Город

Ваша цель - доставить провизию и оружие в осаждаемый город. Сможете ли вы пройти все препятствия, все терзания и спокойно войти в город, отдать содержимое воза и с легким сердцем отправиться домой?

Другие пони ОС - пони

Солнце — не игрушка

Надежды Селестии и Луны на Дружбомагию не оправдались. Хранительницы Элементов умерли от старости, Твайлайт Спаркл поглощена ролью правителя Эквестрии, а отдых экс-принцесс прерывают зловещие знаки, возвещающие о приближении могущественной злодейки. Мир пони ещё не сталкивался с такой опасностью - ведь ему угрожает существо из тёмного прошлого народа аликорнов...

Принцесса Селестия Принцесса Луна Флари Харт

My little sniper: В самое пекло.

Я не мёртв, но ошибок много. Их нужно исправить и я это понимаю. Я не хочу, но надо. Пора подняться из пучины ужаса, пора вершить историю, пора поднять Эквестрию, пора покончить с хаосом. Кто я? Я Конрад, я Кристалл, я объект 504 и лишь я вершу свою судьбу. Как же он ошибался...

Флаттершай Принцесса Селестия Принцесса Луна Лира ОС - пони Кризалис

"Золотой день"

По соседству с Эквестрией раскинулась огромная страна Кей. Вот уже несколько сотен лет в ней царит анархия и безвластие. За все эти года Кей стала раем для любителей наживы, давала полную свободу разнообразным культам, кроме того здесь ведётся война за многочисленные ресурсы которыми обладает странна, но главной её ценностью являются тайн оставленные столетиями назад.

ОС - пони

Старлайт и кристалл

Маленький вбоквел к основному рассказу, написанный под влиянием сна. Сюжет, правда пришлось основательно переделать, чтобы получилось связное повествование.

Старлайт Глиммер

Hi-Tech Beauty

Красота технологии очаровывает и ведет за собой. Чудеса науки овладевают сознанием, суля колоссальные выгоды и преимущества. Молодой жеребец поддавшись этому искушению, захотел обладать одним из таких чудес.

ОС - пони

Чай, Луна и прочая мишура.

Так ли Эквестрия нуждается в поднятии Луны?

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна

С Пятницей на островке

Море, солнце, песок и пони.

Лира Человеки

Все начиналось с изумруда...

Твайлайт решила произвести эксперемент с участием Рэйнбоу Дэш. Результат превзошел все ожидания...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк

Морф (Анон x Королева Кризалис)

если друг оказался вдруг...

Человеки Кризалис

Автор рисунка: aJVL
Иной мир

Таинственный артефакт

Прогремел взрыв. Огромные каменные врата, украшенные всякими символами, непонятными знаками и рисунками, разлетелись вдребезги, превратившись в гору бесполезного булыжника. Когда преграда была уничтожена, лучи вечернего солнца, заходящего уже за горизонт, проникли в храм, слабо осветив все внутри. А как только густое облако пыли, возникшее после взрыва, осело, внутрь зашли и сами виновники взрыва, коих оказалось всего лишь двое. Один из них был бежевым единорогом с оранжевой гривой и меткой в виде золотой обезьяны-статуэтки с рубинами вместо глаз, а вот второй оказался темно-серым фестралом с красной гривой и кошачьими глазами такого же цвета. Метка данного пони представляла из себя странную на вид позолоченную маску, принадлежащую кому-то из древних народов мира, украшенную красными узорами.

Оказавшись внутри, единорог начал плести заклинание, а спустя пару секунд рядом с ним и его спутником появились маленькие огоньки, неплохо освещающие все вокруг, словно маленькие прожектора.

— Ну что я тебе говорил, Дарк? Использовать тротил намного эффективнее, чем тратить часы или даже дни на изучение тех ворот, чтобы понять, как они, блин, открываются, — подойдя к бэтпони и натянув самодовольную ухмылку, произнес единорог.

— Да, все же мне придется с тобой согласиться, Томбер, — задумчиво посмотрев на разрушенные ворота, сказал фестрал. — Порой, грубые и разрушительные методы намного эффективнее, чем точные и гуманные, — он почесал затылок и посмотрел на единорога, — И кстати, откуда ты узнал, что нужно заложить именно семь килограмм тротила?

