двигаться, как поньки тут же порскнули в стороны.

 — Ух ты, он и правда двигается! — восторженно завопил пегас и направил волка в сторону беседки.

 — Как жеребёнок, — вздохнула Блоссомфорт.

 — «Первые сорок лет детства в жизни мужчины — самые тяжёлые», — процитировал я, рассмешив нескольких услышавших это кобылок.

 — Вот уж точно, — хихикнув, согласилась пегаска. — А вы правда поймали его ради принцессы?

Я задумался. Пошутить или сказать правду?

 — Форт! — возмутилась одна из кобылок.

 — Ой, это, наверное, было очень бестактно с моей стороны, — спохватилась понька. — Извините, пожалуйста.

Я поднял брови. Чего это они? А-а-а… точно. Я же, вроде как, романтик, истерзанный отсутствием взаимности. Ну и ладно.

 — Ничего, — успокоил её я, но пони всё равно выглядела смущённой. Впрочем, недолго, Тандерлейн уже возвращался, сияя улыбкой на полкиловатта. Интересно, чего их так прёт с этих покатушек?

 — Ещё кто-нибудь хочет? — поинтересовался я у понек, едва пегас спрыгнул на землю.

 — Может, в другой раз… — с сомнением отозвалась Блоссомфорт.

 — Эй, зря отказываешься, это классно! — с горячностью заявил Тандерлейн. — Давай! Наверное, ещё даже никто из Вондерболтов не катался на древесных волках! Будет что рассказать в академии.

 — Тогда я, пожалуй, попробую, — ещё одна пегаска, светло-фиолетовая и с пышно уложенной льдисто-белой гривой.

Я пожал плечами.

 — Вперёд. Если кто-то ещё захочет — не стесняйтесь, а я пока отойду, посмотрю, как там остальные.

Дом потихоньку преображался. Со второго этажа доносились звуки скрипки, видимо, Октавия решила заниматься там. Несколько пегасок развешивали под потолком гирлянды из шариков, ещё две крепили приветственный транспарант, Пинки, а с ней ещё одна земная пони и две единорожки, раскладывали по подносам сласти, ещё несколько уносили уже готовые подносы на задний двор… куда они их там ставить собрались?

Я недооценивал Пинки. Около стен стояли раскладные столики на манер туристических, и они просто ломились от всевозможных кондитерских изделий. Более того, рядом с бочками, которые я сюда откатил, тоже стояло четыре столика, плотно заставленные кружками. Однако! Стоп, а кто это всё оплачивает-то? Пинки даже не заикалась… потом спрошу.

Здесь было ничуть не менее оживлённо, чем в доме. Тройка пегасов, две кобылки и жеребец, монтировали под крышей дискотечные фонари Винил, перешучиваясь между собой, а сама диджейша как раз закончила возиться с оборудованием и встала за пульт, однако вместо колонок «заиграли» катушки Тесла, выдав что-то вроде гитарного риффа в лучших традициях Ричи Блэкмора.

 — Ништя-я-як… — расплылась в улыбке Винил и опустила на мордашку очки. — Теперь остальное… эй, фонари скоро будут готовы?

 — Вот-вот! — крикнул в ответ пегас.

Все отлично обходятся без меня. Даже как-то слегка обидно… ха, серьёзно? Как же всё-таки спирт меняет мировосприятие. Пойду-ка я посижу в доме, отдохну чуток перед насыщенным вечером.

Удобно устроившись в своём кресле, я с какой-то отстранённостью наблюдал за слаженной суетой понек, постепенно собиравшихся в доме. Блин, сколько же их тут… натуральное озеро, всё как в первую вечеринку, а может быть, даже и хуже. Зря я опасался, что к Трикси никто не придёт — понек набился практически полный дом, а он у меня поболее Твайкиной библиотеки будет.

Праздничная «засада», похоже, полностью полагалась на экстрасенсорные способности нашей устроительницы праздников, поньки весело переговаривались, даже не снижая голоса. Винил, судя по доносившимся снаружи звукам, настраивала своё дискотечное оборудование, Пинки ходила между гостями, раздавая праздничные хлопушки, безмятежная Лира оглядывала толпу с лестничной площадки на втором этаже, Спайк демонстрировал Метконосцам прохождение какой-то из усложнённых камер в Portal… и, в общем-то, всё. Стоп, когда пришла Лира?

 — Скучаешь? — звонко спросила Пинки, словно из ниоткуда возникшая рядом со мной, протягивая хлопушку.

 — Немного. Не люблю ожидание, — я взял хлопушку. — Народу действительно много пришло. Даже неожиданно как-то.

 — Это только те, кто были свободны, — весело сообщила земнопонька. — К играм и танцам подойдёт ещё больше. Хорошо, что у тебя тут просторно, можно сразу многих позвать. Я побежала, ещё не у всех есть хлопушки.

 — Ага, давай.

Значит, это ещё не предел насыщения моего дома поньками. Честно говоря, даже немного любопытно, как это всё будет выглядеть — свою вечеринку-то я по большей части проспал.

 — Привет! — из толчеи выскользнула белая кобылка с двухцветной гривой и, поставив передние лапки на сиденье кресла, приподнялась так, чтобы наши лица находились примерно на одном уровни. — Я Бон-Бон, можно Бонни.

 — Артур, можно Арт, — представился я в ответ, разглядывая свою неожиданную собеседницу. Она, ничуть не смущаясь, рассматривала меня с каким-то непонятным интересом. — У меня что-то не так с лицом?

 — Нет. Наверное, — улыбнулась она. — А ты можешь двигать носом?

Вау! Вопрос, который мне ещё никто не задавал!

 — Немножко, — я продемонстрировал. — А что?

 — Ха! Я выиграла! — она повернула голову в сторону площадки второго этажа. — Лира, ты должна мне десять бит!

 — Что? — мятная единорожка отвлеклась от созерцания толпы и посмотрела вниз. — Бонни! Как ты смогла проскочить мимо меня?

И Лира, легко запрыгнув на перила, грациозно съехала вниз. Я на этот акробатический фокус смотрел с некоторым офонарением.

 — Однако…

 — Она ещё и не так может, — хихикнула земнопонька, прежде чем оттолкнуться от кресла и встать на все четыре лапки. — Лира, не меняй тему. Десять бит!

 — За что? — с улыбкой спросила единорожка.

 — За проигранный спор. Ты говорила, что он не может шевелить носом, а он — может!

 — Правда? — Лира бросила на меня смущённый взгляд.

 — Правда-правда, — Бонни вернулась на прежнюю позицию. — Покажешь? Лира, вставай сюда, а то он слишком высокий!

Я хихикнул. Лира последовала её совету, и теперь обе поньки, толкаясь боками, смотрели мне в лицо с откровенным любопытством на мордашках. Как дети, ей же ей…

 — О-о-о… — протянула Лира, когда я пошевелил носом повторно. — А я думала, что он как клюв у грифонов.

 — Технически, самим носом я пошевелить не могу, только кожей на нем, — усмехнулся я. — Боюсь представить, какие ещё детали моей физиологии вы обсуждаете.

 — Это ты на что-то намекаешь? — поинтересовалась Бонни.

 — Я понял это намёк, я всё ловлю на лету, — пропел я, прежде чем сменить тему. — Нет, правда, как вы вообще дошли до обсуждения моего носа?

 — Лиру какие только странные вещи не интересуют, — хихикнула Бон-Бон. — Кстати, у тебя нет знакомых чейнджлингов?

 — Нет, а зачем? — удивился я.

 — Узнать, чувствуют ли они, как воздух двигается сквозь дырки в лапках, когда они ходят, — серьёзно ответила земнопонька. — Лире любопытно.

Я удивлённо посмотрел на единорожку, и та, смутившись, вернулась на пол.

 — Но ведь правда интересно, — пробормотала она.

 — Да я не осуждаю, — поспешил заверить её я. — Просто удивился. Если как-нибудь встречу чейнджлинга, обязательно спрошу.

 — Это правильно! — одобрила земнопони, продолжая меня разглядывать. — Эй, Арт, пойдём подерёмся?

Вопрос, вызвавший у меня пару мгновений ступора.

 — Чего сделаем? — переспросил я.

 — По-де-ре-мся! — чётко и с явным воодушевлением повторила Бонни. — Мне тут подруга из Кантерлота прислала оч-чень интересный кристалл с твоей дракой в Кристальной Империи.

 — Драться.

 — Ага!

 — С земной пони.

 — Ага!

 — Нет уж, я не самоубийца, — я на мгновение задумался над своими словами. Технически, конечно, самоубийца… но не таким же образом! — И вообще, что за предложение?

 — Бонни странная, — с каким-то мечтательным выражением произнесла Лира.

