Автор рисунка: Stinkehund
Глава 4. Город на краю Глава 6. В окружении зимы

Глава 5. Танец с огнём

Google Docs

Он проснулся от собственного крика.

Сердце бешено стучало, разгоняло кровь, вымывало из головы остатки чего-то жуткого, холодного, пустого.

— С добрым утром, Райз, — хрипло сказал он сам себе.

Когда он вышел, Шиммер и Эпплджек уже были в гостиной.

— Утра! — поприветствовала яблочная.

Сансет просто махнула копытом:

— Присоединяйся.

Они завтракали какими-то фруктами.

— Утра, — он схватил один с блюда и попробовал. Вкусно.

— Рэрити скоро спустится, — ответила Шиммер на невысказанный вопрос. — Секретарь сказала, она любит вставать немного позже.

Второй фрукт Райз поднял телекинезом. Тот медленно подплыл прямо в его копыто.

— Ты хорошо справляешься.

— Спасибо. Научишь меня ещё чему-нибудь?

— Не торопись. Хотя, — Сансет улыбнулась, — что именно ты бы хотел?

Он ответил не задумываясь:

— Материализацию предметов.

— Это для тебя пока слишком сложно, — Шиммер покачала головой.

— Тогда лечебную магию.

— Тоже. Воздействовать на живых существ, особенно на разумных, особенно на сильных, вроде пони или драконов, очень трудно. Их магия сопротивляется вмешательству. Тем более тонкому. Нужно быть мастером.

Райз хмыкнул:

— Ладно. Я понял, к чему ты клонишь. Что я уже осилю?

— Могу научить тебя заклинанию света. Заодно покажу, как менять плетения по ситуации.

— Согласен!

Плетение света оказалось даже чуть проще телекинетического.

В классическом варианте оно должно было заставлять светиться кончик рога, освещая всё вокруг, но при незначительном изменении превращалось в направленный фонарь. Мощность определялась вкладываемой силой. Полезная штука.

Как оказалось, если знать, что изменить, многие заклинания можно было переиначить под ситуацию. Наведясь на цель, с помощью того же немного изменённого плетения света можно было выстрелить в неё световым лучом любого цвета. Эффекта это, конечно, никакого не вызывало, зато выглядело круто — относительно медленно летящий вытянутый сгусток света. Такую модификацию использовали на представлениях или тренировках вместо настоящих боевых заклинаний.

Более того. Разобравшись, как работают такие изменения в этом плетении, можно внести аналогичные в другое и эффект будет тот же. Обычно. Со сложными заклинаниями лучше так не экспериментировать.

Райз не успел полностью овладеть светом до прихода Рэрити, но всё равно был очень доволен.

— Доброе утро, Рэрити!

Приветствия Сансет и Райза прозвучали синхронно. Эпплджек хмыкнула:

— Утра, Рэр. Наконец-то ты пришла. Я чуть тут со скуки не померла, пока они со своей магией носились. Сладкая парочка.

О чём это она?

— Ах, утро и правда доброе. Я давно не спала так сладко. Даже сны сегодня были прекрасные.

— Верно, — согласилась Эпплджек. — Тоже хорошо сегодня спала. Надо же, не думала, что буду так удивляться ночи без кошмаров.

— Я не помню, чтобы пока Луна была на Луне, я вечно мучилась кошмарами, — Сансет о чём-то задумалась. — У меня вообще не было кошмаров до бегства в тот мир. Но у вас теперь кошмары — частое дело?

— Ты права, дорогуша. Раньше таких жутких снов и у меня не было. Наверно, я просто привыкла к защите принцессы Луны. Или произошедшее сказалось.

— А как Луна защищала ваши сны? — заинтересовался Райз.

Ответила Эпплджек:

— Она влезала в них и могла исправить. Или сама, или поговорив со спящим. Эх, мы, бывало, немало беседовали там. И ведь она всё равно успевала за всей Эквестрией следить.

Райза передёрнуло.

— Влезала в сны? Видела их?