— А я и не знал. Я просто взглянул на те врата и подумал, что здесь понадобится очень много взрывчатки, — с ухмылкой ответил Томбер.

— М-да, твоя “интуиция” меня порой поражает, — закатив глаза, выдохнул Дарк. — Ладно, главное — мы попали внутрь, и нам теперь остается понять, куда идти дальше, — продолжил фестрал, подложив копыто к своему подбородку, и начал разглядывать три широких коридора. Но куда они вели, увы, ночной пегас понятия не имел.

— Ну, ты ведь у нас больше разбираешься в этих... древних штучках, чем я. Ты же сможешь понять, какой из этих коридоров приведет нас прямо к цели, если прочитаешь, допустим, все эти рисунки? Благо их тут куча и они совершенно точно могут рассказать нам, куда идти, — проговорил Томбер, указывая копытом на стены, потолок и даже пол.

— Это не так-то просто, понимаешь? Чтобы изучить все эти рисунки, символы и все прочее понадобится не менее недели, — цыкнув, вздохнул тёмно-серый пони. — А у нас еды и воды хватит всего лишь на пару дней, да и то, если будем экономить, — пока пони с крыльями летучей мыши объяснялся, единорог в это время, читая про себя считалку, выбирал, в какой коридор они отправятся. В конце концов его выбор пал на самый правый коридор, который... вызывал немного больше опасений, чем остальные, так как его стены были намного мрачнее, да и рисунки на них своим видом вызывали мурашки по спине.

— Пошли в этот! — воскликнул Томбер и, даже не дав своему напарнику открыть рот для возражения, весело посвистывая, бодро зашагал в правый коридор. Что до фестрала, то он лишь обреченно закатил глаза и не спеша последовал за своим безбашенным спутником.

Прогулка по слабо освещенному мрачному коридору не казалась для Дарка хорошей идеей, но он никак не стал возражать своему другу. Он спокойно шёл за беспечно гарцующим Томбером и разглядывал символы и рисунки на стенах, которые, кстати, с каждым шагом становились всё более жуткими. Вместе с этим немалую тревогу вызывал мрак, берущий конец за границей небольшой сферы света, испускаемой заклинанием единорога. Хотя что могла значить темнота для фестрала? Дарк отлично видел чуть ли не начало коридора и даже мог разглядеть, что было впереди, но тревога не покидала его и он прислушивался к каждому малейшему звуку. Он задумался, что могло ожидать их впереди: какие ловушки, где они могут быть и что могут из себя представлять… Но вдруг его размышления прервались из-за того, что он врезался во внезапно остановившегося единорога и сел на круп.

— Что там такое? — поинтересовался бэтпони, подойдя к единорогу, и сразу же заметил плиту под его ногой, которая была слегка вдавлена в пол. — Ох, твою же... — но не успел он договорить, как вдруг пол начал рушиться и падать вниз, где “приветливо” ждали острые железные пики, поблескивая на свету от магического шара Томбера. Пони не оставалось ничего иного, как резко развернуться и бежать сломя головы. Но, как оказалось, это было еще полбеды; вслед за рушащимся полом к проблемам присоседились еще и мощные взрывы, полностью разрушающие коридор, которые настигали искателей приключений с безумной скоростью. Те еле успели унести ноги, когда пол полностью обрушился и произошел последний взрыв, до конца обрушивший вход в этот треклятый коридор.

Когда пони смогли отдышаться и успокоиться, Дарк подошел к своему напарнику и двинул со всей силы подзатыльник, отчего тот чуть не впечатался в пол. Единорог даже не стал спрашивать, за что ему дали такую затрещину, ибо понимал — заслужил по праву. Потирая копытом больное место, Томбер решил постоять в стороне и подождать, пока его напарник разберется, куда им стоит идти. А фестрал времени не терял и, достав из своей седельной сумки огромную книгу в кожаном переплете, с увлечением начал изучать рисунки на стенах и полу, порой заглядывая в свой словарь, дабы расшифровать непонятные для него символы. Ночному пегасу потребовался целый час, чтобы полностью разгадать часть настенных надписей и осознать тот факт, что... все они бесполезны! Со вздохом, он закрыл книгу и аккуратно уложил её обратно в сумку.