 — Кто бы говорил! — шутливо возмутилась кобылка. — А почему нет-то? Минотавра отделал!

 — Не отделал, — возразил я. — Но с ним у меня хотя бы шансы были. А с пони… только если у меня будет арматурина и никакого другого выбора. Слишком вы сильные, а ещё вас жалко.

 — Ну-у-у… — расстроилась земнопонька. — Пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста! Я тебя даже бить не буду!

 — И в чем тогда смысл? — удивился я.

 — Ну, ты так интересно уклоняешься… — потупилась понька. — Пожа-а-алуйста!

 — Ладно, так и быть, — вздохнул я. — Приходи завтра.

 — Йе-е-ей! — Бонни отпрыгнула и станцевала какой-то своеобразный победный танец на одних лишь задних ногах. Вау.

 — Она тебя не принуждает? — с тихой улыбкой поинтересовалась Лира. — Бонни слишком напористая.

 — Да нет, на таких-то условиях можно, — пожал плечами я. — Неплохая разминка получится.

Лира кивнула, принимая предложенную причину, и в этот момент раздался высокий голос Пинки:

 — Все пони! Десятиминутная готовность!

Я мысленно сделал себе ещё одну пометку. Интуиция Пай однозначно заслуживала отдельного изучения. Начать можно с карт Зенера… когда-то я интересовался парапсихологией. Ясновидение, телепатия, прекогниция и прочее внечувственное восприятие. Но увы, жестокий и беспощадный в макромире принцип локальности обломал мои потуги на корню. Мидихлориан не найдено, ага. А уж как стыдно было вспоминать об этих экспериментах во время чтения «Суммы технологий», у-у-у! Лем прав, если бы какие-то сверхспособности существовали, эволюция использовала бы их куда раньше. Но это у нас, а тут… Пай однозначно что-то этакое умеют. Нащупать метод, научиться пользоваться — и будет у Эквестрии база под джедайский орден.

Разве что кодексом делиться не буду. Таким милашкам к лицу их яркие эмоции.

 — Снаружи никаких следов? Хлопушки у всех есть? — спросила Пинки. — Лейн, Кикер, вы волка убрали?

 — Ага! — ответил пегас. — Свернули в куст!

Какие молодцы. Впрочем, Пинки всё равно выскользнула наружу, видимо, проверить, что никто ничего не забыл.

 — Пять минут! — громко сказала она, вернувшись. — Гашу свет!

Дом погрузился во тьму. За всеми хлопотами я даже не заметил, что закат уже отгорел. Ну и отлично!

 — Минута! Приготовились! — громким шёпотом оповестила Пинки.

Я нащупал хвостовик хлопушки и краем глаза отметил, что в этом же духе что-то сделали и все остальные.

Хм. А какая у Пинки точность предсказаний? Минута, вроде бы, уже прошла… и стоило мне только додумать эту мысль, как за дверью раздались легко узнаваемые голоса. Рэрити фальшиво ойкнула (дать ей пару уроков работы с интонацией, что ли?), что-то произнесла, а затем дверь открылась, и в тёмную гостиную зашла Трикси. Пинки включила свет, и…

 — СЮРПРИ-И-ИЗ!!! — завопили пони дружно под аккомпанемент канонады взрывов множества хлопушек, выбросивших в воздух целую тучу конфетти. — ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ПОНИВИЛЛЬ!!!

Я не спускал взгляда с лица Трикси, наслаждаясь мелькающими на нем эмоциями. Испуг. Недоумение. Осознание. И… расцветающий восторг.

Вот в такие моменты я обожаю свою способность к эмпатии. Вроде бы триумф чей-то ещё, но наслаждаешься им заодно и ты. К тому же ей явно куда комфортнее находиться в фокусе внимания толпы, чем мне. Двойная выгода!

 — Добро пожаловать в Понивилль, дорогая! — Рэрити появилась рядом с Трикси и дружески толкнула её плечом. — Видишь? А ты боялась, что тебе не будут рады.

Но не успела шокированная (и, похоже, изрядно тронутая) единорожка что-нибудь сказать, как её взяла в оборот подскочившая Пинки, потащив её знакомиться с народом. Я этого тоже в своё время не избежал…

 — Рад за неё? — улыбнулась Лира.

 — Ещё как, — кивнул я, тоже улыбаясь. — Люблю, когда всё заканчивается хорошо.


Как и обещала Пинки, вскоре начали приходить и другие пони, включая тех, кого я ожидал увидеть здесь изначально.

 — Привет, Флатти, Твай, — поприветствовал я их. — Вы чего так поздно?

 — … — что ответила пегаска я за шумом толпы не услышал, но на всякий случай ободряюще улыбнулся. — А ты, Твай?

 — Спала, — смущённо призналась она. — Вчера так заснуть и не получилось, легла только под утро, и вот…

 — Ай-яй-яй, — укоризненно покачал головой я. — А где ЭйДжей и Дэш?

 — Вы помирились с Эпплджек? — радостно спросила единорожка.

 — Ну да. Я её даже позвал на эту вечеринку, но её что-то всё нет…

 — Наверное, заработалась, — пожала плечами Твай. — Но раз её пригласили, то она придёт. Она очень обязательная.

 — Хорошее качество, — усмехнулся я. — А Дэш?

 — Кажется, у неё сегодня занятия в академии Вондерболтов. Должна вот-вот прилететь.

 — Замечательно. А то как-то неуютно, что тут так мало знакомых, — улыбнулся я.

 — Так знакомься! — рассмеялась единорожка. — Вечеринки для того и предназначены.

 — Хм… а знаешь, хороший совет, — я поднялся на ноги. — Попробую ему последовать.

Вопрос только в том, есть ли здесь нужные мне пони или нет. Впрочем, об этом можно спросить у распорядительницы, где там она? Ага, продолжает таскать Беату от группы к группе.

 — Ну как, не ожидала? — поинтересовался я у Трикси, пробравшись через плещущихся вокруг пони.

 — Не ожидала! — воскликнула она с восторгом. — Ты знал ведь, да?

 — Конечно, но если бы я испортил сюрприз, Пинки бы мне не простила.

 — Неправда, простила бы!

 — Это фигура речи, — хмыкнул я. — Пинки, ты говорила, что всех-всех знаешь.

 — Ага, знаю, — энергично кивнула она.

 — Кто преподаёт у Скуталу, Эпплблум и Свити Белль? Здесь есть эта пони?

 — Черили, — радостно ответила она. — Идём, я вас познакомлю!

И она уверенно направилась в сторону заднего двора. Интересно, у неё ещё и миникарта в голове с подписями, кто сейчас где?

 — Привет, Черили! — Пинки подвела нас к о чем-то оживлённо щебечущим Дейзи и темно-вишнёвой пони с двухцветной гривой в более светлых тонах. — Знакомьтесь, Артур, Беата.

 — Кто их не знает, — мило улыбнулась пони, почему-то кинув немного неодобрительный взгляд на единорожку. — Я Черили, учитель в понивилльской школе.

 — Об этом я и хотел с вами поговорить, — кивнул я, краем глаза отмечая, что Пинки утащила Беату дальше. — Это вы преподаёте у Скуталу, Эпплблум и Свити Белль?

 — Я, — кивнула она. — Все жеребята в Понивилле учатся у меня. Они что-то натворили?

 — Нет-нет. Они тут у меня делали небольшой проект и хотят им похвастаться перед остальными учениками, — пояснил я и кивнул в сторону возвышавшихся около пульта Винил катушек Тесла. — Но поскольку это может быть немного опасно, лучше сделать это под нашим совместным присмотром. Если вы не возражаете.

 — Нет, конечно нет! — радостно закивала пони. — Я и сама хотела попросить вас провести урок, но не знала, как бы к вам подойти.

 — Урок… — я задумался. Ну, почему бы и нет, я знаю кучу физических фокусов. — Давайте, без проблем.

 — Видишь? А ты боялась, — хихикнула всё время прислушивавшаяся к нашему разговору Дэйзи.

 — Ты сама меня пугала! — шутливо толкнула плечом подругу Черили и снова обратилась ко мне. — На какой день запланируем?

 — Надо свериться со своим расписанием, — я улыбнулся и развёл руками. — Давайте, ориентировочно, на следующей неделе. Я зайду в школу, и уточним.

 — Конечно, — улыбнулась пони. — Буду ждать.

Отличненько. Так-с… одно дело есть, теперь Лира.

 — Артур, вот ты где! — радостно воскликнул знакомый голос за моей спиной. Хм-м?

 — Добрый вечер, Рэрити, — сказал я, развернувшись. — Кто эти очаровательные леди рядом с тобой?

