Пони в чёрном

- Отныне ты будешь носить только стандартную одежду пони в чёрном. Станешь откликаться на букву, которую тебе дадут. Есть там, где скажут. Жить там, где скажут. Теперь у тебя не останется даже отпечатков копыт. Ты - мимолетное воспоминание, которое сразу забудется. Ты не существуешь и вообще не появлялся на свет. Безымянность - твое имя, молчание - твой родной язык. Эй! - кобылка с огромными крыльями требовательно протянула копытце. - Агент K, принесите мне мою Вамми!

Король Сомбра Флари Харт

Пинки смотрит на сохнущую краску

Пока сохнет краска на стенах ее спальни, Пинки Пай размышляет о зыбкости индивидуальности и смысле бытия.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Пинки Пай

re:Questria

Дискорд... Его удалось победить радугой. Так ли все просто, как оно есть? Нет, когда на сцене есть кто-то посильнее - Радужная Корпорация берется за изъятие Дискорда.

ОС - пони

Затруднительное положение одного пиромана

Когда два оружия, сделанных в альтернативной вселенной, столкнулись друг с другом, Пироман красной команды из чудной вселенной игры "Team Fortress 2" попал в не менее чудную вселенную "My Little Pony", где был обнаружен Лирой, давшей ему приют в своем доме. Прятать его в таком маленьком городке оказывается не таким уж легким занятием. Ведь приходится постоянно следить, чтобы он ничего не поджег, объяснять, что тележка, проезжающая мимо, еще не повод для тревоги, и наставлять, что пони с синими шкурками тоже имеют право на существование. А тем временем приближается Ночь Кошмаров. Принцесса Луна чувствует, что на праздник может заглянуть кто-то намного более зловещий, кто пришел в этот мир прямо по следам Пиро. А именно - первый человек, побывавший в Эквестрии тысячу лет назад...

Принцесса Селестия Принцесса Луна Лира Найтмэр Мун Человеки

Моё маленькое солнышко

За несколько веков правления Эквестрией, Селестия работала очень много и усердно, но так мало отдыхала… В очередной раз погрязнув в тоннах бумажной работы, она загадывает одно единственно желание – стать снова маленькой и беззаботной. Говорят: будь осторожней в своих желаниях, они могут сбыться. Луна просыпается от того, что по её кровати кто-то прыгает. Тогда она ещё не знала, чем всё обернётся для Эквестрии…

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Стража Дворца

Скуталу и подушка

Скуталу наконец осталась дома в одиночестве. Но чем она будет заниматься наедине с собой?

Smashing Down

Частичный кроссовер с Ace Combat: Assault Horizon. Российский отряд спецназа МВД, отправленный на важное задание в Москву, потерпел крушение, а экипаж потерял сознание. Через некоторое время они очнулись в неизвестном месте. Пока спецназ пытался определить свои координаты, обнаружилось, что они не одни: другие люди по всему миру тоже попали в подобные ситуации. Собравшись вместе и организовавшись, эти силы начинают борьбу за своё выживание против врага, которого они никак не могли ожидать...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони Человеки

Пыл да жар

В Графстве Лонгсворд бушует гражданская война. Различные политические силы борются за власть в этом маленьком государстве. Добровольческая дивизия Речной Коалиции, присланная на помощь военному комитету умеренно левых и правых сил, была уничтожена в ходе одного из боёв с коммунистами-радикалами. Лишь девять пони уцелели, и им предстоит выжить во вражеском тылу и выполнить приказ командования.

ОС - пони

Оно того стоило

Заплатив цену за мимолётное желание, не будем ли мы потом сожалеть о содеяном?

Клык

О попо-символе.

ОС - пони

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава II. Часть III. Зеркало Глава IV. Часть I. Волк среди овец

Глава III. Сердце Белохвостого

«Когда нечего терять, можно рискнуть всем»
— Жан-Луи Лэ

— Ты уверена, что им можно доверять? – Луна оторвала взгляд от письма и посмотрела на сестру.

День постепенно отступал, отдавая главенство тихому и спокойному вечеру. Принцессе Луне он показался точно таким же, как и вчерашний. В такие вечера, перед подъемом луны и началом своей ночной службы, она любила наслаждаться покоем и безмятежностью, и, забыв все неурядицы, просто отдаться мечтаниям. Но не в этот раз.

— Стражей в нашем мире не интересуют примитивные желания. Их цели гораздо выше всего этого, – Селестия стояла рядом с Луной и наблюдала за рождением заката. — У них просто нет причин мне лгать, а у меня нет причин им не верить.

Луна повернула голову к висящему в магическом захвате письму от Твайлайт, отправленному недавно ее старшей сестре. Принцесса опять пробежала глазами по пергаменту и вновь повернулась к Селестии.

— А справятся ли они? – озабоченный взгляд Луны встретился с ответным взором Селестии. — Хватит ли у них сил?

— Наша сила измеряется в силе наших врагов, – Принцесса смотрела на оранжево-красную пелену, опускающуюся за горизонт. — Я видела их врагов. Вопрос не в том, справятся они или нет. Вопрос в цене, которую мы готовы за это заплатить.

— Что ты имеешь в виду? – Луна нахмурила брови. — О какой цене ты говоришь?

— Готовы ли мы пожертвовать тысячей ради сотен тысяч? – вполголоса ответила Селестия.

Луна посмотрела на нее встревоженным взглядом. Несколько секунд Принцесса просто не могла поверить своим ушам, пока Селестия лишь молча продолжала смотреть перед собой.

— Хоть Марк ничего такого и не говорил, — продолжила старшая сестра, — но я не исключаю такую вероятность. Стражи прагматичны в своих действиях, а задача проста – предотвратить войну. Потому я и задаю себе этот вопрос: «Готовы ли мы пожертвовать одними ради спасения других»?

Луна хотела что-то сказать, но слова встали комом в горле. Ей нечего было добавить – Селестия была права. Младшая Принцесса молча повернулась к закату и с тревогой взглянула на небо. Скоро ночь вступит в свои законные права, и именно под сегодняшней Луной будут решаться судьбы всех этих жизней.

— Я лишь надеюсь, — нерешительно произнесла младшая сестра, — что этот вариант они не выберут.

— Выход есть всегда, – кивнула Селестия в ответ. — Иначе Марк бы предложил это с самого начала.

Она посмотрела на письмо от Твайлайт, которое все еще держала Луна.

— И судя по тому, как сильно они рискуют, — она сделала шаг к сестре, — другой вариант у них есть. Сейчас только они способны нам помочь.

Луна кивнула.

— Солнце скоро сядет, – младшая сестра повернулась к Селестии. — Чуть не забыла. Вот держи.

В магической вспышке перед ней появился небольшой сверток, который она поднесла к Селестии. Старшая сестра развернула его и внимательно изучила.

— Где находится место встречи, ты знаешь, — Луна указала на пергамент. — Один из Стражей попросил, чтобы вы сначала встретились там. «Меры предосторожности», как он выразился.

— Спасибо, – Селестия, спрятав послание, закрыла глаза и глубоко вздохнула. — Жаль, что эта ночь не может длиться столько, сколько необходимо.

— Мы не можем так рисковать, — Луна покачала головой и положила копыто на плечо сестры. — И ты это знаешь. Пойдем.

Селестия тяжело вздохнула. Обе Принцессы бесшумно спустились с холма на опушке Белохвостого леса и исчезли в чаще.

***

 — Война с грифонами… — Соарин почесал затылок. — Чем больше я об этом думаю, тем меньше мне в это верится.

— Да, – согласно кивнула Флитфут. — Я тоже не думала, что это утреннее письмо окажется заданием по предотвращению войны.

Оба Вондерболта переглянулись и посмотрели на Спитфайр. Капитан, почувствовав взгляды товарищей, никак не отреагировала, а лишь продолжала молча сидеть и, опустив голову, напряженно думать. С момента встречи с Принцессой и этим драконом, Спитфайр постоянно посещали все новые и новые мысли вперемешку с сомнениями, которые рождали новые вопросы. Капитан пока еще находила силы как-то сдерживать этот зарождающийся хаос в голове, но постепенно ее защита слабела.

Над поляной промелькнула большая тень. Шквальный поток воздуха накрыл пегасов, заставив их пригнуться. Темная фигура обогнула верхушки деревьев и подлетела ближе, приземлившись в нескольких метрах. Перед Вондерболтами потянул крылья бурый дракон, одарив каждого члена команды злобной улыбкой. Ричард улегся неподалеку, подставив свою громадную лапу под подбородок.

— Не хотел вас прерывать, — прорычал дракон, жестом предлагая пегасам продолжить беседу. — Вы ведь всю дорогу молчали. За пять сотен лет так приятно послушать еще кого-то, кроме нашей горячо любимой Принцессы.

Вондерболты боязливо сделали шаг назад. Хоть Ричарда теперь ограничивал договор с Селестией, находиться рядом с этим громадным чудищем, испещренным боевыми шрамами и буквально излучающим опасность, было в лучшем случае очень страшно. Дракона это только забавляло, и он, продолжая скалить зубы, вызывающе смотрел в сторону тройки пегасов.

— Но вы ведь не испугались того, о чем нам рассказала наша любимая Принцесса? – взгляд ящера плавал между Вондерболтами, смотря каждому из них в глаза. — Очень хочу посмотреть, к чему это приведет.

— Мы носим свою форму не за красивые глаза! – огрызнулась Спитфайр, ответив Ричарду пронзительным взглядом. — И я буду только рада случаю подтвердить это!

Дракон громко рассмеялся. Он поднялся, опершись на все четыре лапы, и двинулся к Капитану. Два его огромных крыла были подняты, словно парус, и заслоняли собой редкие лучи заходящего солнца. Ричард с необычной для него грацией обошел Вондерболтов и вытянул шею, так чтобы его огромная голова была на одном уровне со Спитфайр.

— Готова? – из ноздрей дракона вырвался столб чёрного дыма. – Да неужели?

Он сделал короткий шаг и еще ближе приблизился к Капитану. За свою долгую жизнь он прекрасно умел чуять страх других, даже если его пытаются прятать под маской геройства и преданности. Страх никогда не спрячешь. Никогда. И сейчас в глазах пегаски Ричард отчетливо видел именно его.

— Жду не дождусь взглянуть на это великолепное соревнование, — дракон надменно взглянул на Капитана. — Вы же любите участвовать в «соревнованиях»?

Пегасы промолчали.

— Я тоже любил участвовать в таких «соревнованиях», — продолжил он, разведя лапами. — Возможность сохранить свою жизнь и забрать чужую завораживает, ведь так?

— Никогда о подобной чуши не слышала, – сквозь зубы прошипела Спитфайр.

Дракона еще больше позабавил этот ответ.

— Очевидно – нет, – Ричард помотал головой и, отвернувшись, взглянул в сторону заката. — Интересно, как же Селестия собирается устроить вылазку в самое секретное и охраняемое место в Королевстве попугаев с такими, как вы?

Вся тройка пегасов раздраженно выдохнула и сделала шаг в сторону Ричарда. Одного поворота головы и взгляда двух фиолетовых глаз хватило, чтобы заставить Вондерболтов передумать. Они остались на месте, сердито сверля Ричарда взглядами.

— Скажи мне, белобрысая, — дракон наклонился и посмотрел на Флитфут, — ты когда-нибудь дралась с грифоном? Я не говорю о дружеских полетах между облачками. Я хочу знать – становилась ли твоя грива красной и пропитанной запахом их крови?

Пегаска поежилась и мельком взглянула на Капитана. Дракону нечего было бояться, и Ричард это прекрасно понимал. Раз уж ему нельзя было издеваться над их телами, пока их Принцессы тут нет, он решил поиздеваться над разумом.

— Я всегда хотел увидеть, — продолжил Ричард, не сводя взгляда с пегасов, — что же на самом деле может пони сделать грифону. И я искренне надеюсь, что такая возможность мне скоро представится.

— Хв… х… хватит нести чушь! – неуверенно выпалила Флитфут. — Мы не собираемся драться с грифонами!

— Отрицание реальности не делает ее менее реальной, белобрысая, — рычащий смех вновь наполнил опушку леса.

Дракон сделал длинный прыжок в сторону, вновь подняв волну воздуха, подогретую жаром от его тела.

— Эквестрия так долго находится под защитой магии аликорнов, — Ричард потянулся. – Что же будет, если ее вдруг не станет? Что же вы тогда будете делать?

Дракон повернулся боком к Вондерболтам и похлопал себя по бронированной чешуе. На этом месте красовались семь длинных шрамов, сплетающихся один с другим и идущие до самого его крыла.

— Вот эту красоту мне оставил один из грифонских «Драконоборцев», – он провел когтем по одному из них. — Крепкая броня, острое и смертельное оружие. Эти ребята знают, чем развлечь дракона. Было неимоверно приятно, сначала оторвать ему крылья, а после сжигать его заживо. О, этот приятный запах горящей плоти, сопровождаемый молящими и отчаянными стонами.

Ричард злобно рассмеялся, наслаждаясь каждой эмоцией на лице всей тройки Вондерболтов.

— Заткнись! – с отвращением вырвалось у Соарина. — Нам не интересно слушать твои мерзкие истории!

— Разве? Но ведь это довольно поучительно, – Ричард сделал короткий шаг вперед и вновь навис над тройкой пегасов. — К чему я все это? Все очень просто. Грифон оставил на мне вот это незабываемое воспоминание.

Дракон, вновь похлопав себя по боку, где были шрамы, наклонился и вытянул шею ближе к Вондерболтам. Из его ноздрей и улыбающихся уголков рта повалили тонкие струйки черного дыма. Ричард смотрел точно в глаза Спитфайр.

— А единственное, что после себя оставили пегасы, — произнес дракон полушепотом, — очень приятное послевкусие.