Он сам не был уверен, что его смущает больше — категорическая неэтичность подобного или сам факт того, что это возможно.

— Агась. Рэр, а помнишь, как мы с ней того монстра в снах ловили?

— Конечно. Тогда мы были все вместе...

Эпплджек вновь обняла её.

— Не бойся, подруга, мы найдём их. Разберёмся тут и пойдём дальше. Узнаем, что там в Кристальной Империи, Пинки разыщем, Флатти вернём. И найдём Твайлайт. Ты же не забыла, что вместе мы способны справиться с чем угодно?

Райз видел, что Рэрити улыбнулась.

— Я помню, Эпплджек. Теперь помню.

— А что там с Кристальной Империей? — спросила Шиммер.

Очевидно, это была одна из тем, о которых яблочная с белой вчера столько болтали. Может, было бы полезно их послушать, а не тактично отсесть подальше и заняться тренировкой.

— Ох, дорогуша, мы не знаем. В этом и проблема, — Рэрити, уже освобождённая из объятий, влезла на диван. — С Империей нет связи. А там Рэйнбоу и Спайки. Мы хотели договориться с Кейденс и Шайнингом, братом Твайлайт, но я так и не получила ни одного сообщения. Поезда туда больше не ходят, почтовой связи нет, но никто не признаётся, почему. Никто не знает.

— Как это — никто не знает? — удивилась Шиммер. — Кто-то ведь остановил движение поездов.

— Кто-то. Милая, все, до кого нам удалось добраться, говорят, что это был приказ сверху. Нам так и не удалось найти источник — бюрократия в итоге путается и закольцовывается.

— Это... настораживает.

Рэрити посмотрела в окно.

— Меня сейчас половина Эквестрии настораживает. Проблема с Империей далеко не самое странное, с чем пришлось столкнуться. Мы ведь на пороге войны.

— Что? С кем? — Эпплджек даже вскочила, Шиммер вскинулась.

Война?

— Со всеми, — Рэрити прижала копыто ко лбу. — Иногда мне кажется, что со всеми. Простите мою драматичность, но ситуация правда серьёзная. У нас уже было несколько столкновений с бизонами, Эпплуза на военном положении, а грифоны всё ещё не напали только благодаря Гильде и Габи.

Эпплджек села назад и неуверенно произнесла:

— Я слышала о нападениях бизонов, но там же только пара ограбленных поездов и складов была, это не тянет на войну.

— Это начало. Кому как не тебе знать о неурожае.

— Как плохой урожай яблок связан с бизонами и грифонами?

— Не только яблок, милая. Плохой урожай был у всего, везде. Эквестрия будто бы... умирает. Весь мир умирает, — она вздохнула и помотала головой. — У нас хорошие запасы, до голода ещё далеко, по крайней мере, в обжитых местах. Но Эквестрия прекратила продажу еды соседям, а они не все были так предусмотрительны. Нам повезло, что повелительница драконов Эмбер и Гильда, одна из лидеров грифонов, на нашей стороне. Иначе война бы уже началась. С драконами всё ещё нормально, камней в их землях и рядом пока хватает, и мы пытаемся сейчас договориться с ними о союзе, как с Преображенными Торакса. Но вот многие грифоны рвутся в бой. Не знаю, сколько ещё Гильда сможет остужать их пыл. Самое худшее, что аравийцы и мэртонцы явно прощупывают друг друга, пытаются договориться за нашей спиной. Мы думаем, если грифоны нападут, эти тоже попробуют отгрызть себе кусок пирога. Кусок Эквестрии. А бизоны не только голодны, но и злы из-за нарушения нами договора. Эпплуза обещала им платить едой за территорию. Но те земли недавно обжиты и сильнее других пострадали от неурожая. Я пыталась договориться о поставках из Кантерлота, но эти пустоголовые... не получилось. А ещё малые народы шевелиться начали, и Кризалис с её чейнджлингами всё ещё где-то там. Вот с чем приходится работать.

— Ох, Рэрити... я не знала, что всё так плохо.

Хорошего действительно было мало.