— Ну что, Дарк, изучил? — поинтересовался единорог, все это время пытающийся себя хоть чем-то занять: то он ходил по комнате, укоризненно глядя на рисунки, то, стащив со спины винтовку, начинал ее чистить и проверять.

— Да, изучил некоторые, — ответил фестрал, фыркнув. — Дальше даже не стану смотреть. Эти рисунки и символы вообще ничего не дадут нам. Они лишь повествуют о истории народа, который построил этот храм, их цивилизации и о том, как озлобленный бог наслал на них пони, облачённых в железо и стреляющих огнём из их железных “палок”, которые и погубили всех здесь. Кстати, последняя часть про “пони в железе” написана позже остальных, что весьма интересно. Получается, что кто-то из них всё же выжил и написал это. Интересно, кто это был? А если он был не один, а с кем-то? Может, была группа выживших? Тогда у них могли остаться потомки прямо тут, в храме! А если это действительно так и мы встретим их и они окажутся не агрессивными? Тогда они смогут столько всего рассказать! Это восполнит пробелы в истории, и тогда все узнают, что могло быть на самом деле и тогда...

— Бла-бла-бла, — скорчив лицо, проговорил Томбер. — Опять тебя заносит, Дарки? — ухмыльнувшись, он посмотрел на фестрала, на что тот закатил глаза, и, улыбнувшись, фыркнул. — Кому нужна эта история? Лучше скажи, что теперь мы будем делать? Назад дороги нет, ты ведь знаешь.

— Знаю-знаю, дай мне подумать пару минут, — пегас с перепончатыми крыльями присел на пол и задумчиво начал разглядывать два оставшихся коридора.

— Зная тебя, ты так “думать” будешь не пару минут, а час или вообще два, — хмуро произнес единорог. — Предлагаю проверить один из двух оставшихся коридоров. Если в одном окажутся ловушки, то второй точно будет чистым... я надеюсь.

— Что-то мне подсказывает, что после этой проверочки, один из нас точно откинет копыта, — скептически ответил фестрал. — Это минимум. Максимум мы можем оба отправиться к праотцам. Ну или застрять в этом проклятом храме, а уже потом откинуть копыта от голода. Знаешь, я как-то к такому не особо стремлюсь.

— У тебя как будто есть идеи получше, умник, — обиженно сказал Томбер и надул губы.

— Вообще-то я и пытаюсь придумать что-нибудь получше! — воскликнул Дарк и продолжить думать. Однако, по закону подлости, ничего в голову нормального не приходило, лишь какие-то безумные идейки, которые вряд ли можно хоть как-то реализовать. Посидев еще пару минут, фестрал не выдержал и с громким “Аргх!”, наконец, произнес: — Ладно! Давай следовать твоему безумному плану. Но если нам придется опять убегать из-за твоей неосторожности, то я наваляю тебе как следует. Ясно?

— Ну да, ты всегда так говоришь, — ухмыльнулся Томбер, подходя поближе к напарнику. После чего принялся тем же способом, что и в предыдущий раз, выбирать, в какой из коридоров они отправятся дальше... И выбор пал на центральный.

— Ох, клянусь, если это окажется правильным коридором, я сожру свою шляпу, — фыркнул ночной пегас, но это лишь вызвало улыбку у единорога.

— Не сможешь, — ухмыляясь, ответил Томбер.

— Это еще почему?

— Воды не хватит, чтобы ее запить, — после этих слов пони начал смеяться.


Пока пони шли по центральному коридору, к удивлению единорога и к опасению фестрала, что ему придется жевать свою старую и испачканную шляпу, им еще не встретилась ни одна ловушка, да и тем более намеков на них: ни дыр в стенах, откуда могут вылететь стрелы или выскочить копья, ни нажимных плит, ни даже простых растяжек. И в конце концов искатели приключений добрались до странной платформы, в центре которой находился рычаг. Дарк Файр, заметив это, безумно обрадовался, а вот Томбер еле держался на ногах, чтобы не кататься по полу от смеха. Когда живот фестрала как-то странно заурчал, тот понял, что ему придется несладко после того, как он и его напарник найдут сокровище или ценный артефакт.

— Ты когда там шляпу собираешься съесть? — поинтересовался единорог, ехидно улыбаясь.