— Больной ублюдок! – прорычала Спитфайр, вытянув шею в сторону дракона, будто собираясь атаковать.

Это лишь еще сильнее раззадорило ящера.

— Хватит, Ричард!

Голос Принцессы заставил дракона перестать смеяться, раздраженно покосившись в сторону, откуда он доносился. Селестия вышла на опушку леса, гневно посмотрев на него.

— Что бы он вам тут не наговорил, — твердо произнесла она, быстро взглянув на каждого из Вондерболтов, — не верьте или не придавайте значения этим словам.

Селестия повернулась к Ричарду.

— А ты, – взгляд Принцессы встретился с глазами ящера, — будь неизмеримо благодарен, что я обратилась именно к тебе за помощью. Так бы ты продолжал гнить в Обители Фантомов еще долгое время, пока, наконец, я бы не сжалилась и не прикончила тебя.

Дракон промолчал, злобно скривив рот. Селестия вновь повернулась к Вондерболтам, сделав несколько шагов им навстречу.

— Я понимаю, — произнесла Принцесса, поочередно взглянув на Соарина, Флитфут и Спитфайр, — что я сейчас прошу от вас невозможного — помочь спасти Эквестрию в компании с этим чудовищем. Но другого выхода сейчас нет, и без вас нам не справиться.

Вондерболты переглянулись. Впервые за день на лице каждого появилась улыбка, и они, кивнув друг другу, уверенно посмотрели на Принцессу.

— Можете на нас положиться! – отсалютовал Соарин.

— Мои крылья в вашем распоряжении! – Флитфут повторила действие напарника.

— Никакая надменная ящерица не сможет встать между нами и нашим долгом! – присоединилась к остальной команде Спитфайр. — Мы с вами!

Селестия благодарно кивнула.

— Браво, – вяло похлопал Ричард, собрав на себе рассерженные взгляды. — Селестия, я не самоубийца. Ты посылаешь нас в самую защищенную часть куриного королевства, где любому чужаку сразу же перережут глотку. Пафос и гордые пегасьи выкрики — это все здорово, но как это нам поможет там? Твое задание вообще не выглядит, как прогулка по парку, и что я буду делать, если белобрысая потеряет сознание от вида крови?

Флитфут раздраженно фыркнула и попыталась высказать дракону все, что она о нем думает, но была тут же остановлена Спитфайр.

— Он того не стоит, – Капитан отрицательно помотала головой.

Флитфут отступила, продолжая вызывающе смотреть на Ричарда. Селестия взглянула на Дракона. Впервые за весь день на лице Принцессы промелькнула улыбка, которая не укрылась от пристального взгляда ящера. Мгновение понадобилось, чтобы пренебрежительное выражение его морды с издевательской ухмылкой сменилось на непонимание и интерес.

— Ты скоро все узнаешь, – Селестия повернулась в сторону, взглянув на ярко-оранжевый диск заходящего солнца. — Вы все скоро узнаете. А теперь хватит терять время, нам пора. До места сбора недалеко, но для большей незаметности пойдем пешком.

Она двинулась вглубь леса. Остальные спутники, не теряя времени, устремились за Принцессой, но на этот раз Вондерболты первыми шагнули за Селестией, оставив Ричарду место замыкающего.

***

Необычная группа быстро продвигалась по чаще Белохвостого леса. В отличие от своего Вечнодикого собрата, Белохвостый был менее густым и враждебным, потому даже Ричарду ничто не мешало легко перемещаться между стволами деревьев. С самого начала движения и до сих пор никто не проронил ни слова. Давящая аура нервозности и обеспокоенности висела абсолютно над всеми, включая дракона, и он тоже молчал с момента последней перебранки на опушке. Даже Вондерболты уже не боялись и не оглядывались с опаской на своего устрашающего спутника, безмолвно следующего за ними. Воздух был пронизан нитями тревоги.

Спитфайр немного ускорила шаг и поравнялась с Селестией.

— Принцесса… — негромко произнесла она.

— Да? – Селестия повернулась к Капитану.

Спитфайр оглянулась на Соарина и Флитфут. Оба Вондерболта сосредоточенно перебирали ногами и задумчиво смотрели перед собой. Капитан понимала их чувства – сейчас над их домом нависла серьезная угроза, и задача справиться с ней лежит именно на них. Задача, которая не по силам ни Носителям Элементов, ни Принцессам-аликорнам. Спитфайр поежилась и, взглянув на Ричарда, сразу же поймала его ответный взгляд. Даже у него в глазах читалась доля обеспокоенности грядущим, хотя в основном это был горячий интерес к сказанному ранее Селестией. Дракон еле заметно кивнул Спитфайр, выдавив из себя кислую улыбку и отвернулся в сторону. Капитан глубоко вздохнула и повернулась обратно к Принцессе.

— Меня немного беспокоит… — неуверенно начала Спитфайр. — Не знаю, как выразиться.

— Я слушаю, – спокойно ответила Селестия.

Ее взгляд буквально наполнял спокойствием и уверенностью.

— Не хочу показаться трусливой, — произнесла Спитфайр, кивнув в сторону дракона, — но, что если этот выскочка прав?

— Ричард? В чем он прав? – Принцесса удивленно нахмурилась.

Капитан устремила взор перед собой, глядя на деревья. Обычно она являлась тем ободряющим голосом, заряжающим уверенностью всех Вондерболтов и дающая им ту самую необходимую поддержку. Поддержку, благодаря которой они всегда показывают себя лучшими. Но сейчас этот ободряющий голос нужен был ей самой.

— Грифоны, – продолжила Капитан. — Если все, что сейчас происходит – не дурной сон, то война с ними это ужасно…

— Я бы многое отдала, чтобы это все оказалось сном, – кивнула Селестия, продолжая смотреть на Спитфайр.

— В какой-то степени, Ричард прав, – пегаска вновь повернулась к Принцессе. — Мы встречались с грифонами на соревнованиях, на банкетах, на официальных визитах и тому подобное. Они гордые и смелые, никогда не отступят. Иногда это вдохновляет, не зря у нас в обиходе есть фраза «Бился как разъяренный грифон». Но мы никогда не дрались с ними по-настоящему, не говоря уже о бое насмерть.

Спитфайр опять отвернулась, пытаясь собраться с мыслями, которые одна за другой лезли в ее голову, яростно отпихивая друг друга. Капитан сосредоточилась. Нельзя давать волю эмоциям. Сейчас ей нужно спокойно выбрать из этого бушующего круговорота страхов и сомнений самые скверные, а потом разобраться с ними одним ударом.

— Я не хочу выставить себя и остальных в плохом свете, — продолжила Спитфайр, неожиданно почувствовав на себе взгляды Флитфут и Соарина, — но что если нам действительно придется драться с грифонами? Сможем ли мы?.. Смогу ли я… убить?

После последнего слова Спитфайр остановилась, вынудив остальную группу тоже прервать движение. Она повернулась к Соарину и Флитфут, обеспокоенно посмотрев на них.

— Смогу ли я убить кого-нибудь из них, если это будет нужно? – нервный взгляд Спитфайр медленно скользил по ее товарищам. — Смогу ли я не потерять голову, если вас покалечат или…

Капитан запнулась и тяжело сглотнула. Набрав полные легкие воздуха, она медленно выдохнула, приводя бушующий поток мыслей и чувств в какое-то подобие порядка. Два остальных пегаса молча смотрели на Спитфайр, то и дело бросая обеспокоенные взгляды на Принцессу.

— Сейчас в наших копытах судьба десятков, а может быть и сотен тысяч жизней обоих рас, – Капитан повернулась к Принцессе. — Справимся ли мы?..

Селестия подошла ближе к Спитфайр и, обняв ее крылом, улыбнулась ей. Это успокоило встревоженную пегаску.

— Я надеюсь, что вам не придется делать этот страшный выбор, – спокойным голосом произнесла Принцесса. — Положение, в котором мы все сейчас оказались – действительно не простое, но сражаться сегодня вы будете не в одиночестве. Те, на чьих плечах будет основное бремя всех тяжелых решений, верят в то, что вы справитесь. Потому вы здесь, верьте в себя.

Спитфайр несколько мгновений не могла оторвать взгляда от ободряющей улыбки Принцессы. Будто сейчас в ее голове самая разумная мысль громко ударила кулаком по столу, заставив заткнуться всю эту орущую вакханалию ментального хаоса. Капитан резко выдохнула, тряхнула гривой и выпрямилась.

— Тогда извините за эту задержку, – уже более твердым голосом произнесла она, уверенно кивнув. — Не будем терять времени.

— Согласна, мы уже почти пришли, – кивнула Селестия.

Дракон и три пегаса, возглавляемые Принцессой-аликорном вновь продолжили движение по Белохвостому лесу. Последний луч солнца промелькнул на небосводе, ознаменовав конец дня. Все вокруг быстро погрузилось в вечерние сумерки и умолкло. Нависшая тишина показалась Принцессе точно такой же, как и та буквально день назад, когда она попросила у Марка и Спирита помощи. Принцесса уже не первый раз испытывала это чувство – когда должно случиться что-то очень важное, то, от чего зависят многие судьбы. К нему нельзя привыкнуть и каждое такое переживание терзало ее как будто в первый раз.

Преодолев небольшие заросли кустарника между соснами, группа вышла на опушку леса. Впереди на открытой местности стоял одинокий дуб, за которым сразу же начинался спуск в долину, круто уходящий вниз. Селестия сделала несколько шагов к одиноко стоящему дереву и остановилась. Она достала пергамент, полученный от Луны, и несколько секунд сверялась с картой, глядя по сторонам. Убедившись в том, что они пришли на место, Селестия одной магической вспышкой спрятала карту и повернулась к остальным.

— Мы на месте, – Принцесса еще раз осмотрелась. — Но где же?..

Тихий шорох заставил всю пятерку оглянуться. С дуба им навстречу скользнула чья-то тень, которая остановилась в нескольких метрах от группы. Незнакомец сделал несколько шагов вперед и замер. В лесу после захода солнца быстро темнело, но разглядеть некоторые черты с такого расстояния все еще представлялось возможным, и Селестия сразу же узнала Спирита по кривым шрамам на левой ноге. Но на этот раз отсутствовала фирменная ехидная улыбка, обычно сопровождающая каждое его появление. На шее Спирита был одет странный обод с непонятной сеткой в центре, на глазах же красовались солнечные очки, которые скрывали отсутствующий глаз, но не шрам, ползущий ото лба до щеки. В настоящий момент он был похож на телохранителя какой-нибудь знаменитости. Спирит пристально осмотрел каждого из новоприбывших и остановил взгляд на Селестии.

— Сердечно приветствую всех вас, – кисло и безынициативно произнес он, подняв левое копыто. — Прежде чем я проведу вас в наш маленький тайный клуб, позвольте проверить список.

— Список? – Селестия удивленно посмотрела на Спирита.

Вондерболты в недоумевающе переглянулись и разом повернулись к Принцессе, удивленно посмотрев на нее. Селестии пока нечего было добавить, но она, на всякий случай, сделала несколько шагов в сторону, встав около Ричарда. Если Спирит вновь что-нибудь отчебучит, лучше остановить дракона самой, пока он не сломал зубы об Стража.

— Обычная формальность, — все так же вяло произнес Спирит.

Он сделал несколько шагов в сторону Селестии и Ричарда, остановившись в паре метров от них. Занеся переднюю ногу за спину, Спирит неторопливым движением вернул ее обратно, будто что-то достал. Повернувшись к своему пустому копыту, он пристально изучил это «что-то», опустил солнечные очки на нос и бросил пару быстрых взглядов поверх них на Селестию и стоящего рядом с ней дракона.

— Так… — Спирит вновь посмотрел на пустоту в своем копыте. — Принцесса Селестия с питомцем.

Краем взгляда Селестия уловила, как Ричард медленно отклонил голову в сторону и с интересом посмотрел на нее. Принцесса лишь неловко улыбнулась, не находя подходящего объяснения.

— Питомец? – дракон вопросительно вскинул бровь. — Спасибо, что хоть не раб.

— Я вижу, это становится модным – иметь ручного дракона, – Спирит ткнул копытом в сторону Селестии и Ричарда. — Сперва мисс Спаркл, теперь Вы.

Оторопевшая Селестия повернула голову в сторону дракона, буравящего ее язвительным взглядом. Рядом крякнула Флитфут, подавив смешок, и посмотрела на стоящего рядом Соарина, который прятал лицо в копытах, еле сдерживаясь. Спитфайр в свою очередь лишь удивлённо таращилась на происходящее.

— Я понимаю, что хочется подчеркнуть статус, — Спирит покрутил копытом в воздухе, — но лучше бы вы завели такого же карманного. Вы ведь знаете правила? — Нагадил питомец – убирает хозяин.

С этими словами Спирит одел очки на глаза и повернулся к хихикающим Вондерболтам. Единственное, что сейчас могла Принцесса – молча смотреть на Спирита, не находя слов.

— А это идея, – кивнул дракон. — Надо где-нибудь хорошенько нагадить. Мамочка ведь уберет.

Селестия сердито посмотрела на Ричарда.

— Ну, конечно же, я так не буду делать! – дракон поднял передние лапы, словно защищаясь. — Я ведь хороший мальчик.

— Не смешно, – холодно процедила Принцесса.

Спирит приблизился к тройке Вондерболтов, вновь приспустив очки на нос.

— Что там у нас дальше?.. – он начал «сверяться со списком». — Две «стройные» и «горячие» пегаски.

Спирит отвел голову в сторону и осмотрел Спитфайр и Флитфут со всех сторон, через секунду нацепив на лицо кислую физиономию.

— Ну, можно было найти и получше, – Страж бросил полный укора взгляд на Селестию, вернувшись к «списку». — Надеюсь, они у вас хотя бы «горячие».