— Эпплджек, я бы сказала, насколько всё плохо, но подобные слова не для уст благовоспитанной леди, — Рэрити зло фыркнула. — Мы с Фенси и остальными тут крутимся, как на сковородке, но большая часть высокородных идиотов, что после болезни Луны прибрала власть, не могут вытащить головы из... не могут увидеть, что происходит. Особенно этот кретин Блюблад. Иногда кажется, что от них проблем больше, чем от грифонов. К счастью, на местах обычно не столь трагично отсталые пони сидят. С поддержкой городов, пока справляемся. Но доверия к власти Кантерлота нет. Думаю, когда голод действительно ударит, каждый окажется сам за себя.

Она криво усмехнулась. Такое выражение совсем не подходило её лицу, зато идеально соответствовало рассказу:

— Скорее всего, до гражданской войны не дойдёт — снаружи нападут раньше. У остальных дела ещё хуже. Хотя, они тоже должны это понимать. Не знаю, сколько недоверия столице от наших распоясавшихся идиотов-аристократов, а сколько — от агентов врага.

Эпплджек издала странный звук.

— Ты права, Рэр. Я уже не раз слышала призывы избавиться от пережитка древности — дворянства, и о том, что хватит кормить бесполезный Кантерлот. Я... не придавала этому большого значения.

Рэрити решительно повернулась к ней.

— Эпплджек. Эпплы верят тебе, а народ верит Эпплам. Ты поможешь мне удержать Эквестрию? Ты будешь со мной?

Та подошла к ней и положила копыто на плечо.

— Всегда, Рэр. Мы ведь друзья. Мы справимся с этим вместе.

— Спасибо. Спасибо, подруга.

— Это и моя страна.

— И моя, — раздался голос Шиммер. — Я тоже родилась здесь. Чем я могу помочь?

Райз хмыкнул про себя. Белая оказалась хорошим игроком.

— Я тут чужак, но если потребуется помощь, я в Вашем распоряжении, леди.

— У меня и правда есть к вам одна просьба, но сначала нужно встретиться с Фенси. Поговорим об этом после приёма, — голос Рэрити зазвучал ещё красивей. — Спасибо вам. Сейчас я впервые за последнее время чувствую, что мы действительно можем справиться.

Она обняла Шиммер.

Потом подошла и обняла его.

— Спасибо, — лёгкий шепот на ухо.

Неожиданно приятно.

Через несколько мгновений Рэрити уже отпрянула и громко произнесла:

— А теперь, милые, давайте подготовимся к приёму. До него не так долго осталось, а на приведение в порядок Эпплджек наверняка как всегда уйдёт уйма времени. Вперёд!

— Эй!

* * *

Рэрити и правда с лёгкостью провела их во дворец.

Внешне он был прекрасен — не столько даже собственным дизайном, сколько изящнейшим сплетением с общей архитектурой города.

Внутри же... ну, внутри — ничего особенного для дворца. Просторные залы, гобелены, тяжёлые деревянные столы со снедью и всё те же красные диваны у стен, мозаика. Было ясно, откуда Рэрити взяла стиль для украшения своего дома. Огромные картины, много золота в отделке. Кого-нибудь не высовывавшего нос из деревни увиденное может и впечатлило бы, но он успел половину родного мира объездить и много чего видел. Обстановка тут была очень богатая, но кому это интересно после всех чудес мира магии? Только тому, кто возьмётся исследовать странное сходство культуры людей и пони.

Интересная тема, но сейчас для Райза не в приоритете. Он не собирался хвататься за всё одновременно.

Куда любопытнее выглядели обитатели замка. Глядя на их вычурные наряды даже неясно становилось, восхищаться или ржать до колик.

Оставалось только сохранять отрешённое выражение лица, тем более, что и он сам, и его спутницы, были наряжены не менее странно. Рэрити основательно подошла к подготовке и подобрала костюм каждому из них.

Одежда Райза, выполненная в тёмных тонах, напоминала что-то вроде фрака, прикрывала только переднюю часть тела со спиной и была в принципе вполне удобна. Шиммер досталось минималистичное синее платье. Красивое, ей шло.

