Звёзды

Ты лежишь на траве и попиваешь кофе. Сверху тебя — необыкновенный мир, состоящий из звезд, галактик, планет и спутников. Ты наблюдаешь за всем этим, испытываешь некое удовлетворение, понимаешь, что космос — это нечто. Еще раз отпиваешь из кружки. Рядом с тобой пристроился маленький дракончик, помощник, который, не скрывая, уже сладко посапывает. А потом — падающая звездочка. Что ж, космос — это правда нечто.

Твайлайт Спаркл Спайк

Кости

И путь его лежал в глубины леса, из которого доселе раздавался хруст костей...

ОС - пони

Куда уходит музыка

Винил Скрэтч решила узнать, куда по ночам уходит Октавия, однако, ответ её приятно удивил

Флаттершай Принцесса Луна DJ PON-3 Октавия

Единорог... и "Альбатрос"

ОбложкаЖеребенок Амита отправляется в Вечнодикий лес на поиски приключений и попадает в мир людей.

Я что, похож на маньяка?!

«В этом Понивилле живут одни психи, — с раздражением думал Роксолан, затачивая огромный тесак под полное ужаса мычание надёжно привязанной кобылки, — Похоже, что единственный нормальный здесь я!»

ОС - пони

Магический интеллект / Magical Intelligence

Принцесса Луна сотворила меня, чтобы вовек не забыть той боли, что она причинила Эквестрии. Но это? Не так должно исполняться моё предназначение. Если бы я только мог ей сказать...

Принцесса Луна Другие пони

Сближение

К чему могут привести шалости с жеребятами

Эплблум Скуталу Свити Белл Человеки

Маленький хейтер

Маленького хейтера мучают ночные кошмары.

Пинки Пай Человеки

Всех непременно ждёт счастливый финал

Твайлайт путешествует во времени, но оказывается совсем не там, где ожидала.

Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк

На твоём месте

Несколько недель прошло с последней схватки с чейнджлингами. Старлайт Глиммер, вместе с основной шестеркой вернулась в Понивиль и снова окунулась в рутину своей обычной жизни. Но одна мысль не дает ей покоя...

Старлайт Глиммер

S03E05
Глава IV. Часть II. Небо в огне

Глава V. Чистый лист

«Только когда мы приходим к цели, мы решаем, что путь был верен»
— Поль Валери

Белая единорожка медленно перебирала копытами по одной из главных улиц Кантерлота. Рэрити прогуливалась по этим бульварам и магазинчикам бесчисленное количество раз, но все равно не переставала восхищаться шиком и изяществом этих мест. Ее даже не отвлекала розовогривая подруга, которая хаотично прыгала рядом и одаривала каждого встречного широкой улыбкой. По большому счету, Рэрити давно уже привыкла к такому способу перемещения Пинки Пай, так что это едва ли могло увести ее мысли от приятных мгновений. Единорожка глубоко вздохнула и повернула голову назад, обращая свой взор к двум другим своим спутницам. Твайлайт и Кейденс не спеша следовали за ней, словно стараясь не мешать старому «ритуалу» Рэрити, лишь иногда о чем-то перешептываясь.

Обе Принцессы, почувствовав ее взгляд, подняли головы и улыбнулись.

— И все равно, я очень рада, что вы решили принять мое предложение, – произнесла Рэрити. — Пусть в замке и хорошие парикмахеры, но сегодня на этом важном приеме вы обе достойны причесок получше.

— Спасибо тебе за приглашение, – Кейденс подняла взгляд и осмотрела свою челку. — Хоть мне немного и неуютно в этом…

— Да брось, дорогая, – отмахнулась Рэрити. — Тебе очень идет. Я же говорила, что мадам Мейнкаттер знает свое дело.

Единорожка повернула голову к Пинки, скачущей рядом.

— Пусть даже грива кое-кого стала для нее настоящим испытанием, – хмыкнула Рэрити.

— М? – розовогривая кобылка расцвела в удивленной улыбке.

— Да, да, дорогая. Я ее предупреждала, что твоя грива живет по своим собственным законам, – единорожка отвела взгляд, окинув им несколько бутиков, — но она не хотела слушать.

— Надеюсь, я ее не расстроила, – хихикнула Пинки. — Надо будет как-нибудь устроить ей вечеринку!

— Кстати, о вечеринке, – Рэрити замедлилась и поравнялась с идущими позади Твайлайт и Кейденс. — Немного неожиданно, что Королевство Грифонов внезапно направило целую делегацию к Принцессе Селестии. Не связано ли это с вашей недавней поездкой в Гриффинстоун, Пинки?

Единорожка повернулась к розовогривой подруге, которая тут же перестала скакать и начала двигаться в более обычной для пони манере.

— Хм… — Пинки приставила копыто к подбородку. — Думаю, нет. Иначе мы бы увидели тут Гильду, а она нам ничего такого не писала…

— Может, хотела устроить сюрприз? – спросила Твайлайт.

— Эй! Я тут мастер по сюрпризам, – Пинки многозначительно подняла копыто. — Я такое за несколько миль чую. Нет, тут что-то другое.

— Кто знает… — протянула Кейденс. — Во всяком случае, это к лучшему.

Твайлайт посмотрела на свою невестку и улыбнулась. Рэрити это показалось подозрительным, словно эти две что-то скрывают. Чутье опытного модельера не проведешь. Единорожка очень хорошо знала Твайлайт. Из нее интриганка, как из Эпплджек – Королева бала. Последняя мысль заставила Рэрити мысленно отругать себя. Она прекрасно помнила, что ее с виду простецкая подруга может выглядеть очень элегантно, а из этого в свою очередь следует, что и из Твайлайт вдруг может получиться умелая заговорщица.

«Стоп, стоп, стоп!»

Мысленная команда Рэрити самой себе заставила прервать этот бурный поток сознания, который явно повел ее не туда.

— Ты точно уверен, что мы идем правильно? – раздался спокойный голос неподалеку.

— Верь мне, братан! У меня на такие вещи глаз наметан! – ответил другой.

Рэрити, скорее всего, не придала бы этому значения, если бы Твайлайт и Кейденс. Принцессы вдруг остановились, услышав этот диалог от двух жеребцов, стоящих на другой стороне улицы.

— Знакомый голос… — Кейденс нахмурилась, приглядываясь к ним.

В нескольких метрах впереди стояли пегас и единорог. Как и все жители Кантерлота, посещающие подобные места, оба пони носили одежду, пусть и слабо выделяющуюся на фоне пестрых нарядов местных кобылок и жеребцов. Единорог был одет в короткий пиджак, закругленный у основания. Под ним была белая рубашка, а на задние ноги были надеты неброские брюки. Пегас же носил светло-серую толстовку и светло-бурые штаны с множеством карманов.

«Пусть и просто, зато эффектно»

Пегас раздраженно фыркнул и вновь попытался раскрыть лежащую перед ним карту. Выглядело это довольно забавно, словно ему никогда раньше не приходилось совершать ничего подобного.

— Да как они это делают? – раздраженно рыкнул он.

— Магией… — ответил единорог.

— Вот и помог бы мне своей долбанной маги… — прорычал его спутник, но не успел договорить.

— Марк, Спирит? – спросила Твайлайт и сделала шаг в сторону парочки.

Оба мгновенно повернули головы в сторону Принцессы, заставив Твайлайт вздрогнуть.

— Принцесса Твайлайт, Принцесса Кейденс! – размашисто поклонился пегас, сияя широкой улыбкой. — Какая встреча!

— Рад вас видеть, – единорог поприветствовал Принцесс коротким кивком.

— Что вы тут делаете? – удивленно произнесла Кейденс.

Вся четверка во главе с Твайлайт приблизилась к новым собеседникам. Рэрити подошла к лавандовой Принцессе и незаметно ткнула ее в бок, еле слышно прокашлявшись.

— Ой, где же мои манеры! – улыбнулась Твайлайт. — Рэрити, Пинки – это Марк и Спирит, наши… эм…

— Друзья! – фыркнул пегас, продолжая попытки раскрыть путеводитель.

Наконец, подлый буклет поддался, явив перед Спиритом карту достопримечательностей Кантерлота. Удовлетворенно выдохнув, он повернул голову в сторону Пинки и Рэрити.

— Привет! – розовогривая кобылка, в свойственной ей манере помахала копытом.

Рэрити приветственно наклонила голову, ничего не ответив.

— Ну, наконец-то, – улыбнулся Марк, глядя на мучения Спирита.

— Мог бы и помочь брату, – нахмурилась Кейденс. — Минуточку… Ты улыбаешься?

Пинки удивленно повернула голову к Принцессе, словно она сказала жуткую глупость.

— Все улыбаются, ты что? – хихикнула она. — Нельзя же все время ходить грустным!

— Ага, – Спирит поднял очки и саркастично покосился на брата. — В этот «прототип» уже встроена функция «поулыбаться».

Взгляд Рэрити тут же приковал открывшийся ее глазам шрам вместо левого глаза. Неаккуратный, кривой, словно вычеркнувший часть лица пегаса. Но почему-то, ей он показался не то чтобы жутким, но жутко-знакомым. Рэрити нахмурилась.

— То есть? – удивленно спросила Кейденс.

Глаза Принцессы расширились, словно к ней пришло прозрение.

— А! — воскликнула она. — Ничего себе! Так получается, что вы два других брата. С теми, с которыми мы разговаривали около недели назад перед моим приездом в Пони… Понивилль…

Последнюю часть фразы Кейденс как будто выдавила из себя. Взгляд Принцессы сменился на растерянный, словно она сказала что-то лишнее или какую-то глупость. Твайлайт медленно повернула голову и язвительно взглянула на Кейденс. Казалось, ее взгляд прожжет в невестке дырку.

— Супершпион… — Твайлайт покачала головой.

Понивилль? Стоп! Рэрити еще раз взглянула на пегаса. Шрам. Теперь единорожка вспомнила. Такое было невозможно забыть. После приведения площади в порядок от разрушений, вызванных песчаным торнадо Рэйнбоу Дэш, весь следующий вечер от нее только и были слышны разговоры про какого-то одноглазого пегаса, который и был виновником произошедшего. С серой шкурой, темно-синей гривой и единственным глазом, цвета янтаря. И шрам. А личность, стоящая прямо перед ней, пугающе идеально подходила под описание. Если еще вспомнить рассказ Скуталу о единороге, который также стоял рядом с «подозреваемым», сомнения напрочь испарялись, как капля воды, брошенная на раскаленную докрасна сковороду.

— Приезд в Понивилль? – лицо Рэрити стало сердитым.

Единорожка вонзила взгляд своих голубых глаз точно в глаз Спирита.

— Вы мне кого-то очень сильно напоминаете, – сердито произнесла она. — Кого-то, кто превратил центр моего городка в пустыню, спихнув это все на одну из моих подруг!

— Рэрити, я все объясн… — попыталась вмешаться Твайлайт, но была прервана резким жестом своей подруги.

— Нет, Принцесса Твайлайт Спаркл! – Рэрити приблизилась к Спириту.

Глаз пегаса почему-то не смотрел точно на нее, а блуждал вокруг ее головы, но единорожке было сейчас не до этого.

— Весь оставшийся день и вечер, — грозно произнесла кобылка, — я выслушивала «выдуманные» истории Рэйнбоу, которые, оказывается, никакие не «выдуманные»?! Какое совпадение, не так ли?

Рэрити сделала еще один шаг в сторону Спирита. Странно, но лицо пегаса лишь слегка расплылось в ехидной улыбке. Янтарный взгляд прыгнул на Кейденс.

— Прости… — выдавила из себя Принцесса Любви.

Спирит повернул голову к стоящему рядом брату. Рэрити казалось, что он просто не замечает пышущий злостью и негодованием клубок эмоций, стоящий прямо напротив него. Еще несколько десятков сантиметров, и рог разгневанной единорожки уткнется в его лоб.

— Шесть, – кивнул Марк.

— Шесть? – хмыкнул Спирит, повернув голову к Рэрити. — Ну, пусть будет шесть.

— А ну не сметь игнорировать даму во время праведного гнева! – топнула единорожка, уже практически вплотную приблизившись к пегасу. — Я желаю услышать объяснения!

Спирит немного приподнял голову и, закрыв глаз, сделал глубокий вдох, втягивая носом воздух.

— Лаванда и корица… — пегас смотрел поверх Рэрити.

Он сделал еще один короткий вдох.

— Ах да, и капелька жасмина, для утонченности, – Спирит взглянул на кобылку, стоящую перед ним, и мягко улыбнулся. — Жасмин в духи ты добавляешь только в исключительных случаях. Видимо, сегодняшняя встреча в замке – исключительный случай?

Рэрити остолбенела. Один из ее самых строго охраняемых секретов, благодаря которым запах ее духов, пусть даже вокруг выльют сотни галлонов похожих, всегда запоминается именно этими тонкими и еле уловимыми деталями. У единорожки стал ком в горле.

— Откуда… откуда?.. – Рэрити стало не по себе. — Ты что, следишь за мной?!

— Я скажу больше, – Спирит поиграл бровями, повернувшись отсутствующим глазом. — Я даже видел тебя голой!

Рэрити охнула, прикрыв рот копытом. Ее лицо стало заливаться густым румянцем. Глаза единорожки расширились, словно два блюдца, и возмущенно смотрели на стоящего перед ней пегаса.

— ЧТ…ЧТО?!.. – голос Рэрити был полон возмущения и негодования, а сама она машинально обняла себя передними копытами, словно пытаясь прикрыться. — Как ты посмел?!

— Э-э-э… Рэрити? – Пинки похлопала подругу по плечу, титаническими усилиями сдерживая себя, чтобы не засмеяться. — Мы же не носим одежды. Так что ты и сейчас голая!

— Il est scandaleux! – злобно воскликнула Рэрити, сердито ткнув копытом в сторону пегаса. — Как можно говорить даме подобные вещи! Это так вульгарно и примитивно! О Селестия, кто-то обязан преподать тебе урок хороших манер!

Спирит потупил взгляд и склонил голову. С его лица сползла улыбка, уши прижались к голове, а взгляд упал на мостовую. Пегас ткнул кончиком копыта в камень.

— Я понимаю… — полным грусти и раскаянья голосом, произнес Спирит. — Все, видимо, из-за того, что у меня было тяжелое детство… Маму я не помню, а отец нас бросил сразу после рождения, ничего нам не оставив…

Спирит поднял свой единственный янтарный глаз на Рэрити. Сейчас перед ней было лицо, полное вселенской тоски, а отнюдь не ехидная физиономия, по которой хочется проехаться телегой. Единорожка почувствовала, как ее злоба и негодование тают, оставляя после себя лишь сочувствие и понимание. Позади нее уже вовсю кряхтела Пинки, которая еще больше раззадоривала стоящую рядом Кейденс, готовую вот-вот взорваться от хохота.

— Я знаю, мисс Рэрити, — голос Спирита дрожал. — Я вижу свои недостатки… И я очень хочу измениться и стать лучше. Даже не смотря на мой ужасный вид.

Пегас вновь потупил взгляд. По его щеке медленно прокатилась слезинка. Внутренности Рэрити словно сдавил пресс, а во рту появилась горечь. Да, пусть он и сказал столь ужасные грубости несколько мгновений назад, но ведь он страдает! И кто она такая, чтобы так сурово судить об этой личности, которая всего лишь сбилась с пути?! Единорожка поднесла правое копыто ко рту и шмыгнула носом.

— Последних два одновременно, – коротко произнес Марк. — Страх и возбуждение. Пошел!

— О-о-о! – Спирит преобразился.

На его лице вновь возникла ехидная улыбка, а взгляд упал на единорожку. Рэрити нахмурила брови, но все попытки осмыслить происходящее были грубо прерваны. Спирит резким выпадом практически вплотную приблизился к ней, растопырив крылья в разные стороны и зависнув над Рэрити, словно коршун над добычей.

— Мисс Рэрити, – пегас говорил мягким полушепотом, томно растягивая каждое слово, а его голос был сильным и уверенным. — Вам никто не говорил, что Вы похожи на зефирку?

Последнее слово Спирит произнес, приглушенно прорычав букву «р». В голове Рэрити что-то сломалось. Сказать, что от такой резкой смены тона разговора, она опешила – ничего не сказать. Спирит смотрел на нее сверху вниз, закрыв ее тенью от своих крыльев. Взгляд единственного глаза не отрывался от голубых глаз единорожки.

— А?.. Ч-ч-ч… — с трудом выдавила из себя Рэрити.

Ей почему-то было одновременно и страшно, и… что?

— Зефирка, – нежно прорычал Спирит, еще ближе приблизившись к ней.

Румянец на лице Рэрити больше не шел, он бежал, сломя голову.

— Нежно-белого цвета, — томно добавил пегас. — Ты аккуратно откусываешь кусочек, который медленно тает у тебя во рту, наполняя каждое мгновение сладким вкусом и нежным ароматом…

Рэрити медленно села на задние ноги и сглотнула.

— И попробовав кусочек, — продолжал Спирит, все сильнее нависая над своей «жертвой», — ты уже не можешь остановиться… Ты хочешь схватить и съесть ее всю. Без остатка.

С последним словом лицо пегаса расплылось в торжествующей улыбке. Мгновение, и Спирит отстранился от единорожки и сел напротив нее.

— А что касается случая в Понивилле, — произнес он, — то это был не я.

Рэрити словно окаменела. Конечности отказывались двигаться, а разум — воспринимать происходящее. Только слух функционировал исправно, пытаясь привести остальное тело в чувство.

— Рэрити-и-и! – к единорожке подошла хихикающая Пинки и потрясла подругу. — Рэрити, приди в себя!

Рядом с Твайлайт, чье лицо сейчас не выражало особого удивления, сидела Кейденс. Принцесса любви спрятала лицо в копытах и приглушенно кряхтела, вот-вот готовая сорваться на истерический смех.

