Великая и Могущественная

История Твайлайт в мире людей и о злобном плане Трикси

Твайлайт Спаркл Эплджек Принцесса Селестия Трикси, Великая и Могучая ОС - пони

Не так далеко, как кажется

Твайлайт прогуливалась по лесу рядом с Кантерлотом, чтобы развеяться, но ей помешал один маленький озорной феникс, решивший покидать ей в голову скорлупой грецких орехов. Один очень знакомый маленький озорной феникс.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Celestial Slayers

Страшная опасность угрожает Мейнхеттену и всей Эквестрии. И только один небольшой отряд из двух кобылок и пегасов смогут остановить ту чуму, которая способна уничтожить все население страны. Что же это может быть? Какие приключения ожидают героев? Какие тайны прошлого они скрывают? Все это вы узнаете в "Celestial Slayers"!

Принцесса Селестия Лира Бон-Бон Другие пони ОС - пони Доктор Хувз

Опоздавший

Некоторые авторы злоупотребляют глупыми фокусами, чтобы снова предложить читателю лишь классическое попаданчество. - Макс Нетто, доктор технических наук, Филлидельфия

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Человеки

Dear princess Luna...

Дорогая принцесса Луна...

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Загадка сфинкса

Принцесса Рарити всегда знала, что ее ждет брак по расчету - она же принцесса, в конце концов. Она просто не ожидала, что ее супругой станет сфинкс или что жена будет активно ее избегать, и не потому, что любит книги.

Твайлайт Спаркл Рэрити Другие пони

Радуга после дождя

Существует множество рассказов о том, как пегас лишается возможности летать. А что, если взглянуть на ситуацию немного с другой стороны...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Зекора

Мы и только мы

Шайнинг Армор. Капитан Королевской стражи. Брат любимой ученицы Селестии и достойный муж принцессы Каденции. Судьба всей Эквестрии теперь в его копытах. Но судьба-злодейка сыграла с ним плохую шутку, отправив его настолько далеко от дома, что возможности вернуться обратно он не смог найти. Но он не будет один. Никак нет. Теперь только Шайнинг и его проводник по чуждому ему миру должны всё исправить. Они - последняя надежда.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Садовник

Рэрити посылает Спайка в лес за цветами..

Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Спайк

Попаданец и магия. Часть I

Человек попадает в Эквестрию. Банально? Может быть. В последствии, у него обнаруживаются способности к магии. С помощью которых, он спасает Рэйнбоу Дэш, сам при этом едва не расставшись с жизнью.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Автор рисунка: Siansaar
Глава IV. Часть I. Волк среди овец Глава V. Чистый лист

Глава IV. Часть II. Небо в огне

«Отваге нельзя ни научиться, ни разучиться»
— Иоганн Вольфганг Гете

Утренний ветер гулял по улицам Кантерлота, успевая заглянуть в каждый переулок и каждое открытое окно, сообщая всем и каждому, что сегодня весь день лучше провести снаружи. И не без оснований – погода обещала быть просто превосходной. Небо было кристально чистым, позволяя солнцу залить весь город теплом и мягким светом. Каждое дерево, каждый куст, каждая травинка сегодня словно нарядились на бал, надев свои самые лучшие летние наряды. Даже городской парк в этот день, казалось, просто сиял цветом жизни и умиротворения. И именно в такие дни в школах обычно проходят тесты. Сложные и ответственные, которые решали, если не все, то очень многое для ученика.

Марк молча смотрел перед собой. Тест по физике, на который всему классу отводилось полтора часа, он вместе со Спиритом закончил за первые десять минут, пять из которых было потрачено на получение листков с вопросами. Остальное отведенное время Марк просто сидел и смотрел в одну точку. Сейчас этой точкой стал один из заголовков газеты, разбросанных по последней странице. За газетой находился сам учитель физики, мистер Джон Хавок. Любому, на первый взгляд покажется, что подобное чтиво на ответственном тесте является ничем иным, как халатностью, позволяющей ученикам списывать. Но это лишь на первый взгляд. О, сколько наивных ребят попалось на эту мастерски расставленную ловушку одним из самых суровых учителей старшей школы Кантерлота. Но у них не было доступа к его биографии, чего не скажешь о Марке.

Хавок родился в семье потомственных военных, и с самых ранних дней ему прививали дисциплину, ответственность и рассудительность. Отец надеялся, что сын пойдет по его стопам, выбрав карьеру профессионального военного, но Джон с ранних лет открыл в себе сильную тягу к знаниям. Больше, чем эта тяга, оказалось желание делиться ими со всеми, кто готов слушать. Юный Джон с упоением зачитывался научными книгами, статьями, журналами. Для отца не стало неожиданностью, когда по окончанию школы, его сын пошел не в военную академию, а выбрал путь преподавателя. Удивление скорее вызывала реакция самого отца Джона, который не просто одобрил выбор сына, а всячески способствовал и поддерживал его в этом. На изумленные вопросы друзей и сослуживцев, Майкл Хавок отвечал с улыбкой «В нашей семье всегда все были очень сильными, пришло время, чтобы появились еще и очень умные».

Благодаря поддержке опытного офицера в лице своего отца, Хавок уже в университете поражал своей выдержкой, терпением и прагматичностью, умудряясь не только мотивировать самых отстающих членов группы к учебе, но и вытягивать их отметки с «хуже только ноль» до «удовлетворительно». Став дипломированным специалистом, Джон Хавок за свои 30 лет преподавательской карьеры успел поучить студентов в лучших университетах Кантерлота, потому для всех было немалым удивлением, когда он заявил, что хочет стать обычным учителем в старшей школе. Объяснял свой поступок Хавок очень просто: «Детей учить одновременно легко и сложно. Да и мне хочется немного сменить обстановку и отдохнуть».

Хавок удивительно быстро вписался в повседневность старшей школы, с первых же недель получив признание среди коллег-педагогов, и пристальное внимание со стороны учеников. Никто сильно не удивился, когда средний уровень успеваемости по предметам физики резко вырос, а даже самые безнадежные ученики стали если не проявлять интерес к учебе, то хотя бы пытаться держаться на уровне «удовлетворительно».

Идеально ровно и коротко подстриженные черные волосы с уже виднеющимися тонкими ручейками седины. Острый взгляд, спокойное лицо и ровная тонкая линия пышных усов уже при первой встрече ясно давала понять, кто перед тобой. Ученики шутили, что Хавок никогда не бреется и не стрижется – он просто сурово смотрит на себя в зеркало, и волосы сами выстраиваются в соответствии с планом. За все десять лет работы Хавока в школе, его никогда не видели повышающим голос или вышедшим из себя. Одного взгляда и короткой фразы от него было достаточно. В чем-то Хавок и Марк были похожи. За исключением того, что Стража таким создали, а Джон вытачивал себя шаг за шагом на протяжении всей своей жизни. Этот человек был отличным живым примером, как еще можно сохранить рассудок во время Интеграции.

Рядом с Марком еле слышно сопел Спирит. Обоим братьям было разрешено носить солнечные очки даже во время занятий, и он этим нагло пользовался. Опершись на подбородок, Спирит создавал впечатление человека, который находится в процессе крайней глубокой задумчивости, продолжавшейся уже час. Пока остальной класс корпел и томно вздыхал над каждой буквой, Спирит сладко дрых на своей задней парте.

Хавок уже перестал реагировать на странности, сопровождающие обоих братьев. Первое время ему было трудно понять, почему они, имея столь глубокие познания в физике, пишут тесты всего лишь на «удовлетворительно». И если Марк сознательно и продуманно выбирал, где именно сделать эту самую ошибку, то Спирит пихал их наугад, порой идеально отвечая на все самые сложные вопросы, напрочь забывая о легких. Иногда, он просто давал ответы таким образом, что при соединении их одной линией, можно было бы получить какое-либо созвездие или герб школы. Поначалу это раздражало Хавока, но после он решил просто не обращать внимания на выходки одного из братьев.

Джон, как опытный преподаватель, вероятно, догадывался, что роль Спирита и Марка в этой школе отнюдь не проста, но прямых доказательств у него не было. Учитель их и не искал. Будучи человеком рассудительным, он прекрасно понимал, что если о чем-то не говорят – значит об этом не надо говорить. А на фоне относительно недавних «мистических» событий, случившихся до и после появления Марка и Спирита, Хавок в какой-то степени стал относиться к ним проще, игнорируя странности и отклонения в их поведении. Тогда Марк еще больше проникся уважением к этой личности.

«Уважение? Интересный цвет»

В классе стояла звенящая тишина, разбавляемая скрипом грифелей по бумаге, который отлично маскировал сопение Спирита. Уже прошло около восьми часов с начала операции, и пока все шло спокойно. Перекрытия и стены были целы, а новые вопросы пока не возникали.

— Псссс… Ма-а-а-арк…

Острый слух Марка отчетливо уловил еле слышный шепот. Произносящий его точно знал, что услышит его только тот, кому следует. И тут даже не было смысла гадать, кто же это мог быть. Марк, не сводя взгляда с учителя, подхватил телекинезом маленький сложенный лист бумаги и опустил его на пол. Короткий толчок и лист мигом переполз под соседнюю парту, уткнувшись в черный женский сапог. Прозвучал еле слышный вздох облегчения.

«Только не карандаш…»

Как только в голове Марка промелькнула эта мысль, на пол класса что-то упало. Рядом сидящая девчушка быстро согнулась за упавшим предметом, незаметно схватив сложенную бумажку с ответами.

— Мисс Шиммер, – прозвучал ровный, казавшийся в царившей тишине чуть ли не громогласным, голос Хавока, — вы так сильно нервничаете, что вновь уронили карандаш?

Все это преподаватель произнес, не отрываясь от чтения газеты.

— Д-да… — Сансет невинно улыбнулась. — И-извините…

— Третий раз подряд, — перебил ее Хавок. — С временным интервалом в пятнадцать минут. И после каждого падения, как я погляжу, Мисс Шиммер, ваш карандаш получал заряд знаний, позволяя вам усердно отвечать на вопросы в течение пяти минут, а остальные десять вновь сидеть и рассматривать канцелярские чернила на бланке?

Хавок отогнул часть газеты, направив на Сансет острый взгляд. Ее состояние тут же сменилось с нервного, на отчаянно-паническое. И, в отличие от взгляда Марка, от которого все просто в испуге отворачивались, взгляд Хавока держал мертвой хваткой, не позволяя жертве избежать его.

— Я…э-э-э…я… — невинная улыбка сползла с лица Сансет.

Признаться – получить выговор с последующими дополнительными занятиями по предмету и пересдаче. Соврать – смертный приговор. Сансет сглотнула.

Сильный грохот по другую сторону от Марка прервал едва не начавшуюся экзекуцию. Спирит смял парту под собой, а после резко отскочил назад и проскользил по полу к стене, словно его что-то ударило. Он тряхнул головой и язвительно хмыкнул. Марк быстро подскочил к брату и схватил того за рукав. Теперь уже внимание всего класса было приковано к странному инциденту.

— Всем сохранять спокойствие! – сердито произнес Хавок, складывая газету и поднимаясь с места. — Объяснитесь, молодые люди.

Взгляд учителя был направлен на Марка, который крепко держал Спирита за рукав толстовки. Спирит повернул голову к учителю и пожал плечами.

— У меня день восстания, — ехидно улыбаясь, произнес Спирит. — Против школьной мебе…

Он не успел закончить. Страж, словно получив очередной сильный удар, припал на одно колено и отлетел к дальней стене вместе с Марком. Оба брата ударились о книжный шкаф. Стеклянные двери разнесло вдребезги, а стоящие внутри книги тут же посыпались на пол.

— Вот ведь… — фыркнул Спирит, отряхиваясь от осколков стекла.

По классу пронесся испуганный вскрик. Все ученики вскочили со своих мест и взволнованно таращились на Спирита. Женская половина испуганно закрыла рот рукой и сделала шаг назад. Шея Стража была исполосована ранами, из которых сочилась кровь. Спирит моментально застегнул молнию толстовки и надел капюшон, одарив испуганный класс хитрой улыбкой.

— Всем успокоиться! – твердо произнес Хавок, делая шаг к братьям.

Учитель был тут же остановлен жестом Марка и коротким отрицательным мотком головой.

— Марк? – он сердито нахмурил брови, глядя на Стража.

Новый толчок. Теперь Марк помимо хватки за руку, подхватил Спирита телекинезом и не позволил тому пробить стену. Серая толстовка Спирита уже была вся красная от крови.

— Отчет, – коротко произнес Марк.

— Судя по специфике ран и силе удара, – Спирит дотронулся до окровавленной одежды. — Спирит его нашел.

Стоящая рядом Сансет испуганно вздохнула. Ее лицо еще сильнее побледнело, а глаза наполнились страхом, еще большим, чем у остального класса.

— Спокойно, – Марк повернул голову к Шиммер, после чего обвел взглядом весь класс. — Пока нечего бояться.

— Можно паниковать, только тихо, – гоготнул Спирит и тут же поймал на себе несколько сердитых взглядов.

Это еще больше раззадорило истекающего кровью Стража и он, сверкая улыбкой, выставил вверх большой палец свободной руки. Новый невидимый удар. Спирита сбило с ног и впечатало в пол. Если бы не стоящий рядом Марк, вовремя подхвативший Спирита обеими руками вместе с волной телекинеза, он бы пробил перекрытие и свалился на этаж ниже. По полу класса поползли трещины.

— Да вот ведь, мать его… — прорычал Спирит. – Я начинаю испытывать какое-то поганое ощущение…

Он встал на одно колено, судорожно схватил Марка окровавленной рукой за пиджак и громко прокашлялся.

— Братан… — Спирит тяжело дышал, жадно хватая ртом воздух. — Когда я умру… скажи Сансет, что я ее никогда не любил… Становится холодно…

— ЧЕГО?! – вырвалось у стоящей недалеко Шиммер.

Марк закатил глаза, и устало вздохнул. На его лице появилась еле заметная улыбка, сопровождаемая коротким смешком. Вдруг Спирит резко выпрямился, прерывая трагическую сцену своей «смерти».

— А вот сейчас без шуток! – голос Стража уже был серьезным, лишенный ноток наигранной трагедии. — Сейчас реально становится холодно.

Обе его руки покрылись инеем, а пол под ногами стал стремительно замерзать. Температура падала настолько быстро, что окружающий воздух вокруг головы Спирита превращался в жидкость.

— Твою… — вырвалось у Марка. — Всем отойти от окон! Живо!

Весь класс разом отошел подальше от оконных проемов, не отрывая обеспокоенного взгляда от обоих братьев. Марк резко схватил Спирита за толстовку и одним движением кинул в сторону ближайшего окна.

— Тут же четвертый этаж!!! – закричал Хавок.

По классу пронесся испуганный крик. Прогремел взрыв. Во всем классе выбило стекла, заставив всех схватиться за головы и сигануть под парты. Марк подскочил к окну, стараясь разглядеть Спирита в облаке поднявшейся пыли, как вдруг что-то ударило его в грудь. Он полетел в сторону дальней стены. Попытка остановить столкновение телекинезом провалилась. У Марка кончилась энергия, и он с грохотом сбил с петель входную дверь, оказавшись в коридоре. Не теряя времени, он тут же вскочил на ноги и рванул в кабинет, где уже успела опомниться самая смелая часть класса. Страж подбежал к окну, где уже стояла Сансет, и вскочил на подоконник.

Поднявшееся облако пыли быстро рассеивалось. Марк высунулся из окна и осмотрел фасад. Все окна с этой стороны были выбиты, и из них испуганно выглядывала большая часть всей старшей школы.

— Спирит! – Марк крикнул вниз. — Что там у тебя?!

— По-моему чего-то не хватает! – донесся голос снизу.

Все ученики стали настороженно приглядываться, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь. Подувший ветер прогнал остатки пыльного облака, открыв взору находившегося внизу на всеобщем обозрении Спирита. Он медленно встал и, повернувшись лицом к школе, почесал затылок. Все вокруг моментально наполнилось вздохами и возгласами, больше похожими на возмущение или смущение, нежели на страх или что-то в этом роде. Спирит медленно опустил голову и осмотрел себя со всех сторон. Он стоял перед школой абсолютно голым. Остановив свой взгляд на центре своего организма, он ехидно улыбнулся и поднял голову в сторону Марка.

— А нет! – крикнул он брату и расставил руки в разные стороны. — Все на месте!

Из окон спортзала на первом этаже в сторону Спирита смотрела группа ошеломленных болельщиц. Страж сразу же принял позу греческого Аполлона и поиграл мускулами. Небрежно кинув взгляд на еще более обалдевших девчонок, Спирит поиграл бровями и послал воздушный укус команде поддержки. Через мгновение часть болельщиц упала в хохоте, часть стыдливо закрылась ладонями, а остальные не переставали таращиться.

— Что тут… ЭТО ЧТО ЕЩЕ?! – с третьего этажа раздался возмущенный голос.

Спирит повернул голову в сторону, откуда он доносился. На третьем этаже стояла ректор Луна, выражение лица которой напоминало что-то среднее между совой, сфотографированной утром, и отцом, застукавшим свою любимую дочку в постели… ну да, в постели со Спиритом.

— Спирит, ЧТО ЭТО ТАКОЕ?! – гневно выпалила Луна, ткнув пальцем в сторону голого Стража.

— Это не «что», – спокойно ответил он, указывая рукой вниз. — Это «Спирит-младший». Извиняюсь, я не представил вас.

Спирит повернулся лицом к фасаду, откуда его было отлично видно.

— Спирит-младший, — Спирит указал руками на «себя» и, подняв голову, указал руками на всю школу. — Дамы. Дамы, Спирит-младший.

Страж повторил те же движения в обратном порядке и поднял взгляд, сияя ядовитой улыбкой. Все вокруг вновь наполнилось возгласами и вздохами, в которых была практически вся палитра чувств. За исключением страха. Марк усмехнулся и помотал головой.

— Спирит! – крикнула стоящая рядом Сансет и ткнула пальцем в сторону Стража. Часть краснеющего лица у нее была скрыта ладонью, в то время как другая часть могла полностью наслаждаться открывшимися видами. — У-у-убери эту штуку!

Спирит многозначительно перевел взгляд вместе со всем телом на окно четвертого этажа. Он упер руки в бока и скорчил обиженную мину. Сансет раздражительно фыркнула.

— «Штука»! – Страж опустил голову вниз и разговаривал со «Спиритом младшим», чем вызвал еще одну бурю разнообразных эмоций, окружающих сейчас фасад школы. — Не принимай эти слова близко к сердцу. Она еще только учится магии дружбы. Я вас как-нибудь познакомлю, она тебе понравится.

— ЧЕГО?! – Сансет резко опустила руки на подоконник и выставила вперед бурое лицо, раздираемое спазмами гнева и возмущения.

— Эй! Я же ничего не вижу! – прозвучал еще один знакомый голос за спиной Спирита.

Страж обернулся и увидел обалдевшее лицо Большого Макинтоша, который своей здоровой ручищей закрывал глаза своей самой младшей сестры. Другой рукой он придерживал велосипед. Видимо, парочка ехала в магазин, находившийся в трех кварталах отсюда, но им немного не повезло.

— О! – Спирит ткнул пальцем в сторону Большого Мака. — Ты-то мне и нужен.

Страж сделал несколько шагов в сторону оцепеневшего парня и остановился в паре метров от него. Спирит встал в ровную позу, нацепил на лицо каменную маску и устремил суровый взгляд в сторону Мака.

— Мне нужна твоя одежда и твой велосипед.

— Не-е-еа.

***

 — Ну, наконец-то! – прорычал Ричард. — Пламя, начинаю атаку. Прием.

Дракон резко спикировал вниз и направился к грифонскому лагерю. Ричард несся с такой скоростью, что если бы не костюм и удобное место в турели, Соарина бы или выкинуло прочь, или вдавило в кресло. Пегас удивленно присвистнул.

— Кеп, теперь наша очередь! – победоносно произнес он.

— Пламя, это Оракул, – ответила Спитфайр. — Вас поняла. Начинаю пометку целей. Призрак-1, удачи.

На контрольной панели турели сразу появилось изображение грифонского лагеря, на котором с огромной скоростью стали отмечаться их будущие цели.

— Готовы, жеребята? – по рации прозвучал рычащий голос Ричарда.

— Он еще спрашивает?! – усмехнулся Соарин. — Да я уже тут весь круп отсидел! Хватит отбирать нашу часть веселья!

Улыбающийся Соарин повернулся в сторону Флитфут. Пегаска не обращала на их разговор никакого внимания, а только настороженно смотрела перед собой. В ее глазах явно читались тревога и страх. Соарин нахмурился. Внезапно по его лицу пробежала еле заметная волна озарения. Было не совсем понятно, откуда она взялась, но ему показалось, что это может сработать. Должно сработать.

— Предлагаю пари, – произнес Соарин, внимательно вглядываясь в экран перед собой. — Побеждает тот, кто настреляет больше всего грифонов.

— О-о-о! – Ричард рассмеялся. — Наши милые и добрые пони предлагают пари на отстрел? Как мило!

— Я предлагаю пари исключительно тебе, ящерица, – язвительно произнес Соарин, кинув короткий взгляд в сторону Флитфут. — Хоть наша «белобрысая» и самый быстрый Вондерболт, с точностью у нее проблемы. Максимум, в кого она может попасть, так это пуншем в очередного идиота.

Глаз пегаски нервно дернулся. Она повернулась в сторону Соарина, который многозначительно разглядывал свое копыто. Сейчас ее лицо напоминало морду самца болотной гидры, у которого, видимо, отняли еду или застали в самый пикантный момент. А может и все сразу. Казалось, что Флитфут сейчас повернет турель и даст очередь прямо между глаз пегасу.

— Ну-ка повтори! – вырвалось у пегаски.

Сработало. Соарин еле сдерживал подступающий порыв смеха, с трудом сохраняя едкую улыбку. Сейчас пегас зауважал Спирита за такую выдержку. Единственное, что он смог сделать, это поднять подбородок и не отрывать взгляда от Флитфут. Ее голубая шкурка в области лица уже была алой.

— Слушай сюда, долбаный любитель яблочных пирогов и всего, чей хвост имеет больше четырех оттенков! – Флитфут припала лицом к кабине турели, прожигая Соарина взглядом. — Если я пристрелю больше этих пернатых куриц, я лично запихаю тебе эти слова в твою задницу и скажу, что так и было!

Эфир наполнился рычащим смехом Ричарда. Жаль, что Соарин не был таким же неуязвимым, как Спирит. За эту ободряющую и нужную выходку ему может потом аукнуться. А зная Флитфут, аукнуться громко. Хотя, если они переживут этот день, пусть аукается хоть до самой старости.

