S03E05

Глава

Резким взмахом пегасьих крыльев Стар Винд отбросила себя в сторону от несущегося прямо на неё снежного заряда. Затем она молнией метнулась вниз. Набрав достаточную скорость, она резко распахнула крылья и взмыла вверх, отскочив от воздушного потока, словно стальной шарик от гранитной плиты. Уже через десяток секунд серокрылая пегаска пробила плотный облачный слой и устремилась к скалистым горам, ледяные шапки которых поблёскивали в лунном свете.

Она работала крыльями, выкладываясь на пределе возможностей, но всё было бесполезно. Спасительные горные цепи словно убегали всё дальше и дальше. Стар Винд делала уже пятую попытку. Раз за разом она терпела неудачу. Вот и теперь, вконец выбившись из сил, она камнем рухнула вниз.

В каких-то десятках метров над верхушками деревьев лихая пегаска сумела выйти из пике и перейти в планирующий полёт. Отчаяние ледяными когтями сжимало горло. Всё повторялось снова: какая-то пара минут полёта в обратную сторону, и она оказалась невдалеке от того места, откуда вылетела несколько часов назад. Вот только теперь сил на ещё одну попытку у неё не оставалось.

Затормозив с заносом, пегаска запнулась о тело погибшего товарища и покатилась по земле. Резкая вспышка боли дала понять, что ранено крыло. Ушиб, вывих, возможно, перелом — без разницы, это конец. Сзади уже послышался кошмарный смех.

— Моя маленькая глупышка, разве тебе никогда не снились кошмары, когда ты бежишь-бежишь, но всё равно остаёшься на месте?

Пегаска со стоном приподнялась на копытах и перевалилась на бок. Над ней уже нависла тень кошмарной кобылицы, чёрной даже на фоне ночного неба. Её доспехи поблёскивали отсветами пожара, а эфирная полупрозрачная грива струилась на призрачном ветру. Сознание Стар Винд медленно угасало.

— Дурацкие пегасы, — пробормотала раненая кобылка. — Роуз, пожалуйста, помоги!

— Никто тебе не поможет, — прокаркала Найтмер Мун.

— Ч-что?.. — Пегаска уставилась на свои копыта, как будто видела их впервые в жизни, затем, позабыв боль и усталость, вскочила на ноги и развернулась лицом к Найтмер Мун. — Т-ты... не настоящая!

На лице повелительницы ночных кошмаров промелькнуло удивление, но через секунду она уже задрала голову, чтобы разразиться ещё одним приступом жуткого хохота. И... она застыла на месте. Всё вокруг застыло: и языки пламени, и бегущие облака, и серая пегаска, осмелившаяся бросить вызов самой повелительнице ночи.

“Так, Чилли, ты молодец, ты смогла заморозить эту проекцию, теперь думай, как отсюда выбраться. Дискорд меня раздери, ну почему я оказалась в теле этой крылатой ослицы?! Что я опять сделала не так?

Спокойно, спокойно…”

Пегаска приподняла переднюю ногу, Найтмер Мун резко дёрнулась в её сторону.

“ОЙ! Нет! Стоп. Так не выйдет. Если бы у меня только был рог...

Так, а если попытаться представить, что он у меня есть? Ведь он же у меня на самом деле есть! Вспомнить, как нужно колдовать. Всего одно простое-простое заклинание! Роуз, пожалуйста, я выполню все твои задания, но только, пожалуйста, помоги”.

Мир вокруг снова ожил: в ноздри ударил запах гари, повреждённое крыло отозвалось жуткой болью.

— Чилли, я не знаю, как будет выглядеть твоя метка, но чтобы так искажать все более или менее сложные заклинания, нужен особый талант. — Это был всё тот же самый жуткий голос Найтмер Мун, но звучал он теперь совсем по-другому.

— Р-роуз, это т-ты? — пролепетала пегаска, уставившись на чёрную кобылицу.

— А в каком виде ты ожидала меня увидеть? В этой сцене ты создала не так много персонажей, способных стать аватарами. — Кобылица указала копытом на мёртвого пегаса с оторванным крылом. — Сцена боя отряда Стар Винд с Найтмер Мун, я полагаю?