— Так, стоп! – Рэрити сильно тряхнула головой несколько раз и сделала глубокий вдох.

Единорожка подняла глаза и взглянула на Спирита, который, невинно улыбаясь, смотрел на нее в ответ. Странно, но почему-то уголки ее губ так же поползли в стороны, превращаясь в широкую улыбку. Неожиданно для себя, Рэрити засмеялась, вторя задорному смеху Пинки и Кейденс.

— Ну, такого мне точно еще не говорили, – единорожка вытерла слезы. — «Зефирка».

— Так, а кто это был, если не ты? — Пинки, в свойственной ей манере, то есть непонятно как, оказалась на спине у Спирита, встав на самый край его крыла. — И кто вы вообще такие? И как сюда попали?

Она стояла ровно на кончике крыла пегаса. Нельзя было сказать, что Пинки много весит, однако, казалось, что ее словно там и нет. Этот момент Рэрити показался странным, но она не придала этому значения.

— Ты умеешь хранить секреты? – Спирит покосился на Пинки.

— Ага! – задорно кивнула кобылка.

— Вот и я умею! – кивнул в ответ пегас. — Потому ничего тебе не расскажу.

Спирит легко опустил Пинки на мостовую и колко улыбнулся Твайлайт.

— Об этом потом вам расскажет одна из ваших Принцесс! – хихикнул пегас. — Какая именно – выбирайте сами.

Твайлайт сердито фыркнула.

— Стоп, действительно, – вдруг произнесла Принцесса Дружбы. — А как вы сюда попали? Уж не через зеркало ли?

Спирит и Марк переглянулись. Оба брата одновременно отрицательно помотали головами.

— Нет, конечно, – многозначительно заявил Марк.

— За кого ты нас принимаешь? – нахмурился Спирит и повернулся к Рэрити. — Шторы в гостиной – просто отпад. Сразу видно копыто профессионала.

Рэрити многозначительно кивнула в ответ, мило улыбнувшись.

— Ничего особенного, – отмахнулась единорожка.

— Чего? – Твайлайт сощурила глаза, словно пытаясь прожечь ими дырку во лбу пегаса.

Спирит занес левое копыто, словно смотря на часы, которых там не было.

— Ой-ей! Посмотрите на время! – испуганно произнес пегас. — Мы ведь опаздываем на встречу!

— А вы тоже идете туда? – Пинки наклонила голову.

— Ну, только если вы не против! – задорно произнес Спирит, игнорируя попытки Твайлайт добиться от него ответа.

Он подскочил к Рэрити и стоящей рядом Кейденс, взглянув на каждую.

— Дамы, а вы бывали в Кантерлоте? — начал подгонять их пегас своими крыльями. — Давайте я вам тут все покажу, пока мы двигаемся к замку!

Большую часть пути Твайлайт пыталась рассказать Пинки и Рэрити кто же такие их новые спутники, тщательно огибая острые углы и подбирая слова. Кейденс, боясь вновь сболтнуть лишнего, просто молчала, старательно игнорируя все попытки Твайлайт намекнуть, что ей необходима поддержка. Тут, как ни странно, ей на помощь приходил Марк, помогая миновать очередной проблемный этап. Стоило отдать должное темпераментам ее подруг – задорный и веселый характер Пинки сразу принял Спирита за его выходку, а значит, большого количества вопросов она не задавала. Сложности могли возникнуть лишь с Рэрити, но после «небольшого» представления, белая единорожка снисходительно смотрела на все недосказанности и странности.

Увидев двух Принцесс, два караульных молча пропустили группу через главные ворота. Королевский замок в день приезда грифонской делегации выглядел как обычно, ничем особенным не выделяясь, как, например, это бывало в День Летнего Солнцестояния или во время коронации Твайлайт. К тому же, Селестия приказала не увеличивать штатное количество охраны, а даже сократить его, отпустив многих на выходной. Отчасти, это объяснялось тем, что некоторых из них заменят стражники Кристальной Империи, прибывшие вместе с Кейденс и Шайнингом, но даже при этом, численность стражи все равно была очень небольшой. Список приглашенных гостей на эту встречу был также довольно скудным и сильно отличался количеством даже от среднего по важности события. Это было действительно странно, так как грифоны уже более четырех лет не появлялись в Кантерлоте, а тут прибывает сам Сенатор со своей свитой. Для непосвященных это могло показаться просто неуважением со стороны Принцесс, однако Кейденс и Твайлайт знали, что Селестия не просто не хочет поднимать громкий шум вокруг приезда, а еще и убрать из замка лишние уши. А учитывая присутствие пары жеребцов, которых они встретили по пути в замок, лишними будут не только уши, но еще и глаза.

Группа вошла в главный холл замка, и, если снаружи им встретилась только пара стражников около ворот и входа, то тут было вообще пусто. О предстоящем событии говорил лишь яркий бордовый ковер.

— Ну… — Спирит окинул взглядом помещение. — Вы хотя бы ленточку повесили, что ли.

— Нельзя, – грустно протянула Пинки. — Принцесса Селестия сказала, чтобы я проявила свои лучшие качества организатора вечеринок… только наоборот.

Пинки оглянулась с сияющей улыбкой и повернула голову вверх ногами.

— Сперва мне показалось это странной идеей, — вслед за головой, перевернулась и остальная часть Пинки, зависнув в воздухе, — но потом я поняла, что это будет точно такая же вечеринка, только наоборот!

— У тебя получилось, – кивнул Марк. — Даже пустота сегодня выглядит по-праздничному.

— Какие знакомые голоса, – произнес кто-то неподалеку.

Все разом повернули головы в сторону вышедшего из дальнего входа пегаса. Улыбающийся Соарин нес на правом крыле яблочный пирог. На нем была одета его парадная офицерская форма, в которой он появлялся на всех официальных мероприятиях.

— Хм? Стильный пиджак, – Соарин одобрительно кивнул, взглянув на Марка, и посмотрел на Спирита. — Даже ты приоделся, пусть и не так официально.

— Да ну, это моя самая официальная толстовка! – многозначительно произнес Спирит, вскинув копыто.

— Если не брать в учет, что единственная, – хохотнул Марк, покосившись на брата.

Соарин нахмурился и удивленно посмотрел на обоих Стражей.

— Это другие, – спокойно произнесла Твайлайт, видя небольшое замешательство в глазах пегаса.

— А-а-а, – усмехнулся Соарин. — То-то я смотрю, что уже прошло около минуты, а я еще не услышал ни одной одноглазой хохмы, где бы фигурировали я и Рэйнбоу.

— Ну, вместе вы действительно неплохо смотритесь, – пожал плечами Марк.

Если бы это произнес Спирит, вероятно, выражение лица Соарина было бы сейчас попроще. Пегас на секунду впал в ступор, не зная, как реагировать на подобное. Спирит язвительно посмотрел на брата.

— А что я такого сказал? — произнес Марк и, словно ничего не понимая, вновь пожал плечами.

Соарин в ответ лишь помотал головой и выдохнул.

— Кстати, – к разговору присоединилась Рэрити, — а почему Принцесса Селестия на эту встречу пригласила из всех Вондерболтов только вас троих — тебя, Спитфайр и Флитфут? Я не хочу сказать ничего плохого, но почему так мало, особенно с учетом того, что Капитан буквально на днях повредила крыло и ногу. Бедняжка.

— Мы пересекались с грифонами на «Эквестрийских Играх», – ровным голосом произнес Соарин.

Было видно, что эту фразу он произносил не в первый раз.

— Вот и было решено пригласить нас поучаствовать во встрече, — закончил пегас.

— А оправдания получше не нашлось? – с долей иронии спросил Спирит, наклонив голову.

Соарин почесал затылок и отвел взгляд в сторону, нервно хихикнув. Твайлайт ткнула Спирита в бок, сердито покосившись на него фиолетовыми глазами. Резкий шум откуда-то из глубины замка заставил всех насторожиться. Спирит и Марк подняли головы, навострив уши.

— О-о, – произнес Марк.

— Соарин, — Спирит быстро повернул голову к стоящему перед ним Вондерболту, — что бы сейчас не произошло, просто молчи.

Из глубин замка донесся вопль, который больше смахивал на боевой клич или что-то другое, но менее яростным от этого не становился.

— Чего?.. – удивленно произнес Соарин.

— Соари-и-ин… — Спирит закрыл глаз копытом.

Как только Вондерболт открыл рот, из глубин замка теперь уже донеслось победоносное улюлюканье.

— Вот сейчас сгруппируйся, – Марк кивнул пегасу.

Из дальнего входа в зал для приема гостей, который вел к помещениям первого этажа и кухне, стоя на двух копытах и используя натертую до блеска мраморную плитку, как каток, выехал второй Спирит, сияя широкой улыбкой, которая, казалось, освещала все вокруг. Пегас прокатился несколько метров и повернулся к Соарину. На голове у Спирита зачем-то находился яблочный пирог. Ядовитая улыбка стала еще шире. В голову Вондерболта стали закрадываться дурные мысли.

— Вот ты где, сладкий, – ехидно хмыкнул второй Спирит. — Мы тебя повсюду ищем!

— Мы? – нахмурился Соарин.

Страж вытянул голову с пирогом вперед, словно прицеливаясь, и расставил передние ноги. Из дверного проема позади него, с диким свистом, боевым кличем варвара-берсеркера и переливаясь всеми цветами радуги, вылетела Рэйнбоу. Пегаска резко свернула, целясь ровно в стоящего в нескольких метрах от нее Спирита. Пегас в последний момент резко пригнулся. Пирог, оставленный на долю секунды висеть в воздухе, тут же встретился с лицом Рэйнбоу, которая, не имея вообще ни малейшей возможности среагировать и как-то увернуться из-за пирога, ослепившего ее, на полной скорости врезалась в Вондерболта. Шансов увернуться у Соарина также не было. Оба кубарем отлетели в сторону, врезавшись в палатку ночного сторожа, стоящую в углу. Зал мгновенно наполнился гомерическим гоготом Спирита. Остальные ошеломленно повернули голову в сторону сломанной палатки, из которой безуспешно пытались выбраться пегасы.

— Ну ты и задница, – помотал головой Спирит, глядя на второго.

— Здорово, мужики! – второй Спирит задорно усмехнулся.

Он отсалютовал копытом и перемахнул через группу, встав напротив накрытых полотном пегасов. Как только из тканевого плена показался Соарин, пытающийся распутаться сам и одновременно помочь Дэш, Спирит ехидно присвистнул.

— Сорик! – Страж поймал на себе злобный взгляд пегаса. — Мы слышали, что ты любишь яблочные пироги и кобылок с разноцветными хвостами! Мы решили соединить все это вместе, чтобы ты мог наслаждаться этим одновременно!

Зал вновь наполнился громким смехом второго Спирита, разбавленный кряхтением и чудовищной борьбой с попытками не сорваться на смех со стороны Пинки и Кейденс. Твайлайт сердито покосилась на обеих подруг, пока Рэрити просто молча смотрела и медленно теряла рассудок от происходящего вокруг.

Из мешанины ткани и сломанных частей палатки показалась разноцветная грива Рэйнбоу. Лицо пегаски пылало яростью и желанием вырвать кому-то второй глаз, причем делать все это через место, откуда у пони растет хвост. Что она, что Соарин, сейчас были испачканы яблочным пирогом и, если Соарин как-то сохранил самоконтроль и просто пытался выбраться, то яростные рывки Рэйнбоу только сильнее запутывали обоих.

— Ну, давай же! – Спирит провокационно поиграл бровями, поймав на себе злобные взгляды теперь уже обоих пегасов, и несколько раз лизнул воздух. — Попробуй радугу на вкус!

— Ах ты одноглазый кусок!.. – выпалила Рэйнбоу, пытаясь рвануть вперед, но ткань сломанной палатки, плотно обмотанная вокруг нее, заставила пегаску только потерять равновесие и плюхнуться лицом вниз.

— Что здесь происходит?! – вдалеке раздался еще один голос, разбавленный топотом множества копыт.

Спирит ядовито хихикнул и сильно махнул крыльями. Поднявший ветер в помещении заставил почти всех зажмуриться, в то время как сам Страж быстро и незаметно вылетел в открытое окно. В главный холл вошел строй солдат Кристальной Империи во главе с оранжевым пегасом в золотой броне. Сентри сердито окинул взглядом помещение, пока не заметил Спирита. Гвардеец тут же злобно фыркнул и направился прямиком к Стражу.

— Идеальная подстава… — хмыкнул Спирит, посмотрев на стоящего рядом брата.

Вслед за солдатами в холл вбежала взъерошенная Эпплджек и Флаттершай, за которой, немного прихрамывая, вышла Спитфайр с Флитфут. Переполох, устроенный Спиритом, казалось, собрал сюда всех сегодняшних обитателей замка.

— Конские яблоки! – удивленно и взволнованно выпалила Эпплджек. — Шо тут происходит?

— О, Богиня… — еле слышно вырвалось у Флаттершай.

— Мне следовало догадаться о причине этого хаоса! Особенно в такой день, – злобно произнес Сентри, приблизившись к Спириту. – Там, где твоя наглая морда, там всегда проблемы.

Спирит пожал плечами, повернув голову к Твайлайт.

— А в образе пони он довольно милый, не находишь? – шепнул Страж лавандовой Принцессе.

Щеки Твайлайт покрылись румянцем, а сама она отвела взгляд в сторону.

— Ну, теперь-то ты не отвертишься! – прошипел Сентри. — Тебе придется ответить и за происходящее, и за то, что случилось в Империи.

Над пегасом и солдатами промелькнула тень, которую никто не заметил, кроме Спирита. Все были сильно увлечены попытками Рэйнбоу и Соарина выпутаться, которые посылали волны гнева в сторону Стража, и попросту не могли заметить это. Спирит скорчил самое невинное и извиняющееся лицо, которое он только мог себе сейчас позволить.

— Да не суетись ты! – сердито произнес Соарин, все еще пытаясь распутаться.

Но у пегаса ничего не выходило, ведь Рэйнбоу в яростных попытках вырваться, только сильнее закручивала ткань вокруг них обоих. Вот теперь уже голова Соарина практически была привязана к спине Рэйнбоу. Первой разворачивающуюся аферу заметила Пинки, незаметно ткнув Кейденс в бок и указав на Сентри, который продолжал посылать проклятия в сторону Спирита. В это же время, второй Спирит, незаметно для присутствующих, создал небольшой пузырь с водой ровно над копьями охранников и лейтенантом. Страж грациозно слетел вниз, встав рядом с солдатами, и сделал глубокий вдох.

— Надеюсь, тебя сошлют в пустош… — рыкнул Сентри, но не успел договорить.

— РОВНЯЙСЬ!

Все солдаты переполошись и проткнули поднятыми вверх копьями пузырь, висящий над их головами. Оба Спирита отпрыгнули ровно в тот момент, когда на Сентри сверху вылилось все его содержимое, промочив пегаса и солдат.

— О-о-о! – второй Спирит засиял едкой улыбкой и надменно взглянул на лейтенанта. — Апельсинка, ты всегда такой мокрый или ты просто рад меня видеть?

Пегас, с трясущейся от гнева головой, медленно повернулся к стоящему неподалеку Спириту. По лицу лейтенанта было видно, что количество ругательств и проклятий, всплывших из его сознания, было настолько велико, что он не мог выбрать, какое произнести первым. В зале же практически все стояли с вытаращенными глазами и пытались найти объяснение происходящему.

— Остановите меня кто-нибудь! – Спирит покатился со смеху, взлетев под потолок.

Все четыре копыта Стража тут же объяла темно-красная аура, стянув его вниз и прибив к полу.

— О-о… — кисло выдавил он.

— Я буду скучать, – с толикой грусти произнес второй Спирит, с жалостью посмотрев на брата.

Рядом со Стражем, прикованным магическими кандалами к полу, появился Марк. Он сердито посмотрел на стоящего перед ним брата. Магия на его роге вспыхнула еще ярче. Все в зале замерли.

— Перегов… — прикованный Спирит не успел договорить, как его тут же телепортировало из холла в неизвестном направлении.

Оставшийся Спирит поднял голову и спустя секунду опустил ее, повернувшись к Кейденс и Твайлайт.

— Высоко… – хмыкнул он. — Похоже, добросил до экзосферы.

Прибывший Марк быстро поднял телекинезом Соарина и Дэш с пола, освободив их из тканевого плена. Тонкая волна магии прокатилась по обоим пегасам, очистив их от остатков пирога, после чего Марк поставил их на мраморный пол. Дэш все еще кипела от ярости, но случившееся секунду назад вогнало ее во временный ступор. Закончив с пегасами, Марк быстро повернулся к мокрому Сентри с солдатами, и одной вспышкой высушил их и все вокруг.

— Я вынужден вновь принести извинения за некорректное поведение моего брата, – твердо произнес Марк и сделал легкий поклон, взглянув поочередно сначала на Соарина с Дэш, а потом на Сентри и солдат.

— Пресвятая Селестия… — Эпплджек села на задние ноги и сняла шляпу. — Шо за бесовщина тут творится?

— Вы могли его остановить! – грозно произнес Марк, подходя к двум другим Стражам.

— Как? Наши репликаторы работают сейчас на честном слове, – пожал плечами второй Марк. — Хватит простого удара копытом, чтобы мы полностью лишились маскировки.

— А ты лучше меня знаешь, что ему надо было именно это, – кивнул Спирит.

— Куда ты его дел?! – злобно фыркнула Рэйнбоу, глядя на Марка. — Решил спрятать своего сообщника?! Сейчас получишь вместо него!

Стоящий рядом Соарин остановил радужную пегаску, встав между ней и Марком.

— Успокойся, ты все равно ему ничего не сделаешь, – спокойно произнес Вондерболт, поймав на себе рассерженный взгляд Рэйнбоу. — Поверь мне, я пытался.