А вот Эпплджек не повезло. Именно на ней Рэрити реализовала все свои ужасающие фантазии, и теперь бедная пони щеголяла высокой причёской и огроменным красно-зелёным платьем. Оно совсем не выглядело как что-то, в чём легко передвигаться.

Яблочная стоически переносила своё положение и, пока они добирались, пожаловалась на неудобство всего миллион раз.

Впрочем, Райз видел, что ворчит она притворно. Эпплджек нравилось происходящее.

Даже странно. Он не думал, что она любительница светских раутов.

На приёме Райз и Шиммер познакомились с лидером фракции Рэрити, Фенси Пентсом, располагающим к себе белым единорогом. Прежде, чем он увёл от них синегривую по каким-то делам, они успели немного пообщаться.

Интересная фигура. Словно окруженный бронёй из спокойствия, Фенси явно имел большую политическую власть и при этом как минимум считал полезным поддерживать репутацию приятного и доброго пони, не смотрящего на классовые различия и борющегося за процветание всех. И ему это позволялось. Очень умный, очень опасный. Райз с радостью продолжит знакомство позже.

Сейчас же он вместе с Шиммер — у Эпплджек тоже неожиданно нашлись тут какие-то дела — без особых целей бродил среди разряженных в пух и прах пони. Принцесса Луна должна была появиться на всеобщее обозрение позже, так что пока им оставалось только развлекаться.

Насколько это возможно в таком месте.

— Скучала по этому?

Из соседнего зала лилась музыка, но не так громко, чтобы приходилось повышать голос.

— Я скучала по дворцу, но не по этой его части. Сами по себе подобные события никогда не казались мне особенно интересными, даже если я была в центре внимания, — Шиммер улыбнулась чему-то своему, а потом мечтательно закинула голову. — Вот если бы пройти во внутренние покои или лабораторию...

— Тут есть лаборатория?

— И не одна. Это не только политический центр. Принцесса ещё и сильнейший маг. Ох, сколько опытов я там провела, когда училась. Может, когда всё закончится... — она вздохнула. — И по библиотеке я бы прошлась. Многие заклинания из закрытых разделов можно найти только здесь.

Теперь и Райз ронял слюнки.

Сансет заговорчески улыбнулась:

— Как думаешь, сложно будет проскользнуть мимо стражников и вскрыть замки?

— Справимся.

Они переглянулись и рассмеялись.

— Хочешь потанцевать?

Он и правда хотел, но была одна проблема.

— Я не знаю ваших танцев.

— Не бойся, я поведу. Сейчас будут играть кольтильон, это простой танец. Сложность только в том, что его танцуют на двух ногах, — она подмигнула. — Тебе это вряд ли доставит неудобства. Так что просто двигайся в такт.

— Ну что же, веди.

Как и любой парный танец, это был гимн доверию. Может, потому он их и любил?

Они опирались друг на друга и плавно кружили по залу с четырьмя ногами на двоих, вплетаясь в общий рисунок из танцующих пар. То расходились, то прижимались ближе. Совсем близко. Её дыхание обжигало, глаза будто бы светились изнутри.

Словно пламя. Но теперь он не боялся сгореть.

Сансет незаметными касаниями подсказывала движения, пока, наконец, большой опыт земных танцев не взял своё и Райз не уловил суть.

Она танцевала уверенно, естественным шагом, казалось, что это музыка подстраивается под неё.

Подстраивался и Райз. Для него это было легко — пока ещё не пришло время перехватывать инициативу. Он всегда хорошо чувствовал, когда именно выйти на первый план.

Музыка взвивалась ввысь, чувствовалось, что вот-вот после очередного взлёта она закончится.

На последних нотах Райз по наитию коснулся её рога своим и пустил свечение.

Сансет повторила его жест.

Полыхнуло. Ярко, даже слишком — их сияния будто бы подпитывали друг друга.

Единорожка хихикнула.