Спитфайр и Флитфут остолбенели. Лицо Флитфут начало стремительно набирать краску, а в глазах Капитана закипала злость.

— Секундочку. А ты кто такой? – Спирит перевел взгляд на борющегося с приступом хохота Соарина и многозначительно посмотрел в «список». — К сожалению, тебя нет в списке. Прошу проследовать к выходу, он там.

Последние слова Спирит произнес с язвительной улыбкой и ткнул копытом в сторону чащи позади Соарина. Все это тут же стерло улыбку с лица пегаса. В воздухе повисла тишина. Спирит, воспользовавшись моментом, быстро отскочил назад, сев так, чтобы видеть всех перед собой. Он снял очки, повесил их на прибор, надетый на шее, и вновь нацепил кислую физиономию.

— Три, два, один… — пробубнил себе под нос Спирит и постучал по устройству на шее.

Взрыв. Вся тройка пегасов одновременно вспыхнула в приступе гнева, досады и полного непонимания, что сейчас произошло. В сторону Спирита были направлены шесть разъяренных глаз, сопровождаемые потоком проклятий, оскорблений и прочих особенностей устного пегасьего фольклора, который нигде не упоминается, но все его прекрасно знают. Ричард еле сдерживался, чтобы не зааплодировать.

— Тихо! – громкий голос Принцессы прервал перебранку, заставив разбушевавшихся Вондерболтов замолкнуть, но не отвести от Спирита злобных взглядов, медленно прожигавших Стража.

— Спирит, — стараясь сохранять трезвость рассудка, произнесла Селестия, — что это сейчас было?

Он лишь посмотрел на нее полным грусти взглядом, вздохнул и жестом показал на прибор на шее. Раздался еле уловимый треск.

— Приношу свои извинения, Принцесса, – прозвучал голос. — Это была моя идея.

Голос шел из центра прибора, расположенного на шее Спирита, заставив всех присутствующих разбавить злобные и кровожадные взгляды небольшой порцией интереса.

— Марк? – удивленно спросила Селестия. — Я не понимаю…

— Как я уже сказал, — продолжил голос, — это была моя идея устроить этот… небольшой «спектакль». Но Спирит как обычно перегнул.

Сидящий Спирит скривил недовольную физиономию и мимикой спародировал последние слова брата.

— Я еще раз приношу свои извинения всем членам Вондерболтов и Ричарду, — произнес Марк, — но это необходимо было сделать.

— Зачем? – сменив гнев на удивление, спросила Селестия.

— Ситуация… изменилась. Не в лучшую для нас сторону, – коротко ответил Марк. — Я отвечу на остальные ваши вопросы, но уже на месте. Я открою проход, проводи их Спирит.

— Да, мой Лорд, как ска…

— Спирит!

Спирит, нахмурившись, фыркнул и направился в сторону долины.

— Что это все значит?! – прошипела Спитфайр.

— Сохраняйте спокойствие, – коротко ответила Селестия и последовала следом за Спиритом. — Я тоже надеюсь, что этому есть объяснение.

— А мне он понравился, – кивнул Ричард. — Можно я откушу ему голову?

— Зубы поломаешь, – устало произнесла Селестия. — Пойдемте.

Приблизившись к дубу, Спирит остановился и повернул голову. Недалеко от него в сторону долины направлялся кролик. Заметив большую группу собравшихся тут, животное испуганно рвануло вниз, но уже через несколько метров, кролик резко замер, словно пораженый чем-то. Зверек стал с трудом поворачиваться, будто борясь с какой-то неведомой силой, после чего он, сломя голову, рванул в противоположную сторону, принявшись испуганно пищать. Спирит взглянул на пятерку, наблюдающей немую сцену с бедным зверьком, и оскалился в улыбке.

— Коридор открыт, – прозвучал голос Марка.

Спирит откашлялся и, расставив крылья в разные стороны, взлетел на несколько метров вверх. Воздух вокруг каждого из его перьев начал еле заметно искажаться, образуя слабо различимые завихрения. Мновение и Спирит спикировал вниз, ударив крыльями сперва по воздуху, а потом и по поляне. По земле выстрелили две струи воды, которые тут же замерзли, образовав что-то вроде коридора на десятки метров вперед. Страж повернулся и жестом предложил проследовать по образовавшейся дорожке. Увидев в ответ лишь яростные и недоверчивые взгляды, он закатил глаза и пошел первым.

— Как?.. – ошарашенно произнесла Флитфут, приклеившись взглядом к Спириту, идущему впереди.

— Все вопросы потом, – коротко отрезала Селестия, шагнув следом.

Остальные неохотно последовали примеру Принцессы. Ледяная дорожка уходила вниз, огибая склон долины. Как только Спирит дошел до края, он оглянулся на идущих следом. Коротко кивнув вверх, он расправил крылья и взмыл над долиной. Вся пятерка переглянулась и последовала его примеру.

Окружающий пейзаж уже погрузился во тьму, и Селестии с остальными пришлось немного ускориться, чтобы не потерять Спирита из виду. Он спустился вниз ко дну долины и резко сменил направление влево. Пролетев несколько сотен метров, Спирит сбросил скорость и спустился около небольшой просеки. Дождавшись остальных, он уже пешком проследовал вглубь стоящих вокруг деревьев, выводя группу на маленькую поляну, хорошо спрятанную от лишних глаз. В ее центре располагалась довольно большая постройка, снаружи чем-то напоминающая приплюснутый пузырь. Здание вокруг обросло мхом и травой, потому обнаружить его, не зная, где точно оно находится, было практически невозможно.

— Укромное место моей сестры, – хмыкнула Селестия. — Интригующе.

Спирит подошел к двум массивным камням, напоминающим огромные двери, и движением крыльев направил поток воздуха между ними. Камни с грохотом начали расступаться, открывая гостям вход внутрь. В пред-ночном сумраке из открывшегося прохода на всю группу хлынул теплый свет. Вондерболты неуверенно переглянулись и посмотрели на Принцессу. Селестия, коротко кивнув, молча проследовала внутрь помещения вслед за Спиритом. Стараясь не отставать, за ней последовала тройка Вондерболтов.

Здание уже давно пустовало и, казалось, время внутри него замерло. Тайное укрытие было построено абсолютно без окон и освещалось видимо каким-то иным способом, известным лишь самой Луне. Сейчас же над потолком были прибиты странного вида яркие диски, служившие освещением. На самой дальней стене висело несколько очень старых гобеленов, на самом большом из которых красовалась метка самой Принцессы Ночи, вышитая на темно синем полотне. Хоть и ткань уже выцвела и была изрядно усеяна дырами, своего величия композиция не потеряла. Рядом висело полотно поменьше, на котором была вышита перевернутая луна с выходящей из нее звездой. По оба края от символа располагались два голубых крыла. Флитфут сразу же узнала старинный символ «Лунной Гвардии». Хорошо, что после возвращения Принцессы Луны этот древний орден был возрожден. В дальней части комнаты находился огромный стеллаж, выбитый в стене убежища. На его полках еще можно было разглядеть редкие старые книги. Видимо те, которые еще не превратились в пыль.

Центр огромного зала был уставлен несколькими пустыми стальными ящиками. Рядом с ними стояли непонятные приборы и устройства, которые, казалось, были вообще с другой планеты. Как только все пятеро вошли внутрь, Спирит так же легко закрыл увесистые двери одним взмахом крыльев. Хоть напряжение и волнение все еще висело в воздухе, но Флитфут, как ни странно, это не волновало. Сейчас ее почему-то больше всего интересовал этот одноглазый темно-серый пегас, от которого она не могла оторвать взгляд.

Закрыв каменные двери, Спирит быстро перелетел на один из стальных ящиков, стоящих в центре под люстрой.

— Гости прибыли, милорд! – язвительно фыркнул Спирит, уклонившись от металлической штуковины, брошенной в него после сказанного.

— Я, кажется, тебя предупредил, – прозвучал ровный и спокойный голос из центра помещения.

Спирит нахмурился и, надув щеки, улегся на ящике, отвернувшись от всех в сторону. Флитфут позабавила эта сцена, и она еле заметно улыбнулась.

— Вот так и сиди, – вновь прозвучал голос.

Весь центр был заставлен ящиками и устройствами, потому говорящего не было видно. Флитфут посмотрела на Принцессу. Селестия почему-то была абсолютно спокойна, словно окружающая обстановка ее не просто не волновала, а была ей даже знакома. Принцесса кинула пару взглядов по сторонам, еле заметно улыбнулась и проследовала в центр. Флитфут посмотрела на остальных Вондерболтов, также наблюдающих за действиями Принцессы. В глазах членов ее команды хоть и читалось волнение, но Соарин и Спитфайр держались как всегда сдержанно.

Спину пегаски обдал теплый воздух, заставив ее оглянуться. Позади всей тройки Вондерболтов с кислой физиономией сидел Ричард. Хоть помещение и было достаточно большим, тепло от дракона очень быстро нагревало окружающий воздух. Ричард грациозно обошел пегасов, усевшись рядом с одним из стальных ящиков. Облокотившись на него массивной лапой, он взглянул на центр, куда сейчас направлялась Селестия.

— Мило, – Соарин скользнул взглядом по помещению, неуверенно потоптавшись на месте.

Спитфайр кивнула обоим товарищам и осторожно шагнула следом за Принцессой.

— Еще раз прошу моего прощения за небольшую выходку снаружи, – вновь раздался голос кого-то, кто был скрыт из вида за стальными ящиками.

На полу показалась длинная тень. Вытянувшись, она стала двигаться в сторону Селестии. Флитфут настороженно перевела взгляд на край груды ящиков, из-за которых вот-вот должен был показаться незнакомец. Бывалый член Вондерболтов никогда раньше не видела ничего подобного. Вышедший передвигался на двух задних ногах и использовал передние для удержания предметов при помощи пальцев. Он был практически лишен волос или шерсти. Исключением была лишь голова – на ней находились короткие белые волосы. Внешность у существа была еще более странная – небольшие уши, нос, рот, такие же небольшие глаза, расположенные спереди лица. Почему-то одного взгляда в них Флитфут хватило, чтобы испытать странного рода чувство нервозности и опасения. Пересекаться с ним взглядом ей явно не хотелось. Одет незнакомец был в черно-серый костюм, закрывающий все тело кроме головы, и внешне он чем-то напоминал броню.

Он остановился в нескольких метрах от Принцессы.

— А ты кто, сено тебя побери, такой? Или такое? – Флитфут и остальные Вондерболты с опаской сделали шаг назад. — Осторожно, Принцесса!

— Все в порядке, – улыбнулась в ответ Селестия, жестом успокаивая обеспокоенную троицу. — Хочу вас познакомить с Марком. Он один из тех, кто сегодня будет нам помогать.

Принцесса указала копытом на незнакомца. Как ни странно, она отнюдь не выглядела удивленной либо испуганной, что немного успокоило Флитфут, вселив в пегаску толику уверенности. Ее взгляд опять устремился на Спирита, развалившегося на ящиках. Заметив на себе его ответный взгляд, Флитфут покраснела и растерянно отвернулась, уставившись в пол.

— Так вот что ты имел в виду под фразой «немного видоизмениться», – произнесла Селестия после секундного изучения Марка.

— Форма идеально подходит для задания, – спокойным голосом ответил Страж.

— Гуманоид? – с неподдельным интересом в голосе произнес Ричард.

Дракон вытянул шею в сторону Марка и, посмотрев на Селестию, многозначительно хмыкнул. Селестия выполнила свою часть договора – помогла собрать команду. Теперь осталось скорректировать план, которому пришлось сильно измениться с последней ночи. И неизвестно, как отреагируют Селестия и те, кто откликнулся на ее просьбу о помощи. Марка это, само собой, раздражало.

— Как я уже говорил, — продолжил Страж, — ситуация изменилась. Потому мне пришлось прибегнуть к подобной «проверке».

Марк посмотрел на Вондерболтов и сделал короткий шаг в их сторону. Спитфайр и Соарин мгновенно напряглись, встретив его недоверчивым взглядом. Флитфут же смотрела в сторону Спирита, вообще не замечая приблизившегося Стража, пока, наконец, ее не ткнул в бок Соарин, сердито покосившись на пегаску в этот момент. Опомнившись, Флитфут, чуть не споткнувшись, сделала шаг назад к товарищам.

— Очень бы хотелось услышать убедительное объяснение, – сердито произнесла Спитфайр.

Она взглянула на Стража и встретилась с его глазами, о чем сразу же пожалела. Капитан мгновенно отвернулась в сторону, сердито фыркнув. Этот взгляд пробрал ее до дрожи.

— Мне нужно было увидеть вашу реакцию во время стрессовой ситуации, – Марк оглянулся на Спирита. — Хоть мой брат и все сделал в собственном «стиле», я получил необходимую мне информацию.

Спитфайр нахмурилась.

— И что же ты обнаружил? – спросила Капитан, стараясь не встречаться со Стражем взглядом.

— Что у нас проблемы, – коротко ответил Марк.

Выражение лица Спитфайр сменилось на удивленное.

— Поясни, Марк, – Селестия приблизилась к Стражу.

— Буду откровенен, — он развел руками. — При интенсивно изменяющейся обстановке, пусть и в самую идиотскую сторону, устраивать истерику не самое лучшее решение.

Флитфут переглянулась с Соарином. Оба пегаса повернулись к Капитану, которая так же изменилась в лице. Теперь перед Марком стояли уже не возмущенные и сердитые, а растерянные Вондерболты.

— И вас нельзя винить за это, – произнес Марк. — Вы никогда не принимали участие в операциях подобного рода, и такая реакция находится в пределах нормы. Для обычной ситуации. Например, когда вы выбираете шторы для гостиной.