В этот момент к Спириту подошла Эпплджек, пристально всматриваясь в лицо Пегаса.

— Минуточку! – кобылка нахмурила брови. — Ты мне кого-то напоминаешь.

Вдруг ее глаза расширились от неожиданно пришедшего прозрения.

— Лягать-колотить! Рэйнбоу, он же ш точь-в-точь как тот пегас, шо ты описывала! – ахнула Эпплджек.

— А я тебе что пыталась вдолбить?! – злобно прорычала Дэш. — Эти подонки что-то затеяли!

— Ну не знаю, шо там они затеяли, — пристальный взгляд желтой пони сверлил глаз Спирита, — но за мой разбитый ларек, попорченные нервы и остаток дня, проведенный в уборке, придется ответить!

Две подруги, вооружившись сердитыми взглядами и праведным гневом, двинулись в сторону Спирита.

— Девочки, это не он! – вмешалась Твайлайт.

— Отойди, Твайли! – Эпплджек отодвинула подругу. — Пусть и не он, но этот жеребчик сильно смахивает на нашего подозреваемого. Сперва я выясню, шо тут происходит!

— Вот ведь засранец… — Спирит помотал головой и колко улыбнулся.

— Сперва бить, разговоры потом!!! – Рэйнбоу рванула в сторону Стража.

— Полундра! – закричал Спирит.

Эпплджек и Рэйнбоу стремительно рванули в сторону пегаса. От выпада желтогривой кобылы он с легкостью уклонился, просто взлетев, но тут же получил в грудь плечом от Дэш. Раздался короткий писк. Секундное шипение, короткая вспышка, и открывшийся вид заставил всех в зале замереть. Рэйнбоу, словно ударившись о каменную стену, отскочила назад и потеряла равновесие. Пегаска рухнула бы на пол, если бы кто-то не подхватил ее. Рэйнбоу затрясла головой, приходя в себя, и посмотрела на того, кто поймал ее. Вместо пегаса теперь было какое-то другое существо. Оно опиралось на две ноги, стояло ровно и держало пегаску над полом, словно плюшевую игрушку. Шерсть исчезла, глаза, нос и рот стали меньше, но фирменный шрам остался на месте. Существо нахмурило брови и сердито посмотрело на Рэйнбоу.

— Ну что, теперь ты довольна? – с упреком произнес Спирит. — Репликатор накрылся. Наш одноглазый засранец победил! Браво!

Страж глубоко вздохнул и повернулся к первому Марку.

— Ну, ты то ведь мог ее остановить? – произнес Спирит.

— Как? «Мой репликатор держится на честном слове», – с каменным лицом произнес Марк и, не меняя выражения, добавил: — А нет, я же его не надел.

Спирит ухмыльнулся и, помотав головой, повернулся ко второму Марку. Тот пожал плечами и нацепил на лицо невинную улыбку.

— А я тем более не мог, или в таком виде нас было бы двое, – произнес он.

— Это… это чего такое?! – с трудом выдавила из себя Рэйнбоу, висящая в руках Спирита, и дотронулась копытом до его лица. — Чего это сейчас было?!

— Ты лететь хоть можешь? – Спирит повернул Рэйнбоу боком. — Ну-ка, потряси крылом.

— З-зачем? – пугливо произнесла Дэш, но повиновалась.

— Да ты влетела в меня на большой скорости, – Страж повернул пегаску другой стороной и осмотрел. — Не хватало, что бы ты себе чего-нибудь сломала.

Дэш сглотнула, продолжая удивленно таращиться на существо перед собой.

— Ты не сможешь причинить им вред, – коротко произнес Соарин. — Я тебе уже говорил, что пробовал дать тому Спириту по морде. Толку было мало.

Рэйнбоу повернула голову в сторону Вондерболта, удивленно наклонила голову в сторону и, недолго думая, размахнулась и заехала Спириту копытом в правый глаз. Ногу объяла боль, словно она сильно стукнулась о какой-то булыжник. Дэш поморщилась.

— Чего?! – глаза пегаски расширились, и она сделала еще серию ударов по лицу стоящего перед ней Стража.

Ничего, только боль в ногах.

— Ты это, не увлекайся! – хмуро произнес Спирит, получив очередной пинок от Дэш в нос.

Стоящий рядом Марк довольно улыбнулся. Страж, повернувшись к брату, увидел в магическом захвате телефон, который тщательно фиксировал все происходящее.

— Марки! – возмущенно произнес Спирит. – Это не смешно!

Он продолжал держать Рэйнбоу и получать от нее удары. Пегаска уже вошла во вкус и использовала теперь еще и задние ноги.

— О-о! Еще как смешно! – хохотнул Марк. — Наша Рэйнбоу так давно хотела съездить тебе по физиономии, в принципе, как и большая часть школы. Пусть хотя бы ее пони-версия добьется этого!

Спирит закатил глаза и аккуратно тряхнул Рэйнбоу. Пегаска прекратила «избиение» и, тяжело дыша, уставилась на Стража.

— Алё? Лететь можешь? – произнес Спирит.

Рэйнбоу кивнула.

— Ну, так лети, чего я тебя держу, – Страж подкинул Дэш в воздух, и пегаска медленно спланировала на пол.

Казалось, что после такой бодрой отработки ударов по лицу «обидчика», на ее собственном появилась некоторая степень удовлетворения.

— Твай… Шо тут творится? – Сглотнула Эпплджек, испуганно глядя на подругу.

— Они из Старшей Школы Кантерлота. Ну, из той, куда Сансет унесла мою корону, – неуверенно произнесла Твайлайт. — Остальное я объясню… потом… наверное… Я надеюсь.

Спирит сел на пол, скрестив ноги и, занеся руку за шею, достал оттуда репликатор. Внешне прибор был похож на обруч, с выпуклым центром. Страж нажал на центральную выемку, и из него медленно выползла тридцатисантиметровая игла. Все в комнате испуганно попятились.

— Я начинаю ненавидеть это… – хмуро произнес Спирит.

Он посмотрел на стоящего рядом брата. Марк достал телекинезом маленький цилиндр и поднес его к Спириту.

— Это… эта хреновина… она что, была у тебя в спине? – Дэш сглотнула.

— Ага, – улыбнулся он, устанавливая заряд под иголку.

Прибор коротко пискнул и сложился. Через секунду на нижней панели мелькнула зеленая лампа. Спирит занес репликатор за спину и прислонил его к шее. Прозвучал приглушенный писк и короткий щелчок, от которого все в зале поморщились. Страж вновь принял форму пегаса и потянулся, просовывая крылья в выемке на толстовке.

— Это последняя, – произнес Марк. — Если тебя опять начнут бить, придется ходить в таком виде до конца.

— Будем надеяться, что больше меня бить тут некому, – Страж повернулся и осмотрел присутствующих.

— Ну, я бы врезал, – поднял копыто Соарин. — Но второму. Жаль, что он сейчас высоковато.

— И почему я не удивлена?

Все собравшиеся в зале обернулись на новый голос. На лестнице, ведущей на второй этаж, стояли Принцесса Луна и Принцесса Селестия. По улыбкам сестер было видно, что часть представления они все же застали. Сестры медленно двинулись к гостям.

— Принцесса Луна, Принцесса Селестия, – коротко поклонились оба Марка.

Спирит лишь улыбнулся.

— Я вижу, вас хорошо встретили, – Луна посмотрела на Стража, скопировав его фирменную улыбку.

— О! Нас так встретили! Я вообще теперь не хочу, чтобы меня встречали как-то по-другому, – хохотнул Марк, ткнув Спирита в бок.

Рядом стоящий второй промолчал.

— Делегация Грифонов прибудет с минуты на минуту, – произнесла Селестия. — Надеюсь, все пройдет спокойно.

— Ну, как я погляжу, наш основной источник беспокойства сейчас болтается где-то высоко, – хмыкнула Спитфайр.

Флитфут, стоящая с ней рядом, печально вздохнула и отвернулась.

— Эй, эй, – Капитан виновато поерзала и толкнула крылом пегаску. — Я не это имела в виду.

— Да… все нормально, – отмахнулась Флитфут.

Громкий звук приветственных горнов, который прокатился по полупустому помещению, заставил всех находившихся в зале замолчать. Все четыре Принцессы поспешно заняли место в центре зала, встав напротив входной двери, в то время как остальные расположились по обе стороны от них, образовав подобие полукруга.

Массивные входные ворота неспешно открылись, впуская новоприбывших. Небольшую грифонскую делегацию сопровождали пара гвардейцев, идущих от нее с каждой стороны, и Шайнинг Армор, возглавляющий шествие. Первое, что сразу бросалось в глаза, это скромная численность – не более десятка делегатов, второе – доспехи, в которые была одета грифонская охрана Сенатора. Два идущих рядом с Сенатором солдат были одеты во внушительную броню, украшенные рунами, которые переливались на солнечном свете. За спиной каждого располагался массивный щит, однако никто не нес с собой оружия. По сравнению с таким закованным в железо грифоном, идущий рядом Королевский гвардеец выглядел забавно.

В центре процессии шел Сенатор, одетый в традиционно белые одеяния. Даже с учетом того, что делегация пересекла не одну версту, на лице грифона не было ни капли усталости. Позади него, в желто-красных одеждах, двигался Пропретор. У грифона было перевязано крыло, видимо, поврежденное где-то. Рядом с Пропретором неспешно двигалась грифина в более легкой броне, чем та, что была на двух солдатах по бокам от Сенатора. И в отличие от них, ее кольчуга и кожаные вставки кое-где имели золотые вкрапления, ясно дающие понять, что перед вами один из офицеров. Грифина быстро окинула помещение взглядом, неожиданно встретившись глазами с Соарином. Увидев пегаса, она еле заметно подмигнула ему, расплывшись в хитрой улыбке. Вондерболта немного передернуло.

— Ммм… Вы только взгляните, – прошептала Спитфайр, покосившись на Соарина. — Твоя самая ярая поклонница.

Соарин сглотнул. Этот взгляд он узнал сразу. Взгляд, который несколько дней назад хотел оторвать ему голову.

— Кто это? – спросила стоящая рядом Рэйнбоу.

— Твоя конкурентка, – хихикнула Спитфайр, ткнув Соарина крылом.

— А? – Дэш, недоумевая, наклонила голову в сторону.

— Обхохочешься… – прошипел пегас, возвращая взгляд к идущей процессии.

Рядом с грифиной двигался еще один офицер, но уже одетый в обычную кожаную одежду без кольчуги и металлических вставок. Процессию завершала еще пара грифонов, один из которых сильно хромал, но, несмотря на явно острую боль, никак не отставал от общего шествия. Вся делегация прошла внутрь, остановившись напротив Принцесс. Шайнинг коротко кивнул двум гвардейцам, сопровождающим грифонов, и занял свое место недалеко от Кейденс. Оба солдата отдали честь, быстро развернулись и закрыли за собой массивные входные ворота.

Селестия сделала шаг навстречу прибывшим.

— Мы рады приветствовать всех вас в Кантерлоте, – спокойно, но достаточно громко произнесла старшая Принцесса. — Надеюсь, столь долгий путь не был утомительным?

— Ничуть, Принцесса, – произнес Сенатор, коротко поклонившись. — И благодарим, что приняли нас сегодня. Я, как и вы, надеюсь, что сегодняшняя встреча послужит долгому и плодотворному сотрудничеству между нашими народами.

Селестия повернула голову к грифону в красно-желтых одеяниях.

— Пропретор Виндховер, – коротко поклонилась Принцесса. — Поздравляю вас с новой должностью. Надеюсь, что вы скоро пойдете на поправку.

— Благодарю, Принцесса, – Крестел поклонился в ответ. — Ничего серьезного, просто легкий ушиб.

Неожиданно вперед вышла Луна, остановившись рядом с Селестией.

— Прошу меня простить, — начала младшая Принцесса, — но я вынуждена отнять у вас немного времени.

Селестия повернула голову к сестре.

— Что-то случилось, Луна? – с легким удивлением спросила она.

— Ничего плохого, – Луна покачала головой. — Я понимаю, что такие вещи могут и подождать, но возвращение домой после столь длительного ожидания не должно откладываться.

Младшая принцесса повернула голову к старшей, посмотрев ей в глаза.

— Нам ли этого не знать, – добавила Луна.

Селестия понимающе кивнула.

— Это не займет много времени, – рог Принцессы Ночи окружила темно-синяя аура.

Приглушенный шум с дальнего конца дворца привлек внимание присутствующих. На верхнем этаже появилось два фестрала, которые быстро перелетели через ограждения и приземлились около Луны.

— О-о, – протянула Рэрити. — Не часто можно увидеть Лунную Гвардию днем.

Оба вновь прибывших солдата были похожи, как две капли воды: перепончатые крылья, кисточки на ушах, глаза с вертикальным зрачком, серый цвет шкуры и фиолетовая броня со знаком Принцессы Ночи на груди. Гвардейцы синхронно поклонились, встав ровно и направив взор в сторону Луны, ожидая ее распоряжения.

— Вы звали, Ваше Высочество? – спокойным голосом, походившим на громкий и отчетливо слышный шепот, произнес один из них.

— Благодарю, что вы пришли, – кивнула Луна, — но вы сейчас не на службе, поберегите силы и не тратьте их днем.

Гвардейцы кивнули. Обоих объяла пульсирующая черно-синяя аура, которая, казалось, поглощает свет, окутывая все тьмой вокруг жеребцов. Перепончатые крылья, серая шкура и желтые змеиные глаза исчезли. Как только заклинание спало, перед собравшимися уже стояло два земных пони. Правый имел темно-бордовую шкуру и короткие золотистые волосы, в то время как стоящий рядом с ним был белоснежно-белым с синими волосами, коротко стриженными и торчащими вверх. У обоих на груди, вместо знака Принцессы Ночи, теперь висел медальон.

— О… Э-э-э… — единственно, что из себя смогла выдавить Рэйнбоу. — А они… что, обычные?

— А ты думала, что бэт-пони существуют? – Спирит ехидно покосился на Рэйнбоу.

— А как же Флаттербэт? – пегаска нахмурила брови.

— Ам… ну… Твайлайт же меня заколдовала… — еле слышно произнесла Флаттершай, стоящая немного позади.

Кинув короткий взгляд на Спирита, пегаска запнулась. Рэйнбоу удивленно почесала затылок копытом.

— Я пригласила вас сюда, чтобы вы встретились кое с кем, – произнесла Луна, обращаясь к гвардейцам. — Кое с кем, кто некогда ушел от нас, не способный противостоять зову судьбы. Но я не вижу причин винить его в этом. Теперь же пришло время ему вернуться домой.

Луна сделала несколько шагов и приблизилась к делегации грифонов. На удивление, грифоны спокойно смотрели на происходящее, а на лице Сенатора появилась легкая улыбка, словно он уже знал, о чем идет речь. Принцесса Ночи остановилась напротив него.

— Вы согласны, Сенатор? – мягко спросила Луна.

— Не сомневайтесь, – ответил грифон. — Он отнюдь не пленник, а гость.

Луна посмотрела на скромную делегацию, словно глядя сквозь всех находящихся перед ней.

— Выходи! – вновь произнесла Принцесса Ночи, чей голос стал тверже и громче. — Думаешь, тут есть твои враги?

В зале повисла тишина, которая в ту же секунду была нарушена тяжелыми шагами. Все грифоны медленно расступились, открывая взору Принцессы стоящих позади. Вперед медленно двигался грифон в легкой накидке и капюшоне, из-под которого виднелась голова с угольно-черными перьями и острыми чертами лица. Он сильно хромал, и, казалось, что каждый шаг давался ему с дикой болью, однако это не мешало ему уверенно двигаться навстречу Луне. Остановившись напротив Принцессы, грифон скинул капюшон. Оба лунных гвардейца замерли, словно сраженные чем-то.

— У нас есть только один враг – враг Принцессы Ночи, — прохрипел грифон, взглянув на Луну парой синих глаз. – Но мы его не боимся. Для нас нет страха больше, чем разочаровать Вас.

— И ты не разочаровал, – произнесла Луна.

Один из гвардейцев с темно-бордовой шкурой сделал шаг вперед, не отрывая взгляда от грифона, стоящего перед Принцессой.

— Чтоб я сдох… — выдавил из себя жеребец.

Неожиданно грифона объяла зеленая аура, словно растворяющая весь облик солдата в изумрудном пламени. Секунда, и перед собравшимися стоял чейнджлинг, точь-в-точь такой же, как те, что когда-то атаковали Кантерлот. Его грудь была перевязана, а один из клыков обломан. Чейнджлинг повернул голову в сторону гвардейцев.

— Рэй, Лайт… – прохрипел он, слабо улыбнувшись. – Привет, ребята…

— Долбанный чейнджлинг… — выдавил из себя один из жеребцов.

Оба сорвались с места и схватили его, игнорируя все вокруг. Чейнджлинг оказался в дружеском захвате обоих гвардейцев, чьи лица были наполнены такой радостью, что ее было почти невозможно сравнивать с чем-либо. Оба жеребца громко засмеялись.

— Синто! Ублюдок! – Лайт крепко стиснул в объятиях шею чейнджлинга. – Мы уже думали, что ты подох!

— В один момент и я так подумал, – усмехнулся Синто.

Зал наполнился вздохами удивления и недоумения. В основном, от Твайлайт и ее подруг. Те, кому не посчастливилось понять происходящее, просто не находили слов и удивленно таращились на сцену, разворачивающуюся перед их глазами. Но больше всего сейчас была удивлена Селестия.

— Луна? – Старшая Принцесса подошла к сестре, искоса взглянув на нее.

— Что? – ее сестра, с наигранным удивлением и словно не понимая, что вообще происходит, повернулась к ней. — Моя гвардия – кого хочу, того и набираю.

Синто, освободившись от хватки товарищей, вновь поднял голову к Принцессе Ночи.