Пегаска кинулась к чёрной кобылице и повисла на ней, крепко обхватив за шею передними копытами. Бывшая Найтмер Мун села и обняла рыдающую пегаску в ответ, причём не только ногами, но и крыльями.

— Роуз, пожалуйста... пожалуйста, прекрати это. Я... я сама не могу, — проговорила пегаска между всхлипами.

— Чилли, глупышка, ты опять что-то напутала и вместо ментальной проекции наколдовала что-то совершенно другое.

— Ч-что?.. — Пегаска отстранилась и подняла взгляд.

— Я не знаю. Я никогда с таким не сталкивалась. — Роуз, захватившая тело Найтмер Мун, пожала плечами. Она встала и, взмахнув пару раз крыльями, приподнялась над землёй, затем, расправив крылья в парящей позиции, облетела площадку по кругу и приземлилась на том же месте. — Похоже, ты превратила свой рисунок во что-то вроде маленького закрытого мирка. Но что хуже всего, — она приобняла пегаску крылом, — ты сама себя заточила здесь. Понимаешь, если я прекращу проекцию, ты навсегда останешься нарисованной пегаской.

— Я не понимаю, — холодея от ужаса, прошептала Чилли.

— Тебя нигде не могут найти уже третий день. Твой отец рвёт и мечет. Сначала он думал, что ты сбежала, потом, что тебя похитили. Теперь собирается объявить войну, правда, ещё не знает кому. Так что нет, оставлять тебя здесь я не могу никак. Я уже больше суток бьюсь над этим твоим рисунком. Стихийно созданное заклинание это боль.

***

— А-а, опять! — раздался вопль серокрылой пегаски. Кобылка встала на дыбы, размахивая передними копытами и раскрыв крылья, но тут же взвизгнула от боли в раненом крыле. Она упала на каменную поверхность площадки перед наполовину распахнутыми воротами и зарыдала, уткнувшись мордочкой в копыта.

Зловещая чёрная кобылица перевела взгляд с пегаски на ворота, вызвавшие столь бурную реакцию, и погасила магию. Зеленоватая аура, мерцавшая вокруг рога кобылицы и вокруг массивной медной ручки, которой была снабжена раскрытая створка, потухла. Сквозь ворота виднелась всё та же самая безвидная серая пустошь, что окружала теперь каменную площадку со всех сторон. Пропали леса, далёкие горы и руины, испытавшие на себе ярость магического боя. Даже облака в небе слились в равномерное мутное месиво, из которого со всех направлений разливался бледный свет, почти не оставляющий теней. Неизменным остался лишь ровный и шершавый пол каменной площадки. Тут и там из него вырастали дверные косяки, столбы и даже целые куски стен с проёмами. Некоторые двери были сорваны с петель, а та, что была точной копией двери в покои Найт Чилли, так и вовсе была разбита в щепки ударами копыт.

Покачав головой, Найт Роуз, вселившаяся в тело повелительницы ночи, принялась изучать ворота.

— На самом деле выглядит великолепно, — прокомментировала она и поглядела в сторону своей подопечной, но не дождалась никакого ответа кроме сдавленных рыданий. Роуз провела копытом по резьбе, украшавшей массивную дубовую створку, и задержалась на магическом символе в виде звезды. — Ты ведь никогда не была в Кантерлоте и не могла видеть это собственными глазами.

— Т-ты... ты рассказывала, — послышался тихий голос вперемешку со всхлипами. — А ещё отец... и брат. Но они говорили про толщину стен и сколько ударов тараном выдержат запоры.

Прикрыв рот копытом, Роуз тихо хмыкнула и присела рядом со своей ученицей и подопечной, приобняв её крылом.

— Мне было сложно увидеть отсюда, но я почувствовала твоё, хм... волнение, когда ты перерисовывала это. — Роуз ещё раз бросила взгляд на злосчастную мраморную арку с дубовыми воротами, затем отодвинула своим чёрным копытом прядь гривы с заплаканного лица Чилли. Их взгляды встретились.

— Ну-у... я не знаю. Это было так радостно... Нет, не совсем. Но словно бы я слышала всё, что знаю об этих воротах, и с каждым штрихом видела их всё чётче и чётче. Это было... — Чилли запнулась, не в силах подобрать нужное слово.

— Предвкушение? — подсказала Роуз.

Дыхание Чилли сбилось, и она на секунду уставилась куда-то вдаль.