— После того, как мы найдем то, за чем пришли, и уберемся отсюда подальше, — хмуро ответил ночной пегас и смело перебрался на платформу с рычагом. Спустя пару минут, вдоволь насмеявшись, за ним последовал и его спутник. Охватив рычаг магией, Томбер потянул его, после чего платформа резко дернулась и со странным скрипом начала спускаться вниз.

Несмотря на то, что спуск происходил без каких-либо происшествий и ловушек, у обоих пони на душе была странная тревога. И стало понятно, что эта тревога у них возникла неспроста. Платформа, достигнув конечной точки и остановившись перед огромной просторной комнатой, внизу которой находилась вода вместе с крокодилами значительных размеров, начала падать, а вместе с ней и ее пассажиры. Дарк Файр быстро среагировал и, распахнув крылья, взлетел вверх. Что до единорога, то тот, достав свою винтовку, у которой была очень интересная модификация — подствольная крюк-кошка, принялся в спешке высматривать места, куда можно зацепиться. К сожалению, таких мест не оказалось, и тогда Томбер решил сделать то, что бы не сделал никогда и ни при каких условиях — он выстрелил в напарника. Крюк-кошка мигом вылетела из подствольника и за считанные мгновения достигла фестрала, обхватила его тело и резко затянулась под тяжестью единорога, отчего ночной пегас выпучил глаза и начал падать вместе со своим напарником. Но, собравшись и вовремя придя в себя, взлетел, чувствуя, как острые конца крюк-кошки вонзились ему в тело. Быстро осмотревшись, фестрал заметил снизу, чуть в стороне, широкий каменный уступ со входом в высокий коридор, увенчанный аркой с колоннами. Еле как долетев до верха арки, фестрал не успел затормозить и зацепился зубами за корни, свисающие над коридором, тем самым позволяя единорогу нажать на спусковой крюк подствольника вновь и спокойно приземлиться в коридоре. Но фестрал не учёл того, что они летели немного под углом ко входу. Спустя мгновение после того, как фестрал схватился за корень, Томбер промахнулся мимо коридора и впечатался в одну из колонн и начал медленно съезжать вниз на пол. Дарк, отпустив корни, слетел на пол и, посмотрев на своего пускающего слюни друга, закатил глаза и занялся стягиванием обвившейся вокруг него веревки. Благо, Томбер пролежал недолго и уже через полчаса очнулся.

— Давай договоримся так, что ты больше не будешь использовать меня в качестве предмета, за который ты можешь зацепиться своим крюком. В конце концов, я бы развернулся и поймал тебя, а вот это, во-первых, очень больно, а во-вторых... ты очень тяжелый! — проговорил Дарк Файр спокойным голосом, лишь на последних словах повысив голос, однако у него это получилось немного громче, чем ожидалось.

— А можно потише? И так башка болит! — потирая голову и место, где полчаса назад находились два зуба, теперь валяющихся перед ним. — И да, насчет этого. Ну извини, что здесь не было мест, куда можно было зацепиться! Я не виноват, что какие-то папуасы, строящие этот храм, забыли присобачить хоть что-то, что могло бы спасти мою жизнь. Кстати говоря, если мне не изменяет память, ты был раньше гвардейцем при Луне Седьмой. И насколько я знаю, они там тягают предметы и потяжелее, — после этих слов, Томбер сплюнул скопившуюся во рту кровь.

— Да, есть такое. Только не забывай, что там мы тягали не в одиночку, а в группе из четырех-шести пони, — объяснил фестрал. Выслушав своего напарника, Томбер встал на ноги.

— Понятно все с тобой, — заключил единорог. — Слушай, а у тебя ничего от боли не найдется?

— Что, сильно ударился? — с ухмылкой поинтересовался Дарк.

— Да нет, знаешь ли! Мне всего лишь выбило два зуба и чуть не раскололо черепушку! — воскликнул тот, вновь сплевывая скопившуюся кровь. — Знаешь, я уже привык, что частенько бьюсь головой. Но я не привык, что я теряю зубы, особенно таким экстравагантным способом — с размаху об стену, — не успел Томбер закончить говорить, как ночной пегас уже протягивал ему две таблетки вместе с флягой воды. Закинув в рот обезболивающее и запив их, единорог отдал флягу ее хозяину и двинулся ко входу в очередной коридор, после чего, убрав всё в свою седельную сумку, за ним последовал и фестрал, попутно разглядывая письмена и рисунки на стенах.