— Лунный Гвардеец перестает быть им только после смерти, – продолжила она, вновь повернувшись к чейнджлингу.

В магическом захвате Принцессы появился медальон, точно такой же, какой был на шее двух других.

— И мы не виним тебя за то, что произошло, — Луна поднесла медальон к чейнджлингу.

Он перехватил его своим телекинезом и, поднеся его ближе, внимательно осмотрел. Взгляд Синто сейчас выражал смесь счастья и радости. Радости, наконец, вернуться.

— Надеюсь… Я не забыл, как я выглядел, – произнес он, надевая медальон.

Чейнджлинга вновь объяла зеленая аура, и через секунду перед Луной уже стоял жеребец с древесно-коричневым цветом шкуры и белыми волосами, которые имели рыжие кончики.

— О-о-о, – Рэрити повела бровью. — Мне определенно нравится эта цветовая гамма.

Стоящая рядом Эпплджек фыркнула. Взгляд Селестии наполнился удивлением и легким негодованием уже второй раз.

— Твистед Рефлекшн? – глаза старшей Принцессы удивленно округлились. — Но… это же был один из моих гвардейцев, которого я отдала… Я отдала…

Селестия, повернувшись к младшей сестре, прищурилась.

— Лу-у-уна? – протянула Селестия, не сводя взгляда с Принцессы Ночи. — Ты знала?

— Возможно… — глаза Луны гуляли по потолку.

Казалось, что младшая Принцесса наслаждается этой маленькой победой в споре «у кого больше секретов».

— К тому же, разве это моя вина, — добавила она, — что за целый десяток лет службы Твистед Рефлекшена в Королевской гвардии, моя сестра так и не узнала, кто он такой?

Луна лукаво улыбнулась. Рог Селестии зажегся и перед ней возник пергамент, на котором она сделала быстрый росчерк пером. Теперь пришла очередь Луны измениться в лице.

— Спасибо за «совет», – процедила Селестия.

Принцессы обменялись улыбками, и теперь уже лицо Селестии украшала лукавая, а Луна получила слегка нервную.

— Хорошо вернуться домой, – произнес Синто.

— Поменял бы уже свою уродливую прическу, – хмыкнул Рэй и легонько стукнул Синто в грудь.

Гвардеец поморщился от боли.

— Аккуратно! – вперед быстро вышла грифина, которая все путешествие шла рядом с замаскированным чейнджлингом. — У него могут скобы разойтись!

Рэй повернул голову к товарищу.

— Скобы? – нахмурился он.

— Ну, у нас ведь панцирь, а не шкура, – ответил Синто. — Вот я себя и чувствую как канцелярская папка.

Грифина подошла к чейнджлингу и положила лапу ему на плечо.

— Спасибо за все, Абигейл. Если бы не ты, меня бы тут не было, – Синто повернулся к ней. — И прости за то, что так получилось.

Абигейл усмехнулась.

— Все нормально, – она улыбнулась в ответ. — Я сразу поняла, что ты не можешь быть грифоном. Ты вел себя… слишком хорошо, даже для личного охранника Сенатора. Да и вообще – для грифона в целом. Ведь никто не идеален.

— Да, тут я согласен, – усмехнулся Сенатор.

Грифон сделал шаг вперед и поочередно посмотрел на Луну и Синто.

— Не хочется мне отпускать такого солдата, — произнес он с толикой грусти. — Довольно иронично, что, порой, среди тех, кто кажется нам врагами, находятся лучшие союзники. Спасибо за все, преторианец Гринч. Или, вернее, Лунный Гвардеец Синто.

Грифон протянул лапу чейнджлингу. Тот ответил тем же, изобразив некое подобие лапа-копыто-пожатия.

— Береги себя, – Абигейл приобняла Синто.

— И вы себя, – кивнул он в ответ.

— Добро пожаловать назад, – Луна повернулась к Лайту и Рею. — Капитан Фейдинг, проводите нашего блудного солдата. Видимо, сегодня половине расчета придется дать выходной.

Принцесса Ночи улыбнулась, поймав на себе благодарные взгляды товарищей.

— Капитан? – Синто удивленно повернулся к Лайту.

— Ну, мы тут, между прочим, делом занимались, – колко покосился тот. — Пока ты там охмурял грифин!

— Лайт… — Рэй закрыл лицо копытом и, рассмеявшись, добавил: — просто заткнись!

— Я уже успел соскучиться по этим шуткам, — произнес Синто.

— Да идите вы! – сердито фыркнул Фейдинг. – Смешно же!

Рэй и Синто отрицательно помотали головами. Теперь уже вся тройка гвардейцев дружно рассмеялась, выпрямилась и, отдав честь Принцессам, быстро устремилась в сторону лестницы.

— О Селестия! – слезно хмыкнул Спирит, уткнувшись носом в пиджак рядом стоящего брата. — Это так трогательно!

Страж громко всхлипнул и попытался высморкаться в рукав Марка, но был тут же остановлен копытом брата, уткнувшимся ему в лоб. Спирит, гоготнув, вновь принял непринужденную позу.

— Еще раз прошу извинить за задержку, – произнесла Луна. — Не будем отвлекаться.

— Всех прошу в Тронный зал, – кивнула Селестия, окинув взглядом окружающих.

Принцессы повернулись и шагнули в сторону лестницы.

— Шо сейчас токо-што произошло? – Эпплджек сглотнула, снимая шляпу.

— Не спрашивай меня… — помотала головой Твайлайт. — Просто не спрашивай…

Вся процессия, возглавляемая четырьмя Принцессами, двинулась вглубь замка. Распоряжение Селестии оставить минимальное количество служащих и обитателей замка выполнялось отлично – по мере движения не встретилось вообще ни единой души. Большинство участников встречи на всем пути молчали, пытаясь хоть как-то осмыслить произошедшее накануне. Молчание только изредка нарушалось шепотом Спирита и его короткими смешками.

Тронный зал сегодня выглядел подстать событию – просторное помещение было пустым, без каких-бы то ни было украшений, как это обычно бывало во время Гала или подобных встреч. В дальнем конце располагались троны Принцесс Селестии и Луны, к которым были добавлены еще два – для Твайлайт и Кейденс. К ним вела длинная красная ковровая дорожка, которая всегда встречала посетителей замка в обычные дни. По бокам от нее ближе к тронам стояло несколько стульев для участников заседания. Некоторые из них уже были заняты самыми приближенными подданными Принцесс, на которых они всегда могли положиться и без которых невозможно будет обсудить будущее сотрудничество между двумя народами.

Как только все Принцессы заняли свои места, к Твайлайт тут же подбежал ее главный ассистент. Спайк выглядел немного запыхавшимся. Дракончик глубоко вдохнул и повернулся к Твайлайт.

— Я ничего не пропустил? – улыбнулся он. — А то я был сильно занят.

— Поеданием праздничного торта? – Твайлайт приподняла одну бровь.

— Да как ты такое могла подумать? – нахмурился Спайк. — Да я бы ни в жизни…

Лавандовая принцесса молча стерла с лица дракончика остатки крема.

— Видимо, вы с Кейденс заканчивали одну «школу супершпионов», – с иронией процедила Твайлайт, кинув взгляд на свою золовку.

Кейденс и Спайк переглянулись. Наконец, пропустив всех гостей внутрь, к массивным входным воротам приблизился охранник, чтобы закрыть их. Створки уже практически сомкнулись, как вдруг в них с легким стуком уперлось чье-то копыто.

— Ох! Чуть не опоздал! – незнакомец легко толкнул дверь перед собой, словно не замечая телекинез охранника, и шагнул внутрь.

Перед глазами собравшихся предстал высокий статный аликорн угольно-черного цвета. На его шее располагалось несколько стальных колец, образующих нечто вроде воротника. По контуру каждого крыла шло тонкое лезвие, описывающее каждое перо, которое соединялось со стальной пластиной на спине. Вместо привычного хвоста, хвост аликорна был длинным, состоящим из позвонков и заканчивался острой пикой. Рядом болтался Спирит, обвязанный поперек тела этим самым хвостом. Тело Стража было в нескольких местах опутано тонкой черной линией, а на шее располагался ошейник, светящийся мягким фиолетовым светом. На лице Спирита ясно читалась крайняя степень недовольства, щедро приправленная ярким желанием вырваться. Аликорн коротко поклонился, нацепил легкую улыбку и зашагал по красному ковру, постукивая стальными копытами.

— А… А ты кто еще? – недоумевающе произнес гвардеец, таращась на неожиданного гостя. – Ст… стой, где стоишь!

Солдат сделал шаг вперед, намереваясь остановить его.

— Спокойно, Эдди! Свои! – произнес аликорн, проходя мимо жеребца.

Он наклонил голову к солдату и, подвинув того копытом, подмигнул ему.

— Кстати, у вас будет мальчик, — аликорн улыбнулся. — Поздравляю!

Не дожидаясь, пока солдат придет в себя, незнакомец зашагал дальше, направляюсь к трону принцесс. После всего того, что произошло сегодня в замке, казалось, удивляться было сложно, но находящиеся в зале гости все же нашли в себе силы приковать крайне изумленные взгляды к незнакомому аликорну.

— Виндховер, что мы еще пропустили за эти четыре года? – шепнул Сенатор рядом стоящему Крестелу.

Тот лишь помотал головой, глядя на шествующего мимо них аликорна. Тот, в свою очередь, повернул голову к грифону и коротко поклонился, что заставило Крестела только громко расхохотаться.

— Какой… знакомый хвост, – намурилась Кейденс.

— Слишком знакомый… — буркнула Твайлайт, недовольно скрестив передние ноги на груди.

Аликорн приблизился к трону, сияя мягкой улыбкой.

— Доброго здравия! – новый гость размашисто поклонился.

Он на секунду замер, увидев себя в натертом до блеска полу. Аликорн взглянул на свое отражение оранжевыми глазами и сердито нахмурился.

— Ай-я-яй, — незнакомец помотал головой. – Образ не соблюден!

Мгновение, и оба его глаза изменили цвет на кроваво-красный, а сам он вернул взгляд на Принцесс.

— Аликорн? – произнесла Селестия, пытаясь сохранить серьезный вид лица, и приветственно наклонила голову в ответ. — Непривычно тебя увидеть в таком обличье.

— Ну, я могу принять свою настоящую форму! – аликорн поднял правую ногу, которая мгновенно превратилась в пятипалую конечность, заканчивающуюся острыми когтями.

— Нет! – одновременно выпалили Луна, Селестия и Твайлайт.

Незнакомец вернул обычное копыто и пожал плечами.

— Аликорн вполне подойдет, – произнесла Твайлайт.

Кейденс немного вытянула голову, рассматривая стоящего перед ней.

— Арчи? – удивленно произнесла Принцесса любви. — Но что… Что Вы здесь делаете?

Аликорн скривил обиженную мину.

— Давайте на «ты», Ми Аморе Каденция, — вновь улыбнулся он. – Мы же друзья! К тому же, как я мог пропустить такое событие.

Кейденс на секунду задумалась. Она повернулась к другим Принцессам, пытаясь найти подсказку, пока вдруг ее глаза не расширились от неожиданной мысли, пришедшей в голову.

— Это значит?.. – она повернулась к стоящему напротив. — Что они прошли?

— Скоро узнаем, – кивнул Арчи. — Я, надеюсь, не помешал?

— Ничуть. Мест у нас хватит, – ответила Селестия. — Будем рады твоей компании.

Принцесса указала в сторону сидящих гостей, приглашая занять любое свободное место.

— Кстати об «прошедших», — прокашлялась Луна и указала копытом на болтающегося Спирита.

— О! – Арчи засмеялся, поднося связанного Стража поближе к себе. — Я чуть не забыл! Одну секундочку!

Он быстро повернулся и двинулся в сторону двух Марков и Спирита, сидящих с остальными гостями. Арчи остановился в нескольких метрах, вынеся связанного Стража немного вперед, и посмотрел на братьев.

— Мальчики, — произнес он и потряс «пленным», — почему Спирит болтался в термосфере?

Марк хотел было что-то произнести, но второй Марк тут же заткнул ему рот копытом. Он вместе со вторым Спиритом отрицательно помотали головами.

— Понятия не имеем, – ответил он.

— Это же Спирит, – добавил сидящий рядом Спирит. — На него это так похоже.

Арчи повернул голову к связанному Стражу. Спирит ответил недовольной миной, но ни произнести что-либо в ответ, ни шелохнуться, он не мог. Единственным индикатором его настроения, в этот момент, был злобный взгляд янтарного глаза.

— Действительно, – согласно кивнул Арчи.

— У меня только один вопрос, – безэмоционально произнес Марк, освободившись от «затычки» своего брата. — Почему он связан?

Арчи повернул голову к Стражу, затем обратно к связанному Спириту и удивленно наклонил голову.

— Хм… — протянул он.

Вдруг выражение его опять сменилось на непринужденное.

— Ну, это же Спирит, – мило улыбнулся Арчи. — На него это так похоже!

Оба Стража рядом с Марком одобрительно закивали, купаясь в лучах негодования, излучаемых связанным Спиритом. Арчи быстро поднес его к остальным братьям и усадил рядом со вторым Спиритом.

— А тебе идет, – ехидно процедил Страж, глядя на связанного брата.

Ответом послужил не менее ехидный и полный яда взгляд.

— Ах, да, – вновь произнес Арчи.

Из его тела быстро выбежал полностью идентичный ему аликорн, несущий на носу какой-то прибор. Он двинулся в сторону Рэйнбоу и, остановившись в нескольких метрах, кинул ей устройство. Пегаска поймала его и удивленно посмотрела на Арчи.

— Это что? – произнесла Рэйнбоу.

— Ключ от ящика Пандоры, – спокойно ответил стоящий напротив нее аликорн.

Он развернулся и растворился в теле аликорна, который уселся рядом с четверкой Стражей. Рэйнбоу опустила взгляд на странную штуковину в своих копытах. Ничем непримечательная коробка черного цвета с двумя кнопками, на которых были надписи «отпустить» и «усилить». Дэш нахмурилась и надавила на «усилить». Раздался тихий сигнал, сопровождаемый щелчком и резким изменением выражения лица связанного Спирита. Кольца, связывающие Стража, сжались плотнее. По его глазам было предельно ясно, что текущая ситуация, мягко говоря, вызывает у него некоторый дискомфорт. Рэйнбоу расплылась в ядовитой улыбке. Она еще несколько раз надавила на кнопку «усилить» не сводя взгляда со связанного Стража.

— Эй, эй! – фыркнул сидящий рядом Спирит. — Радужная, полегче!

Прибор издал повторный сигнал, обозначающий, что лимит функции «усилить» уже достигнут. Рэйнбоу раздосадовано выдохнула и выкинула прибор в окно, направив полный злорадства взгляд на связанного Стража. В ответ на нее смотрел глаз, наполненный легким укором, но отнюдь не злобой. Казалось, что в голове его хозяина зреет коварный план, о котором пегаска очень скоро узнает, стоит только этим оковам пасть.

— Тоже хочешь попробовать немного радуги? – второй Спирит толкнул связанного брата в бок.

Замешательство и непонимание у присутствующих быстро испарилось, как только Принцесса Селестия начала торжественное заседание. Для непосвященных, сидящих сейчас в зале, конечно, оно не казалось столь грандиозным, однако те, кто знал истинную цель сегодняшнего собрания, были благодарны, что подобное все же произошло. Дальнейших ход встречи не нес никаких сюрпризов или неожиданностей. Принцессы обсуждали с Сенатором и приближенными будущее сотрудничество между государствами, поочередно сменяя друг друга для произношения тех или иных речей. За последние четыре года оба народа сильно отдалились друг от друга, и Сенатор, как и все Принцессы, очень хотели если и не стереть это расстояние, то хотя бы максимально уменьшить.

Оба Спирита, облокотившись на спинки своих стульев, мирно дрыхли большую часть обсуждения, чем вызывали недовольные взгляды со стороны Твайлайт, иногда бросаемые в их сторону. Но лавандовая Принцесса прекратила это занятие, как только увидела, что подобному «недугу» также оказались подвержены Рэйнбоу, Флитфут и пара солдат из грифонской делегации. Единственное, что ей оставалось, это пытаться игнорировать такое вопиющее неуважение с их стороны.

Наконец, спустя несколько часов плодотворных обсуждений и планов, спрятав многочисленные исписанные пергаменты, закончив беседу и, растолкав уснувших, Селестия коротким жестом предложила всем пройти во двор дворца, где, не без помощи дворцовой кухни, Эпплджек и Пинки приготовили столы с различными угощениями. Погода вне дворцовых стен изменилась и, в отличие от утренней прохлады, сейчас стояла жара. Поэтому, самый первый стол, который подвергся атаке со стороны утомленных длительным совещанием гостей, оказался тот, где находились напитки. И вновь спокойное течение времени было нарушено одним из Спиритов, который ловко пародируя владельца экзотических животных, предлагал собравшимся сфотографироваться с другим своим связанным братом, чем вызвал огромное одобрение со стороны Рэйнбоу и Соарина.

Марк, отойдя от начавшегося балагана, подошел к столу с закусками, который стоял в стороне от основного скопления гостей. Страж осмотрел приготовленные блюда. В голове Марка крутился лишь один вопрос – «и что теперь?». По большому счету, вопрос был риторическим, ведь Страж прекрасно знал свою задачу в этой Системе и то, что от него требуется. Однако все произошедшее? В чем смысл? Интеграция, крайне редкое явление, и что происходит во время нее, Марку никто не сказал. Может, она уже прошла, но тогда почему Страж не почувствовал изменений? Судя по получаемым возможностям, изменения должны быть радикальными. Если не внешне, то внутренне точно. Этого Марк пока не мог понять, а единственный, кто мог дать на это ответ, лишь улыбнулся на его вопрос, сказав, что тот сам скоро все узнает.