— Нет, у меня есть идея получше! – прорычал Ричард. — Если Белобрысая и вправду настреляет пернатых меньше, чем ты, я предлагаю, чтобы ты со всей страстью поцеловал нашего одноглазого балабола.

Вот теперь пришла очередь Соарина вытаращить глаза.

— Не-е-е-т! – пегас замотал головой, стараясь не засмеяться.

— Согласен! Лучше подымим ставки! – Ричард слегка повернул голову, украшенную злобным оскалом. — Кто сегодня больше всех настреляет, тот и будет целовать эту одноглазую балаболку! Представь, как ты крадешь у нее этот первый поцелуй.

Эфир наполнился гоготанием дракона. Увидев ошеломленное лицо Флитфут, Соарин уже не мог сдерживать порыв хохота. Выражение ее лица действительно стоило того.

— А я принимаю пари! – еле выдавил из себя пегас, и упал лицом на приборную панель, задыхаясь от смеха.

— ЧТО?! – даже по одному голосу было понятно, что Флитфут сейчас взорвется. — Полоумные! Вы что несете?!

Эфир теперь заполнился еще одним приступом хохота.

— Договорились! – Ричард сделал короткую петлю и повернулся немного на бок. — Оракул, это Пламя. Две минуты до выхода на цель.

— Пламя, вас поняла, – в эфире общего канала прозвучал голос Спитфайр. — Держите ваши цели. Задайте им жару.

— Вас поняли! – одновременно ответила вся троица.

— Жаль, что мы из всего лишь оглушим, – иронично произнес Ричард, бросив короткий взгляд через плечо. — С кровью было бы веселее.

— Говори за себя! – прозвучал ожививший голос Флитфут. — Но я совру, если скажу, что мне не хочется пострелять из этой штуки!

Соарин воинственно выкрикнул, поддерживаемый таким же боевым возгласом Флитфут. Расстояние до лагеря неумолимо сокращалось. За шесть километров турели одновременно щелкнули. На экране каждого Вондерболта появился прицел, степень заряда и, что самое забавное, список имен всей троицы с горящими «0» около каждого.

— Вот ведь умная штуковина, а? – хмыкнул Соарин. — Пари официально вступило в силу.

— Тогда начали! – Ричард сложил крылья и ушел в крутое пике.

Перед собой дракон выпустил два огромных огненных шара, которые полетели в сторону охранного обелиска. Прежде, чем кто-либо успел сообразить, выстрелы достигли цели, и высокая башня с грохотом переломилась пополам. Охранная сфера в сопровождении каменных обломков полетела к земле, оставляя лагерь без обороны. Турели пискнули, оповестив своих операторов, что расстояние позволяет начать огонь.

— Начинается движуха! – заулюлюкал Соарин.

Обе турели издали звук, похожий на что-то между треском и шипением, послав первую порцию залпов в сторону земли. Соарину и Флитфут нужно было только успевать перемещать прицел и жать на выстрел. Точки на экране гасли с ошеломляющей скоростью, с каждой секундой уменьшая количество солдат в лагере. Ричард не отставал от Вондерболтов, выстреливал один огненный шар за другим. В отличие от турелей, где сидели Соарин и Флитфут, огню Ричарда надо было больше времени, чтобы достичь цели. Первый вираж на огромной скорости, под аккомпанемент дракона и двух пегасов, завершился, и Ричард пошел на разворот.

— Вот это я понимаю «Королевский отпуск»! – прокричал Соарин – Ха-ха! 74! Белобрысая, ты немного отстала!

Флитфут фыркнула. Рядом с ее именем красовалось число «62». Она скорчила недовольную гримасу. Пока Ричард шел на разворот, его огненные выстрелы ударились в землю, отобразившись на экранах обеих Вондерболтов новыми погасшими точками. Рядом с именем «Ричард» теперь красовалось число «104». У Соарина отвисла челюсть.

— Укуси меня химера… – ошеломлённо произнесла Флитфут. — Может, эта штука сломана?

— Мастерство не пропьешь, – довольно рыкнул Ричард.

— Да ты маньяк! – выпалил Соарин.

— А еще я умею вышивать! – засмеялся Ричард, сложив крылья и устремившись на очередной вираж над лагерем.

Короткие световые вспышки, разбавленные огненными потоками, снова устремились на головы грифонов. Поднять голову и посмотреть, что же сейчас действительно происходит внизу, времени не было. Да это было и не нужно. Экраны турелей давали всю необходимую информацию, а судя по скорости, с которой гасли точки, там внизу было явно не слишком весело. Очередной вираж отнял у лагеря еще пару сотен солдат.

Неожиданно основной экран перед лицом Флитфут затмил другой. В первое мгновение пегаска немного опешила, прекратив стрельбу, пока не рассмотрела, что именно ей хотели показать. На новом экране к точке, обозначающей Спитфайр, приближалось две других. И судя по буквенным описаниям и цифрам около них, времени у Капитана уже почти не оставалось. Под изображением угрожающе мигала надпись «Жизненные показатели в норме. На предупреждение не реагирует. Рекомендуется принять меры». Флитфут побледнела.

— Капитан, разуй глаза!!! – выпалила пегаска в общий канал связи.

— Что?.. – связь прервалась.

Три точки на экране перед Флитфут быстро сменили статусы и место положения. Пегаска сглотнула.

— Флит, что там за ерунда происходит?! – прозвучал обеспокоенный голос Соарина.

— Все плохо! – глаза пегаски метались по приборной панели. — Нет, все хреново!

Две точки, обозначающие солдат грифонов, на мгновение остановились и разделились. По спине пегаски пробежал холод. Перед Флитфут опять появился новый блок, перекрыв собой остальные, на котором стал быстро появляться текст с движущейся схемой. Пегаске хватило двух секунд, чтобы понять свою задачу.

— Он сейчас приведет подкрепление! – закричала Спитфайр. — Твою…

— Кэп! – Флитфут мигом перебила Капитана.

«Оракул» уже все придумал за эти пару секунд, и теперь осталось только четко сыграть свою роль.

— Твоя штуковина кое-что мне тут рассказала! — добавила пегаска. — Я могу прибить его! Но ты должна не терять его из виду некоторое время!!!

На экране появился круг, который стал быстро сужаться вокруг уходящего в сторону грифона. Капитан уже все поняла. Около солдата начался отсчет, показавшийся Флитфут вечностью.

— Ну и ну, умная же штуковина… – полушепотом произнесла она и потянула рычаги.

Орудие мигом развернулось и заняло позицию на противоположном боку дракона.

— Да что там у вас творится? – прорычал Соарин.

— Не отвлекайтесь! Я разберусь! – Флитфут быстро заканчивала перенастройку. — Ричи, будь лапочкой! Лети ровнее!

— Ну, так нежно меня еще не просили! – хохотнул дракон и слегка выровнялся.

Круг быстро сужался, в то время как к точке Спитфайр летел другой солдат. На приборную панель сквозь прозрачную голограмму информационного экрана упало несколько капель пота пегаски.

«Хоть бы успеть…»

 — Вижу! – ствол турели перед Флитфут засиял бело-голубым свечением. — Пять секунд!

Последние секунды красный круг вокруг точки все сильнее сжимал свою невидимую хватку. Мгновение, и круг сменился с красного на золотой, издав характерный писк.

— Захват!! – Флитфут с усилием надавила на кнопку выстрела.

Турель чуть слышно щелкнула и выстрелила концентрированным пучком энергии, который обошелся ей в десятую часть боезапаса. Яркая вспышка на долю секунды и точка на экране погасла.

— Цель поражена! – победоносно закричала Флитфут. — Повторяю, цель поражена!

Две точки на экране столкнулись и быстро сменили направление. Секундное ликование быстро сменилось растерянностью и испугом. Флитфут чертыхнулась про себя.

— Кэп, что у тебя там творится? – она судорожно всматривалась экран, пытаясь что-то понять в двух кружках, летящих один за другим.

— Твою!.. Это Оракул, я пока отключаюсь! – в эфире прозвучал голос Спитфайр. Пегаска тяжело дышала. — Сообщу, как оторвусь!!!

— Капитан стой!!! – рация умолкла. Флитфут с досадой стукнула по кабине турели. — Да что б тебя!

Пегаска злобно надавила на педаль, и турель быстро переместилась на противоположный бок дракона. Перед лицом вновь появился экран со старыми целями. Флитфут впилась передними ногами в спусковой механизм и дала несколько залпов в сторону лагеря.

— Долбаные пернатые курицы! – злобно прокричала она, вновь дав очередь.

— Эй, полегче, ретивая! – обеспокоенно крикнул Соарин. — Ты так весь заряд израсходуешь. Что там случилось?

Флитфут глубоко вздохнула и опустила голову. Сейчас не время отвлекаться или поддаваться отчаянию. Раньше можно было, сейчас нет. Пегаска тряхнула головой, протерла глаза, и вернулась к управлению. Несколько точных выстрелов погасили еще несколько точек на экране.

— Эти попугаи нашли Капитана, – голос Флитфут дрожал от злости. — Одного мне удалось сбить, другой погнался за ней.

— Вспомни слова Спирита, – Соарин немного повернул свою турель и дал новый залп. – Это хреново, но мы все знали, на что мы идем. Она справится, я в нее верю!

— Я знаю, – новый поток выстрелов и еще девять точек погасло. – Во всяком случае, буду надеяться, пока не увижу ее труп.

Ричард пересек границу лагеря и пошел на разворот.

— Как жаль, что я не могу поучаствовать в вашей сопливой болтовне, – рыкнул дракон, повернув шею к Вондерболтам. — Так трогательно.

— Тебе этого просто не понять, – турель Флитфут быстро переместилась на другой бок дракона, заняв боевое положение.

— Не очень-то хотелось! – дракон сложил крылья и вновь начал пикирование в сторону лагеря. — А сейчас соберитесь, тряпки. Вы отстаете уже на целую сотню!

Любая попытка оказать хоть какое-то сопротивление сразу же подавлялась резким залпом сразу с обеих турелей или стеной огня. Пара драконов, которые еще могли подняться в воздух, попробовали оторваться от земли в окружении Велитов. Несколько секунд, и одновременный залп всей группы мгновенно уложил их на землю.

Флитфут и Соарин методично отстреливали командиров и наездников, лишая весь лагерь не только возможности взаимодействовать, но и ввергая остальных солдат в панику. «Оракул» практически идеально расставил приоритеты целей, и за первые несколько заходов лагерь полностью лишился не только связи с остальными базами, но и потерял практически всех боеспособных драконов. Хоть база грифонов и располагалась на вулканической породе без крупной растительности, внизу все горело. Слабо верилось, что при таком плотном огне может хоть кто-то спастись, но зачарованная грифонская броня исправно делала свою работу. Сразу обезвредить солдата могло только прямое попадание одной из турелей. Пламени Ричарда нужно было гораздо больше времени, чтобы сжечь все силы. С каждым новым витком из потока огня, оставленным драконом, то и дело выбегали солдаты, тщетно пытаясь найти укрытие. Но это не мешало Ричарду вести в счете, сильнее раззадоривая Вондерболтов.

В восточной части острова прогремел мощный взрыв, и из грифонской Цитадели повалил густой дым. Его было отлично видно даже с такого расстояния. Ричард повернул голову.

— Наши парни буянят, – усмехнулся он. — Надеюсь, без жертв не обошлось.

— Эх, чокнутый маньяк… — Соарин помотал головой. – Неужели тебя больше ничего не интересует?

Пегас сделал несколько коротких очередей, сбив взлетающую группу грифонов.

— Ну почему же? – Ричард изверг очередную порцию огня в сторону лагеря. — Сейчас я бы не отказался от пары жареных пегасов и драконихи под боком!

Он засмеялся и вновь полыхнул в сторону лагеря.

— Эй! Я между прочим ближе всего к твоему хвосту! – фыркнула Флитфут. — Еще одна шутка про жареных пегасов и дракониха тебе уже будет не нужна!

— А кто сказал, что это шутка? – хохотнул Ричард и свернул в сторону, где коммуникатор указывал на большое скопление все еще боеспособных солдат.

За эти недолгие десять минут «Пламя» уже обезвредило около шести сотен грифонов — большую часть лагеря. Странно, но подкреплений с других лагерей не пребывало. Либо они очень четко пристрелили всех офицеров и лишили грифонов возможности попросить о помощи, либо тут было замешано что-то еще. Но что-именно, знать не хотелось. Пока все идет хорошо, пусть так и продолжается.

— Пламя, это Призрак. – В общем эфире прозвучал голос Марка. — Мы соединились в катакомбах. Артефакт у нас.

— Призрак, это Пламя, – отозвался Ричард. — Хорошие новости. Жаль, что наши «глаза и уши» пока молчат.

— Подтверждаю, – голос Стража был спокойным. — Информация о ее состоянии сейчас не доступна.

— И что это значит? — произнес Соарин, выпуская очередную серию залпов.

— Что она как минимум не мертва, – ответил Марк. — Сейчас все силы трех лагерей направлены на поиски артефакта в районе Цитадели…

В эфире прогремел глухой удар, прервав Марка. Из вулкана, в котором располагалась Цитадель, выстрелила тонкая струя пыли и обломков. Воцарилось секундное молчание.

— Ой… — произнес Спирит.

Его голос был немного хрипловат.

— Это котельная, — Страж откашлялся. — Ну… «Отвлекающий маневр»!

— Ага, – холодно произнес Марк. — Как я уже говорил, теперь уже точно силы всех трех лагерей сосредоточены около Цитадели. Продолжайте зачистку лагеря, через двадцать минут заберете нас около «Железного пика».

— А Капитан? – сердито спросила Флитфут. — Мы же ее не бросим?

— Связь с ней пропала в районе «Пика», — ответил Марк. — Если она все еще там, мы ее заберем.

— А если нет, то ты бы меня бросил? – внезапно в общем канале раздался голос Спитфайр. — Ты рано списал меня со счетов. Я все еще жива.

Соарин и Флитфут одновременно взревели от радости и нечаянно послали несколько усиленных очередей в сторону лагеря. Расточительно, но сейчас это было как-то не важно.

— Кэп! – радостно закричала Флитфут в Рацию. — Слава Селестии!

— Мы рады, что твоя пегасья задница еще может самостоятельно двигаться, — хмыкнул Ричард.

— Спасибо, Пламя, – голос Спитфайр звучал измученно, но все также уверенно. — Без вас я бы точно копыта отбросила.

— Рады тебя слышать, Оракул, – ответил Марк. — Оставайся на месте, мы заберем тебя через двадцать минут. Остальные — придерживаемся плана.

— Принято, – ответила Спитфайр.

— Как скажешь, – хмыкнул Ричард. — Пламя, конец связи.

Дракон пошел на новый вираж, и на лагерь вновь обрушилась стрельба, добивая оставшихся солдат.

— Я же говорил, что она справится! – крикнул Соарин. — У нашего Капитана стальные… эм…

— Мы поняли, – засмеялась Флитфут, взглянув на экран турели. — Эй, кажется, я кое-кого обогнала!

Соарин взглянул на экран. Сейчас Флитфут каким-то образом умудрилась перегнать его уже на десяток. Он сурово нахмурился и повернул голову в сторону пегаски. Флитфут показала ему язык и дала очередной залп. Разрыв увеличился.

— Ну уж не-е-ет! – воинственно произнес Соарин и дал свою очередь.

Ричард заканчивал очередной вираж и оба Вондерболта поспешно переместили турели на другой бок дракона. В лагере уже оставалось меньше пары сотен боеспособных солдат, что существенно облегчало эвакуацию обоих Стражей и Спитфайр. Соарин и Флитфут приготовились к финальным аккордам.

Внезапно вокруг стало быстро темнеть. Соарин оторвал взгляд от экрана и посмотрел по сторонам. Небо стремительно застилали серые тучи, скрывая весь остров под темной пеленой. Потребовалось меньше минуты, и все вокруг погрузилось в темноту.

— Ну а теперь что еще за хрень? – Флитфут огляделась.

— Понятия не имею, — Ричард повертел головой в разные стороны. — Становится все интереснее.

Небо над центром острова озарилось зеленым свечением и взорвалось сотней изумрудных ярких искр. Ричард резко остановился и повернул шею к разразившейся вакханалии. Оба Вондерболта припали лицами к кабине.

— Что за?!.. – Соарин быстро направил турель в сторону зеленых искр и включил оптический прицел.

Зрачки пегаса сузили до размеров точки, а по спине прокатилась волна холодного пота.

— Это Пламя! Кажется, у нас гости! – злобно засмеялся Ричард в общий канал связи. — Становится просто дико как интересно!

***

Отдаленное эхо и непонятный шум. Тьма расступилась, возвращая сознание Спитфайр в реальный мир. Капитан попробовала пошевелиться. Острая боль пронзила крыло, грудь и правую ногу. Странно, но помимо боли, она ощутила, что ее поврежденное крыло привязано. Но тогда почему только крыло? Причем привязано оно было к… палке? Ее, что, перевязали? К тому же, по всей видимости, лежала она на какой-то простыне или плаще. Вот сейчас Спитфайр окончательно запуталась. Что произошло? Где она оказалась?

— Над западным лагерем продолжается бой, – словно отдаленное эхо, до нее донесся незнакомый голос.

Лагеря? Бой? Спитфайр вспомнила. Буквально недавно она убегала от грифонского патруля, оглушив одного из солдат в пещере. А потом около входа появилось еще пара грифонов, и она потеряла сознание. Но почему она еще жива? Спитфайр стало жутко. По спине пробежал холод. Капитан решила не двигаться вообще, пока не сможет понять, что сейчас происходит.

— Понятно, – ответил другой голос. — Держите меня в ку…

Оба грифона разом умолкли, словно почувствовали, что их подслушивают. Но как? Она же ведь даже не шелохнулась. Страх еще сильнее проник в сознание Капитана.

— Держите меня в курсе, – вновь прозвучал голос грифона. — Не предпринимайте никаких действий, пока мы не выясним, что происходит.

По пещере прокатилось приглушенное эхо лязгающих доспехов. Один из говорящих сейчас быстро двигался прочь, в то время как другой осторожно приближался к Спитфайр. Ужас сковал пегаску, не давая вздохнуть.

— Вам нечего бояться, мисс Спитфайр, – теперь голос звучал громче.

Откуда он знает, что она пришла в себя? А, впрочем, какая разница, если уже прятаться бесполезно. Капитан медленно открыла глаза и поднялась. Она все еще была в той же серой пещере, в которую влетела на полной скорости. Спитфайр зажмурилась, прогоняя пелену с глаз, несколько раз моргнула и выпрямилась. Пещера оказалась неглубокой, и скудный солнечный свет от входа хорошо освещал все внутри. Ее взгляд сразу же остановился на грифоне, стоящем перед ней.

Солдат был одет в легкую кожаную броню, на правой лапе был закреплен арбалет, а на груди висели несколько лент с арбалетными болтами. Если она правильно помнила слова Спирита на брифинге, перед ней стоял грифонский велит. Помимо снаряжения, плечи и некоторые части легкой брони были вышиты серебром. Видимо, это был кто-то из офицеров. Грифон смотрел на Спитфайр спокойным взглядом, словно ожидая, пока она, наконец, возьмет себя в руки и перестанет тупо пялиться на него.

— П… — Спитфайр попыталась заговорить.

В Горле пересохло. Она тяжело сглотнула, смачивая высохшее горло, и поморщилась.

— Почему… Я еще жива? — с трудом произнесла пегаска.

— Ваш организм функционирует нормально, – спокойно ответил грифон. — Полученные травмы не опасны для жизни.

Спитфайр опустила голову и поперхнулась смешком. Он что, серьезно? Капитан подняла взгляд и увидела такое же спокойное, но немного обескураженное лицо солдата. Видимо, нет, это не шутка.

— «Не опасны для жизни», – хихикающая Спитфайр отмахнулась копытом. — А ты забавный.

— Прошу прощения?.. – грифон удивленно наклонил голову в бок.

«Странно и забавно»

 — И вы даже не будете меня связывать? – Капитан пристально посмотрела на солдата.

— Это необходимо? – грифон взглянул на Спитфайр, словно она спросила такую глупость, после которой у нормального пони одно желание – провалиться под землю.

— Так, хорошо… – Спитфайр помассировала здоровым копытом свой лоб, стараясь понять, в какой бред она только что попала.

В стороне от Капитана прозвучали чьи-то голоса. В нескольких метрах от нее лежал «Оракул», из которого доносилась речь остальной команды. Спитфайр оживилась. Нужно выйти на связь. Она собралась подойти к прибору, как вдруг замерла, повернувшись к грифону.

— Вы не будете возражать?.. — удивленно спросила Капитан, указывая на шлем.

— Нет, – грифон мотнул головой. — Только аккуратно. Эта странная штуковина сильно бьется током, если к ней подойти.

Спитфайр усмехнулась. «Оракул» ей нравился все больше и больше. Капитан с трудом приподнялась, опираясь на здоровую ногу. Все тело затекло, а сломанная нога и ребра лишь подливали масла в этот пожар мучений. Спитфайр издала приглушенный стон и, прихрамывая, приблизилась к «Оракулу». Как только она оказалась достаточно близко, шлем мгновенно включился и направил в сторону Капитана несколько лазерных лучей. Прозвучал грозный писк.

— Эй, ты чего? Это же я! – Спитфайр, отпрянув, нахмурила брови.

Три лазерных луча из шлема быстро пробежали по телу Капитана, заставив ту замереть. Мгновение, и в сторону пегаски выскочило устройство, напоминающее клешню. Прибор обхватил ее «клешней» вокруг шеи, раскрылся и подтянулся ближе, разместившись на пегаске, словно воротник. «Оракул» зажимами аккуратно надавил на шею Спитфайр в нескольких местах, зафиксировав ее и сняв львиную долю боли и неприятных ощущений. С глазами, которые сейчас были больше, чем вход в пещеру, Капитан плюхнулась задом на пол.

— Я хочу забрать его домой… — пропищала пегаска.

Она повернула голову к грифону. Солдат сидел с точно таким же выражением лица. Судя по всему, он был удивлен не меньше Капитана. Боец почесал затылок. «Оракул», который все еще находясь в открытом состоянии, вывел перед Спитфайр прозрачный экран, где сухо и кратко описывалась текущая обстановка и время ее пребывания без сознания. Не прошло и получаса. Она облегченно вздохнула.

— … ней пропала в районе «Пика», – сейчас говорил Марк. — Если она все еще там, мы ее заберем.

— А если нет, то ты бы меня бросил? – язвительно произнесла Спитфайр. — Ты рано списал меня со счетов. Я все еще жива.

— Кэп! – эфир наполнился восторженными возгласами. — Слава Селестии!

— Мы рады, что твоя пегасья задница еще может самостоятельно двигаться, – прозвучал голос Ричарда.