Преодолев и этот коридор, двое охотников за сокровищами, наконец, набрели до просторного помещения, в центре которого располагался огромный длинный мост, ведущий прямиком к большим каменными вратам. И по своему виду напоминали те врата, что пришлось разнести на кусочки. Плюс ко всему данные врата находились за толстыми железными прутьями. По обеим сторонам моста располагалась огромная и, как показалось искателям, бездонная пропасть. Рассмотрев все вокруг, единорог и фестрал направились к каменным вратам, надеясь, что за ними будет скрываться что-то ценное, наподобие артефакта или хотя бы горы сокровищ, ради которых они и проделали огромный путь от самого Кантерлота до Центральной Зебрики. Но не успели они добраться начала моста, как вдруг ночной пегас наступил на нажимную плиту, активировав ловушку. Нервно взглянув под ноги, он краем глаза заметил недовольный и немного обидчивый взгляд Томбера, так и говорящий: “Значит, тебе можно наступать на ловушки, а как Томбер наступает на ловушку — то сразу подзатыльник”. Помещение начало бешено трястись, отчего охотники за сокровищами еле могли держаться на ногах. И продолжалось это до тех пор, пока потолок не пробило что-то массивное и тяжелое настолько, что часть моста чуть ли не была уничтожена. Когда пыль осела, Томбер и Дарк Файр смогли заметить то, что могло бы убить их, если бы они решили бежать по мосту... при том случае, если бы они вообще смогли бежать. Огромный каменный голем в виде земного пони, чье тело было украшено магическими светящимися рунами и изгибающимися линиями. Голем, поднявшись, блеснул своими магическими оранжевыми глазами и, издав ужасный вой, от которого у единорога и фестрала заложило уши, медленно начал приближаться к охотникам за сокровищами, с каждым тяжелым шагом оставляя вмятины на каменных плитах моста.

— Итак, что нам теперь делать? — спросил единорог, нервно сглотнув. В это время фестрал стоял на месте и смотрел то на мост, то на каменного земного пони.

— Есть одна идея, — спустя пару секунд обдумывания произнес ночной пегас. — У тебя есть еще взрывчатка?

— Да, есть еще парочка динимитных шашек. Что, хочешь его взорвать? — полюбопытствовал Томбер, доставая из седельных сумок взрывчатку.

— Нет, кое-что получше. Сможешь его отвлечь на пару минут?

— Да, постараюсь, — натянув улыбку, бодро ответил единорог и достал свою винтовку из за спины. Фестрал, забрав шашки, взлетел и быстро спикировал вниз, под мост, чуть ли не получив тяжелый удар от каменного громилы.

Как только ночной пегас скрылся из виду голема, Томбер открыл огонь по каменному земному пони. Пули практически не вредили и лишь откалывали небольшие куски камня, которые после падения на пол за считанные секунды обволакивались оранжевым свечением и возвращались обратно. Искатель приключений уже вот-вот хотел скрыться в коридоре, но голем, будто прочитав его мысли, быстро преградил путь, прыгнув прямо к коридору и со всей силы ударив задними ногами об стену. Путь к отступлению практически моментально был завален горой камней, и единорогу пришлось бежать к мосту. Каменный пони быстро погнался за нарушителем, но вдруг из-под моста вырвался бэтпони с револьвером, зажатым во рту, и произвел мощный выстрел прямо в голову голему, отколов от нее большой кусок, а после последовали еще два выстрела, но на этот раз они были направлены в глаза голема. К удивлению единорога и фестрала, именно глаза оказались слабым местом голема, так как тот завыл, упав на мост и прислонив каменные копыта к глазам. Когда Томбер оказался на другом конце моста, фестрал выстрелил несколько раз по одной из динамитных шашек, привязанных к резной каменной колонне, но, к сожалению, все пули пролетели мимо. Патроны в барабане закончились, да и к тому же челюсть ночного пегаса устала от сильной отдачи оружия. А тем временем голем уже восстановил часть своей головы и глаза, вставая на ноги. И тогда единорог подбежал к своему напарнику и, быстро прильнув к мушке винтовки, выстрелил прямо в одну из шашек. Произошел мощный взрыв, разрушивший колонну, после которого каменный земной пони с диким воем начал падать вниз вместе с обломками моста. И как только все затихло, охотники за сокровищами смогли вздохнуть спокойно.