Поньки зарделись, а я мысленно обругал себя. Поосторожней здесь надо с прилагательными, а то будет Кристальная Империя, эпизод два.

 — Мои хорошие подруги, Лотос Блоссом и Алоэ, владелицы и работницы понивилльского спа.

 — М-м… я Артур, приятно познакомиться с вами.

Поньки были весьма необычные. Не говоря о том, что их расцветка была словно зеркальным отражением друг друга (если не считать глаз, они у них одного цвета), они были ну о-о-очень ухоженными. Шёрстка словно сверкает, гривы ровными потоками струятся на спину… «сапожник без сапог» точно не про них.

 — Нам тоже очень приятно, — проговорила Алоэ.

 — Мы хотели бы попросить вас о небольшой услуге, месье Артур, — продолжила Лотос. — Если вы не против.

Они говорили с очень забавным акцентом, чем-то отдалённо напоминающий французский. Бонжурр-тужурр-Артурр… впрочем, особо это их речь не искажало.

 — Ну, смотря о какой, — однако, эк они сразу к делу. Впрочем, я к Черили точно так же подошёл…

 — Мы бы хотели попросить вас хотя бы иногда работать в нашем салоне, — просительно произнесла Алоэ.

 — Мисс Раэрити очень вас рекомендовала.

Я посмотрел на единорожку убийственным взглядом.

 — Это уже было после того, как о твоих талантах написали в газетах! — открестилась она. — Я просто поделилась впечатлениями!

 — Мгм, — прозвучало это довольно неприязненно. — Извините, девочки, но нет. У меня есть множество других дел.

 — Может быть, хотя бы раз в неделю? Или две? — с надеждой спросила Лотос.

 — Можно даже раз в месяц, — кивнула Алоэ. — Это бы очень помогло нашему салону. Мы заплатим, конечно же!

 — Извините, но нет. Не та вещь, которой я хотел бы заниматься, и исключение я делаю только для друзей.

А об одном-единственном разе, когда это стало предметом бартера я уже пожалел неоднократно. Ну, Рэрити… ну погоди!

 — Хорошо, — расстроено произнесла Лотос.

 — Извините, что побеспокоили вас, — и обе поньки, слегка понурившись, отошли в сторону. Блин, смотреть больно…

Рэрити посмотрела на меня укоризненно.

 — Ну хотя бы раз в месяц можно было, — пробурчала она.

 — Переступать через себя можно только по собственному желанию, — отрезал я. — Хорошего вечера.

Благодушное настроение было слегка подпорчено. Я сделал глубокий вдох и представил себе останавливающийся маятник. Так. Хорошо. Выкидываем это из головы.

Лира. Где? Ага, вон они.

 — …да ладно, будет круто. Артур рассказывал, что нужно просто использовать специальные звукосниматели, — горячо вещала Винил. — Я даже сделала несколько вариантов кристаллов.

 — Я не позволю портить свою скрипку ради какого-то очередного эксперимента! — отрезала Октавия.

 — Ну Окти-и-и… это же не та самая скрипка! И я ничего не испорчу, только зажму струны кристаллами.

 — О чем спор? — поинтересовался я с интересом.

 — Винил хочет сделать какой-то новый полумагический инструмент, — пояснила единорожка.

 — А-а, что-то вроде электронного варианта, — понимающе кивнул я. — Октавия, соглашайся. У тебя есть шанс открыть новую эру.

 — И ты туда же! — возмутилась понька.

 — Я серьёзно. У нас появление новых инструментов вроде электрогитар породило целые течения в музыке.

 — Видишь? — вклинилась Винил. — К тому же, играть на скрипке на вечеринке скучно! Дава-а-ай, Окти, я же знаю, что ты уже согласна.

 — Сено с тобой, держи! — земнопонька впихнула футляр со скрипкой подруге. — Только отстань от меня уже!

 — Ты не пожалеешь, — заверила её Винил и метнулась в сторону своего пульта.

 — Иногда она такая доставучая, — пожаловалась Октавия.

 — Единороги вообще склонны к экспериментам, — безмятежно сообщила Лира. — Особенно когда дело касается магии.

 — По себе знаешь? — ехидно улыбнулся я.

 — Я скорее исключение, — с улыбкой покачала головой она. — Волшебство меня мало интересует.

 — Ага… я что хотел спросить, ты на летнем музыкальном фестивале выступать будешь?

 — М-м-м, — она задумалась. — Не была там с выпуска. А что?

 — Хотел снова послушать твою музыку, — улыбнулся я. — Парк это, конечно, хорошо, но акустика там совсем не такая как в концертном зале.

 — Я подумаю, — с сомнением отозвалась Лира.

Не хочет… жаль. Ну, не стану уподобляться Винил.

 — Буду надеяться, — улыбнулся я.

 — Ну что, все пони, будем играть? — весело крикнула Пинки. — Артур предложил несколько весёлых игр из своего мира.

 — Да-а!!! — народ явно заинтересовался.

 — Так, девочки, пришла пора веселиться, — я довольно потёр руки. — Идём.

Чего-то особенного я не вспомнил, но, как оказалось, у пони полноценных аналогов не нашлось. Штуки вроде «Мафии» или «Монополии» я предлагать не стал в виду некоторого противоречия игр понячьему мировоззрению, а вот с учётом таких игр как «приколи пони хвост»… хе-хе, это будет весело!

 — Винил, подсветишь нам? Ага, вот так, — как только несколько сценических фонарей были направлены в один из кругов, я встал в круг пони перед расстеленным на траве полотнищем. — Итак, играя первая, называется «Твистер». Правила очень простые. У нас есть вот такие вот полотнища с разноцветными кругами. Игроки встают по разным углам полотнища на жёлтые и синие круги. Ведущий, в данном случае я, вращает рулетку и говорит, какое действие выпало, а игроки пытаются его выполнить. Побеждает тот, кто последний устоит на ногах. Но лучше это всё показывать на примере… так-с, кто хочет попробовать?

 — Я! Я-я-я-я-я хочу! — запрыгала на месте Пинки.

 — И я тоже, — заинтересовалась Бон-Бон.

 — Беата, давай ты тоже, как причина вечеринки, — и обвёл глазами пони. — Из жеребцов никто не рискнёт? Ну же, так будет веселее! Тандерлейн, давай.

 — Ладно.

 — Предупреждаю сразу, магией и крыльями пользоваться нельзя. Ну-с, начали… — и я раскрутил рулетку.

Первые ходы ничем особенным не выделялись — всё-таки, у понях четыре лапы, и они довольно гибкие. А вот пото-о-ом!

 — Лейн, не дергай крыльями, а то… ха-ха-ха… вылетишь! — едва держась на ногах от смеха «подбадривала» друга Блоссомфорт.

 — Давай-давай-давай! — переживала за подругу Лира. — Да!!! Бонни! Бонни!

 — Ой, не могу, — хохотала Винил. — Трикси, не дёргай головой, а то проткнёшь рогом Пинки.

 — Да знаю, — пропыхтела та. — Что там следующее?

 — Ага, что это за значок? — заинтересованно спросила Твайлайт.

 — Он означает, что ведущий может придумать задание сам, — предвкушающе произнёс я. — На счёт три, все подняли заднюю левую ногу! Раз! Два! Три!

 — А-а-а!

Удержаться на двух передних ногах у Пинки не получилось, но поскольку про возможность сдаться я упомянуть «забыл»… получилась куча-мала.

 — Офигенно! — радостно завопила Винил, прыгая на месте. — Я следующая, я следующая!

 — И я!

 — И я, и я!

В общем, игра произвела фурор, так что подмигнув запыхавшейся и растрёпанной Пинки, я объявил командный турнир, и вечериночная пони принесла ещё четыре заранее заготовленных полотнища.

По итогам практически часовой баталии победила команда из Лиры и Дэш, после чего разгорячённые и проголодавшиеся поньки отправились подчищать столы от сладостей, а бочки — от сидра, попутно смеясь и обсуждая особо весёлые моменты игр.

 — Круто! Это было супер-пупер-круто! Так круто, что нет никаких слов! И ещё на двадцать процентов круче! — радостно прыгала рядом со мной Пинки. — Я даже не представляла, насколько это весело! А ты знаешь ещё какие-нибудь игры?

 — Знаю, сейчас народ перекусит, и сыграем, она поспокойнее, но ничуть не менее смешная, — заверил я поньку.

 — Йей, жду не дождусь!

К нам подошла улыбающаяся Беата, причём, на удивление, в компании Твайлайт.

 — Как вечеринка, нравится? — спросил я у фокусницы.

 — Ага, — восторженно кивнула она. — Я уже забыла, когда последний раз так веселилась! Арт, а давай устроим выступление? Как в Кристальной Империи!

 — Прямо сейчас? — удивился я.

