Dystopia

Дистопия - чистая противоположность утопии: мира, где во главу угла поставлена не истина, добро или справедливость, а безупречность. Бессмертие - не вечная жизнь, но лишь отсутствие смерти: оно не заключает в себе именно «жизни». Разум - система организации способа мыслить, нуждающаяся в гибкости, как способе самосохранения. Сложите всё вместе, и вы получите справедливую плату за то, что сделает бессмертный разум в безупречном мире.

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия Другие пони

Нашествие "Кровавых Копыт"

Над Эквестрией нависла новая угроза. Некие пони, называющие себя "Кровавые Копыта" жаждут уничтожить Гармонию и воцарить Хаос и Раздор в Эквестрии. Сможет ли Главная Шестёрка противостоять новому порождению Тьмы? И какова цена этой победы?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Меняя октавы

Музыка - язык души, и как же разительно она меняет пони!

Октавия

Кода

Смерть забирает лучших. Винил на собственной шкуре пришлось ощутить всю несправедливость тезиса. Потеря близкого пони не сломила кобылку, и она смогла вернуться к нормальной жизни. Но однажды странное стечение обстоятельств привело Винил на кладбище, и только тогда она осознала, какую роковую ошибку совершила...

DJ PON-3 ОС - пони Октавия

Новая жизнь

Твистер. Кто он? Всего лишь обычный пони, брошенный на произвол судьбы и вынужденный искать новую жизнь в таком городке, как Понивилль, или удивительный герой, приезжающий на белой колеснице, спасающий всю Эквестрию и красиво уезжающий в закат? Своей судьбой каждый вправе управлять сам, но что, если это не просто судьба? Что если это предназначение? Тогда герой уже не строит сам свою судьбу. Он лишь прокладывает для нее путь.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Луна Дерпи Хувз Другие пони ОС - пони

Зелье Тайны

Южная Эквестрия. Небольшое поселение пони, практически не имеющее связи с цивилизацией. Здесь живёт и занимается практикой молодая травница - Грин Лив. Порой бывает что некоторые обстоятельства складываются так, что жизнь может резко пойти по совершенно другой колее. Эта история о том, что даже самое тихое место может стать эпицентром значимых событий, о том, что даже самая заурядная личность может повлиять на глобальные события.

ОС - пони

Ракхэн

Ракхэн — с одного из древних мертвых языков означает «стихия». Проше говоря, Ракхэном называли существо способного управлять всеми силами природы: водой, землей, огнем, воздухом и молнией. Но кто способен управлять такой силой, кто достоин владеть ею. Может дракон, а может быть грифон. Нет, судьба выбрала представителя совершенно другого вида. Стихии стали частью совсем обычного единорога. И теперь он должен решить, как он будет ее использовать. Будет ли он использовать ее во благо или же искушенный силой использует ее во зло. Это история началась еще до того, как принцесса Селестия отправила свою сестру, принцессу Луну, в заточение на тысячу лет.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

В поисках вечной гармонии

Мысли о глобальном помогают нам духовно развиваться. Только задающий вопросы способен искать ответы. И именно вечные вопросы приведут искателя к неожиданным и практически невыносимым результатам.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Трикси, Великая и Могучая Другие пони ОС - пони

Ты будешь любить ее, если выпадет одиннадцать

«Огры и подземелья» Популярная у “ботаников” игра в Эквестрии. Игра, где все, что ты сделаешь, решает бросок кубика (дайста). Все что нужно, это несколько листков бумаги, игральные кубики и воображение, разумеется. Именно в эту игру играют Спайк, Биг Мак и Дискорд. Вот только благодаря магии Дискорда друзья могут оказаться внутри своей выдуманной игры, стать героями, которых они создали, и поучаствовать в ими самими выдуманных приключениях. Но как часто говорят, все это просто игра, и не стоит воспринимать ее всерьез.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Биг Макинтош Дискорд Шугар Бэлль

Селестия и Старсвирл. Знакомство

Рассказ о юности Селестии в суровом Железном веке.

Принцесса Селестия Другие пони

S03E05
Глава III. Сердце Белохвостого Глава IV. Часть II. Небо в огне

Глава IV. Часть I. Волк среди овец

«Величайший враг прячется там, где вы будете меньше всего его искать»
— Гай Юлий Цезарь

— Пятнадцать минут до точки прибытия, – в эфире прозвучал голос Спитфайр. — Пока все тихо.

Это короткое сообщение вывело Марка из раздумий. Страж поднял голову. Группа миновала уже большую часть пути до острова «Двух Вулканов», и теперь два Вондерболта со Стражами летели над темно-серым морем, состоявшем из вулканического смога. Спитфайр с «Оракулом» Марк отправил вперед для разведки. Его поразила скорость, с какой Капитан освоилась с таким непонятным и чуждым ее миру устройством, как «Оракул». Она уже легко пользовалась практически всеми его функциями и была скорее похожа на опытного оперативника, за чьими плечами уже не одна подобная операция. Марк почему-то был горд за нее.

«Гордость? Чувство? Да. Еще один цвет»

 — Принято, – коротко ответил Страж.

Марк взглянул на летящую пару справа. Спирит и Флитфут. В отличие от несущего его Соарина, который, как и все пегасы, вытягивал передние ноги вперед во время полета, Флитфут впилась своими копытами в плечи Спирита. Пусть его и крепко держал карабин, ее ноги как будто крепко схватили Стража и боялись отпустить. Сейчас Марк этого не одобрял, но прекрасно все понимал. Ни кислородная маска, ни защитные очки, ни черно-серый маскировочный костюм не могли спрятать ту бурю противоречий, которые летали вокруг Флитфут. Надо отдать должное, пегаска держалась крайне сдержанно. Спирит это тоже понимал и весь полет молчал. Почувствовав взгляд брата, он повернулся.

— Ты, наконец, вышел из анабиоза? — Спирит ехидно улыбнулся и отсалютовал двумя пальцами. — Было бы обидно, если бы ты проспал такие виды.

Он обвел руками окружающий океан смога, проплывающий внизу. Марк молча огляделся. Ночь окутала небесный свод, усыпав пелену тьмы десятками тысяч крошечных звезд. Но сегодня они показались Марку не такими, как обычно. Даже луна, освещающая клубы смога бледным светом, казалась тусклее, и было бы глупо полагать, что Принцесса Луна не имеет к этому никакого отношения. Сегодня у них будет еще один союзник.

— Да я смотрю, ты и сам не особо-то болтлив, – в эфире прозвучал рычащий голос Ричарда. — Обычно тебя не заткнуть.

— Да… – задумчиво протянул Спирит. — Мы сегодня все какие-то напряженные. Эй, народ! Чего такие кислые? Мы что, идем на войну?

В эфире повисло молчание, которое было нарушено приглушенным коротким хрипом от Ричарда, словно он поперхнулся. Послышалась еще одна попытка побороть надвигающийся спазм хохота, но уже от Соарина. Только пегасу не хватило сил, как дракону, и он звонко засмеялся.

— О Селестия! – Соарин закрыл глаза копытом, продолжая смеяться. — Это сегодня твоя самая тупая шутка. И почему-то она самая смешная.

К гоготу Соарина присоединился Ричард. Эфир наполнился звонким смехом, иногда срывающимся на истеричный.

— Спирит, ты невыносим, – сквозь смех пролепетал Соарин.

— Зато мама меня любит, – Спирит пожал плечами.

— У тебя есть мама? – Соарин повернул голову к Стражу.

— В том то и дело, что нет, – развел руками тот.

Теперь не выдержал Марк. Вопреки натуре, уголки его губ разошлись в разные стороны, и он сдавленно хохотнул. От такой неожиданности заржал и сам Спирит.

— Мой брат – идиот, – Марк закатил глаза.

Страж почувствовал себя легче. Вновь глупая выходка, и вновь как нельзя кстати. Словно в душной комнате открыли дверь, и через открывшийся проем внутрь стал медленно просачиваться свежий воздух. Не смеялась только Флитфут. Пегаска молча смотрела перед собой, продолжая держать копыта на плечах Спирита.

— Десять минут до точки прибытия, – вновь прозвучал голос Спитфайр.

— Принято, – ответил Марк.

Страж мысленно вызвал информационный экран из коммуникатора в костюме и сверился с картой.

— Ответь мне на один вопрос, Марк, – произнес Ричард. — Зачем таким неуязвимым существам, как вы, этот маскарад? Вы ведь можете просто прийти и взять артефакт. Пусть и ценой жизни пары грифонов.

Марк спрятал вызванную прозрачную панель и поднял голову, словно говорил с Ричардом лицом к лицу.

— Почему ты спрашиваешь об этом сейчас? – спокойно спросил он.

— Мы все были слишком заняты подготовкой, – хмыкнул дракон. — Тем более, там была наша горячо любимая и уважаемая Принцесса. Мне бы просто не дали спросить.

— Не говори о Принцессе в таком тоне! – сердито фыркнул Соарин.

Ричард проигнорировал выпад Вондерболта.

— Такой вариант рассматривался, – коротко ответил Марк.

В эфире повисло секундное молчание.

— Но… — протянул Ричард.

Казалось, что дракон ухмыляется.

— Но ситуация гораздо сложнее, – продолжил Марк. — Артефакт, который нам необходимо выкрасть, крайне нестабилен. Безопасно использовать его может лишь существо, обладающее огромной силой, но в Эквестрии сейчас нет подобных. Либо это существо невосприимчиво к воздействию артефакта.

— Такое же, как и вы? – голос Ричарда звучал напряженно. — То есть, среди грифонов есть кто-то подобный?

— Неизвестно, – произнес Марк. — Это нам и предстоит выяснить. Потому попытка атаковать остров в лоб может вызвать разрушение артефакта, умышленное или случайное.

В эфире вновь повисло тревожное молчание.

— И насколько сильно может рвануть этот артефакт? – поинтересовался Соарин.

— Ну… — задумчиво промычал Спирит. — Так, что после него вам придется шататься туда-сюда по выжженным пустошам, палить друг в друга из оружия и собирать крышечки от газировки, которые станут для вас деньгами.

— Какая заманчивая перспектива, – довольно прорычал Ричард.

— Перспектива-то заманчивая, – хмыкнул Спирит. — Вот только в радиусе сотен километров все испарится в первую секунду. Вместе с тобой. И светлого будущего из радиоактивных осадков в Эквестрии ты уже не увидишь.

Страж гоготнул.

— И почему ты рассказываешь нам об этом только сейчас? – раздраженно спросил Ричард.

— Потому, что ты спросил, – холодно ответил Марк.

Радиоэфир пронзил короткий смешок от Соарина, тогда как Спирит просто вытянул правую руку вперед с оттопыренным большим пальцем.

— Ладно, господин умник, – фыркнул Ричард. — И какой же тогда реальный план? То, что я услышал недавно, слабо тянет даже на его имитацию.

— Соглашусь, – ответил Марк. — Подобные операции готовятся месяцами. У нас было меньше суток. Так что мы будем делать то, что лучше всего получается у Спирита и то, что я больше всего ненавижу. Мы будем импровизировать.

Радиоэфир наполнился громким хохотом Ричарда.

— Потрясающе, – немного успокоившись, произнес дракон. — Именно о такой смерти и мечтает каждый уважающий себя дракон. Отойти в мир иной в бою, а не на горе золота. Это будет веселое дельце.

Впереди группы густой серый смог начал резко уходить вниз, словно скрытый от взора водопад, и окружающее пространство на километры вперед как будто проваливалось вниз.

— «Призрак», это «Оракул», – послышался голос Спитфайр из коммуникатора. — Вы в намеченной точке. Смена постов начнется через пять минут. Приготовьтесь.

— Призрак? – улыбающийся Спирит поднял бровь и посмотрел на Марка.

Страж ответно взглянул на брата.

— Ну… — голос Спитфайр был немного неуверенным. — Я подумала, раз у нас тут тайная операция, было бы неплохо сыграть по законам жанра и использовать наши позывные. Проникнуть в это место, кишащее грифонами, и уйти оттуда целым, действительно может только приведение. Ну а мне порой кажется, что скоро я смогу предсказывать будущее с помощью этой штуки.

— Знаешь, а мне нравится, – одобрительно кивнул Спирит. — Это так…

— Пафосно? – прозвучал язвительный голос Ричарда.

— Точно! – Спирит многозначительно вскинул указательный палец вверх. — Заверните две!

Оба Вондерболта одновременно замерли около «пропасти». Марк и Спирит перестегнули карабины, поменяв свое положение. Теперь, они оказались лицом к лицу с несущими их пегасами. Одно нажатие на карабин, и оба отправятся в свободное падение сквозь серый смог.

— Шестьдесят секунд, – немного взволнованный голос Спитфайр отсчитывал последнюю минуту.

Спирит взялся за кольцо, готовый по команде отсоединиться от Флитфут.

— Сорок пять секунд, – Спитфайр продолжала вести отсчет.

Вдруг к рукам Спирита прижалось два небесно-голубых копыта. Страж поднял голову. В его единственный глаз смотрели два пурпурных глаза Флитфут. Сейчас почему-то взгляд Стража не бегал как обычно, а смотрел прямо на нее. Пегаска подняла копыто и сняла кислородную маску.

— С… Спирит… — голос Флитфут дрожал.

— Тридцать секунд.

Губы пегаски напряглись. Было видно, что она пытается что-то сказать, но слова встали комом в горле. Во взгляде отчетливо читались мысленные метания Флитфут из одной крайности чего-то, в другую. Она сглотнула.

— С…Спи… — из-за участившегося дыхания каждое слово давалось пегаске с трудом.

— Да? – мягко произнес Спирит.

— Пятнадцать секунд.

Метания в глазах Флитфут усиливались с каждым отсчетом Спитфайр. Ее копыта все сильнее давили на руки Стража, а рот судорожно хватал воздух.

— Спирит… Я… — взгляд небесно-голубой пегаски вцепился в единственный глаз Спирита, словно это была ее последняя надежда. Сейчас или никогда!

— Пять!

Флитфут резко вытянула шею навстречу Спириту, словно змея во время атаки, но тут же была остановлена правой рукой Стража. Спирит мягко закрыл ладонью ее губы.

— Четыре!

Страж помотал головой. Глаза Флитфут намокли.

— Три!

Ладонь Спирита почувствовала тепло.

