Автор рисунка: MurDareik

Таинственный турист

Никто не знал, откуда этот пони взялся. Он просто появился из ниоткуда и практически ни с кем не разговаривал. Сначала на него обращали внимание, но потом перестали. Внешне он ничем особо не отличался, а при попытке поговорить с ним, жители получали лишь краткие ответы и намёки на прекращение разговоров. Вскоре он уже никого не удивлял. Он особо по городу и не разгуливал. Однако он довольно-таки часто посещал Сахарный уголок. В первый же день он пошёл туда и познакомился с Пинки.
 — Приветик! — сказала Пинки.
 — Ну, приветик! — ответил турист.
 — Я Пинки, а тебя как звать?
 — Я Джонни.
 — Рада познакомиться, Джонни. Так приятно видеть новые лица. Чего ты хочешь?
 — Да я просто рассматриваю, что у вас есть. Хм, да! То, что нужно. Знаете, я зайду к вам завтра и непременно что-нибудь куплю. Ну а пока может расскажете, что у вас в городе интересного?
 — Конечно. У нас здесь много чего есть. Здесь есть всё, что вам нужно. Хотите я вам всё покажу?
 — Нет, у меня нет столько времени. Но в любом случае спасибо. Завтра я зайду к вам,- сказав это, Джонни удалился. Пинки вновь вернулась к своим обычным делам.

На следующий день он вернулся и взял у неё небольшой торт. Оплатив торт, он вновь поблагодарил её и ушёл. После этого он довольно часто стал к ней приходить. И в отличие от остальных, с ней он куда больше разговаривал, да и часто сам начинал беседу. По началу Пинки это не смущало. Она была рада поболтать. Но в один день всё изменилось.

Он вновь пришёл к ней и в этот раз ничего не купил. Рассмотрев товары, он завёл с ней разговор.
 — А вы слышали, что некоторые пони стали просто исчезать. Ну они были, а потом просто взяли и исчезли. Причём некоторые из них были ещё жеребятами. Их как будто, кто-то похитил. Интересно, если их кто-то похитил, то что он с ними делал? А вдруг он их пытал, а в конце убивал? Ну знаете так, ради веселья, — сказал Джонни, произнеся последнее слово с особой интонацией.

Пинки как-то странно посмотрела на него.

 — Знаете, это история почему-то напомнила мне об одном знакомом. Он был исследователем. Однажды он направился с своей экспедицией в горы. Ну а там на них обрушилась лавина. Они были погребены в снегу. Когда припасы закончились, то они не знали что делать. Их не могли найти. Некоторые уже начали умирать. В конце концов он остался один. И тут ему в голову пришла идея, как выжить. Он, не вы только подумайте на секунду, он стал есть своих мёртвых товарищей. Я серьёзно, он съел их. Когда его нашли, то спросили, что с остальными. Не знаю, как он отмазался, но он вернулся обратно и рассказал мне об этом. Когда я спросил, какова наша плоть на вкус, то он честно сказал мне, что лучшей еды он не пробовал. Однажды он и мне предложил попробовать. Но я отказался. Тогда этот хитрый ублюдок придумал такую хитрость. Однажды он взял и приготовил мне кекс. Обычный с виду кекс. И сказал: "Попробуй!" Ну я и попробовал. А внутри кекса было что-то красное. "Что это такое?" — спросил я. А он говорит: "Как что? Плоть". Ну я тут же выплюнул этот кекс. Хотя на вкус он был ничего так. В общем после этого мы перестали общаться. И я тогда не подумал про то, откуда он взял эту плоть. Вряд ли она была с экспедиции. Наверное он похитил кого-то, убил, а потом взял и приготовил кекс. А может быть даже и не один. В любом случае он куда-то исчез. Наверное боялся, что его поймают. Странно это не так ли? В смысле, что в нашем, казалось бы идеальном мире, существуют такие вот пони. Интересно, а что движет вашим монстром? В любом случае будь осторожна. Вдруг он и тебя схватит. А мне не хотелось бы, чтобы такая весёлая пони, исчезла из этого мира. Надеюсь, что я тебя не напугал?
 — Конечно, нет.
 — Вот и славно. Знаешь, это может показаться странным, но не могла бы ты мне приготовить на завтра кексик. Я приду днём, часов в три. Только плоти туда не добавляй,- сказал Джонни и рассмеялся. Пинки тоже слегка рассмеялась, хотя ей не было весело. Джонни ещё раз взглянул на неё и ушёл.