Страж поднял вверх указательный палец.

— Но мы тут выбираем не шторы, – коротко добавил он, повернувшись к Селестии.

— И что это значит, Марк? – осторожно поинтересовалась Принцесса.

— Что мы рискуем, – ответил тот, глядя поверх головы Принцессы.

Его каменное лицо оставалось все таким же спокойным и хладнокровным, как и несколько минут назад.

— Скажем так, наши ресурсы сейчас очень сильно ограничены, — Марк заложил руки за спину и сделал короткий шаг в сторону. — Это значит, что нам придется пойти на риск.

Страж остановился около одного из ящиков и посмотрел на энергетический модуль в своей руке. На приборе мигала цифра «0%». Он сжал его крепче и опустил вниз, вновь повернувшись к Селестии.

— Рисковать придется чужими жизнями, – Марк указал жестом на Вондерболтов и Ричарда. — Их жизнями.

Пегасы переглянулись. Спитфайр попыталась что-то высказать, но была тут же прервана жестом Принцессы, не сводящей взгляда со Стража.

— Но ведь подвергнуть жителей Понивилля опасности вас ничто не остановило, не так ли? – Селестия бросила на него укоряющий взгляд, мельком взглянув на Спирита.

Марк повернулся, встав ровно напротив нее.

— Вы вправе требовать разъяснения, Принцесса, – кивнул он. — Я согласен, что действия Спирита сегодня утром – полное безумие с вашей точки зрения. Но, могу вас заверить, они были абсолютно верны в рамках той ситуации.

Селестия удивленно подняла бровь. Троица Вондерболтов молча смотрела на диалог между Принцессой и Стражем. Но больше всех сейчас обалдел Спирит.

— Минуточку! – второй Страж поднялся с ящика и раздраженно уставился на брата. — То есть все эти нравоучения и санкции с твоей стороны всего лишь обман с целью сыграть на моих доверчивых братских чувствах?

— Да, – коротко ответил Марк, продолжая смотреть на Принцессу.

— Я обиделся! – топнул по ящику Спирит, оставив там приличную вмятину.

Надув щеки, он уселся и скрестил передние ноги на груди. Марк оттопырил три пальца на левой руке, и, повернувшись к брату, начал поочередно загибать их.

— Все я уже не обижаюсь, – через несколько секунд вновь произнес Спирит, как только Марк загнул последний палец.

Он принял менее сердитую позу, и его лицо вновь расцвело в улыбке. Теперь казалось, что она освещает комнату ярче факелов.

«Выпустил джина»

Марк повернулся обратно к Селестии.

— То есть, как это — «абсолютно верны»? – наконец, выйдя из секундного замешательства, спросила Принцесса.

— После помощи Принцессы Каденции мы связались с Цитаделью. Информация… — Марк посмотрел на Вондерболтов и Ричарда, с интересом наблюдающего за происходящим. — Информация, которую мы получили, серьезно изменила ситуацию. Мы не можем использовать энергию вашей Системы, потому нам потребовалась Адаптированная.

— Я помню, – кивнула Селестия. — Ее вам могут дать только другие Стражи из соседнего с нами мира.

— Верно, – кивнул Марк, оглянувшись на Спирита, который пока еще спокойно сидел на месте. — Так как зеркало было перенесено в Понивилль, нам пришлось срочно отправляться туда.

— И именно поэтому Спирит влетел в центр деревушки верхом на песчаном торнадо? — Принцесса слегка наклонила голову в сторону, направив на стоящего перед ней Стража едкий взгляд. — Попутно перед этим доведя до белого каления Рэйнбоу Дэш и свалив всю вину на нее?

— С первого взгляда – все так, – согласно кивнул Марк. — В Понивилле я принял решение добираться до замка Твайлайт Спаркл по воздуху…

— А телепортация? – прервала Стража Селестия. — Ты, насколько я могу судить, ей отлично владеешь.

— Блок, – коротко ответил Марк. — Остатка хватило бы на два прыжка вместе со Спиритом.

— Ах, да, – Селестия чуть отклонила голову назад. — Я забыла о ваших ограничениях. Продолжай.

Марк кивнул.

— Калибровка и настройка оборудования, которое нам необходимо во время операции, очень длительный процесс, — Страж вновь заложил руки за спину. — Именно поэтому пришлось спешить. Перемещение по воздуху – очень большой риск быть обнаруженными, что и произошло. Одна из Носителей Элементов нашла нас.

Марк повернул голову и посмотрел на тройку Вондерболтов, внимательно слушающих рассказ Стража. На лицах каждого пегаса уже отчетливо читался интерес и удивление, нежели раздражение.

 — Будем смотреть фактам в лицо, — Марк смотрел на Спитфайр. — Рэйнбоу Дэш на сегодняшний момент единственный пегас, способный уверенно преодолевать звуковой барьер и поддерживать эту скорость необходимое ей время. Также нельзя забывать ее прочие выдающиеся летные характеристики помимо скорости.

Не отрывая взгляда от Спитфайр, Страж поднял правую руку к своей голове.

— И единственная проблема, которая пока что мешает ей стать Вондерболтом, — он постучал указательным пальцем по виску, — находится вот тут. Я в курсе отчетов.

— Как?.. – ошеломленная Спитфайр, не находя слов, сделала шаг назад.

Остальные Вондерболты обеспокоенно повернулись к Капитану.

— Вы знаете, Принцесса, что мы невосприимчивы к какому-либо воздействию, — Марк повернулся к Селестии, которая утвердительно кивнула. — Если пегас, наподобие Рэйнбоу Дэш, столкнется на полной скорости со Спиритом с целью остановить…

Марк вновь повернул голову в сторону тройки пегасов.

— Это будет сулить серьезные травмы и увечья, – продолжил он. — В лучшем случае – временная потеря возможности летать. В худшем – смерть.

Вондерболты неотрывно смотрели на Стража, в глазах отчетливо читалась зреющая гора вопросов и сильная жажда получить на них ответы. Но никто пока не решался их задать. Марк опять повернулся к Селестии.

— В сложившейся обстановке Спириту необходимо было держать безопасную дистанцию, – продолжил Марк. — Если бы она погналась за мной или попыталась предупредить подруг или еще кого-либо, возникли бы осложнения. Потому первый верный шаг Спирита – сосредоточить внимание Рэйнбоу на себе.

Спирит, лежа на ящике, расплылся в сияющей улыбке и помахал всем копытом.

— Вы уже успели убедиться в том, — продолжил Марк, — что мой брат отлично умеет «сосредотачивать внимание на себе». Создание иллюзии, что он может навредить Принцессам Ми Аморе Каденции и Твайлайт Спаркл вместе со стремительными рывками на двукратной скорости звука, действительно возымели должный эффект.

— Мама мне всегда говорила, что мой особый талант — обольщать разноцветных кобылок, — ехидно поиграл бровями Спирит.

Соарин раздражительно фыркнул, вонзив крайне недружелюбный взгляд в лежащего на ящиках Стража. Этот жест был тут же замечен Спиритом, чья коварная улыбка расползлась еще шире, обнажив зубы. Марк отлично знал эту улыбку: Вондерболт только что попал под прицел всего обаяния Спирита, который нашел уязвимую точку.

— Спирит, – Марк посмотрел на брата.

Пегас поднял копыта вверх и отрицательно покачал головой.

— Отвлекая ее внимание на себя, Спирит выиграл то необходимое время, — Марк вновь заложил руки за спину, продолжая разговор с Принцессой, — которое позволило мне безопасно получить модуль.

— Это убедительно, – кивнула Селестия. — Но как это оправдывает то, что перед тем как направить песчаный торнадо на городок, он связал ее посреди леса? Вам ведь запрещено совершать подобное.

— Связал?! – вскинул брови Соарин, поддерживаемый таким же громким возгласом со стороны Спитфайр.

Селестия подняла копыто и жестом призвала Вондерболтов к спокойствию. Взгляд она по-прежнему не сводила с Марка, в ожидании ответов Стража. Марк спокойно смотрел в ответ, и, подняв левую руку, направил указательный палец на Спирита. Ситуация довольно напряженная, а последний вскрик Соарина и Спитфайр уже запустили ядовитые процессы в голове его брата. На этот раз Спирит почему-то молчал. Марк ощущал полный интереса взгляд брата на себе.

— Какие шансы у Спирита оторваться от пегаса, чья скорость превышает его минимум в два раза? – спокойным тоном спросил Марк. — Также хочу напомнить – времени на прятки тоже нет.

Селестия нахмурила брови и посмотрела на лежащего на ящиках Спирита. Марк не видел брата, но по лицу Принцессы он уловил, что она постепенно начинала понимать.

— Спириту необходимо было смоделировать ситуацию, — продолжил Страж, — в которой Рэйнбоу Дэш можно было безопасно отвлечь и суметь оторваться. Таким хорошим поводом стал песчаный торнадо – довольно грубо, но эффективно. Сильно репутации Рэйнбоу это не навредило, наличие обеих Принцесс в тот момент в городе также нивелировало общую напряженность. Как Спирит и обещал – серьезно пострадала лишь ее гордость.

Селестия на секунду задумалась, устремив взгляд в пол. Факты были налицо, и, если отринуть эмоции и прочие огрехи, мера выглядела действительно вынужденной.

— Также по поводу «связывания», – Марк повернул голову в сторону Соарина. — Даже Спириту необходимо некоторое время на создание вихря. Если бы он подпустил ее к себе слишком близко, она бы себе навредила. Приморозив лианы к земле и подняв температуру вокруг льда, Спирит получил необходимое время на создание торнадо и дал Рэйнбоу возможность выпутаться через некоторое время.

— Что за бред?! – огрызнулся Соарин. — Вы, что, серьезно?! Какой-то одноглазый придурок врывается в Понивилль, провоцирует и связывает Носительницу Элемента Лояльности, а вы спокойно так об этом рассуждаете?! Да какого сена этот урод еще не в тюрьме?!

«Это было зря»

Марк заметил, что Селестия еле заметно улыбнулась, глядя на Спирита. Такая улыбка сулила только одно – Принцесса задумала что-то, и скорее всего, что-то не совсем адекватное. В разговор теперь включился и Спирит. Он грациозно перепорхнул на соседний ящик и, оказавшись в нескольких метрах напротив Вондерболтов, взглянул на них сверху вниз. Между ним и тройкой пегасов уже не было Селестии и Марка.

— Ты что, испугался того, что я нажал на ее «секретную» радужную кнопку раньше тебя? – глаз Спирита рисовал треугольники вокруг головы Соарина, одаривая пегаса ядовитой ухмылкой.

— ЧТО?! – глаза Соарина расширились от возмущения, а лицо исказила яростная гримаса.

Он напрягся, готовый броситься на Спирита в любой момент. Спитфайр, стоящая рядом в этот момент, даже и не думала останавливать товарища, а, наоборот, при первой же возможности поддержать его.

— Да что этот придурок себе позволяет?! – вырвалось у Капитана.

Принцесса подошла ближе к Марку, вытянув к нему шею.

— Марк, а это поле, которое ты поддерживаешь, — Принцесса говорила тихо, что бы ее слышал лишь Страж. В ее голосе отчетливо улавливались хитрые нотки, — оно точно держит всех подальше от этого места?

Марк посмотрел на Селестию с некой долей осуждения, как он обычно делал со Спиритом, придумавшим очередную сумасшедшую идею.

— Оно также скрывает все энергетические и магические всплески в радиусе действия, – ответил Марк.

Страж посмотрел на Селестию с долей укора.

— И я абсолютно против того, что вы задумали, – он направил в сторону Принцессы указательный палец левой руки.

В этот момент лицо Селестии исказила ехидная улыбка, очень точно скопированная у Спирита. Перепалка Стража с Вондерболтами крайне быстро накалялась все сильнее, грозящая перейти от слов к делу. К делу, в котором оба пегаса поломают копыта об башку Спирита.

— Да расслабь свои пегасьи междукрупья! – воскликнул Спирит, ткнув в Соарина копытом. — Ходят слухи, что ей вообще нравятся кобылки. А это только увеличивает твои шансы нежно укусить ее в труднодоступном месте!

Последняя фраза добила терпение Вондерболтов, которые уже были готовы рвануть в сторону Спирита, еле сдерживающего гогот. Громогласный голос Селестии, моментально наполнивший помещение заставил всех внутри резко замереть. Принцесса расправила крылья, полностью выпрямилась и начала медленно подниматься вверх.

— Кто ты такой, чтобы указывать Правительнице Эквестрии, что делать?! – Селестия смотрела в сторону Марка злобным взглядом, направив свое копыто в его сторону.

Вокруг Принцессы стала формироваться яркая аура света, постепенно усиливающаяся с каждой секундой. Перепалка прекратилась. Вондерболты испуганно смотрели на Принцессу, в то время как Спирит удивленно повернул голову в ее сторону, бросив короткий взгляд на брата.

— Вы перешли все границы! – громогласно заявила Селестия и, повернувшись к Спириту, направила в его сторону злобный и рассерженный взгляд. — А ты уже слишком долго испытывал мое королевское терпение и терпение моих подданных!

С этими словами Селестия махнула крыльями и взлетела выше, остановившись под самым потолком. Глаза Принцессы сияли ярким белым светом, вокруг ее тела то и дело шипели мощные разряды магии, а рог окутала фиолетово-черная аура. Она изогнулась всем телом и выстрелила мощным потоком магии в Спирита, наполнив всю комнату ярким светом и грохотом. Луч, ударившись в Стража, проследовал дальше в пол, снося все на своем пути. С шипением и треском заклинание испаряло камни, попавшие на его пути, оплавляя все вокруг. Выстрелив последнюю волну энергии, Принцесса спорхнула вниз, мельком взглянув на лицо Марка, которое будто украшали слова «Теперь ты счастлива?».