— Не испытываешь жажды? – рядом прозвучал голос.

Марк повернулся. Напротив Стража стоял Крестел. Бывший Легат, ныне Пропретор, смотрел точно в глаза Стража. Но, как и тогда на острове, во взгляде Крестела не было ни страха, ни желания отвернуться. Только маленький ответный огонек ярости, который сиял уже не один. Рядом с ним поднималось зарево чего-то другого.

— Каково это? – Крестел взял со стола яблоко. — Каково это, ничего не чувствовать? Или, вернее сказать, быть неуязвимым?

Марк отвернулся в сторону суетящейся массы гостей, оживленно переговаривающихся и громко смеющихся.

— Как жить в мире, где нет красок, кроме серых и черных, – ответил Страж. — Но ты этого не замечаешь, потому, что ты был таким создан. Пока однажды туда не просачивается цвет.

Марк вернул взгляд обратно на Крестела. Грифон откусил кусок яблока и медленно прожевал его.

— И какой же был твой первый цвет? – произнес Крестел.

— Я знаю, к чему Вы клоните, – спокойно произнес Марк, — но это не лучшая иде…

— Отвечай, Страж, – перебил Марка грифон, продолжая смотреть в глаза. — Какой твой цвет был первым?

Марк на секунду замолк. Он медленно вздохнул, опуская взгляд на землю перед собой.

— Цвет желания. Желания жить, – медленно начал он. — Для меня он был ярко-желтым. Он возник тогда, когда мой Создатель исцелил огромную дыру в моей груди.

Марк вновь посмотрел на Крестела. Грифон молча смотрел в ответ и не двигался

— И именно тогда я почему-то захотел жить, – закончил Марк.

В метрах от Стража и Пропретора стояла Твайлайт. Лавандовая Принцесса отчетливо слышала весь диалог, жадно поглощая каждое слово. Рядом с завороженной Принцессой неожиданно плюхнулся Арчи. Продолжая находится в форме аликорна, он нес в одном из копыт кусок торта, лежащий на блюдце.

— Я ничего не пропустил? – усмехнулся Арчи, глядя на лавандовую Принцессу.

— Что именно? – тихо спросила Твайлайт, стараясь не прервать беседу Крестела и Марка.

— Сейчас увидишь, – он подмигнул Принцессе.

Арчи открыл рот и попытался откусить кусок торта, но у него никак не получалось ровно «прицелиться» для укуса.

— Да как вы это делаете? – возмущенно выпалил он.

Тело сидящего аликорна рядом с Твайлайт быстро изменилось, приняв форму гуманоида. Обзаведясь двумя руками, Арчи легко ухватил кусок торта с блюдца и надкусил его.

— Ты мог просто использовать магию, – хмуро произнесла Твайлайт.

— М? – Арчи повернулся к ней с набитым ртом.

Он хлопнул в ладони, и кусок торта взмыл в воздух, разделившись на несколько частей, которые принялись по очереди отправляться Арчи в рот.

— Шушай, дак дейштвительно ужобно, – продолжая сидеть в форме гуманоида, произнес он.

Твайлайт сердито выдохнула.

— Развлекаетесь? – к Твайлайт подошла Селестия.

— О, ты фофремя, – прожевывая торт, произнес Арчи, кивнув в сторону Крестела и Марка. — Шебя там уше шдут.

— А? – Селестия повернулась в сторону грифона и единорога. — Крестел?

Крестел оперся на задние ноги, взявшись здоровой лапой за золотой браслет, украшенный множеством изумрудов, алмазов и древних рун. Короткий щелчок и браслет раскрылся. Крестел поднял взгляд на Марка.

— А если в твой серый мир хлынет мощный поток цвета, – произнес грифон. — Ты не свихнешься?

— Я скорее убью себя, чем позволю себе свихнуться, – ответил Марк.

— Но ты хочешь жить, – Крестел, прихрамывая, подошел к Стражу.

— Да, хочу, – ответил Марк.

Грифон поставил рядом с ним браслет.

— Тогда не позволь себе свихнуться, – Крестел сделал пару шагов назад.

Взгляд Стража остановился на вещи, лежащей сейчас перед ним.

— «…и вернется он после, движимый памятью, и потребует трофей назад, и сойдутся они в схватке, как было это тогда…», — процитировал Марк, глядя на браслет.

Грифон кивнул. Рядом с Пропретором встала Селестия, встретившись взглядом с Крестелом. Стоящая неподалеку Твайлайт, услышав отрывок из древних фолиантов грифонских воинов, мысленно поблагодарила всех, кого вспомнила, что ей довелось наблюдать очень древний грифонский воинский обряд.

— Один наш общий знакомый попросил меня запомнить кое-какие слова, – Крестел повернулся обратно к Стражу. — Тогда они мне показались глуповатыми. Но сейчас – нет.

Грифон выпрямился, смотря Марку прямо в глаза.

— Добро пожаловать в нашу Систему, Страж, – коротко произнес Крестел.

Взгляд Марка остекленел. Он замер. На его лице стали появляться быстро меняющиеся выражения, которые был вызваны не самыми приятными ощущениями.

— Ой-е-ей! – Арчи выкинул оставшиеся куски торта в сторону. — Как-то немного неожиданно! Надо успеть сбегать за вторым.

— Что неожиданно? Что происходит? – удивленный и испуганный взгляд Твайлайт метался между корчившимся Марком и Арчи.

Селестия и Крестел тоже замерли. Арчи быстро разделился надвое. Один мгновенно рванул к Марку, второй устремился в толпу гостей и через несколько секунд уже нес в руках второго брата. Выражение лица обоих Стражей было одинаковым – боль и ужас, переходящие в агонию. Подхватив их обоих, Арчи поставил их рядом с собой, положив на голову каждого свою руку. Вокруг тут же выросло ярко-желтое поле, скрывшее их под собой.

— Что я наделал?! – судорожно выдохнув, произнес Крестел.

— Все отлично! – Арчи повернулся к нему и поднял большой палец. — У нас тут началась Интеграция! Не паниковать, работает команда профессионалов! Присмотрите пока за Спиритами, для них она пройдет быстро и не так болезненно, как для этих.

С этими словами купол вокруг Арчи стал немного плотнее, скрыв под собой теперь еще и звуки, доносящиеся изнутри. Как только это произошло, оба Марка разразились в бесшумном крике. Сквозь прозрачную пелену купола было видно, что оба Стража сейчас испытывают что-то среднее между дикой болью и леденящим ужасом. Арчи, нависая над ними и держа обоих братьев руками, что-то произносил и время от времени встряхивал их обоих.

— Все будет хорошо?.. – Твайлайт взволнованно посмотрела на Селестию.

— Во всяком случае, мы тут бессильны, – произнесла Принцесса.

В стороне раздался крик. Принцессы и грифон мигом обернулись в сторону, откуда он донесся.

— Идите, там вы нужнее, – произнесла Селестия. — Я останусь здесь.

Твайлайт и Крестел кивнули и ринулись в сторону толпы. В центре скопления гостей, напуганных и обеспокоенных, находилось два Спирита, один из которых все еще был связан. На лицах обоих отчетливо читались похожие эмоции, которые до этого Твайлайт видела у Марков.

— До… чего… же… поганое ощущение! – выпалил Спирит, корчась и тяжело вздыхая.

— Всем спокойно! Не приближайтесь к ним! – произнесла Твайлайт, пробившись через гостей. — Без паники!

Спирит на секунду оторвал голову от земли.

— А… можно… я немного покричу? – с трудом произнес Страж.

Он уткнулся головой в землю и что-то громко прорычал. Хуже всего сейчас было второму Спириту, который все еще был связан. Кольца надежно держали его тело, а светящийся ошейник на шее блокировал любые попытки что-либо сказать. Понять о том, что сейчас творилось с ним, можно было только по взгляду – точно такому же, который был у его брата, корчащегося рядом.

Внезапно тела обоих Стражей усеяли тонкие светящиеся линии. С каждой долей секунды их становилось все больше, пока оба брата полностью не покрылись бледно-желтыми иглами. Секунда и все огромное скопление линий мгновенно впилось в тела обоих Стражей, растворившись в них. Оковы, сдерживающие одного из Спиритов, неожиданно треснули и испарились. Братья вскрикнули и, объятые тонкой пеленой света, упали на траву. Еще доля секунды, и бледный свет, словно моргнув, с приглушенным шипением и коротким треском исчез. Над королевским двором повисло гробовое молчание.

— Что б тебя… — один из Спиритов попытался встать. — У меня голова сейчас взорвется…

— Если меня еще раз попросят пройти эту долбанную Интеграцию, – прошипел второй Спирит, который был буквально пару минут назад связан, — напомни мне, чтобы я отк…

Страж попытался потереть ноющую голову, однако, стоило его копыту коснуться лба, Спирит замер. Он тряхнул головой и повернулся к брату. Лицо второго Спирита так же мгновенно изменилось с недовольного, на широко улыбающееся.

— Мужик… — протянул Спирит. — Ты видишь то же, что и я?

— Это… что это? Как это?.. – произнесла Твайлайт, глаза которой были больше, чем самая большая тарелка на столе.

— Не говорите мне, что это правда… — Рэйнбоу помотала головой. — Пусть это будет дурной сон…

Стоящая рядом Луна нервно сглотнула.

— Я бы тоже хотела, чтобы это был сон… — медленно произнесла Принцесса Ночи.

Спирит мгновенно подскочил к своему брату, ткнув его копытом по появившемуся на лбу рогу и приглушенно гоготнул.

— ОХРЕНЕТЬ! – выпалил Спирит, обняв брата за шею и выставив копыто к небу. — Братан! Мы стали Принцессами!

— Не понимаю твоей радости… — пожал плечами другой Спирит, вытянув крылья. — Я и этой-то штукой не пользуюсь, а мне еще дали этот нарост. Надеюсь, он пропадет, когда мы вернемся.

— Зануда! – Спирит оттолкнул брата. — Ты что, не понимаешь?!

Страж резко взлетел, сделав несколько кругов над головами ошеломленных гостей, и выполнил «мертвую петлю».

— Я СТАЛ ПРИНЦЕССОЙ! Уи-и-и-и-и-и! – рассмеялся Спирит, завершая очередной круг над двором.

Соарин взялся за голову.

— Мы породили монстра… – кисло произнес Вондерболт.

Сидящий на земле Спирит повернул голову к Твайлайт.

— Держись, Твай… — понимающе произнес он.

Принцесса Дружбы нахмурила брови, пытаясь понять, что происходит. Спирит резко спикировал и шлепнулся рядом с братом, подхватив того за передние ноги.

— Да ты только вдумайся! – Спирит тряс своего брата, сияя самой ехидной улыбкой, которую он мог только изобразить. — Я стал ПРИНЦЕССОЙ! Быстро! Четко! Легко! Мне не пришлось сидеть в пыльной библиотеке и питаться буквами! Не пришлось мотаться по всей Эквестрии! Не пришлось учить глупые заклинания, которые в критический момент я бы все равно забыл! Не пришлось даже решать проблемы дружбы с Марком!!!

— Ч…ч…ЧЕГО? – выпалила Твайлайт.

Спирит принял ровную позу, игнорируя сердитую Лавандовую Принцессу, и изобразил заботливое лицо.

— Марки, зайка, ну ты должен подружиться с этими пони! – нежно выдавил из себя Спирит, сомкнув копыта. – Ну, пожалуйста.

Сменив выражение лица на каменное, какое обычно было у Марка, Страж посмотрел на сидящего рядом брата.

— Кодекс… — прорычал Спирит. — Запрещает…

Второй Спирит не выдержал и покатился со смеху.

— О, храни меня я! – вновь выпалил первый Спирит. — Я же теперь могу стать Принцессой чего угодно! И я могу делать что угодно! У меня теперь есть ВЛАСТЬ! Потому, что я — ПРИНЦЕССА! Мне теперь даже не нужно никуда летать самому!

С этими словами Спирит изогнулся и выстрелил в сторону лучом магии. На этом месте мгновенно появилось такси. Обезумевшие глаза таксиста осмотрели резко изменившееся окружение.

— Что за?.. – произнес жеребец.

Спирит быстро вскочил на заднее сидение и многозначительно поднял копыто.

— Меня теперь нужно возить! – произнес Страж, подняв подбородок. — И я хочу отправиться…

Он на секунду задумался, подставив копыто к подбородку. К нему уже повернулся таксист, испуганно осматривающий этого покрытого шрамами темно-серого аликорна, сидящего на заднем сидении. Спирит резко направил копыто вперед, указывая на таксиста, заставив того вздрогнуть от неожиданности.

— Я хочу отправиться… — Страж сощурил глаза. — А НИКУДА! Почему? Потому, что я передумал! Я Принцесса и я имею право быть капризным!

Спирит быстро выпрыгнул из такси и зашагал обратно к брату, направив магический луч в сторону тележки, вернув таксиста назад.

— А ну хватит! — выпалила раскрасневшаяся Твайлайт. — Это не смеш…

Лавандовая Принцесса запнулась, услышав приглушенные и прерывистые смешки. Недалеко от нее стояли Кейденс, Эпплджек и Рэрити, которые закрывали лица копытами и боролись с накатывающимися волнами смеха. Позади них, спрятав голову в стоящем на столе торте, хихикала Пинки. От этого казалось, что смеется еще и сам торт.

— Девочки! – лицо Твайлайт еще больше покрылось краской.

— Прости… Твай… — Эпплджек судорожно схватила ртом воздух, вновь поперхнувшись смешком. — Это… сильнее меня…

Спирит вновь сделал кульбит, расставив передние ноги и посмотрев вверх.

— Теперь в моей власти безграничная сила космоса! – засмеялся Страж.

— А ну хватит, одноглазое трепло! – фыркнула Рэйнбоу, рванув к Спириту.

Пегаска попыталась схватить Стража, но тот увернулся. Спирит хохотнул, вновь уклонившись от очередного выпада Дэш.

— Ой-ё-ей… — помотал головой Соарин.

— А всю свою мощь и силу космоса, — лицо Стража расплылось ядовитой улыбке, — я потрачу на МЕСТЬ.

Яркая вспышка озарила двор, заставив всех вокруг зажмуриться. Через секунду все было уже совсем другим. В пустом пространстве между столами, где недавно не было ничего, теперь стояла большая белая сцена, украшенная шелковыми лентами. Вокруг колонн, расположенных вокруг сцены, были щедро рассыпаны цветы и прикреплены маленькие фигурки пегасов с луками и стрелами, изображающие купидонов. В самом центре сцены стоял Спирит, одетый в белую рясу с высокой шляпой священника. В копытах он держал небольшую книжку, на которой было изображено его лыбящееся лицо.

По правое копыто от Спирита в чудесном белом свадебном платье, словно украшенным лучшими модельерами Кантерлота, да и вообще посланного с самих небес, стояла Рэйнбоу. Позади нее, с белыми розами в копытах, стояли ошеломленные Рэрити и Эпплджек, обе одетые в платья подстать цветам своей шкурки.

— О-о… — Рэрити повернула голову в сторону Рэйнбоу.

Ее глаза расширились, а лицо приняло невозмутимый вид, как будто только что ничего не произошло.

— Дорогая, ты выглядишь в этом платье просто божественно! — заключила единорожка.

Рэйнбоу попыталась что-нибудь ответить, но ее копыта словно были приклеены к полу, а вместо фраз получалось лишь мычание. Негодование только усилилось, когда помимо улыбающейся рожи Спирита, она увидела перед собой Соарина, стоящего по левое копыто от Стража. Офицерская форма куда-то пропала, и теперь ее место занял шикарный черный фрак с идеально выглаженной белой рубашкой. Аккуратный галстук с золотым зажимом в стиле Вондерболтов красовался на груди пегаса. Выражение лица Соарина было таким, словно он ожидал чего угодно, но такого – уж точно нет. Увидев перед собой Рэйнбоу в белом платье, единственное, что у пегаса вышло – это промычать. Он, как и «невеста», стоящая напротив, был обездвижен неведомой силой, которую, естественно, звали Спирит. Рядом с наряженным Вондерболтом стоял Сентри, одетый в не менее изящный фрак. Хоть он все же уступал одеждам Соарина, но смотрелся от этого не менее привлекательно. Лицо Сентри сейчас было просто очумевшим.

— Мы же его можем остановить? – Луна поперхнулась смешком, и с неимоверным усилием вернула себе серьезный вид лица.

— Нет… — пропищала Кейденс, все сильнее прячась в передние ноги и давясь хохотом.

Спирит громко прокашлялся, сосредотачивая на себе всеобщее внимание.

— Дорогие дамы, господа, — Страж повернул голову к Флэшу, стоящему рядом с Соарином, — и Сентри.

Пегас сердито фыркнул.

— Сегодня мы все собрались здесь, — продолжил Спирит, — чтобы скрепить узами брака двух прекрасных пегасов. Обстоятельства, которые постоянно вставали на пути двух наших влюбленных, не смогли сломить великую силу, двигающую их навстречу друг к другу. Великую силу Любви! Силу, которая способна разорвать самые крепкие цепи! Силу, которая заставляет тебя идти вперед, когда все тело уже готово сдаться. Силу, которая не остановится ни перед чем!

Рэйнбоу с разъяренным взглядом попыталась рвануть в сторону Спирита, но у нее ничего не вышло. Соарин также сделал пару попыток вырваться, но тоже тщетно.

— И если сегодня есть кто-либо, кто не согласен, что этой паре суждено быть вместе… — продолжил Спирит, мягко улыбаясь и поливая лучами нежности и добра беснующихся пегасов, — А таких, конечно же, нет, поэтому я просто не вижу причин останавливаться на такой мелочи.

Спирит внимательно посмотрел на Рэйнбоу и Соарина, которые уже взглядом отделяли все его мягкие ткани друг от друга и аккуратно выкладывали внутренности в алфавитном порядке.