Следующая мелодия была быстрее. Спутники обменялись хитрыми взглядами. Не время отступать!

Они вряд ли выиграли бы за этот танец приз, но сейчас их это не волновало. Райзу действительно понравилось и Сансет, судя по раскрасневшимся щекам, тоже.

По крайней мере, он надеялся, что проступающий через её шёрстку румянец означает именно это.

— Это было классно, — Райз подкрепил свои слова улыбкой и Сансет подмигнула ему в ответ.

— Идём к столам. Я проголодалась, а ты определённо должен кое-что попробовать — когда ещё возможность будет?

Райз рассмеялся:

— Ради столь обворожительной танцовщицы я попробую, даже если там снова будет какая-нибудь трава.

— Общение с Рэрити пошло тебе на пользу, — Сансет ткнула его копытом в плечо.

— Эй, я всегда был галантен!

На полпути к цели Шиммер заметила что-то и остановилась.

— Иди пока, я чуть позже присоединюсь. Попробуй там мелкий бутерброд с зелёным желе.

Райз сделал неопределённый жест, означавший что-то вроде пожимания плечами. У неё могут быть свои дела.

— Обязательно. Удачи.

Бутерброд с желе и правда оказался вкусным, как и красноватый тягучий напиток, который он попивал в ожидании Сансет.

Его взгляд привычно скользил по толпе, выискивая интересные детали. Такие как, например, незнакомый синеватый единорог, быстро подошедший к столу с закусками и вставший подозрительно близко — так, что Райз был почти уверен, что настоящей целью пони был он.

Тот не разочаровал:

— Все прибыли. Через десять минут начнётся, — единорог развернулся и ушёл, так ни разу и не взглянув на Райза.

Что это значит?

Что начнётся?

Когда Сансет пришла, он всё ещё был в недоумении. Вместе с ней были Рэрити, Эпплджек и, немного неожиданно, Фенси Пентс.

— Идём, принцесса Луна вот-вот выйдет.

Ага. Значит, приближается то, ради чего они сюда пришли.

Фенси уверенно шёл впереди, и пони перед ним расступались. Удобно, когда надо занять лучшие места в толпе встречающих любимую принцессу аристократов.

Раздались фанфары и все разговоры смолкли.

Райз оглядывался по сторонам, пытаясь заметить странности. Внутри него росла смутная тревога. Странный единорог не шёл из головы.

Что должно произойти?

Он открыл рот, но ничего сказать не успел — его взгляд обнаружил аномалию.

К широкой парадной лестнице, по которой, очевидно, должна спустится принцесса, сбоку была прислонена сумка.

Обычная тканевая сумка, учитывая вид местных, её так и подмывало назвать седельной. Вроде бы ничего необычного... но откуда она там? Рядом никого, кто походил бы на её хозяина. Кто бросит вещи в таком месте? Кто вообще ходит с сумкой на торжественный приём во дворец?

В его пропитанном страхами мире одиноко стоящий багаж вызывал подозрение, но тут-то нет терроризма, ведь так?

Тревога не покидала. Десять минут почти истекли.

Герольд объявил о прибытии соправительницы Эквестрии, Всемилостивейшей Принцессы Ночи, Луны.

— Сансет, взгляни, — он толкнул спутницу.

— Что? — шепнула она.

— Та сумка, её ведь не должно быть здесь.

— Какая ещё сумка? — она посмотрела куда указал Райз. — Сумка и сумка, чего ты...

Сансет рванула с места не заканчивая реплику, её рог разгорался, а с губ сорвался крик:

— Берегитесь!

Слишком поздно.

Сумка взорвалась.

По ушам ударил хлопок, волна горячего воздуха опрокинула Райза, а в потолок ударил столб огня.

Шиммер осталась на ногах.

Она оказалась между огнём и остальными пони, её рог ярко сиял, сдерживая пламя.

Не обычное пламя, как понял Райз через секунду. Обычное, разбившись о щит, не атакует снова.

Огненный монстр обрушивал на Сансет удар за ударом, но она была действительно сильна. Выждав момент между атаками, она обратила свой щит в волну золотого сияния, просто стёршего враждебное пламя, будто его и не было.