«Тепло? Опять чувство? Приятное? Определенно»

Он подал голову вперед, не отрывая своего от взгляда Флитфут.

— Два!

— Давай оставим самое интересное на потом, – полушепотом произнес Страж, смахнув большим пальцем со щеки Флитфут скатившуюся слезу.

— Один!

На лице Спирита появилась улыбка. Не его обычная улыбка. Другая. Сейчас она была… Мягкой?

— Сброс!

Карабин щелкнул и в мгновение ока обоих Стражей поглотил густой серый смог, оставив еле заметное завихрение. Наступила звенящая тишина. Флитфут молчаливо парила над местом, где только что исчезли оба брата, пока, наконец, из оцепенения ее не вывел Соарин.

— Пора, – он дотронулся до плеча Флитфут.

Пегаска надела кислородную маску, закрыла глаза и сделала глубокий вдох. Воздух наполнил легкие, вернув ее в некое подобие реальности.

— Если бы я умела, — сглотнув, произнесла Флитфут, — я бы помолилась богам. Или у кого там обычно просят помощи?

Она повернулась к Соарину, приподняв очки и вытирая влагу около глаз.

— Но сейчас они нам не помогут, – голос Флитфут стал тверже. — Сейчас остались только мы и больше никого. Помощи ждать неоткуда.

Пегаска поправила летные очки и тряхнула головой.

— Так давайте же не облажаемся, — закончила она.

Соарин одобрительно кивнул.

***

 — Пятнадцать минут до точки прибытия, – Спитфайр оповестила следующую за ней группу. — Пока все тихо.

— Принято, – ответил Марк.

Благодаря «Оракулу» быть глазами и ушами команды было поистине легко. Информативность прибора поражала Спитфайр каждую минуту. Сейчас она летела над серой пеленой смога, постепенно набирая высоту. «Оракул» даже показал ей спектральный анализ и полный химический состав этого густого серого дыма. Смысл первого слова Капитан, к сожалению, не знала, но раз оно употреблялось вместе с «химический», значит было тоже чем-то важным.

В общем канале звучали разговоры остальной группы, которые Спитфайр практически не слушала, подключаясь туда лишь для оповещения. Она сейчас была сосредоточена на разведке, а всю остальную информацию по заданию ей давал «Оракул». Прибор перешел в полную синергию со своей носительницей. «Оракул» работал лучше любого тренера, давая Спитфайр советы и руководства, когда сбросить скорость, когда добавить, или, когда перестроиться, подхватив воздушный поток. Капитан поднялась на высоту более 15 километров и даже не запыхалась. «Оракул» даже высчитал время, которое она потратит на нахождение тут.

Среди многочисленных плавающих экранов, демонстрирующих Капитану ту или иную информацию, как ни странно, не было хаоса. Даже новая возникшая полупрозрачная панель не нарушила упорядоченный поток информации. «Оракул» просто просигнализировал, что она на месте. Спитфайр остановилась. Шкала высоты замерла на значении 22.564 метра. Дальше прибор запрещал Капитану продолжать подъем.

Вид потряс ее воображение. Хоть она и была опытным летуном, неоднократно поднималась на большую высоту и летала на высоких скоростях, но настолько она еще не поднималась. С этой точки горизонт плавно изгибался, становясь дугой. Синий оттенок ее родного дома словно отделялся тонкой границей от вечной черноты, которой теперь стало небо. Звезды стали гораздо ярче и их стало несоизмеримо больше, чем если бы она смотрела с поверхности земли. Спитфайр мысленно поблагодарила Стражей.

Но за все положительное приходится платить противоположным. На такой высоте было довольно трудно удерживать равновесие из-за разреженного воздуха. К тому же, если проблемы с дыханием решались при помощи «Оракула», плотно закрывающим всю голову и часть шеи Капитана, то, с царствующим на такой высоте холодом, он уже помочь не мог. Тут уже Спитфайр поблагодарила свою летную закалку, полученную в Академии и отточенную во время многочисленных турниров. Холод она выдерживала. «Оракул» вновь оповестил носительницу о следующем этапе. Спитфайр быстро изучила всплывший экран с изображением четырех точек, движущихся на большом расстоянии от нее.

— Десять минут до точки прибытия, – она оповестила группу по общему каналу.

— Принято, – ей вновь ответил Марк.

Он посоветовал Спитфайр занять позицию восточнее острова, в то время как они должны были заходить со Спиритом с юга. Теперь, оказавшись ровно над местом наблюдения, начиналась самая сложная часть — пегаске необходимо было спуститься вниз. Марк снабдил «Оракул» всей энергией, которую только мог позволить, но и этого хватало лишь на ограниченную работоспособность. Эффективную слежку прибор мог проводить только с расстояния не более пяти – семи километров. Капитан поймала себя на мысли, что если «ЭТО» ограниченный функционал, что же представляет собой полностью заряженный «Оракул»? Видимо, возможность смотреть в будущее. Спитфайр хмыкнула.

Капитан достала из седельной сумки небольшой сверток, напоминающий новогоднюю хлопушку, только сплошь серого цвета. Направив ее в сторону от себя, она потянула за кольцо, и устройство выстрелило бело-серым веществом в воздух. Потоки образовавшегося тумана быстро устремились вниз, разносясь ветром над островом. По мере снижения, серая пыль вбирала в себя влагу и постепенно превращалась в облака. Теперь оставалось только ждать, пока ее «укрытия» осядут на необходимой высоте. «Оракул» тут же отреагировал на мысленный запрос и показал время около 10 минут. Спитфайр вновь удивленно присвистнула.

Короткий сигнал оповестил Капитана о том, что группа приближается к назначенной точке. Спитфайр повернула голову. Из всех окружающих панелей на передний план выскочило две: отображение самой группы и расписания грифонских патрулей с маршрутами их движения. Даже с такой высоты «Оракулу» удавалось отслеживать солдат.

Когда Марк сказал, что она будет их глазами и ушами, первой мыслью Капитана было небольшое отвращение. Спитфайр показалось, что на нее хотят повесить нудную и скучную работу, заставляя «отсиживаться в тылу». Но сейчас от этих глупостей не осталась и следа. Она была действительно тем самым «Оракулом», способным если и не предсказывать будущее, то быть полностью в курсе настоящего. Без нее эта операция была бы обречена на провал. У Спитфайр возникла странная мысль.

«А почему нет?»

Прибор оповестил о начале следующего этапа.

«Стоит попробовать»

Спитфайр улыбнулась.

— Призрак, это Оракул, – немного неуверенно произнесла она. — Вы в намеченной точке. Смена постов начнется через пять минут. Приготовьтесь.

Капитану доводилось встречаться с некоторыми рассказами и отчетами о секретных операциях. И в каждой из них настоящие имена менялись на клички или позывные, чтобы сбивать с толку тех, кто может подслушивать переговаривающихся при помощи телепатии. Хоть у грифонов точно нет устройств, способных перехватить их переговоры, Спитфайр эта идея показалась довольно удачной.

— Призрак? – в эфире прозвучал заинтересованный голос Спирита.

— Ну… — произнесла Капитан. — Я подумала, раз у нас тут тайная операция, было бы неплохо сыграть по законам жанра и использовать наши позывные. Проникнуть в это место, кишащее грифонами, и уйти оттуда целым, действительно может только приведение. Ну а мне порой кажется, что скоро я смогу предсказывать будущее с помощью этой штуки.

Холодок пробежал по спине Спитфайр. Сейчас ей показалось, что она сделала большую глупость.

— Знаешь, а мне нравится, – одобрительно произнес Спирит. — Это так…

— Пафосно? – к голосу Стража прибавился голос Ричарда.

— Точно. Заверните две!

Спитфайр усмехнулась. Таймер неумолимо отсчитывал время до смены постов. Четыре точки замерли на основном экране «Оракула».

— Шестьдесят секунд, – Капитан начала отсчет.

Напротив одной из пар неожиданно всплыло окно. «Оракул» проинформировал о резком изменении в состоянии одного из членов команды, что опять удивило Спитфайр.

— Сорок пять секунд, – продолжила она, с интересом наблюдая за меняющимися данными напротив пары Спирит – Флитфут.

— Тридцать секунд, – экран показывал резкое учащение сердцебиения и увеличение прочих параметров.

Спитфайр и без этого было ясно, что там сейчас творится.

— Пятнадцать секунд, – соседний экран показал несколько красных точек, меняющих свои маршруты и направляющиеся к острову.

— Пять! Четыре! Три! Два! Один! Сброс! – скомандовала Спитфайр.

Две точки стремительно отделились от других и на огромной скорости устремились в воду. Капитан отметила, как в последние секунды общее состояние Флитфут резко сменилось с «Очень нервное» до «Взволнованное».

— Если бы я умела, — в общем эфире прозвучал голос Флитфут, — я бы помолилась богам. Или у кого там обычно просят помощи? Но сейчас они нам не помогут.

Капитан прислушалась.

— Сейчас остались только мы и больше никого. Помощи ждать неоткуда. Так давайте не облажаемся, – две точки на экране быстро сменили направление и полетели в сторону Ричарда.

— Оракул, это Призрак, – в Эфире прозвучал голос Марка.

Спитфайр улыбнулась, ее маленькое нововведение одобрили.

— Скорректируй нам маршрут, — скомандовал Страж. — Все переходим на свои каналы. Общий используем только при необходимости.

Экран показывал, что Марк говорит с точки, где, если верить координатам, находилось морское дно.

— Вас поняла, — экран перед лицом Спитфайр показывал ей предполагаемую маршрут. — Передаю вам координаты.

— Принято. Призрак, конец связи, – рация издала короткий сигнал.

На основном экране две точки начали быстрое движение в сторону острова. Перед лицом Капитана вновь всплыла панель с оповещением. Грозовые тучи заняли свои места, и теперь можно было начинать спуск.

— Оракул, это Пламя, – прозвучал голос Ричарда в динамиках. — Соединились в точке. Скорректируйте и наш маршрут. Как там, кстати, погодка над островом? Прием.

Спитфайр ухмыльнулась. «Пламя». Интересно, это была идея только Ричарда или всей троицы? Ответа она не знала, но менее забавно от этого не становилось. Капитан поймала себя на мысли, а «Оракул» только подтвердил ее догадки, что эта небольшая игра с позывными хорошо сказалась на общем состоянии группы. На общей панели шлема добавился еще один небольшой экран со всей информацией о Ричарде, Соарине и Флитфут.

— Пламя, это Оракул. Вижу вас, – прибор быстро вывел всю информацию о предполагаемом маршруте. — Погодка отличная, держите ваш маршрут. Приятного полета.

— Премного благодарны. Конец связи, – рация издала короткий сигнал и умолкла.

Спитфайр медленно спускалась к кольцу грозовых туч, установленных ей накануне. На семи километрах она нырнула в приготовленное облако и замедлила спуск. Чем ниже Капитан спускалась, тем больше пространства охватывал бдительный глаз «Оракула». Уже практически весь остров был, как у нее на ладони. Прибор сделал вычисления и добавил еще одно информационное табло к уже имеющимся: «Тревога не обнаружена. Штатный режим».

Из всех экранов, кружащих перед глазами Спитфайр, выплыл один. Две точки довольно быстро приближались к острову, готовясь пересечь радиус действия первого обелиска.

— Призрак, это Оракул, – сразу информировала Капитан. — Через минуту вы пересечете зону действия юго-восточного обелиска.

Спитфайр охватило волнение. Ее взволнованный взгляд метался от одного экрана, где Марк и Спирит приближались к магическому полю, к другому, на котором был отображен общий статус острова. Секунда, и две точки пересекли фиолетовую контурную линию. «Тревога не обнаружена. Штатный режим». Спитфайр медленно выдохнула и продолжила спуск.

— Оракул, это Пламя, – прозвучал голос Ричарда в общем канале. — Мы заняли позицию. Ждем дальнейших указаний. Прием.

Перед глазами Спитфайр тут же возник экран с местом нахождения дракона и Вондерболтов. Капитан немного удивилась, насколько точно Ричард занял свою позицию.

— Ого, термометр показывает -25, – раздался голос Соарина. – А в кабине это ничуть не ощущается.

— А ты у нас, Ричи, оказывается, горячий парень, – усмехнулась Спитфайр, глядя на датчики.

— После шестисот лет в заточении, эти слова я бы предпочел услышать от самки своего вида, – иронично прозвучал рычащий голос Ричарда.

Эфир наполнился короткими смешками. На экране, где она отслеживала движение Стражей, около Спирита «Оракул» сменил статус со «Спокоен» на «Легкое возбуждение». Если Спирит сейчас мог говорить, эфир наполнился бы и его гоготанием.

— Ладно, возвращаемся на свой канал. Не скучай, Кэп, – произнес Соарин. — Пламя, конец связи.

«Оракул» просигнализировал Капитану об остановке. Датчики показывали расстояние до земли в 5.021 метр. Спитфайр огляделась. Грозовые облака, впитав достаточно влаги, теперь парили над поверхностью в разных местах. Выглядело это вполне естественно, нежели одинокое парящее облако посреди чистого неба. Перед Капитаном всплыл экран, на котором две точки уже приблизились к острову. Спитфайр быстро отдалила изображение и дала «Оракулу» указания отметить любых грифонов в опасной близости от Марка и Спирита. Несколько секунд и все было готово.

— Оракул, это Призрак. Вышли северо-восточнее четвертого лагеря, – в эфире, наконец, прозвучал голос Марка. — Как обстановка?

Система быстро просканировала окружающее пространство. Ближайший патруль был в нескольких километрах от группы.

— Призрак, это Оракул. Подтверждаю выход на запланированную точку, – Спитфайр кинула взгляд на экран состояния острова, где висела надпись «Штатный режим». — Ситуация в норме. Что дальше?

— Спирит, какие идеи? – произнес Марк.

— Хм… — задумчиво протянул тот. — Для начала пусть Флит выйдет из режима прострации.

— А? – в общем канале возник одновременно удивленный и взволнованный голос Флитфут.

— Не «А?», а «так точно», – Спитфайр даже не нужно было видеть лицо Спирита, чтобы понять, что на нем сейчас сияет его фирменная улыбка. — Если хочешь вылить своему новому жеребцу пунш на голову, тебе сегодня надо выжить. Соберись.