Спитфайр ухмыльнулась.

— Спасибо, «Пламя», – ответила Капитан. — Без вас я бы точно копыта отбросила.

— Рады тебя слышать, Оракул, – произнес Марк. — Оставайся на месте, мы заберем тебя через двадцать минут. Остальные — придерживаемся плана.

— Принято, – ответила Спитфайр.

— Как скажешь, – прорычал Ричард. — Пламя, конец связи.

«Оракул» показал, что оба Стража сейчас в катакомбах под городом. Две точки, обозначающие обоих братьев, сейчас быстро двигались по тоннелям. Рядом с точкой Спирита сейчас находилась красная надпись «Соединение не стабильно. Оценка состояния…». Видимо, Стражу сильно досталось. Но от кого?

— Оракул, это Призрак, – на связь вышел Марк. — Просканируй грифона перед тобой и пришли результаты нам.

Спитфайр удивленно нахмурилась, но повиновалась. Мысленная команда заставила «Оракула» тут же выпустить в сторону велита несколько лазерных лучей и быстро осмотреть грифона с ног до головы. Солдат настороженно отступил и схватился за арбалет.

— Все нормально! – Спитфайр вскинула копыта, что тут же отдалось порцией боли в вывихнутой ноге.

Лицо пегаски скривилось. Грифон осторожно кивнул и принял более спокойную позу. Вел он себя отнюдь не враждебно, словно чувствовал, что у нее сейчас на уме, видимо поэтому, пока и не задавал вопросов, а лишь молча наблюдал, время от времени оглядываясь на вход.

— Ваши результаты, – Спитфайр проводила взглядом исчезающий экран.

Несколько секунд эфир молчал, после чего был нарушен присвистыванием Спирита. Страж прокашлялся.

— Кто же тебя так отделал? – усмехнулась Спитфайр.

— Боюсь, этого мы уже не узнаем, – хрипло произнес Спирит. — Он уже умер. Что у нас там по нашему новому другу?

— Ничего нового, – холодно ответил Марк. — Оракул, включай громкую связь.

Капитан отдала мысленный приказ шлему. Нижняя его часть отодвинулась, и вперед выехал небольшой динамик.

— Здравствуй, Артур! – прозвучал громкий голос Спирита.

Грифон удивленно подскочил, оглядываясь по сторонам в поисках источника.

— Я хочу сыграть с тобой в игру, – голос Стража быстро приходил в норму. — Правила простые — ты должен всего лишь удивленно вытаращить глаза и спросить что-нибудь глупое. Давай попробуем? Твое настоящее имя – Рубио.

Глаза грифона изумленно округлились. Сказать, что солдат опешил, это ничего не сказать. Ошеломленный, он, не сводя глаз со Спитфайр, испуганно сделал шаг назад.

— О…откуда?.. — попытался выдавить из себя грифон.

— Потрясающе! – Спирит вклинился в попытки солдата прийти в себя. — А Вы прекрасный игрок, мистер Рубио!

Спитфайр удивленно подняла бровь. Спирит не отличался предсказуемостью поведения, потому лучше спросить у Оракула. Мысленная команда и перед лицом Капитана появился экран с описанием и изображением отсканированного грифона. Только, это почему-то был отнюдь не грифон.

— Ты… — Спитфайр подняла удивленный взгляд на солдата. — Чейнджлинг?

Грифон сглотнул.

— Я… я не… не понимаю, о чем?.. — солдат помотал головой, стараясь сохранить самообладание.

— Мистер Рубио! – его вновь перебил Спирит. — Ну не будете же Вы врать вашему кумиру? Как не стыдно?

— О…Отк?.. — глаза грифона стали еще больше.

Еще немного, и они вылезут из орбит окончательно и укатятся прочь.

— О святые духи чего-то там! Остановите его кто-нибудь! – засмеялся Спирит. — Это уверенный второй балл!

Теперь пришла очередь Спитфайр удивленно вытаращить глаза. Кумир? Кто? Она? Что вообще происходит? Пегаска удивленно смотрела то на грифона, то на экран с координатами обоих братьев. Зачем она делала последнее, Капитан не понимала.

— Что это значит вообще?! – сердито вырвалось у Спитфайр, вызвав очередную вспышку боли в груди.

Стоящего перед ней солдата объяла зеленая аура. Доля секунды и все обличие грифона растворилось – перья сменились на панцирь, передние лапы превратились в дырявые конечности, крылья стали заметно меньше и прозрачнее. Хоть Капитан сама и не присутствовала в Кантерлоте во время нападения чейнджлингов и Королевы Кризалис, но она читала отчеты. Стоящий перед ней отличался от тех, что атаковали город. Вместо темно-синего панциря и голубых глаз, Чейнджлинг имел ярко-красный панцирь и алые глаза. Да и по размеру он был практически с нее ростом, в то время как в отчете указывалось, что атаковавшие Кантерлот были мельче.

— Давайте я попробую угадать, – нахмурилась Спитфайр. — Стоящий передо мной чейнджлинг никак не связан с атакой на Кантерлот два года назад?

— Браво! – зааплодировал Спирит. — Я надеялся, что ты набросишься на него с криками «За Кантерлот!» и… продул десятку.

Страж хохотнул. Спитфайр посмотрела на несколько информационных экранов перед глазами. «Оракул» уже читал ее мысли и без замедления выдал всю информацию о чейнджлинге, вплоть до имени Королевы и расположении улья.

— Стало быть… — в полголоса произнесла Спитфайр и посмотрела на чейнджлинга. — Другой улей?

— Уровень информированности поражает, – кивнул Рубио. — Меньшего от Принцессы Селестии и не ожидалось. Мы рады, что вы оказались здесь.

— «Принцессы Селестии», – ехидно произнес Спирит и хмыкнул. — Арчи обидится, когда узнает об этом.

— Я думаю, он уже знает, – спокойно ответил Марк. — Рубио, по нашим данным, ваша численность в северо-восточном лагере 98 единиц.

— 92, – ответил тот. — Шестерых пришлось отправить обратно. Сейчас мы контролируем внешнюю связь с остальным островом, потому северо-восточный лагерь пока не знает о вашем присутствии. Мы стали получать тревожную информацию, будто на Цитадель и соседний с нами лагерь совершено нападение. Необходимо было убедиться, кто это, и какие цели преследует, потому мы стали наблюдать и держать собственный лагерь в неведении. Как только мисс Спитфайр оказалась здесь, стало ясно, что не мы одни решили остановить надвигающуюся катастрофу.

— И хорошо, что не начали, – произнес Спирит.

Судя по данным «Оракула», братья прошли уже большую часть маршрута по катакомбам и сейчас находились в их самой нижней точке.

— Артефакт у нас, — продолжил Страж. — Как только мы покинем остров, начинайте эвакуацию. Без этой игрушки, грифоны пойдут на переговоры и откажутся от прямой атаки.

— Хорошо, – кивнул Рубио. — Мы можем еще чем-то помочь?

— Нет, – ответил Марк. — Воздержитесь от каких-либо активных действий.

— Ага! – голос Спирита содержал колкие нотки. — Если вдруг ничего…

Внезапно перед лицом Спитфайр появился экран. «Оракул» тревожно запищал, передавая новые данные и ей, и обоим братьям. Капитан повернула голову в сторону выхода. Идущий оттуда свет стал быстро меркнуть, окутывая все сумерками.

— О-о-о… – холодно протянул Марк. — Смотри, это же то самое «если».

— Дерьмо… — прошипел Спирит.

— Это Пламя! Кажется, у нас гости! – в общем канале раздался злобный смех Ричарда. — Становится просто дико как интересно!

— Дайте нам изображение! – коротко скомандовал Марк.

Перед лицом Спитфайр возник прозрачный экран, на котором она могла видеть, что сейчас творилось над островом. Все небо было затянуто серыми облаками, в то время как над центральным лагерем облака сияли ярким зеленым светом. Из свечения в сторону земли летел изумрудный дождь, каждая капля которого вспыхивала яркой вспышкой, достигнув земли. Изображение приблизилось. Это был явно не дождь. Один из самых укрепленных лагерей штурмовала армия чейнджлингов.

— Что это значит?.. – выдавила из себя Спитфайр.

— Это значит, что мы не успели, – произнес Марк.

— Все просто! – произнес Спирит, явно раздраженный всем этим. — Это называется «задница»! Почему? Потому, что я вырву Кризалис рог и засуну ей его туда!

В пещеру вдруг влетел грифон и тут же повернулся к Рубио. Он тяжело дышал, видимо из-за сильной спешки.

— Рубио… — прохрипел тот.

— Мы уже в курсе, Айзек, – Рубио тоже заметно нервничал. — И вновь она ставит нас всех под удар.

Чейнджлинг повернулся к Спитфайр. В его взгляде читалось одно – жажда услышать ответ на вопрос «И что же делать?». Жаль, но у Спитфайр был тот же вопрос.

— Пламя, план «Б», – в эфире прозвучал голос Марка.

— О! У нас есть план «Б»? – язвительно усмехнулся Ричард.

— Теперь да, – судя по данным «Оракула» оба брата сейчас заметно ускорили движение по катакомбам. — Снимайтесь с текущей позиции и атакуйте юго-восточный лагерь. Основная задача – уничтожить обелиск. После действуйте по обстоятельствам, либо по нашему прямому запросу.

— Но ведь тут еще осталась пара сотен боеспособных куриц! – возразил дракон. — Они ударят нам в спину!

— Пламя, выполняйте приказ, — твердо отрезал Марк.

— Да какое нам дело до этих сумасшедших?! – не унимался Ричард. — Артефакт ведь у нас, пусть сами разбираются!

Глаза Спитфайр быстро бегали по новой информации, любезно предоставленной «Оракулом» именно в этот момент. Жаль, что эти мысли не пришли ей раньше. Слов и цифр было так много, что Капитан не могла понять и десятой доли, однако она уловила самое главное – если грифоны сомнут атакующих – всем конец.

— Он прав! – вырвалось у нее. — Если их убьют, нам всем конец! Кончай спорить!

— Хрен с вами! Идем на другой лагерь! – злобно проревел Ричард. — Одноглазый, я за твою белобрысую не отвечаю! Если ей отрежут башку, вини своего братца! Пламя, конец связи!

Точка, обозначающая расположение дракона и Вондерболтов быстро сменила направление и устремилась в сторону новой цели.

— Рубио, – вновь говорил Марк.

Оба чейнджлинга посмотрели на Спитфайр.

— Эвакуируйте лагерь и уходите с острова, — произнес Страж.

— Что это значит? – Рубио удивленно вытаращил глаза. — В каком смысле, «эвакуируйте»? Вы хотите, чтобы мы ушли?

— Удивительно! Вы получаете третий бал, мистер Рубио! – язвительно усмехнулся Спирит. — Ты угадал, мы хотим, чтобы вы убрались с этого острова ко всем чертям.

Ошеломленный чейнджлинг посмотрел на товарища, затем повернулся к Спитфайр, словно ожидая от нее разъяснений. Капитан молчала.

— Мы потратили столько времени на подготовку! – выпалил Рубио. — Угробили столько времени на скрытное внедрение, а когда открылся реальный шанс помочь, вы просите нас просто убежать, поджав хвосты?!

Капитан немного опешила. Чейнджлинг произносил слова с все нарастающей злобой, и, хоть они были направлены в адрес Стражей, она тоже получала полную порцию этого гнева.

— Вы должны уйти с этого острова! – твердо повторил Марк голосом, который, казалось, был еще холоднее, чем обычно. — Это не ваш бой. Из-за идиотских действий одной сумасшедшей Королевы под ударом оказалось два улья, ты хочешь, что бы под ударом оказался еще и третий?

Рубио опустил голову. Внутри чейнджлинга сейчас бурлил котел из противоречий. С одной стороны он понимал, что говорящий с ним, кто бы он ни был, – прав. Но, с другой, бросить другие два улья?

— Нет… — выдавил из себя Рубио и повернулся к Айзеку. — Мы не будем стоять в стороне. Это не только ваша борьба, это борьба всех нас! Айзек, сообщи Королеве, она меня поддержит. Сейчас нам надо быстро обезвредить грифонов в лагере и идти на выручку остальным.

Замаскированный грифон коротко кивнул и быстро выскочил из пещеры. Рубио повернул голову обратно к Спитфайр. Сейчас он принял довольно опасное решение, о котором может потом пожалеть. Но, по его лицу было видно, что если бы он принял другое – он бы пожалел сразу.

— Долбанное эквестрийское геройство, – фыркнул Спирит. – Ты представляешь, братан, действительно – «тихо не получится»!

— Вы не остановите нас, – произнес Рубио.

На лице чейнджлинга теперь явно читалось некое удовлетворение.

— Либо присоединяйтесь, либо проваливайте, он топнул копытом, — твердо произнес он.

В эфире раздалось улюлюканье и аплодисменты от Спирита.

— Интересно, а в других Системах такой же геморрой с Неприкасаемыми или мы уникальны? – иронично произнес Марк. — Ты прав, помешать я вам не могу. Тогда у меня встречная просьба — ты должен заняться Спитфайр.

— Эй! – возмущенно произнесла Капитан. — Я не собираюсь отсиживаться тут! И мне не нужна нянька чтобы…

— Я и не собираюсь нянчиться с тобой, – перебил ее Марк. — Твои раны – результат твоей ошибки. Но это не должно мешать операции. Рубио, я хочу, чтобы ты отнес ее на вершину «Железного Пика». Оттуда хороший обзор. Поторопитесь, времени у нас почти нет. Призрак, конец связи.

Рация умолкла. Спитфайр сейчас терзали смешанные чувства. Она повернула голову и посмотрела на Рубио. Чейнджлинг сел на задние ноги и выдохнул. Невооруженным глазом было видно, что этот спор дался ему отнюдь нелегко. Он поднял голову и посмотрел на Капитана.

— Все веселее и веселее… — помотала головой Спитфайр, улыбнувшись Рубио. — Кумир, значит?

Чейнджлинг смущенно помялся на месте, отведя взгляд в сторону, словно изучая пещеру. Выглядел он уже намного спокойнее.

— Ну, я был на паре выступлений… — взгляд Рубио описал дугу и уткнулся в пол. — Ладно, был на всех.

Спитфайр усмехнулась. Это отдалось новой порцией боли в груди, но Капитан ее проигнорировала.

— Ну, тогда ты не откажешь даме в помощи? – хмыкнула она.

Чейнджлинг кивнул, кротко улыбнувшись.

— Думаю, я буду не слишком тяжелой, – Капитан, медленно встала с пола. — Если не будет трясти во время полета, дам автограф.

По телу Рубио быстро пробежала еле заметная волна, которая остановилась на кончике его рога. Все тело Спитфайр быстро окутал изумрудный полупрозрачный свет, и она легко оторвалась от пола, подлетев ближе к чейнджлингу. От неожиданности Капитан смущенно ойкнула. Ее словно погрузили в воду, у которой нет температуры. Чейнджлинг развернулся и двинулся к выходу, без труда неся пегаску телекинезом.

— Ну, тогда он у меня в кармане, – улыбнулся Рубио.

***

Марк пробежал глазами по двум экранам перед собой. На одном была карта катакомб, на другом присланная ему «Оракулом» свежая информация о том, что вообще творится наверху.

— После потери связи с артефактом, силы трех лагерей сосредоточились на центральном, – произнес Марк, выключив экраны. — У нас меньше десяти минут.

Спирит повернул голову к брату и хитро улыбнулся.

— Предлагаешь, немного разворошить муравейник? – Страж потер ладони.

— Что-то вроде этого, – кивнул Марк. — Видимо, придется снимать репликатор.

Страж быстро достал из-за спины небольшой контейнер, который был закреплен у него на костюме. Марк взял прибор за нижнюю часть, нажал пару кнопок на крышке и несколько раз повернул ее. Контейнер издал короткий сигнал и раскрылся. Окружающую темноту пронзил яркий изумрудный свет, который тут же отразился от обшарпанных стен и устремился по катакомбам. Потолок под потоками магии стал медленно плавиться и испаряться. Марк поднял голову.

— Оракул, это Призрак, – произнес Страж. — Доложи, что ты видишь?

— Призрак, это Оракул, – ответила Спитфайр. — Я еще не заняла позицию, но могу сказать одно — грифоны около вас с ума сошли. Я фиксирую резкую смену движения солдат от центрального лагеря к вашей позиции.

— Спасибо, Оракул, – Марк взглянул на сияющее в изумрудном свете лицо Спирита. — Действуйте по плану. Конец связи.

— Конец связи, – ответила Спитфайр и отключилась.

Марк дотронулся до крышки, и контейнер вновь спрятал артефакт. Страж быстро закрепил его за спиной, вызвав перед лицом экран с картой катакомб. Оба брата быстро двинулись по тоннелю.

— Ох, сейчас они тут будут землю грызть, – хихикнул Спирит. — Или клевать?

— Не наша забота, – ответил Марк, сворачивая к спуску. – Пошли, у нас мало времени.

Оба Стража продвигались все глубже. По тоннелям стал проноситься гулкий звук, чем-то напоминающий топот. Каждый вход в катакомбы уже был заблокирован грифонами и внутрь устремились десятки солдат, пытающихся найти артефакт. На карте перед лицом Марка исчезли последние метки, и появилось оповещение о том, что они на месте. Страж остановился и дотронулся до стены перед ним, после чего коснулся репликатора на затылке. Устройство издало короткий писк и щелкнуло, отсоединившись от Стража. Все тело Марка стало быстро видоизменяться. Костюм мгновенно подхватывал физические изменения носителя, подстраиваясь под новую форму. Пара секунд, и перед Спиритом уже стоял единорог. Страж припал на одно колено перед братом и ухмыльнулся.

— Как я давно не обнимал пони! – хихикнул Спирит, обняв брата обеими руками, и поднял его над землей.

Рог Марка объяла темно-красная аура и оба мгновенно телепортировались наружу к окраине городка у подножия Цитадели. Страж телекинезом активировал репликатор и принял прежнюю форму.

— Спирит… – холодно произнес Марк.

Все это время Спирит не выпускал брата из объятий.

— Нет! Верни поняшу! – разочарованно протянул тот. — Они такие милые, зачем ты опять принял форму этой лысой обезьяны?

Марк телекинезом разжал его хватку и сделал шаг назад. Небо над островом затянули темно-серые тучи, погрузив его во мрак. Мимо то и дело пролетали группы грифонов с факелами, раздавались звуки труб и выкрики солдат. Весь остров в одночасье пришел в движение, словно огромный муравейник. Оба Стража повернулись и побежали в сторону центрального лагеря.

— Оракул, это Призрак, – произнес Марк. — Мне нужно расположение войск вокруг центрального лагеря.

— Призрак, это Оракул, – отозвалась Спитфайр. — С моей позиции видна только северная часть лагеря и его окрестностей. Передаю вам информацию. По моим данным, чейнджлинги выдвинулись с северо-восточного лагеря на помощь, но они не успеют! Грифоны уже начали атаку.

— Спасибо Оракул, конец связи, – перед глазами Стражей появились экраны.

Даже по частичным данным было ясно, что большая часть войск сейчас устремилась в катакомбы на поиски артефакта, но даже оставшихся с головой хватало, чтобы разнести атакующих в пух и прах. Лагерь был взят в плотное кольцо, которое с каждой секундой сжималось.

— Чур, мои слева! – крикнул Спирит.

— Встречаемся в точке, куда ударит улей Ирбис, – Марк перепрыгнул через валун.

— Я протяну тебе руку помощи, – Спирит язвительно улыбнулся и отсалютовал двумя пальцами.

Оба Стража быстро разделились, огибая атакующую группировку грифонов с разных сторон.

**

Марк проскочил между несколькими группами солдат, тихо пересек заросли кустарника и оказался в тылу правого фланга. Передний край был густо наполнен отрядами триариев, стоящими в шахматном порядке относительно друг друга. В поднятые щиты солдат то и дело прилетало несколько зеленых магических разрядов, однако это никак не могло остановить постепенно приближающуюся армию. Вторая линия, которая находилась под прикрытием триариев, состояла сплошь из велитов, обильно поливающих арбалетными болтами и огненными шарами окопавшихся в лагере чейнджлингов. Если бы не оставленное грифонами оружие, вроде щитов и брони, благодаря которым отдельные группы обороняющихся могли держаться под обстрелом, бой бы закончился, так и не начавшись. Однако этого было недостаточно – как только триарии ворвутся в лагерь, все будет кончено.

В воздухе мелькали группы гастатов. Слишком быстрое приближение к лагерю грозило попасть под перекрестный огонь обороняющихся. Зачарованная броня закрывала не всего грифона, потому пара пропущенных попаданий парализующим лучом грозила закончиться мгновенным выводом из строя. Гастаты лишь кружили вне досягаемости, готовые в любой момент либо обрушиться на головы засевших в лагере, либо отрезать любую попытку к отступлению.

Взгляд Стража остановился на грифоне в золотой броне, который стоял на небольшом возвышении. Трибун быстро отдавал приказы и следил за ходом сражения, то и дело разминая крылья в предвкушении боя. Рядом с ним стояла еще пара солдат – один в серебряной броне, видимо адъютант, и другой, без отличительных знаков.

Марк рванул в сторону трибуна. Грифоны не ожидали атаки одиночного существа, тем более с глубокого тыла. Поэтому, единственное, что успевали сделать стоящие войска – поначалу провожать Марка взглядом, а потом, опомнившись, кидаться в бесполезную погоню. Страж в считанные секунды оказался около командующего. Два быстрых шага, прыжок, и Марк сильным толчком впечатал трибуна и его адъютанта в землю, лишив чувств обоих.

— Чт…чт… — рядом пролепетал солдат.

Марк повернул голову и вонзил черный взгляд в стоящего грифона. Тот смотрел на Стража полными ужаса глазами. Неудачно сделав шаг назад, он оступился и упал на спину. Марк сразу узнал его — старый знакомый с площади.

— Оп…Оп… Опять?.. – испуганный взгляд Лукаса метался от Марка на придавленного им трибуна и обратно.

Сейчас все внимание стоящих вокруг солдат в мгновение ока было приковано к Стражу. Кто-то испуганно и удивленно таращился, кто-то поспешно обнажал оружие и готовился к рывку, но, ни один не понимал, что же сейчас делать. Марк медленно встал и окинул взглядом окруживших его грифонов.

— Чего?! – возмущенно прошипел стоящий неподалеку велит. Броня солдата была сильно помята. — Опять ты?!

— Пошло оно все в Тартар! – другой солдат, стоящий рядом с велитом, бросил арбалет на землю. — Я сваливаю!

Грифон развернулся и в ужасе рванул в сторону леса. Его примеру последовало еще десяток товарищей, имеющих такие же отлично различаемые вмятины на броне.