— Согласна ли ты, Рэйнбоу Дэш, — мелодично произнес Спирит, — показать этому жеребцу пару своих самых секретных трюков?

— Я тебе сейч… — единственное, что успело произнести Рэйнбоу, пока заклинание вновь не заставила ее замолчать.

— О, наша девочка немного волнуется, – улыбнулся Страж. — Будем считать это за «Согласна».

Страж повернулся к Соарину.

— Согласен ли ты, Соарин, — так же мелодично произнес Спирит, — показать этой пегаске, что есть вещи, где скорость не главное?

— Пошел н… — Соарин умолк так же быстро, как и Рэйнбоу.

Страж повернулся к гостям и поднял копыта вверх.

— Будем считать это за «Согласен»! – он широко улыбнулся. — Властью, данной мне – мной, объявляю вас Вондерболтом и Вондерболтихой.

Лицо Спирита нацепило ядовитую ухмылку.

— А теперь поцелуйте невесту, – медленно произнес он.

Соарина и Дэш начало двигать друг к другу, а их подбородки чуть приподнялись вверх и в сторону. Любые попытки сопротивления были бесполезны, магия Спирита очень крепко держала их. Вот уже копыта обоих соприкоснулись с шеями друг друга. Еще секунда, и оба пегаса сомкнут губы в самом что ни на есть не романтичном поцелуе, организованным Спиритом.

Неожиданно носы Рэйнбоу и Соарина уткнулись в чью-то голову, так и не достигнув «назначенной цели». Между ними появилось лыбящееся лицо Арчи.

— Ой, ну прекратите… — он смущенно поднял взгляд. — Я тоже вас всех люблю.

С этими словами он схватил Спирита за шею и рванул с ним в сторону. Секунда и все декорации, созданные Стражем, мгновенно испарились, а все «участники» торжества вернули свои обычные одежды. Рэйнбоу и Соарин, с раскрасневшимися лицами, моментально отстранились друг от друга, смущенно пряча глаза.

— Я убью его! – прорычала Рэйнбоу, рванув в сторону Спирита, но была тут же остановлена Арчи.

— Минуточку, – произнес он. — Я его тебе сейчас отдам. Надо внести некоторые корректировки.

— Вырви ему башку и поменяй ее местами с задницей! – сердито выпалила пегаска.

Арчи быстро подбежал к стоящим неподалеку остальным Стражам, рядом с которыми стояла Селестия. Оба Марка все еще немного шатались, а на их лицах продолжала висеть неприятная гримаса. К ним уже присоединился второй Спирит.

— Вы точно в порядке? – Селестия наклонилась к Марку.

— Да, Принцесса, — прохрипел Страж. — Уже гораздо лучше…

— Ты больше так не вырубайся, – произнес Соарин, сердито покосившись на Марка, — а то твой брат съезжает с катушек.

Тот поднял голову и недовольно посмотрел на Спирита, которого усадили рядом.

— Мальчики, – Арчи посмотрел на обоих Спиритов, — мы тут посовещались с вашими братьями, и я решил, что эти формы имеют слишком большое количество рогов и крыльев!

Он ткнул пальцами в сторону пегасов.

— Один придется удалить, – хмыкнул Арчи. – Поэтому, вам придется выбрать, что мы будем отрезать.

Он хохотнул и из каждой его руки вылезло по три острых лезвия.

— То есть, — Спирит надул губу, — я перестану быть Принцессой?

— Ну… — пожал плечами Арчи. — Я могу отрезать только нижний твой «рог». У тебя останется верхний и это сделает тебя настоящей Принцессой!

Спирит сглотнул.

— Режь оба! — проревела Рэйнбоу.

— ВЕРХНИЙ! – из толпы донесся чей-то знакомый голос.

Арчи засмеялся.

— Время выбора! – он взглянул на обоих Спиритов.

— То есть или я Принцесса, — Спирит наклонил голову в сторону, — или я Спирит? Нахрен! Я хочу быть Спиритом!

— Он еще спрашивает? – кивнул второй.

Арчи пожал плечами. Каждого Стража схватила его рука, раздался короткий треск, и по телу всех четырех братьев прокатилась яркая волна темно-синего цвета. Секунда, и Марки вновь приняли форму единорогов, лишившись крыльев, а Спириты потеряли рога, обернувшись назад в пегасов.

— Ну… и чего теперь? – Спирит почесал затылок.

— А теперь беги, – хмыкнул второй.

— Дельная мысль, – кивнул первый и резко наклонил голову.

Над его макушкой со свистом пронеслось копыто Рэйнбоу. Страж развернулся и, рванув вверх, перевернулся на спину, принявшись посылать воздушные поцелуи своей преследовательнице.

— Ну, вот и ладненько. Позаботься о братьях, – Арчи похлопал Спирта по спине. — А я, наконец-то, попробую легендарную кухню Пинки.

Он встал и, отсалютовав Стражу, двинулся в сторону накрытых столов. Пегас кивнул.

— Парни, хреново выглядите, – он повернулся к остальным Стражам.

— Да… — кивнул Марк. — Я бы пошел чего-нибудь выпил.

Селестия, стоящая рядом, улыбнулась.

— Я бы тоже не отказалась, – кивнула Принцесса. — Надо будет как-нибудь пригласить вас на Гала.

Спирит подхватил обоих братьев крыльями и двинулся вслед за Принцессой в сторону огромного фонтана из пунша. Происходящее безумие вокруг, казалось, не сильно беспокоило гостей, которые очень быстро отходили от очередного взрыва эмоций. И если обычные посетители дворца уже были приучены к подобному хаосу на встречах, то грифоны просто спокойно воспринимали все, что творилось вокруг. Сенатор даже изъявил желание приехать на следующую Гала, если там будет происходить нечто подобное.

— Ящик Пандоры… – Соарин, оставшись в одиночестве, помотал головой и усмехнулся. — Не так я себе представлял свою свадьбу.

— Тебя стоит поздравить? – рядом раздался чей-то голос.

Пегас обернулся. К Соарину двигалась грифина. Проходя мимо одного из столов, она взяла с него яблоко и одним коротким движением разрезала на несколько ровных долек. Вондерболт узнал это лицо. По спине пегаса пробежали мурашки.

— В некотором роде, – ответил Соарин.

Грифина приблизилась, остановившись в паре метров, и проглотила очередной кусок яблока. Она взглянула на Рэйнбоу, безуспешно пытающуюся поймать Спирита.

— Где же мои манеры? Твое имя-то я знаю, а вот сама не представилась, – грифина повернула голову к пегасу. — Меня зовут Эмбер.

— Приятно познакомиться… — кивнул Соарин и добавил. — В более спокойной обстановке.

Эмбер усмехнулась.

— Я не думаю, что ты дашь ответ, — произнесла она, вновь отводя взгляд в сторону, где носился Спирит, — как и остальные, но все же спрошу. Кто они такие, Соарин?

— В каком смысле? – пегас так же повернулся и взглянул на «воздушный бой».

— В прямом, – ответила Эмбер. — Последнее существо, которое я клюнула в глаз, была болотная гидра. И она сейчас мертва. А этот вон летает, с твоей «женой».

— Она мне не «жена», – сердито фыркнул Соарин.

Эмбер ухмыльнулась, отправив в рот очередной кусок яблока.

— Я и сам толком не знаю, – добавил Вондерболт. — А то, что знаю, сам пока еще не понял.

— Понимаю, – Кивнула Эмбер. — Есть вещи, которые лучше не знать.

Грифина отправила в клюв последний кусок яблока, наблюдая, как попытка Рэйнбоу вновь схватить Спирита закончилась в кроне одного из садовых деревьев.

— Какая ретивая кобылка, – Эмбер повернулась к Соарину и колко улыбнулась. — Надеюсь, она-то с тобой справится?

Пегас закатил глаза и засмеялся.

— Еще один юнец, который хочет занять свое место в легендарном отряде, – продолжила Эмбер, глядя, как Рэйнбоу вылезает из кроны, злобно осматриваясь. — Я когда-то тоже мечтала об этом.

— А что случилось потом? – спросил Соарин.

— А потом я стала частью этого самого легендарного отряда, – ответила грифина, похлопав себя по броне, и опустила голову. — Я была счастлива, пока не поняла, к чему это все вело…

Соарин промолчал. Пегасу сейчас трудно было подобрать слова, но, видимо, этого и не требовалось. Эмбер глубоко вздохнула.

— Но вы спасли нас от этого, – произнесла она.

Теперь в яростных глазах Велита, который недавно был готов прикончить его, Соарин увидел смирение и раскаяние.

— Мы ошибались, но вы вернули нас на верный путь, — добавила грифина. — Пусть, и такой высокой ценой.

Эмбер указала в сторону Спитфайр, оживленно беседующей с кем-то в толпе гостей. Соарин лишь молча кивнул.

— И теперь бы я хотела извиниться, – она вновь повернулась к пегасу и на мгновение задумалась, приложив лапу к клюву. — Как на счет бесплатного коктейля?

Соарин секунду стоял удивленный, а после громко рассмеялся.

— Как это похоже на грифона, – он помотал головой. — И ведь грех отказываться!

Эмбер широко улыбнулась, шагнув в сторону длинной чреды столов. Соарин еще раз кинул взгляд в сторону дворцового парка, где буквально недавно Рэйнбоу гонялась за Спиритом. Сейчас там было тихо и спокойно. Видимо, столкновение с кроной позволило Спириту скрыться. Соарин усмехнулся и поспешил следом за Эмбер.

После спонтанной «свадьбы» и не менее запоминающейся погони, в королевский двор пришло долгожданное затишье. Даже разозленные Соарин и Рэйнбоу, которым больше всего досталось от Стража, остыли и непринужденно общались с остальными гостями. Это временное спокойствие, наконец, позволило Арчи реализовать одну из своих основных целей – напасть на сладости, приготовленные Пинки. Гостей уже перестала смущать его двуногая гуманоидная форма, и на фоне всех остальных произошедших казусов, все ее воспринимали как само собой разумеющееся. Орудуя четырьмя руками своих обеих форм, он быстро наполнил тарелку кусками торта, сладостями и прочими кулинарными шедеврами розовогривой кондитерши. Усевшись на траву в отдалении от основной массы гостей, Арчи в предвкушении осмотрел стоящую перед ним разномастную гору вкусностей и довольно потер руки. Он поднес кусок торта ко рту, с наслаждением вдохнул аромат, закрыл глаза и приготовился откусить самый большой кусок.

— Извините… — рядом раздался знакомый голос.

Арчи замер с открытым ртом, в который уже наполовину вошел кусок торта, с раздражением выдохнул, закатил глаза и обернулся в сторону, откуда шел голос. В паре метров от него стояла Флитфут. Выражение лица пегаски было взволнованным, и она старалась всячески избегать встречаться с ним взглядом. Навстречу Флитфут из спины Арчи вылез другой Арчи, который припал на локти, подпер голову руками и устремил взгляд на пегаску, в то время как первый откусил большую часть торта и довольно зачавкал. Флитфут подскочила от неожиданности.

— М-м-м! – произнес тот Арчи, который сейчас смотрел на нее. — Пинки действительно знаток своего дела. Надо к вам наведываться почаще.

Взгляд Флитфут пару секунд удивленно бегал между двумя собеседниками, пока выражение ее лица вновь сменилось с удивленного на озабоченное.

— Я… — неуверенно начала пегаска. — Я… извините, если отвлекаю…

— Да-да? Я слушаю, – Арчи сел на траву перед ней, скрестив ноги.

Он повернулся к себе второму и ткнул того в плечо.

— Вишенку! — скомандовал он второму.

Тот что-то пробубнил с набитым ртом, кивнул и откусил часть с вишней. На лице первого появилась легкая искра удовлетворения.

— Давай, излагай, – Арчи подтянул Флитфут поближе и подпер подбородок кулаком.

— Я… Эм… — начала пегаска.

Ее глаза вновь начали искать место, куда бы спрятаться.

— Я хочу у вас спросить… про… — промямлила кобылка.

— Про-? – Арчи кивнул, предлагая пегаске жестом продолжить.

— Про… — Флитфут сглотнула.

— Ну и денек! – внезапно раздался голос позади Арчи.

Он обернулся. Флитфут выглянула у него из-за плеча. В их сторону вальяжно двигался Спирит в серой толстовке. На его лице сидела фирменная улыбка, но более мягкая, чем обычно. Увидев Флитфут, он удивленно вскинул брови.

— Ой, а я не отвлекаю? – Спирит повернулся к Арчи.

— Да нет, все нормально! – произнес тот, кивком подзывая Стража к себе. — Двигай сюда.

Флитфут взволнованно ойкнула.

— Важшлабшя, это фтогой, – с набитым ртом произнес один из Арчи, повернувшись к Флитфут.

Пегаска успокоилась, но озабоченность и нервозность все равно сохранились. Спирит подошел ближе и уселся рядом со своим Создателем, мило улыбнувшись пегаске, сидящей напротив. Она нервно помяла траву передними копытами, и, кивнув, вновь спрятала взгляд.

— Как наши Марки? – Арчи повернулся к Спириту.

— Оставил их с Селестией, – произнес Страж. — Тяжело им, но, вроде, оклемались. А вы тут какие-то тайны обсуждаете?

Оба Арчи одновременно пожали плечами.

— Мямлит что-то, – произнес тот, который не был занят поглощением очередного куска торта. — Видимо, что-то о твоем братце.

Лицо Флитфут начало медленно заливаться румянцем. Взгляд уже не метался вокруг, а остановился исключительно на собеседниках, прыгая то на Спирита, то на Арчи.

— Вот как. И чего там о моем брате? – Спирит заинтересованно ухмыльнулся.

— Наверное, — Арчи взялся за подбородок, — хочет, чтобы после вашей «Интеграции», твой брат интегрировался теперь в нее.

Лицо Флитфут приняло облик семафора, в котором красный цвет быстро сменял бордовый.

— О-о! – Спирит вскинул бровь. — А Вы что об этом думаете?

— А я тут при чем? – удивленно спросил Арчи.

Второй, уплетающий торт, повернулся к происходящей беседе и утвердительно покивал головой.

— Взрослые пони, – он развел руками. — Ну, во всяком случае – она. Пусть сами разбираются.

Спирит ехидно улыбнулся и помотал головой.

— Взрослые-то взрослые, – произнес он, — но, видимо, нам нужно помочь им сделать первый шаг?

— Ну, как-то да, – одновременно кивнули оба Арчи. – Пока наш прагматичный Марк окончательно не убил в нем все желание.

Вдруг лицо одного из них расплылось в озарении.

— Идея! – Арчи вскинул палец и покосился на Спирита.

Левой рукой он приобнял Флитфут и подтянул ее поближе к сидящему Стражу. Частота миганий семафора увеличилась.

— Вот скажи мне, — произнес Арчи, указывая рукой на кобылку, — что ты думаешь?

Спирит удивленно наклонил голову.

— Ну… Я действую в дочерней Системе, населенной людьми, – пожал плечами Страж. — У меня довольно посредственное представление о красоте пони.

Оба Арчи отмахнулись рукой.

— Ой, да ладно тебе! – фыркнул первый, которому кивками вторил другой, продолжая энергично добивать угощения. — Вот допустим, если бы ты был пони. И она – пони. Ты бы?.. М?

Арчи покрутил руками в воздухе, лукаво улыбаясь.

— Ну… Э-э-э… — начал Спирит, как вдруг его лицо с задумчивого, резко расплылось в такой же улыбке. — А не-е-е-т! Хорошая попытка.

— Вот ведь маленький… – хохотнул Арчи и потеребил пегаса за ухо. — Видимо, тут нам нужно что-то посерьезнее.

Спирит повернул голову к пегаске. Судя по выражению лица Флитфут, ей сейчас одновременно хотелось и провалиться под землю, и остаться на месте, в ожидании чего-то. И, по сменяющейся частоте оттенков, она пока так и не решила, чего именно.

— Есть еще одна идея! – проглотив последний кусок, к остальным повернулся второй Арчи.

Первый удивленно посмотрел на него.

— Думаешь, поможет? – нахмурился первый Арчи.

Второй энергично закивал. Оба расплылись в довольной улыбке

— Кажется, я уловил суть, – хмыкнул Спирит.

— Умница! Дуй за братом! – оба Арчи потерли ладони. — А я подготовлю декорации.

Страж кивнул и оба разбежались в разные стороны. Рядом с Флитфут остался второй Арчи. Пегаска сглотнула.

— Что… происходит? – с трудом произнесла она.

Интеграция, – развел руками тот и мягко потеребил пегаску за гриву. — Сиди тут, я сейчас вернусь.

Через пару минут с одной стороны двора быстро вышел Арчи вместе с Кейденс и Шайнингом. Взгляд Принцессы был крайне заинтересованным, в то время как ее муж то и дело оглядывался по сторонам в поисках подвоха. Навстречу им с противоположной стороны двора выбежали два Спирита, один из которых усиленно толкал другого, пока тот вяло сопротивлялся. В этот момент к Флитфут сзади подошел второй Арчи и поставил рядом с ней чашу с пуншем.

— Я рассчитываю на тебя, – подмигнул он пегаске. — Не подведи.

Шайнинг хмуро посмотрел на двух Спиритов в нескольких метрах перед собой.

— Ну и что вы затеяли? – он повернул голову к сопровождающему их двуногому гостю.

— Ничего особенного, – он уселся рядом с Кейденс и ее мужем. — Я просто хочу услышать какую-нибудь шутку про «отношения».

Арчи поднял руки в сторону только что притащенного Спирита и пару раз сомкнул ладони, словно боксер, провоцирующий соперника на активные действия. Второй Спирит гоготнул, быстро отпрыгнул от брата и уселся на траву.