— О-от… откуда?!.. Т… так точно! – «Оракул» тут же показал смену состояния Флитфут со «Слегка подавленное» на «Возбужденное».

— Отлично! – перед глазами Капитана вновь всплыл экран со Спиритом, который продолжал. — Раз мы не здешние, я предлагаю спросить дорогу у местных и узнать у них о здешних достопримечательностях.

— Хорошая идея, — теперь говорил Марк. — Оракул, просканируй местность на наличие офицеров поблизости. Желательно не ниже Трибуна.

«Оракул» моментально отреагировал на мысленный запрос Спитфайр, быстро перебирая обнаруженных грифонов недалеко от Марка и Спирита. Прибор в считанные секунды отсортировал всех офицеров в районе четвёртого лагеря и Цитадели. Как и следовало ожидать, большинство командиров сейчас находились в своих расположениях, окруженных большим количеством солдат. Вдруг «Оракул» издал сигнал и указал точку в одном из зданий городка, который был построен у подножия укрепленного замка. Спитфайр удивленно вытаращила глаза.

— Призрак, это Оракул, – от волнения у Капитана перехватило дыхание. — Я думаю, вам это будет интересно увидеть.

Данные за долю секунды были пересланы обоим Стражам на коммуникатор.

— Вот это да! – прозвучал веселый голос Спирита. — А что же среди гражданских делает Легат? Ты только посмотри, как эти точки нежно трутся друг об друга!

— То, что надо. Оракул, проложи нам маршрут к городку, – Марку можно было и не просить, ведь прибор уже несколько секунд назад начал прощупывать местность и синхронизировать все с движением патрулей. — Надеюсь, этот похотливый идиот продержится до нашего прихода.

В эфире раздался приглушенный злорадный смех Спирита. Он напоминал смех безумного злого гения, который придумал заклинание, способное поменять голову и зад местами. Спитфайр поперхнулась от едва сдерживаемого смеха. «Оракул» с ювелирной точностью и быстротой прокладывал предполагаемый маршрут, даже несмотря на то, что сейчас была глубокая ночь, и единственным источником света была лишь луна. В учет шло все: рельеф, скорость и общее физическое состояние патрулей, освещенность маршрута и прочие параметры, которые глаза Капитана просто не успели заметить. Через полминуты прибор выдал идеальный маршрут к городку около Цитадели. Помимо этого, он продолжал отслеживать состояние цели – Легата грифонов. Спитфайр стало немного не по себе от того, что сейчас она в прямом смысле подглядывает. Капитан почувствовала, как ее лицо набирает краску.

— Стало интересно, как же это происходит у грифонов? – в эфире послышался ядовитый голос Спирита.

Спитфайр передернуло. Она чертыхнулась про себя.

— Придурок!.. Вот ваш маршрут, – хорошо, что на Капитане сейчас был шлем, иначе ее лицо осветило бы половину острова.

В эфире прозвучал приглушенный победоносный смешок Спирита.

— К-к-конец связи! — фыркнула пегаска и отключилась.

Две точки быстро двинулись вглубь острова, четко следуя заданному маршруту. Сейчас оба брата передвигались гораздо быстрее, легко минуя грифонских солдат, но Капитан все равно продолжала волноваться, когда оба Стража приближались к очередной медленно движущейся точке, обозначающей патруль. Через десять минут оба Стражи достигли стен городка. «Оракул» быстро выдал всю информацию о постах на стене и маршрутах патрулей внутри города. Под пристальный прицел «всевидящего ока» прибора попала восточная стена, на которой у двух из трех часовых отобразился статус «Сонливость», а у третьего – «Нужда».

— Призрак, это Оракул, – Капитан передала данные на коммуникаторы и бегло взглянула на главную цель. — Вот ваш черный ход. Состояние нашей цели пока стабильное.

— А наш пернатый прямо марафонец, – в эфире появился язвительный голос Спирита. — Хотите сделать ставки? Вдруг они там одного пола?

— А вот и нет! – прорычала Спитфайр.

— Ай-я-яй, Капитан… — осждающе произнес Страж.

Спитфайр сейчас очень сильно захотелось навести оба орудия, за которыми сидели Флитфут и Соарин, и дать пару залпов в его сторону.

— Прекращаем болтовню, – голос Марка был как всегда спокоен. — Спирит, проверь заряды. «Спектральной глушилки» должно хватить на 15 секунд.

— Ну и название же он этому придумал! Подтверждаю.

— Как всегда. Пошли. Оракул, проводи нас.

Две точки на дисплее быстро двинулись вдоль стен городка. «Оракул» продолжал молчаливое отслеживание солдат. Как только оба брата приблизились к стене, статус одного из часовых сменился с «Сонный» на «Легкая дрема». Спитфайр облегченно вздохнула.

— На счет семь, – прозвучал голос Спирита.

На экране оба Стража встали вплотную к стене. Как только патрули повернулись, чтобы начать движение в другую сторону, самый сонный грифон немного замешкался. Трехсекундного окна вполне хватило.

— Один, пять, семь! – быстро скомандовал Спирит.

Обе точки поменяли цвет на синий и быстро миновали стену. Спитфайр бросила взгляд на общее состояние войск в этой местности. «Штатный режим».

— Призрак, это Оракул, – облегченно произнесла Спитфайр, пока устройство прокладывало подходящий маршрут к Легату. — Все тихо. Вот ваш новый маршрут. Начинайте движение через десять секунд.

— Призрак принял, – Марк говорил полушепотом. – Синхронизируй нас с «Оракулом», сейчас нам нужна полная картина.

— Вас поняла, – Спитфайр быстро отдала мысленную команду, и прибор моментально соединился с обоими Стражами.

Рядом с каждым появился таймер, показывающий имеющийся заряд костюма. Сейчас действовать надо было и быстро и аккуратно, иначе оба брата рисковали остаться без энергии и потерять маскировку. Две точки быстро метнулись вдоль извилистых улиц. Капитану было интересно, как выглядят улочки именно этого городка. Она уже бывала в грифонских поселениях, но с удовольствием заглянула бы туда еще раз. На каждой крыше по всему городку находились часовые. «Оракул» быстро оценил состояние каждого ближайшего к дому и передал информацию Стражам. Обе точки, до этого идущие вместе, разделились и следовали к дому с двух разных направлений. Словно две невидимые тени, Марк и Спирит потратили меньше пяти минут, чтобы добраться до дома под носом у многочисленных солдат. Капитан вновь присвистнула, опять удивившись информативности прибора. В купе с общей подготовкой и возможностями Стража, вместе с «Оракулом» подобная сила завораживала и немного пугала.

Оба Стража замерли в нескольких метрах от дома. «Оракул» отметил местонахождение Спирита прямо у главного окна, за ближайшей стеной к Легату. Марк занял позицию ровно напротив двух охранников около двери. Общее состояние солдат было оценено как «Спокойное». Как только двое из часовых на прилегающих крышах повернулись спиной к дому, продолжая двигаться по ней, Марк и Спирит сорвались с места. Секунда, и все кончилось. Внутрь дома быстро проникло шесть точек, четыре из которых потускнели.

У Спитфайр перехватило дыхание, и она судорожно бегала по экрану взглядом в поисках поднятой тревоги. Ничего. Тихо и спокойно. Таймеры напротив Марка и Спирита пропали. Синхронизация отключилась. «Оракул» вновь вернулся под ее полный контроль. Спитфайр заставила прибор просканировать окружающие дома. Все по прежнему спокойно. Она нервно сглотнула и облегченно выдохнула.

— Оракул, это Призрак, – прозвучал голос Марка. — Следи за домом, нам надо поговорить с пленным.

— Приняла, – ответила Спитфайр. — Ну, вы даете…

Внутри дома началась бурная деятельность. Три точки сгруппировали в одном месте, а четвертую Марк и Спирит куда-то отнесли. Видимо, в подвал. «Оракул» продолжал бдительно следить за патрулями. Часовые на крышах даже не заметили пропажи двух солдат около входа.

— Не устаю удивляться этой штуковине на своей голове, — неожиданно для себя, произнесла Спитфайр. — А готовить она умеет?

— Она тебе даже жеребца заменит при необходимости, – прозвучал ехидный голос Спирита.

— Да? – Спитфайр язвительно усмехнулась. — И как же, стесняюсь спросить?

— Будет трахать тебя сразу в мозг, – хохотнул Спирит. — Минуя посредников.

Эфир наполнился приглушенным смехом. Капитан отключила рацию, закрыла глаза и залилась гомерическим хохотом. И вновь лежащий на плечах Спитфайр груз нервозности и сомнений свалился вниз, успокоив до предела натянутые нервы.

«Долбаный Спирит»

Капитан прокашлялась и вернулась к наблюдению. Состояние пленного грифона постоянно менялось, что не могло не привлечь внимание Спитфайр. Шкала прыгала от «Стабильное» до «Критическое», причем грифон, по датчикам, находился без сознания. Что именно с ним сейчас делали Стражи, Спитфайр не знала. Марк все равно пообещал Принцессе, что убивать никого не будут.

«Допрос» длился около десяти минут. Спитфайр это показалось вечностью. Она уже даже запомнила имена некоторых часовых, медленно двигающихся по городским стенам.

— Это Призрак, внимание всем. У нас появились новости, – наконец раздался голос Марка. — Доложить о состоянии готовности.

— Призрак, это Пламя, – в эфире раздался голос Ричарда. — Мы полностью готовы, и дохнем тут от скуки. Прием.

— Призрак, это Оракул, — Спитфайр вновь быстро пробежала глазами по экранам слежки за патрулями. — Вокруг все тихо. Прием.

— Отлично, – перед Капитаном всплыл небольшой экран, а Марк тем временем продолжил. — Мы действительно успели очень вовремя. Наступление планировалось уже на завтрашнее утро, а это значит, что у нас осталось чуть больше суток. Через три часа все грифонские войска будут приведены в режим полной боевой готовности, и выбраться с острова станет сложнее.

Спитфайр замерла. Новости были отнюдь не радостные.

— К тому же, — добавил Марк, — сейчас в Цитадели гостит сам грифонский Сенатор, приехавший сюда со всей свитой проверить готовность армий. Цитадель находится под усиленной охраной. Артефакт содержится, как мы и предполагали, именно там. Информацию о его точном расположении и необходимую карту помещений мы получили у нашего Легата.

Спитфайр, почему-то, не очень хотелось знать, как именно.

— Сам артефакт находится в тесной связи практически со всей грифонской армией и способен очень хорошо отслеживаться велитами, – продолжил Марк. — Это не проблема, с помощью наших костюмов его можно спрятать, но действовать надо быстро. Теперь наш план.

На всплывшем экране начали появляться новые данные. Видимо, что-то подобное сейчас видели и остальные.

— Спирит отправляется за артефактом, – на экране отобразилась дополнительная информация, — в то время как я остаюсь тут. После его приближения к главному залу, я начинаю отвлекающую атаку в городе с целью приковать к себе внимание как можно большего числа грифонских солдат. Это должно облегчить изъятие артефакта.

Информация на экране изменилась, теперь она предназначалась для Ричарда и Вондерболтов.

— Пламя, – продолжил Марк, — ваша задача по команде нанести упреждающий удар по пятому лагерю. Подавите любую попытку поднять боевых драконов с велитами. Начинайте снижение для выхода в нужную точку перед ударом. У вас час.

— Принято, Призрак, – отозвался Ричард. — Наконец-то веселье. Пламя, конец связи.

— Оракул, – на экране появились новые данные. — Твоя задача скрытно сопроводить Спирита к Цитадели, а после помочь мне установить заряды на главной площади города. Шуметь придется громко, и я не хочу потерять весь заряд репликатора в первые минуты боя.

— Оракул, приняла, – утвердительно ответила Спитфайр. — Я готова.

— Тогда начинаем, — произнес Марк.

***

«Десять свето-шумовых, две дымовые, три дистанционных детонатора»

Марк быстро осмотрел имеющиеся у него гранаты. Сейчас этот скромный запас, втиснутый Арчи в список оборудования, пригодился как нельзя кстати. Такого нелетального комплекта хватит, чтобы поставить весь город с Цитаделью на уши. Страж связал гранаты по три штуки и прикрепил к каждой получившейся связке по детонатору. Лишнюю и две дымовые шашки он оставил про запас, закрепив на костюме. Он взглянул на циферблат. Уже прошло 20 минут, и по плану Спирит должен был достигнуть Цитадели.

Терпения Марку было не занимать, но сидя сейчас в доме, где они захватили грифонского Легата, он ощущал острое желание начать действовать. Многим живым существам такие минуты кажутся вечностью и порой терзают сильнее, чем что-либо. Но не Стражу. Марк намеренно не подавлял эти мысли, наслаждаясь крупицами чувств и эмоций, которые вновь окрасили его черно-серый мир в два новых цвета. Это было приятно.

«Приятно?»

 — Призрак-1, это Оракул, – в эфире прозвучал голос Спитфайр. — Призрак-2 сопровожден к точке. Жду ваших указаний.

Голос пегаски был расстроенным. Марк сразу уловил эти нотки, приправленные небольшой долей раздражения и волнения. Такой фон обычно возникает, когда накануне узнал что-то неприятное, но в то же время необходимое. Марку это не понравилось, подобные тревоги сейчас лишние.

— Задала волнующий тебя вопрос и получила ответ? – Марк прикрепил связки гранат к поясу.

— Да… — ответила Спитфайр после секундной задержки. — Твой брат… Тяжело, наверное, вам сейчас. Я бы так не смогла.

— Соберись. Это сейчас не важно, – спокойно произнес Марк и быстро вышел через входную дверь.

— Я справлюсь, все в порядке, – голос Спитфайр стал более уверенным.

Ночь все еще властвовала на улицах города, крепко держа каждую улочку в объятиях тьмы, но с каждой минутой ее власть слабела. На горизонте ночная чернота уже постепенно отступала под натиском света. Темно-синюю пелену лизали лучи восходящего солнца, становясь все ярче и ярче. И даже эта бесконечная, но обыденная, битва света и тени сегодня шла не как обычно. Казалось, что наступающие ведут себя крайне вяло, стараясь отложить начало дня на как можно более долгий срок. В то время как обороняющиеся, хоть и понимая, что пора уходить, продолжали держаться за каждую крупицу ночного неба. Марк повернулся вперед и тихо двинулся по улицам.