 — Отличная мысль! — восхитилась Пинки и, сложив лапки рупором, завопила: — Все пони! Трикси, Великая и Могущественная, решила устроить для нас специальное праздничное представление!!!

 — Мне же надо подготовиться! — испуганно пискнула Трикси, но её голос практически утонул в восторженном гуле собравшихся.

 — Поторопилась… — меланхолично сообщил я Пинки.

 — У-у-упси… — прижала ушки она. — Может, пока поиграем во вторую игру?

 — Весь настрой собьётся, — хмыкнул я. — Но давай попробуем.

 — Арт, а давай ты пока на разогреве побудешь? — предложила Беата. — А мы с Твайлайт за это время соберём сцену.

 — Я?! На разогреве? С чем это?

 — Ну, с теми гипнотическими трюками! Ты ещё в поезде показывал!

 — С гипнотическими трюками… — я хмыкнул и махнул рукой. — А давай! Пинки, как народ перекусит — собирай всех и рассаживай полукругом поближе к дому, мне нужно будет нормальное освещение на первом этапе.

 — А реквизит? — поинтересовалась Трикси.

 — Разве что иголка, — улыбнулся я.


— Так-с, ну что, все собрались? Винил, включи лампы чуть ярче, — я улыбнулся зрителям и пояснил: — Мне нужно будет видеть ваши глаза.

На самом деле лица, но «глаза» звучит загадочнее…

 — Итак… — произнёс я, когда яркость ламп стала достаточной. — Покуда волшебницы готовятся к представлению, я покажу вам нечто особенное. Нечто, полностью отличающееся от магии пони. Чудо, сокрытое в глубине каждого из нас. Закройте глаза, сделайте глубокий вдох и расслабьтесь. Слушайте мой голос.

Я медленно двинулся вдоль полукруга понек.

 — Да. Вот так. Дышите медленно и глубоко. Почувствуйте тепло, окружающее вас. Вас ничего не беспокоит. Вы полностью расслаблены. Вдо-ох, вы-ы-ыдох. Вдо-о-ох. Вы-ыдох. Всё правильно.

Некоторое время я продолжал в том же духе, и, убедившись что аудитория готова, начал поиск особо гипнабельных.

 — Представьте себе лимон. Его цвет, текстуру кожуры. Представьте, как вы отрезаете кружочек. Мелкие брызги сока, свежий запах…

И я вновь иду мимо рядов пони, внимательно вглядываясь в лица:

 — Представьте, как вы берете только отрезанный кружок и кладёте его себе в рот. Прикоснитесь к нему языком…

 — У-у-у, кислятина, — скривилась Винил и испуганно открыла глаза. — Ой!

Блин. Весь настрой окружающим сбила. Впрочем, самый внушаемый субъект найден (вот уж не ожидал!), да и прочих, кто кривился, я тоже запомнил. Вот теперь можно начинать.

 — До сих пор во рту кисло, — удивлённо заявила Дэш. — Как ты это сделал!?

 — Разум скрывает в себе много секретов, — загадочно улыбнулся я. — Не хочешь поучаствовать в представлении, Дэш?

 — А давай, — легко согласилась пегаска, и выпорхнула из толпы ко мне. — Вот она я. Что делать-то надо?

 — Ничего очень уж сложного. Просто слушай мой голос.

 — Опять лимонами кормить будешь? — буркнула пегаска, чем вызвала волну смешков.

 — Не буду, — пообещал я. — Садись, расслабься…

Ну, Дэш у нас гипнабельная, это уже проверено, так что слишком уж много времени это не займёт. Да и особо глубокий транс тут не нужен…

 — Представь что-нибудь очень-очень приятное. Почувствуй, как это ощущение медленно растёт в груди, постепенно распространяясь на всё тело, пронизывая каждую клетку. Вслед за ним приходит удивительная лёгкость, словно в полете. Она растекается внутри, поднимаясь снизу вверх как восходящий поток. Чувствуешь, крылья, они такие лёгкие-лёгкие… их так сложно держать закрытыми…

И — её крылья раскрываются, неторопливо, словно попавшая в воду ткань.

 — Лёгкость распространяется дальше, и теперь тело совсем-совсем невесомое, как будто ты лежишь на воде. Всё легче и легче, легче и легче, ты совсем невесомая, словно пушинка…

Общий восхищённый вздох, который я даже не сразу понял, что вызвало, и ещё секунды две осознавал, в чем дело. Дэш левитировала! Причём не просто висела в воздухе, а ещё и неторопливо поднималась вверх!

Нет, я, конечно, ожидал что она станет легче! Более того, я для того и внушал ей невыносимую лёгкость бытия, чтобы в итоге «показать класс» и поднять её на вытянутой руке, всё-таки пегасы летают не столько за счёт крыльев, сколько за счет магии, но, блин, не настолько же! Охренеть! Так, надо её выводить из транса, вдруг такой «форсаж» опасен для их антигравов?

 — Сейчас я досчитаю до трёх, и ты проснёшься, — произнёс я, подходя чуть ближе и подставляя руки. — Раз, два, три!

Хлоп! И мгновенно прекратившая левитировать Дэш падает в мои объятия. Аккуратно ставлю чуть ошарашенную пегаску на землю.

 — Как самочувствие? — вопрос, кстати, ни разу не риторический!

 — Нормально… — Дэш удивленно посмотрела на меня. — Это я что сейчас, летала без крыльев?!

 — Я в тебе и не сомневался, — подмигнул я ей. — Рождённой летать такая мелочь не помеха. Аплодисменты для крутейшей пегаски Эквестрии!!!

Восторженные крики и бешеный цокот копыт. Дэш тут же принялась горделиво раскланиваться с толпой. Хм… ну, вроде бы, с ней всё нормально. Вряд ли можно навредить чем-то в неглубоком трансе, хотя возможность довольно интересная… можно ли научить пегасов делать так по своей воле? А научить тому же земнопони?

 — Так, Дэш, хватит уже, хватит, — смеясь, я начал подталкивать пегаску в сторону зрителей. — Это моё выступление, если ты забыла.

 — Ладно уж, не буду затмевать тебя своей крутостью!

 — Для этого тебе придётся отлететь как минимум до Кантерлота, — ехидно прокомментировал это я. — Но сейчас меня вообще не видно!

Когда смех понек утих, а пегаска заняла своё место среди зрителей, я продолжил.

 — Итак, магия слов, чудо, сокрытое в нас самих, — начал я. — Многим сложно поверить в то, что они обладают теми достоинствами, которые видят в них окружающие. Нам всегда кажется — «ну как я могу быть талантливым, я этого совсем не чувствую, мне-то изнутри виднее!»

Я подмигнул мигом покрасневшей Флаттершай.

 — Но, доверившись кому-то достаточно, чтобы ни секунды не сомневаясь в себе сделать то, о чем тебя попросят, мы можем достичь чего-то, о чем раньше не могли бы даже подумать, ощутить то, чего на самом деле нет. Наверняка многим из вас это знакомо — чтение книг погружает в выдуманный мир настолько, что вы словно незримо присутствуете там вместе с героями, музыка, расцветающая в воображении красочными картинами…

Многие поньки кивают.

 — Здесь — то же самое. Я не могу сделать для вас что-то, что не могли бы освоить и вы сами. Но! Я могу помочь вам поверить, — пауза. — Поверить в безграничность ваших собственных возможностей…

И я направился в сторону одной чересчур стеснительной пегаски, но она, едва осознав кого я выбрал в качестве следующей «жертвы», уставилась на меня с таким ужасом и безмолвной мольбой «только не меня!», что цель пришлось сменить на лету.

 — Винил, прошу.

 — Думаешь, у меня есть какие-то нераскрытые таланты? — хихикнула единорожка, но тем не менее из толпы вышла.

 — У кого их нет, — улыбнулся я. — Присаживайся, расслабься…

 — Может, ещё и массажик заодно? Ушек? Та-а-ак расслабляет…

 — Наглость — второе счастье, — хмыкнул я, но за ушки её взял.

Всё-таки физический контакт сильно помогает. А уж если добавить ещё и усталость, и некоторое количество слабого алкоголя…

 — Закрой глаза. Сделай глубокий вдох и представь себе… Октавию. Её стройное тело, плавный изгиб её шеи, лоск её ухоженной шёрстки, аккуратную, любовно расчёсанную и уложенную гриву. Вспомни грацию её движений. Вспомни, как невероятно она играет на скрипке. Её эмоции, её достижения и разочарования. Представь себе цвет её глаз. Ты смотришь прямо в них… тонешь в их глубинах… и понимаешь, что перед тобой — твоё отражение. Ты — Октавия Мелоди.