— Жалкие трусы! – проревел один из центурионов. — Он же один?!

— От и подерись с ним! Нам хватило! – прозвучал ответ офицеру из удирающей группы, которая уже скрылась в лесу.

Марк прищурился.

— Идиоты, чего ст!.. – вновь взревел центурион, указывая мечом на Марка, но не успел договорить.

Короткий рывок в его сторону, и грифон, лишенный сознания, отлетел назад. Офицер ударился в стоящих неподалеку триариев. В нарушенный строй и опущенные щиты тут же устремились десятки выстрелов со стороны лагеря, парализуя грифонов один за другим. Марк мгновенно развернулся и двумя короткими ударами сбил с ног еще двоих солдат, опрокинув их на тех, кто стоял позади. Очередной рывок и Страж врезался в ошеломленных велитов.

«Удар ногой ближайшего, опрокинуть его на стоящих сзади (три ребра, крыло, левая лапа. Не опасен

«Телекинетический взрыв (дезориентация, потеря координации

«Подхватить выроненные арбалеты, два выстрела по сторонам (ошеломление, дезориентация, ослепление. Не опасны

«Перекат в сторону триариев (уклониться от арбалетного залпа

«Правой рукой остановить удар мечом, левой рукой удар в клюв (челюсть, потеря сознания. Не опасен

«Удар плечом правого солдата (дезориентация, передняя лапа, крыло. Не опасен

«Уклониться от меча (прорыв в центр построения

«Телекинетический взрыв (дезориентация, потеря равновесия, потеря сознания

«Подобрать два щита (укрыться от арбалетного залпа

«Рывок с выставленными щитами вдоль линии построения (дезориентация, потеря равновесия, множественные переломы, вывихи, сотрясения

Марк, словно таран, врезался в ряды триариев, сбивая грифонов с ног, сея панику и неразбериху в строю солдат. Опрокинутые, они тут же попадали под обстрел со стороны чейнджлингов и те, кто не успевал прикрыться щитом или выстрел попадал в места, не прикрытые броней, падали парализованные на землю. Страж шел вперед, нанося короткие удары щитами по солдатам каждые десять метров, опрокидывая триариев на велитов, прячущихся за ними. Попытки уклониться от тарана Марка взлетев не имели смысла, потому что грифоны тут же открывали свои уязвимые места под шквальный огонь со стороны обороняющихся.

Прозвучала короткая команда «Перегруппировка!» и боеспособные грифоны, подхватывая товарищей, начали быстрый отход. Переполошив весь правый фланг, осаждающий лагерь, Марк вышел к уже ждущим его войскам с северной стороны. Строй грифонов уже приготовился встретить Марка линией копий и щитов.

Неожиданно в спину легиону ударила большая группа чейнджлингов, нарушив построение и вынудившая войска расступиться, открыв дорогу внутрь. Рядом с Марком с грохотом и улюлюканьем, стоя верхом на щите, плюхнулся Спирит.

**

Спирит обогнул низину, выйдя в тыл легиону. Позади позиции грифонов находилась возвышенность, плавно спускающаяся в сторону лагеря. На вершине стояло два драконоборца в окружении десятка триариев. Один из них был одет в золотую броню, украшенную по всем канонам боевой брони трибуна. Спирит ехидно улыбнулся. Припав на четвереньки, Страж, словно кошка, прошмыгнул между солдатами, чье внимание сейчас было сосредоточено на сражении. Пара секунд, и Страж уже стоял за спиной двух драконоборцев.

— Тут-ту-ру! – Спирит обхватил обоих офицеров за плечи и, облокотившись на них, уставился в сторону боя. — Красиво идут… вон та группа, в полосатых доспехах.

Оба офицера, с глазами, напоминающими четыре лунных диска, уставились на Спирита. Он быстро схватил грифонов за головы и ударил о свою. Офицеры обмякли и, оглушенные, уткнулись в шею Спирита. Страж закатил глаза и, довольно улыбнувшись, мягко вздохнул.

— Держи его! – проревел один из стоящих неподалеку офицеров.

Все грифоны вокруг мгновенно обнажили оружие и ринулись в сторону Стража. Спирит схватил обоих драконоборцев за пояса, подняв их над землей, словно две дубинки и нанес быстрый круговой удар по окружившим его солдатам. Грифоны разлетелись в разные стороны, сбивая с ног стоящих рядом товарищей.

— Вот она! Сила титанов! – взревел Спирит, приковав к себе внимание еще большего числа солдат, и поднял оглушенных драконоборцев перед собой. — Жизнь за Айур!

Встав на лежащий около него щит, Страж рванул вниз по склону, нанося круговые удары то трибуном, то его помощником. Среди войск начала распространяться паника – с одной стороны, Спирит был всего один, и его следовало остановить, но с другой – это нечто с безумной улыбкой маньяка-убийцы ехало верхом на щите в сторону солдат, используя командующего, как оружие. Многие грифоны просто бросали мечи и арбалеты и, срываясь с места, удирали, куда глаза глядят.

— Ну не убегайте! – взмолился Спирит, огрев серией ударов зазевавшихся солдат. — Мы ваши друзья!

Страж на полной скорости врезался в построение триариев, подмяв под себя несколько солдат, затем поднял трибуна лицом к велитам, словно прикрываясь им, в то время как вторым драконоборцем он размашистыми ударами стал отправлять грифонов одного за другим в полет. Находящиеся в лагере Чейнджлинги уже уловили суть происходящего, и концентрировали огонь только на тех грифонах, которые уже попали под удары Спирита. Каждый раз, когда Страж с воплями и выкриками приближался к очередной группе солдат, они уже в спешке оставляли позиции и старались удрать.

— Ну что за невезуха, а? – Спирит поднял перед собой оглушенного трибуна и обиженно посмотрел на того. — Где братский дух? Где желание стоять до конца?

В его сторону прилетело несколько зарядов со стороны лагеря. Два ударились Спириту в плечо и шею. Страж нахмурил брови и повернулся в сторону, откуда был сделан залп.

— Приятель, прости! – раздался возглас из лагеря. — Ошиблись!

— Халтурщики! – выкрикнул Спирит и погрозил кулаком.

Страж повернулся, закинул обоих грифонов на плечи и двинулся к северной окраине базы, где он должен был встретиться с братом. Приблизившись к войскам, окружающих лагерь, Спирит оказался перед стеной щитов и копий. Местность тут так же уходила вниз, плавно огибая стоящую армию. Недолго думая, Страж запустил обоих офицеров в сторону поднятых щитов. Зачарованная броня сделала свое дело — оба драконоборца врезались в построение, опрокинув грифонов, и пробив в нем брешь. Туда тут же устремился Спирит, ударив плечом ближайшего триария. Солдат мгновенно покатился вниз по склону, сбивая с ног своих товарищей.

В этот самый момент в спину грифонов ударила другая группа чейнджлингов. Войска быстро расступились, стараясь не позволить окружить себя. Спирит подхватил лежащий рядом щит и, встав на него обеими ногами, рванул по склону в сторону брата.

**

 — Призрак, это Оракул, – в эфире прозвучал голос Спитфайр. — Не знаю, чего вы там сделали, но судя по поступающим данным, грифоны отступают.

— Выиграли немного времени, – коротко ответил Марк, оглядываясь вокруг.

Стражей быстро окружила группа чейнджлингов, в то время как остальные устремились к лагерю. Обороняющиеся мгновенно открыли огонь по флангам, оттесняя грифонов и не позволяя им помешать прорыву. Практически все чейнджлинги, кто добрался до лагеря, были облачены в грифонскую броню. Некоторые несли с собой по нескольку щитов и других комплектов доспехов. Сейчас, когда база находилась под постоянным обстрелом, лишний шлем или щит вполне способен спасти чью-нибудь жизнь, каждая из которых была сейчас на счету.

— А вот и наши лемминги, – хмуро процедил Спирит.

Вперед вылетел Рубио. Как остальные представители его улья, он тоже был одет в броню триария.

— Значит, это я с вами разговаривал тогда в пещере? – произнес чейнджлинг, быстро осмотрев каждого из братьев.

Марк окинул взглядом окруживших их собратьев Рубио, затем посмотрел на остальных бойцов, быстро влетавших в лагерь. Страж тяжело вздохнул.

— Лучше бы вы уходили, – произнес он, взглянув Рубио в глаза.

Тот испуганно отступил назад.

— То есть, сбежать? – раздался громкий голос. — Когда всей Эквестрии и нашим сородичам грозит опасность?

Стоящие вокруг чейнджлинги расступились, впуская внутрь круга три темных фигуры. Первыми вышли два чейнджлинга-гвардейца. Они были больше, чем самый крупный жеребец земного пони, возвышаясь над остальными, словно деревья над кустарником. Гвардейцы вонзили взгляды в Стражей, пристально осмотрев их, пока не встретились глазами с Марком. Оба настороженно переглянулись и заметно напряглись. Следом за ними к братьям вышла сама Королева улья.

Среди всех чейнджлингов, больше всех выделялись именно Королевы. Ирбис была одним тому живым примером. Она была гораздо выше любого другого представителя ее Семьи. Спинная пластина, грива и глаза были окрашены в характерный цвет ее улья – красный. Грива Ирбис была собрана длинную косу, свисающую практически до самой земли. Прическа несла в себе скорее символический смысл и дань старым традициям, нежели острую необходимость, поэтому некоторые Королевы это просто игнорировали.

— Королева Ирбис! – Спирит вскинул пальцы рук перед собой, образовав что-то наподобие рамки, и нацелил их на Королеву. — Ваша голова отлично будет смотреться над камином Сенатора рядом с Кризалис и Церрой!

Спирит опустил обе руки. Выражение его лица стало недовольным и сердитым. Королева и оба гвардейца замерли, пристально глядя на него.

— Вот только жаль, что после отрезания этой самой башки, ваши тела испаряются, – закончил Спирит и развел руками.

Королева повернулась к Рубио.

— Информированность, как и надменность этих существ, действительно поражает, – произнесла Ирбис, вновь оборачиваясь к Стражам. — Но то, что им удалось совершить, заставляет считаться с ними.

Марк вонзил свой взгляд точно в глаза Королевы. Ирбис оцепенела. Зрачки ее глаз в страхе расширились, а сама Королева испуганно сделала шаг назад. Видно было, что она пытается что-то произнести, но ее горло словно сдавило железной хваткой. Спирит встал между королевой и ее рассерженной свитой.

— Марки, спокойно… — Страж похлопал брата по плечу.

Тот молча отвел взгляд. Над их головами пронесся заряженный болт. Пролетев еще несколько десятков метров, он врезался в землю и взорвался, подняв в воздух комья грязи и пыли. Летящие следом болты были остановлены телекинезом Спирита, который заставил их столкнуться в воздухе.

— Становится дождливо, – кисло произнес он. — Давайте пойдем и поругаемся внутри.

Группа быстро развернулась и двинулась внутрь лагеря. Как только линию баррикад пересек последний чейнджлинг, в проходе сразу же встало несколько бойцов в латах с поднятыми наизготовку грифонскими щитами.

Внутри лагеря царил организованный хаос. Вокруг дымились обугленные остатки грифонских палаток, на земле зияли большие воронки от арбалетных залпов. Однако каменные сооружения почти не пострадали. Чейнджлинги при помощи зеленого геля прикрепили грифонские скуутумы к подобным постройкам, надежно защитив их от огня извне. К вошедшим Стражам и Королеве тут же подлетел чейнджлинг с темно-синим панцирем.

— Не думали мы, что встретим вас тут, – боец поклонился Ирбис и бросил короткий взгляд на Марка и Спирита. — Я провожу вас к Королеве Кризалис.

Невооруженным глазом было видно, что грифоны в спешке покидали это место. В некоторых местах были разбросаны котелки с недоваренной пищей и личные вещи. Но ни одного грифона поблизости не было. Даже при такой внезапной атаке, все солдаты смогли быстро отступить из лагеря, забирая парализованных товарищей, пусть это им и стоило потери большого количества вооружения и доспехов, которыми тут же воспользовались атакующие, организовав круговую оборону. С приходом улья Ирбис, количество боеспособных чейнджлингов на переднем крае немного возросло. Остальные особи метались по лагерю, каждый занятый своим делом: одни переносили раненых, другие сбивались в группы и перелетали с одного опасного направления, на другое, укрепляя место удара. После внезапной атаки обоих Стражей и третьего улья, лагерь получил необходимую передышку для перегруппировки.

— Марк, хочешь, мы сыграем в игру «куда уже хуже»? – Спирит бросил взгляд на группу чейнджлингов с желтыми и зелеными панцирями, торопливо что-то объясняющих новоприбывшим товарищам с панцирями красного цвета.

— То, чего мы и боялись, – хмуро ответил Марк. — Кризалис удалось убедить Церру.

Спирит повернул голову, взглянув на идущую следом Ирбис, которая внимательно прислушивалась к их разговору.

— И теперь, — Марк смотрел перед собой, — помимо нескольких Неприкасаемых в этом месте, мы имеем еще и три самых крупных улья. И все это висит на волоске. Ты часто ныл, что тебе скучно – развлекайся.

— «Этот день будет идеа-а-а-альным…», – кисло пропел Спирит.

Группа быстро вышла к центру лагеря. Место было окружено наспех собранными баррикадами, которые образовывали что-то наподобие круглой арены. Хорошее решение, если придется держать последний бой внутри. Над сооружением летали несколько отрядов чейнджлингов со щитами, старательно отражающие любые случайно залетевшие арбалетные заряды и огненные шары, а вокруг то и дело мелькали остальные бойцы.

Сопровождающий коротко кивнул охране. Два чейнджлинга в латах расступились, пропуская Ирбис и Стражей внутрь. В центре командного пункта находились две Королевы, внимательно слушающие стоящего перед ними чейнджлинга. Закончив им что-то объяснять, боец замер в ожидании. Кризалис коротко кивнула и солдат быстро удалился. Обе Королевы повернулись в сторону вошедших.

Как и Ирбис, две другие главы Семей несли на себе цвета своих ульев: зеленый – Кризалис, желтый – Церра. К тому же, в отличие от Кризалис, грива которой просто свисала с головы и была усеяна дырами, словно прожженная чем-то, прическа Церры была полной противоположностью. Ее волосы были аккуратно собраны в хвост и тщательно вычесаны, что позволяло Королеве сильно выделяться на фоне творящегося беспредела.

Ирбис сделала несколько шагов навстречу и попыталась заговорить, но была внезапно прервана аплодисментами. Следом за ней вошел Спирит, который, не отрывая хмурого взгляда от Королев, громко хлопал в ладоши, занеся руки над головой. Он обошел Ирбис и направился к Церре с Кризалис.

— Браво! – произнес Страж, глядя на Кризалис. — После того идиотизма, который ты устроила в Кантерлоте, все это – просто твой звездный час! И если в случае нападения на город тебя просто надули, то тут у нас полностью добровольное побуждение!

Церра и Кризалис остолбенели. Ирбис попыталась сделать шаг вперед, чтобы прервать Спирита, но была остановлена рукой Марка, преградившей ей путь. Страж повернулся и коротко мотнул головой, давая понять, что сейчас лучше не вмешиваться.

— Ты только посмотри! – Спирит развел руками и указал на снующих туда-сюда чейнджлингов, обороняющих лагерь. — За эти недолгие два года ты умудрилась не только обучить молодняк серьезным приемам, но и увеличить численность улья! И это притом, что тебя разыскивает вся Эквестрия!

Спирит сделал еще один шаг в сторону Королев, к которым все еще не вернулся дар речи. Пара гвардейцев из улья Церры попытались вмешаться, но были остановлены коротким жестом Королевы.

— Чт… Чт… — попыталась выдавить из себя Кризалис, глядя в лицо Спириту.

Страж уже приблизился практически вплотную.

— Что? Что?! – фыркнул Спирит. — Ты достигла потрясающих успехов в своем выводке и выводке Тиморы, царство ей небесное, но теперь ты хочешь это все просто угробить!

Спирит развел руки в стороны и громко засмеялся.

— Потрясающе! – он повернулся к Церре. — А вы, мадам Церра? Я понимаю, что указывать даме на возраст – неприлично, но вы размениваете уже пятый век в этом мире! Как вы повелись на такую глупейшую авантюру?!

— А… А чт… А что мне было делать?! – попыталась защититься Королева. — Стоять и смотреть, как грифоны будут уничтожать все вокруг?!

— А я и не говорил, что вам надо было стоять и смотреть! – Спирит вскинул руки и ткнул пальцем в сторону Ирбис. — Надо хотя бы было договориться о совместных действиях, и, о Боги всех родившихся и не родившихся Систем, хотя бы не атаковать самый центр этого долбанного куриного острова!

Спирит вытянул шею в сторону Церры и злобно посмотрел в глаза Королевы.

— Если бы мы не отвлекли этих пернатых завоевателей, вас бы уже давно выпотрошили! – прорычал Страж.

В спину Спирита прилетело что-то тяжелое. Страж вскинул бровь и ехидно улыбнулся. Он сделал короткий шаг в сторону и поднял телекинезом над собой гвардейца с зеленым панцирем, который, после брошенного в сторону Стража предмета, попробовал протаранить его в спину. Спирит подвесил чейнджлинга вниз головой и поднес поближе.

— Ой! Это правда, то, о чем я думаю? – его язвительный и осуждающий взгляд упал на Кризалис, пока сам Страж указывал пальцем на подвешенного гвардейца. — А она не кусается? Можно погладить?

Не дожидаясь ответа, Спирит повернулся к самке чейнджлинга и подтянул ее поближе. Он обхватил гвардейца ладонями за голову и сложил губы трубочкой.

— Какая же ты милашка! – Спирит засюсюкал, вызвав очередной приступ гнева у подвешенной защитницы Королевы. — Твоя мама потратила столько сил, чтобы вырастить тебя за это короткое время, когда ее улей не просто находился на грани голода, а еще и был в постоянной опасности быть обнаруженным!

Спирит убрал телекинез от гвардейца, перевернул ее в воздухе и схватил в объятия, тесно прижавшись своим лицом к ее лицу. Это вызвало еще больше протеста, попыток вырваться и злобного шипения с ее стороны.

— А самое забавное, – Спирит взял гвардейца под передние ноги и вытянул перед собой, словно плюшевую игрушку, — что твоя мама тебя тут и угробит! Вместе со своим и остальными ульями!

— Понятия не имею, откуда ты все это знаешь… – прорычала Кризалис. — Если нам всем конец, как ты выражаешься, то и тебе тоже!

Спирит откинул гвардейца подальше от себя и телекинезом подхватил стоящий недалеко арбалет. Велит зарядил его магией перед выстрелом, но не успел воспользоваться. Недолго думая Спирит выстрелил себе в висок. Прогремел взрыв. Вокруг места поднялась небольшая туча пыли. Все чейнджлинги вокруг разом переполошились и устремили обеспокоенные взгляды на происходящее. Церра и Кризалис ошеломленно отступили. Из клубов поднятой взрывом пыли резко вылетела рука Спирита, а после и все остальное тело. На нем не было ни царапины. Страж схватил Кризалис за тыльную сторону шеи и подтянул ее ближе, уткнувшись своим лбом в основание ее рога. Единственный глаз Спирита буравил перепуганное лицо Королевы.

— Я – нет, – холодно произнес он. — А вот вы – да. Но если вы все тут подохните, вашу Систему сожрут. А при таком раскладе мое дальнейшее существование просто лишено смысла.

Спирит отпустил Королеву и сделал короткий шаг назад. Между ним и Кризалис тут же встала гвардеец, которая, злобно зашипев, приготовилась ринуться в атаку на Стража.

— Не надо, Верди, — скомандовала Королева.

Гвардеец отступила, встав рядом с ней. Над лагерем повисло молчание, разбавленное только звуками боя снаружи.

— Призрак, это Оракул! Вы меня слышите?! – в эфире раздался голос Спитфайр.

Марк сразу включил громкую связь. Все окружающие быстро повернули головы в сторону Стража.

— У меня плохие новости! — продолжила пегаска. — Грифоны сосредотачивают велитов в северной части лагеря! Кажется, вас хотят накрыть чем-то.

Марк быстро запрыгнул на одну из баррикад и повернулся в сторону координат, переданных Спитфайр. Над верхушками деревьев медленно поднималось тусклое оранжевое зарево. Страж осмотрелся и увидел нечто похожее еще в двух местах.

— Не только с севера, – ответил Марк. — Велиты скапливаются в трех местах. Нас точно хотят выжечь одним ударом. Оракул, сколько у нас времени?

— Секунду, – ответила Спитфайр. — Судя по расчетам, не больше пятнадцати – двадцати минут. Твою мать…

— О! – хлопнул в ладоши Спирит. — Великолепно!

Страж истерически засмеялся и двинулся в сторону одного из выходов.

— Ты куда? – удивленно произнесла Ирбис, сама того не ожидая.

— Пойду, найду кого-нибудь с яйцами! С кем можно будет защитить этот хренов лагерь! – не оборачиваясь, злобно огрызнулся Спирит, продолжая шествие к выходу. — Долбанная Эквестрия со своим долбанным матриархатом!

Воспользовавшись общим ошеломлением, Марк вышел вперед. Все взгляды быстро сосредоточились на нем, словно ждущие ответа на вопросы «что сейчас произошло?» и «что же делать?»

— Оракул, следи за Призраком-2, – произнес Марк, глядя на Королев. — Я помогу чейнджлингам с обороной.

**

 — То-о-орч! – крикнул Спирит.

Страж быстро бежал по лагерю. Над головой стали все чаще пролетать огненные залпы велитов и заряженные арбалетные болты. Грифоны не собирались штурмовать лагерь, но очень хотели удержать находящихся там чейнджлингов внутри. Рядом со Стражем упало несколько болтов, один из которых взорвался. Спирит отряхнулся от упавшей на него земли и злобно фыркнул.

— Да где же этот долбанный любитель радужных хвостов… — Страж пробежал вперед несколько метров и залез на один из вкопанных столбов.

Неопытному взгляду могло показаться, что вокруг царил полный беспорядок, однако любое копошение внизу было подчинено определенной цели. Каждый чейнджлинг точно знал, где он сейчас нужен. Поток движущихся бойцов постоянно нарастал, и в этой неразберихе Спириту необходимо было найти только одного. Взгляд Стража остановился на группе, которая быстро двигалась к восточной стороне лагеря.

— Вот ты где, – хмыкнул Спирит и ринулся следом.

Несколько прыжков и Спирит оказался на подходящем расстоянии для использования телекинеза. Невидимая волна устремилась в сторону группы и вырвала оттуда одного из бойцов.

— Извините, ребята! – крикнул Спирит, поднося схваченного поближе. — Я его забираю!

Чейнджлинг быстро преодолел расстояние над лагерем и приземлился около Стража.