На следующий день он пришёл точно в три. Вид у него был радостный.
 — Привет, Пинки! Ну, ты приготовила мне кексик? — спросил Джонни, радостно глядя на неё.
 — Конечно. Слушай, а ты не мог бы мне помочь приготовить особые кексы? — сказала Пинки и удивлённо посмотрела на него. Он был более радостным, чем обычно.
 — Конечно, с радостью. Но сначала дай мне съесть мой кексик!
 — Вот, держи!

Он съел кекс. Вдруг он начал терять сознание. Он начал шататься из стороны в сторону, а потом взял и упал. Пинки потащила его в подвал.

Очнувшись он увидел, что тугой кожаный ремень, прочно держал его голову, а скобы вокруг его груди и конечностей намертво приковали его к вертикальной доске. Ноги были широко отведены в стороны. Вдруг свет включился и Джонни увидел красочные ленты из сушеных внутренностей развивавшиеся по помещению, ярко раскрашенные черепа всех размеров украшавшие стены, органы, разукрашенные пастелью и наполненные гелием, привязанные за веревочки к спинкам стульев, баннер, сделанный из заплаток, который свисал со стропил. На сшитом из различных шкур транспоранте красным были накарябаны слова: «Жизнь – это вечеринка». Столы и стулья были сделаны из костей и плоти, принадлежавшей когда-то другим пони. Головы четырех жеребят с закрытыми глазами лежали на столе, который находился неподалёку от Джонни. Неподалёку стояла тележка. Под ней оказался поднос, на котором аккуратно и по порядку были разложены различные острые медицинские инструменты и ножи. Рядом находилась санитарная сумочка, и еще несколько предметов.

Сама Пинки была в костюме, состеганном из отрезанных кьютимарок, на ее спине трепыхались шесть крыльев пегасов, все разных цветов. На шее было ожерелье из рогов единорогов.

У Джонни был отрезан рог. Из раны сочилась кровь. Но он не выглядел напуганным. Нет. Он выглядел так, будто всё это происходит по какому-то сценарию, который он уже прочитал.
 — Так значит ты знаешь кто я? — спросила Пинки.
 — Ну конечно.
 — И ты не боишься?
 — Нет.
 — Но я отрезала тебе рог!
 — Да, ты это сделала. И я скоро умру. Но перед этим я хочу задать тебе один вопрос?
 — Последнее желание жертвы для меня закон.
 — Ты когда-нибудь слышала легенду...? — спросил Джонни и сделал зловещую паузу.
 — О чём?
 — О Зеркальном Пруде? — договорил Джонни и засмеялся. Вдруг он взял и исчез.

Пинки не могла поверить своим глазам. Она приблизилась к вертикальной доске и начала ощупывать её. Но Джонни не было.
 — А вдруг это моё воображение? Может остатки моей совести? Наверно это так, и Джонни на самом деле нет.
 — Что значит нет? Вот же я, — услышала Пинки голос позади себя. Она обернулась и увидела его.
 — Приветствую, Пинкамина! Как долго я ждал этой встречи! Думаю, пришло время нам побеседовать! — сказал Джонни и его рог засиял.

Пинки взяла нож и пыталась атаковать Джонни, но он ударил её магическим толчком. Она отлетела в сторону. Он подошёл к ней и начал говорить заклинание. Вскоре она уснула.