— Оракул, дай мне информацию о всех патрулях вокруг центральной площади и покажи место расположения группы быстрого реагирования, – произнес Марк, петляя по узким улицам спящего города. — Также мне нужна информация о ближайших регулярных частях и время их прибытия на площадь.

— Принято, – ответила Спитфайр.

Из костюма перед лицом Стража всплыл экран с картой местности, усеянный точками и надписями около них. Глаза Марка стремительно прыгали по экрану, пока разум завершал общую картину его действий на ближайший час.

— Призрак-1, можно вопрос? Время у нас пока есть, – в эфире вновь прозвучал голос пегаски.

— Попробуй, – Страж не отрывал глаза от карты, огибая очередной поворот.

— Как ты хочешь заставить грифонов направить в город регулярные войска? – с интересом спросила Спитфайр. — Я имею ввиду, обычные перепалки ведь должна решать охрана, а не войска.

— У каждого солдата в патруле есть сигнальный заряд, который при необходимости он выстреливает вверх, оповещая остальных, – Марк затаился около небольшого дома, похожего на магазин, пропуская патруль вперед. — У обычных патрульных он красный. Красный сигнал оповещает группу быстрого реагирования, что патрулю нужна помощь. По прибытию на место, если ситуация серьезная – командир группы выпускает синий заряд. А это как раз то, что нам нужно.

— Не хотела бы я сейчас оказаться на их месте, – усмехнулась Спитфайр.

Перед глазами Марка всплыл очередной экран. «Оракул» полностью высчитал вероятное время прибытия всех интересующих Марка грифонов. Страж сделал еще несколько витков между домами и вышел к пустынной площади в центре города. План в голове Марка принял финальный вид и Страж начал его воплощение.

— Следи за патрулями и охраной. Мне надо установить заряды, – Марк огляделся и двинулся к первой запланированной точке.

— Принято, – ответила Спитфайр. — Кстати, у охранников, стоящих в сотне метров от тебя, очень сонный вид.

— Понял, – Марк тихо запрыгнул за один из пустующих торговых ларьков.

Внешне площадь не сильно отличалась от подобных мест в других поселениях. Даже с учетом, что база была секретная и знали о ней единицы, грифонская любовь к монетам в совокупности с перевезенными сюда семьями солдат начали использовать эту площадь в своих меркантильных интересах. Да и самим солдатам нужно было время от времени на что-то тратить полученное жалование.

Стоящие по краям площади строения образовывали круг с четырьмя главными воротами, расстояние между которыми было не более пары сотен метров. Сейчас центр пустовал, но судя по следам, оставленным на песке, днем тут располагались другие палатки или проводились марши солдат. Помимо зданий, по периметру площади так же шли небольшие пристройки, состоящие из простого настила в виде тонкой деревянной крыши и редкими опорными колоннами. Днем именно тут и кипела жизнь.

Марк взглянул на экран с обозначенными им точками, куда он планировал положить заряды. Бегло осмотрев пустую площадь, Страж приблизился к первой отметке. Он достал первый заряд и активировал детонатор. Прибор издал короткий еле уловимый сигнал, появившись в виде значка на главном дисплее. Марк положил его в стоящую рядом бочку и тихо двинулся дальше. Второй заряд Страж установил под козырьком крыши. Один из охранников на другом конце кинул взгляд в сторону Марка. Страж пригнулся и замер.

— Все в порядке, – прозвучал голос Спитфайр. — Он думает, что ему показалось. Путь открыт.

— Принято, – Марк, пригнувшись, двинулся к последней точке.

Активировав последний заряд, Страж положил его под стоящий рядом ящик и поднялся. Внезапно, мимо него прокатился красный мяч, а об ногу что-то слабо ударилось. Игрушка упала с деревянного пола и остановилась на песке. Страж медленно повернул голову.

— Твою мать… — испуганно произнесла Спитфайр. — Прости Марк, я не заметила…

Перед Марком сидел маленький грифон и испуганно таращился на Стража. Казалось, что сейчас глаза грифоненка были больше, чем он сам. Детёныш сидел без движения и боялся даже моргнуть.

— Куда ты опять делся, непоседа? – прозвучал приглушенный голос неподалеку. — Солнце еще даже не встало, а ты уже…

Из-за угла быстро вышла мать-грифина, укутанная в серый плед. Увидев Марка, она замерла на месте.

— Дерьмо, дерьмо, дерьмо… — в эфире взволнованно металась Спитфайр.

Марк поднял голову и посмотрел на мать. Грифина испуганно дернулась, встретившись глазами со Стражем. В ее взгляде читался леденящий ужас. Марк медленно помотал головой из стороны в сторону.

«Не закричит»

Он опустил голову и перевел взгляд на детеныша. Страж медленно присел, стараясь не смотреть в глаза маленькому грифону, и положил левую руку ему на голову.

— Привет малыш, – Марк улыбнулся и мягко погладил перья на макушке детеныша.

Она была настолько крохотной, что полностью скрывалась под рукой Стража. Взгляд Марка скользнул к охранникам и матери, быстро вернувшись обратно.

— Марк! Твою мать, что ты задумал?! – закричала Спитфайр. — Не см…

Страж выключил рацию.

— З…здравствуйте… — еле слышно пискнул малыш. — А… А вы кто?

Марк мысленно усмехнулся.

— Тот, кто не должен быть тут, – спокойно ответил Страж.

— Но… но вы же тут? – грифоненок не отрывал глаз от его лица.

— А ты наблюдательный, – Марк вновь потеребил перья на голове малыша.

Мать нервно и судорожно вздохнула.

— Как тебя зовут? – Страж наклонился чуть ближе.

— М… Мама мне не разрешает говорить с незнакомцами, – грифоненок выпалил фразу, словно мантру.

«Забавно? Да, это забавно. Довольно приятный цвет»

 — Твоя мама очень мудрая, – Марк кивнул, в то время, как огромные глаза детёныша моргнули. — Но мы ведь уже разговариваем. Меня зовут… Призрак. А тебя?

Малыш несколько раз хлопнул ресницами и потоптался на месте, словно стесняясь.

— Геральд. Геральд Фезерстоун, – немного замешкавшись, ответил грифоненок и гордо добавил. — Мой папа Центурион третьего легиона! Он самый смелый! Я хочу быть похожим на него.

— О-о-о, – улыбнулся Марк и вновь бросил короткий взгляд на мать.

— А когда я вырасту, я хочу стать борцом с темной магией, – еще более гордо произнес грифоненок. — Но папа почему-то против…

— Всему свое время, – кивнул Страж и посмотрел на охранников.

Те стояли, как и минуту назад, оперевшись на щиты без признаков беспокойства.

— Мистер, а почему вас зовут Призрак? – детеныш уже выглядел более уверенно, почему-то перестав опасаться сидящего перед ним Марка. Детская наивность сейчас играла на руку. — Я же могу вас видеть, и вы не прозрачный? И вы не выглядите жутко, а я бы хотел сражаться с жуткими.

— Это просто прозвище, – Страж убрал руку с головы малыша и подхватил телекинезом лежащий недалеко мяч. Взяв его в левую руку, он повернулся к грифоненку. — Геральд, ты создаешь впечатление очень умного молодого грифона. Я могу попросить тебя о маленькой услуге?

Марк покрутил в руке мяч и вопросительно посмотрел на малыша. Грифоненок заинтересованно закивал, а на его лице появилась улыбка.

— Сейчас тут будет немного шумно… — Страж протянул мячик Геральду. — Я хочу, чтобы ты взял свою маму, и вы ушли отсюда как можно дальше и как можно скорее.

Грифоненок потянул лапы к игрушке, но Марк в последнее мгновение немного отвел руку, не позволив детёнышу схватить его.

— Только, чур, никому ни слова! – Марк оттопырил указательный палец и ткнул им в малыша.

Геральд утвердительно кивнул. Страж протянул ему мяч и поднялся. Грифоненок схватил игрушку и, забавно ковыляя, быстро вернулся на руки к матери. Грифина схватила и крепко прижала малыша к груди. На ее глазах выступили слезы. Она подняла взгляд на Марка.

— Мама, ты видела? – произнес улыбающийся Геральд.

— Чш-ш-ш, – грифина закрыла клюв своего детёныша пальцем. — Потом, малыш.

— Убирайтесь, – шепотом произнес Страж. — Живо.

Мать благодарно кивнула, и вся семья быстро скрылась за ближайшей стеной здания. Марк вновь огляделся. «Тихо». Страж включил передатчик.

— О, милостивая Селестия… — в эфире раздался голос разнервничавшейся Спитфайр. Пегаска тяжело дышала. — На секунду… мне показалось, что ты…

— Убью их? – Марк быстро прошел мимо нескольких колонн и затаился около пустого ящика.

Ответа не последовало.

— Всякая жизнь внутри Системы для нас важна, – не дожидаясь, пока Спитфайр себя пересилит, произнес Марк. — Будь то Неприкасаемый или обычное существо.

— Д…да… — в эфире послышался запинающийся голос Капитана. — Прости я…

— Спитфайр, – перебил ее Марк. — Сейчас ты мне нужна с холодной головой и способная выполнить поставленную задачу. Соберись.

— Т…так точно! – выпалила пегаска.

— Не хочу прерывать вашу милую беседу… — в эфире раздался голос Спирита. — У меня тут коротенькое сообщение.

Марк замер.

— РЕБЯТА, НАЧИНАЙТЕ ШУМЕТЬ!

***

 — Смотри, не поранься, – Спирит ехидно улыбнулся брату, передавая ему имеющиеся гранаты.

Марк молча принял боеприпасы.

— Уходим через катакомбы под городом. Подробный план я загрузил в наши коммуникаторы, – он посмотрел на циферблат. — И самое главное – не доведи Спитфайр. Частичное разрушение Цитадели, если что, я тебе прощу.

Спирит хихикнул.

— Я буду нежен как никогда, – Страж отсалютовал двумя пальцами и расставил руки. — Обнимемся на дорожку?

— Проваливай, – Марк ткнул указательным пальцем в открытое окно.

— Безответная братская любовь, – Спирит шмыгнул носом и вылез через оконный проем.

Оказавшись на улице, Страж перепрыгнул на близстоящее здание и спрыгнул на соседнюю улицу за домом. Сейчас властвовала ночь, и темная пелена полностью скрывала его бесшумное перемещение по городу.

— Призрак-2, это Оракул, – произнесла Спитфайр. — Отслеживаю тебя на дисплее.

Спирит завернул за угол и просочился мимо стоящего патруля.

— Эй, а почему я номер 2? – Страж прижался к дому и посмотрел за угол.

— Потому что 2, больше 1, – хихикнула Капитан. — Какие будут приказы?

— Мне нужен самый короткий путь к Цитадели, маршруты движения патрулей и их временные интервалы с точностью до секунды, – ответил Страж.

— Принято, – произнесла Спитфайр. — Момент.

Перед лицом Спирита всплыл экран со всей информацией, которую он просил. Около минуты он всматривался в прозрачное окно, подмечая все нужные детали. Путь предстоял через зеленые сады, посаженные тут после постройки Цитадели. Надо было отдать должное эстетическим вкусам грифонского командования – война – войной, а подчеркнуть изысканность места следовало обязательно. С учетом того, что патрулей и охраны по ходу движения меньше, прогулка предстояла спокойная и легкая. Спирит усмехнулся и нырнул на следующую улицу.

— Судя по переданной тебе информации, мои услуги тут тебе не нужны, – в эфире раздался немного удивленный голос Спитфайр. — Интересно…

— Так оно и есть, – Спирит остановился около стены. — Просто Марку надо немного уединиться и подумать… Как он говорит, «проанализировать текущую ситуацию на наличие изъянов в общем плане для их корректировки в ближайших перспективах».

Последнюю часть фразы Спирит произнес с очень кривой пародией на голос своего брата, заставив Спитфайр поперхнуться смешком. Дождавшись временной отметки, Страж перемахнул через стену, разминувшись с патрулирующими грифонами, и вновь нырнул во тьму.

— Так, что ты смело можешь задавать мне глупые или неудобные вопросы, – Спирит ухмыльнулся и огляделся по сторонам, ловя в фокус очередной патруль. — А я попытаюсь на них ответить или сделать вид, что не услышал.

— Разве это не будет тебя отвлекать? – удивленно произнесла Спитфайр. — Ты сейчас вообще-то находишься в самой гуще.

— Ничуть, – Спирит проскочил мимо очередного патруля и свернул на следующую улицу. — Марки бы это точно бесило, ну а мне просто скучно.

Спирит вплотную подошел к стене города, которая разделяла его и джунгли. Он на секунду замер и взглянул на информационную панель около его лица. Дождавшись смены значений, Страж бесшумно двинулся к главным воротам, где стояли два грифона-охранника. Оперевшись на свои щиты и натянув забрало на глаза, оба стражника сладко сопели. Спирит остановился около них и, сложив руки замком, послал воздушный поцелуй каждому из них. Расплывшись в колкой улыбке, он плавно, словно балерина, шагнул через ворота.

— Чувствую себя жеребенком, – продолжила Спитфайр, — которого родители оставили с дядей, чтобы отдохнуть.

Спирит хихикнул.

— Ну… Можешь представить что у нас свидание, – Страж отодвинул ветку и тихо спустился по склону. — Свидание под луной. На расстоянии. И тебе совсем не надо видеть моей страшной рожи.

Эфир вновь наполнился хихиканьем Спитфайр.

— Лучшее свидание в моей жизни, – засмеялась Капитан. — Однако я думаю, есть более подходящая кандидатура на подобное «свидание». Ты как думаешь?

В ответ Спирит лишь хмыкнул.

— Вот тебе и неудобный вопрос, – голос Спитфайр был приправлен язвительными нотками. — Я могу повторить, если ты вдруг не расслышал.

Спирит резким движением взобрался на ближайшее дерево и с него перепрыгнул густой кустарник.

— Зачем ты спросила? – поинтересовался Спирит.

— Ну, ты сам сказал, что я могу задавать неудобные вопросы, – ответила Капитан. — Лучше я пока не придумала. Да и мне самой интересно, что ты думаешь о «ней».

— О «ней»? – Спирит на секунду остановился. — Ничего.