— Знаешь, я никогда не понимал этих пони из древних племен, — начал Томбер, заряжая в винтовку недостающие патроны. — Зачем строить что-то настолько грандиозное, ставить механизмы, активирующие ловушки, создавать огромного голема для того, чтобы сохранить гору сокровищ, которые им не нужны, или артефакт, который по большей части представляет из себя кусок какого-то камня, не несущего почти никакой ценности для большинства пони?

— Если честно, даже я не знаю, для чего древние пони делали что-то подобное. Конечно, есть предположение, что они делали это, дабы удовлетворить их бога, но я склоняюсь к тому, что им было нечего делать — с улыбкой пробормотал Дарк, также перезаряжая свой револьвер. — Думаю, что не стоит заморачиваться по этому поводу. Лучше давай подумаем, как открыть эти врата, — он указал копытом на закрытые за железными прутьями каменные двери, — У тебя же больше взрывчатки нет, так?

— Да, все ушло на подрыв моста, — вздохнув, ответил единорог, убирая винтовку за спину. — Возможно, я смогу поднять эти железные прутья, но вот сами врата я вряд ли смогу открыть.

— От тебя большего и не потребуется, — произнес фестрал, поднявшись на ноги и подойдя к вратам. Томбер охватил прутья своей магией и принялся поднимать их вверх, однако у него получалось это с большим трудом. Преграда тяжело и медленно поднималась, заставляя единорога тратить намного больше сил, чем он рассчитывал.

Спустя пять минут, еле держась на ногах и находясь чуть ли не в бессознательном состоянии, Томбер все же смог поднять железные прутья наверх, позволяя своему напарнику получше изучить каменные двери. Пройдясь глазами по символам, знакам, рисункам и многим другим элементам, находящихся на двери, ночной пегас отошел на пару метров назад и принялся что-то неистово искать, бегая вдоль стен, пока не остановился рядом со одной, которую, после некоторых раздумий, начал бить подвернувшимся камнем. К удивлению Томбера, часть стены разрушилась после нескольких ударов, показав охотникам за сокровищами то, что она скрывала за собой, — рычаг. Фестрал сразу потянул его на себя, тем самым открыв каменные врата. То, что скрывалось за ними, поразило пони своим великолепием: повсюду лежали горы золотых монет, в которых изредка выглядывала золотая посуда и даже позолоченное оружие, такие как кинжалы и мечи. В самом же центре помещения находился своего рода алтарь, окруженный четырьмя статуями аликорнов, чей внешний вид чем-то напоминал принцессу Селестию. На самом же алтаре лежало то, зачем пони и проделали огромный путь, помимо золотых гор, — “Первый рассвет”. Именно так назывался этот артефакт, представляющий из себя желтый камень в форме солнца, в центре которого располагалась спираль багрового цвета. В сережине этой спирали находился оранжевый топаз, являющийся “сердцем” самого артефакта. Ходило множество слухов, говорящих, что “Первый рассвет” позволяет управлять дневным светилом, контролировать его подобно Селестии; однако были и другие мнения, утверждающие, что этот артефакт способен вызвать конец света, обрушив на всех яростное пламя огненной звезды. Слухов и вправду много... Настолько много, что охотники за сокровищами даже не знали, во что верить. Глядя на желтое каменное солнце с драгоценным камнем в центре, они не могли решить, что с ним делать. Некий страх, опасения того, что слухи могут быть правдивыми, терзали душу искателей.

— Что скажешь, Дарк? — решил прервать тишину единорог. — Будем рисковать или ограничимся золотом?

— Если честно, рисковать как-то не хочется. Но мы ведь сюда не только ради золота и золотых побрякушек тащились из такой дали и преодолевали все эти испытания, верно? — произнес фестрал. — Полагаю, нам нужно рискнуть. Если это вызовет апокалипсис, то... ну, что могу сказать, будем гореть в адском пламени вместе с другими грешниками, — после этих слов Томбер согласно кивнул и в сию же секунду окутал загадочный артефакт своей магией, не спеша поднимая его с алтаря. Однако, как только каменное солнце оказалось на высоте метра от своего законного места, алтарь начал как-то странно трястись. Спустя пару секунду, он перестал громыхать и начал опускаться вниз, пока не слился с полом.