Проснувшись, Пинки увидела, что она больше не в своём "оригинальном" костюме. Она была прикована к вертикальной доске. Рядом с ней стоял Джонни.
 — Прежде, чем мы начнём, позволь я покажу тебе свой истинный вид.
 — Ты что чейнчжлинг?
 — Ты была бы рада этому. Но нет, всё намного хуже.

Произнеся это, он начал дёргаться. Шерсть стала менять свой цвет. Из него начала исходить тёмная аура. Вдруг яркая вспышка. Когда она исчезла, перед Пинки стоял совершенно другой пони, не похожий на Джонни. Шерсть была чёрного цвета. Грива почти исчезла, только лишь сзади её было немного. Она была красного цвета, как и хвост. Глаза были тёмными с красными зрачками.
 — Позволь представиться. Я Слай, член культа Кровавых Копыт. Я наслышан о тебе. Признаться честно я сначала не поверил, когда услышал о том, что в Понивилле живёт маньяк. Но когда я увидел тебя, то я как будто почувствовал. Да, это она. И чем больше я с тобой разговаривал, тем больше убеждался в том, что так оно и есть. Когда я смотрел тебе в глаза, я смотрел в твою душу, а там я увидел такое, что сразу поразило меня. И я решил познакомиться с тобой лично, с истинной тобой.
 — Поэтому ты рассказал мне ту историю и попросил приготовить кексик. Ты знал, что я попытаюсь убить тебя, поэтому послал своего двойника. Но как ты узнал про озеро?
 — Как-как? А вот так. Я живу в Вечносвободном лесу. Вернее сказать, мы живём там. Так что мы знаем, какие секреты скрывает это проклятое место. Но, вернёмся к нашей игре. Дело в том, что когда я говорил тебе, что пробовал плоть, то я не врал. Я соврал насчёт того, что выплюнул её. Стал бы я выплёвывать такую вкуснятину! Даже думать об этом глупо! Думаешь, что твоя идея оригинальна, да ? Что до тебя никто не пытался съесть себе подобного? Если так, то придётся тебя расстроить. Мы занимаемся этим уже почти тысячу лет. Но я дам тебе плюс за оригинальный подход. Да и костюм выглядит мило. Сама сшила?
 — Сама.
 — Какая ты умница! Даже немного жалко тебя убивать. Но с другой стороны, я хочу попробовать твою плоть и кровь. Ведь ты у нас сладкоежка. Значит в тебе больше сахара, чем в обычных пони. Так что да, в какой-то степени ты действительно "Розовый Пирожок".
 — И что ты собираешься делать?
 — А ты будто не знаешь? Всё тоже, что и ты. Иронично не правда ли? Пасть от собственного оружия. Быть побеждённым собственным мечом. Ах, поэзия. Кстати, я тут заметил у тебя кое-что, — сказал Слай и взял один из черепов.
 — Её зовут Гильда.
 — Гильда? Неплохое имя. Никогда не ел грифонов. Каковы они на вкус?
 — Словно два пони в одном. Я до сих пор жалею о том, что не спросила у неё откуда она. Хотела бы я попробовать их ещё раз.
 — Да уж. Возможно я бы отпустил тебя, если бы ты сказала мне, где они находятся. Видишь, как нехорошо спешить. Теперь ты потеряла последний шанс выбраться отсюда. Ну-с, приступим,- сказал Слай и положил череп грифона обратно. Затем он взял с помощью магии скальпель.
 — Знаешь, насколько проще делать эти операции с помощью магии. Копытами я бы измучался, но а так я могу даже не париться. Так что в этом плане мне повезло проще, чем тебе.

