Автор рисунка: aJVL

Мир вашему дому

— Ты уверен, что тебе это нужно? — озабоченно спросила пегаска небесно-голубого окраса, нервно переминаясь с ноги на ногу.

— Да, — проговорил белый единорог, а после пролевитировал в седельную сумку еще две книги. — Я отправил запрос в канцелярию Ее Высочества.

У Скай Лайн округлились глаза. Она удивленно заморгала и недоверчиво шагнула вперед.

— Правда? Что ты написал? Что она ответила?

— Ее Высочество одобряет мое стремление и…

— И? — эхом повторила пони.

— И в случае, если мой рассказ ее удовлетворит, когда я вернусь, то наша гуманитарная миссия в Зебрике станет постоянной. Ты понимаешь, Скай, я не могу её подвести. К тому же, я решил еще все раньше.

— Это из-за того полосатого, так? Лучше бы его вовсе не было…

— Скай! — возмущенно и строго воскликнул единорог. — Ты слышала его рассказы?

— Нет. Другие говорили, что он нес горячечный бред.

— Мне довелось с ним поговорить. И я твердо решил туда попасть после того, что услышал.

— Но один, Джейсон! Ты едешь один! — едва ли не взвыла пегаска.

— Так будет лучше всего, — ответил единорог и закрыл сумку. Затем выражение его морды стало мягче. — Не волнуйся. Там все не настолько плохо. И они не едят пони. Это все кобыльи сказки.

***

Стоило Джейсону Брайту выйти из дома, как тут же к нему подскочил худощавый земной пони в костюме.

— Мистер Брайт? — учтиво, пожалуй даже с излишней вежливостью, спросил он.

— Да, это я. Вы что-то хотели?

— Здравствуйте. Меня зовут Винд Трейдер, я представитель компании «Ричмонд и Трейдс».

— Чем могу быть полезен? — Джейсон не очень любил торгашей подобного рода. Слишком уж скользкие и уклончивые. По той же причине он не любил и Мейнхеттен, где все жило и дышало бизнесом, торговлей, аферами и махинациями. Прогресс, который он хотел привезти вместе с миссионерством, конечно, необходим, но порой его становится слишком много. И этот город тому пример.

— Я — официальный представитель этой компании. Нам стало известно, что в скором времени вы отправляетесь в одно место, которое нас очень интересует, — этот «представитель» говорил уклончиво, его речь была похожа на змею. Так же изгибалась, не касаясь острых граней и неприятных моментов. — И мы хотели бы предложить вам свои услуги. Все же инфраструктуры там просто нет, и никакой поезд напрямую вас туда не домчит.

— Что вы предлагаете? — нахмурился Брайт. В словах Винд Трейдера была доля правды. С Зебрикой не было никакого регулярного сообщения. Часть пути пришлось бы преодолеть на поезде, часть пешком. И это не говоря еще о том, что предстояло найти способ переправиться через залив. Такое путешествие бы в конечном итоге заняло слишком много времени.

— Воздушный шар! А на случай, если не будет попутного ветра, с нами поедет охранник-пегас, который при станет буксиром.

— И что вам нужно взамен? — Брайт знал, что ничего просто так не бывает в среде таких, как этот Винд Трейдер.

— О, всего ничего. Я буду вас сопровождать.

— И зачем же? — единорог прищурился и поджал губы. Идея эта ему не понравилась сразу. В ней, очевидно, был подвох.

— Нас интересуют тамошние алмазные шахты. Видите ли, вряд ли аборигены разрабатывали местонахождения. Мы же привлечём спонсоров, наймем работников и…

— Загадите там все, до чего дотянетесь, — сурово закончил Брайт.

— Ну что вы, вовсе нет, — запротестовал Винд Трейдер. — Уверяю, ничего подобного. Никакого ущерба.

— Когда вы сможете предоставить воздушный шар? — идея казалась очень заманчивой.

— Он уже готов! — воскликнул торгаш. Тут же к ним подъехала повозка, в которую был впряжен коренастый земнопони. — Все готово, извольте-с.

Джейсон Брайт колебался недолго. Миссионер знал, что если решит подумать еще пару недель, они бы все равно также предоставили и повозку, и шар. Он им был явно нужен для того, чтобы наладить отношения с местным населением, которое после наверняка попробуют привлечь к работе в рудниках. Стандартная схема при освоении отдаленных земель.