— Думаю, самое время, чтобы свалить отсюда, пока мы не оказались в ловушке! — прокричал Томбер и поспешил покинуть комнату с золотыми горами как раз в тот момент, когда каменные врата начали закрываться, пытаясь преградить искателям путь на свободу. Когда единорог, несясь со всей скорости, оказался за вратами, а вслед за ним бешено вылетел и фестрал, каменные двери закрылись, а после все вокруг начало трястись, рушиться и разваливаться на части. Пони поспешили покинуть это место.


Преодолевая все препятствия, обходя всевозможные ловушки и разрушения, находя альтернативные пути выхода, охотники за сокровищами смогли выбраться из храма как раз в тот самый момент, когда тот полностью превратился в груду бесполезных камней, оставив после себя лишь руины, показывающие, что здесь когда-то был храм. Несмотря на то, что искатели могли прихватить с собой еще и немного золота, они совсем не сожалели о такой утрате. На тот момент артефакт был намного важнее каких-то монет и золотых побрякушек, которые, конечно, можно продать за неплохую сумму, однако артефакт можно продать еще дороже. Коллекционеры древних реликвий и артефактов могу отстегнуть неплохую сумму за такой камушек, а если он еще и магией обладает, то сумма может и удвоиться или даже утроиться. Но продажа пока что подождет. Томбер и Дарк Файр даже спустя десять минут после того, как храм канул в небытие, не могли прийти в себя. Их сердца по-прежнему продолжали биться с бешеной скоростью, будто они вот-вот готовятся выпрыгнуть наружу. Но вот прошло еще несколько минут, и состояние пони стабилизировалось. Глядя на место, где раньше находился храм, чуть не угробивший их, и где сейчас красовались лишь руины, они испытывали какие-то смешанные чувства. С одной стороны, им было обидно из-за того, что храм не смог простоять еще некоторое время, позволив искателям сокровищ забрать побольше добычи, чем сейчас у них имеется. С другой стороны, они были безумно рады, что этот храм был разрушен до основания. Почему? Видимо, они не хотели, чтобы другие искатели приключений забрали оставшуюся добычу из храма. Проверив, в порядке ли артефакт, единорог махнул копытом своему напарнику, тем самым сказав, что им пора уходить. Одарив несколько печальным взглядом руины, фестрал направился вслед за напарником.


Ночь наступила совсем неожиданно для охотников за сокровищами, и поэтому им пришлось разбить лагерь. Разведя костер из всяких веточек, сухой травы и гнилых бревен рухнувших деревьев, они приступили к палаткам. За считанные минуты те уже стояли неподалеку от источника света и тепла, дожидаясь, пока в них заберутся их хозяева. Томбер, как только закончил со своим укрытием на ночь, присел рядом с огнем и, сам того не замечая, принялся смотреть прямо на пламя, раскачивающееся то туда, то сюда от ветра. Что же до Дарк Файра, то он как-то взбодрился, словно у него открылось второе дыхание. Как-никак, он — фестрал, а для них ночь — это как день для обычных пони. Он, как и его напарник, присел рядом с костром, но ночной пегас смотрел не на огонь, а именно на седельную сумку единорога. Томбер заметил это.

— Что ты так на нее смотришь? — приподняв бровь, поинтересовался единорог. Фестрал, дернувшись то ли от неожиданности, то ли от того, что его спутник заметил его взгляд, встряхнул головой.

— Нет, ничего такого, — поспешил ответить тот. — Просто... я... — ночной пегас явно пытался подобрать нужные слова.