— Вот так, — сказала она, оборачиваясь. — Вы целы?

— Осторожно! — рог Райза отозвался болью, но подчинился. Схваченный его телекинезом стол пролетел мимо Сансет и ударил во вновь формирующегося монстра.

Прочное дерево разорвало пламя, дав Райзу несколько мгновений, чтобы оказаться рядом со вновь поднявшей щит единорожкой.

— Там шар, где была сумка! — он перекрикивал рёв огня. — Стеклянный! Оно лезет оттуда!

Удар. В этот раз монстр обрушился на них целиком.

Райза обдало жаром и на секунду оглушило. Но щит Сансет выдержал, они были ещё живы.

Он выдержал и второй удар, и последовавший за ним третий.

Единорожка выглядела неважно, но твёрдо стояла на ногах.

Её одежда тлела.

Ещё один брошенный стол просто сгорел, только коснувшись цели. Райз надеялся, что хоть не подпитал этим врага.

Шум становился всё невыносимей. Кажется, начался и обычный пожар.

Монстр замахнулся для новой атаки.

— Получи! — белый луч, прилетевший из-за их спин вместе с голосом Рэрити, оттолкнул монстра на шаг.

Шанс.

Райз закричал:

— Санс, сотри его снова! Я ударю по шару!

Ещё один белый луч отбросил пламя, и Сансет не упустила возможности.

Золотое сияние ударило по глазам, но Райзу не надо было видеть цель. Тяжёлый деревянный стол, подчиняясь его воле, упал на уже поблёскивающий новыми языками пламени стеклянный шар. Раздался ещё один хлопок.

Огненного монстра больше не было.

— Вот теперь всё.

Вокруг бегали пони, кто-то кричал, очнувшиеся стражники тушили уже обыкновенный огонь, подгоняемые Фенси Пентсом.

Кажется, тут и без них справятся.

Подбежала Рэрити, а следом за ней Эпплджек, на ходу пытающаяся вылезти из своего платья.

— Жжёные пироги, что это было?!

Райз бросил ещё один взгляд вокруг:

— Не знаю, но давайте поговорим об этом где-нибудь ещё.

Сансет кивнула.

— Хорошо, ты прав, — сказала Рэрити. Она бросила пару слов Фенси и увела их через неприметную дверь для обслуги. Пару минут спустя Райз уже развалился на диване в небольшой комнатке рядом с жадно пьющей воду прямо из графина Шиммер.

— Покушение? Но кто? — белая ходила перед ними туда-сюда. — Мало было проблем, так теперь и это. Что вы там видели?

— Там был какой-то стеклянный шар, огонь лез оттуда, — Райз потёр виски. Его немного трясло, и он надеялся, что другие не заметят.

Сансет передала графин ему и сказала:

— Сильная штука. Я читала про таких, но не встречала сама. Чуть не попалась, — она тряхнула головой. — Спасибо, Райз. И тебе, Рэрити.

— Да не за что, — он отхлебнул воды. — Это ты нас всех сегодня спасла.

— Да, милая, это ты была хороша. Ты ведь бросилась туда раньше, чем началось, как ты поняла?

Сансет не успела ответить — дверь в комнату распахнулась и вошёл Фенси Пентс.

— Что у вас? — его одежда была покрыта гарью а щека порезана, но голос оставался спокойным.

Рэрити кивнула Шиммер и та продолжила:

— Райз заметил ту сумку. Не знаю, чем она его привлекла, но когда я на неё взглянула, там уже плетение включалось. От неё фонило магией. Так-то, конечно, незаметно, но если специально обратить внимание, чувствовалось сразу. Артефакт лежал в ней. Честно говоря, я тогда решила, что это зажигательная бомба.

— Лучше бы это была бомба, — проворчала Эпплджек. Она, кажется, смущалась того, что никак не смогла помочь в схватке.

Сансет дёрнула плечом и спросила:

— Погибшие есть?