Сказав это, он начал делать круглый разрез вокруг кьютимарки на правом боку. Пинки начала кричать от боли. Затем он взял изогнутый шкуросъёмный нож. Он загнал его под шкуру и срезал кожу с мускулов. Пинки продолжала кричать и смотреть на Слая. Он приступил к другому боку. Вскоре обе кьютимарки оказались на столе.
 — Сначала мы делали это по необходимости. Еды не было, мы умирали с голода. Не помню, кто это предложил, но он оказался гением. Мы не только выжили, но и вкусили самый вкусный запретный плод. Даже когда необходимость спала, мы всё равно продолжали. Нас было уже не остановить. Это стало не просто зависимостью, а потребностью. Мы не могли жить без мяса. А вот что заставило тебя пойти на такое?

Не дожидаясь ответа, он подошёл к ней и начал нюхать её гриву. Затем он взял нож. Вдруг Пинки увидела, что рядом с её столом лежит чья-то сумка. Из неё Слай достал стакан с крышкой. Он был наполовину наполнен яблочным сидром. Подойдя к Пинки, он резанул ей правое верхнее копыто. Потом он начал давить его свои копытом так, что кровь лилась в стакан, который Слай предварительно открыл. Наполнив его, он начал из него пить.
 — Ух, какая сладенькая! Я был прав! Отныне буду откармливать своих жертв, прежде чем есть их. Ты думаешь, что ты у меня первая? А откуда по-твоему я брал деньги и приобрёл этот замечательный стакан и сумку? Я похищал туристов, убивал их, забирал деньги, вещи и плоть, а потом к тебе. Так что я делаю это ещё ради наживы. Ведь без денег, я не смог бы добиться твоего внимания. Хотя я думаю, мне было бы достаточно спросить: а что у вас там в подвале? Но тогда возможно ты бы оглушила меня, а не двойника и тогда всё пошло бы не по плану.
 — Выпусти меня, урод! Только я могу играть в эту игру!
 — И кто тебе это сказал? Голос в голове? У меня тоже есть такой голос. И он говорит, что именно я имею право участвовать в этой игре, в качестве охотника. Кстати, мне нравиться интерьер твоего подвала. Могу за это похвалить, но не больше.
 — Я старалась.
 — И твои старания не пропадут даром. Однако мы вновь отвлеклись. Продолжим.

Он вновь резанул её, но уже по левому копыту. Затем он взял её хвост. Он начал резать, но нож был слишком тупой.
 — Что ж ты его не поточила? Знала же, что я приду. Эх! Никакого уважения к гостям!

Он взял пилу и начал пилить ей хвост. Она вскрикнула.
 — Что ты орёшь? Ну зачем тебе хвост? А? Подумаешь, велика трата? Знаешь, может мне использовать её в игре "Приколи пони хвостик". А чтобы интереснее было, пони будет живым, а на хвосту будет гвоздь. Так что победит тот, кому не приколют хвост. Правда, криков будет. Хм. Нет. Лучше я его использую в качестве веника. Или повешу, как украшение. А ты мне что предложишь?
 — ИДИ К ЧЁРТУ!!! ТОЛЬКО Я МОГУ ДЕЛАТЬ!!! ТЫ ДОЛЖЕН БЫТЬ ЗДЕСЬ!!! ТЫ! ТЫ! ЧЁРТОВ УБЛЮДОК! МУДИЛА! СУКА!
 — Прости, что ты сказала? Я не расслышал, — сказал Слай. Он подошёл к Пинки и ударил её копытом в нос. Из него потекла кровь.
 — Ты совсем охренела, тварь?! За языком своим следи! Я тут ей историю своего народа рассказываю. Самым сокровенным делюсь, а ты посылаешь меня. Думаешь я выдумываю тут? Сказки, твою мать, рассказываю?! Да пошла ты! Поняла? Пошла на хуй!

Он начал нервно смеяться. Его смех раздражал её всё больше и больше. Вдруг она почувствовала что-то ещё. Чувство, которое не было ей знакомо. Чувство страха.
 — Вот так всегда. Хочешь сделать всё культурно, а они заставляют тебя материться и вести себя, словно дикарь. Возможно, мне действительно следует так себя вести. Думаю, тебя нужно успокоить. Уверен разряд электричеством пойдёт тебе на пользу.