— Хорошо, я согласен, — кивнул Джейсон, мысленно добавив: «Но позабочусь о том, чтобы не согласились зебры».

***

Путешествие по воздуху действительно оказалось недолгим. Пешая экспедиция заняла бы несколько недель или даже месяцев. Шар же поймал попутный ветер и даже без буксира пегаса-охранника достиг места назначения всего за пять дней.

Прибытие было внезапным. Когда Брайт проснулся, то обнаружил, что они на месте. Внизу проплывали саванны. Среди высокой, местами явно выше роста, травы располагались редкие кучки деревьев и кустарников.

— Как давно мы достигли Зебрики? — спросил он у сидевшего рядом Винд Трейдера. За прошедшие пять дней тот крайне утомил своего спутника и, кажется, даже собственного охранника. За все это время он так и не снял костюм, жаловался то на холод, то на жару и явно начинал ненавидеть это путешествие.

— Рано утром, думаю. Мы пересекли залив и вот, открылся этот вид. Он уже пару часов не меняется.

— И не должен, — пробормотал Брайт, вспоминая истории зебра, который попал к ним в ужасном состоянии. Лихорадка съедала его тело и разум, а потому рассказы были недолгими и обрывистыми. Но он дал карту, сказав, что «возле любого оазиса вы найдете племя».

— Где мы пересекли залив? — крикнул он пегасу, летевшему рядом. Тот тщательно высматривал опасность на земле и в воздухе.

— Мыс Кинжалов, — голос пегаса был хриплый и грубоватый. Открывал рот охранник редко и только по делу. Когда же можно было молчать — он не произносил ни слова.

Развернув карту, Брайт отыскал на ней участок суши, который и вправду напоминал кинжал.

— После летели дальше на юг? Реку пересекали?

— Да, — ответ был короток и лаконичен. — Час назад.

Миссионер удивился тому, насколько далеко они забрались вглубь континента Он еще раз обратился к карте и обнаружил, что скоро как раз будет оазис.

Тот не заставил себя долго ждать. Вокруг небольшого озера располагалась узкая кромка растительности. Финиковые пальмы, большие зеленые кустарники с какими-то мелкими красными плодами и высокая трава. Эта небольшая рощица росла с южного края озерца, а с другой стороны было небольшое поселение на десятка три хижин.

— Приземлите шар в отдалении. Не стоит пугать местное население и начинать знакомство с негатива, — скомандовал Брайт. Он был взволнован и возбужден, гадал, какими окажутся они, жители этой небольшой деревни. Как встретят, и сможет ли найти с ними общий язык, донеся до них ту истину, что вез из самого сердца Эквестрии. Он выпрямился и, взвалив на себя несколько тюков необходимых, на его взгляд, для племени вещей, двинулся вперед. Магии у зебр не было и потому её демонстрация бы только навредила делу. Сейчас он должен был стать похожим на них.

Их там ждали. И ожидание было молчаливым и тяжелым. В дверных проемах деревянных хижин стояли полосатые, на первый взгляд, пони. И хотя они ими не являлись, выглядели точно так же, отличаясь лишь окрасом и странными метками на крупах. На него смотрели по-разному: настороженно, с недоверием, испуганно, враждебно и, лишь немногие, с любопытством. То были жеребята, что прятались за взрослыми, выглядывая из-за ног. Все они молчали. Трейдер, рассчитывавший на помощь миссионера, не произносил ни слова, отираясь где-то позади. Наконец, от толпы выделилась одна кобылка и подошла к Брайту. Она выглядела так же как и все её соплеменники, только лишь в почти что белую гриву с парой черных полосок было вплетено несколько бусинок и перьев с какими-то нитками.

— Мохаи, чужестранец. Что тебе здесь нужно, зачем ты прилетел на пузыре? — в ее речи явно чувствовался акцент, весьма необычный, но его уже миссионер слышал.

— Приветствую. Меня зовут Джейсон Брайт. Я прибыл из Эквестрии для того, чтобы познакомиться с народом зеб… — договорить ему не дали. Стоящая впереди него метнулась к нему и зажала рот копытом.

— Тш-ш-ш, у нас не любят это слово, придуманное вами. Если хочешь мира, то не стоит его произносить.

— Тогда как вас называть?

— Мы себя зовем зекора'и, — кивнула стоящая впереди… зекора? — Даже не стоит мысленно говорить это слово, что ты чуть не произнес. Духи слышат даже то, что в голове.