— Что все это значит? – он хмуро покосился в сторону Спирита.

— Притворщик, нет времени! – Страж быстро огляделся. — Если не хотите зажариться, слушай меня внимательно.

— Отк?.. — глаза чейнджлинга расширились, но он быстро подавил эмоции и произнес, чуть ли не шепотом. — Откуда ты меня знаешь и кто ты такой?

— Ты серьезно? – сердито выпалил Спирит. — Какая разница? Хочешь, чтобы мы поиграли в «верю не верю»?! Я тебе говорю, времени нет! Нужно, чтобы ты быстро собрал всех своих головорезов и притащил их сейчас ко мне! Немедленно!

Торч сделал шаг назад и впился недоверчивым взглядом в Стража, словно тот сказал какое-то оскорбление в его адрес.

— Я не буду ничего делать, пока не пойму, что тут происходит, – твердо произнес чейнджлинг.

Спирит вскинул бровь. Он посмотрел на Торча из-подо лба, скривив лицо в злой полуулыбке.

— А ну слушай сюда, моль в обмороке, делать он ничего не хочет! – Страж схватил чейнджлинга рукой и поднял его на один уровень со своим взглядом. — Двадцать долбанных минут и этот гребанный артефакт бы покинул этот поганый остров! Двадцать! Но тут появились вы с вашей не менее долбанной Королевой, заставив нас поменять планы и переться к вам на выручку! Почему? Да потому, что ваша Королева, как и другая толпа твоих черных братьев, являются долбанными Неприкасаемыми, и если они подохнут, баланс вашей Системы будет к чертям нарушен, что приведет к полному ее уничтожению через «ом-ном-ном-ном-ном»! Ни мне, ни моему брату нельзя вмешиваться в подобную хренотень! Стражам запрещено влиять на любые события внутри Системы! Но этим долбанным грифонам помогал, мать его, Инфильтратор, чья цель знаешь какая? А вот и хрен ты угадал! Его задача нарушить баланс вашей Системы! И если ваша Королева с остальными изжарится в ближайшие двадцать минут, то у этого урода все получится, даже после того как я испарил его к чертям! Потому ты сейчас перестанешь строить из себя парня с большими яйцами, а заткнешься и будешь делать так, как скажу тебе я!

Спирит отпустил чейнджлинга и тот плавно приземлился на землю. В настоящий момент глаза Торча были больше, чем все его остальное тело.

— Что?.. — выдавил он из себя. — Я уловил суть… Твою мать, крупом чуял, что что-то тут не так…

Чейнджлинг грубо сплюнул, ударив копытом по земле.

— Вот почему все было так легко и просто, — он закрыл глаза и тряхнул головой.

— Вот и умница! – Спирит похлопал Торча по плечам и тряхнул, приводя того в чувство. — А теперь рысью собери мне всех своих ребят, пока этот лагерь не поджарился.

Торч кивнул и, развернувшись, мгновенно рванул вглубь лагеря.

— Замечательно. Теперь, самое сложное, – Спирит поднял голову вверх и мысленно активировал внутреннюю связь. — Пламя, это Призрак-2. Доложите обстановку.

В эфире раздалось шипение и гулкие удары, словно кого-то били головой об батарею.

— Привет, милый! – прозвучал голос тяжело дышащей Флитфут. — Я так рада, что ты, наконец, мне позвонил. Одну секундочку!

Раздались яростные выкрики, перекликающиеся с ударами, и металлический скрежет, разбавленный руганью и угрозами.

— Мы слушаем! – через несколько секунд вновь произнесла Флитфут. — Мальчики немного заняты, но они тебя услышат.

— Пламя, грифоны сейчас концентрируют большие группы велитов для нанесения удара по нашей позиции, – Спирит вызвал перед собой небольшой экран с картой, помечая места возможного местонахождения скоплений магов. — Если их не придушить, через пятнадцать минут от лагеря останется дымящийся кратер! Необходимо, чтобы вы спустились и разнесли два таких скопления! Координат их у меня нет, потому вам сперва придется их найти.

Из рации вновь раздались шипение и звуки боя.

— Никак нет! – теперь уже говорил Ричард. — Мы и так тут держимся на одном честном слове! Мы сейч…

Разговор вновь прервался шипящими звуками, чередующимися с выстрелами и выкриками.

— Проклятье! Надоедливые курицы! – дракон откашлялся. — Если мы и спустимся пониже для удара, у нас будет только пара секунд! Иначе они нас разорвут!

Спирит выругался про себя. Вариантов решения становилось все меньше. Ну, тут уже ничего не подпишешь.

— Оракул, это Призрак-2, – произнес Спирит. — Ты можешь подсветить свое скопление для Пламени?

— Без проблем, – ответила Спитфайр.

— Тогда план следующий! – Спирит внес изменения в вызванную перед его лицом карту. — Соарин, Флит, работаете по пометке Оракула! Рич, как только спуститесь, бей по моим координатам! Через пять минут я буду на месте. Будьте готовы открыть огонь!

К Спириту поспешно приблизилась группа из шести чейнджлингов во главе с Торчем. Спирит коротко кивнул.

— Оракул, приняла! – ответила Спитфайр.

— С удовольствием поджарю тебе задницу! – рассмеялся Ричард.

— Слышишь, ящерица?! – гневно произнесла Флитфут.

Судя по звукам, она только что ударила кого-то о кабину своей турели.

— Если хотя бы один волосок на его голове сгорит, я сделаю так, что твоя дальнейшая жизнь будет очень скучной! — прорычала пегаска.

— Пламя, конец связи! – рассмеялся Ричард.

Рация умолкла. Спирит с задумчивым лицом повернулся к чейнджлингу, приставил пальцы к подбородку и несколько раз коротко кивнул. Торч удивленно наклонил голову в сторону.

— У тебя когда-нибудь было ощущение, — начал Спирит, — что кто-то очень нежно и бережно пытается вырастить у тебя в груди сердце, чтобы его потом украсть?

— Мое уже похищено, – усмехнулся Торч и удивленно добавил: — А у тебя что, нет сердца?

— Нет! Уже есть! – Страж резко вытянул руку перед лицом чейнджлинга, показывая пальцами что-то небольшое. — Такое ма-а-а-ленькое-ма-а-а-ленькое! Но всё-таки есть!

Поставив ладонь на землю, Спирит мысленной командой вызвал голографическую карту, которая стала формироваться тонкими лазерными лучами из его кисти. Страж посмотрел на Торча и его группу.

— Два из трех скоплений мы обезвредим, — на небольшой карте была изображена крупная группа грифонских велитов. — Мне нужно, что бы вы пробрались к третьему скоплению и не дали грифонам превратить все вокруг в печку. Справитесь?

Чейнджлинги переглянулись и расцвели в злорадных улыбках.

— Кажется, мальчики и девочки, у нас наконец-то появилось стоящее задание, — усмехнулся Торч. – Нос по ветру, Гончие!

***

 — Пламя, выполняйте приказ, – твердо произнес Марк.

— Да какое нам дело до этих сумасшедших?! – прорычал Ричард. — Артефакт ведь у нас, пусть сами разбираются!

Ричард злобно плюнул огнем в сторону остатков лагеря. Приказ идиотский и явно не похож на все действия, которые совершали Стражи до этого. Но, даже в каменно-холодном голосе Марка, Ричард уловил тонкие нотки недовольства. Стражу самому не нравилось то, как все обернулось. Тут дракон был с ним согласен.

«Плохо, когда ты слаб. Хуже – когда у тебя есть сила, но ты не можешь ей воспользоваться»

 — Он прав! – в эфире прозвучал взволнованный голос Спитфайр. — Если их убьют, нам всем конец! Кончай спорить!

Пегаска была права. Если взвесить все то, что случилось с драконом за последние пару дней, подобные решения лучше не оспаривать. Если эти чужаки уговорили саму Селестию вытащить его из Обители Фантомов, то Ричард явно не знал и десятой части всей картины. И это бесило дракона.

— Хрен с вами! Идем на другой лагерь! – прорычал Ричард. — Одноглазый, я за твою белобрысую не отвечаю! Если ей отрежут башку, вини своего братца! Пламя, конец связи!

Дракон резко вскинул крылья, подняв свое тело вверх. Сделав петлю, Ричард устремился в сторону юго-восточного лагеря.

— Эй, полегче! – в эфире группы прозвучал возмущенный голос Соарина. — Я чуть башкой не ударился.

«Жалко, что чуть»

 — И что это все значит? – обеспокоенно произнесла Флитфут, переместив турель в центр спины дракона.

Коммуникатор на глазу Ричарда быстро выдал несколько информационных экранов. Дракон уже достаточно хорошо освоился с этой чужой технологией, которая ему нравилась гораздо больше, чем магия и прочая ерунда, присущая Эквестрии. К тому же, все эти штуки были связаны с тем шлемом на голове Капитана, и иногда, во время коротких передышек, можно было попросить у «Оракула» что-нибудь почитать.

— Все просто, – произнес Ричард. — Видимо, эта самая Королева улья тоже очень важна для наших «супергероев». Меня связывает этот проклятый договор, потому, хотите вы или нет, мы летим долбать обелиск.

«Иначе я бы уже оторвал вам обоим головы»

Дракон злобно оскалился и повернул голову в сторону Вондерболтов.

— И если мы сделаем, как хочет Марк, — продолжил Ричард, — то скоро по нам ударят оклемавшиеся курицы. И они будут очень рассержены. Кажется, я скоро увижу, что пони может сделать грифону.

— Ага, — хмыкнула Флитфут. — Впечатления на всю жизнь. Надеюсь, их будет не слишком много. А то у меня на всех зарядов не хватит.

Перед глазом Ричарда появилось несколько отметок следующих целей и самый короткий маршрут, который позволит избежать ненужного внимания. А, судя по последней информации об оставленном ими лагере, когда грифоны придут в себя и бросятся в погоню, дополнительное «внимание» им точно не нужно. Ричард взмахнул крыльями и свернул, выходя на проложенный маршрут.

— Но что тут делают чейнджлинги?! – вновь произнес Соарин. — Почему сейчас и почему такая безумная атака? И почему мы должны помогать им в этом?

«Одна из немногих здравых мыслей…»

 — Хм… согласна, — в эфире прозвучал голос Флитфут. — Оракул, это Пламя, у тебя там найдется минутка?

— Найдется две, – ответила Спитфайр.

— Кэп, что за ерунда творится с этими чейнджлингами? – спросила Флитфут. — Спроси там это у своей мудреной штуковины.

— У меня есть идея получше, – ответила Капитан. — Мы спросим у одного из них.

«Удивите меня. Очень прошу»

 — Ее шлем и так может? – прозвучал удивленный голос Соарина.

В эфире раздался свист ветра, который был быстро подавлен «Оракулом».

— Рубио, — продолжила Спитфайр, — пока ты еще тут, ответишь на пару вопросов?

— Конечно, – к ее голосу добавился еще один.

— У тебя там что, чейнджлинг? – удивленно выпалила Флитфут.

— Знакомый голос, – так же удивленно ответил Рубио. — Мисс Флитфут?

«Хотите чаю?»

 — Д… допустим… — пегаска попыталась выдавить из себя что-то внятное.

— Ух ты… — хмыкнул он. — Только не говорите, что в этом ужасе участвуют все Вондерболты.

— Нет, – произнесла Спитфайр. — Только я, Флит и Соарин.

— Никогда бы не подумал, что смогу говорить с вами всеми вот так вот, — взволнованно ответил чейнджлинг. — Для нас это… немного сложнее. Хе-хе, мечты сбываются. Жаль только, что так и в таком месте.

Ричард махнул массивными крыльями, набирая высоту. Проложенный маршрут действительно позволял пролететь незаметно через некоторые патрули, висящие теперь в воздухе повсюду. Этому еще способствовали непонятно откуда взявшиеся тучи, закрывшие небо и погрузившие все во мрак. Если бы не коммуникатор, Ричард и сам бы тут заблудился.

— Я в кумирах у… чейнджлингов? – немного ошарашенно произнес Соарин.

— Да даже моя бабка от тебя тащится, – язвительно рыкнул Ричард, сделав еще один поворот. — Автограф дашь?

Флитфут и Спитфайр рассмеялись.

— Не будем отвлекаться, – произнесла Капитан. — Рубио, что вы тут делаете?

— Немного странный вопрос, – ответил тот. — Если коротко, то наш вид очень сильно связан с пони. Мы питаемся вашими эмоциями, поэтому если вас не станет – мы обречены на голодную смерть. Это если кратко, потому что у меня уйдут часы на то, чтобы объяснить остальное. Чем лучше и безопаснее живете вы, тем лучше нам. К тому же, у меня слишком много хороших друзей среди пони и я, как вся моя семья, буду первым, кто будет стоять на баррикадах при необходимости.

— Что-то слабо верится во все услышанное, – хмуро произнес Соарин. — А нападение на Кантерлот?

— Черное пятно в нашей истории… — коротко ответил Рубио. — Извините, что не могу ответить на все ваши вопросы, мне пора.

— Спасибо и на этом, – попрощалась Спитфайр и добавила: — Это был не их улей.

— Не их? – голос Соарина был удивленным.

— Долгая история, расскажу потом, – ответила Капитан. — У нас пока и так хватает проблем. Сейчас Центральный лагерь в осаде, но пока только силами одного легиона. Когда вы уничтожите обелиск, грифоны наверняка направят на чейнджлингов большую часть войск, которые сейчас ищут артефакт. Но если обелиск не уничтожить, он просто не позволит никому выйти из лагеря живым. К тому же, судя по моим данным, грифоны его уже практически зарядили. Так же по ним скоро ударят остатки северо-западного лагеря, и, смилуйся Селестия, если улей Ирбис не сможет справиться с северо-восточным лагерем, то удар будет сильнее. В общем, скоро там будет действительно жарко. Проклятье, я не завидую этим ребятам. Вам я советую атаковать и скрыться на высоте, иначе вы рискуете сами попасть под удар. Буду следить за ситуацией. Оракул, конец связи.

— Спасибо, Кэп, держи нас в курсе, – ответил Соарин. — Пламя, конец связи.

Все коммуникаторы издали короткий звук. До цели оставалось не более пяти минут лету. Гнетущая атмосфера постепенно набирала силу.

— Забавно, верно? – Ричард начал набор высоты перед пикированием.

— Что забавного? – хмуро спросила Флитфут.

— Эти сумасшедшие чейнджлинги, – усмехнулся дракон. — Они единственные, не считая двух наших Стражей, пришли сюда, чтобы помочь вам.

Ричард ухмыльнулся. Сейчас его посетила интересная идея. Странно было только то, что она пришла в голову именно ему.

«Зачем я это делаю? Наверное, потому что это весело»

 — Вот ведь!.. — выпалил Соарин.

Послышался гулкий удар о крышку турели.

— Ричард ведь прав, — продолжил пегас. — Мы бы так ничего и не узнали, пока нас бы не пришли убивать. Но почему они ничего не сказали нам? Не поговорили с Селестией?

— Им бы вряд ли поверили, – произнесла Флитфут. — Особенно, после их великолепного появления во время свадьбы в Кантерлоте. Это все бы выглядело, как попытки поссорить нас с грифонами, а подобных чейнджлингов-альтруистов бы просто схватили и посадили. Дьявол…

— И все же эти ребятки жертвуют собой ради вас, – издевательски протянул Ричард. — Как это трогательно.

«Героический порыв через три, два, один…»

 — Мы должны им как-нибудь помочь!.. — в голосе Соарина чувствовалось желание действовать.

— Наш черноглазый не одобрит, – Ричард широко улыбался.

— А мы ему и не скажем, – уверенно произнесла Флитфут. — Нам был отдан приказ действовать по ситуации после уничтожения обелиска. Вот только…

Пегаска запнулась. Ричард мысленно вызвал информационный экран на коммуникаторе, в котором отображалось текущее состояние боезапаса каждой турели. Не надо было быть гением, чтобы понимать, что так смутило Белобрысую. У каждого орудия оставалось меньше пятой части заряда.

— Да… не густо, – протянул Соарин. — Вот только… А, в Тартар! Я хочу побыть героем! Пока вся Эквестрия в неведении сопит в подушки, эти ребята, не прося ни о чем, решили сделать хоть что-то! Да, энергии у нас почти не осталось. Но у меня есть еще мои копыта!

«Эквестрия. Эквестрия никогда не меняется»

Ричард повернул голову вперед. Отсюда уже был виден яркий огонек обелиска, сияющий в темноте. Еще немного.

«Ты сам этого хотел»

 — Опять этот слащавый пегасий героизм, – язвительно ухмыльнулся дракон. — Наверное, поэтому я соглашусь на эту самоубийственную выходку. Я так часто мечтал о смерти последние пять столетий… А сейчас представился такой отличный шанс откинуть лапы. К тому же, если всех их перебьют, нам все равно всем крышка! А лучше способа ее отметить я и не вижу!

Дракон злобно рассмеялся, выравнивая курс. Остались последние несколько сотен метров, и можно начинать пикирование на обелиск. Грифоны не успеют отреагировать и ответить огнем на огонь.

— Ну, тогда я с вами, мальчики, – усмехнулась Флитфут.

— Эй, а я и не заметил, – голос Соарина был немного удивлен. — А ты, оказывается, почти победила. Перегнала меня и практически догнала нашего маньяка. Хороший повод выжить.

Ричард посмотрел на небольшой экран, где велся подсчет. Напротив имени Флитфут действительно стояла трехзначная цифра, которая была всего на несколько единиц меньше, чем у него. Дракон усмехнулся.

— Жаль, что даже если я выживу, — произнесла Флитфут на удивление спокойным голосом, — получить свой приз я вряд ли смогу.

— В каком смысле? – Спросил Соарин.

«Да, ведь так трудно понять, о чем болтает эта кобыла…»

 — Я не наивный жеребенок, – грустно усмехнулась Флитфут. — Возможности этих двух братьев действительно потрясают. И эти возможности им были даны для чего-то большого и важного, в которое явно не входит сюсюканье со мной.

Пегаска вновь печально усмехнулась.

— Это… — протянул Соарин.

— Это нормально, — прервала его Флитфут. — Они нас хорошо знают. Не надо быть гением, чтобы угадать точный ответ. Но я странная. Я знаю, сколько будет «два плюс два», но если во мне поселится надежа, что в конце будет цифра «три», я буду верить в это, пока ты не поднимешь бумажку и не переубедишь меня. И я благодарна ему уже за то, что он мне в этом подыграл. Из всех, кто мне встречался раньше, только он не пытается кому-то понравиться… Наверное, именно поэтому он так нравится мне.

— Как ни странно, — хмыкнул Ричард, — но я тебя понимаю. Надежда сильная штука. Приторная, слащавая, до омерзения мягкая и теплая, но сильная.

Ричард остановился и завис в воздухе, размахивая огромными крыльями.

— Вот мы и на месте! – произнес он. — Наконец-то хоть что-нибудь вас заткнет!

Дракон опустил голову вниз и взглянул на самую яркую сияющую точку, окруженную другими, более мелкими и менее яркими. Она выглядела как что-то прекрасное в черном океане внизу. Словно королева, окруженная тусклыми и менее благородными завистниками, наполняющая все вокруг своей красотой. А Ричард так любил уничтожать все прекрасное. Пасть дракона расширилась в безумной улыбке.

— Это дорога в один конец, мои маленькие пони! – взревел Ричард, начиная пикирование.

— Тогда продадим свои шкуры подороже! – злобно усмехнулся Соарин.

Дракон крутанулся вокруг своей оси и устремился вниз, со свистом разрезая воздух. Прибор бешено отсчитывал расстояние до земли, приближаясь к отметке, когда можно открыть огонь. Флитфут и Соарин уже переместили турели на правый бок Ричарда, готовые стрелять. Секунды слились в мгновения, утекающие со скоростью, которую не то, что почувствовать, невозможно осознать.

Короткий сигнал. Ричард выпустил в сторону земли три огненных шара и резко повернулся в сторону, подставляя обелиску свой правый бок. Темноту пронзило две коротких световых вспышки, которые тут же попали в охранную сферу. Верхушка башни мгновенно вспыхнула светло-голубым светом, испуская электрические разряды в разные стороны. Через секунду в обелиск врезались три огненных шара. Перегруженная сфера не выдержала и взорвалась, разметав остатки башни вокруг. Оба Вондерболта победоносно закричали.

— Пламя, это Оракул! – в эфире прозвучал взволнованный голос Спитфайр. — Все как я и боялась! Улей Ирбис уже соединился с Призраком и остальными чейнджлингами в центральном лагере, только вот грифоны слишком быстро оклемались после их удара! В вашу сторону сейчас направляются около четырех сотен гастатов и велитов! Не считая тех, кто уже там.

— Спасибо, Оракул! Мы займемся! – задорно произнес Соарин. — Не переживай!

— Что значит «мы займемся»?! – после короткой паузы, спросила Капитан.

— Значит, что не беспокойся об этом, — ответил Вондерболт. — Все будет в лучшем виде!

В эфире воцарилось молчание.

— Надеюсь, вы знаете что делаете, – произнесла Спитфайр. — Наподдайте этим курицам за мое крыло. Оракул, конец связи.

— Как скажете, Оракул! – рыкнул Ричард. – Пламя, конец связи!

Ричард набрал высоту и повернул в сторону центрального лагеря, куда сейчас стекались все силы грифонов. Коммуникаторы одновременно пискнули, и перед глазами дракона и Вондерболтов всплыл экран, усеянный сотнями точек, движущимися им на встречу.

Флитфут и Соарин молчали, и теперь эта тишина казалась немного чужеродной и даже противной. Ричард за последние пару дней часто хотел оказаться в тишине, где не будет всей этой болтовни. И вот настало затишье. То, которого одни ждут с нетерпением, а другие боятся.

«Желания имеют свойства сбываться»

Оба пегаса держались стойко. Неизвестно почему, но дракон почему-то именно сейчас отметил это. Многие от такого морального и физического напряжения уже впали бы в истерику или отчаяние, но не эта парочка. Особенно, если учесть, что подобное приключение у них впервые. Пусть так, они молодцы. Но это не отменяет того факта, что Ричард все равно горел желанием откусить им головы.

— Проклятье… — произнес Соарин. — Что-то меня немного трясет.

— А ты дыши глубже, – усмехнулась Флитфут. — А то…

— Снейк, прием! – пегаску прервал непонятно откуда-то взявшийся незнакомый голос в эфире.

Оба Вондерболта и Ричард удивленно вскинули головы.

— Кто? – удивленно спросил Соарин.

— Ой, не та Система, – ехидно произнес голос. — Извиняюсь.

Коммуникаторы и панели на турелях по непонятным причинам оживились, пропустив через себя прозрачный поток цифр и букв. Ричард злобно рыкнул.