— Да. Мне вдруг начало казаться, что там за ними что-то будет, что мы сможем просто выйти отсюда. — Она ещё раз всхлипнула и уткнулась мордочкой в копыта.

— Ты понимаешь, что ты смогла воссоздать то, что никогда не видела сама, а только знаешь от кого-то ещё? Причём воссоздать абсолютно точно и так, как это есть на самом деле.

— Это что-то волшебное?

— Это похоже на прозрение, но только ты ещё можешь дать другим увидеть то же самое. И это то, чему нельзя так просто научиться. Очень похоже на проявление природного таланта.

Незадачливая юная волшебница, превратившая саму себя в пегаса, подняла голову и криво ухмыльнулась. Её уже начавшие было подсыхать глаза вновь налились слезами. Чёрная кобылица притянула Чилли к себе и обняла крыльями.

— Забавно, — Роуз погладила Чилли по голове, — раньше, когда ты так прижималась ко мне, то всегда колола рогом.

Вжавшаяся в чёрную шёрстку кобылка издала вымученный смешок.

— Я навсегда останусь здесь?

— Нужно сделать ещё одну попытку.

— Но как?! — Чилли отстранилась от наставницы. — Каждый новый штрих на магическом рисунке уничтожает два, а то и три, старых. Вокруг уже ничего не осталось. Эти дурацкие ворота были последней попыткой.

— Остались все эти двери и калитки. А ещё... — Чёрная кобылица Роуз поднялась и взглянула на тёмную кляксу в том месте, где лежал павший пегас. — А ещё тело пони состоит из очень большого числа штрихов.

— Что?! Что ты хочешь сказать?

— В самом крайнем случае можешь разобрать меня.

— Нет!

— Да! Послушай, сейчас мы застряли посреди нигде. Сейчас мы две нарисованные кобылы, которых в реальном мире нет уже лет двести. Из этого болота мы не сможем вытянуть сами себя за собственные гривы. И если тебе придётся утопить меня, чтобы выплыть самой, ты обязана это сделать! Ведь тебя снаружи нет, ты вся здесь, а я там есть. — После секундной паузы она пробормотала под нос: — Я надеюсь.

— Но как?

— Когда испробовано всё и ничего не помогает, самое время вспомнить древние традиции степных шаманов и обратиться к духам рода.

На несколько секунд Чилли замерла с открытым ртом и распахнутыми от удивления и испуга глазами.

— А вдруг я опять всё сломаю?

— Ты ещё достаточно мала, чтобы на тебя всё ещё действовал эффект жеребёнка. Помнишь, что это такое?

— Это когда детям необычно везёт с магией?

— Со смертельно опасной магией, Чилли. Детям и...

— И беременным кобылам! — подхватила Чилли, и обе кобылы захихикали обнявшись.

***

Дверь в покои Найт Чилли с громким треском сорвало с петель, и внутрь ворвался рослый пегас — капитан стражи замка. В долю секунды он подскочил в воздух, зажав в передних копытах древко укороченной алебарды. Он завис на высоте полутора своих ростов и уставился на находящихся внутри кобыл, выпучив глаза и переводя взгляд с одной на другую.

— Шторм Клауд! — Выкрикнула Найт Роуз. — Вы что себе позволяете?! Мало того что наводнили замок своими бандитами, так ещё и двери ломаете!

— В-виноват, миледи. — Капитан запинался и с трудом подбирал слова. — Я, я крик услышал, и вот тут. Вот. Я это. А тут.

— Вы тут с кем воевать собрались? С маленькими кобылками и тряпичными куклами?

Найт Роуз подхватила магией валявшуюся на полу плюшевую фигурку Найтмер Мун и отлевитировала её прямо к лицу Шторм Клауда. Тот стиснул зубы и ещё крепче сжал древко алебарды.

— Ваш дядя приказал усилить охрану замка, и я...

— Мой муж, — перебила капитана Найт Роуз, — погружён в политику и дела герцогства, а в замке распоряжаюсь я. Всё, что вы здесь делаете за пределами казармы, вы должны согласовывать со мной. Тем более что пропавшую Найт Чилли я нашла без вашей помощи.

— Так точно, миледи. — Шторм Клауд опустился на пол и убрал алебарду в перевязь на боку. — Какие будут распоряжения?