В эфире повисло молчание. Поймав нужный момент, Страж ускорился, огибая извилистые молодые деревья, и оказался в спине у грифонской охраны.

— То есть как, «ничего»? – наконец, произнесла Спитфайр.

— Ты знаешь другие значения этого слова? – Спирит сверился с картой.

— Нет… Но… — удивленно произнесла Капитан. — Вы так… Это выглядело… Но почему?

— Потому, что я Страж, – коротко ответил он.

— У вас что, какие-то правила, запрещающие это? – голос пегаски окрасился сердитыми нотками.

— Нет, все гораздо проще, – Страж приземлился на землю, спрыгнув с очередного дерева.

Оглядевшись, он затаился на несколько секунд, ожидая патруль. Грифоны, как ни в чем не бывало, прошли мимо сидящего в считанных метрах от них Спирита, и скрылись в ночных тенях. Страж продолжил движение.

— Потому, что я могу ее убить, – ответил он. — Я потенциально опасен для любого существа Системы.

— Но… — расстроенно произнесла Капитан, — Но зачем ты тогда?..

Спирит знал досье Спитфайр. Такой повышенный интерес к подобной теме отнюдь не вызывал у него удивления или раздражения. Наоборот, он был ожидаем.

— Потому, что сейчас она нам нужна собранная и спокойная, а не подавленная и расстроенная, – сейчас Страж был хладнокровен и говорил прямо.

«Если она хочет ответа на вопрос, она его получит»

 — Даже самая маленькая надежда на что-то имеет больший потенциал, — добавил Спирит. — Незачем знать всей правды. Некоторые не способны ее выдержать.

— Но это жестоко, – спустя пару мгновений произнесла Спитфайр.

— Иногда приходится чем-то жертвовать, – Страж сверился с картой.

Сад Цитадели был уже в считанных минутах.

— Но всегда можно свернуть с выбранного пути, — Спирит огляделся и продолжил движение. — Правда, чем дальше заходишь, тем дороже цена возврата.

— Ты так спокойно об этом рассуждаешь… — Капитан вздохнула. — Но эта долбанная штука на моей голове мне говорила обратное! Твои показатели так же танцевали, как и ее!

Страж приблизился к стене Цитадели. По ее верхушке скользили тонкие линии магии, готовые в любой момент предупредить охрану о проникнувшем нарушителе. Спирит кисло ухмыльнулся и спокойно перелез через стену. Линии даже не почувствовали его присутствия.

— Может и так, – он улыбнулся, но слегка горьковато, как ему показалось. — Пойми, Кэп, мы инструменты. Работа Стража, это как работа предохранителя – в нужный момент пожертвовать собой. А за всю нашу неуязвимость мы платим соответствующую цену – такая же невосприимчивость ко всему остальному. Мир Стража – это черный и серый цвета, а наше поведение – список реакций на те или иные действия с другой стороны.

Спирит остановился около куста, на котором росли розы. Красные цветки на секунду приковали его внимание, и Страж дотронулся до одного из них. Это было странно и вызвало совсем неоднозначные чувства.

— Но сейчас в наш серый мир стали проникать цвета, – Спирит мягко толкнул бутон, и с лепестков цветка тут же скатилось несколько капель росы. — И это забавно.

«Интеграция»? – переспросила Спитфайр.

— Она самая, – ответил он, продолжая движение. — То, что делает из Стража нечто большее, чем неуязвимый и запрограммированный кусок мяса.

— И вот после нее… После «Интеграции»? Вы?.. – неуверенно произнесла Спитфайр.

— Я не знаю, Спит, – Спирит миновал уже большую часть сада. — Два месяца назад я должен был умереть. Два дня назад ваша Принцесса попросила нас с Марком о помощи. Два часа назад при сбросе меня ударило разноцветным током. Двадцать минут назад я узнал, что пойду в одиночку доставать артефакт. А сейчас ты спрашиваешь меня о будущем? Да я даже не знаю, какая еще ерунда случится через две минуты.

Страж приблизился к скале, внутри которой была возведена огромная грифонская Цитадель. В лунном свете она выглядела еще более величественно. Обидно будет, если придется ее раздолбать. Спирит вонзил пальцы в породу и начал быстро взбираться по отвесной скале.

— Значит… Есть вероятность, что?.. – пегаска старалась подбирать слова, заставив Спирита улыбнуться. — Что, что-то вызовет у тебя ответные…

Рация умолкла.

— Вызовет что? – Страж продолжал взбираться вверх. — Симпатию? Привязанность? Любовь? Чувство, которое туманит глаза иногда сильнее страха? Влюбляться надо не в образ, а в личность. Сейчас я даже не первое, а каким будет мое второе – я сам не знаю. Нам с Марком чертовски повезло начать эту долбаную Интеграцию. Обычно все гораздо печальнее, и до этого доходят единицы из сотен тысяч. А про то, что за чертой, нам никто никогда не рассказывал, так как в этом просто нет необходимости.

Спирит вызвал карту и вновь сверился с маршрутом. Он был уже недалеко от вентиляционной шахты Цитадели. Оставалось немного.

— К тому же, — продолжил Страж, — даже если, как ты говоришь, «появится что-то ответное», то это все равно риск. Хоть в арсенале у нас знания тысяч миров, ответа этот вопрос нет. Вернее сказать, он есть – их огромное множество и все они одинаково верны. Это уравнение со слишком большим количеством переменных, значение которых меняется совершенно случайно. И потому, я повторюсь, это риск для нее. Вы – это одни из ключевых звеньев Системы и Страж просто не может ставить на кон то, что обязан защищать. Особенно, когда не знает, что будет дальше. А теперь сфокусируйся на главном, у нас полно работы.

— Понятно… – произнесла Спитфайр.

Голос пегаски стал грустным. Спирит добрался до вентиляционной шахты. Из отверстия дул сильный ветер, способный поднять в воздух взрослого бизона, но Страж его даже не почувствовал.

— Ну, вот я и на месте. Это было радио «Чайные посиделки со Спиритом», – произнес он напоследок, шагнув в шахту. — Мы рады, что вы были с нами. Призрак-2, конец связи.

— Оракул, конец связи, – отозвалась Спитфайр и отключилась.

Спирит хмыкнул. Ох уж эти женские «солидарности». Стражу оставалось надеяться, что после его блистательного монолога в Эквестрии не образуется сообщество феминисток. Хотя, организовывать подобное в месте, где на шесть – семь кобыл приходится один жеребец – крайне рискованное занятие. Могут затоптать. Перед лицом Стража всплыл экран с подробным планом замка. Марк успел добавить место нахождения артефакта, выведанное у Легата. Спирит собирался уже двинуться в ту сторону, как вдруг его внимание привлекло другое помещение. Он колко ухмыльнулся и свернул в другую сторону. Несколько поворотов и через минуту Страж оказался около котельной.

Тихо прокравшись через общий коридор, Спирит вошел в огромное помещение, наполненное печами со сложной системой труб. Этот громадный зал снабжал весь замок теплом и горячей водой в холодные времена года. Сейчас же котельная пустовала, но продолжала работать. Вулканической лаве было все равно, что сейчас за окном, и внутри всегда было жарко. Постройка располагалась в стороне от Цитадели из-за необходимости держать ее около потоков магмы, и, если вдруг, с ней «что-то» случится, пострадают только барабанные перепонки жителей города и замка. Спирит хитро потер ладони.

В дальнем конце зала непробудным сном спал охранник. Страж приблизился к сопящему грифону и сел напротив, подперев подбородок рукой. Легонько пнув грифона, он сделал самое невинное лицо.

— А! А-а-э-э! – переполошился солдат, чуть не упав со стула.

Он протер лапой глаза и удивленно посмотрел на сидящего перед ним.

— А ты что еще такое, Тартар тебя побери?! — произнес ошеломлённый стражник.

Спирит спародировал лицо грифона, уставившись на того единственным глазом.

— А-а-а… А где бабуся? – заикаясь, спросил Страж.

— Чего? – грифон нахмурился.

Резким движением руки Спирит схватил солдата за нагрудник и долбанул головой об крышку стола. Грифон даже не успел понять, что случилось, как вновь погрузился в сон. Теперь уже искусственный.

— Чуть что, во всем виновата Луна, – помотал головой Страж. — Если ты ее там встретишь, можешь ей все высказать!

Он вскочил со стула и стал метаться от одной печи к другой, закрывая все клапана и люки. После чего Спирит повернул массивный рычаг в центре зала, и вся котельная мгновенно ожила.

— Пойдем отсюда, а то тут скоро станет жарковато, – Спирит подхватил вырубленного грифона и влез в вентиляцию вместе со своей ношей, вернувшись на прежний маршрут.

Оставив охранника в шахте, где взрыв перегретой котельной его не достанет, Спирит устремился дальше вверх, петляя по узким проходам. Ветер тут был уже не таким сильным. Если бы не карта и точно размеченный маршрут, в этих темных лабиринтах можно было потеряться и больше никогда не выбраться. Видимо, что-то похожее произошло с тем грифоном, чей скелет Спирит нашел около одного из поворотов. Страж пожал плечами и двинулся дальше.

Поднявшись на один уровень с главным залом, где по расчетам хранился артефакт, Спирит вылез из вентиляционной шахты. Страж оказался в темном помещении, мрак внутри которого был слабо разбавлен тонкими оранжевыми линиями света, идущего из дверного проема. Зрение быстро адаптировалось к темноте, и перед Спиритом открылась небольшая комната, заваленная разным барахлом и утварью. Видимо, использовалась она как склад или что-то вроде того. Страж, протиснулся между шаткими нагромождениями коробок и приблизился к двери.

— Ну-ка, – Спирит решил попробовать одно из умений в арсенале своего брата, в чьей форме он сейчас пребывал.

Короткая электрическая вспышка в мозгу и пространство на несколько сотен метров стало прозрачным, словно его и не было. Вокруг возникли образы охранников, солдат и прочих обитателей замка. При необходимой настройке можно было даже читать их мысли. Убедившись, что рядом чисто, Спирит взглянул на количество энергии, потраченное репликатором.

— Чего?! Два процента?! – бесшумному возмущению Стража не было предела. — Это же грабеж!

Спирит фыркнул и тихо проскользнул в коридор. Сенсор показал, что вдоль длинного помещения стоят пять пар охранников. Центральная пара стерегла вход в главный зал. К тому же, прямо сейчас в эту сторону направлялась группа из трех грифонов, медленно поднимающаяся по лестнице. Спирит решил дождаться эту небольшую делегацию и проследовать за ними.

— И все же, я поражен тем, как много вы смогли достигнуть за столь короткий срок, – послышался надменный голос, с легко улавливаемыми нотками высокомерия.

— Право не стоит, Сенатор, – второй голос был более грубым и хриплым. — Это наша общая заслуга. Я только помог сделать небольшой шаг, приблизивший нас к чему-то великому. А все великое – это все тот же шаг на дороге к чему-то еще. Путь бесконечен.

Группа прошла мимо Спирита. Грифон-гвардеец в черной броне шел позади двух других. Впереди двигался грифон в красно-желтых одеждах, какие обычно носил Пропретор. Рядом с ним в белых одеяниях вальяжно перемещался Сенатор. Спириту захотелось присвистнуть – такая огромная концентрация власти только что прошла мимо него, даже захотелось припасть на одно колено. Страж, хмыкнув, тихо устремился по потолку вслед за идущими.

Оказавшись около дверей в зал, Пропретор коротко кивнул, и оба охранника расступились, открыв высокие стальные ворота. Оба часовых были одеты в тяжелую броню и в лапах держали массивные топоры, способные прорубить даже броню дракона. Спирит активировал еще пару секунд «Спектральной глушилки» и бесшумно прополз следом. Страж оказался в огромном круглом зале. Четыре толстые колонны располагались квадратом и стояли практически вплотную к закругленным стенам. По всему залу висели большие факелы, освещая все пространство оранжево-желтым светом. От замысловатого танца пламени и тени казалось, что вся комната ожила. Зал был пустым, за исключением центра, где стоял мраморный пьедестал. На нем возвышалась странного рода конструкция, напоминающая скрученные стальные лепестки, вытянутые вверх. Сквозь просветы бил слабо уловимый изумрудный свет.

Грифоны проследовали вглубь комнаты в сторону пьедестала. Спирит занял место под потолком на длинном выступающем козырьке, который огибал всю комнату. Страж мысленно поклонился архитектору за такое отличное укрытие.

— Это он? – Сенатор остановился и указал рукой в сторону стреловидной фигуры.

— Да, Сенатор, – кивнул второй грифон. — Символ нашей мощи. Артефакт, способный подавить силы Сестер-Аликорнов и дарующие нашей армии подобную мощь. Он довольно нестабилен, и мы поместили его в защитный купол как раз для вашего приезда.

— Я не смогу его увидеть? – разочарованно произнес Сенатор.

— К сожалению, – Пропретор коротко поклонился. — Если, конечно, не хотите участвовать в праздничном пиршестве на руинах Кантерлота.

Сенатор громко засмеялся, вызвав ядовитую ухмылку у второго грифона. Спирит неподвижно сидел и наблюдал со стороны. Он понимал, что сейчас теряет время, но что-то в этих грифонах ему не нравилось. На повторную активацию сенсора Спирит пока не решался. Перспектива потерять еще два процента и без того низкого заряда не радовала его.

Страж отдал мысленный приказ костюму, пожертвовав оставшимися секундами невидимости, и включил сенсор мозговой активности. Цель анализа находилась в нескольких метрах, и энергии вполне хватало на единичное сканирование. Невидимый луч выстрелил в группу грифонов и вернулся назад, выдав Спириту информацию на экран. Сенсор показал, что мозг Пропретора мертв.

Неожиданно грифон-гвардеец схватил Сенатора за плечо и грубо откинул в сторону. В лапах солдата мелькнули парные клинки, один из которых грифон держал магией. Коротким рывком гвардеец приблизился к Пропретору.

— Привет от Королевы Тиморы! – прошипел грифон.

Оба клинка вонзились в плоть командующего. Первое лезвие снесло голову грифону, оставив ее болтаться на лоскуте кожи, второе вошло прямо в область сердца и вышло около левого крыла. Сенатор испуганно вскрикнул и в ужасе попятился назад. Спирит еще раз опустил глаза на экран. Мертв. Срок 2 года.