Он достал маленький генератор. Взглянув на него, он сказал.
 — Да зачем он мне? Я же и так могу! Видишь, мы единороги просто рождены для этого. Нам даже инструменты не нужны. Всё у нас собой и заложено природой.

Он начал бить её молниями. Она кричала, пытаясь выбраться. Но в глубине души она понимала, что не сможет. Ведь это же её сооружение. И ей так и не пришла в голову мысль о том, что кто-то может воспользоваться её же инструментом против неё. Так что никаких секретных кнопок и прочего способа освободиться не было.

Побив её молниями, Слай немного успокоился.
 — Я однажды поймал ребёнка. Он видел, что я натворил. Поэтому пришлось от него избавиться. Удивительно, но он вёл себя куда более мужественно, чем некоторые взрослые. Хотя было видно, что он хотел плакать. Но он понимал, что это не поможет. Вот что значит быть умным. Ведь умный, это не тот, кто может зубрить всё что угодно, а тот, кто понимает всё, что происходит вокруг него. Зубрить не так уж и сложно. А вот понимать. Тебе легче? Ругательств не будет? Точно? Хорошо. Тогда, если ты не против, я перекушу.

Он взял скальпель и срезал слегка кожу с правого нижнего копыта Пинки. Затем он выковырял оттуда немного мяса. Он завернул мясо в кожу.
 — Смотри-ка, мясной рулет! Сейчас полью его соусом и можно есть.

Он вновь надавил на копыто Пинки, но уже на другое, то самое откуда взял плоть. Полив сверху кровью, он начал есть . Он чавкал и выглядел так счастливо, что Пинки даже стало завидно. Она тоже хотела попробовать такой рулет, но из его плоти и крови.
 — Просто объеденье! Ты наверно хочешь сделать такой же рулет из меня? Хочу сразу расстроить. Наше мясо не особо вкусное, по сравнению, с обычными или же с твоим. Кровь горька на вкус. Наверное это от того, что мы слуги тьмы. Так что да. Слуги света лучше нас даже в плане вкуса. Но ничего. Скоро мы это исправим. И я говорю не про вкус. Я долго тянул, но пора переходить к главному номеру нашей программы. Тем более, что ты вряд ли станешь меня слушать.
 — Я буду тебя слушать! Прости меня! Просто я не привыкла к такому раскладу. Обычно я пытаю. Мы можем работать вместе. Представь сколько мы сможем сотворить. Моя извращенная фантазия плюс твоя магия и хитрость. Да нас ничто не остановит!
 — Ты думаешь, что я идиот?! Я же говорил тебе, что через твои глаза я видел твою душу. Я знаю, что ты хочешь воткнуть мне нож в спину! Они все этого хотят! Но я им не позволил. И тебе я не позволю, — произнёс Слай и воткнул нож в левое верхнее копыто Пинки. Она вскрикнула. Боль становилась всё сильнее. Она начала плакать.
 — Ты плачешь? Ты?! Боже мой, тебе что 5 лет? Ты ещё обоссысь здесь! Я сказал это в шутку, если что. А то вправду нассышь тут. Один такой ссыкун действительно так сделал. Запах был просто ужасный. Мне пришлось убирать за ним, мыть его тело, да ещё самому мыться. Так что давай без этого. Я не хочу, чтобы ты мне всё испортила.

Он вытащил нож из копыта Пинки. Затем он достал банку гвоздей и молоток.
 — Ты можешь спросить меня: "Зачем прибивать меня к столу, если я и так привязана?" Ответ простой: на всякий случай. Я хочу полностью убедиться в том, что ты не будешь мешать мне своими движениями. Будь паинькой, помолчи.