Вондерболты осторожно повернулись и испуганно посмотрели на Селестию, не находя слов и объяснений случившемуся. Флитфут сглотнула и, не имея возможности стоять на трясущихся ногах, уселась на пол. Соарин ошеломленно прикрыл рот копытом и, с полными ужаса глазами, смотрел на место, где только что сидел Спирит, а теперь было черное облако дыма. Спитфайр с ужасом смотрела на Селестию, не понимая, почему Принцесса улыбается. Даже Ричард, который все это время молча сидел с лицом «сейчас бы поесть» и скучающе наблюдал за окружающей болтовней, резко очнулся и с ярким интересом наблюдал за происходящим.

— Эй! – раздался возглас с места, где недавно стоял Спирит.

Несколько потоков ветра быстро окружили клубы дыма, выпихнув их в вентиляционные отверстия под потолком. Тройка пегасов ошеломленно уставилась перед собой, в то время как Ричард оскалился в довольной ухмылке. Спирит, как ни в чем не бывало, стоял на поврежденном заклинанием ящике. Позади Стража зияла огромная дыра в прожженном полу, глубоко уходящая вниз. Стенки тоннеля горели красным заревом от раскаленного камня, не успевшего еще остынуть от разрушительного выброса магии. На теле Спирита не было вообще никаких повреждений, за исключением полученных ранее. Одним движением копыта он смахнул с гривы и правой ноги остатки заклинания, которое каким-то образом повисло на нем. Две фиолетово-черные капли, искрящиеся энергией, упали на пол и прожгли там две дыры.

— Ну и что я скажу Луне? – Спирит обиженно вскинул голову и обвел копытом образовавшийся беспорядок.

— Не мои проблемы! – Селестия стала в гордую позу и вызывающе направила копыто в сторону Стража, продолжая смотреть на него злобным взглядом. — Положишь коврик и скажешь, что так и было. И вообще – это все твое негативное влияние!

Последнюю фразу Селестия произнесла с упреком и подняла подбородок вверх. Спирит удивленно уставился на Принцессу, слегка наклонив голову. Реакция не заставила себя долго ждать, и уже через пару секунд гордая поза Селестии стала медленно размываться легкой улыбкой, постепенно переходящей в попытки не засмеяться. Уголки рта Спирита так же начали расползаться в стороны.

— А вот это уверенное первое место! – выпалил Спирит и забарабанил по остаткам ящика. — Принцесса Селестия одним заклинанием выбила Принцессу Ми Аморе Каденцию на вторую позицию! Это поразительно!

— О ДА! – Селестия вытянула грудь вперед и подняла правое копыто вверх, смотря ровно перед собой. — Сладкий вкус превосходства!

Марк отрицательно помотал головой. Хоть он и был категорически против такого, маленькая «демонстрация» возымела необходимый эффект. Вся тройка Вондерболтов глазами, размером с блюдца, ошеломленно смотрела на гогочущего Спирита. Только у Флитфут под блюдцами еще набирал краску румянец.

— Пр…Прин… — пытаясь поймать ртом воздух, Спитфайр повернула голову к Селестии.

— Я так давно хотела применить самое мощное заклинание в своем арсенале! – Селестия повернулась к Спитфайр, сияя улыбкой. — Возможность представилась!

— Сам…самое мощное?.. – шепнул себе под нос Соарин и сглотнул, не сводя глаз со Спирита.

— Мне понадобится ковер побольш… — произнес Спирит, но не успел закончить фразу.

Неожиданно в Стража ударила волна огня, моментально охватив его и многострадальный ящик, который теперь уже окончательно расплавился. Вновь потоки воздуха подхватили дым и жар, образовавшиеся от раскаленной струи, и, прижав их к потолку, вывели через вентиляционные отверстия.

— Эй! – возмущенно вскрикнул Спирит.

Стряхнув остатки магмы и огня с гривы и ног, Страж выковырял уголек из глаза, и, фыркнув, обиженно посмотрел в сторону Вондерболтов.

— Ну, раз это у нас входит в традицию, — возмущенно произнес Спирит, растопырив крылья, — может и вы уже как-нибудь на меня «повоздействуете»?

— Ага… — полушепотом пискнула Флитфут.

Она тут же сосредоточила на себе полные укора взгляды остальных Вондерболтов. Флитфут покраснела и отвернулась.

— Ричард!!! – вскрикнула Селестия и тут же повернулась к стоящему позади дракону. — Что ты себе позволяешь?!

— О! – дракон указал когтем на Спирита, который уводил ветром остатки дыма прочь из здания. — Вот теперь я верю.

— Чему ты веришь?! – грозно спросила Селестия.

— Что это не спектакль, – дракон посмотрел на нее в ответ. — Эти ребята действительно неуязвимы. Очень интересно.

До этого Ричард со скукой наблюдал за происходящей вокруг возней, но именно действия Принцессы заставили его расшевелиться. Дракон сделал несколько шагов и вытянулся вдоль пола, став на передние лапы. Его массивная голова теперь находилась между Вондерболтами и Марком. Дракон повернулся к Спириту.

— «Дыхание Квазара», – улыбнулся Ричард. — Самое разрушительное заклинание Аликорнов, способное обратить в пепел целые города. А нашего одноглазого болтуна оно даже не поцарапало. Вот мне и стало интересно, не обманываешь ли ты нас?

Дракон повернул голову к Селестии, которая раздраженно смотрела на него. Это только сильнее забавляло ящера. Он наклонился и максимально близко приблизился к Марку. Страж взглянул в ответ, встретившись с глазами Ричарда. Улыбка дракона стала тусклее, а крылья еле заметно дернулись.

— Теперь я вижу, что нет, – Ричард поднял массивную лапу и с небольшим усилием ткнул когтем в грудь Марка.

Страж даже не шелохнулся. Учитывая разницу в массе и размере, его как минимум было должно откинуть на пару метров назад либо усадить на пол. Ничего. Марк лишь молча смотрел в глаза Ричарда. Слабый поток воздуха около левого бока заставили дракона повернуться. На ближайшем от его бока ящике приземлился Спирит. Пегас с интересом изучал стену впереди, как будто Ричарда тут и не было. Почувствовав на себе взгляд дракона, он повернулся и слабо вскинул голову вверх, словно спрашивая: «Как дела?». Ящер повернулся к Марку. Лицо Стража было каменно-спокойным, и казалось, что это он смотрит на Ричарда сверху вниз, а не наоборот.

— Немного не правильная позиция, – Ричард попытался изобразить дерзкую ухмылку. — Сердце у дракона немного не там.

— Нет смысла бить тебе в сердце, – холодно произнес Марк. — У тебя их все равно три. Тот грифон как раз про это забыл.

Улыбка сползла с лица дракона. Первый раз за долгое время Ричарду стало действительно не по себе.

— Уверяю тебя, — спокойным тоном произнес Марк, — он будет целиться в нервный узел. Ты сам себя убьешь, когда потеряешь контроль над телом.

Ричард оторопел. Несколько секунд, и помещение наполнилось рычащим смехом. Дракон выпрямился и посмотрел на Селестию.

— Если бы ты привела меня к этой парочке сразу, — Ричард восхищенно смотрел в глаза Принцессы, — тебе бы даже не пришлось меня уговаривать и заключать договор.

— Но тогда это бы не было сюрпризом, – Селестия повела копытом в сторону и лукаво ухмыльнулась дракону, вызвав у того еще больший взрыв смеха.

— Не хотел бы я встретиться с тем, — Ричард ткнул когтем в сторону Спирита, — кто вырезал тебе глаз.

— Спросишь потом у Принцессы, – пожал плечами Спирит.

Марк тут же бросил в сторону брата неодобрительный взгляд, заставив того измениться в лице.

— Хотя нет, — отрицательно помотал головой Спирит, — не спрашивай. У нас это больная тема.

Дракон хмыкнул.

— Одного уговорили, – произнес Марк и повернул голову к тройке Вондерболтов.

Пегасы все еще не могли поверить в происходящее, молча наблюдая за развитием событий. Спирит поднялся в воздух и уселся на ящик около Марка.

— Но… — наконец обрела дар речи Спитфайр. — Кто же они такие?..

Селестия подошла к Вондерболтам, взглянув поочередно на каждого. Ее мягкий взгляд успокоил ошеломленную троицу, вернув им возможность вновь двигаться и разговаривать.

— Сейчас нет времени на объяснения, – Принцесса расправила крылья так, чтобы все три пегаса оказались между ними, словно обнимая их. — Единственное что я могу Вам сказать – они существа из другого мира.

— Ну, по сути своего мира, как такового, у нас нет… – развел копытами Спирит и тут же умолк, поймав на себе неодобрительный взор брата.

— Можно сказать и так, – улыбнулась Селестия. – И, хвала Создателю, что наши и их цели сейчас схожи. Поэтому, я прошу вас не задавать лишних вопросов, а просто довериться мне.

Вондерболты переглянулись. Последние несколько часов были крайне богаты на события и всяческую нервотрепку, но, не смотря на это, вся тройка преобразилась, убедительно кивнув. Теперь их лица вновь наполнились уверенностью.

— Мне все равно кажется, что я сплю, – хмыкнул Соарин. — И с каждой секундой сон становится все более интересным. С такими «союзниками» у нас точно есть все шансы.

Спитфайр утвердительно кивнула.

— Но готовы ли вы? – произнес Марк, сосредоточив на себе внимание. — Принцесса, можно вас на пару слов?

Селестия сложила крылья и направилась к Стражам.

— Что-то не так, Марк? – спросила Принцесса, оказавшись рядом с Марком.

— Хочу попросить вас не вмешиваться, – ответил тот так, чтобы слышала только Селестия.

— Думаю, да… но что? – неуверенно ответила Принцесса, остановленная жестом Марка.

— Видимо, им придется сыграть более опасные роли. Просто слушайте, – коротко ответил Страж и, повернувшись к Спириту, указал тому жестом на пегасов. — Давай, даю тебе карт-бланш.

Спирит нахмурился и с некоторой долей удивления посмотрел на брата.

— Ты в этом уверен? – он поднялся и расправил оба крыла. — Без сердитых взглядов и попыток разобрать меня на элементарные частицы?

— Да, – кивнул Марк.

— Честно-честно? – Спирит прищурился.

— Да, — все так же хладнокровно ответил Марк. — Честно-честно.

— Слово брата? – он наклонился еще ниже.

Марк промолчал, впившись взглядом в брата.

— Все, все я верю! — Спирит одобрительно хихикнул и посмотрел на Принцессу. — Отлично! Давайте проверим, насколько сильно я им не нравлюсь.

Селестия удивленно посмотрела на обоих Стражей и непонимающе наклонила голову. Это вызвало короткий смешок у Спирита. Страж нацелил свой янтарный глаз на Вондерболтов. Вся тройка пегасов ответила тем же. За это короткое время они сделали несколько раздражающих открытий о Спирите, а апогеем стала его полная неуязвимость, и теперь вокруг пегасов явно ощущалась аура настороженности по отношению к нему. Спирит резко спикировал и остановился в нескольких сантиметрах от лица Спитфайр. Вся троица тут же отступила назад.

— Чего-то вы приуныли, – Страж с колючей улыбкой взглянул на Спитфайр, после повернулся к Соарину, который стоял слева от нее. — Боишься меня, Сори?

Вондерболт раздраженно фыркнул.

— Я бы врезал тебе по твоей наглой роже, — лицо пегаса стало сердитым, — но боюсь, что сломаю копыто.

Спирит довольно ухмыльнулся.

— Сколько «Вондерболтности»! Ненависть лучше страха, – Страж устремил взгляд единственного глаза на Спитфайр, которая смотрела на него с толикой злобы. — Так жаль! Я-то думал, что кобылкам нравятся жеребцы с боевыми шрамами!

— Очень, – прозвучал полушепот по правую сторону от Спитфайр, там, где сейчас находилась Флитфут.

Соарин, Спитфайр и Спирит замерли. Глаз Стража дернулся. Вся троица медленно повернула голову в сторону Флитфут.

— Флит, ты чего? – Соарин поднял бровь и уставился на пегаску.

— А? – Флитфут, опомнившись, удивленно уставилась на пегасов перед собой.

Через секунду до нее дошло, что она сказала это вслух.

— Минуточку! – нахмурился Спирит и приблизился к Флитфут, встретившись с ней взглядом.

Глаза пегаски начали хаотично метаться от Стража к остальным Вондерболтам и обратно, не зная куда спрятаться. Попытки выдавить из себя что-нибудь связное или как-то перевести разговор в другое русло, явно не получались. Спирит прищурил глаз и стал медленно двигаться в сторону Флитфут. И чем ближе его голова приближалась к ней, тем сильнее лицо пегаски набирало краску.

— Я… эм… ну… там это… вот… — Флитфут сглотнула и глупо улыбнулась смотрящему на нее в упор Спириту.

Обескураженный Страж медленно повернулся к брату. Марк смотрел на него спокойно и хладнокровно, но даже через эту всю завесу льда и камня в его взгляде Спирит уловил те довольные и еле уловимые нотки. Весь вид Марка сейчас как будто говорил: «Ой, как неожиданно! Кто бы мог подумать?».

— Пять процентов, да? – сердито произнес Спирит, глядя на брата.

— Ну, нельзя же не нравиться всем, – развел руками Марк.

Селестия одобрительно хихикнула и энергично закивала. Спирит прокашлялся и повернул голову обратно к Вондерболтам, взглянув на все еще краснеющую Флитфут. Пегаска гуляла глазами по потолку помещения, стараясь не смотреть на него.

— Вот это поворот, – не менее удивленная Спитфайр, посмотрев на Флитфут, повернулась обратно к Спириту.