— Рядом с Понивиллем в лесу живет одна… зекора по имени Зекора, — вспомнил вдруг Брайт.

— Тогда это не ее имя, — равнодушно ответила зекора, стоявшая перед ним. — Меня зовут Шехаи, я отведу тебя к вождю.

К несчастью, Трейдер увязался за ними, не рискуя оставаться один в окружении местных. Охранник же остался сторожить шар и вещи.

Вопреки ожиданиям, вождь жил не в самой большой хижине, а в обычной, располагавшейся на отшибе. С виду они ничем не отличалась от других, разве что над дверным проемом, занавешенном тканью, был череп. С виду он напоминал пони, но, скорее всего, был зекорским.

В хижине было темно, жарко и душно, пахло какими-то благовониями или чем-то еще. Запах не был неприятным, но поначалу ударил в нос не хуже чьего-то копыта. На стенах висело несколько продолговатых резных масок, довольно жутких с виду. С потолка свисала странная конструкция из костей и полых трубок. Винд Трейдер позади чихнул. Миссионер не сразу разглядел вождя, сидящего на грубой подстилке. Тот был скорее черным в белую полоску, нежели наоборот. Он был закутан в грубую коричневую ткань, грива на голове была собрана в большой пучок, а в ухе красовалась огромная золотая серьга. Шехаи подошла к нему и что-то ему прошептала. Потом встала рядом.

— Зачем ты тут, Дже'син, — спросил вождь и Брайт не сразу понял, что обращаются к нему. Затем повторил то, что спрашивала Шехаи. — Зачем прилетел ты к нам на воздушном пузыре?

— Я тут, чтобы больше узнать о народе зекора'и и рассказать вам о своем, поведав о тех, кто поднимают для нас каждый день Солнце и Луну. Я привез с собой некоторые припасы и необходимые вещи.

— Мы знаем о Солар'аи, что приносит нам солнце с другой стороны земли, и о той, что зовут Лунар'аи, которая возводит на небосклон луну, чтобы земле не было одиноко ночью, — спокойно поведал вождь. — Мы знаем о них и чтим их, как Великих Духов.

— Тогда у меня с собой еще есть припасы, — вновь повторил Брайт, крайне удивленный ответом старика. — И знания о земледелии, орошении…

— У нас все есть, чужестранец, — перебил его вождь. — Мы возьмем только то, чему у нас нужна замена. Например, топор. Больше нам ничего не требуется, и ваших знаний тоже. У зекора'и есть все, что нужно. Если ты не веришь, то ты можешь остаться и убедиться. Я разрешаю тебе услышать истории нашего племени и жить тут.

Вдвойне удивленный, Брайт кивнул и отошел, обдумывая слова вождя. Вперед шагнул вдруг Винд Трейдер. Его неизменный костюм, сидевший на нем как влитой, уже успел немного запылиться.

— Говори, несущий чужое слово, — кивнул старик. — Ветер сказал нам, что ты здесь не по своей воле.

— Позвольте представиться, Винд Трейдер, — жеребец улыбнулся и чуть поклонился. — Я тут от лица компании «Ричмонд и Трейдс». Я хотел бы заключить с вами контракт на предоставление нам гида, который помог бы выяснить точное местонахождение залежей алмазов, а после контракт на разработку шахт. Вот все условия, прошу ознакомиться.

Пони вынул несколько скрепленных между собой листов бумаги и протянул их вождю. Тот не шелохнулся, и сконфуженный Трейдер положил их перед ним.

— Если вас они не устроят, мы можем их обсудить. Я уполномочен вести с вами переговоры, — закончил пони и сделал пару шагов назад.

— Хорошо. Шехаи, — подозвал зекору вождь. — Проводи их.

***

Их поселили в одной хижине: достаточно просторной и даже разделенной на две части. Видя, что у других хижины меньше, миссионер попробовал отказаться, но ему объяснили, что тут живут посланцы других племен, которым он и является.

Его не ограничивали в передвижении, и потому он сразу же пожелал осмотреть деревню. Сопровождала его та же Шехаи.

— Вы говорите о духах. Кто они и где живут? — спросил в начале прогулки Брайт.

— Духи везде, Дже'син. Когда умирает кто-то из зекора'и, то он становится духом-предком. Младший дух. Старшие же никогда не были зекора'и. Духи ветра, дождя, огня, песка всегда были на этой земле. Даже дух этих вот кустов. Ты не слышишь их, они не хотят с тобой говорить. И не услышишь. Вы не умеете слушать.