«Воплощение образа». Совершенно потрясающий трюк, который я видел только на записи в своём же исполнении.

 — Открой глаза, Октавия. Как себя чувствуешь?

 — Хорошо, — совершенно иное интонационное и мимическое наполнение.

 — Да ладно, вы просто сговорились! — ехидно крикнула из толпы Дэш.

 — О чем это она? — недоумевающе посмотрела на меня «Октавия».

 — Они думают, что ты Винил, — пояснил я. — Ну, ты сейчас выглядишь как она. Какая-то иллюзия.

 — Винил! — раздражённо выдохнула диджейка. — Наверняка очередная её шуточка!

 — Я так не говорю! — возмутилась настоящая Октавия, но по толпе пробежала волна смешков.

 — Впрочем, доказать кто есть кто будет проще простого. Сыграешь что-нибудь?

 — Винил же куда-то унесла мою скрипку, — «Октавия» тяжело вздохнула. — Я быстро.

Я, проследив за ней взглядом и дождавшись, когда она достаточно удалится, повернулся к зрителям.

 — «Воплощение образа». Каждый из нас даже не подозревает, насколько хорошо знает своих близких. Манеру их речи, мимику, пластику движений, любимые словечки… весьма интересный способ посмотреть на себя со стороны. Но интереснее всего в «воплощении» не это, а вера в собственные силы. Октавия, Винил когда-нибудь играла на скрипке?

 — На первом курсе, это был обязательный предмет, — кивнула земнопонька. — Но со второго она перешла на клавишные.

 — Хм. А хорошо у неё получалось? На первом курсе?

 — Ужасно, — улыбнулась Октавия.

 — Тем интереснее будет увидеть, насколько она талантлива на самом деле, — «Октавия» как раз возвращалась, держа в зубах футляр со скрипкой.

Достав инструмент и придирчиво его осмотрев, Винил вздохнула, пробормотала что-то в духе «надеюсь, это не скажется на звучании», села и приложила скрипку к плечу. Первые несколько протяжных звуков, Винил что-то подстроила и взяла смычок наизготовку.

Интересно было — ну просто жуть как. Раз Винил когда-то играла, значит совсем уж не налажает… наверное. Пока всё выглядело аутентично, насколько я мог оценить своим непрофессиональным взглядом.

Смычок коснулся струн, рождая мелодию. Неспешную, тягучую, но, на удивление, в мажорном ключе и довольно приятную. Я с интересом посмотрел на Октавию и в полной мере насладился шоком на её мордашке. Кажись, Винил исполняет вполне на уровне…

Мелодия же с каждой секундой становилась всё лучше, звук словно углубился. Октавия нахмурилась, и я перевёл взгляд на Винил. Мать-перемать!

В свете фонарей было прекрасно видно, как кончики электрически-синей гривы диджейки стремительно темнеют, приобретая тот самый асфальтовый цвет, что и у настоящей Октавии. Чёрт!

 — Хорошо, достаточно, — сказал я, да только вот пони меня полностью проигнорировала! — Октавия, хватит!

Нет эффекта. Винил играет настолько самозабвенно, что не обращает внимания на происходящее вокруг. Вдоль её позвоночника пробежала серия сероватых искр, а метка на мгновение подернулась рябью, и сквозь ноты Винил проявился скрипичный ключ Октавии. БЛ**ДЬ!!!

 — Когда… — голос предательски дрогнул. Прочистив горло, я попытался ещё раз. — Когда ты услышишь хлопок, ты проснёшься.

Раз… два… пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста… три! Я хлопнул настолько громко, насколько только мог, успев заметить, как по спине единорожки пронеслось ещё несколько всполохов уже синих искр, а затем с резким, глубоким звуком, похожим на удар огромного гонга, от неё разошлась какая-то горячая волна.

Я рванул к покачивающейся на месте Винил и успел подхватить её как раз в тот момент, когда она начала завалиться набок.

 — Винил, ты как? — быстрый взгляд на гриву. Двухцветная синяя, никаких посторонних цветов.

 — Окти-и-и… — со счастливой улыбкой протянула единорожка. — Ми-и-и… Артур, так нельзя…

 — Винил, приди в себя, — я легонько её тряхнул. — Что нельзя?

 — Ты так её расписывал! У меня внутри всё дрожит… это и был твой фокус?

Со стороны зрителей раздался неуверенный цокот, быстро переросший в настоящий шквал аплодисментов. Я недоуменно посмотрел на понек. А… блин, они что, решили, что это было частью представления?

 — Стоять-то можешь? — поинтересовался я у диджейки.

 — Не-а, неси меня! — и нахалка ещё и передние лапки ко мне протянула! Всё с ней нормально, не стоило беспокоиться!

 — Кхм, — я поднялся на ноги и повернулся к зрителям. О чём я этот трюк собирался делать? А, точно… — Октавия, как оценишь игру Винил?

 — На скрипке или после? — ехидно поинтересовалась земнопони. — Актёрствует она как обычно. А вот на скрипке… признаюсь, я не ожидала. Она на экзамене так хорошо не играла, как сейчас. Неужели такое возможно?

 — Порой бывает так, что мы сами себе худшие враги, — улыбнулся я и обратился уже ко всем. — Магия слов не позволит вам выйти за пределы собственных возможностей, но она может помочь вам их достичь. И на этом я, пожалуй, закончу. Спасибо за внимание!

 — Как, уже всё? — разочаровано протянула фиолетовая понька из первых рядов.

 — Все остальное не столь зрелищное, но, если хотите, то после небольшой паузы я могу показать кое-что на себе. Только горло промочу.

И под аплодисменты и крики «хотим!» я коротко раскланялся и ушёл в дом. Чтобы судорожно выдохнуть и опереться на стену дрожащей рукой.

Ну нахрен. Никаких больше сеансов экспериментального гипноза на поньках… И так до сих пор не уверен, сработало ли моё внушение, или же это собственная магия Винил обнаружила опасное влияние и поспешила вернуть все как было. А если бы сработало, то что? Две Октавии?!

А может, это не Винил, а чейнджлинг? Не, вряд ли… чейнджлинг бы точно превратился. Блин, седых волос мне это представление точно добавило. Надо выпить.

 — О-о-о! — когда я вдумчиво употреблял ещё одну стопку, загрызая её яблоком, в кухню ввалилась Винил. — Я так и знала, что «мочить горло» ты будешь чем-то особенным. Мне тоже плесни.

 — А вам нельзя, — сообщил я, и захрустел яблоком. — Мне Селестия на этот счёт чёткие инструкции дала.

 — Не, Арт, правда. Мне надо, — Винил подошла ближе и запрыгнула на стул. — Без шуток.

Я подозрительно посмотрел на единорожку, а потом взял ещё один стакан и плеснул на самое донышко и чуть-чуть разбавил водой. Винил тут же схватила его, на мгновение принюхалась, а затем залпом выпила.

 — Ну ты дал! Сделать из меня Октавию, да ещё и на скрипке заставил играть! — хихикнула она, поставив стакан обратно на стол. — Я даже не поняла сначала, показалось просто, что уснула, когда ты про Октавию говорил. Но прикольно, я бы ещё раз попробовала!

 — Как себя чувствуешь-то? Только честно.

 — Как будто Понивилль два раза оббежала, — призналась Винил. — Я прилягу тут ненадолго, ага?

 — Точно всё хорошо? — я вгляделся ей в глаза.

 — Да точно, точно. Полежу чуток и к танцам буду как новенькая, — заверила меня Винил.

 — Ладно, тогда диван в твоём распоряжении, — я допил стакан и поднялся. — Через пятнадцать минут приду тебя проведать.

 — Ми-и-и, какой же ты всё-таки бываешь классный… — хихикнула Винил. — И чего ты только такой недотрога?

 — Не будем развивать эту тему, — хмыкнул я и ушёл.

Поньки, оживлённо обсуждавшие что-то небольшими группками, тут же собрались в полукруг.

 — Итак, начнём вторую часть нашего представления…


Винил растянулась на диване, блаженно задрав лапки к потолку. Хорошо-о-о-о… усталость, навалившаяся было после фокуса Артура, быстро исчезала, сметаемая бурлящей энергией. Хотелось танцевать, шалить и Окти. Но та не согласится, она ещё за тот раз с массажем обиженная ходит. Как будто Артур бы что-то сделал! Нет, она таких жеребцов знает, им хоть десять разгорячённых кобыл в кровать положи — всё равно убегут. Сами страдать будут, но убегут. Но Окти почему-то не поверила… как бы её убедить?

Мысль единорожки остановилась на шкафу, в который Артур убрал бутылку, и по мордашке единорожки расползлась хитрая улыбка. Спрыгнув на пол и по-кошачьи потянувшись, она уверенно потрусила на кухню. Пятнадцать минут? Больше и не надо!