— Немедленно уберите отовсюду всех своих головорезов и можете быть свободны. — Капитан начал разворачиваться к выходу, но замешкался. Роуз перехватила взгляд Шторм Клауда, направленный на забившуюся в угол Найт Чилли, и добавила: — Можете доложить герцогу, что пропавшая нашлась и с ней всё в порядке. Детали я расскажу сама, как только юная леди изволит объяснить мне, что за дискордовщину она учинила.

— Будет исполнено, миледи!

— Да, капитан! — Роуз остановила уже ступившего за порог комнаты Шторм Клауда. — Позавчера я видела во дворе замка двух молодых пегасок...

Шторм Клауд молчал несколько секунд, прежде чем сообразил, что вопрос задан и уже нужно отвечать.

— А-а... Они... Это мои племянницы, только что из Клаудсдейла. Я их отослал в город, нечего им тут в казарме делать.

— Ах, вот как. — Найт Роуз левитацией притянула к себе валявшуюся поблизости подушку и села на неё. — Видите ли, капитан, мне скоро понадобится помощь. — Она погладила копытом свой выпирающий живот. — Не могли бы вы их прислать ко мне?

— Да, конечно, миледи.

— Ступайте, капитан.

Шторм Клауд отсалютовал копытом и быстро вышел из комнаты.

— Юная госпожа нашлась! Всем вернуться в казарму! — послышалось из коридора.

— Тэнэг тулпар... — выругалась под нос Роуз, зажигая вокруг рога магическую ауру. — Цыц там! — прикрикнула она, в ответ на сдавленное хихиканье, донёсшееся из угла. Затем мерцающее свечение охватило покорёженную и сорванную с петель дверь, и через несколько секунд та встала на место. Тут же на всё ещё сидящую на подушке кобылицу накинулась кобылка-единорог тёмной масти. Найт Чилли крепко обняла свою живую и невредимую наставницу, практически повиснув на её шее.

— Ай, да что ж ты рогом колешься?! — добродушно попеняла Роуз свою подопечную, поглаживая её копытом по спине. — И не пытайся меня задобрить, тебе ещё очень много нужно рассказать, чтобы мы могли объяснить твоему отцу, что значит твоя метка, и где ты пропадала всё это время.

— Моя что? — Кобылка разорвала объятия и, словно пытающаяся укусить себя за хвост собака, завертелась на месте, чтобы лучше разглядеть рисунок на боку бедра. — Как?.. Что это?

— Очевидно, это свинцовый или угольный грифель, скрещенный с писчим пером, — протянула Роуз, потирая подбородок копытом.

— Ты шутишь, что ли? А это?! — В голосе кобылки послышались нотки паники, она тыкала копытом в свой бок чуть выше изображений инструментов рисовальщика.

— Нет. Не шучу. Я пытаюсь придумать, как объяснить инквизитору, почему на твоей метке кроме всего прочего красуется шаманский глаз — наш родовой знак. Если ты помнишь, получить его можно только в родовом святилище, доступ в которое запрещён. Кстати, мне и самой интересно, как ты там оказалась.

— А ты... ты разве не помнишь?

— Что я должна помнить? — Роуз строго взглянула в наливающиеся слезами глаза Найт Чилли.

— В рисунке ты... я... Оказалось, что я заперла себя там, ты объясняла... чтобы, ну...

— Так, — перебила Роуз, — давай по порядку. Значит, волшебный рисунок, это я помню. Давай его сюда.

Почти спотыкаясь о собственные ноги, кобылка кинулась в противоположный конец комнаты и вернулась оттуда с листом толстой сероватой бумаги.

— Хм, кажется, здесь было нечто другое... Это точно тот самый рисунок?

— М-м, м-гм. — Чилли нервозно кивнула.

— Вот... — Роуз глубоко вздохнула. — Вот это и есть наше родовое святилище, вокруг которого лет пятьсот назад был построен старый замок.

На неумело загрунтованной поверхности проступало изображение семи гранитных плит разных форм и размеров. Они стояли вертикально и образовывали кольцо, а в центре, буквально несколькими штрихами, была набросана едва угадывающаяся фигура кобылицы единорога.

Комментарии (0)

Авторизуйтесь для отправки комментария.
...