— Ты хочешь узнать, правдивы ли слухи об “Первом рассвете”? — сделав ехидную гримасу, усмехнулся Томбер, на что Дарк согласно кивнул. Он мигом достал из седельной сумки каменное солнце и передал его фестралу. — Если честно, мне тоже интересно. Возможно, один из слухов окажется правдивым, и ты либо поднимешь солнце, либо устроишь нам сладкую жизнь на том свете. В любом случае, если слухи правдивы, то все наши старания над лагерем окажутся бесполезными, — улыбнулся единорог. На лице ночного пегаса тоже появилась улыбка, и он принялся изучать артефакт, всячески вертя его то туда, то сюда, нажимая на всевозможные места и пытаясь прокрутить все, что, по его мнению, могло крутиться. Однако все действия были бесполезны: ничего из всего этого не смогло активировать артефакт или даже вызвать хоть какую-то реакцию, говорящую о том, что артефакт действительно на что-то способен. И пока это лишь убеждало искателей, что “Первый Рассвет” такой же бесполезный кусок камня, выдолбленного в форме солнца.

— Черт, такое разочарование! — цокнув, возмутился фестрал, и его выражение лица заметно погрустнело. — А я уже думал, что мы нашли что-то реально стоящее, а это, как и всегда, оказался бесполезный хлам с драгоценным камнем.

— Слушай, а может у него... своеобразный активатор? — предположил Томбер, чем и привлек внимание своего напарника и сразу же заинтересовал его.

— Хм... возможно, — преподнеся копыто к подбородку, задумчиво произнес ночной пегас. — Только остается вопрос: что это может быть? У тебя есть какие-нибудь идеи?

— Давай думать логически, — сказал единорог, на что Дарк как-то странно и немного ехидно посмотрел на него. — Ладно, думать логически я не умею, но я могу предположить, что активатором может быть что-то такое, что свободно могли и использовали пони из древних племен? Ну, там в ритуалах всяких или в чем-то... похуже.

— В ритуалах, говоришь, — предположение напарника заставило задуматься Дарк Файра. — Они много чего использовали в ритуалах: всякие смеси или жижи из отвратительных ингредиентов, — фестрал долго думал, пока его мысли не перебила внезапная боль в копыте. Виновником этого оказался обычный комар, решивший воспользоваться возможностью и полакомиться, но был быстро убит смачным ударом другого копыта. После своей смерти он оставил небольшое кровавое пятно на шерстке фестрала, взглянув на которое, того прямо-таки осенило. — Точно! Кровь!

— А?! Что?! — проснувшись от внезапного крика, спросил Томбер.

— Как же я мог забыть такую простую вещь? Главной вещью в ритуалах пони из древних племен была кровь! — после этих слов фестрал, шлепнув себя по лбу, быстро достал небольшой ножик из кармана жилетки и вот-вот хотел сделать небольшой надрез, как вдруг единорог быстро выхватил нож из его копыта, глядя на него, как на безумца.

— Ты больной или как?! — ошеломленно выкрикнул Томбер, глядя на спокойное выражение лица своего напарника. — Убить себя захотел? А если бы ты порезал себя не в том месте? Ты бы потерял много крови, а бинты, как ты знаешь, у нас закончились еще по пути к этому треклятому храму. Нам бы нечем было перевязать тебе рану, и ты бы умер!

— Отдай нож, пожалуйста, — спокойно попросил ночной пегас. — Я знаю, что делаю. Пойми, нам нужна кровь, чтобы проверить, работает артефакт или нет. Просто отдай мне нож, и я обещаю, что не буду себя сильно резать, да и тем более в неправильных местах, — фестрал вытянул копыто, ожидая, когда его напарник отдаст холодное оружие.

Но вместо того, чтобы отдать нож пегасу с перепончатыми крыльями, Томбер совершил то, чего даже сам Дарк Файр не ожидал: он сделал два небольших пореза на левой ноге, из которых мигом начала капать кровь, и преподнес ее к артефакту. Красная жидкость начала полностью заполнять спираль каменного солнца, пока сам артефакт не загорелся кроваво-оранжевым цветом. Поднявшись в воздух, “Первый рассвет” начал медленно раскручиваться до тех пор, пока скорость не стала неимоверно быстрой. Лишь тогда от артефакта начала исходить странная и зловещая магическая энергия, скором времени превратившаяся в огромный портал, который принялся засасывать все вокруг с ужасной силой. И первыми, кто полетел в него, оказались охотники за сокровищами, которым даже дерево, за которое они ухватились, не помогло — оно полетело в портал вместе с ними, а уж после них портал засосал и сам артефакт. Лишь после этого он смог закрыться, оставив после себя полный беспорядок и пару вещей. Теперь лишь остается единственный вопрос: куда ведет этот портал?