— …даже не чувствовать боли, — я несколько раз ткнул себя в ладонь иголкой. — Я бы мог даже разрезать кожу, но, боюсь, вы не оцените.

 — Не надо! — испуганно пискнула Флаттершай.

 — Да ладно, ничего страшного бы не случилось, одно маленькое заклинание и даже следов не останется, — усмехнулся я. — Одна из вещей, за которые я люблю ваш мир.

Я скосил глаза на машущую в стороне Беату.

 — Похоже, моя часть выступления закончена, и теперь эстафета переходит к Трикси, — улыбнулся я. — Вот теперь точно всё, спасибо за внимание!

 — Фух! — единорожка подбежала ко мне. — Как прошло?

 — Неплохо…

 — Разве это неплохо? — возмущённо спросила подошедшая к нам Флаттершай. — Покажи руку!

 — Флатти, — я вздохнул. — Да не волнуйся ты так… Беата, залечишь?

Я протянул ей ладонь, на которой чуть кровоточили глубокие ранки от иголки.

 — Артур! — охнула пегаска. — Зачем ты так сильно колол? Мы и так бы тебе поверили!

 — Я же не чувствую ничего, — вздохнул я. — Поди пойми, насколько оно «сильно».

На самом деле — если бы колол слабо, это было бы заметно со стороны. А у меня всё без обмана! Ну, в данном случае.

Рог Беаты слабо засветился, и ранки мгновенно зажили. Мелочь же!

 — Артур! — на меня едва ли не налетела взбудораженная Твайлайт. — Тыдолженнемедленномнерассказатькактызаставилвзлететьеебезкрыльев!!!

 — Э… что?

 — Дэш!

Я сморгнул. Так… а! Дошло.

 — Твай, давай как-нибудь после. Я уже не в том состоянии, чтобы что-либо рассказывать.

 — И у нас выступление! — напомнила Трикси. — Идём.

Твайлайт вздохнула, но всё же позволила фокуснице себя увести.

 — Пойду проверю, как там Винил, — улыбнулся я пегаске и направился в дом.

 — Я с тобой, — тихонько сказала она.


Услышав шаги человека, Винил забралась на диван и снова приняла расслабленную позу, изо всех сил стараясь подавить предвкушающую улыбку. В шкафчике Артура нашлось настоящее сокровище — двенадцать, подумать только, ДВЕНАДЦАТЬ бутылок «самогона». Никто и не заметит, что теперь их всего лишь десять…

 — Винил, ты как? — Артур наклонился над ней и провёл по голове тёплой рукой.

 — Отлично, — заверила его Винил, изо всех сил стараясь вести себя как обычно. Только бы он ничего не заметил! Только бы не заметил!

 — Флатти, а ты как думаешь? — обратился к своей спутнице человек.

 — Выглядит неплохо… кажется… — тихонько ответила пегаска.

 — Вот и отлично, — он улыбнулся. — Идём, девочки, Беата вот-вот начнёт, а её новое представление, уж поверьте мне на слово, стоит потраченного времени.

 — А… ага… — пегаска тихонько вздохнула. — Я только водички попью.

 — Конечно, не стесняйся, — махнул рукой человек и вышел.

Флаттершай вновь тихонько вздохнула, и Винил посмотрела на неё сочувственно. Не повезло ей… но может быть, у неё что-то и получилось бы. С замороченными жеребцами только так и можно — ведя себя как угодно, но не как нормальная кобылка. Была бы она чуть смелее…

 — Я знаю, — тихонько ответила Флатти. Винил недоуменно посмотрела на неё. Неужто она сказала это вслух? — Но я такая трусиха…

Винил хитро улыбнулась, вспомнив своё первое знакомство с минотаврьей ракией.

 — Думаю, я могу тебе кое-чем помочь, — вкрадчиво предложила единорожка.


Представление Трикси началось с моего сдавленного хихиканья, из-за которого окружающие пони посмотрели на меня с недоуменным видом. Ну да, они-то ничего смешного не видели, в отличие от меня!

Дело было в музыке — в качестве вступления Трикси выбрала заглавную тему из «Звёздных Войн».

Получилось действительно эпично — гордо появившаяся на сцене в новом костюме Трикси встретила шквал аплодисментов. А Рэрити-то расстаралась! Прежний стиль в нем угадывался, но теперь, словно обёрнутая в синюю дымку со сверкающими в глубине искрами-звёздами, Беата смотрелась действительно потрясающе. Мистично, я бы даже сказал.

 — Леди и джентльпони… — музыка стихла, и в установившейся тишине было чётко слышно каждое слово. — Прежде чем начать своё второе выступление в вашем замечательном городе, я хочу поблагодарить тех, благодаря кому оно стало возможным. В тот день, когда Твайлайт сняла с меня проклятие амулета, и я поняла что натворила, я потеряла веру в то, что пони хоть когда-нибудь меня простят. Мне казалось, что моя жизнь разрушена, и в ней никогда больше не произойдёт ничего хорошего. Но в тот момент, когда я окончательно потеряла надежду и смирилась с неизбежным, я встретила своего первого настоящего друга. Именно благодаря ему я стою сейчас перед вами. Артур, у меня нет слов, которыми бы я могла выразить свою благодарность тебе.

 — Да ладно, — с улыбкой ответил я. — Мне ни разу не пришлось об этом пожалеть.

 — Но даже когда Артур привёл меня в Понивилль, мне казалось, что это лишь случайность, и что ни одна пони даже не заговорит со мной без отвращения. Но я заблуждалась. В городе, где, как я думала, каждый будет смотреть на меня косо, я нашла ещё одного дорогого мне друга. Флаттершай, благодаря тебе я вновь поверила в то, что пони могут прощать. Спасибо.

Смущённая пегаска чуть хлопнула крыльями.

 — Благодаря им я осознала ценность дружбы, смогла измениться, смогла понять, что я делала неправильно. Но… — Беата шмыгнула носом. — Сегодня вечером… когда я увидела всех вас, пришедших, чтобы приветствовать меня в своём городе… принявших, словно в первый раз даже несмотря на то, что я сделала… я поняла, что у меня куда больше друзей, чем я думала. Обещаю вам, я не обману вашего доверия! Спасибо!!! Спасибо огромное за то, что пришли!

И она низко поклонилась. А затем в первом ряду раздались уверенные щелчки понячьих аплодисментов. Кто это там? Твайлайт! Аплодисменты быстро подхватили и остальные пони, заставляя землю едва заметно дрожать.

Я обвёл всех взглядом. Рэрити всхлипывала и утирала платочком слезы, Пинки платочком не заморачивалась, Флаттершай уткнулась взглядом в пол и покраснела, кажется, вплоть до гривы, некоторые пони растроганно моргали, другие переглядывались с улыбкой.

Я легонько толкнул в плечо Пинки и прошептал ей на ушко свою идею, отчего вечериночная понька расплылась в улыбке и радостно закивала.

 — Всепони! — крикнула Пинки и взмахнула передними лапками, словно дирижируя оркестром. — Добро пожаловать в Понивилль!

 — ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ПОНИВИЛЛЬ!!!

Беата распрямилась, счастливо оглядывая довольных понек. Кажется, в её глазах стояли слезы…

 — Тогда, не откладывая больше ни мгновения, — она взмахнула плащом. — Узрите же выступление Великой и Могущественной Трикси!


После окончания выступления Винил уверенно направилась в сторону подруги, увлечённо обсуждающей что-то с ЭйДжей.

 — …старше, тем он лучше.

 — Эт потому-то в день сбора урожая к нам в очередь весь Понивилль выстраивается? — фыркнула Эпплджек. — Нет, сахарок, сидр особенно хорош сразу после приготовления, когда магия бочек только-только начинает действовать.

 — Не соглашусь. Хорошо выдержанный сидр, может, и не имеет такого букета, как свежий, но ощущения после него совсем другие.

 — Не знаю, сахарок, не знаю. Только в сон с него клонит.

Винил улыбнулась. Вот её шанс!

 — Девчата, а хотите человечий сидр попробовать? — предложила она, подходя ближе. — Артур сам сварил!

 — Тот самый? — подозрительно уточнила Октавия. — Который крепче обычного в десять раз?

 — Не, другой. Вкусный!

 — Вкусный, говоришь… — ЭйДжей задумалась. — А давай! Не попробуешь — не узнаешь.

 — Ну можно, наверное… — с сомнением произнесла Октавия.

Диджейка плотоядно усмехнулась.


Я уже даже не смеялся — хрипел, судорожно пытаясь ухватить воздух сквозь сведённые от смеха мышцы и издавая звук, похожий на сухой кашель, а окружающие пони были едва ли в лучшем состоянии.