— Отношения? – лукаво улыбнулся Спирит, глядя на Арчи и Кейденс с Шайнингом. — Это будет даже скучновато. Допустим…

Спирит не успел договорить, как его сверху окатило пуншем. Кейденс уткнулась мужу в гриву и засмеялась, пока Страж секунду стоял без движения с вытянутым копытом.

— О, действительно, – одобрительно закивал Шайнинг. — Вот и обещанное веселье.

Спирит прокашлялся, облизнулся и медленно повернул голову в сторону. Рядом с ним приземлилась Флитфут и, отставив пустую чашу из-под пунша, посмотрела на Стража. Янтарный глаз Спирита смотрел точно в пурпурные глаза Флитфут. Было заметно, что сейчас она нервничает еще больше, чем когда-либо, но отступать уже было некуда. Плотина прорвана. Или плыви, или утони.

— Спирит… Я… — все так же неуверенно начала пегаска.

Страж молча слизнул каплю пунша, стекающей по щеке и поднял брови, внимательно слушая.

— Спирит… — Флитфут выдохнула и закрыла глаза.

Внезапно, ее лицо изменилось с неуверенного, на спокойное. Пегаска открыла глаза и вновь взглянула на пегаса, стоящего перед ней.

— Помнишь, там, на острове… — неуверенно продолжила она. — Ты сказал мне… для того, чтобы я могла вылить пунш на голову своему новому жеребцу, я должна выжить. Вот… я выжила.

Лицо Спирита несколько долгих секунд оставалось неподвижным, пока, наконец, уголки его губ не стали медленно расползаться в легкой улыбке. Это не была его обычная ехидная физиономия, а точно такая, как тогда над островом, в момент сброса. Та самая мягкая улыбка.

— А я помню, — еле слышно произнес он, — что обещал оставить все самое интересное на потом.

Страж медленно вытянул шею ей на встречу. Глаза Флитфут вспыхнули. Было уже неважно, какие силы сейчас двигали ею, было неважно, что будет завтра или что было в прошлом. Важен был только этот момент. Момент, когда она смотрела прямо в глаз пегасу напротив. Флитфут точно так же подалась вперед, пока в одновременном рывке их губы не встретились в поцелуе. Флитфут, растопырив крылья и встав на задние ноги, крепко обхватила сидящего в пол-оборота Спирита передними. Она жадно впивалась в губы Стража, словно потерявшийся в пустыни путник, который, наконец, нашел воду. Через несколько секунд Спирит остановил поцелуй и отстранился от Флитфут, нежно потеревшись своим носом о нос пегаски.

— Ч-ш-ш-ш, – он ласково погладил Флитфут по щеке. – Спокойнее, малыш. А то ты меня сейчас съешь.

Та в ответ лишь медленно дышала, не отрывая от него взгляда.

— Ваш выход, – шепнул Арчи рядом стоящей Кейденс.

Принцесса вздрогнула.

— Тьфу, засмотрелась, – Кейденс тряхнула головой и повернулась к супругу. — Милый, ключ.

Шайнинг нахмурил брови.

— Но, дорогая, это же… — попытался возразить белый единорог, но был остановлен жестом своей жены.

— Ты видел ее глаза? – спросила Кейденс.

Взгляд Шайнинга сменился с сурового, на понимающий.

— Вопрос снят, – он достал ключ телекинезом и передал его Кейденс.

— Вот за это я тебя и люблю, – кокетливо улыбнулась Принцесса Любви.

— Ну… и за кое-что еще, – Шайнинг игриво поиграл бровями.

Кейденс что-то промурлыкала в ответ и потерлась носом об щеку мужа. Принцесса быстро двинулась к парочке. Приблизившись, Кейденс неожиданно «оступилась» и легонько задела Спирита крылом. Обнимающиеся пегасы удивленно повернулась к Принцессе.

— Ой, кажется, я немного перебрала, – наигранно произнесла Кейденс, глядя куда-то вверх, и «нечаянно» уронила ключ рядом со Спиритом. — Слишком много яблочного сидра.

Флитфут посмотрела на брошенный предмет и повернула голову обратно к Стражу.

— Ковер не испачкайте, – произнесла Кейденс и зашагала вперед, оставляя обоих позади.

Слегка повернув голову, Принцесса бросила в сторону Спирита и Флитфут игривый взгляд.

— Веселых «скачек», — она поиграла бровями.

Страж повел крылом, и лежащий на земле ключ подняла тонкая струйка ветра.

— М-м-м, – Спирит перевел взгляд с ключа на Флитфут. — Мне как раз нужно привести себя в порядок.

— А я как раз знаю одно отличное место, – произнесла пегаска, взяв парящий в воздухе ключ, и хищно посмотрела на Стража.

Оба, не отрывая взгляд друг от друга, поспешно зашагали в сторону дверей, ведущих в замок.

— Ты был прав, Арчи, – усмехнулась Кейденс. — Теперь он, наконец, перестанет задирать охранников и приставать к гостям. Довольно изящное решение вопроса.

— Надеюсь, он не облажается, – пожал плечами оставшийся Спирит, бросив ироничный взгляд на Арчи.

Тот поднял руки вверх и помотал головой.

— То, что я вас создал, еще ни о чем не говорит, – Арчи выпрямился и потянулся. — Если что-то пойдет не так – я не виноват. А пока продолжим банкет.

***

Солнце медленно садилось, окрашивая небосвод в ярко-алые и оранжевые оттенки. Богатый на события день вот-вот был готов закончиться и уступить свою власть ночи. Луна особо не жаловала шумные мероприятия, собирающие гостей и жителей Кантерлота под сводами королевского дворца. Именно поэтому она никогда не присутствовала на Гала, и лишь на определенных событиях Принцесса Ночи все же появлялась, радуя своих подданных. Именно таким исключением была и сегодняшняя встреча, представленная всем в городе, как заурядная, но имевшая очень большое значение для посвященных во все тонкости. Однако, рано или поздно, Луне все же наскучивала шумная компания, и она вежливо удалялась. Сегодня таким вежливым поводом стал подъем луны, и Принцесса Ночи, попрощавшись, отправилась выполнять одну из своих первостепенных обязанностей.

Последний луч солнца, блеснув на прощание, словно дал отмашку надвигающимся сумеркам. Небосвод неторопливо окрасился в темные оттенки, а из-за горизонта поднялась луна. С вершины башни, где сейчас находилась Луна, был прекрасно виден весь Кантерлот. Как только город погрузился во тьму, на улицах начали зажигаться огни. Они вторили ночному небу, на котором в этот самый момент также стали появляться звезды. Тусклые искры, действуя в унисон с огнями на земле, стали быстро заполнять все вокруг яркими точками, словно кто-то просыпал тысячи светящихся шаров, и теперь они стремились занять все свободное место на земле и небесах. Принцесса видела это зрелище тысячи, сотни тысяч раз, но не переставала вновь и вновь радоваться этому зрелищу. Луна улыбнулась.

Еле слышный шорох крыльев и чье-то приземление на балкон башни заставили ее отвлечься и повернуться навстречу неожиданному визитеру. Перед ней стоял один из ее лунных гвардейцев, с измененной заклинанием внешностью и облаченный в темно-фиолетовую броню. Но даже несмотря на все это, Принцесса Ночи отчетливо видела истинное облик того, кто ей некогда присягнул.

— Принцесса, – фестрал почтительно поклонился.

— Синто, что ты тут делаешь? – удивленно произнесла Луна. — Я ведь дала вам выходной, почему ты не веселишься со всеми?

Гвардеец опустил взгляд и несколько секунд стоял, не шелохнувшись, словно подбирая слова.

— Я… я не могу, – Синто поднял голову и посмотрел на Луну парой желтых глаз. — Я, наверное, уже и забыл, что значит развлекаться. Для меня все это стало чуждым.

— Но твои друзья тебя так давно не видели, – Принцесса сделала шаг навстречу. — И ко всему прочему, ты все еще нездоров для дозора.

— Уличные жулики даже в таком состоянии для меня не угроза, – Произнес гвардеец. — И вы это знаете. Я, несомненно, рад вернуться, но просто сидеть и веселиться я не могу.

Синто повернул голову и посмотрел на ночной город.

— Мое место тут, – продолжил он. — Я уже когда-то позволил себе ослабить бдительность, и это привело к смерти моей Королевы и атаке на Кантерлот всего моего улья.

— Это была не твоя вина, я тебе уже говорила, – Луна нахмурилась. — Ты не можешь винить себя за это.

— И все же, я виню, – Синто вновь повернулся к Принцессе. — Я чувствовал, что что-то не так, но не придавал этому значения. А после, бросив всех вас, сломя голову помчался на поиски отмщения. И посмотрите, чем это обернулось.

Его объяла темно-синяя аура, снявшая с него облик лунного гвардейца. Теперь перед Луной стоял земной пони древесно-коричневого цвета. В свою очередь, эту форму тоже объяла аура, но уже изумрудного цвета, и перед Принцессой уже предстал чейнджлинг. Он опустил голову, на которой из двух клыков остался лишь один, и посмотрел на перевязанную грудь, утыканную скобами, выступающими через бинты.

— Я просто хотел сказать, что только на пороге смерти я понял, как много Вы для меня… для всех нас сделали, – голос Синто стал хриплым. — Если бы не Вы и не Принцесса Селестия, началась бы настоящая травля, которая бы ничем хорошим не обернулась – ни для вас, ни для нас. И даже после всего случившегося, Вы все равно приняли меня обратно.

Чейнджлинг поклонился. Его лицо исказилось гримасой боли, которую он старался игнорировать. Синто выпрямился и принял свой облик гвардейца.

— Вы – единственное, что у меня осталось, – продолжил он. — Улей изменился, а та, что меня связывала с ним – умерла более дух лет назад. Мой дом теперь Лунная Гвардия, и если сегодняшняя первая ночь, вновь незаслуженно подаренная мне после возвращения, будет тихой и спокойной, я хочу ее встретить на посту, зная, что сделал все возможное, чтобы завтрашняя ночь была такой же.

Луна молча смотрела в глаза Синто. Над башней на короткие мгновения воцарилась тишина, изредка разбавляемая звуками ночного города. Принцесса подняла голову и вздохнула.

— Только глупец будет спорить с истиной, – наконец, произнесла она, вновь взглянув на гвардейца. — Знаю, что тебя будет невозможно переубедить, как и в тот раз. Что ж, если ты сам этого желаешь, я не буду препятствовать.

— Спасибо, Принцесса, – поклонился он.

Синто повернулся к перилам балкона и расправил крылья, готовый улететь в сторону ночных улиц.

— Синто, постой, – неожиданно окликнула его Луна.

Чейнджлинг повернул голову.

— Ночь только началась. Не возражаешь, если я присоединюсь к патрулированию? – произнесла Принцесса Ночи, расправляя крылья и взлетая над башней. — Я не большая любительница шумных празднеств и у меня пока нет желания возвращаться туда. К тому же, город сильно изменился за время твоего отсутствия, а я давно не была среди его улиц.

— Это немного необычно… — Синто удивленно посмотрел на Луну и кивнул. — Я сочту это за честь.

Гвардеец поднялся в воздух, присоединяясь к Принцессе, и оба быстро слетели вниз, направившись в сторону Кантерлота. Две темных фигуры чуть слышно пролетели над верхушками деревьев, растущих близ дворца, и скрылись в темноте.

Сидящий в этот момент в уединении от шумной вечеринки Соарин только повел ухом, услышав мимолетно донесшийся звук. Вондерболт закрыл глаза и глубоко вздохнул.

Безмятежность и спокойствие. Кризис благополучно миновал, и теперь пегас молча наслаждался этим подарком, полученным им, казалось, просто так и без особого смысла. Сейчас ему почему-то просто хотелось побыть в отдалении от шумного веселья. Раньше он и мысли бы такой не допустил, но не теперь. Эти два дня ходьбы по лезвию что-то изменили в нем. Да и не только в нем, они изменили всех. Шорох в стороне привлек внимание Соарина. Пегас повернул голову. Через парковую аллею ровным шагом в сторону выхода двигался Марк. Время от времени рог Стража переливался темно-красной аурой, что вызывало на его лице еле заметную гримасу неприятных ощущений.

— Уже уходишь? – Соарин окликнул Марка.

Страж остановился и повернул голову в сторону Вондерболта. Его взгляд на секунду встретился с Соарином, после чего Марк отвел его в сторону. Этого хватило, чтобы пегаса передернуло, и по спине пробежал холодок.

— Мне больше незачем тут оставаться, – коротко ответил единорог.

— Ну да, — хмыкнул Соарин. – Судя по виду, тебе уже лучше. Да и мы нашли отличное средство для нейтрализации твоего брата.

Пегас наклонился и, помотав головой, тихо усмехнулся. Выражение лица Стража осталось тем же.

— Марк, можно тебя спросить, пока ты не ушел? – Соарин вновь посмотрел на него.

Страж на мгновение задумался.

— После Интеграции мне лучше начинать идти на контакт, – кивнул он. — Думаю, да. Только отвечать я буду, если посчитаю нужным.

— Это честно, – согласился Соарин. — Скажи, каково это? Начать чувствовать… Мне просто стало очень интересно.

Марк на секунду умолк, обдумывая заданный ему вопрос.

— Непонятно. Страшно, – наконец произнес он, — и больно.

— Так плохо? – Соарин нахмурился.

— Если бы не Арчи, — кивнул Страж, — с большой вероятностью, я и мой брат сошли бы с ума.

Соарин удивленно почесал затылок.

— По Спириту этого не скажешь, – пожал плечами пегас. — И пары минут не прошло, как этот ходячий ураган «обвенчал» меня и Рэйнбоу.

Вондерболт рассмеялся.

— Вот ведь, а это было действительно забавно, – задорно кивнул он.

— Спириту гораздо проще адаптироваться, а всех вас следовало отвлечь, – произнес Марк. — Увидеть в этот момент меня и второго Марка было бы не самым приятным зрелищем.

— Ну, надеюсь это того стоило, – произнес Соарин. — Теперь-то ты счастлив?

Марк вновь на секунду задумался. Невооруженным взглядом было видно, что Страж старательно оценивает все новые ощущения и чувства, которые хлынули на него несколько часов назад, накрыв с головой.

— Я чувствую… удовлетворение, – спокойно ответил он.

Соарин повернул голову в сторону парка и уставился в ночной пейзаж.

— Да… — протянул пегас. — Спасибо вам, парни. Без вас все это бы сейчас горело.

Вондерболт медленно обвел копытом мирно спящий парк перед собой.

— Как и без вас, – произнес Марк.

— Ну, наша роль была не столь важной, – пожал плечами Соарин. – Мы были скорее, как поддержка.

Он повернулся лицом к Стражу и ухмыльнулся.

— Отнюдь, – Марк отрицательно покачал головой. — Вы с Ричардом и Флитфут не просто отвлекли и нейтрализовали большую часть грифонов, но и сохранили им всем жизни. Без вас, нам, скорее всего, пришлось бы действовать более жестко. А ваш самоубийственный поступок в то время, когда грифонские войска осаждали лагерь, занятый чейнджлингами, спас жизни еще и им. Я не одобряю подобное, но в тот момент повлиять на это я не мог. Вы сами были готовы пожертвовать собой ради других. Глупое геройство, но оно сработало.

Лицо Марка оставалось каменно-спокойным, что еще больше убеждало пегаса в том, что стоящий перед ним не шутит и не пытается его подбодрить. Высокопарные речи и мотивация были прерогативой Спирита, так что ожидать нечто подобного от его брата было бессмысленно.

— А без Спитфайр мы бы были просто слепцами, — добавил Страж, — запертыми в темной комнате. Так что ваша роль никак не меньше нашей.

Соарин удивленно посмотрел на Марка.

— Но ведь вы же нам раздали все эти штуковины? – недоумевая, пожал плечами Вондерболт. — С ними бы любой справился.

— Не любой, – Марк ткнул Соарина в грудь. — Большая дубина – это, несомненно, важно. Но не менее важно то, кто именно ей размахивает.

Вондерболт на секунду умолк, обдумывая сказанное.

— Это значит, что мы классные? – усмехнулся пегас.

— И ты даже не представляете на сколько, – кивнул Марк. – А теперь, мне пора.

— Не смею больше задерживать, – улыбнулся Соарин.

Марк повернулся и направился прочь.

— Есть вероятность, что мы еще увидимся? — крикнул вслед пегас.

Марк оглянулся. Его лицо на секунду расплылось в улыбке, очень походившей на ехидное выражение его брата.

— У тебя больше шансов обзавестись радужными жеребятами, – язвительно произнес Марк и исчез во вспышке телепортации.

Соарин грустно усмехнулся и вновь сел на траву.

— Да уж… — он помотал головой и глубоко вздохнул.

Вондерболт повернул голову к лунному диску, сияющему на темно-синем небосклоне. Парк, окружающий дворец, вновь наполнился тишиной. Соарин еще больше расстегнул свой офицерский китель, развязал галстук и положив его рядом. Пегас набрал полные легкие воздуха и поднял подбородок навстречу вечернему бризу. Вновь спокойствие.

— И… и что все это значит? – раздался голос неподалеку.

От неожиданности Соарин дернулся, резко повернув голову в ту сторону, откуда он доносился. Из-за ближайшего дерева, окруженного аккуратно подстриженными кустами, вышла Рэйнбоу, направившись к нему. Лицо пегаски было одновременно взволнованным и раздраженным.

— Что значит? – он удивленно наклонил голову, пытаясь изобразить удивление.

— То, что сказал один из этих… — Дэш сверлила Соарина гневным взглядом.

— Этих? – хмыкнул Соарин. — Как долго ты подслушивала?

— Достаточно, – хмуро произнесла Рэйнбоу. — А теперь отвечай, что там произошло с грифонами?!

Соарин пожал плечами.

— Ничего особенного, – произнес он, пытаясь сохранить непринужденный вид. — Так, небольшие соревнования.