— Ну что ж, – хмыкнул Страж.

На лице Спирита вновь появилась ядовитая улыбка, а глаз скользнул по каждому из Вондерболтов. На лица Спитфайр и Соарина вернулись недоверчивые гримасы, пусть уже изрядно потрепанные только что произошедшим.

— Зачем вы здесь, ребята? – игриво спросил Страж. — Хотите стать героями?

Спитфайр и Соарин сердито посмотрели на Спирита. У обоих было яркое желание высказать в лицо стоящему перед ними все, что они об этом думают. Но никто не решался, так как велика была вероятность, что сказанное будет тут же использовано против них. А осознание того, что Спириту они ничего не могут сделать, даже если очень захотят, только подкрепляло решение молчать и не брыкаться понапрасну.

— К чему это? Новый спектакль? – наконец, произнесла Капитан.

— Отнюдь, – отрицательно мотнул головой Спирит. — Хочу увидеть ваши мотивы.

— Какие тут еще могут быть мотивы? – произнес Соарин. — Наш дом в опасности, а ты спрашиваешь нас о мотивах?

Улыбка Спирита наполовину поблекла. Теперь его лицо улыбалось лишь в том месте, где был здоровый глаз. Вторая половина лица стала мрачной.

— Именно, – голос Стража сталь заметно ниже и спокойнее. — Все мы готовы сражаться за свой дом и отдать за него жизнь, если потребуется, верно? Но есть ли смысл в безызвестной смерти?

Страж медленно обвел взглядом всю троицу перед собой.

— Откинем тщеславие и гордыню. Все мы хотим быть героями, — Спирит посмотрел на Соарина. — Чтобы в нашу честь назвали улицу, жеребятам рассказывали о том, что жил когда-то пегас, прославившийся своей смелостью и мужеством, или рассказывали друг другу за посиделками в баре разные сплетни и несуразицы о нас. Разве это не здорово?

— Не понимаю, к чему ты клонишь… — осторожно произнес Соарин.

— Ну же ребята, — взгляд Стража скользнул к Спитфайр, — вы же все тут звезды, спортсмены, светские хищники. Вы всегда в центре внимания, всегда шикарно выглядите и ловите одновременно восхищенные и завистливые взгляды. Конечно, вы согласитесь на это опасное задание исключительно по альтруистическим убеждениям. Спасение страны, жизней, семей и бла-бла-бла. Но, Капитан, когда твои студенты будут столбенеть от одного твоего присутствия, произнося «О боже, это же Капитан Спитфайр, предотвратившая войну с Грифонами» — это ведь так воодушевляет…

Спирит смотрел в глаза Капитана, которая лишь молча смотрела в ответ, не находя слов.

— И… и что в этом плохого? – нахмурила брови Флитфут, тут же поймав на себе взгляд Спирита.

Страж повернулся к пегаске.

— Вы даже понятия не имеете, что нам предстоит и какие тут последствия, верно? – улыбка Спирита окончательно погасла.

Все лицо Стража теперь было серьезным: без улыбки, без бегающего взгляда, без искр в глазах. Спирит сделал шаг и выпрямился, нависнув над пегасами, словно хищник.

— Давайте я вам расскажу немного о том, что такое специальные силы, – он стал медленно передвигаться вдоль Вондерболтов, стоящих перед ним. — У них нет лица. Нет имени. Нет прошлого. Они – инструмент в руках сильных мира сего. Об их победах не знает никто, о поражениях знают все. Они не герои, официально их даже не существует. Соглашаясь на это задание, вы выбираете именно такой путь. Триумфа не будет, как и не будет пышных похорон.

Спитфайр неуверенно посмотрела на Принцессу. Селестия стояла неподвижно, слушая каждое слово Спирита, ясно давая понять, что с этим им придется разбираться самим.

— Готовы ли вы поставить на кон все, что у вас есть? — Спирит медленно шагал по полу, вглядываясь в глаза каждого пегаса, около которого он проходил. — Ведь если мы проиграем, в лучшем случае вашим семьям и друзьям скажут, что вы погибли на соревновании или тренировке. А в худшем – объявят предателями.

Глаза всей тройки пегасов расширились от удивления и возмущения. Спитфайр злобно выдохнула и вновь посмотрела на Селестию, в надежде, что Принцесса прекратит этот фарс. Этого не произошло.

— Да, да. Предателем, – мрачное лицо Стража встретилось с взглядом Соарина. — И это будет правильный шаг. Когда два государства на пороге войны, пегаса-одиночку или небольшую группу, попавших в плен, благоразумнее заклеймить предателями во благо страны. Иначе, мы просто подтверждаем, что хотим этой самой войны. Это, конечно, если вас возьмут в плен.

Дойдя до Флитфут, Спирит повернулся к Селестии.

— А если мы победим… — произнес он, глядя на Принцессу. — Если на задании вы будете покалечены или лишитесь возможности вновь быть теми, кем были – все будет зависеть от того, кто держал «инструмент». Выкинут ли его на помойку или положат под стекло и будут сдувать пыль – не известно.

Селестия молчала.

— Но у вас есть выбор, – Спирит повернул голову к пегасам. – Мы справимся и без вас. Сейчас это, как ни странно, не ваше сражение. Оно мое и Марка.

Он развернулся всем телом, продолжая смотреть на Вондерболтов.

— Мы не хотим рисковать вами, – Страж посмотрел на Спитфайр. — Вы – это слишком большая цена, если план полетит к чертям. Потому, я спрашиваю еще раз – Зачем вы здесь?

С последними словами Спирит сел на задние ноги перед тройкой Вондерболтов и протянул в сторону пегасов левое копыто, испещренное шрамами. На несколько секунд в помещении воцарилось гробовое молчание. Тишина звенела в ушах.

— Может… это и правда, — первым нарушил молчание Соарин, повернувшись к Спитфайр и Флитфут. — Все эти восхищения фанатов, популярность и прочее воодушевляет и, если действительно отринуть весь пафос и гонор, то это одна из частей общей картины. Но будь я проклят, если не буду в том месте, где я действительно нужен! С этими словами Соарин размахнулся копытом и с усилием ударил им по вытянутому копыту Спирита, оставив свое поверх его. Удар был довольно сильным, и по правой ноге Соарина заструилась боль, словно он ударил каменную стену, но пегас ее просто проигнорировал. Его лицо расплылось в дерзкой и уверенной улыбке, а глаза смотрели ровно в единственный глаз сидящего перед ним Стража.

— Может быть ты, трепло, и прав! – теперь пришла очередь Капитана, которая ткнула копытом в грудь Спирита. — Но я никогда себя не прощу, если не сделаю все, что в моих силах. Пусть даже я умру, и меня заклеймят как предателя! Лучше умереть с гордо поднятой головой, чем всю жизнь ходить с опущенной и жалеть себя, что не смогла сделать то, что должна!

С этими словами Спитфайр повторила жест Соарина, ударив своим копытом в то же место, где находилось его. Полная уверенности улыбка и решительный взгляд прогнали остальные чувства с лица Спитфайр, и она вызывающе смотрела на Спирита. Флитфут, поняв, что пришла ее очередь, быстро приблизилась к Спириту и положила свое копыто на его протянутую ногу. Только положила она его рядом с копытами Спитфайр и Соарина, разместив его ровно над одним из кривых шрамов. Пегаска села на задние ноги и подняла полные восхищения глаза на Спирита, молча глядя прямо ему в лицо. Спитфайр и Соарин переглянулись.

— Кхм… Флит? – прокашлялась Спитфайр и посмотрела на пегаску.

— А? – отозвалась Флитфут, повернув сияющее легким румянцем лицо к Капитану.

— А… ну… — Спитфайр попыталась подобрать слова, но в голову ничего не лезло.

Такое потрясающее вступление и продолжение, наполненное гордыми нотами, грозило закончиться… как-то не так.

— А… — Флитфут растерянно поерзала своим копытом по левой ноге Спирита и уставила взгляд в пол. — Надо же было что-то сказать…

Спирит не выдержал и засмеялся. Помещение наполнилось громким смехом Стража, к которому постепенно прибавлялись такие же громогласные смешки от Соарина и Спитфайр. Атмосфера нервозности, недоверия и прочих эмоциональных препятствий вмиг улетучилось, оставив лишь ауру непонятно откуда взявшегося братства и уважения.

— Вы сами на это подписались! – Спирит подкинул ногу вверх, подняв копыта пегасов в воздух.

Селестия повернулась к Марку.

— Это ты хотел мне показать? – она указала на Спирита.

Принцесса с удивлением наблюдала, как троица пегасов, пара из которых десять минут назад хотели освежевать Спирита и использовать его как коврик, заразительно смеялись вместе с ним.

— Да, – кивнул Страж. — Он полезен ровно настолько, насколько и невыносим.

— Количество положительных сторон увеличилось на одну, – улыбнулась Принцесса.

Селестия повернулась к Ричарду. Дракон наблюдал за происходящим с долей заинтересованности, пусть, по большему счету, ему было скучно и противно смотреть на все это.

— Внимание! – Марк сделал несколько шагов вперед, подняв руки и пару раз громко хлопнув. — Надеюсь, что с мотивационной частью мы закончили. Теперь переходим к операции. Спирит, давай разведданные.

Марк нарисовал круг указательным пальцем в воздухе и кивнул Спириту. Страж, ответно кивнув, взлетел под потолок.

— Жаль, конечно, что мы должны будем хранить молчание, – расстроено произнес Соарин, глядя на Спитфайр и Флитфут. — Эта вылазка должна быть поистине грандиозной.

— Ну, не расстраивайся! – крикнул Спирит из-под потолка и поднял копыта вверх, будто показывая размер чего-то. — Через годков так десять расскажешь вот таким своим радужным жеребятам, как папка Эквестрию спасал.

С этими словами Спирит крутанулся вокруг и резко спикировал в центр помещения, скрывшись за стальными ящиками. В центре зала раздался водяной всплеск, сопровождаемый потоками ветра, огибающего ящики. Вокруг стало холодно, о чем свидетельствовал пар изо рта всех, кто сейчас находился в здании. Марк, махнув рукой, двинулся следом за Спиритом.

За ящиками открылась неожиданная картина: все вокруг было буквально утыкано скульптурами изо льда и снега. Казалось, они словно выросли из-под каменного пола и теперь слабо мерцали, переливаясь тысячами искр. Вот только при более близком рассмотрении оказалось, что это не порождения творческой фантазии Спирита. Перед группой была карта острова со всеми мелкими деталями.

Остров внешне ничем не отличался от подобных ему, за исключением выступающей массивной части суши из его центра, напоминающей коготь. В его северной части располагался высокий горный шпиль. Каменная игла высоко уходила вверх и возвышалась над всем островом. В западной и восточной его части были расположены два вулкана, один из которых, по всей видимости, был еще действующим. Остров был буквально утыкан возвышенностями и горами различной высоты. Такая местность отлично подходила для грифонов.

Марк быстро запрыгнул на один из ящиков и, встав над картой, жестом пригласил всех встать вокруг. Тройка Вондерболтов, все еще не веря своим глазам, быстро взлетела и расположилась на одном из ящиков, около которого встал Ричард. Селестия заняла место неподалеку от Марка.

— Я все еще не могу въехать, — шепотом произнесла Спитфайр остальным Вондерболтам, — как у пегаса получается творить ТАКОЕ?

Рассуждение быстро закончилось, прерванное Марком. Страж громко прокашлялся, осмотрел карту и поднял голову ко всем собравшимся.

— Сразу оговорюсь, – начал он, – все вопросы потом.

Все находящиеся в комнате согласно кивнули.

— Тогда приступим, – Марк подал знак Спириту, подойдя к краю ящика.

Спирит взлетел, зависнув над центром карты.

— «Остров двух вулканов». Наши пернатые друзья никогда не отличались оригинальностью, – начал тот. — Как вы уже уловили из названия, остров вулканического типа, был образован благодаря двум действующим вулканам. Размер около пяти тысяч квадратных километров, местность гористая. Из-за постоянных извержений воздушное пространство на десятки километров вокруг заполнено смогом. Однако благодаря нашим пернатым друзьям, усыпившим один из вулканов и рассеяв магией смог вокруг и над островом, на поверхность земли стал поступать солнечный свет. Полная минералов вулканическая почва за два года превратила остров в цветущие джунгли, скрытые от посторонних плотным кольцом дыма. А благодаря второму, все еще действующему вулкану, грифоны смогли разместить в северо-западной части острова целую драконью стаю. Точное количество я не смог подсчитать, но не менее пятнадцати.

Спирит дотронулся до устройства, закрепленного на его шее. Несколько тонких синих лучей тут же вырвались из центра прибора и сформировали изображения прямо над картой.

— Вкратце расскажу о гарнизоне, — Спирит указал копытом на формирующееся изображение перед ним, посмотрев на Селестию. — Вам, Принцесса, будет интересно услышать, чего достигло Королевство всего-то за пару лет.

Перед Спиритом появился образ грифона, который был одет в стальной панцирь, полностью закрывающий грудь и спину. Голову защищал шлем с пикой, который продолжался кольчугой, служившей для защиты шеи. По бокам тела грифона свисали многочисленные вертикальные полосы из стали, образовывая «юбку», служившую для защиты нижней части тела, и при этом не лишая бойца подвижности. На передних лапах грифона были надеты блестящие поножи и перчатки. На левой лапе был закреплен большой прямоугольный щит, расположенный горизонтально. Щит был довольно массивным, и, даже с учетом того, что солдат держал его опущенным, было отчетливо видна его длина, составляющая чуть ли не две трети самого грифона. Вооружен солдат был коротким мечом и пикой, находящейся у него за спиной.