 — Ну как это можно не понять?! — возмутилась фиолетовая понька, воздевая лапки к небу. — Вы издеваетесь, да? Издеваетесь!

Сил отвечать у меня не было, но Пинки, явно куда более чем я тренированная ржать как лошадь, смогла выдавить:

 — Нет же! Попробуй ещё раз!

Я даже не пытался угадывать. Не знаю уж, что загадала ей Лира, но глядя на ужимки Аметист Стар, пытающейся это изобразить, спокойным остаться не смог никто. Ну, кроме Флаттершай.

 — Корабль? — неуверенно предположила пегаска.

 — Правильно! Ну наконец-то!!! — ответила фиолетовая понька.

 — Корабль? Серьёзно? Флатти, как тебе это удаётся? — простонал я. — Честно, вот на мой взгляд, когда пони пытается изобразить корабль, догадаться об этом можно только методом исключения.

 — Я так с Энджелом разговариваю, — чуть смутилась она.

 — А-а, точно! — вспомнила Рэйнбоу Дэш. — Это как когда Дискорда пытались перевоспитать, а он знаками показал про потоп!

 — Арт, а у этой игры тоже есть какой-то скрытый смысл? — заинтересованно спросила Твайлайт. — Ты говорил, что «Твистер» предназначен для развития ловкости, а «Крокодил»?

 — Помимо того, чтобы повеселиться? — я хихикнул. — Ну, он развивает артистизм и фантазию. А на мой взгляд, ещё и даёт прекрасное представление о том, как сложно донести свою мысль до других.

 — Арт, а почему она называется «крокодил»? — поинтересовалась Пинки.

 — Тайна, потерянная в веках, — хмыкнул я.

 — Тогда я буду называть её «Гамми»! — заявила она.

 — Да хоть Геной, — разрешил я, пытаясь расслабить задубевшие от смеха мышцы лица. — Может, прервёмся на что-нибудь ещё? Уже сил нет смеяться, честно!

 — Танцевать! Давайте танцевать! — запрыгала на месте Пинки. — Пойду, позову Винил!


— Сахарок, эт не сидр! Эт сено знает что! — возмущалась Эпплджек. — Запах слишком резкий, от вкуса горло жжёт, а яблоки почти не чувствуются!

 — Его разбавлять надо, разбавлять! — и диджейка попыталась магией отобрать у земнопоньки бутылку. — Дай сюда!

 — Ты что, сахарок, решила меня учить сидр пить?! — нехорошо прищурилась земнопони, сделав ещё один глоток прямо из горла. — Кх… я сама кого хош научу!

И земнопонька закашлялась.

 — Попей водички, — посоветовала ей Винил, подталкивая к земнопоньке чашку.

Едва та жадно её схватила, единорожка телекинезом утащила бутылку под стол. Хи-хи… сейчас ЭйДжей развезёт…

 — А ты что думаешь, Окти? — повернулась диджейка к подруге, мелкими глотками цедящей разбавленный напиток.

 — Вкус действительно островат, — задумчиво отозвалась она, а потом улыбнулась. — Зато от него так тепло внутри…

Винил незаметно облизнула губы. Ещё чуть-чуть!

 — Хэй, Винни! — в комнату влетела Пинки. — Пойдём, пони хотят танцевать! Ой, а чего это вы тут делаете?


Как только Винил заняла место за пультом и заиграла музыка, ко мне подошла Флатти.

 — Пойдём танцевать? — с улыбкой предложила она. Но не с обычной её стеснительной улыбкой, нет, скорее улыбка была открытой и даже в какой-то мере… дерзкой?

 — Пошли, — с усмешкой согласился я и протянул ей руку. Храбрость надо поощрять!

Пегаска чуть удивлённо подала мне переднюю лапку и пискнула, когда я потянул её на себя, одновременно распрямляясь.

 — Ой! — она хихикнула. — Вот так? На задних лапках?

 — Боюсь, на четвереньках у меня танцевать не выйдет, — подмигнул ей я, кладя левую руку чуть ниже крыльев. — Не бойся, я тебя держу.

 — Я не боюсь, — улыбнулась она. И вновь совершенно открыто, глядя мне в глаза.

Ай да Флатти!

 — Идём!

И мы закружились в… а, черт его знает, что это был за танец, дикая смесь из всех виданных мной когда-либо элементов, но было весело. Настолько, что многие парочки из пони тоже стали подниматься на задние лапки, забавно держась друг за друга и всё уверенней пытаясь за нами повторять…

 — Это станет новой модой, — рассмеялась Флатти, рефлекторно чуть приоткрывая крылья, когда я подбросил её вверх, не выпуская из рук. — Мне так кажется.

 — Пусть станет, — рассмеялся я. — С такой конкуренцией никто даже не заметит, что я не умею танцевать.

 — А ты не умеешь?

 — Не-а!

 — Я тоже!

И мы рассмеялись, начиная очередной круг.

 — Арт, пойдём на свидание! — внезапно, но очень решительно предложила она. Ого, как она напряглась-то!

 — Пойдём, конечно, — улыбнулся я ей. — На кантерлотский музыкальный фестиваль через пять дней. Согласна?

 — Да! — пискнула Флатти с таким выражением лица, будто сама не верила в то, что только что услышала.


— Ох, эти человеческие танцы совсем не такие простые, как кажется! — заметила Твайлайт, пытаясь восстановить дыхание.

 — Зато интересные! — рассмеялась Пинки. — Твай, ты слишком много сидишь в своей библиотеке! Давай ещё раз!

 — Не-не-не, извини, Пинки, мне надо отдышаться!

 — У-у-у! Дэши! Дэши, пойдём танцевать!

 — Пинки, ты сегодня какая-то ещё более энергичная, чем обычно! — шутливо возмутилась единорожка. — Как тебе это удаётся?

 — А-а, наверное, это от сидра! Винил говорит, что его Артур сварил! Он такой, не очень на вкус, зато потом так тепло, и хочется петь, плясать, смеяться и веселиться!

 — Сидр? Кто-то сказал «сидр»? — спикировала вниз радужногривая пегаска.

 — А Артур не будет против? — обеспокоилась Твайлайт.

 — Да не-е-е… — уверенно отмахнулась Пинки и запрыгала на месте. — Идём! А потом — танцевать!


Народ потихоньку начал расходиться, сонно позёвывая. Я бы уже и сам не прочь подавить подушку, уже, наверное, часа четыре, ещё чуть-чуть — и восход начнётся. Хотя черт его знает, я уже потерял счёт времени.

 — Спасибо что пришли! — Трикси с улыбкой распрощалась с цветочницами и подбежала к нам. — Уф-ф-ф! Наконец-то всё.

 — Тс-с-с, — я приложил палец к губам и глазами показал на спящую у меня на коленях Флатти.

 — Ой, — единорожка тут же сбавила громкость. — Давно уснула?

 — Минут десять назад, — улыбнулся я, легонько поглаживая розовую гриву. — Такая смешная. Зевала, часто моргала, но ни в какую не хотела ложиться. А стоило только расслабиться, как мигом отключилась.

 — Мило смотритесь вместе, — заметила Беата, запрыгивая на противоположную лавочку.

 — Хватит уже этих намёков, — рассмеялся я. — Она меня на свидание позвала.

 — О! Молодец! — она подозрительно уставилась на меня. — А ты?..

 — Ну не портить же было такой замечательный вечер отказом? — улыбнулся я. — Ладно, положим её в какой-нибудь гостевой комнате. Идём домой?

 — Ага, пойдём, — единорожка зевнула и посмотрела на меня с признательностью. — Спасибо тебе за сегодня. И за…

 — Блин, Беата, прекрати! — шутливо возмутился я. — Я стесняюсь.

 — Чего?!

 — Слушать такое. Живёшь себе, делаешь что хочешь, а тебя в итоге за это ещё и благодарят. Неловко! — ехидно ответил я. — И вообще, всем моим поступкам есть одно объяснение.

 — «Это же я?»

 — Это же я, — и мы вместе засмеялись. Эту картинку единорожке я уже как-то показывал.

Подняв тяжеленную во сне пегаску, я поспешно зашагал в дом. Ух, нет, на второй этаж я её не донесу, положу внизу, на диване… или, может, лучше в своей спальне, а на диван лечь самому? Тогда надо будет проснуться раньше других… охо-хо…

На входе в дом мне в нос ударил подозрительно знакомый запах. Та-а-ак… что-то мне подсказывает, что Винил пропала не просто так. Блин, если она тут втихую бухала, я с ней не знаю, что сделаю!

Реальность оказалась хуже. Гораздо хуже! Одного взгляда на гостиную мне хватило, чтобы понять — Флатти придётся положить в своей спальне. А Винил… с такими друзьями враги не нужны!