Все зекоры в деревне жили в одинаковых круглых хижинах. Чтобы ветер не задувал в щели, те были забиты травой или замазаны глиной. В каждой такой хижине полосатых было достаточно, разделения не было никакого, жили вместе все: и жеребята, и взрослые, и старики. Однако, идя по деревне, Брайт вдруг заметил то, что его немало удивило — у многих взрослых не было кьютимарки или точнее их аналога. Миссионер незамедлительно указал на это Шехаи, спросив, что это значит.

— Дже'син, мы знаем, что ваши метки проявляются сразу. Вы рождаетесь с вашими талантами. Зекора'и же должны заслужить их. Лишь тот, кто становится мастером своего дела, получает свой Знак.

— Он также проявляется сам?

— Нет. Его наносим мы.

— Тогда как вы узнаете, что зекора достиг мастерства в своем деле? — недоуменно спросил Брайт.

— Духи сообщают вождю. Вождь говорит нам.

***

Прошло две недели. Как вождь и сказал, зекора'и не стали слушать его советов ни об орошении, ни о земледелии. Однако, вещи, что он привез, пригодились. Плотницкие инструменты, прежде всего.

Удивительно, но зекора'и быстро привыкли к Джейсону, однако, с недоверием относились к Винд Трейдеру. Благо, тот не выходил из хижины, страдая от жары и «отсутствия элементарных бытовых удобств». Брайт предупредил вождя, что верить торгашу не стоит, сказав, чем грозит принятие его условий.

Шехаи постоянно была рядом с самим Брайтом, отвечая на его вопросы и изредка задавая свои. Некоторые вещи, например, описания небоскребов, домов из камня, стекла и стали потрясли ее. Другие, как управление пегасами погодой, она одобрила, заявив, что те нашли хороший способ обходиться без помощи духов своих земель. На его ответ, что духов у них нет, она повторила, что пони просто их не слышат.

Однажды поутру он проснулся от громких, протяжных звуков. Выйдя, он увидел, что несколько зекор старательно дуют в длинные полые трубки, в которых было несколько дырок. Именно эти инструменты издавали этот странный гул, от которого мурашки были по коже.

— Мохаи, Харот, — Брайт поприветствовал одного зекора, стоявшего рядом. С ним он познакомился около недели назад. Тот занимался в племени тем, что плел корзины, но свой Знак еще не заработал. — Что здесь происходит?

— Мохаи, Дже'син. Пришли послы другого племени.

— Что им нужно? — взволнованно спросил миссионер. Он сразу вспомнил рассказы о частых войнах того зекора, с которым он познакомился в Мейнхеттене.

 — Снова пришли за невестой, — с мрачноватым видом кивнул Харот. — Они уже пытались купить кобылу, но не предложили в обмен свою, и потому вождь им отказал.

Кобылы в небольших племенах зекора'и были самым ценным. Они готовили, рожали, занимались домашними делами. Как и многое здесь, это показалось Брайту крайне необычным. Вначале это собственническое отношение к живым существам и соплеменникам покоробило его. Однако, обдумывая все эти вещи, он признавал, пусть и неохотно, необходимость тех или иных традиций, медленно подходя к мысли, что ничего тут менять не надо.

Процессия чужого племени вошла в деревню. Она состояла из нескольких жеребцов, среди которых не было ни одной кобылы. Харот стал еще более мрачным.

 — Вождь им снова откажет. Идем, Дже'син. Когда говорит вождь, все прочие молчат.

***

Проснулся второй раз Брайт уже ночью. Весь день он просидел в хижине, составляя отчет, который будет потом отправлен принцессе Селестии. Зекора'и не пользовались свечами, а потому, когда темнело, они расходились по хижинам и ложились спать.

Проспавший всего три часа Джейсон сперва не понял, что происходит. Была глубокая ночь, но снаружи стоял шум, а в щели пробивались отблески пламени. Откинув полог, он вышел наружу. Вокруг больших зажженных костров собралось едва ли не все племя. Углядев среди них Шехаи, он кинулся к ней.

 — Что случилось?

 — Зенджа похищена, Дже'син, украдена чужим племенем. Они не договорились вчера, вождь отказал им, и они похитили невесту.

 — Что теперь? — взволнованно спросил Брайт.