Рядом с первым изображением быстро сформировалось второе. На этот раз уже показывающее солдата в боевой стойке. Грифон стоял на задних лапах, немного сгорбившись и наклонившись вперед. Теперь поднятый щит практически полностью скрывал солдата во время боя. В другой лапе грифон держал короткий меч.

— За два года войска Короны сильно изменились, – продолжил Спирит, облетая два изображение одного и того же воина. — Перед вами грифонский триарий. Основная боевая единица для наступления или обороны. Предназначены для боя на ближних дистанциях. Щит в его лапах, «Рунный Скутум», способен выдержать силу укуса Цербера, а нанесенные магические руны сдержать практически любое заклинание. Обычно действуют группами, прикрывая остальных и продавливая направление. С этими ребятами драться лицом к лицу будет очень глупо.

Спирит стукнул себя по лбу и повернулся к Ричарду.

— Дракон, кстати, ему тоже ничего не сделает, – хитро улыбнулся Страж. — А все благодаря артефакту, который грифоны собираются использовать против Принцесс. Каждый доспех зачарован серией рун, оберегающих носителя от различной гадости. Будь то падение с высоты или пламя дракона. Напомню, у них там целая стая на острове. Но это одновременно и отличные новости – ты можешь жарить направо и налево, не боясь нарушить свой маленький договор с Селестией!

Ричард нахмурил брови и положил лапу под подбородок. Через несколько секунд раздумий дракон усмехнулся и кивнул.

— Кто бы мог подумать, – улыбнулась Селестия и с легким укором посмотрела на Марка. — Пламя Ричарда помимо обычного действия сжигает и силы своих жертв. Поскольку грифоны в такой броне неуязвимы к огню, пламя Ричарда будет просто сжигать их энергию, заставляя обессиленных падать от усталости. Как умно. Слабо верится, что вы даже не знали об этом.

Марк ничего не ответил, продолжая следить за братом. Изображение перед Спиритом изменилось. Теперь там находился грифон в заметно более легкой броне, хоть общий внешний вид шлема и панциря сильно не изменились. Пропала стальная «юбка», щит и копье. Теперь лапах грифона были одеты перчатки со стальными когтями, явно предназначенные для ближнего боя. На кончике хвоста был привязан острый наконечник.

— Гастат, – Спирит указал на изображение. — Солдат, специализирующийся на ближнем бою в воздухе. Благодаря заметно более легкой броне он крайне мобилен. Страшный сон для любого пегаса.

Соарин сглотнул и повернулся к Спитфайр, которая молча и напряженно слушала Спирита. Изображение вновь изменилось. Новый образ солдата сильно отличался от предыдущих. Воин практически не нес стальной брони. Небольшие ее вкрапления и защищали только самые важные и уязвимые части тела. Шлем и поножи отсутствовали. В лапах грифон держал арбалет.

— Велит, – продолжит Спирит. — Говоря проще – это боевой маг, вооруженный арбалетом. Владение магией не такое глубокое или разнообразное, как у вас, однако эти ребята умеют именно то, что надо, а именно — создавать сгустки плазмы, в простонародье именуемые «огненные шары». Группа велитов способна создать массивный плазменный сгусток, который может накрыть целый город. Если, конечно, они не поджарят сами себя. Более продвинутые так же научились заряжать магией разрушения арбалетные болты, взрывающиеся при контакте с целью либо рядом. Действуют эти ребята исключительно издалека и только под прикрытием триариев. Модным нововведением стало использовать велитов вместе с драконами. Пока я прочесывал местность, заметил общие тренировки, и, я вам скажу, это очень занимательное зрелище. Вид дракона вместе с шестью велитами на его спине, непрерывно поливающих цель огнем и сталью, очень завораживает. Пусти таких пироманьяков сделать круг над Филлидельфией и за час останутся горящие руины.

Изображение перед Спиритом вновь сменилось. Теперь там находился здоровый грифон, в полтора – два раза больше своих собратьев. Все тело солдата защищала мощная тяжелая броня, а в лапах находился огромный двуручный молот. От вида грифона Ричард вскинул голову и злобно оскалился.

— А с драконоборцами вы уже знакомы, – Спирит посмотрел на Ричарда. — Их там не меньше шести – семи десятков.

Страж вновь дотронулся до прибора на своей шее. Изображение грифона пропало, растворившись в воздухе.

— Общая численность войск на острове составляет пять – пять с половиной тысяч грифонов, упакованных по самое «не хочу», — Спирит спустился ниже, встав ровно над центром карты и поднял голову. — Вся эта толпа разбита на пять легионов, располагающихся в пяти основных лагерях.

Страж переместился к краю острова, в то место где находилось изображение действующего вулкана. Находящиеся около горы кристаллы льда быстро сложили нечто похожее на палатку с флагом на верхушке.

— Лагерь на северо-западе, — Спирит указал на палатку, — находится под контролем пятого легиона «Стальные когти», преимущественно состоящего из гастатов и имеющий в своем распоряжении минимум пятнадцать драконьих тушек. В дополнение к драконам идет около двухсот велитов. Как я уже говорил, их используют вместе с ящерами в пропорции один к шести, превращая все это в машину смерти. Остальные вакансии заняты в большинстве своем гастатами, используемыми в качестве прикрытия или как отдельное соединение.

Спирит перелетел левее от нынешнего положения, облетев самый высокий горный шпиль, изображенный на ледяном макете острова. Еле заметное движение крыла и в северо-восточной части острова всплыла еще одна палатка.

— Лагерь на северо-востоке, – указал он на условное обозначение. — Контролируется первым легионом «Железнокрылых». Состоит опять же преимущественно из гастатов, но в отличие от пятого легиона у этих ребят особая система тренировки. Местность там сплошь гористая, с гуляющими по всюду ветрами, потому по части сражения в стесненных пространствах – они асы. Просто ради спортивного интереса я бы взглянул, что может десятка таких пернатых сотворить с ротой королевской стражи.

Сияя колючей улыбкой, Спирит переместился в другую часть карты, перелетев изображение потухшего вулкана. Взмах крылом и на берегу острова вновь выросла палатка.

— Юго-восточный лагерь, — Страж грациозно перевернулся и завис вниз головой, указывая копытом на изображение, — контролируемый четвертым легионом «Гнев Империи». Легион был сформирован относительно недавно, но уже весь провонял грифоньим пафосом. Состоит практически весь из велитов. Ну что сказать, толпа боевых магов, которая способна концентрировать удары по площадям, а при приближении отвечает градом арбалетных болтов.

Спирит переместился левее своего положения, зависнув над небольшой бухтой, которую огибал участок суши, напоминающий коготь. На середине «когтя» выросла еще одна палатка, но в это раз рядом с ней на море образовалась еще одна постройка. Спирит перевернулся и опустился ниже.

— Юго-западный лагерь, — произнес Страж и дотронулся до постройки на воде. От нее тут же отделилось пару льдинок и, словно маленькие корабли, сползли на каменный пол. — Находится под контролем третьего легиона. Он, кстати, так и называется. Не потому, что у наших друзей кончилась фантазия, нет. Это еще один из самых старых легионов, берущих свое начало еще со времен «Эпохи Распрей». Рассказ о них займет примерно пару суток, так что спросите на досуге Селестию. Под охраной легиона находится также верфь. И по моим данным они уже успели построить около десятка кораблей.

— Но зачем им корабли? – нарушила молчание Спитфайр, вопросительно разведя копытами. — Они же грифоны?

— Вопрос глупый, но уместный, – кивнул Спирит. — Как думаешь, как лучше атаковать портовый город наподобие Мейнхеттена или Балтимейра? Лететь огромной тучей через воду или спокойно подобраться к ничего не подозревающему городку на кораблях и устроить неожиданную кровавую баньку? Да и в таких доспехах лететь быстро не так просто.

Спитфайр сглотнула и слегка отпрянула назад. Воображение уже нарисовало вырывающуюся из корабля тучу грифонов, которые незамедлительно начали истреблять жителей города. Капитан помотала головой, стараясь отогнать дурные мысли. Спирит, ухмыльнувшись, отвернулся от Капитана и вновь переместился к центру карты.

— А тут у нас центральный лагерь, — Страж махнул крылом и указал на ледяную палатку, выросшую на полу, — контролируемый легендарным вторым легионом. «Дети Грифуса», чертовы фанатики. Как и третий легион, преимущественно состоят из триариев. Костяк армии и ее железный кулак. Атака этих двух лагерей сравнима суициду.

Спирит повернулся и подлетел к потухшему вулкану, находящемуся правее центрального лагеря.

— Цитадель, – он дотронулся до вулкана, и на его месте тут же образовалось нечто похожее на замок. — Да, скульптор я хреновый. Вживую он смотрится куда лучше. Грифонам удалось заткнуть этот вулкан и за пару лет соорудить тут цитадель, главный командный пункт и хранилище самых больших секретов. Охраняется частью сил четвертого и второго легионов. Под ним также вырос небольшой городок, где живут семьи наших вояк, торговцы и прочие удобства. Довольно гуманно и удобно. Солдаты не разлучены с семьями, ведь с острова никого так просто не отпускают, да и зачем уезжать, когда все необходимое под рукой. К тому же, если вдруг что…

Спирит недобро улыбнулся и кивнул, поймав на себе взгляды сидящих неподалеку.

— В цитадели также хранится наш маленький секрет – тот самый артефакт, – Спирит повернулся к Селестии. — Не удивительно, что Цитадель охраняют самые элитные войска, собранные из двух легионов.

Страж повернулся вокруг своей оси, махнул крыльями, и рядом с каждым из прибрежных лагерей возникла башня со сферой на верхушке.

— Обелиск – оборонительное сооружение, – Спирит подлетел к одной из башен. — Каждая такая игрушка генерирует вокруг себя магическое поле радиусом пятьдесят километров и около двух километров вверх. Все четыре обелиска держат остров и окрестности под магическим куполом. Попадание в это поле без соответствующего рунного маркера на броне чревато моментальным обнаружением. А если целей много, обелиск усиленно «обрабатывают» несколько десятков велитов. И башенка превращается в орудие массового поражения с ювелирно точным прицелом. Прямая атака на остров – суицид чистой воды. Пернатые хорошо подготовились.

Закончив, Спирит перелетел назад и стал рядом с краем карты, сложив крылья и подняв глаза на собравшихся.

— У меня только один вопрос, – поднял копыто Соарин. — Откуда вы все это знаете?

— Да, мне тоже интересно, – Селестия повернула голову к Марку. — Такая подробная и точная информация, собранная лишь во время одного полета?

— Соглашусь, выглядит неправдоподобно, – Марк ответно взглянул на Принцессу. – Скажу прямо — более точные разведданные нам были переданы вместе с оборудованием. Я тоже был удивлен, но успешное выполнение этой миссии в интересах и нашего руководства. А информация, это тот единственный вид оружия, которая меньше всего может навредить. При правильном ее использовании.

Селестия кивнула Марку и посмотрела на карту.

— Значит, информация действительно правдива, – произнесла Селестия, осматривая всех присутствующих. — И это плохо. С подобной армией, если грифонам удастся одолеть меня и Луну, Эквестрия обречена.

Спирит резко ударил передними ногами по краю карты. Вся ледяная скульптура моментально рассыпалась, оставив вместо себя лишь тающие осколки льда.

— Самая приятная часть, – ухмыльнулся Спирит и подлетел к Вондерболтам. — «Что с этим всем делать и как жить дальше». Слово передается нашему горячо любимому зануде.

Он коротко поклонился и указал копытами на стоящего напротив Марка.

— Иди, переодевайся, – Марк ткнул пальцем в дальний угол и повернулся к Вондерболтам. — Следуйте за мной.

Спирит быстро переместился в другую часть комнаты, скрывшись за одиноко стоящим ящиком. Марк отвел пегасов в северную часть здания, где находилось распакованное оборудование. Страж сразу же взял с одного из ящиков предмет, отдаленно напоминающий шлем.

— Вся стратегия грифонов отталкивается от артефакта, который питает защитные руны и боевую магию велитов, – Марк повернулся, дождавшись пока все приблизятся и будут готовы слушать. — Без артефакта им практически нечего противопоставить вашей магии, тем более против магии аликорнов. Если мы лишим их артефакта – это заставит Королевство пойти на переговоры.

— Согласна, – кивнула Селестия.

— Сначала план был прост, – произнес Марк. — Вондерболты скрытно высаживают меня и Спирита на остров, мы проникаем в Цитадель, заполучаем артефакт и так же тихо уходим. Ричард используется вообще только на крайний случай.

Он сделал несколько шагов вперед к стоящим впереди приборам и покрутил странный шлем в руках.

— Но, как я уже говорил, – продолжил Страж, — после сеанса связи с Цитаделью мы получили гораздо меньше оборудования, чем было необходимо для подобного плана. С другой стороны, мы также получили больше информации, поэтому первоначальную задумку пришлось изменить. В сложившейся ситуации, так же самым рациональным решением было бы ликвидировать верхушку грифонского командования, однако от этого тоже пришлось отказаться.

— Я понимаю, – вздохнула Селестия. — Цель оправдывает средства, но я очень рада, что вы отвергли этот путь и решили пойти иным.

— Радоваться тут пока нечему, – отрицательно помотал головой Марк. — Есть подозрение, что в вашей Системе работает Инфильтратор.

Селестия удивленно отстранилась назад. Несколько секунд задумчивости и лицо Принцессы приняло вид полного осознания общей ситуации, которая ее не обрадовала.

— Теперь понятно, — она кивнула, — откуда у грифонов такие технологии и вооружение. Вы можете с ним справиться?

— Инфильтратор не представляет серьезную угрозу для Стража, – Марк повернулся к Селестии. — Единственная проблема – его обнаружение. А судя по тому, что он находится тут уже больше двух лет, я не знаю, сколько энергии он скопил.