— Раненых хватает, но, слава принцессам, никто не умер. Благодаря вам. Спасибо от имени всех бывших там, — Фенси чуть поклонился. — Райз, а что Вы видели?

— Кроме пытавшегося меня убить огненного монстра? — Райз хмыкнул и снова потёр виски, собираясь с мыслями. — Так, если кратко, у стола с закусками ко мне подошёл единорог синеватого окраса и сказал, что все прибыли, и что через десять минут начнётся. Больше ничего. Я его раньше не видел и не знаю, почему он решил меня предупредить, причём ничего толком не сказав. Конечно, я не понял тогда, что он имел ввиду, но насторожился. А эта сумка выглядела там уж очень не к месту.

— Сможешь описать единорога? — Фенси даже подался вперёд.

— Могу нарисовать его кьютимарку, если дадите лист и карандаш.

Это не заняло много времени.

— Знакомо? — спросил он, передавая рисунок.

— Нет, но я узнаю.

Райз на секунду задумался.

— Но этого мало. Там всё сгорело, но есть какой-то магический способ узнать, кто оставил эту сумку? Если нет, вам придётся опросить всех присутствовавших.

— Не мне, — на короткое мгновение спокойствие всё же покинуло Фенси.

Какие-то внутренние тёрки?

— Я вот чего не понимаю, — сменил тему Райз. — Почему там всё же была не бомба? Я не специалист, но, предположу, бомба проще того, что на нас натравили, да и надёжней.

Первой ответила Шиммер:

— Если это правда было покушение на принцессу Луну, то заговорщики могли бояться, что просто бомба её не возьмёт. А артефакт они могли подготовить с расчётом на защиту Луны, специально под неё. Хотя он всё равно был слишком слабым, чтобы с аликорном справиться.

Сансет поколебалась и за неё закончила Рэрити:

— Значит, заговорщики знали о состоянии принцессы.

— Значит, они знали о том, что принцесса будет на приёме, знали о её болезни и специфику магической защиты, — Фенси нахмурился. — Вероятно, заклинание должно было сработать чуть позже, когда принцесса Луна была бы ближе, но, благодаря прозорливости уважаемых Райза и Сансет, им пришлось начать раньше.

— Думаешь, кто-то из своих? — спросила Рэрити.

Тот не ответил.

Вместо него это сделал Райз:

— Постойте. Давайте не будем сразу сосредотачиваться на одной версии. Мы так уверены, что это было именно покушение и именно на принцессу?

Фенси на секунду задумался, а потом махнул копытом:

— Не уверены. Ладно, я должен быть там, попробую выяснить как можно больше. Рэрити, насчёт блокады, ты разберёшься дальше сама?

— Конечно, Фенси. Ещё раз спасибо тебе.

— Мы ведь друзья, леди. Одно дело делаем. Удачи вам, — с этими словами он вышел.

— О чём он? — спросила Эпплджек.

Рэрити немного помедлила, а потом спросила:

— Сансет, Райз, что вы планируете дальше? Завтрашней ночью ведь ваш портал закроется.

— Я не уйду, — ровно и твёрдо ответила Шиммер. — Я не уйду, пока не разберусь с этим. Мои друзья дождутся. Так что можешь предлагать то, что хотела. Только отвези Райза к порталу, и я в твоём распоряжении.

— Конечно, милая. Спасибо.

— Кхм, — привлёк внимание Райз. — А мне право выбора предоставят?

В глазах Шиммер было удивление:

— Ты хочешь остаться? Там твой дом.

Райз, может, и поколебался бы, если бы не решил для себя всё ещё на той стороне.

— Думаешь, я брошу тебя тут одну? — улыбка на лице. — Я в игре.

— Спасибо, — Сансет задержала на нём взгляд, прежде чем вновь повернуться к белой. — Тогда закинь в портал письмо от меня. Мы остаёмся. Что от нас требуется?

Глаза Рэрити выдавали сомнения, но голос был твёрд:

— Я хочу, чтобы вы отправились в Кристальную Империю.

Читать дальше

...