Убитый грифон неожиданно схватил гвардейца за шею и поднял его над собой. Свободной лапой он быстро извлек клинок из своего тела и вонзил его в правый бок солдата. Меч вышел из спины гвардейца, сопровождаемый громким хрустом, словно что-то треснуло. Комната наполнилась приглушенным криком, переходящим в хрип. Пронзенного грифона объяла зеленая аура, быстро сжигающая его облик. Маскировка пропала в яркой вспышке, и в лапе убитого пропретора болтался чейнджлинг. Мертвец вонзил клинок еще глубже и швырнул того в стену. Чейнджлинг ударился спиной о колонну и упал рядом с Сенатором. Пол медленно стал заливаться кровью. Грифон в приступе паники кидал испуганные взгляды то на труп Пропретора, то на окровавленного чейнджлинга, лежащего неподалеку.

Спирит включил передатчик.

— …нужна с холодной головой и способная выполнить поставленную задачу. Соберись, – в эфире звучал голос Марка.

— Т…так точно! – ответила Спитфайр.

— Не хочу прерывать вашу милую беседу… — Спирит встал и рванул по козырьку. — У меня тут коротенькое сообщение.

Из тела бывшего пропретора быстро выползло несколько острых и тонких конечностей, чем-то напоминающих ноги насекомого. Одним коротким движением они разрезали мертвую плоть, раскрыв ее, словно бутон. Ошметки тела грифона, объятые зеленой аурой, упали на пол главного зала. На месте, где только что стоял Пропретор, теперь стояла Тварь. Сенатор панически закричал, стараясь отползти назад.

— РЕБЯТА, НАЧИНАЙТЕ ШУМЕТЬ!

***

 — Ну, наконец-то! – в эфире раздался голос Ричарда. — Пламя, начинаю атаку. Прием.

— Кэп, теперь наша очередь! – произнес Соарин.

— Пламя, это Оракул, – ответила Спитфайр. — Вас поняла. Начинаю пометку целей. Призрак-1, удачи.

Марк выглянул из укрытия и взглянул на часовых. Оба грифона, ничего не подозревая, продолжали спокойно стоять на своих постах. Невооруженным глазом было видно, что левый сейчас заметно подустал и практически спит.

— Удача — наш худший союзник, – Страж рванул по песку в сторону стоящих стражников.

Хоть утро сегодня наступало крайне неохотно, день все же начинал неторопливо брать свое. Ночное небо теряло свои черные и синие тона, постепенно светлея. На небосводе остались гореть только самые яркие звезды, выдерживающие натиск света, идущего из-за горизонта. Ночная темнота медленно вытеснялась из города, оставляя после себя утренний полумрак. За считанные секунды Марк оказался рядом с охранниками и нанес точный удар ладонью левому в грудь. Сильный удар заставил взвизгнуть метал на нагруднике и выбил воздух из легких грифона. Солдат отлетел к дому позади него и со всего маху впечатался в стену. Марк повернул голову ко второму.

Часовой с трудом стоял на дрожащих ногах и с нескрываемым ужасом пялился на Марка. В свободной лапе он держал гладиус, направив его на Стража. Клинок, казалось, дрожал еще сильнее, чем остальное тело, а сам грифон его вот-вот выронит. Марк посмотрел ему в глаза и вопросительно поднял руки. Встретившись взглядами со Стражем, солдат судорожно вздохнул и выронил клинок, отшатнувшись на несколько шагов назад. Марк помотал головой и двинулся к лежащему неподалеку.

— Он первый раз, что ли? – ровным голосом произнес Марк, доставая сигнальный заряд.

В ответ грифон лишь что-то прохрипел.

— Призрак-1, это Оракул, – в эфире раздался голос Спитфайр. — Связь с Призраком-2 пропала. Но его показатели я все еще вижу.

— Не отвлекайся, – Марк снял с пояса грифона сигнальный сверток. — Он справится.

— Поняла. Конец связи, – рация умолкла.

Страж выпрямился и направил сверток вверх. Красно-оранжевый шар стремительно вылетел из шашки, ярко засияв над площадью. Марк опустил взгляд на второго грифона, который вновь поднял оружие и нацелил его на Стража. На этот раз грифон сделал несколько шагов и приблизился к нему, «опасно» занеся клинок над грудью Марка.

— Ух-х-ходи… — раздался хрип второго охранника.

— Н-н-нет… — грифон с трудом выдавливал из себя слова, жадно ловя клювом воздух. — Я…Я… не брошу тебя! Я… я больше не хочу уб…у…убегать… Я не трус!.. Я хочу быть полезным!

С этими словами грифон сделал резкий выпад вперед, но вновь остолбенел, встретившись взглядом с Марком. Страж наклонил голову в сторону.

«Полезным? Это можно»

Он схватил грифона за нагрудник, отбив клинок ладонью в сторону, и потащил солдата на центр площади. Грифон вскрикнул и схватился за руку Марка, беспомощно волоча лапы по песку. Оказавшись в центре, Страж повалил солдата лицом вниз, левой рукой схватив его за крыло, и поставил ногу на спину, приподнял над землей.

— Марк, твою мать, что ты опять творишь?! – в эфире раздался нервный голос Спитфайр.

— Увеличиваю градус ненависти, – холодно произнес Страж. — Выполняй приказ!

— Ч-ч-что б тебя! – выпалила Спитфайр и отключилась.

Марк резко потянул крылья грифона на себя, используя его спину как упор. Площадь наполнилась криком, полным боли. Ветер разносил звуки по все еще спящему городу с ужасающей быстротой. Сейчас уже каждый охранник на своем посту услышал это. Марк ослабил хватку на несколько секунду, дав грифону отдышаться. Часовой, сквозь судорожный кашель и хрипы, пытался передними лапами хоть как-то упереться в землю и облегчить боль. Марк вновь потянул его крыло, наполняя площадь воплем.

Окружающее пространство быстро наполнилось топотом лап, шорохом крыльев и звоном брони. На площади появилась группа из десятка грифонов, быстро рассредоточившись полукругом перед Марком. Четверо велитов заняли позиции на крышах, нацелив на Стража арбалеты. Шестерка триариев во главе с грифоном в серебряной броне достали гладиусы и замерли, глядя на Марка. Взгляд Стража тут же остановился на синем свертке, болтающемся на поясе командира. Грифоны ошарашено смотрели то на Марка, то на стонущего грифона у ног чужака.

— Д…Дерьмо… — один из триариев сглотнул, указывая клинком на лежащего. — Это же Блоха!

— А ну отпусти его, урод! – вперед сделал шаг командир, ткнув мечом в сторону Марка.

Окружающие его солдаты еще больше рассредоточились, стараясь при первой же возможности окружить Стража.

— А не то…

«Первый заряд»

Прогремел взрыв.

**

Звон. Звон и яркий свет. Только секунду назад Блоха корчился от боли, поднятый этим непонятным существом за крылья. Нет, не Блоха. Лукас, его имя было Лукас. Блохой его прозвали в учебной роте Второго легиона, куда он пошел служить. Прозвище было скорее обидным, потому что получил он его отнюдь не за ловкость или небольшой размер. Дали его за то, что Лукас всегда быстрее всех прятался или сбегал, видя опасность. Да, он был трусом.

Лукас всегда хотел быть сильным, хотел показать свой семье и друзьям, что он не такой слабый. Отец и мать пытались отговорить его. Они пытались настоять на том, что ему лучше развивать в себе талант к искусству, а не к драке, но Лукас был непреклонен.

Отец юного грифона был видной личностью в Королевстве и, видя метания сына, он договорился со своим старым другом – Легатом «Детей Грифуса», элитного Второго легиона, чтобы его сына взяли в армию. Но Лукас себя не обманывал. То, что он дошел до официального посвящения в строй и получил свой клинок – говорит лишь об невиданной удаче. Удаче и огромной родительской любви к сыну, благодаря которой Лукаса не вышвырнули вон в первую же неделю обучения. А сейчас он лежал на песке, ошеломленный и испуганный. Но все еще живой. Чувства начали постепенно возвращаться к грифону, но вместе с ними и вернулась боль. Оба крыла ныли, легкие горели, а горло пыталось выплюнуть скопившийся там песок. В ушах до сих пор звенело.

Грифон медленно открыл глаза. Белая пелена постепенно сползала, возвращая Лукасу зрение. Он закашлялся. Яркая вспышка откуда-то сверху окрасила площадь в синий цвет, заставив его зажмуриться. Грифон медленно встал и повернул голову. Площадь была наполнена белым дымом. Сквозь этот туман в нескольких метрах от себя он увидел двух солдат. Лукаса охватил леденящий ужас. Теперь к нему вернулась память. Это существо. Оно где-то тут. Грифон испуганно рванул в сторону, но запутался в ногах и рухнул на песок около одного из стражников. Ошеломленно отскочив, он краем глаза увидел гладиус. Легкие по-прежнему горели, клюв судорожно ловил воздух. Грифон быстрым, но неуклюжим движением схватил меч, вновь чуть его не выронив, и трясущимися лапами поднял его перед собой.

Слух постепенно возвращался, отзываясь в ушах Лукаса жутким эхом. Приглушенные редкие крики, вопли со стороны, невнятные приказы и глухие удары все больше и больше вгоняли грифона в панику. Уж лучше бы он оглох. В белой пелене он рассмотрел две размытые тени грифонов, жмущиеся друг к другу. Откуда-то сбоку выскочила третья, чужая тень, и, прежде чем Лукас успел что-либо понять, оба грифона исчезли в тумане. Он ошарашенно попятился назад. Страх холодной хваткой сковал его и сейчас грифон хотел одного – бежать. Лукас повернулся и рванул в противоположную сторону, как вдруг наткнулся на стоящего велита. Он ударился об арбалетчика и упал на землю.

— Твою… — грифон резко повернулся и нацелил арбалет на Лукаса.

Тот вскинул лапы вверх, трясясь как осиновый лист.

— Блоха?! — прорычал солдат. — Ты что тут делаешь?! Уходи отсюда!

Тень промелькнула где-то справа и ринулась к велиту.

— Дерьмо!.. — грифон вскинул арбалет.

Прогремел взрыв. Если бы не зачарованная броня, взрыв порвал бы Лукаса на куски. Грифон отлетел в сторону и рухнул на землю. Тело вновь пронзила боль, а голова опять наполнилась звоном. Он закашлялся. Перевернувшись на живот, Лукас увидел лежащего велита в нескольких метрах от себя. Рядом с ним на песок ступила чья-то нога и это была явно не лапа грифона. Леденящий ужас прокатился по спине, заглушая все остальные чувства. Лукас поднял взгляд. Та самая тварь. Она присела на корточки около него и взглянула своим черным взглядом на грифона. Лукаса словно парализовало. Все инстинкты вопили, что надо бежать, но леденящий ужас отнял любую волю к сопротивлению, заставляя солдата неотрывно смотреть в эти глаза. Две абсолютно черных сферы, в которых растворялся даже свет. Невозможно было даже закричать.

— Ну, вот видишь, – произнесло существо. — Пригодился.

Лукас почувствовал удар. Все вокруг потемнело.

**

Марк встал и осмотрел площадь, все еще наполненную дымом от шашки. Костюм выдал на коммуникатор общее число в два с половиной десятка оглушенных грифонов, лежащих сейчас вокруг. На истошный крик часового, помимо группы быстрого реагирования, явилось еще несколько патрулей. Небольшая импровизация возымела должный эффект, хоть это немного и бесило Марка. Страж сверился с таймером. Еще немного.

Окружающая местность стала быстро наполняться шумом от топота и шелеста большого количества крыльев. Звук доносился со всех сторон. Площадь была окружена. Одновременный взмах сотен крыльев сдул дым и пыль, и теперь Марк был как на ладони. Солдаты взяли площадь в плотное кольцо. С крыш домов на Марка были устремлены десятки взглядов и заряженных арбалетов, снизу кольцо образовывали триарии, выставив щиты впереди себя. Казалось, что вокруг площади выросла стена, утыканная копьями. Через главные ворота вперед всей группировки вышло два драконоборца. Солдаты быстро расступились, пропуская двух массивных грифонов вперед, один из которых нес боевой молот, а второй был вооружен топором. Взглянув на Марка, оба довольно переглянулись. Ловушка захлопнулась.

«Но для кого?»

На одной из самых высоких крыш показался грифон в золотой броне и рунным клинком. Солдаты стали полукругом, пропуская Легата вперед. Командующий остановился у края крыши и взглянул на стоящего внизу Марка.

— Ну как, понравилось избивать новобранцев и стариков? – пренебрежительно произнес Легат.

Марк молчал. Страж скользнул взглядом по войскам перед собой. Каждая линия грифонов, на которых на долю секунды останавливался взгляд Марка, испуганно вздрагивала, словно создавая небольшую волну. Глаза остановились на командующем, что смотрел Стража, злобно скалясь.

«Страх, подавляемый яростью»

 — Я тоже не люблю трепаться, – Легат указал мечом на Марка. — Принесите мне его голову.

Площадь наполнилась звуками десятков одновременно спущенных арбалетов, которых заглушал только свист разрезающих воздух болтов. Вся стоящая линия триариев резко поднялась и, выставив копья, двинулась в сторону центра.

Марк замер.

«Вновь чувство? Какое? Упоение? Да, упоение. Какой странный цвет»

Резкая электрическая вспышка в мозгу, сопровождаемая мощным выбросом адреналина вновь обострила чувства Стража. Разум и тело в один момент перестроились, слившись воедино. Время вокруг остановилось. Замершие арбалетные болты, напряженные лица грифонов, злобный оскал Легата – Марку это почему-то нравилось. Страж закрыл глаза и сжал кулаки. На его лице уже сияла широкая улыбка.

«Второй заряд»

Раздался оглушительный взрыв, ошеломивший все правое наступающее крыло солдат. Арбалетчики с криком падали с крыш, первая линия триариев упала на песок. Взрыв свето-шумовых гранат вверг площадь в хаос. Марк рванул вперед, уйдя из-под тучи арбалетных болтов. Вокруг раздавались крики командиров, пытающиеся вернуть дисциплину и целостность строя, но Страж уже врезался в первую линию триариев.