— О, у вас тут, похоже, кое-какие проблемы с грифонами, – усмехнулся голос.

— А ты вообще кто? – удивленно спросила Флитфут.

— Ну… — протянул незнакомец. — Если все пойдет хорошо, через пару месяцев можешь называть меня «папой».

— А?!.. – пегаска попыталась сказать что-то внятное, но ее вновь перебили.

— Ой-е-ей! – продолжил незнакомец. — Какие вы, оказывается, расточительные.

Перед лицом Соарина и Флитфут появился экран с изображением текущего боезапаса каждой турели. Внезапно цифры заряда стали расти, пока не достигли половины того числа, который был им выделен с самого начала. В эфире раздался звук, словно что-то уронили. Видимо, это была челюсть Соарина.

— Эта?.. Как?.. Что?.. – пытался выдавить из себя ошеломленный пегас, но у него ничего не получалось.

— Дай-ка я угадаю?.. – произнес Ричард.

— Нет, Ричи, нельзя, – голос перебил дракона. — Нарушишь всю интригу. Так, что я еще хотел? Ах да!

На главный экран турели выплыл еще один экран с графиками и инструкцией, которая описывала скрытые свойства орудий обоих Вондерболтов.

— «Пучок», – продолжил незнакомец. — Тратит примерно в пять раз больше энергии, чем обычный выстрел, но позволяет поразить несколько целей одновременно. Радиус взрыва около 40 метров. Сможете накрывать большие скопления наших пернатых друзей. И еще одно, видите черную коробку справа?

Соарин повернулся и посмотрел в сторону от себя. Внизу находился ничем не примечательный прямоугольный выступ. Вдруг что-то приглушенно щелкнуло, и верхняя часть выступа отъехала в сторону. Изнутри коробки вверх медленно поднялся странного вида прибор. Устройство раскрылось и издало негромкий писк.

— «Силовая перчатка». Долго рассказывать, что это такое, – продолжил незнакомец. — Просто наденьте ее на свою переднюю ногу и при необходимости вежливо бейте грифона в любую часть тела.

Хуже уже все равно не будет. Соарин поместил правую ногу в выемку на приборе. Устройство мгновенно захлопнулось и через пару секунд удобно закрепилось на ноге пегаса. Верхняя часть прибора заискрилась синим и красным светом, подтверждая готовность к бою. Пегас присвистнул.

— Мать моя пегаска… — ошеломленно протянула Флитфут. — Почему Марк нам раньше об этом не сказал?

— А он и не знал, – хихикнул незнакомец. — Здорово, когда Марк чего-нибудь не знает. Времени мало, не отвлекаемся! Слушайте сюда.

На коммуникаторах перед глазами Ричарда и пегасов появился новый экран с изображением грифонов и силуэта дракона.

— Вас скоро будут ждать минуты незабываемых ощущений! – продолжил незнакомец. — Велиты будут держаться на определенном расстоянии, пытаясь поразить крылья Ричи.

На экране отобразилась группа грифонов, которая атаковала силуэт дракона.

— Гастаты будут пикировать с большой высоты, стараясь закрепиться на спине и нанести урон либо крыльям, либо шее, – на новом изображении другая группа грифонов при помощи стальных когтей атаковала спину дракона. — Соарин, Флитфут, ваши первоочередные цели – это велиты, потом уже разбирайтесь с десантом.

Картинка на экране вновь изменилась. Теперь там был изображен только дракон. Перед ним находились указательные стрелки с текстом.

— Ричард, – дракон прислушался. — Ты и сам знаешь, что делать. Только маневрируй на высоте между 4 и 5 километрами.

— С целью? – спросил тот.

— Вы скоро можете понадобиться, – все многочисленные экраны быстро спрятались, оставив перед лицом Вондерболтов и Ричарда только самое необходимое.

— Это все?.. Но зачем? – удивленно произнесла Флитфут, рассматривая устройство на своей ноге.

— Ну… — голос незнакомца усмехнулся. — Я думаю, что в вашем тандеме хватит и одного одноглазого.

Ричард язвительно хмыкнул.

«Кто бы сомневался»

 — Помогите моим парням, – голос незнакомца теперь звучал твердо и серьезно. — Конец связи.

Рация умолкла.

— Ну, сальто мне по крупу, — усмехнулась Флитфут, — кто бы ты ни был, спасибо тебе!

— Кажется, наши шансы резко выросли! – задорно произнес Соарин.

— А вот сейчас и посмотрим! – Ричард расправил крылья и резко спикировал вниз.

Небо внизу было усеяно множеством оранжевых точек, которые медленно двигались в сторону лагеря. Некоторые из грифонов несли с собой факелы, позволяя остальным солдатам видеть свое местоположение и не нарушать строй. Внизу на земле таких факелов было еще больше, и вся эта армия сжимала кольцо вокруг лагеря. Носители ориентиров были также хорошо видны Ричарду, который тут же нацелился на самого крайнего факелоносца.

— Давайте встряхнем этот курятник! – проревел Ричард.

Флитфут и Соарин мгновенно развернули турели в разные стороны.

— Жги, Ричард! – прокричали оба стрелка, вторя друг другу.

Ричард врезался в первую летящую группу грифонов, накрыв их пламенем. Выйдя из пике, дракон молниеносно выровнялся и устремился через построение солдат, двигаясь сквозь них по диагонали. Небо в одночасье озарилось оранжевыми, красными и светло-голубыми вспышками. Стремительная атака сверху застала грифонов врасплох и те, кому посчастливилось сразу не попасть под шквальный огонь, сталкивались с другими солдатами, сея еще большую панику и сумятицу в рядах. Пронзив строй, как нож масло, Ричард, используя остатки скорости, резко задрал голову и устремился вверх. В ту же секунду коммуникаторы каждого члена отряда вывели экран, на котором была изображена большая группа грифонов, разворачивающаяся прямо на них.

Не прошло и полминуты, как над набирающим высоту Ричардом уже появилось несколько отрядов велитов. Солдаты вскинули арбалеты, готовясь дать первый залп, но были встречены одновременным выстрелом обеих турелей. Два пучка энергии взорвались в самой гуще грифонов, на долю секунды озарив небо сотней кривых нитевидных молний. Оглушенные велиты полетели вниз. Не давая передышки, на спину Ричарду посыпались гастаты, которые тоже были встречены огнем турелей. Все грифоны, которые пытались зайти дракону снизу или спереди, натыкались на стену пламени и, обожженные, падали вниз. Часть солдат, сумевших зайти со спины Ричарда, избежала шквального огня турелей, и гастаты приземлились на спину дракону, вонзив когти в прослойки между броней.

— Я займусь! – тут же крикнула Флитфут.

Пегаска быстро переместила орудие в центр спины Ричарда, попутно спихнув несколько грифонов за борт. Оказавшись в центре, Флитфут прокрутила орудие, намотав часть грифонов на ствол турели, и выбив другую прочь. Она дала короткую очередь, в сторону хвоста дракона, прибив еще пару солдат и заставив еще нескольких в панике броситься вниз. Несколько острых когтей заскребли по прозрачному стеклу кабины пегаски.

— Вот ведь!.. – злобно прошипела Флитфут, быстро открыв кабину.

Сильный удар силовой перчатки вышиб любое подобие сознания у первого гастата. Три других попытались атаковать открывшуюся Флитфут, но в этот момент Ричарда сильно тряхнуло. Когти одного угодили в кабину, клюв второго встретился с силовой перчаткой, а третьего сдуло порывом ветра. Пегаска быстро уселась назад и захлопнула турель. Прокрутка вокруг своей оси и два залпа выкинули со спины дракона часть нового десанта, только что успевшего приземлиться.

Коммуникатор вывел перед Ричардом высоту. Они уже приблизились к отметке в пять тысяч метров.

— Идем вниз! – прокричал Ричард в рацию, полыхнув перед собой очередной порцией огня, которая отбросила подлетающие подкрепления.

Дракон наклонил шею вниз и ушел в пике. Скорость начала быстро расти, отбрасывая не закрепившихся солдат прочь. Соарина и Флитфут вжало в сидения, не давая пошевелиться. Часть гастатов, продолжала цепляться за спину дракона, вонзив когти в шкуру под чешуей. Спина Ричарда от этого начинала сильно зудеть, что дракон просто на дух не переносил.

— Да что же с ними делать?! – прорычал дракон.

— Сделай бочку! – выкрикнул Соарин.

«А это идея»

Пасть Ричарда расцвела в злобном оскале. Сохраняя высокую скорость, дракон резко наклонился в сторону и крутанулся вокруг своей оси. Всех гастатов мигом сдуло с него, а в эфире прозвучал гулкий удар с сопутствующими выражениями, трудно различимыми из-за обильного присутствия шипящих и ойкающих звуков.

— Я же пошутил! – прозвучал обиженный голос Соарина.

Ричард рассмеялся. Датчик в коммуникаторе отсчитывал последние метры. Дракон вышел из пикирования, выровнялся и, направив очередную струю огня перед собой, начал новый подъем. На спину вновь посыпались грифоны.

Соарин быстро повернул турель и парой залпов сбил прицеливающихся велитов. Вокруг пегаса опять стали приземляться гастаты. На этот раз грифоны уже не лезли на рожон, а закрепившимися бойцами сбивались в небольшие группы и атаковали стрелков одновременно. Несколько солдат подлетели к турели Соарина и уперлись плечами в основание пушки, пытаясь заблокировать ее. Пару гастатов запрыгнули сверху, стараясь когтями разбить стекло и добраться до пегаса.

— Не в мою смену! – взревел Соарин.

Турель быстро крутанулась вокруг своей оси, сбросив большую часть атакующих вниз. Один грифон умудрился удержаться и остался висеть. Солдат быстро схватил висящий у него за спиной сверток ткани и накинул на турель, блокируя обзор Соарину. Пегас раздраженно фыркнул. Он быстро раскрыл кабину, пытаясь стряхнуть ткань с турели, но оставшийся гастат быстрым взмахом крыльев прыгнул на пегаса сверху. Острые когти врезались в силовую перчатку, сжав ее железной хваткой, в то время как другой лапой грифон держался за открытую кабину.

— Вот же зараза!.. – Соарин стал свободным копытом лупить по шлему грифона. — Отцепись!.. Ты… долбанная курица!

Вокруг открытой турели приземлилось еще несколько солдат, старающиеся развить успех товарища и добраться до пегаса. Злобно рыкнув, он вновь раскрутил турель вокруг своей оси, сбив нескольких вниз. Два других солдата были обезврежены залпом из турели Флитфут.

— Спасибо!.. – прохрипел Соарин, продолжая бить насевшего на него гастата по шлему.

Еще несколько ударов. Копыто пегаса горело, но боли Соарин не замечал. Вокруг уже собралась большое количество велитов, которые выстрелили по крыльям Ричарда десятками арбалетных болтов. Часть их пролетела мимо, потому что Ричард успел сложить крылья, потеряв немного скорости. Однако следующий залп грозил непременно достичь цели.

— Хватит там халтурить! – раздался злобный рев Ричарда.

Соарин откинулся на сиденье и вложил в удар весь свой вес. Шлем слетел с гастата, заставив того отлететь ближе к крылу дракона. Грифон ухватился одной лапой за пластину и чудом удержался на Ричарде. Соарин быстро сел назад и дал залп по велитам. Яркая вспышка, и оглушенные грифоны полетели вниз. Пегас попытался закрыть турель, но одна из перчаток гастата, с которым он только что сражался, застряла, не давая закрыть кабину. Вокруг Соарина вновь приземлилось несколько солдат.

— Да что б тебя!.. – прорычал Вондерболт и, развернув турель, дал очередь по новому десанту.

Ричард на долю секунды остановился и начал заходить в очередное пике, в то время как Соарин сильными ударами задней ноги пытался выбить застрявшую перчатку. Когда дракон уже наклонился и начал быстро набирать скорость, горло Соарина внезапно схватила грифонья лапа. Пегас машинально выставил силовую перчатку перед собой, заблокировав идущий следом удар стальных когтей, метивший пегасу ровно в правый глаз. Свободным копытом Соарин нанес короткий удар грифону в лицо, но из-за быстро растущей скорости во время очередного пикирования, удар оказался слабым. Копыто лишь впилось в подбородок гастата. Пегас вжал голову в плечи, а резкое пикирование немного ослабило хватку грифона, позволяя Вондерболту дышать. Сейчас на Соарина смотрело два злобных глаза, а самым забавным было то, что это была грифина. В эти секунды полыхающего сражения, пегас нашел в этом тонкую иронию. Пока он методично сбивал обычных солдат, самые большие проблемы сейчас у него вызывала именно вот эта курица.

— Отцепись… ты!.. – прохрипел Соарин, сильнее вжав копыто в глаз гастатки.

— Я… лучше отцеплю тебе голову!.. – прорычала она, усилив хватку.

В этот момент Ричард сделал очередную «бочку» и Соарин сумел скинуть со своего горла лапу грифины, нанеся резкий удар ей в подбородок. Гастатка ухватилась за открытую кабину и повисла на одной лапе, болтаясь из стороны в сторону. Постепенно дракон начал выравниваться, что позволило ей вновь подскочить к открытой турели, но грифина была тут же встречена резким выпадом Соарина. Гастатка отклонилась, пропустив удар перчатки в считанных сантиметрах от своего клюва, но, потеряв равновесие, отлетела к правому боку Ричарда, ухватившись за пластину. Соарин воспользовался передышкой и мгновенно развернул турель, послав несколько пучков в сторону подоспевших велитов.

— Да что там у тебя происходит?! – в эфире прозвучал голос Флитфут.

— У меня проблемы с поклонницами! – огрызнулся Соарин.

Он сделал очередной залп в сторону нового десанта гастатов. За край турели опять ухватилась стальная перчатка, сопровождаемая не менее стальным взглядам в сторону пегаса.

— Да что же ты будешь делать?!.. – злобно прорычал Соарин.

Ричард выстрелил очередной струей пламени в сторону летящих грифонов и вновь задрал голову, начиная очередной подъем. Атаки с каждым виражом не ослабевали. Казалось, что грифоны каждый раз осваивали какой-то новый прием и старались, во что бы то ни стало, удивить им Ричарда.

— Пламя, это Призрак-2, – в эфире прозвучал голос Спирита. — Доложите обстановку.

«Самое время»

Перед Ричардом появилась большая группа велитов. Дракон глубоко вдохнул и послал струю огня перед собой, распространяя ее по спирали. Арбалетные болты взрывались, не долетев до дракона. Ричард послал еще несколько огненных шаров в сторону перезаряжающихся солдат.

— Привет, милый! – ответила Флитфут.

Она тяжело дышала, но из всей троицы, видимо, только пегаска сейчас могла говорить.

— Я так рада, что ты, наконец, мне позвонил, — добавила Флитфут. — Одну секундочку!

За спиной Ричарда промелькнуло несколько светло-голубых вспышек, пока сам дракон выкинул очередную струю пламени перед собой.

— Мы слушаем! – через несколько секунд вновь произнесла пегаска. — Мальчики немного заняты, но они тебя услышат.

— Пламя, грифоны сейчас концентрируют большие группы велитов для нанесения удара по нашей позиции, – в коммуникаторе Ричарда всплыл небольшой экран, на котором быстро отобразилась текущая ситуация внизу. — Если их не придушить, через пятнадцать минут от лагеря останется дымящийся кратер! Необходимо, чтобы вы спустились и разнесли два таких скопления! Координат их у меня нет, потому вам сперва придется их найти.

— Никак нет! – прорычал дракон. — Мы и так тут держимся на одном честном слове! Мы сейч…

Рядом с головой Ричарда пролетело несколько арбалетных болтов, один из которых взорвался рядом, осыпав дракона осколками. Бронированная чешуя выдержала.

— Проклятье! Надоедливые курицы! – Ричард откашлялся. — Если мы и спустимся пониже для удара, у нас будет только пара секунд! Иначе они нас разорвут!

В эфире на секунду повисло молчание.

— Оракул, это Призрак-2, прием, – вновь произнес Спирит. — Ты можешь подсветить свой лагерь для Пламени?

— Без проблем, – ответила Спитфайр.

— Тогда план следующий! – коммуникатор сразу же отреагировал на слова Стража, выводя новые данные. — Соарин, Флит, работаете по пометке Оракула! Рич, как только спуститесь, бей по моим координатам! Через пять минут я буду на месте. Будьте готовы открыть огонь!

— Оракул, приняла! – ответила Спитфайр.

Пасть Дракона оскалилась в улыбке, и он даже не заметил, как протаранил несколько атакующих гастатов своим лбом.

— С удовольствием поджарю тебе задницу! – рассмеялся Ричард, послав очередную струю пламени в грифонов, пытающихся атаковать его снизу.

— Слышишь, ящерица! – вновь говорила Флитфут, чей сердитый голос был разбавлен гулкими ударами чьей-то головы обо что-то твердое. — Если хотя бы один волосок на его голове сгорит, я сделаю так, что твоя дальнейшая жизнь была очень скучной!

— Пламя, конец связи! – Ричард рассмеялся, входя в очередное пике.

На коммуникаторе дракона высветился таймер и направление, показывающее, где и когда именно им следует быть. Эта идея понравилась Ричарду ничуть не больше прошлой, когда им было приказано бросить недобитый лагерь, но тут ничего уже не попишешь. Находясь в пике, он слегка повернулся и направился в сторону велитов, готовящихся накрыть обороняющихся.

— Вы слышали его ребята! – произнес Ричард. — Через пару минут выйдем на точку! Будьте готовы стрелять!

— Соарин! Реинбоу тебя еще не отвергла! — произнесла Флитфут, прервавшись на очередную серию гулких ударов. — Так что выкинь ты уже свою новую поклонницу к тартаровой матери!

— Если ты такая умная!.. – прохрипел жеребец в ответ. — Займись ей…

— Я сама сейчас займусь тобой! – Соарина перебил злобный голос.

— Дерьмо!.. — прохрипел пегас.

Эфир вновь наполнился звуками боя. По мере снижения в сторону Ричарда и Вондерболтов все чаще стали лететь огненные шары, посылаемые солдатами с земли, и если на четырех километрах уклонение от них не составляло труда, то сейчас шанс быть подбитым сильно вырос.

— Цельтесь! – отметка высоты приближалась к опасной зоне. — На такой высоте мы будем под шквальным огнем! Шанс только один!

Дракон взглянул на таймер. Пора. Ричард начал резкое пикирование вниз. Как только он пересек отметку в два километра, в их сторону с земли стали быстро подниматься многочисленные светящиеся шары. Казалось, земля внизу ожила, направив весь свой гнев в сторону дракона и Вондерболтов.

Таймер отсчитывал последнюю минуту. На коммуникаторе Ричарда появилась синяя точка, обозначающая координаты Спирита. Если бы не Страж, увидеть на такой бешеной скорости, с которой он сейчас летел, и в условиях, когда из каждого куста внизу в тебя летит огненный шар, свою цель было практически невозможно. К тому же частота атак гастатов только увеличилась.

— Пламя, это Оракул! – в эфире прозвучал голос Спитфайр. — Держите вашу цель!

С восточной стороны от лагеря внезапно поднялась зеленая ракета. В царившей вакханалии оранжевого и красного, этот сигнал был отчетливо различим. Местность, откуда она была выпущена, внезапно вспыхнула, озарив мрачное пространство яркой вспышкой. На экранах мгновенно отобразилось две точки. Коммуникатор издал короткий сигнал.

— Жги, Ричи! Как мама учила! – торжественно взревел Спирит.

— Огонь! – эфир наполнился голосами всех Вондерболтов, которые вторили Стражу.

Небо озарилось ярко-оранжевым пламенем, перекликающимся с короткими залпами турелей. Цели погасли. Темная пелена на земле на короткое время озарилось яркой вспышкой, затмевая собой остальные источники света.

— Цель поражена! – раздался торжественный крик Спитфайр.

— Подтверждаю! – ответил Спирит.

Рядом с драконом взорвалось несколько огненных шаров. Частота выстрелов со стороны спины дракона уже давно приняла постоянный характер. Турели Соарина и Флитфут сейчас прервались только на обстрел скопления велитов.

— Валим, Ричи! – заорал Соарин.

— А я думал, ты не попросишь! – хохотнул дракон.

Ричард резко вышел из пике, и направился вверх. Набранная скорость во время пикирования позволила ему сразу набрать высоту, на которой их уже ждали. Большая группа велитов и гастатов тут же устремились в сторону поднимающегося дракона и Вондерболтов.

— Продолжаем вечеринку! – усмехнулся Ричард, посылая мощную струю пламени перед собой.

«Ну и денек… Ну и денек…»

***

Ярко-желтое силовое поле, поставленное Спиритом перед обстрелом Ричарда, быстро рассеялось. Страж встал и поднял взгляд на небо, в прямом смысле пылающее от идущего там сражения.

— Это Призрак-1. Я закончил реорганизацию, – в общем канале прозвучал голос Марка. — Все ульи покинут остров в ближайшие пятнадцать минут. Пламя, продолжайте сковывать силы грифонов и по истечению этого срока убирайтесь с острова.

— А как же Капитан? – прозвучал голос Флитфут, искаженный шипением.

— Я ее вытащу, – ответил Спирит. — Постараюсь уложиться в двенадцать минут.

— Жду не дождусь! – усмехнулась Спитфайр. — Только быстрее, тут становится неуютно.

— Пламя, принято! Уходим на высоту! – в эфире общего канала прозвучал голос Ричарда, разбавленный стрельбой и прочими звуками боя. — Постарайтесь не влипнуть еще во что-нибудь! Пламя, конец связи!

Спирит молча проводил взглядом уплывающий в темное небо силуэт дракона, за которым тут же устремилась вереница оранжевых точек. Небо вокруг Ричарда было обильно усеяно ярко-красными арбалетными выстрелами и огненными шарами, которые время от времени тускнели на фоне ответного огня обеих турелей, резавших темное небо светло-голубыми вспышками, и пламенным дыханием самого дракона, словно поджигающим на короткие секунды все вокруг себя.

— Держись, Белобрысая, – тихо произнес Страж. — Ну и вы, остальные, тоже там держитесь…

«Волнение? Я волнуюсь. Почему? Глупый вопрос. Не самый приятный цвет»

Спирит огляделся. Все вокруг было завалено оглушенными велитами. Некоторые из них все еще двигались, иногда постанывая и выплевывая ругательства про все, что первым пришло на ум.

— Протокол «Звезда танцпола»? – ехидно хмыкнул Спирит, связавшись по другому каналу с Марком.

— Такого протокола нет, – произнес тот. — Но название мне нравится. Грифоны пошлют за мной и артефактом большую часть сил. Это облегчит твою задачу и задачу Ричарда.