— Конечно, – сердито улыбнулась Рэйнбоу, — А это, наверное, «травмы, полученные во время соревнований».

Пегаска подошла ближе и ткнула копытом на шею Соарина, где виднелись свежие ссадины и порезы, которые еще не успели зажить после попыток Эмбер придушить его. Пегас сглотнул и поднял воротник.

— А сломанное крыло и нога Спитфайр тоже результат, — пегаска приставила копыто к подбородку и сделала задумчивое лицо, — наверное, какого-то неудачно выполненного трюка?!

Она подалась вперед и злобно стукнула копытами по траве, вонзив в Соарина требовательный взгляд. Рэйнбоу медленно заполнял гнев, вызванный скорее даже не тем, что ее пытаются водить за нос, а тем, что недавно произошло какое-то опасное событие, а она о нем узнает только сейчас.

— Отвечай! – Дэш нахмурилась. — Что произошло?

Соарин вздохнул и размял свою шею ногой.

— Я не могу тебе рассказать всего, Дэш, – ответил Вондерболт. — Ты должна это понять. Единственное, что могу не скрывать, это то, что Марк и Спирит сделали и нам, и чейнджлингам, и грифонам очень большое одолжение. Если бы не эта парочка, то мы с тобой бы тут не разговаривали.

— Как это не можешь рассказать? – удивленно произнесла Рэйнбоу.

— Просто не могу. Есть вещи, которые лучше не знать, – ответил пегас. — Ты, конечно, можешь попытаться выбить из меня ответ… Думаю, это будет выглядеть довольно забавно.

Соарин приглушенно засмеялся.

— Чего ты ржешь?! – гневно надулась Рэйнбоу. — Как будто мне мало было шуточек от этого одноглазого идиота!

— Прости, — Вондерболт потупил взгляд, — не хотел.

Лицо Соарина стало серьезнее, улыбка угасла. Он медленно отвернулся и вновь поднял глаза на луну.

— Тут ты должна, скорее всего, сердиться на меня, чем на него, – спокойно произнес он.

— Это еще почему? – Дэш несколько раз удивленно моргнула и сделала шаг к пегасу. — Сговорились что ли?!

Соарин отрицательно помотал головой. Его лицо оставалось спокойным, а глаза медленно продолжали исследовать ночное небо. Что-то в нем было не так, но у Дэш не получалось понять, что именно.

— Когда мы первый раз с ними встретились, — ответил Вондерболт. — я, видимо, очень резко отреагировал на новость, что этот одноглазый балагур связал тебя посреди леса. Так что моей вины тут ровно половина.

Праведный гнев радужной пегаски стал постепенно стихать. Он стал меняться на что-то другое, менее разрушительное. Сейчас она не хотела рвать и метать, бить морды или стрелять яростью из глаз. Глядя на Соарина, спокойно сидящего рядом, она просто сердилась.

— И зачем же ему это делать? – произнесла Рэйнбоу, сев на траву.

— Хотел побесить меня, – усмехнулся Вондерболт. — Отвлечь от вещей, от которых я бы мог свихнуться или, впав в панику, обделаться, словно жеребенок. И у него это получилось.

— Очень плохая шутка, – злобно процедила Рэйнбоу.

Она подняла подбородок и посмотрела на Соарина сверху вниз, надув щеки.

— Не буду спорить, – продолжил пегас. — Сейчас он просто издевался, без видимой на то причины. Но таков уж Спирит, ему можно попробовать начистить ноздри, но толку от этого будет не больше, чем пытаться сломать головой камень. Но, тартар побери, это было забавно.

Соарин усмехнулся и повернул голову к Рэйнбоу. Его взгляд остановился на ее глазах, а потом плавно скользнул вниз, осмотрев пегаску с ног до головы. Сейчас Дэш почувствовала себя очень неуютно, словно оказалась первый раз перед тысячами глаз. Но почему? Лицо начало медленно набирать краску.

— Ч… Что было забавно? – единственное, что смогла сейчас выдавить Рэйнбоу.

Ответ был очевиден, но почему-то с ее уст вырвался именно этот глупый вопрос. Да что вообще с ней творится?! Дэш нервно поерзала.

— Весь сегодняшний день, – произнес Соарин, отвернувшись в сторону. — То, как ты влетела в меня вместе с яблочным пирогом…

Вондерболт засмеялся. Но, почему-то, для Дэш это не выглядело издевательским смехом или какой-то злой усмешкой. Это был просто смех от воспоминания чего-то приятного. Она тоже улыбнулась.

— Или как он вылил целую тучу на солдат, – продолжил Соарин. — А потом твое лицо, когда ты врезала его брату между глаз, сняв с него облик пони.

Теперь и Дэш тоже засмеялась.

— Да, это было неожиданно, – кивнула улыбающаяся пегаска. – Но как же было приятно врезать, наконец, по этой наглой роже. И не важно, что она была не совсем его.

Вондерболт вновь повернулся к ней. Теперь Дэш стало спокойнее и легче. Она улыбнулась Сорину.

— А потом… — он мягко улыбнулся в ответ. — А потом была эта глупая выходка со свадьбой. Ты… и это платье. Я почему-то не могу выкинуть его из головы.

«Ой-ой»

Рэйнбоу поняла, что она рано расслабилась. Нервозные чувства и смущение никуда не делись – они просто отступили, чтобы потом ударить с новой силой. Ее лицо начало набирать краску, а передние ноги уже не могли спокойно стоять на земле, словно под ними появилась раскаленная сковородка.

— Знаешь… — продолжил Соарин, вновь отведя взгляд.

Он словно чувствовал, когда ей надо дать передохнуть, не позволяя вулкану чувств взорваться от перенапряжения. Однако, при всем этом, пегас держал его постоянно на грани. За это Рэйнбоу одновременно хотела стукнуть его, и… ЧЕГО?!

— Есть такие моменты в жизни, — продолжил Соарин, говоря медленно и вполголоса, — после которых начинаешь ценить все, что у тебя есть и чего ты достиг.

— И… что же это за моменты для тебя? – неожиданно вырвалось у Рэйнбоу.

Пегаска мысленно себя стукнула. Зачем? Зачем ты это спросила? И вообще, что происходит? Почему она, самый быстрый летун Эквестрии и самый смелый пегас, победивший не одного злодея вместе со своими подругами, сейчас сидит и мнется, словно Флаттершай?

— Хм… — Соарин приставил копыто к подбородку. — Сердитые вопли Капитана, когда она муштрует новичков, колкие шуточки Флитфут, рычание тренера перед каждой тренировкой, восторженные крики фанатов на соревнованиях…

Вондерболт повернулся к Рэйнбоу, посмотрев ей в глаза. Изумрудный взгляд Соарина словно обхватил пегаску за грудь, обездвижив ее, но сделал это нежно и аккуратно.

— Знакомство с тобой, – тихо добавил он.

Датчики в голове Дэш показали критический уровень. Еще чуть-чуть, и все внутри у нее взорвется. Рэйнбоу отвела взгляд прочь, боясь вновь встретиться с глазами пегаса, и потоптала передними ногами траву под собой. Глаза предательски бегали по земле, пытаясь спрятаться, бросив всю остальную Дэш на съедение этих двух изумрудных сфер, пристально смотрящих прямо ей в душу. Почему-то сейчас, она почувствовала себя очень маленькой, но недостаточно, чтобы спрятаться.

— Это так… Я не знаю… — запинаясь, пробурчала Рэйнбоу, вырисовывая взглядом очередной круг на земле.

Соарин, не произнося ни слова, аккуратно поставил свою ногу рядом с Дэш, продолжая неотрывно смотреть на нее. Лицо пегаски еще больше побагровело, а глаза уже просто не знали, куда деваться. Если бы ее взгляд мог оставлять небольшие вмятины на земле, то они бы уже сидели в приличном кратере. Наконец, ее пурпурные глаза остановились и, собравшись с последними силами и смелостью, взглянули в лицо Соарина. Сейчас бы ей не помешал спасательный круг. Пегас продолжал мягко улыбаться, вгоняя Дэш в еще большую панику. Он медленно вытянул шею ей на встречу. Рэйнбоу, сама того не понимая, сделала то же самое. Какие-то непонятные силы, не задавая лишних вопросов, да и не спрашивая вообще ничьего мнения, взяли ее тело под контроль. Это было одновременно и пугающе, и пленительно.

— Нет… Нет… — внезапно Деш уперлась копытом в грудь Соарина, отстранившись от него.

Она зажмурилась и опустила голову.

— Я… я еще не готова… — пегаска нервно покачала головой. — Не могу, прости… Меня уже заждались… Мне… мне пора!..

Рэйнбоу вскочила на ноги и, тяжело дыша, рванула в сторону замка, не разбирая дороги. Сейчас ей хотелось одновременно и провалиться под землю, и улететь отсюда подальше, а лучше все сразу – провалиться на месте и оказаться черт-знает где. Рэйнбоу почувствовала себя виноватой дурой. Полной, трусливой, набитой дурой. Она так быстро неслась между столов сквозь толпу гостей, что чуть было не сшибла Спитфайр, выходящую в компании Спирита и Марка.

— Эй, эй! – Спитфайр еле успела уклониться, чуть не вылив содержимое стакана на стоящего рядом Марка.

— Извини! – быстро протараторила Рэйнбоу и, не сбавляя скорости, помчалась дальше.

— И что ее укусило? – удивленно произнесла Капитан.

— Ну, судя по эмоциям на ее лице, — Марк приставил копыто к подбородку, — не что, а кто.

Спитфайр пожала плечами и сделала глоток.

— Сумасшедший вечер, – помотала головой Капитан. — Спасибо, парни, что составили мне компанию. Было забавно послушать о том мире, где вы живете. Точно не хотите остаться?

— И тебе спасибо, – кивнул Марк. — Отнюдь. Мы и так тут сильно задержались.

— Осталось попрощаться с Селестией и можно двигать, – хмыкнул Спирит и вытянул копыто в сторону Капитана.

Спитфайр, недолго думая, вытянула свое и стукнула по копыту Спирита, повторив то же после и с Марком. Отсалютовав обоим, Капитан, прихрамывая, шагнула в сторону толпы гостей, собравшихся вокруг Пинки.

— Да, материала хватит на пару томов, – улыбнулся Марк, всматриваясь в фотографии на своем телефоне. — Жаль, что их нельзя будет никому особо показывать.

— Ага, конечно, – ехидно ухмыльнулся Спирит, глядя на брата.

— Ну… если только чуть-чуть, – кивнул Марк.

Оба брата повернулись и направились в сторону крайних столов, где сейчас находилась Принцесса, которая оживленно беседовала с Пропретором грифонов. Заметив приближение двух Стражей, они повернулись к ним навстречу.

— Спасибо за отличный прием, Принцесса, – поклонился Марк. — Мы зашли попрощаться.

— Да, пора нам к себе домой, — кивнул Спирит.

— И вам спасибо, – Селестия ответила коротким поклоном. — За все. Вы всегда будете желанными гостями у нас, так что заходите.

— Уж лучше вы к нам, – помотал головой Спирит и постучал копытами друг об друга. — Я чувствую, что никогда не привыкну к отсутствию рук.

Селестия улыбнулась.

— Уже уходите? – с ветки ближайшего дерева свесился Арчи, держась за нее хвостом.

Принцесса удивленно посмотрела на него.

— А я думала, что ты уже ушел, – произнесла она.

— Такие мысли были, — кивнул Арчи. — Но надо же было остаться и присматривать за парнями.

— «Оберегая» нас от кулинарных шедевров Пинки Пай? – Спирит саркастично изогнул бровь.

Арчи сощурил глаза и язвительно посмотрел на Стража.

— Предатель, – процедил он.

Спирит с наигранной виной на лице начал изучать ночное небо.

— А если на чистоту, – согласился Арчи, — давно я не пробовал ничего подобного.

Перед ним появился небольшой прозрачный экран ярко-синего цвета. Быстро пробежав глазами по нему, Арчи спрятал его и вновь повернулся к собеседникам.

— Пока все спокойно, грех не воспользоваться моментом и не набить брюхо, – ухмыльнулся он. — Кто знает, когда я еще себе смогу позволить такой праздник живота?

— Ну, нам пора, – кивнул Спирит. — Еще надо успеть тайно вломиться в замок Твайлайт, пока она еще тут.

Обоих Стражей резко подхватил и поднял над землей второй Арчи, неожиданно появившийся у них за спинами.

— Мальчики! — задорно произнес он. — Я тут подумал, что раз у нас сегодня праздник, домой вы поедете экспрессом.

Первый Арчи, стоящий рядом с Селестией наклонился и посмотрел на Принцессу.

— Корона ведь оплатит? – поинтересовался он, улыбнувшись.

— Думаю, да, – хихикнула Селестия.

Первый Арчи прыгнул ко второму, держащему обоих Стражей, и вонзил обе руки в землю рядом с ним. Пространство в этом месте почернело и начало переливаться темно-синими и голубыми цветами. Арчи развел руки в стороны, и перед ним открылось небольшое «окно», ведущее в чью-то ванную комнату. Около раковины, с глазами, больше чем луна над Кантерлотом, стояла Сансет в своей фиолетовой пижаме и со щеткой в зубах. Арчи, размахнувшись, кинул обоих братьев в открывшийся проход. Марк и Спирит, пролетев над головой Сансет, приземлились точно в ванную.

— Арши? Пиншеша Шелестия? – удивленно произнесла Сансет с набитым зубной пастой ртом.

— Служба доставки пони прямо в вашу кроватку! – Арчи расцвел в ухмылке, глядя на девушку. — Приносим извинения, что задержались на десяток лет.

Спирит и Марк, оказавшись в своем мире, быстро сменили форму, перестроившись в людской облик.

— Ну, все верно, – произнес Спирит, который сейчас вальяжно восседал на брате. — Десять лет назад мы доставляли пони, а теперь – мужчин.

Страж развел руками перед собой и ехидно поиграл бровями, глядя на Сансет. Шиммер закатила глаза, взяла с раковины стакан с водой и, криво улыбнувшись, вылила его содержимое Спириту на голову. Не дожидаясь развязки, Арчи быстро закрыл портал и, воссоединившись вновь в одного, повернулся к Крестелу и Селестии.

— Ты такой же безумец, как и твои парни, – усмехнулся грифон, глядя на него.

— Какими сделал, – пожал плечами Арчи и сел на траву рядом с Принцессой и Пропретором.

— Ну да… — Крестел помотал головой. — Как там? По своему образу и подобию?

Грифон достал один бит и протянул его сидящему напротив.

— Ты был прав, — кивнул Крестел, — твои ребята и вправду меня удивили. Заслуженная победа в пари.

— Я же тебе говорил, — Арчи подхватил монетку и, попробовав ее на зуб, нечаянно прокусил.

Селестия удивленно посмотрела на каждого из собеседников.

— Пока этот уродец, как вы его там бы ни звали, хозяйничал в нашем королевстве, — усмехнулся Крестел, отвечая на немой вопрос Принцессы, — у всех, кто с ним общался, на глаза словно была натянута пелена. Мы ничего не видели и не слышали, словно слепые мыши, и двигались только туда, куда вел нас его поводок. Арчи был тем, кто образумил меня, сняв этот морок с моих глаз, посоветовав обратиться к тебе. После того, как я осознал весь ужас произошедшего, я и представить не мог, что есть какое-то решение, способное предотвратить надвигающуюся катастрофу.

Грифон пожал плечами.

— Потому я и заключил это глупое пари, — добавил он. — И теперь в моей жизни произошла личная катастрофа – я проиграл целый бит.

Крестел рассмеялся. Селестия, вооружившись легким возмущением, посмотрела на Арчи, гуляющего взглядом по ночному небу.

— То есть, все это время?.. – Селестия колко улыбнулась.

— Ну да, да, – кивнул Арчи и виновато вскинул руки. – Я немного сжульничал. Чуть-чуть. Но ты ведь на меня не обижаешься?

Он посмотрел на Принцессу взглядом, полным раскаяния.

— Мне стоило догадаться, – улыбка Селестии стала мягче. — Скажи мне только одно, ты ведь сам мог найти Инфильтратора?

— Пока он ведет себя скрытно и не наглеет – с трудом, – произнес Арчи. — Но это было бы… не совсем разумно. И ты знаешь почему.

Селестия повернулась, посмотрев на шумную толпу гостей, в глубине которой мелькала лавандовая шерстка ее ученицы. Сейчас она задорно отплясывала вместе со своими подругами, забавляя всех своими неуклюжими танцами и еще больше их раззадоривая. Селестия повернулась к Крестелу и Арчи.

— Знаю, – кивнула Принцесса. — Я и сама так не раз поступала. Множество заданий, которые я поручала Твайлайт, я могла выполнить и сама. Причем гораздо быстрее, чем моя ученица.

— Но тогда у тебя бы не было того, кто в любой момент прикроет спину, – произнес Арчи.

— Эквестрия никогда не меняется. Хорошо, что мы остались ее частью, – усмехнулся Крестел. — И что теперь ты будешь делать?

— Тоже, что делал всегда – выживать, – ответил Арчи. — Попутно оберегая вашу и прочие Системы от внешних угроз, иногда наблюдая за их борьбой с внутренними. Это, порой, очень забавно.

Арчи обошел Селестию и Крестела и, встав между ними, обнял обоих.

— Вы такие приятные собеседники, но мне тоже уже пора, – с легкой грустью в голосе сказал он. — И только не надо сейчас благодарить меня за все, а то я расплачусь.

— Тогда я просто скажу «до встречи», – улыбнулась Селестия.

— Проваливай на все четыре, или сколько их там у тебя? – засмеялся Крестел и добавил, похлопав Арчи по плечу: — Было приятно познакомиться.

Арчи кивнул и отошел от Селестии и Крестела на несколько шагов. Повернувшись к ним лицом, он отсалютовал двумя пальцами и растворился в воздухе.