«Короткий удар правой ладонью в грудь (шесть ребер, легкое, селезенка. Не опасен

«Локтем в область шлема (клюв. Потеря сознания. Не опасен

«Пропустить два клинка над головой уклоном вниз (промах. Потеря равновесия

«Перекат (сближение с солдатами напротив

«Схватить за шеи (рывок вперед, уклон от копья

«Ударить о землю (крыло, три ребра, потеря сознания. Не опасны

«Дуговой удар левой рукой по трем целям (висок, клюв, плечо. Потеря сознания. Не опасны

«Ударить плечом в поднятый щит (вперед на двенадцать метров

«Использовать щит для прыжка на крышу (сближение с велитами

«Захватить левого, бросить на левый фланг (крыло, правая нога, потеря равновесия. Не опасны

«Сбить правого вниз ударом ноги (четыре ребра, правое плечо. Не опасен

«Подобрать арбалет, выстрел в правый фланг (оглушены, дезориентация. Временно не опасны

«Прыжок вниз»

Марк соскочил вслед за падающим велитом, который повалил на землю подоспевших к дому солдат. Приземлившись, Страж оглушил еще двоих и вновь нырнул в гущу грифонов. Марк двигался быстро, нанося короткие удары и опрокидывая грифонов на стоящих позади. Сейчас ему необходимо было добраться до драконоборцев.

— Капитан, разуй глаза!!! – в эфире раздался голос Флитфут.

— Что?.. Вот дерьмо!!! – голос Спитфайр был напуган.

Рация умолкла. Марк не обратил на это внимания, сейчас у каждого была своя задача. В пылу сражения Страж отметил сияющий доспех одного из драконоборцев. Он прыгнул вверх, пролетев над головами триариев, двигаясь по щитам, и вновь рухнул в строй сгруппировавшихся солдат. Оказавшись в пределах досягаемости драконоборца, Марк резко метнулся в сторону. На месте, где он стоял, упал тяжелый молот. Его уже ждали. Массивный грифон вновь размахнулся оружием, готовясь расплющить противника.

«Телекинезом в молот (обездвижить его

«Пригнуться, пропустить лезвие мимо шеи (потеря равновесия, дезориентация

«Рывок в сторону, два шага вперед (сближение с драконоборцем

«Заблокировать левую лапу (вывих плеча, перелом

«Схватить за горло (воздействовать на разум

«Покажи свой самый худший ночной кошмар»

Площадь в один момент наполнилась ревом, заглушившим окружающую битву. Обезумевший драконоборец неистово махал молотом в разные стороны, сбивая с ног, стоящих вокруг солдат.

— Вы не настоящие!! – грифон лишился шлема, и в его взгляде читалось одно – ужас. — Все прочь!!!

Новый взмах и следующая группа солдат, получившая мощный удар молотом, отлетела в сторону. К напарнику резко подскочил второй драконоборец. Оба грифона вцепились друг в друга.

— Приди в себя! – ревел его товарищ, отбивая удар за ударом. — Да что на тебя наш?!..

За спиной второго возник Марк. Страж схватил грифона за голову.

«А чего боишься ты?»

Площадь пронзил еще один отчаянный вопль. Теперь уже два драконоборца в полном неистовстве раскидывали стоящих вокруг солдат. Все вокруг погрузилось в панику и хаос. Марк спрыгнул со спины грифона, попутно оглушив еще двоих и сильным ударом опрокинул еще троих.

— Твою!.. Это Оракул, я отключаюсь! – в общем канале прозвучал испуганный и взволнованный голос Спитфайр. — Сообщу, как оторвусь!!!

— Капитан, нет! – ей ответил голос Соарина. — Да чтоб тебя!!

Рация замолчала. Марк, маневрируя между беснующимися драконоборцами, продолжал методично выбивать солдат и уклоняться от летящих со всех сторон арбалетных болтов. Площадь была наполнена громом взрывов, криками и скрежетом стали. В следующую секунду со стороны Цитадели прогремел еще один взрыв, своим грохотом заглушивший все остальные звуки. Марк замер и оглянулся.

«Спирит?»

Резкая вспышка в мозгу. Марк повернулся, встретившись взглядами с грифонским Легатом. В грудь Стража ударилось копье.

***

Спирит рванул по козырьку под потолком. Инфильтратор быстро повернулся к Сенатору и выпустил в его сторону одно из лезвие подобных конечностей. Грифона объяла желтая аура, перенаправившая удар на Спирита. Сам страж с победным воплем рухнул сверху на Инфильтратора, несколькими мощными ударами сломав панцирь и вырвав пару конечностей. Тварь отлетела к дальней стене и издала жуткий вопль. Костюм Спирита отключился.

— Эй! – возмутился Страж, тыкая пальцем в ворот брони. — И как я теперь включу этот долбаный шлем?!

Инфильтратор издал очередной злобный вопль и резко прыгнул в сторону Спирита. Страж моментально среагировал, подкинув Тварь психической волной, и нанес серию быстрых ударов по панцирю. Инфильтратор не остался в долгу и набросился на Спирита с ответными выпадами заостренных конечностей. Главный зал наполнился скрежетом лезвий об броню, хрустом панциря и гулкими ударами. Спирит уклонился от очередного лезвия, предназначавшийся для его шеи и телекинезом откинул Инфильтратора на дальнюю стену. Тварь быстро поднялась. Все повреждения, нанесенные Спиритом, быстро зажили, а оторванные конечности заменились на новые. Спирит присвистнул, вытирая кровь с зажившей раны в области шеи.

— Ты не мог придумать форму поизящнее? – Спирит сжал кулаки и вновь рванул в сторону Инфильтратора.

Тварь ответила быстрым выбросом острых конечностей, которые встретились с броней на руках и груди Стража. Оба противника вновь сцепились. Спирит бросил короткий взгляд на ошеломленного Сенатора и лежащего в луже крови чейнджлинга. Рядом с ним лежал медальон. Спирит увернулся от удара и откинул Инфильтратора к стене.

— Синто, просыпайся! – проревел Спирит. — Еще рано подыхать!

Страж вновь рванул в сторону Твари, стараясь не дать ему залечить раны. Инфильтратор, в свою очередь, продолжал испытывать на прочность броню костюма и регенерацию Спирита в области шеи.

— После дырки в полу, – Спирит вновь откинул Тварь потоком телекинеза, – твоя Начальница не простит мне смерть своего гвардейца!

Инфильтратор обогнул колонну и попытался вырваться наружу через главный вход. Попытка была остановлена Спиритом, направившим очередную психическую волну уже в сторону дверей. Мощный удар обрушил балки и заблокировал выход. О батарее Страж сейчас вообще не задумывался.

— Долбанный чейнджлинг! – проревел Спирит, проносясь мимо грифона и Синто. — Очухайся уже и уведи Сенатора отсюда!

Тело лежащего чейнджлинга дрогнуло.

**

Боль. Она струилась по каждой клетке тела, по каждому нерву, наполняла каждую мысль, которая имела неосторожность появиться сейчас в голове. Но сейчас, боль утихала. Она медленно проходила, оставляя на своем месте только холодную пустоту и тишину. Покой. Скоро все кончится. Клинок, пронзивший грудь Синто, уже практически не ощущался. Сам чейнджлинг тонул в пустоте, постепенно поглощающей его сантиметр за сантиметром, нерв за нервом.

— Синто… просыпа!.. – эхом раздалось откуда-то.

Чейнджлинг попытался открыть глаза, но не почувствовал их. Он не чувствовал всего своего тела, только слышал эти странные отголоски, доносящиеся откуда-то далеко cнизу. Что же это? Ответ был не нужен. Скоро все кончится…

— Ты поэтому ушел из гвардии?

Вновь эхо. Но громче. Где-то рядом. Такое реальное, четкое. Оно словно пронзило разум Синто иглой. Яркая вспышка света. Чейнджлинг попытался зажмуриться, но не смог. Спрятаться от света было невозможно, как и пытаться смотреть на него. На фоне яркой вспышки образовался размытый силуэт, двигающийся в его сторону.

— Ты проделал такой долгий и трудный путь, чтобы вот так умереть на полу? –прозвучал голос.

Рассмотреть размытую фигуру было трудно, но Синто это не требовалось. Он уже узнал ее. Узнал властный, но мягкий голос, который не слышал уже больше двух лет. С ним сейчас говорила сама Принцесса Луна. Чейнджлинг попытался что-либо сказать, но не смог. Слов не было, да и откуда им взяться? Он, скорее всего, лежит там, внизу, все дальше и дальше уходя из мира живых.

«Но почему, Принцесса? Почему вы здесь?»

 — Когда ты уходил, я не стала тебя останавливать. Хотя я могла. Никто не может покинуть Лунную гвардию, – голос Принцессы звучал как эхо, но он был реальнее, чем что-либо сейчас. — Расстаться с клятвами можно, только умерев. Но это я тебе делать запрещаю. Твоя судьба не должна закончиться вот так.

Синто попытался ответить. Вместо слов вновь пустота. И что ему делать? Еще мгновение, и он покинет этот мир. Становилось все холоднее.

— Долб… …инг! – вновь эхо, другое.

Опять откуда-то снизу. Гораздо глуше и тише голоса Принцессы… Но все равно ощущаемое.

— Очухайся уже… отсюда!..

Он еще жив.

— Спириту нужна твоя помощь, – силуэт Луны повернул голову в сторону, словно глядя на то место, откуда доносились слова. — Ты все еще Лунный гвардеец, Синто. И как твоя Принцесса, я приказываю тебе выжить.

Луна махнула крыльями и исчезла, оставив Синто в кромешной темноте. Холод и тишина уже заканчивали поглощать остатки его разума…

Страх? Страх… Яркая вспышка в черной тьме. Да, это страх… Такой мощный заряд… Леденящий душу ужас, который сковывает тело, не давая даже вздохнуть. Пища… Энергия… Жизнь… Синто словно почувствовал тонкую белую ниточку, которая была сброшена ему в эту черную бездну.

«Да… я все еще гвардеец… и у меня есть приказ…»

Электрический разряд пронзил разум чейнджлинга. Резкая боль. Боль, словно каждую клеточку тела пронзила тысяча раскаленных иголок. Синто дернулся, хрипло вздохнул и закашлял, отхаркивая сгустки крови. Легкое горело, каждый вздох взрывался такой болью, что хотелось просто умереть. Синто, корчась, открыл глаза. Все то же помещение главного зала. Медальон перед ним. Мечущиеся и трудно различимые силуэты двух существ, рвущих друг друга на части. И страх. Откуда-то слева. Леденящий ужас, который питал умирающее тело чейнджлинга, с трудом удерживая его в этом мире.

— Что… что это?! – раздался ошарашенный голос Сенатора.

Синто повернул голову. Боль опять пронзила его тело, заставив захрипеть и закашлять. Еще порция боли. Ее было так много, что Синто уже перестал различать ее отдельные проявления. Она просто слилась в один бесконечный поток.

— А ты… ты… — ошарашенный взгляд Сенатора теперь смотрел на Синто: — Ты… ч… чейн…

— Я… был им всегда, – с трудом выговорил Синто.

Слова слились в хрип, отозвавшись очередной вспышкой агонии в проткнутой груди.

— Один из моих охранников?! Оказался врагом?! – голос грифона дрожал.

— Я никогда… не был вашим врагом… — Синто громко кашлянул, сплевывая кровь. — Наш враг… сейчас в этой комнате…

Чейнджлинг стиснул зубы и закрыл глаза. Проклятая боль. Два коротких вздоха пронеслись пламенем по пронзенному легкому. Синто собрался с силами.

— Враг… — продолжил чейнджлинг. — Который убил… мою Королеву… Заставил напасть… на Кантерлот… Стравливает вас с Эквестрией…

Сенатор метал испуганный взгляд то на Синто, то на дерущихся в зале. Помещение было наполнено выкриками и звуками боя, но Синто их практически не слышал. Сейчас он слышал только судорожные вздохи Сенатора и стук своего сердца. Оно пока еще билось. Надо успеть.

— Но… но зачем?! – выпалил Сенатор.

Прозвучал резкий удар и что-то хрустнуло. Одно из существ вновь отлетело в сторону. Взгляд чейнджлинга поймал второе существо, которое сейчас находилось перед ними. Чужак повернулся к ним лицом.

— Я так рад, что вы, наконец, подружились! – раздался рассерженный голос. — Может, вы уже свалите?!

На существо со спины накинулось второе, вонзив острые конечности в область шеи. Закованный в броню чужак попытался вновь откинуть Тварь, но его рука просто рассекла воздух. Комната наполнилась тревожным писком.

— Ах ты, маленький!.. – рыкнуло существо, стараясь уклониться от очередного выпада. — Ну, все! Ты нарвался!

Чужак резко занес руку себе за шею. Его тело скривилось и быстро изменило форму. В лапах другой Твари уже находился… Пегас?! Синто показалось, что он бредит. Вторую Тварь мигом подкинуло порывом ветра под потолок и впечатало в дальнюю стену. Следом полетел поток льда, от которого Тварь уклонилась. Следующая попытка атаковать вновь подбросила его в воздух.

Одноглазый пегас повернулся к Синто и Сенатору.

— Вам что, нужно особое приглашение?! – прорычал тот. — Валите отсюда!

Чейнджлинг посмотрел на Сенатора. Тот судорожно ловил ртом воздух, пытаясь сообразить, что происходит.

— Нам… — прохрипел Синто. — Надо уходить…

— Нет!!! Что вообще творится?! – Сенатор был в панике.

Его взгляд судорожно метался по всей комнате, а сам он прижался спиной к колонне.

— Я все расскажу… — Синто попытался подняться.

Резкая боль пронзила его тело, но он все же встал на одну ногу.

— Позже… — прошептал он. — Подойдите ближе… скорее…

По помещению прокатился резкий звук, словно что-то взорвалось. Синто повернул голову. В том месте, где сейчас стояла вторая тварь, все пространство исказилось и начало комкаться. Все длинные конечности Твари словно впились в воздух и усиленно рвали мир вокруг на части.

— Вот дерьмо! – рявкнул пегас. — ПРОВАЛИВАЙТЕ, ЖИВО!!!