— Ты такой храбрый! – с наигранным восхищением выпалил Спирит. — Вот бы мой брат был таким же!

— Конец связи, – коротко ответил Марк и выключил рацию.

Быстро миновав выжженное поле, оставшееся от атаки Ричарда, Спирит нырнул в лес, окружающий центральный лагерь. Часть деревьев была вырублена грифонами, потому через несколько сотен метров Страж оказался на пустыре, щедро утыканном пеньками разного размера и формы. В небе то и дело проносились группы грифонов, спешащие на помощь своим товарищам в воздухе и на земле. Внезапно движение грифонов на несколько мгновений остановилось, после чего большие их группы резко изменили направление и рванули в другую сторону.

— Что случилось? – на связь со Спиритом вышла Спитфайр. — Я фиксирую резкую смену в поведении практически всего острова.

— Ну, у них появился новый кумир, – хмыкнул Спирит. — Бывает, что твоя слава блекнет и аудитория находит новый предмет обожания. Ну, или у тебя есть то, что им очень нужно.

— Артефакт… — вздохнула Спитфайр. — Надеюсь, он знает, что делает.

— Брось! – хохотнул Спирит, перепрыгнув несколько пеньков. — Это же Марки! Он знает даже то, что делаешь ты!

— Я могу как-нибудь помочь? – спросила Спитфайр.

— Как-нибудь спрячься, и постарайся не влипнуть во что-нибудь без меня, – Спирит перемахнул через небольшой ров, по которому грифоны сплавляли вырубленный лес.

— Уговорил, – разочарованно произнесла Капитан. — Оракул, конец связи.

Над головой Стража пронеслась большая группа гастатов. Спирит даже не старался как-либо скрываться: в такое темное время его бы просто либо не заметили, либо проигнорировали. Страж вызвал таймер перед лицом, сверяясь со временем. Если Марк сказал – пятнадцать минут, лучше бы уложиться именно в пятнадцать минут. Внезапно около Стража разорвалось несколько арбалетных болтов. Спирит остановился.

— Побереги боеприпасы! – прорычал чей-то голос.

В нескольких десятках метров над Спиритом завис отряд грифонов. Триарий в серебряной броне отвел арбалет одного из велитов от Спирита.

— Вы сами видели, что эти уродцы невосприимчивы к нашим атакам, — произнес офицер. — Сейчас главное — артефакт, а он в той стороне.

Грифон указал в сторону центрального лагеря, откуда сейчас двигался Марк. Спирит оглянулся и издевательски хохотнул.

— А ты проницательный! – громко крикнул Страж. — Я бы тебе подмигнул, но у меня только один глаз!

Часть отряда показала Спириту неприличные жесты, другая часть недовольно выругалась вполголоса. Два гастата развернулись и собрались первыми продолжать движение, как неожиданно были остановлены офицером.

— Подождите, – коротко отрезал он, взглянув на Спирита и кивнул. — Да… проницательность.

Грифон медленно оглянулся и посмотрел на Железный пик. Обернулся он уже со злобной ухмылкой, которая появляется у грабителей в предвкушении наживы или у шулеров, которые точно знают твои карты и готовы сейчас разуть тебя до нитки.

— Мне говорили, что проницательность – моя сильная черта, – издевательски усмехнулся грифон.

Улыбка Спирита потускнела, приняв угрожающий вид.

— Живо! В сторону Железного пика! – взревел офицер, резко разворачиваясь и уводя с собой солдат.

Спирит мгновенно подхватил лежащий на земле камень и запустил его в улетающий отряд, сбив одного из гастатов. Грифон упал на землю.

— Обыщите там все! Начните с самого верха! – проревел офицер, ускоряясь в сторону горы.

«Дерьмо»

Спирит сорвался с места. Вот сейчас ситуация действительно вышла из-под контроля. Страж несся по полю, игнорируя пни и прочие препятствия. Но даже в таком случае, грифоны все равно успеют раньше него. Надо было срочно придумывать план «Б». И у Спирита он родился. Страж поднес руку к репликатору, намереваясь выключить устройство. С начала операции он сэкономил все секунды снятия ограничения, и двукратная скорость звука доставила бы его до Капитана гораздо быстрее отряда грифонов. Спирит нажал переключатель, но перед лицом Стража всплыло красное окно.

— Приехали… – Спирит скривился в злобной гримасе.

На маленьком экране мигала надпись «Репликатор поврежден. Ручное отключение невозможно».

— Спитфайр! – прорычал Страж по каналу связи. – Как хочешь, но держись!

***

До ушей Капитана дошло предупреждение Спирита, но оно уже и не требовалось. После первого случая Капитан уже четко следила за предупреждениями «Оракула», потому сигнал тревоги она получила практически сразу. Сухая информация: «четыре триария, три велита, два гастата. Время контакта – две минуты». Сердце Спитфайр замерло. Взгляд стал испуганно метаться по небольшому плато, на которое ее принес Рубио. Крохотный пятачок, радиусом менее десяти метров, сзади огражденный отвесной стеной и крутыми обрывами по бокам. А со сломанным крылом и ногой ни взобраться, ни спуститься, Спитфайр не могла.

«Оракул» вывел перед глазами Капитана изображение приближающихся грифонов. Расстояние неумолимо сокращалось. Спитфайр нервно сглотнула и, хромая, отошла к скале позади нее. Вокруг не было даже камня, за которым можно было хотя бы спрятаться, не говоря уже о том, чтобы продержаться до прибытия Спирита. Все было как на ладони. И сейчас на этой ладони находилась сама Капитан. Испуганный взгляд пегаски метался их стороны в сторону, пытаясь найти хоть что-нибудь.

— Есть! – раздался выкрик откуда-то сверху.

Капитан резко замерла, подняв голову. На края обрыва приземлилось несколько триариев и гастатов, подняв приличный слой пыли. Грифоны мгновенно обнажили клинки и подняли взгляд на пегаску. Следом приземлился офицер. Ледяные пальцы страха плотно схватили Спитфайр за горло, а ужас парализовал все мышцы. Если эта курица на нее набросится, Капитан даже не сможет уклониться.

«К…к-конец?..»

 — Оставить этого пегаса мне, — офицер оскалился в улыбке и, обнажив клинок, двинулся к Спитфайр.

— Стой, Раш, – грифона остановил один из стоящих рядом триариев. — Вдруг эта какая-то ловушка! Ты прекрасно видел, что могут эти двуногие уроды.

— Не неси бред! – офицер грубо отпихнул лапу товарища. — Двуногие уродцы, может, и неуязвимы, но…

Он направил клинок в сторону Спитфайр.

— Приглядись, – хмыкнул Раш. — У него перебито крыло и повреждена нога. Я хорошо знаю анатомию тех, кого готовился убивать. Надо успеть, пока эта одноглазая тварь не догнала нас.

Офицер злобно оскалился и шагнул в сторону Спитфайр. Капитан прижалась спиной к скале. Выхода не было. Она стиснула зубы. Пусть этот пернатый уродец только попытается ее так легко прикончить.

— Секунду! Момент! – теперь, жаждущего крови офицера, остановил другой триарий.

Солдат схватил Раша за стальной воротник и оттащил назад.

— Ты что себе позволяешь?! – взревел грифон, хватая солдата за горло. — Я тебе сейчас брюхо вспорю!

Триарий отпустил воротник, несколько раз тряхнул головой и поморщился, словно пытался избавиться от чего-то. Он поднял палец вверх, словно прося слово, и чихнул.

— У меня есть предложение! – грифон все еще немного шатался. — Секунду!

— Олли, тебе жить надоело?! – Раш буравил злобным взглядом стоящего перед ним товарища, отпустив его горло. — Какое, в Тартар, предложение?!

Грифон неуклюже махнул в сторону Спитфайр лапой, жадно глотая ртом воздух и пытаясь что-то сказать. Солдат пару раз ударил себя по шлему, тряхнул головой и вновь поднял указательный палец лапы вверх.

— Ну… Она тут ведь одна! – борясь с одышкой, выпалил Олли. — Может… пока этот одноглазый там бежит… мы это?..

— А с чего ты взял, что это она? – нахмурился Раш.

— Угадал? – лицо грифона озарила ехидная улыбка.

Спитфайр остолбенела. Тот, кто хотя бы раз видел эту улыбку, не перепутает ее уже ни с чем.

— Что ты, мать твою, несешь? – рявкнул офицер, вновь хватая грифона свободной лапой за горло.

— Несу? Я не несу, – хихикнул Олли. — Я тяну время.

Раш нахмурился и удивленно наклонил голову в сторону. Резкий взмах лапы, и грифон сбил офицеру шлем с головы, после чего тяжелая латная перчатка мгновенно встретилась с подбородком Раша. Офицер, крякнув, упал на камни. Олли моментально выхватил скуутум из-за своей спины и огрел им стоящего рядом велита. Оглушенный грифон отлетел на товарища позади. Остальной отряд ринулся на беснующегося триария, однако солдаты сразу были остановлены двумя арбалетными залпами в упор.

— Прикончите пегаса! – взревел один из триариев, который успел насесть на Олли и заблокировать его.

Оставшийся велит, вскинув арбалет, направил его на Спитфайр. Капитан вжалась в скалу и зажмурилась. Прогремел взрыв. Пегаску обдало горячим воздухом. Она, тяжело дыша, открыла глаза. Перед капитаном было два грифонских крыла. Олли успел встать между ней и выстрелом велита.

— Твою! Олли, ты сбрендил?! – злобно прорычал велит, перезаряжаю арбалет.

— Разве?! Может, я просто влюбился? – издевательски гоготнул грифон.

Солдат остановил щитом атаку двух подоспевших триариев и нанес сильный удар свободной лапой в голову одному из гастатов, атаковавшему его с другой стороны. Следующий арбалетный болт был встречен плечом грифона. Зачарованная броня, гулко звякнув, выдержала удар. Сверху на Олли налетел второй гастат, который был тут же пойман за шею и придавлен локтем. Оставшиеся триарии массой насели на грифона, и посылали колющие удары своими гладиусами сбоку от щита, стараясь попасть в уязвимое место.

— Святые носочки Селестии! – отбивая очередной удар, засмеялся Олли. — Как же хорошо-то с двумя глазами!

— С…Спирит? – единственное, что сейчас смогла выдавить из себя Спитфайр. — Но…но…к-как?..

— Не сейчас! Пригнись! – грифон резко отвел щит в сторону, повалив триариев на камни, а сам схватил пегаску и отпрыгнул с ней в сторону.

В скалу влетел арбалетный болт. К счастью, он был не заряжен и взрыва не последовало. На грифона мгновенно набросился гастат, который сразу же получил мощный удар в голову от Спитфайр, протаранившей его «Оракулом».

— Командная работа! – хохотнул Олли.

Обхватив Спитфайр за шею, он выставил ее голову прямо под атаку триария. Меч грифона попал прямо в «Оракул». Клинок солдата звонко звякнул о шлем и раскололся, а сам грифон схватился за сломанные пальцы. Резкий удар перчаткой в челюсть лишил триария чувств.

— Ты чего творишь, идиот?! – взревела Спитфайр.

Грифон в ответ озорно улыбнулся, но не успел ответить. Пара гастатов вновь накинулась на него, продолжив бой.

— Там! – прозвучал громкий голос со стороны.

Капитан повернула голову. В их сторону шла большая группа грифонов. «Оракул» вывел численность в несколько десятков велитов.

— Спирит! – заорала Спитфайр.

— Да, да!.. Я вижу! – грифон откинул в сторону гастата, бойко врезав второму по шлему, и занес перед собой правую лапу, словно смотря на часы. — Ой-е-ей! Мы же опаздываем!

— Чего? – удивленно вскрикнула Спитфайр.

Группа солдат быстро приближалась. Грифон, сияя фирменной ехидной улыбкой Спирита, схватил Капитана за бока, вызвав резкий приступ боли в ее груди и ноге. Олли резко повернулся в сторону, сделал несколько быстрых шагов и швырнул пегаску в пропасть. Сначала Спитфайр не успела даже толком испугаться, но вот теперь уже можно было начинать орать. Капитан летела вниз, хаотично размахивая копытами. Хоть она и была опытным и смелым летуном, но нынешняя ситуация словно заставила ее забыть об этом и кричать. Кричать, даже забывая иногда дышать. Несколько секунд свободного полета и пегаску что-то подхватило. Тряхнув головой, Спитфайр увидела перед собой улыбающуюся рожу Спирита, который, падая вниз спиной, обхватил ее руками.

 — Обними меня, пупсик, – издевательски произнес Спирит, падая спиной на склон горы.

Страж крепко обнял Спитфайр и сгруппировался. Приземлившись на склон, Капитан на Спирите, словно на санях, с бешеной скоростью устремилась вниз. Единственное, что она сейчас могла делать – это продолжать неистово орать, сильнее прижимаясь к Стражу.

— Это кто там пупсик?! – в общем эфире прозвучал крайне недовольный голос Флитфут. — Кого там кто обнимать собрался?!

— Ой! Я сказал это в общий канал? – загоготал Спирит.

Спитфайр сейчас было не до шуток. Неуязвимое тело Стража разрезало камни под собой, забрасывая обломки и поднимая большой слой пыли позади. Выглядело это все крайне жутко, а неконтролируемый спуск на такой огромной скорости добавлял масла в огонь. К тому же, их еще окружила большая группа велитов, посылающая заряженные арбалетные болты в сторону удирающих. К окружающей безумной вакханалии добавились хаотичные взрывы вокруг скользящего Стража. Единственное, что сейчас делала Спитфайр – продолжала вопить, однако теперь выкрики разбавлялись попытками произнести что-нибудь связное. Капитан даже не заметила, как их поездка в звуковом режиме транслировалась в общий канал.

— Да вы чем там занимаетесь?! – выпалила Флитфут.

Между вскриками Спитфайр прорывались звуки глухих ударов.

— Ты слышишь, как орет? – Спирит безостановочно смеялся.

Сейчас эфир был наполнен только его смехом и испуганным криком пегаски.

— Да я хорош! Я сегодня просто в ударе! — гордо произнес Страж.

Впереди внезапно появился выступ.

— К…КАМЕНЬ…КАМЕНЬ!!! – выпалила Капитан.

— О, детка! Таких комплиментов мне еще не делали! – ядовито процедил Спирит.

— Да вы там что, охренели что ли?! – злобно фыркнула Флитфут, которая была тут же заглушена очередным криком Спитфайр.

— ПРИДУРОК!!! И… И-И… ИДИОТ!!! КРЕТИН!!! – вновь взревела Капитан, когда Страж, прижав ее плотнее к себе, протаранил камень насквозь и подлетел на пару метров вверх.

Рядом тут же ударилось несколько арбалетных болтов, обсыпав Капитана каменной крошкой.

— Поревнуешь потом! – в эфире раздался голос Соарина. — Сейчас…

— Не отвлекайся, пегасик! – Соарина прервал другой голос. — А то ревновать буду я!

— Твою!.. – прошипел Соарин.

— Да что за хрень у вас там творится?! – не выдержал Ричард.

— Все просто отлично! – Спирит продолжал неистово смеяться. – Я как раз вспомнил, что Капитанша любит сверху!

С этими словами Спирит схватил пегаску за основания передних ног и вытянул вверх. Капитан оказалась абсолютно открытой для огня велитов. Все тело Спитфайр тут же окутала желтая аура, но она ее не заметила — крик превратился в писк, разбавленный кашлем, качественной бранью и резким колющим чувством в горле. Пегаске показалось, что она проглотила ежа, но все это просто меркло перед тем, что этот полоумный вытянул ее прямо под огонь велитов.

Большая группа грифонов зависла на пути движения Спирита и Спитфайр, нацелила арбалеты и выстрелила. Прогремел мощный взрыв, накрыв все вокруг и подняв огромное облако камня и пыли. Капитан уже не могла кричать, а просто зажмурила глаза и тяжело хрипела, сжавшись в клубок. Несколько секунд, на которые Спитфайр зажмурилась, показались ей вечностью. Внезапно пегаску обдал холодный воздух, как будто она вновь летела, но уже сама, а происходящее было просто дурным сном. Капитан открыла глаза. Перед ней появилось нагло улыбающееся лицо Спирита, который был уже в форме пегаса. Страж нес ее куда-то вверх.

— Кретин сумасшедший!.. – прохрипела Спитфайр.

Единственная фраза вызвала такую резкую боль в горле, словно там прошлись скальпелем. Капитан поморщилась.

— С возвращением! – загоготал Спирит. — Пламя, это Призрак-666! Время вышло, сваливаем отсюда!

— Только если ты настаиваешь! – в эфире раздался довольный голос Ричарда. — Догоняйте!

Страж повернул в сторону. Капитан уже немного пришла в себя и огляделась. К Спириту она была прикреплена карабином, который шел из его костюма. Когда он успел это сделать, Спитфайр было все равно. Напор адреналина быстро ослабевал, возвращая ей острую боль в груди и ноге, а на крыло Капитан уже просто перестала обращать внимание.

«Оракул» издал короткий сигнал и вывел небольшой экран перед лицом пегаски. В суматохе она пропустила главное – прибор уже практически разрядился. «Оракулу» оставалось «жить» не более тридцати секунд, о чем он и поспешил уведомить свою носительницу.

— Спасибо тебе… — произнесла Спитфайр, дотронувшись до шлема. — Ты самая потрясающая штуковина, которую я когда-либо носила…

«Оракул» издал короткий сигнал и отключился. Шлем быстро раскрылся, образовав вокруг шеи Капитана что-то вроде воротника. Лицо пегаски обдал прохладный воздух. Спитфайр, игнорируя боль, вдохнула столько воздуха, сколько позволили ей ноющие ребра. Медленно выдохнув, она разразилась кашлем и, сплюнув, тихо выругалась.

— Мы похороним его на закате, – жалостливо произнес Спирит. — Он его так любил…

— Идиот… – прохрипела Спитфайр.

Страж выровнялся. Он вновь ускорился, стараясь как можно быстрее догнать Ричарда. Пегаска никогда не летала на подобной скорости, но она, почему-то, ее даже не почувствовала. Именно сейчас Капитан поняла, насколько же сильно она устала. Да, день выдался поистине тяжелым, и она беспомощно обмякла, повиснув на карабине.

— Ну-ну-ну! – Спирит потряс пегаску. — Держись, осталось немного.

Впереди показалась спина дракона. «Пламя» все еще отбивались от остатков грифонов, которые продолжали преследование даже на такой высоте. Спирит взял немного вверх, постепенно догоняя дракона и стараясь не попасть под ответный огонь, все еще идущий из турелей и от самого Ричарда. Через несколько метров Страж завис над спиной дракона и ехидно улыбнулся.

Оба орудия все еще находились в бою с оставшимися гастатами. Флитфут методично выбивала грифонов со спины Ричарда, но было заметно, что и она, и Соарин уже тоже сильно устали. Спирит резко развернулся и спикировал вниз. Спитфайр не успела даже пискнуть. Страж неуклюже свалился на осаждающих турель Флитфут грифонов, сбив двоих вниз сразу, а третьего откинул воздушным потоком. Спирит мгновенно принял героическую позу, оперся передней ногой на открытую кабину турели и, откинувшись назад, ехидно посмотрел на ее оператора. Спитфайр, все еще прикрепленная карабином к Стражу, просто плюхнулась ему на грудь, изобразив перед уставшей, а теперь еще и крайне возмущенной Флитфут немую сцену.

— Привет, – нежно произнес Спирит и, поиграв бровями, выписал несколько треугольников вокруг головы пегаски. — Что такая прекрасная кобылка делает одна в таком экзотическом месте?

Взгляд Флитфут скользнул от Спирита к Спитфайр. Ее правый глаз дернулся.

— «Привет»?! – фыркнула Флитфут, злобно посмотрев в ответ. — Вали к своей расфуфыренной кобыле!

— Я могу все объяснить! Это не то, что ты подумала! – Спирит ткнул копытом в Капитана и удивленно посмотрел на нее. — Я ее вообще первый раз вижу! Девушка, Вы кто?

По непонятным причинам, последняя фраза Флитфут что-то сломала в голове Спитфайр. Возможно, виной была усталость или нервное напряжение, а может и еще что-то. Она, сама того не понимая, отстранилась от Спирита, насколько хватило карабина, и ответно вонзила свой взгляд в глаза Флитфут.

— Это я расфуфыренная кобыла?! – прохрипела Капитан, словно ей было семьдесят лет, из которых шестьдесят она не переставая курила. — Следи за языком!

— А вы смотрите, кто подал голос! – Флитфут подалась вперед, встретившись глазами с Капитаном.

За ее спиной вылез гастат, который был тут же сдут Спиритом вниз.

— Как, задница от кувырков не болит?! — едко процедила пегаска.

— Чего?! – прорычала Спитфайр. — Я тебе сейчас туда копыто запихаю!

— Поделишься опытом?! – пегаски столкнулись носами, под одобрительное хихиканье Спирита.

— Вы… там… охренели?!.. – сбоку кто-то прохрипел. — На помощь!!!

Спирит повернул голову. Последняя уцелевшая гастатка крепко держала Соарина за шею и со всей силы давила на клинок, стараясь вонзить его в глаз пегаса. Силовая перчатка пока еще блокировала лезвие, но силы Соарина были уже на исходе. Карабин щелкнул. Спирит резко рванул к пегасу, отцепив Спитфайр от себя. Та, потеряв равновесие, отклонилась назад.

— Капитан! – Флитфут схватила Спитфайр за шею и подтащила к турели, позволив той ухватиться здоровой ногой за край кабины.

Перед лицом грифины возникла довольная рожа Спирита. Страж подался немного вперед, освободив Соарина. Передние лапы вместе с клинком гастатки оказались заблокированы за спиной у Стража. Грифина, недолго думая, попыталась сильно клюнуть его в единственный глаз. Результатом чего стала острая боль, словно она со всей силы ударилась о камень.

— Помогите! – закричал Спирит. — До меня домогаются!

Страж сложил крылья и подбросил ошеломленную гастатку в воздух, где она тут же встретилась с залпом турели Флитфут и улетела прочь. Спирит повернулся и с сияющим лицом посмотрел на пегаску.

— Мой герой! – нежно произнес он.

Турель коротко дернулась, направляя ствол вместе со злобным взглядом Флитфут точно на Спирита. Страж поднял копыта и глупо улыбнулся. На лице пегаски сейчас читалось явное желание нажать на спусковой крючок и спалить ему что-нибудь.

— Отпуск… — Соарин громко прокашлялся, облокотившись на открытую турель. — Я хочу в отпуск…

— Нам всем он не помешает… — согласно прохрипела Спитфайр.

Рация издала тихий звук.

— Фиолетовый код, – в эфире звучал голос Марка.