Он начал вбивать гвозди в копыта Пинки. Несмотря на просьбу, она продолжала кричать. Вскоре он закончил прибивать её ко столу.
 — Просил же помолчать. Никогда не слушают. Может мне тебе уши отрезать? Всё равно ты их не используешь, — сказал Слай и отрезал ножом ей левое ухо.

Отрезав ухо, он положил его себе в рот. Пожевав его и проглотив, он вновь взглянул на Пинки. Она пыталась держаться, но это было не просто. Впервые она встретила того, кто оказался сильнее, а может даже безумнее её.
 — Иронично, не правда ли? Ведь ты являешься олицетворением Элемента Гармонии — Смеха. А на деле ты чудовищный монстр. В твоей душе уже давно нет гармонии. И ты не только не соответствуешь своей внешности, роли, которую тебе дали, но и помогаешь Тьме одержать вверх. Спросишь, как? Да просто. Убив Рэйнбоу, ты убила Элемент Гармонии — Преданность. А значит, благодаря тебе, Элементы Гармонии потеряли свою силу, ведь без даже одной части гармония перестаёт существовать. А если я избавлюсь от остальных, то тогда ничто не помешает нам захватить Эквестрию. И тогда у нас будет столько еды и жертв, с которыми можно поиграть, что необходимость в скрытности отпадёт напрочь. И всё, благодаря тебе. Ты погубила не только себя и своих жертв, но и всю Эквестрию. Я думаю, что мы можем подколоть остальных твоих друзей. Например запереть Флаттершай в сарае, где на стенах будут висеть трупы мелких зверей, ну, например, бельчат или же бурундуков, а повсюду будет их кровь. Думаю после такого она точно свихнётся. Рэрити можно просто одеть в одежду из прошлой колекции. Хе-хе. Ну или же окружить её манекенами, на которых будут одежды из кожи других пони. Вот она испугается! А Аплджек. Думаю здесь можно просто перебить её семью. Этого будет достаточно. Твайлайт же мы можем запереть в библиотеке, где нет книг. Она будет искать их, но в итоге лишь найдёт труп своего приятеля Спайка. Ну разве это не смешно? Давай, смейся вместе со мной!- сказал Слай и начал смеяться. Пинки ужаснулась.
 — Чего ты молчишь? Даже не улыбаешься? Разве не ты хотела, чтобы все улыбались? Даже песню сочинила. Как там было? Меня зовут Пинки Пай\ И я здесь, чтоб сказать \ Я собираюсь заставить вас улыбнуться, и я буду... Что ты не поёшь? Давай, как там дальше? Потому что я люблю \ Заставлять улыбаться вас \ Это наполняет моё сердце счастьем... Какая ты сегодня без настроения. Наверное, сначала надо было попросить петь, а потом резать ухо. Или прибивать тебя гвоздями. Или резать. Упс, ошибся. Ну бывает. Ладно, время пришло.

Он взял скальпель и провёл им по грудной клетки Пинки. Вскоре перед ней открылась вся её грудная клетка. Она увидела свои органы. Вдруг она начала терять сознание. Но Слай тут же дал ей пощёчину.
 — Не смей спать! Мы почти закончили! Уж извини, что я утомил тебя своей болтовнёй. Но мне нужно кому-то об этом сказать. Ведь они не понимали меня, никто не понимает. Лишь точно такой же свихнувшийся пони как я способен меня понять. И это ты. Ты такая же ненормальная. Не знаю в чём причина, но исход у нас один и тот же.

Он достал из сумки тарелку, нож и вилку.
 — Гляжу я на тебя и думаю: зачем я принёс тарелку? Я же могу есть прямо из твоего тела! Ты, словно стол, наполненный всякими вкусностями, от которого даже отходить не хочется. Но, должен же быть от тарелки хоть какой-то толк.