 — Погоня, — зекора в ответ блеснула глазами в свете костров и скользнула куда-то в толпу.

Добровольцы из числа воинов нашлись сразу. Это были сильные, молодые зекоры, защитники племени. Держа в зубах факелы, они наносили на себя темно-желтые полоски из охры. Шехаи была единственной кобылой среди них. Брайт подошел к ней.

 — Я хочу помочь.

 — Нет, Дже'син, это дело племени.

 — Но вы разрешили мне остаться, жить с вами и помогать, изучать ваш быт и культуру. Позвольте же и сейчас, — Джейсон едва ли не взмолился. Он опасался настоящей войны между племенами и был уверен, что его присутствие, возможно, погасит конфликт.

 — Хорошо, чужестранец. Вождь тебе доверяет.

***

Бежать, бежать, бежать. Брайт даже забыл зачем он ринулся вместе со всеми во тьму ночной саванны. Осталась лишь погоня и бьющаяся мысль в голове, что они должны нагнать воров. Вокруг, среди пламени факелов, мелькали черно-белые силуэты зекора'и. Они стали одним целым во время погони, выли и кричали, подбадривая и подгоняя себя, и Джейсон почувствовал вдруг необыкновенное единение с ними. Он также выл и рычал, выкрикивая какие-то неизвестные ему слова. Он забыл кто он такой, зачем он тут и чувствовал себя таким же зекора как и другие.

Перепрыгнуть кочку, оббежать яму, не упасть — мысли словно тоже подчинились общему ритму бега, став такими же быстрыми и бешеными. Наверное, только это состояние и помогло Джейсону, прежде никогда не занимавшемуся физическим трудом, не упасть от усталости во время погони.

Бежали они долго. Час, два или три — неизвестно, но пейзаж вокруг них постепенно менялся. Становилось больше деревьев, таких же куцых, больше кустов, объеденных какими-то животными, больше травы, которая стала вдруг необычно высокой.

Вдруг раздались торжествующие крики — они нагнали беглецов. Их было много меньше, чем тех, кто гнались за ними. Они не были такими же сильными, как их преследователи, а потому выдохлись гораздо раньше, бредя теперь устало в высокой траве. Увидев погоню, воры кинулись врассыпную. Джейсон приметил одну тень, скользнувшую куда-то вправо, в густую траву, и рванул за ней.

Неподалеку раздавались крики. Сам Джейсон тяжело дышал словно пробитый кузнечный мех. Затаив дыхание, он прислушался, игнорируя крики на заднем фоне. Теперь тяжелое биение его сердца стало самым громким звуком. «Та тень не могла далеко ускользнуть, она где-то здесь».

Шариком света, выплывшим из его рога, пони вырвал из темноты несколько кустов и двинул вперед, приминая магией вокруг траву. И когда он услышал шорох, то сразу рванул вперед, стремясь поймать беглеца. Однако за очередным пучком травы, который он выдрал все той же магией, под корягой миссионер увидел не похитителя, но похищенную. Зенджу.

 — Не бойся, я не обижу тебя. Я верну тебя назад, — он сделал шаг вперед, протягивая к ней копыто. Та та ещё сильнее прижалась к земле.

 — Но я не хочу назад. Я его люблю.

 — Так тебя не крали, — осенило Брайта. — Ты хотела уйти сама, но у тебя нет права. Что будет теперь? Война?

Зекора кивнула, все также глядя расширенными от страха глазами на миссионера. Тот вдруг вспомнил, зачем он тут. Для чего он прибыл сюда на самом деле. Вовсе не для того, чтобы привезти инструменты или знания. Он пришел, чтобы принести мир и благоденствие. И пусть убедить принять чуждые местным обычаи, порядки и технологии не удалось, он все равно был обязан донести до них слово о Гармонии. Глядя на Зенджу, он кивнул ей и сделал шаг назад, отведя шарик света в сторону. Потом поднялся в полный рост и двинулся в сторону, где виднелись огни факелов, размахивая шариком света и копытом.

 — Шехаи, Шехаи!

Комментарии (3)

0

Короткий рассказ, но вполне неплохой. В чём-то даже вдохновляющий, каким и должно быть хорошее творчество.

Айвендил #1
0

Интересный рассказ.

Коворану #2
0

Немного режет глаз слишком "человеческое" имя главного героя. А сам рассказ весьма достойный)

Gangadhar #3
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...