 — Твайлайт! Что ты делаешь? — испуганный вскрик Беаты из гостиной. Я как раз накрыл Флатти покрывалом и поспешил на помощь к своей ассистентке.

 — Веселюсь! Трикси, давай тоже! — рог единорожки вспыхнул, и часть конфетти, ковром устилавшая пол, превратилась в мелких бабочек, тут же заполонивших воздух. — Ха-ха-ха!

 — Вау! — восхитилась Пинки. — А сделай ещё что-нибудь? Фейерверк! Сделай фейерверк!

 — Точно! — единорожка хихикнула. — Эй, Трикси, я, Единственная и Неповторимая Твайлайт, вызываю тебя на дуэль! Чей фейерверк лучше!

Выражение лица Трикси в этот момент… да, дорогая, да. Именно так всё это со стороны и выглядит.

 — Испугалась?! — продолжала хорохориться Твайлайт.

 — Твай, — отвлёк я на себя внимание пьяной волшебницы. — Смотри. Вот это большой палец, это указательный, это средний, это безымянный, а это мизинец. Перемешиваем-перемешиваем-перемешиваем, — я быстро зашевелил пальцами обоих рук, а потом резко их распрямил. — Оп! Где какой?

Твай оторопело уставилась на мои пальцы. Работающий даже в пьяном виде аналитический ум единорожки сыграл с ней злую шутку — она честно попыталась ответить на абсурдный вопрос.

 — Беата, можешь пока убрать бабочек? — тихонько попросил я.

 — Конечно, — кивнула она.

Несколько магических импульсов, открывших все окна — и поднявшийся в доме сквозняк начал выносить наружу блестящие порождения магии Твайлайт.

 — Ну-у-у… — расстроилась Пинки. — Я так не играю!

 — Пинки, тебя обидел кто?! — слегка покачиваясь, к вечериночной пони подошла ЭйДжей. Блин, это ж сколько она выдула-то, что даже на четырёх ногах стоит с трудом? — Ты только скажи, я их всех… о… отлягаю! Да! Я за тебя… горой!

 — ЭйДжей… — Пинки аж прослезилась и полезла обниматься. — Ты такая хороша-а-ая…

 — Большой, безымянный, указательный… — бормотала Твайлайт, а потом её осенило. — Эй! Ты меня обманул!

 — Не обманул, а пошутил, — улыбнулся я. — Поздно уже, ты совсем ничего не соображаешь. Может, пора спать?

 — Не-е! Не хочу спать! — капризно возразила единорожка. Её рог опасно засиял…

Черт! Я же выключил медальон!!!

 — Оп! — она подпрыгнула и, перевернувшись в воздухе, приклеилась к потолку и отбежала подальше. — Не поймаешь, не поймаешь!

Винил, я тебя убью…

 — Арт, это как в Кристальной Империи? — тихонько спросила Трикси.

 — Именно. Видать, Винил угостила их наливкой из шкафчика, — я застонал. Блин, точно, я ведь у неё на глазах туда поставил начатую бутылку. — Беата, солнышко, последи за Твайлайт, а то грохнется ещё оттуда…

 — Не бойся, это длительное заклинание, пока не захочет, не упадёт.

 — Все равно последи…

 — А-а-а! ЭйДжей! ЭйДжей! Что с тобой?! — запричитала розовая понька, легонько тряся бессознательную подругу. — Арт, я её заобнимала! До смерти! Твай, Арт, кто-нибудь, помогите-е-е!

Я метнулся было к Эпплджек, но Твай успела первой, пробежав по потолку и спрыгнув прямо около земнопоньки. Неужто протрезвела?

 — Случай серьёзный, — Твай хихикнула и с энтузиазмом добавила. — Но ничего, с чем бы не справилась магия!

 — Да она просто спит! — возмутился я, услышав тихое посапывание. — Всё, хватит. Беата, быстро, усыпи её, пока она чего не натворила!

И всё-таки у Трикси остались какие-то негативные чувства к Твай. Ничем иным ту довольную ухмылку, с которой она стрельнула в неё сонным заклинанием, я объяснить не могу.

 — Тва-а-ай!!! — отчаянно завопила Пинки.

 — Тише, Флаттершай разбудишь! — шикнула на неё Трикси.

 — Ой, — только и успела сказать Пинки своим совершенно обычным голосом, прежде чем и в неё тоже влетел усыпляющий заряд.

 — Отличный выстрел, — похвалил я.

 — Спасибо, — хихикнула Трикси. — А теперь мы с ними что делать будем?

 — Разложим по гостевым комнатам, — вздохнул я и наклонился за Твайлайт как самой легкой на вид.

В первую комнату мы уложили Твайлайт, во вторую Пинки, в третьей обнаружились спящие без задних ног Октавия и Винил в обнимку, так что Эпплджек пришлось присоседить к Твайлайт.

 — Прикольное завершение вечера, — хихикнула Трикси, закрывая дверь. — Надо будет спросить утром про заклинание с бабочками.

 — Если она что-нибудь из этого запомнит, — хмыкнул я и сделал несколько круговых движений, разминая шею. — Блин, это ж надо было такое учудить… ладно, спокойной ночи, Беата.

 — Пойдёшь к Флатти? — ехидно глянула на меня фокусница.

 — Нет, пойду на диван в гостиную, — и на фырк единорожки напомнил: — Я не могу заснуть в чужом присутствии.

 — Ой, точно. Спокойной ночи, Арт.

Я спустился по лестнице и, подойдя к дивану, едва не застонал. Там уже дрыхла Рэйнбоу!

 — Да что ж за невезение-то такое… — тихо простонал я. Так, стоп, в кабинете есть сонный кристалл, как раз у неё и отобранный в своё время.

Сходив за ним, я вернулся в гостиную, выключил свет и, стараясь не потревожить тихонько сопящую пегаску, аккуратно сел на диван. Впрочем, она всё равно проснулась. Блин, ну как так? Грохот веселящихся подруг её не разбудил, а я — запросто?

 — А-а, Арт… — она зевнула, и сонно посмотрела на меня. — До рассвета долго?

 — Не знаю.

 — Тогда я ещё посплю-у-у… — Рэйнбоу немножко потопталась на месте, легла, свернувшись клубочком, и по-кошачьи положила голову на передние лапки.

 — Спокойной ночи, — я лёг головой в её сторону. После целого дня в обуви шокировать пегаску запахом моих ног было бы жестоко.

 — Спокойной ночи-и-и… — она зевнула, и я ощутил слабый запах алкоголя. Блин, и она тоже? Ну, хоть не такая буйная как остальные!

Я устроился поудобнее и вытащил из кармана кристалл.

 — Эй, Арт… — тихо позвала меня Рэйнбоу.

 — М-м?

 — Знаешь, какая самая красивая вещь, которую я видела в жизни?

О нет, только не пьяные разговоры!

 — Собственный рэйнбум, в кольцо которого радугой вписано слово «Дэш»? И чтоб ещё через него было видно восхищённых зрителей? — я чуть развернулся так, чтобы видеть пегаску. Сначала усыплю её, а то ещё вздумает тормошить.

 — Хех, нет… — Рэйнбоу мечтательно улыбнулась. — Рассвет, если наблюдать за ним с самого высокого облака, какое только пригодно для лежания…

Так. Это ещё кто такая? Верните настоящую Дэш! Или это и есть настоящая? Тогда пора признаться себе в том, что мысленные модели пегасок у меня не получаются. Это уже третий раз, когда они, совершенно походя, рвут мне шаблон в клочья! Умом крылатых не понять, аршином общим не измерить…

 — Да, восходы у вас красивые… — согласился я, вновь укладываясь поудобнее. Стрелять в такую Дэш почему-то показалось кощунственным. — Всякий раз, когда я бывал в Кантерлоте, я напрашивался к сестричкам, чтобы посмотреть, как они поднимают солнце.

 — Правда? И как?

 — Красиво. Небо как гигантское полотно, на котором неведомый художник искрящимися алыми красками рисует начало нового дня…

 — Ага, а потом ещё солнце!

 — Да-да, и затем пробивающиеся, словно между мазками краски, нежные золотые лучи…

 — Точно…

И мы замолчали, любуясь нарисованной в воображении картиной.

 — Иногда я думаю, как круто было бы показать это кому-то ещё… — Дэш вздохнула. — Жалко, ты не умеешь летать.

 — Жалко… — согласился я, зевая и направляя на себя кристалл. — Я бы с удовольствием… а знаешь, я попробую научиться ради такого-то дела.

 — Обещаешь?

 — Ага. Спокойной ночи, Дэш.

 — Спокойной ночи, Арт…