Он начал скрести вилкой и ножом по тарелке, рядом с ухом Пинки. Звук был очень неприятным. Помучив так пару секунд Пинки, Слай бросил тарелку об стену. Она разбилась вдребизги.
 — Знаю, старо. Просто не хотел, чтобы тарелка пропадала просто так. Надеюсь осколки не попали в твоё тело. Будет неприятно есть мясо со стеклом.

Он взял скальпель и начал вырезать ей печень. После этого он принялся вынимать кишки. Затем он увидел, что Пинки начала терять сознание. Он достал из её сумки адреналин и вколол ей.
 — Ты чуть не уснула! Как так? Сейчас начинается самая главная часть, а ты! Смотри-ка у меня!

Вскоре у неё остались только лёгкие и сердце. Она бы уже умерла, но Слай поддерживал ей жизнь.
 — Я не собираюсь есть твой мочевой пузырь. Не понимаю тех, кто его ест. Это же ужасно. Да и кишки я особо не люблю. А вот почки, печень, мозги, лёгкие- обожаю. Особенно сердце. Не волнуйся скоро я тебя отпущу. Ты попадёшь в понячий Ад или в Тартар. Мне как-то всё равно. Хочешь сказать мне что-нибудь напоследок?
 — ЧТОБ ТЫ СДОХ!!!!!
 — Как грубо! Но я это и ожидал! Прощай, Пинкамина Дайана Пай!

Он вырвал ёё сердце и тут же сожрал его. Он перестал лечить ёё с помощью магии, поэтому она наконец-то умерла. Он выколол ей глаза, разрезал голову и вытащил оттуда мозг. Вскоре он приступил к трапезе. Её тело он действительно использовал, как тарелку. Закончив трапезу, он убрал её остатки. Так один монстр убил другого монстра.

* * *

Эплблум неожиданно проснулась. Она лежала на спине и не могла пошевелиться.
 — Мисс Пинки? Что вы удумали? Я же на вашей стороне!
 — Вы говорите о Пинкамине Дайане Пай? Так она уехала. Да, прямо вчера взяла и уехала. И больше в Понивилль она не приедет,- ответил мужской голос.
 — Кто вы? Откуда знаете её полное имя и что она уехала?
 — Я тот, кто изменит твою жизнь, — ответил голос, но уже демоническим тоном.

Загадочная фигура вышла из тени. На нём был костюм, состеганный из отрезанных кьютимарок, на его спине трепыхались шесть крыльев пегасов, все разных цветов. На шее было ожерелье из рогов единорогов. Но среди кьютимарков Эплблум увидела кьюитимарку, на которой были изображены шарики.
 — Ты убил её!
 — Точно. Она стала жертвой своей собственной задумки. Такова жизнь, мы ничего поделать не можем. Мы лишь пешки в этой кровавой беспощадной игре. Нужно выживать, а для этого приходиться опускаться глубоко вниз. Позволь представиться. Слай, член культа Кровавых Копыт. А ты, моя дорогая, поможешь мне избавиться от Элементов Гармонии.
 — И почему я должна это делать?
 — Потому что: раз — я знаю твой секрет, два — твоя жизнь в моих руках и три — я дам тебе такую силу, что уже никто не посмеет назвать тебя "пустобокой" или же как-то ещё тебя оскорбить. В тебе есть потенциал. И я раскрою, хочешь ты этого или нет.
 — И я стану такой же демонической пони, как ты?
 — Да. Со всеми вытекающими силами и способностями.
 — Я согласна.
 — Вот и замечательно. Я уверен, что из тебя получиться более способный убийца, чем из Пинкамины. Надо лишь подтолкнуть тебя на что-то большее, — сказал Слай и рассмеялся. Эплблум тоже стала смеяться. Это было начало их совместного террора Понивилля. Но это уже другая история.

Комментарии (3)

0

Очень хороший рассказ.

BorzikOnn #1
0

Ну что за унылое г***?

Айвендил #2
0

Пинки мало говорит.

Кое кто #3
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...