Сенатор вскрикнул и бросился к Синто. Чейнджлинг на последнем вдохе подтянул телекинезом лежащий медальон на полу и схватил его зубами ровно в тот момент, когда к нему приблизился грифон. Яркая зеленая вспышка телепортации выкинула обоих в коридор. Синто упал на пол. Грудь, пронзенная клинком, разразилась ужасающей порцией боли, которую чейнджлинг уже был не в состоянии выдержать. Прогремел сильный взрыв. Все вокруг поглотила тьма.

***

Последнее сообщение Спирита вызвало сильный всплеск адреналина у Спитфайр. Но, между тем, он вызвал и огромное облегчение. Такое обычно происходит во время начала гонки, когда стоишь и ждешь сигнала старта. Все мышцы напряжены, мысли сосредоточены на одном, а секунды сливаются в года. А ты ждешь. И вот он – сигнал.

— Ну, наконец-то! – прорычал Ричард. — Пламя, начинаю атаку. Прием.

— Кэп, теперь наша очередь! – в эфире раздался веселый голос Соарина.

— Пламя, это Оракул, – перед капитаном появилось несколько экранов, на которых начала быстро меняться информация, принимая понятный для Спитфайр вид. — Вас поняла. Начинаю пометку целей. Призрак-1, удачи.

Капитан быстро развернулась внутри облака и сосредоточила взгляд на северо-западном лагере. «Оракул» накрыл все вокруг перед глазами Капитана темно-синей сеткой. На ней практически сразу возникло огромное количество точек. Все они отличались яркостью цвета и размером. Самые крупные были ярко-оранжевые, видимо, драконы. Спитфайр мигом уяснила, что чем больше и ярче – тем опаснее. Она мысленно отдала команду, и «Оракул» обвел одну из таких точек специальной меткой. Капитан принялась расставлять приоритеты целей. Внезапно один из информационных экранов интенсивно замигал. Проверив информацию, Спитфайр занервничала. Связь с одним из Стражей пропала.

— Призрак-1, это Оракул, – пегаска повернула голову и взглянула в сторону города. — Связь с Призраком-2 пропала. Но его показатели я все еще вижу.

— Не отвлекайся, – Ответил Марк. — Он справится.

— Поняла, – Спитфайр мысленно выругалась.

Экран, следящий за Ричардом и остальными Вондерболтами, показывал еще несколько минут, пока группа выйдет на линию атаки, а Капитан при помощи «Оракула» уже практически завершила расстановку приоритетов. Не хотела бы она когда-нибудь оказаться в ситуации, когда эта штуковина будет против нее.

Вновь один из экранов известил о новых данных. Показатели Марка изменились и, вместо каменно-спокойного состояния, Страж был слегка взволнован. Как у Спирита перед сбросом. Капитан нахмурилась. Судя по поступающей информации, Марк сейчас зачем-то тащил какого-то грифона в центр площади. Ей стало совсем не по себе, когда показатели солдата резко взмыли вверх с описанием статуса: «Паника» и «Боль». Спитфайр передернуло.

— Марк, твою мать, ты что опять творишь?! – выпалила она.

— Увеличиваю градус ненависти, – холодно отозвался Страж. — Выполняй приказ!

— Ч-ч-что б тебя! – прорычала Спитфайр.

Показатели грифона прыгали, но не превышали критический уровень. «Оракул» тут же уловил ее состояние и вывел перед лицом несколько советов и инструкций. Даже сам прибор сейчас думал об операции больше нее самой. Капитан сердито ударила себя по шлему и тряхнула головой. Сделав несколько глубоких вдохов, она вернулась к основной задаче. Ричард и остальные уже практически вышли к намеченной позиции.

— Оракул, это Пламя, – в эфире прозвучал голос Ричарда. — Две минуты до выхода на цель.

— Пламя, вас поняла, – Спитфайр немного нервничала, ведь началась самая сложная часть. — Держите ваши цели. Задайте им жару.

— Вас поняли! – в эфире прозвучал хор из трех довольных голосов.

— Жаль, что мы их всего лишь оглушим, – иронично произнес Ричард. — С кровью было бы веселее.

— Говори за себя! – ответила ему Флитфут. — Но я совру, если скажу, что мне не хочется пострелять из этой штуки!

Эфир наполнился боевыми выкриками и смешками. Рация вновь умолкла. Спитфайр еще раз пробежалась глазами по лагерю. Он спал. Грифоны только-только должны были проснуться, но утро для многих из них будет непростым – многие проснутся только к вечеру, а может, только завтра.

«Лучше бы проснулись все»

Капитан глубоко вздохнула. «Оракул» вновь обратил ее внимание на слишком нервозное состояние и предложил взять часть функций на себя.

«Я справлюсь!»

Спитфайр злобно фыркнула. Прибор не настаивал.

— Действительно, – полушепотом хмыкнула Капитан. — Замечательная штуковина.

На экране показался Ричард. Дракон немного свернул и начал резкое пикирование в сторону лагеря.

— Начинается движуха! – заулюлюкал Соарин.

Несколько точек на экране мгновенно погасли. Еще больше потухло в следующие пару секунд. После уже первого захода «Оракул» показал потерю шестой части всех солдат. Еще несколько таких виражей, и в лагере кончатся боеспособные грифоны. «Оракул» сделал все в лучшем виде, и Капитану сейчас оставалось только быть готовой внести изменения.

Вновь экран с информацией о Спирите замигал. Спитфайр раскрыла его перед лицом. По спине пробежал холодный пот. Связи со Стражем до сих пор не было, но теперь его показатели танцевали, как пьяные пары на празднике Солнцестояния. «Оракул» фиксировал травмы, их регенерацию и общую потерю имеющейся у того энергии. Все цифры и буквы перед глазами Спитфайр сейчас слились в одно верное слово – «хреново». Спириту было сейчас именно «хреново». Капитан тяжело сглотнула.

«Он справится, мы все справимся»

Спитфайр тряхнула головой и попыталась успокоиться.

— Капитан, разуй глаза!!! – в эфире раздался обеспокоенный голос Флитфут.

— Что?.. – она удивленно нахмурилась и хотела переспросить, как вдруг обратила внимание на интенсивно мигающий экран.

На фоне общей нервозности и огромных потоков данных со всех сторон, она его просто не заметила. «Оракул» уже несколько минут информировал ее, что каждую тучу сейчас прочесывает грифонский патруль, и теперь солдаты были практически в нескольких десятках метров от нее. Видимо, «Оракул», видя тщетность своих попыток обратить на это внимание Капитана, связался с ней через Флитфут. Перед лицом Спитфайр пролетел заряженный магией арбалетный болт и взорвался в нескольких метрах от тучи. От неожиданности, Капитан выпала из укрытия.

— Вот дерьмо!!! – вырвалось у Спитфайр.

— Джек-пот! – проревел один из солдат, указывая арбалетом в сторону пегаски.

Спитфайр резко развернулась и рванула в противоположную сторону. «Оракул» уже взял грифонов на «прицел» и вывел всю информацию о них на основной экран. Солдаты перекинулись парой фраз и разделились. Один рванул вниз, другой устремился следом за ней. Зрачки Спитфайр расширились.

— Он сейчас приведет подкрепление! – она заорала в рацию. — Твою!..

— Кэп! – ее перебила Флитфут. — Твоя штуковина кое-что мне тут рассказала! Я могу прибить его! Но ты должна мне помочь!!

Пояснений Флитфут уже не надо было. Перед лицом Капитана появился экран со всеми инструкциями от «Оракула». Она резко развернулась и направила взгляд на удаляющегося грифона.

— Вижу! – произнесла Флитфут. — Пять секунд!

Вокруг грифона стремительно закручивался красный круг. Секунды слились в вечность, нервы натянулись до предела. Капитан уже не могла толком вздохнуть.

— Захват! – долгожданный вскрик в эфире. — Залп!

Тонкий луч блеснул на небосводе, и грифон полетел вниз.

— Цель поражена! – раздался победоносный голос Флитфут. — Повторяю, цель поражена!

Спитфайр не успела разделить ее ликование. Второй солдат не терял времени. Она почувствовала мощный удар в основание правой ноги. Грудь загорелась огнем, а из легких вышибло воздух. Капитан инстинктивно крутанулась, и спикировала вниз, уклонившись от стальной перчатки, летевшей следом. В обычной ситуации Спитфайр бы легко оторвалась от грифона в тяжелых доспехах, но сейчас острая боль сковала ее движения, а дыхание с трудом восстанавливалось. Спитфайр сейчас еле хватало сил на сохранение дистанции между ней и преследователем.

Перед лицом Капитана опять всплыл экран. «Оракул» сообщил ей, что грифон перезарядил арбалет и прицелился. Спину вновь обдала волна холода. Грифон выстрелил. «Оракул» тут же указал направление, куда стоит уклониться с учетом траектории выстрела. Капитан незамедлительно повиновалась, и выстрел прошел чуть выше ее спины.

— Кэп, что у тебя там творится? – взволнованно спросила Флитфут.

Солдат перезарядил арбалет.

«Их нельзя сейчас отвлекать»

 — Твою!.. Это Оракул, я пока отключаюсь! – Спитфайр снова крутанулась, уклонившись от очередного выстрела. — Сообщу, как оторвусь!!!

— Капитан… – она выключила рацию.

Новых выстрелов почему-то не следовало, и Капитан занервничала. «Оракул» увеличил изображение грифона. В лапе у того что-то сияло красным цветом. Сердце билось в бешеном ритме, отдаваясь в ноющей от боли груди. «Оракул» зачем-то посоветовал скорректировать полет в сторону «Железного Пика». Капитан просто слепо повиновалась. Сейчас ей просто хотелось выжить.

«Оракул» зафиксировал новый арбалетный выстрел, от которого Капитан попыталась уклониться. Болт, пролетев в паре метров от нее, неожиданно взорвался, накрыв Спитфайр ударной волной и горячим воздухом. Капитан потеряла равновесие и на дикой скорости начала падать. Мир перед глазами закрутился и смазался в одно нечеткое пятно. Каким-то непонятным образом, Спитфайр в последнюю секунду смогла сделать последний взмах крыльями и немного выровняться. Она на бешеной скорости летела в сторону горного склона и уже вряд ли смогла бы затормозить или свернуть. «Оракул» тут же указал направление в сторону небольшой пещеры и пегаска не задумываясь, свернула туда.

Влетев в пещеру, Спитфайр сильно ударилась крылом, «Оракул» слетел с головы, а сама она кубарем покатилась к дальней стене. Острая боль теперь пронзала не только правую ногу и грудь, к ним теперь присоединилось еще и крыло, которое точно было сломано. Голова Капитана ходила ходуном и отказывалась успокаиваться. Спитфайр с трудом приподнялась и подняла голову. В проход с грохотом влетел грифон. Ужас и всплеск адреналина вернул временное подобие адекватного состояния. По всему телу Спитфайр пробежал холод, немного приглушив боль. Солдат с озлобленным взглядом вынул меч и без лишних разговоров рванул в сторону покалеченной пегаски.

Пещера наполнилась яростным криком. Спитфайр тут же нырнула за один из многочисленных сталагмитов. Гладиус грифона со звоном ударился в камень, сбив часть его верхушки. Следующий выпад прошел в считанных сантиметрах от головы Капитана. Он врезался в камень и осыпал ее каменной крошкой. Грифон методично наносил неослабевающие и не теряющие скорость удары, а у Спитфайр силы уже и так были на исходе. Крупицы энергии, подаренные ей всплеском адреналина, медленно затухали. К Спитфайр возвращалась боль и ухудшение реакции.

Следующий удар летел в грудь Капитана, но по счастливой случайности клинок дернулся и, угодив в сталагмит позади, застрял. Спитфайр не нужен был другой шанс. Она резко вскочила и нанесла удар по грифонской лапе, державшей рукоятку. Удар пришелся как раз между пластин брони, заставив грифона яростно вскрикнуть и выронить меч. Свободная лапа солдата тут же схватила Спитфайр за шею.

Горло Капитана словно сжали стальные тиски, и она начала задыхаться. Хрипя, она пыталась сбить лапу грифона со своей шеи, но каждый удар попадал по доспехам. Солдат злобно скалился и все сильнее сжимал хватку, добавив к ней освободившуюся вторую лапу. В глазах Капитана начало темнеть. Из последних сил Спитфайр изогнулась и нанесла задней ногой удар в клюв солдата. Мощный пинок заставил грифона взреветь от боли и разжать лапы. Он схватился за лицо и яростно что-то прошипел. Между его пальцев выступила кровь.

Спитфайр упала на каменный пол, жадно ловя ртом воздух. В углу пещеры Капитан увидела «Оракул». Сама не зная почему, но она решила, что именно это устройство сейчас может ее спасти. Борясь с болью, пегаска неуклюже поползла в сторону шлема. Звон стали и ругань позади нее явно намекали, что грифон уже пришел в себя и подхватил клинок. Времени почти не оставалось.

С отчаянными стонами и попытками не упасть в обморок, Капитан подползла к шлему. Позади уже слышались тяжелые шаги и яростный рык. Капитан отчаянно прохрипела и сделала последний прыжок в сторону шлема, подхватив его здоровым копытом. Спитфайр в последнюю секунду развернулась и успела выставить шлем перед собой, словно он мог ее защитить. Над ней блеснула сталь. Клинок грифона врезался в «Оракул». Раздался оглушительный звон и хруст. Меч в лапах солдата треснул, а сам грифон взревел, наполнив пещеру криком, полным боли и злобы. Грифон ухватился за покалеченные лапы. Спитфайр рванула вперед и со всех оставшихся сил влепила «Оракулом» по голове корчащегося от боли солдата. Глухой удар и оглушенный грифон упал на каменный пол. Капитан выронила шлем и оперлась спиной на стену позади себя. Действие адреналина уже иссякло, полностью вернув ей боль от выбитой ноги, сломанных ребер и крыла. Капитан тяжело вздохнула и прокашлялась.

В проходе пещеры неожиданно появились две фигуры. Еще два солдата. У обоих в лапах по клинку. Их взгляды скользнули к лежащему на полу солдату и перешли на Спитфайр. Глаза пегаски затянула пелена. Она слишком устала. Сегодняшний день был действительно тяжелым. Капитан в последний раз громко кашлянула и ухмыльнулась.

«Ну и денек… Ну и денек…»

Силы оставили Спитфайр, и она медленно сползла на каменный пол. Все вокруг затянуло тьмой.

«Вот и все… Простите ребята, я не справилась…»