Страж говорил тихо и, на удивление, очень спокойно. Лицо Спирита резко поменяло выражение на более серьезное. Страж опустил копыта.

— Блокировка, – коротко произнес Спирит.

Обоих Вондерболтов мгновенно привязало ремнями к местам, не давая возможности выбраться. Обе турели зафиксировались по центру спины дракона и отключились.

— Что за?.. – удивленно произнес еще не пришедший в себя Соарин.

— Ричи, уводи их, – Спирит постучал по спине дракона. — Если все рванет, вы должны быть подальше от острова!

— Как скажешь, – ответил Дракон.

Спирит расправил крылья и прыгнул вниз.

— Сп… – попыталась произнести Флитфут, но не успела.

Пегаска опустила голову и отвела взгляд в сторону, тяжело вздохнув. Страж мгновенно набрал скорость и исчез в направлении острова. Отключившись, турель опустила защитные экраны, что освобождало немного места внутри, и теперь тут мог поместиться еще кто-нибудь. Флитфут протянула копыто Капитану, помогая ей залезть внутрь раскрытого орудия, после чего откинулась на сиденье, положив уже изрядно потяжелевшую голову на подголовник. Ремни плотно обхватили нижнюю и верхнюю часть груди, так что любые попытки освободиться были обречены на провал. Ричард быстро нес их в безопасное место. Пегаска повернула голову и встретилась глазами со Спитфайр.

 — Опять… — она отвела взгляд предательски увлажнившихся глаз в сторону и отмахнулась. — Все нормально, я справлюсь.

Спитфайр молча похлопала Флитфут по плечу.

— Если у этих двоих все получится, — колко усмехнулась Капитан, поймав на себе удивленный взгляд, — я тебе не завидую…

Пегаска еле заметно улыбнулась.

— Значит… — Спитфайр уперлась здоровой ногой в кресло около головы Флитфут, вызывающе посмотрев на нее. — «Расфуфыренная кобыла»?

Флитфут нервно икнула.

***

Огромный сгусток огня и жара медленно рос, все ярче освещая окружающее пространство. Несколько велитов парили над огненным шаром, удерживая его огромную, рвущуюся наружу, силу, в то время как более десятка магов наполняли его все новой и новой энергией. Вокруг вакханалии магии и ярких цветов постоянно двигалась большая группа триариев и гастатов, готовые в любой момент пресечь любую попытку помешать. Еще немного, и три огненных шара накроют весь лагерь, где укрылись чейнджлинги.

Крестел стоял в полном одиночестве и молча наблюдал за происходящим с вершины холма. Грифон медленно вздохнул и потянул сломанное крыло. Тонкий ручеек боли постепенно перешел в острую, но терпимую вспышку. Крестел поморщился и размял поврежденную лапу, боль от которой он уже просто проигнорировал. Медленно поставив лапу на землю, грифон вновь поднял взгляд на боевых магов, заряжающих огненную сферу.

— Легат Виндховер, – позади Крестела прозвучал так хорошо ему знакомый голос.

Он повернулся.

— Крестел, Агний, – ответил Легат и отвернулся обратно к сфере. — Когда мы наедине, называй меня просто Крестел.

Прибывший солдат приблизился к нему, встав рядом, и посмотрел на растущий огненный шар.

— Я все никак не привыкну к тому, что мой старый друг теперь мой адъютант, – спокойно произнес Легат.

— Ну… Крес, – хмыкнул Агний, — тридцать лет дружбы не повод нарушать субординацию.

Легат медленно вздохнул.

— Ты прав. Как всегда, – произнес Крестел. — Докладывай.

— Новости, отнюдь, не радостные, – начал Агний. — Противник хорошо окопался в лагере. После неудачного штурма к ним присоединилась еще одна группа чейнджлингов и теперь их там не менее трех – четырех сотен, а наши солдаты сильно деморализованы. Потери, Крестел, одновременно и ужасают и удивляют. Пока никто не погиб, но Пятый и Первый Легионы потеряли практически весь личный состав, и теперь их остатки под командованием твоей дочери продолжают атаки дракона противника. Но их силы тоже быстро тают.

— Она справится. Эмбер способная девочка, – кивнул Легат. — Продолжай.

Агний повернулся обратно к велитам. Огненный шар с момента его прихода стал еще больше.

— Среди остальных легионов потери также существенные, – продолжил адьютант. — Третий и Четвертый уже потеряли до трети солдат во время штурма, Второй Легион сейчас сильно растянут – часть все еще продолжает поиски артефакта, а остальные разбросаны вокруг осажденного лагеря. К тому же, под удар первыми попадают Центурионы и Трибуны. Приказы часто просто теряются. Координировать действия войск сейчас очень сложно.

Крестел выдохнул и нахмурился.

— Нашли кого-нибудь из Легатов? – он повернулся к товарищу.

— Всех, – утвердительно кивнул Агний. — Но они сейчас бесполезны. Легат Сото был со своими войсками во время нападения на лагерь Пятого Легиона и по рассказам солдат, был первым, кого вывела из строя эта чертова магия. Легаты Аркиус и Хоул были потеряны во время штурма. Эти двуногие существа каким-то образом попали в наши тылы, ударив сразу по ним. Дьявол, да кто же они такие?

Агний злобно ударил лапой по земле.

— Позволь я угадаю, – хмуро произнес Крестел. — Пейнвуда нашли именно там, где я думаю?

— Верно, – голос Агния был сердитым. — Легат Пейнвуд был обнаружен нами без сознания в доме «ты-сам-знаешь-кого». Так что на текущий момент – ты единственный оставшийся командующий. Потому, я вновь настоятельно рекомендую тебе усилить охрану.

Агний оглянулся на пустующий холм. Хоть вокруг и сновало большое количество солдат, занятых своим делом, а личную охрану Легат отправил помогать в сражении.

— Нет смысла, – отрицательно помотал головой Крестел. — У одного из них уже была возможность разобраться со мной. Но все, что он сделал – это вот.

Он медленно вытянул поврежденную лапу и повернулся боком, показывая Агнию перевязанное крыло.

— Кто бы они ни были, — продолжил Легат, — сейчас мы им никак не помешаем. Я смотрел одному из них в глаза, Агний. Это существо укладывало моих ребят одного за другим с такой скоростью, что я даже не успевал следить за ним. Я пытался пронзить его копьем, но единственное, чего я добился – покалеченная лапа. Если они захотят меня убрать, мы им никак не помешаем.

— Возможно, ты прав, – хмуро кивнул адъютант. — Странно еще то, что пока я не слышал об убитых. Раненых много, но все живые.

Крестел посмотрел вверх. Даже отсюда было хорошо видно воздушное сражение, которое шло сейчас в небе. Сотни оранжевых точек метались в небе, пронзаемые светло-голубыми вспышками. И с каждой такой вспышкой точек становилось все меньше.

— Ничего странного. Они не хотят смертей, – произнес Легат, повернувшись к товарищу. — Никого. Даже чейнджлингов.

— Разве они не заодно? – удивленно спросил Агний.

— Думаю, что нет, – ответил Крестел. — Если они и стараются сохранить жизни всех на этом острове, то подобная отчаянная атака со стороны чейнджлингов на наш самый защищенный лагерь как то не вяжется с их действиями. Скорее всего, это нападение стало для них таким же сюрпризом, как и для нас.

— И теперь они пытаются спасти их? — Агний почесал затылок. — Бред какой-то… Все равно через пару минут от лагеря останется дымящаяся воронка.

— Никогда недооценивай противника, Агний, – хмуро произнес Крестел. — Особенно, если…

— ТРЕВОГА! НАРУШЕНИЕ ПЕРИМЕТРА! ТРЕВ!..

Оба грифона резко повернули головы в сторону, откуда доносился крик. Солдат не успел договорить, как упал на землю, сраженный зеленой вспышкой. Окружающих охранников постигла та же участь. К трем ближайшим велитам, наполняющим огненную сферу энергией, мгновенно подбежало несколько триариев. Солдат объяла зеленая аура, сняв с них маскировку, и теперь около огненного шара стояли три чейнджлинга. Пытающимся помешать им грифонов накрывал шквальный огонь остальных бойцов неподалеку, прикрывающих трех прорвавшихся.

— НЕТ! – взревел Агний.

Три коротких вспышки устремились в ближайшего велита, ответственного за стабильность огненного шара. Солдат, лишенный чувств, упал на землю. Чейнджлинги быстро повернулись и сбили второго. Огненная сфера мгновенно превратилась из шара в нечто, не имеющее формы. Вся ее поверхность стала ярко светиться и искажаться, пытаясь вырваться на свободу из своей тюрьмы. Несколько оставшихся в воздухе велитов все еще пытались удержать ее на месте. К чейнджлингам поспешно устремилось несколько десятков солдат, стараясь взять их в кольцо, но было поздно. Все трое нарушителей испарились в одной вспышке телепортации.

— Крестел, ложись! – прокричал Агний, опрокидывая Легата на траву.

Прогремел взрыв. Крестел, накрытый волной жара и пламени, упал на спину. Все вокруг заполнилось светом и непрерывным звоном. Секунду назад Крестел стоял на земле, а сейчас его грубо вырвали из реальности и швырнули в какое-то яркое, громкое место, не имеющее ни верха, ни низа. Легату казалось, что он пробыл там целую вечность, пока что-то крепко не схватило его за плечи. В ушах, помимо звона, стало слышно чье-то эхо, которое вместе с собой принесло и остальные чувства, среди которых, как назло, была боль от сломанного крыла. Пелена сползала с глаз, вырисовывая перед грифоном обеспокоенное лицо друга.

— Крес! Крес! – Агний осторожно подхватил Легата, помогая тому встать. — Ты как?

— Нормально… — Крестел прокашлялся.

Легат медленно встал. Голова тут же пошла кругом, и, если бы не Агний, грифон точно бы упал. Крестел быстро моргнул и помотал головой, возвращая ясность ума и четкость зрения. Перед глазами тут же предстала не самая веселая картина – окружающее пространство было завалено оглушенными грифонами. У многих были опалены перья, некоторые стонали и держались за поврежденные лапы. Но все были живы. Крестел поднял голову. Вверху остатки огненного шара, сияя оранжевым и красным цветом, медленно поднимались и растворялись в небе. Впереди виднелись еще два похожих явления.

— О, Создатель… — медленно произнес Агний, оглядывая место взрыва. — Да что же…

— Дьявол… — прохрипел Крестел и вновь закашлял.

К Легату и адъютанту тут же подбежал триарий. По грифону было видно, что он очень сильно сюда спешил, потеряв по дороге шлем и щит. Взъерошенные перья на голове и тяжелые вздохи так же указывали на это.

— Легат Винд… Лег… — солдат попытался поприветствовать командира, но у него ничего не получалось из за сильной одышки.

— Спокойно, – Агний похлопал триария по плечу. — Отдышись и докладывай.

Грифон опустил голову и несколько секунд судорожно вздыхал, восстанавливая дыхание.

— Легат Виндховер, — придя в себя, начал триарий. — Все три сферы уничтожены…

— Это я уже понял, – коротко ответил Крестел, указывая на овальные облака, растворяющиеся в небе. — Продолжай.

— Мы нашли артефакт! – выпалил грифон. — Наши велиты обнаружили его. Все это время он находился в лагере противника, а сейчас быстро движется в сторону верфи!

Грифон указал лапой туда, откуда одна за другой стали появляться сигнальные ракеты всевозможных цветов. Не было оснований не верить, что сейчас кто-то несет артефакт именно в ту сторону.

— Также, — продолжил триарий, повернувшись к Крестелу, — после взрывов противник начал прорываться из осады в район расположения лагеря Четвертого легиона… Войска там немногочисленны… Если чего-нибудь не предпринять, они прорвутся!

Произнеся последнюю фразу, солдат сел на землю и начал судорожно ловить ртом воздух. К тому времени к Крестелу уже подбежала еще несколько оставшихся на ногах командиров и солдат.

— Значит… Артефакт в одну сторону, противник в другую… — хмуро произнес Легат.

— Отвлекающий маневр, – Агний нахмурился.

— Верно, – Крестел осмотрел собравшихся грифонов. — Двуногие хотят дать чейнджлингам возможность уйти. И мы им никак не можем помешать.

— Но!.. – попытался возразить Агний, но был остановлен жестом Легата.

Крестел посмотрел в сторону ярких вспышек, возникающих одна за другой, и повернулся к стоящим перед ним грифонам.

— Пусть оставшиеся силы Третьего Легиона начнут преследование отходящих сил чейнджлингов, – произнес Крестел. — Не старайтесь их задержать или блокировать, просто преследуйте и проследите, чтобы они покинули остров. Если они попытаются атаковать нас с тыла, ваша задача будет не дать этому произойти.

Несколько центурионов выпрямились и приставили кулак к груди, принимая приказ. Грифоны быстро взлетели и направились к своим войскам.

— Агний, Круцен, Орфен, – Крестел повернулся к адъютанту и остальным командирам. — Собирайте оставшиеся войска. Мы отправляемся за артефактом.

— Крестел! – возмущенно произнес Агний. — Ведь это то, чего они хотят! Они нас отвлекают!

— Без артефакта вся наша военная мощь – просто пыль, – грозно произнес Легат. — И это они тоже знают. Хоть это и уловка, но другого выбора у нас просто нет! Выполняйте приказ!

Все грифоны, утвердительно кивнув, взмыли в воздух. Агний помотал головой и сердито выдохнул.

— Надеюсь, вы знаете, что делаете, Легат Виндховер, – адъютант кивнул и взлетел следом за командирами.

— Я тоже надеюсь… — еле слышно произнес Крестел.

Легат повернулся к стоящим неподалеку солдатам.

— Найдите веревку, – приказал Крестел. — Вам придется доставить меня на верфь.

Солдаты кивнули и быстро удалились, выполняя приказ. Крестел вновь остался один, погруженный в собственные мысли. Грифон сделал несколько шагов вперед, разглядывая разноцветное зарево огней, которые продолжали танцевать в небе. Легат размял поврежденную лапу и вновь потянул сломанное крыло. Знакомая струйка боли, переходящая в поток. Как ни странно, но это отлично помогало ему сосредоточиться. Через пару минут к нему уже спешили солдаты с тросом.

Верфь, расположенная в «Заливе Когтя», названном так благодаря своей форме, в это время была обильно наполнена готовыми к отплытию кораблями. Суда были выстроены одно за другим, превращаясь в несколько длинных параллельных линий, окруженные незамысловатыми постройками из дерева и камня. Из работников верфи все были заняты на отражении атаки на остров, потому ни один из осветительных факелов не был зажжен. В непроглядном мраке, накрывшем все вокруг, верфь выглядела хмуро и неприветливо. Но сейчас, по, казалось бы, опустевшим докам двигались сотни горящих факелов, которые стремились к одной огромной яркой искре. Даже с учетом творящегося вокруг беспорядка, все оставшиеся командиры сработали очень хорошо, и за артефактом прибыло несколько сотен грифонов, все еще готовых сражаться.

Крестел прилетел вместе со второй волной войск. Легат направил своих охранников ровно в то место, откуда виднелось изумрудное свечение, излучаемое артефактом. Место было плотно окружено солдатами, которые, опасаясь подходить ближе, лишь окружили существо со всех сторон. Противник, как ни странно, просто стоял и не двигался. Крестел приказал солдатам спуститься около одной из групп, державших артефакт и его похитителя в окружении. Солдаты, увидев Легата, быстро отступали, пропуская командующего вперед. Во многих взглядах, которые были ненароком брошены на Крестела, читался страх, но при виде своего командира, у каждого грифона появлялась небольшая толика уверенности.

«Всем нужно в кого-то верить»

Мысль промелькнула в глубине сознания Легата.

«Но в кого верить мне?»

Последняя линия солдат расступилась, и в глаза Крестелу ударил яркий зеленый свет. В центре окружения неподвижно стояло двуногое существо, держа артефакт в левой руке. Мощные потоки магии, выплескивающиеся из артефакта, лизали доски и камни верфи. Все, к чему прикасалась его магия, мгновенно испарялось или оплавлялось, но ни один всплеск пока не ударил в грифона, стоящего в нескольких десятках метров от артефакта. Вся его мощь словно чем-то сдерживалась. Существо повернуло голову и посмотрело на Легата.

Крестел вновь встретился с этим взглядом. С взглядом, который ледяной хваткой ужаса впивался в самую душу, заставляя все тело неметь. Дыхание, словно замороженное и разбитое на сотни осколков, превращалось в короткие судорожные вздохи. Но больше всего Крестелу не нравилось то, что все это будило в нем его другого, того самого Крестела, которого Легат давно научился подавлять. Жестокого и кровожадного Крестела, благодаря которому в свои юные годы молодой грифон имел дурную славу. Но, почему-то сейчас, эта его темная сущность была на его стороне, не позволяя страху и панике затуманить сознание. Лицо грифона скривила злобная гримаса и он сделал шаг вперед. Мощный поток магии артефакта скользнул перед ним, оставив на земле внушительный «шрам».

— И вот мы вновь встретились, – хмуро произнес Крестел.

В царящей вокруг тишине, разбавляемой шипением и треском досок и камней, к которым прикоснулась магия артефакта, каждое слово Легата было слышно превосходно. Существо лишь молча смотрело ему в глаза.

— Пытаетесь спасти всех? – усмехнулся Легат. — А как же ты будешь спасать себя?

Двуногий все еще молчал. Крестел оперся на поврежденную лапу и выхватил у стоящего рядом велита арбалет. По телу тут же пронеслась волна боли, которую он проигнорировал, направив арбалет в сторону существа. Только теперь он целился не в противника. Грифон целился в артефакт.

— Арбалеты наизготовку! – скомандовал Крестел. — Цельтесь в артефакт! Выполнять приказ!

Многие велиты переглянулись, но все же выполнили распоряжение. На артефакт со всех сторон теперь было направлено несколько десятков арбалетов, готовых в любой момент выстрелить.

— Посмотрим, как ты теперь выкрутишься, – злобно произнес Крестел.

— Виндховер, ты сума сошел?! – раздался голос Агния.

Адъютант, расталкивая солдат, вышел с противоположной стороны и смотрел на своего товарища испуганным взглядом.

— Если они попадут в артефакт, взрыв уничтожит нас всех! Остановись! – прокричал Агний.

— Откуда тебе знать, Агний? – спокойно произнес Крестел, продолжая целиться. — К тому же, хочу посмотреть, как наш «друг» сможет теперь всех спасти.

Внезапно, стоящий рядом с Легатом велит выхватил арбалет и дрожащими лапами направил его точно в лицо Крестела.

— Оп-п-пустите ор-р-ружие, Легат!.. – произнес он дрожащим голосом. — Х-х-хват-т-тит…

— Спокойно, парень… — медленно произнес Крестел, переводя взгляд на велита. — Ты не понимаешь…

— Нет! – арбалет в лапах солдата задрожал еще сильнее. — Это вы не понимаете!!! Все, что мы сейчас делаем – это… это неправильно! Зачем эта война?! Зачем все эти ненужные жертвы?! П-п-простите, Легат! Если ваша смерть поможет избежать кровопролития…

Глаза грифона судорожно бегали по лицу Крестела. Дрожащие лапы все сильнее сжимали арбалет, на котором ярко-оранжевым сиянием переливался болт, готовый разорвать голову Легата в клочья.

— Крестел!!! – взревел Агний

— Парень… не надо… — произнес Крестел.

— Простите… — дрожащим голосом произнес грифон, сильнее сжав курок.

Внезапно велит замер. Дрожь прекратилась, а его тело приняло более спокойный вид. Взгляд стал абсолютно пустым, и теперь, он словно смотрел сквозь Крестела. Грифон медленно отвел арбалет, не отрывая ледяного взгляда от Легата. Крестел повернулся к существу впереди. В правой руке двуногого появился какой-то предмет.

— Я должен сказать спасибо? – произнес Легат дрожащим голосом.

— Просто закройте глаза, – за существо ответил велит.

— Чт?..

Крестел не успел договорить. Раздался громкий хлопок, и все вокруг залило ярким белым светом. В ушах Легата вновь зазвенело, и он упал на землю. Грифон несколько раз тряхнул головой и потер ослепленные глаза, пока вновь не услышал такое знакомое эхо. Кто-то опять его схватил и поднял с земли. Пелена сползла с глаз, и перед Крестелом снова было обеспокоенное лицо его адъютанта.

— Эти ребята любят громкие вспышки, верно? – хмыкнул Агний.

— Верно… — сухо кивнул Крестел.

Существо пропало, унеся с собой артефакт. Теперь там, где только что стоял двуногий, осталась только пустота. Руны на броне солдат и заряженные болты начали медленно тускнеть, пока не погасли полностью. Те грифоны вокруг, что успели прийти в себя, недоумевающе смотрели по сторонам, пытаясь понять, что произошло. Как только их взгляд находил Крестела, он останавливался на Легате в ожидании ответов.

— Видимо… Это конец, – Агний посмотрел на свою перчатку, которая лишилась рунного узора. – Что же будет дальше?..

Крестел вздохнул. Он оперся на здоровую лапу и сделал несколько шагов к месту, где стоял двуногий. Все вокруг затихло.

— Мы были слепы, – начал Крестел так, чтобы его слышал каждый находящийся тут. – Мы сами себя ослепили. Мы стали жаждать крови, мы стали ненавидеть, мы стали на путь жестокости. И мы были неправы.

Легат осмотрелся, глядя на окружающих его солдат.

— Мы были обмануты, – продолжил Крестел. — Мы сами себя обманули. И вот к чему это привело. Вся Эквестрия, весь мир, частью которого мы были, восстал против нас. И в этом виноваты только мы. Но нас не стали уничтожать, как того мы хотели по отношению к другим. Нас пристыдили. Нас унизили. Но не уничтожили. Пусть это будет нам уроком. Пусть это будут помнить наши дети и дети наших детей. Вставая на путь разрушения, мы разрушаем в первую очередь себя.

Крестел повернулся к Агнию.

— Но ведь… — неуверенно произнес Адъютант. — Наша цель… Те слова… Что?.. Я не понимаю…

— Все просто, брат, – Крестел поднял руку, останавливая Агния. — Все эти годы нам шептали злые голоса, а мы, словно слепые щенки, шли за ними. Если бы не эти существа, если бы не чейнджлинги… О, Создатель, мы бы стали причиной страшного зла.

Все окружающие грифоны переглянулись. Теперь в лице каждого солдата читалось смущение и раскаяние. Но больше всего подобных чувств было в глазах Агния. Он был в прямом смысле ошеломлен.

— Но… Что же теперь?.. – неуверенно произнес он.

— Для начала стоит оказать помощь раненым, – ответил Крестел. — А потом необходимо написать письмо.

— Кому? – нахмурился адъютант.

— Принцессе Селестии.