Флитфут с опаской посмотрела на Капитана, встретившись с ней взглядом. Чем дальше все заходило, тем больше вопросов возникало. В обычной ситуации голова пегаски бы уже разболелась от необходимости осмыслить все происходящее, но после небольшой эмоциональной встряски, устроенной Спиритом и Принцессой, любые непонятные фразы и действия, происходящие сейчас, принимались как само собой разумеющееся и не требовали сиюминутных пояснений. Ответы они получат, сейчас главным было только узнать свою роль в этой самоубийственной миссии.

— То есть, — Соарин потер висок копытом, повернув голову в сторону Марка и Селестии, — помимо грифонов там еще какая-то опасная хреновина?

— Мы точно не знаем, там ли он, – отрицательно покачал головой Марк. — Это тоже нам предстоит выяснить.

— А это значит, что операция по спасению, превращается в операцию по спасению в квадрате!

Шею Флитфут и рядом сидящего Соарина обняли две конечности. Одновременно с этим между пегасами просунулась чья-то улыбающаяся физиономия. Флитфут в первое мгновение испугалась, но потом сразу же узнала это лицо: кривой шрам вместо левого глаза и фирменная улыбка. Спирит уже не был похож на пони, став больше походить на Марка. Шерсть практически пропала, вместо передних ног появились руки, которыми он сейчас обхватил за шеи обоих пегасов. Лицо Флитфут опять зашлось румянцем.

— Замечательная штука! – Спирит убрал руки от пегасов и вытянул их перед собой. — Эти конечности действительно удобное приспособление.

Страж собрал пальцы в кулак и с разной частотой стал их разжимать, создав что-то наподобие волны.

— А по мне мерзко, – Соарин отстранил голову назад и скривился.

— Ой, да ты просто завидуешь, – ухмыльнувшись, Спирит повернулся к Флитфут.

Страж мягко тронул ее пальцем левой руки за нос, а правой легонько почесал пегаску под подбородком. Такого Флитфут еще не испытывала. Непонятно откуда взявшаяся волна приятных ощущений стрельнула электрическим разрядом по всему телу, мягко покалывая на затылке. Уши пегаски прижались к голове, крылья встали дыбом, глаза, закатившись, уставились в потолок, в то время как правая нога стала быстро отбивать спонтанный ритм на полу.

Хохотнувший Спирит, не дожидаясь пока Флитфут придет в себя, подхватил Соарина подмышку и направился к Марку, держа пегаса, словно плюшевую игрушку. Приблизившись к брату, он развернулся и задорно посмотрел на остальных Вондерболтов и Ричарда.

— Спирит, – Марк устало посмотрел на брата.

— А? — ответил тот.

— Поставь Соарина на пол, – Марк ткнул пальцем на пегаса под рукой брата.

Соарин висел неподвижно и без сопротивления. Глаза Вондерболта устало смотрели вдаль, ожидая фееричной концовки очередной выходки Спирита. Страж подхватил пегаса за основания передних ног и поднял перед собой на вытянутых руках, словно мать своего детёныша.

— Нет! – улыбающаяся рожа Спирита смотрела точно на Соарина. — Он такой милый! Я хочу забрать его домой!

Соарин с лицом, не выражающим вообще никаких эмоций и стеклянным взглядом, вскинул заднее копыто и вмазал по ухмыляющейся физиономии Спирита. Свободы или сломанного носа это не принесло, зато появилось какое-то подобие удовлетворения.

— Шмотри! – Спирит, с копытом Соарина на носу, взглянул на Марка.

Даже копыто пегаса не могло скрыть ширину его ухмылки.

— Я ему понравилшя! — воскликнул Страж.

— Принеси модули связи, – твердо произнес Марк.

— Вот блин, – обиженный Спирит повернулся к Соарину, уже убравшему копыто с его лица. — Мама говорит, что я не могу тебя оставить. Лети, пегасик, и не забывай меня!

С этими словами Спирит подбросил Соарина вверх и, развернувшись на пятках, бодрым строевым маршем направился вглубь зала.

— Как ты с этим справляешься? – Соарин приземлился рядом с хихикающими Спитфайр и Флитфут.

Взгляд пегаса скорее был уставшим и смирившимся, нежели раздраженным.

— Семья, – пожал плечами Марк.

— Понимаю, – кивнул Соарин, повернувшись к Капитану и Флитфут. — Чего ржете?

— «Пегасик», – Спитфайр прижала копыта ко рту, сдерживая приступы хохота, и отвернулась от Соарина.

Ричард наклонился ниже к Селестии, подложив лапу под подбородок, и с интересом взглянул на нее. Лицо дракона в этот момент выражало что-то среднее между интересом и удивлением.

— Где ты их откопала, Селестия? – произнес он.

— Долгая история, стоившая мне месячного ремонта в замке, – пожала плечами Принцесса и улыбнулась.

Через мгновение появился Спирит, несущий перед собой стальной ящик без верхней крышки. Поставив его перед собой, Страж достал оттуда три странных прибора. Одно из устройств было в несколько раз больше остальных, как раз под размеры дракона.

— Стандартный коммуникатор связи, – Марк взял один из приборов у Спирита и подошел к Флитфут. — Покажу, как его надеть. Позволите?

Пегаска боязливо покосилась на устройство в руках Марка, но утвердительно кивнула. Прибор представлял собой черно-серое пластиковое кольцо, от которого шел провод к круглому устройству, напоминающему наушник. Марк защелкнул кольцо на шее пегаски и что-то нажал на наушнике. Прибор ответил коротким сигналом и моментально прикрепился к лицу и шее Флитфут, заставив ту подскочить от испуга.

— Все в порядке, – Марк положил руку на плечо Флитфут, стараясь ее успокоить. — Коммуникатор настраивается под твои физиологические данные. Больно не будет.

Как ни странно, прибор не вызывал дискомфорта, а очень удобно разместился около правого уха Флитфут. Из наушника вытянулись две тонкие пластины, сформировавшие около глаза что-то вроде прямоугольника. Пространство между ними тут же заполнилось синеватым свечением. Правый глаз Флитфут смотрел в миниатюрный экран, на котором тут же возникло большое количество текста и изображений на непонятном языке. Пара секунд и все исчезло, оставив только одно слово «Ожидание…» уже на общеэквестрийском.

— Модуль связи автоматически подстраивается под вас, – напомнил Марк, глядя на остальных. — Устройство позволит нам поддерживать связь, а активный интерфейс около вашего правого глаза позволит получать дополнительную информацию о целях и происходящем вокруг. Поначалу может быть немного неудобно.

Ричард и Соарин последовали примеру Марка и защелкнули кольца на своих шеях. Приборы тут же издали характерный писк и расположились на головах новых носителей. Ричард даже удивился, что прибор без труда обнаружил ухо дракона, закрепившись без лишних движений.

— А я? – удивленно спросила Спитфайр.

Марк подошел к Капитану и протянул ей странный шлем, который он все время держал в руках.

— Это «Оракул», – произнес Марк. — Универсальное устройство слежения. С помощью него Спирит и произвел разведку острова, дав нам больше информации о контингенте. Так как ты являешься отличным лидером и имеешь определенный склад ума, ты будешь нашими глазами. «Оракул» имеет в своем арсенале все необходимые инструменты для слежки, корректировки, пометке целей, сканирования и прочего.

Спитфайр неуверенно посмотрела на Стража и осторожно кивнула.

— Будет немного неприятно, – Марк занес шлем над головой Спитфайр. — Устройство связывается напрямую с твоим мозгом, так что несколько минут будет ощущаться дискомфорт. Надо просто выдержать.

— Насколько дискомфортно? — неуверенно покосилась Капитан.

— Может стошнить, – спокойно произнес Марк.

— О, Селестия, – Спитфайр сглотнула, забыв, что Принцесса стоит рядом и наклонила голову.

— Полный доступ. Активировать обучающий режим, – произнес Марк, надев шлем на голову Спитфайр.

Раздался приглушенный сигнал, и шлем моментально закрепился на голове Капитана, заняв всю голову и часть шеи. Как и коммуникаторы, Оракул так же подстроился под голову пегаски, удобно зафиксировавшись. Спитфайр тяжело и нервно дышала, в ожидании обещанного дискомфорта.

— Ну… все прошло глад… — осторожно произнесла пегаска, но осеклась.

Резкий электрический разряд по всему телу заставил напрячься все мышцы Капитана, словно каждую залили свинцом, и теперь невозможно было даже дышать, не говоря уже о том, чтобы двигаться. В глазах моментально потемнело, а через мгновение все вокруг залилось цветами. Сумасшедшие оттенки плясали перед глазами Спитфайр. Не было слышно ни звуков, ни ощущения пространства. Как будто все чувства резко отключились, выкинув сознание в разноцветный океан из ничего. Капитану казалось, что эта вакханалия красок длится уже вечность, как вдруг все погасло. К ней постепенно начали возвращаться чувства. Слабое эхо, словно из трубы, доносилось до ушей, зрение медленно возвращалось, отзываясь в ноющей голове сперва вспышками света, а после объединяя отдельные фрагменты в картинки. Новый разряд заставил Капитана резко выпрямиться и вздохнуть.

— С возвращением! – перед Спитфайр висело лицо улыбающегося Спирита. — Как там на другой стороне?

— Погано, – прохрипела Спитфайр, борясь с рвотными позывами.

По лицу Спирита пробежала еле заметная сетка из тонких линий и тут же около него возникла надпись «Страж ST-EQS-D1-04-04. Активна репликация. Самец. Статус: Спокоен. Дополнительная информация закрыта».

Спитфайр попыталась дотронуться копытом до появившихся в воздухе букв, но у нее ничего не получилось.

— Что-за?.. – она попробовала взяться за голову, но нащупала там крепко сидящий шлем.

— Синхронизация прошла успешно, – Марк подошел к Спитфайр.

Прибор так же быстро просканировал и его, выводя текстовую информацию перед пегаской.

— Ты была в отключке около минуты, — произнес Страж.

— А мне показалось, что целую вечность, – все еще шатающаяся Спитфайр выпрямилась и сглотнула.

— Теперь перейдем к вашим ролям, – Марк сделал несколько шагов в сторону, оказавшись в центре группы.

Все коммуникаторы одновременно активизировались, передавая информацию своим носителям. Страж сложил ладони обеих рук и резко развел их в стороны, образовав между ними что-то наподобие прозрачного прямоугольника. Припав на одно колено, Марк поместил призрачный экран на пол, чтобы все могли его видеть. На нем появилось схематичное изображение острова и окружающего пространства, заполненного водой. Соарин присвистнул.

— План следующий, – Марк указал пальцем на прямоугольник, выводя линию. — Соарин, Флитфут переносят нас в точку, находящуюся в пятнадцати километрах от юго-восточной части острова во время смены патрулей. Тут. После высадки вы возвращаетесь к Ричарду.

Марк расширил часть карты на полу и установил метку в новом месте. Страж повернул голову к дракону.

— Ричард, ты ожидаешь Флитфут и Соарина в этой точке, – Марк отвел пальцем на место, находящееся в некотором удалении от острова. — Начиная с этого момента, вы действуете втроем как наше прикрытие с воздуха уже по ситуации либо по нашему прямому запросу. Также нам придется разместить на твоей спине оборудование.

Дракон удивленно поднял бровь. Идея оказаться транспортом, очевидно, не сильно его радовала.

— И что же за «оборудование»? – Ричард сложил лапы на груди и хмуро посмотрел на Стража.

— Радарная установка, узел связи и две турели, – быстро ответил Марк. — Не считая двух пегасов. Если ситуация начнет развиваться по сценарию, где фигурирует Инфильтратор, вам придется отбиваться от велитов с драконами. К тому же суммировав твое огненное дыхание и огонь турелей, нам будет проще координировать ваши действия.

Дракон на секунду задумался.

— Звучит разумно, – хмыкнул Ричард. – Но я никогда не думал, что стану транспортом для пони.

— Как и не думал, что станешь для них надеждой? – Селестия с укором посмотрела на дракона.

— И это тоже, – кивнул он.

— То есть, — удивленно почесал затылок Соарин, — мы будем всю операцию сидеть на спине дракона?

— Именно, – ответил Марк. — Если грифоны увидят в тылу пони, война начнется автоматически. Потому мы со Спиритом приняли формы гуманоидов, чтобы действовать менее скованно.

— Но зачем вам прикрытие? – развел лапами Ричард. — Вы вроде как неуязвимы. Если ни я, ни тем более Принцесса ничего вам не можем сделать, что сможет кучка грифонов?

Марк повернулся спиной и немного наклонился, отодвинув броню костюма. На шее Стража был закреплен черный прибор.

— Это репликатор, – Марк обернулся назад. — Позволяет нам поддерживать эту форму и использовать ее умения, какими обладают Марк и Спирит из дочернего мира. Проблема заключается в том, что использование этих возможностей и любое воздействие на нас разряжает батарею. Под постоянными ударами грифонов мы просто лишимся маскировки.

— Забавно, забавно… – хмыкнул Ричард. — Весьма забавно.

Марк жестом очистил изображение карты от старых пометок и повернулся к Спитфайр.

— Я рекомендую тебе занять позицию в одном из этих мест, – Марк создал несколько меток над островом. — Основная твоя задача, как я уже сказал, быть нашими глазами и ушами. Старайся находиться в грозовой туче, это должно скрыть тебя от лишних глаз. «Оракул» даст тебе остальное.

— Поняла. Кажется, я уже начинаю справляться, — Спитфайр покрутила головой в разные стороны, остановив взгляд на Ричарде. – Эй… Я думала, драконы столько не живут…

— Соарин, Флитфут, — Марк жестом подозвал пегасов к себе.

— Никогда не думал, что придет время, — шепнул Соарин своей напарнице, — когда я буду летать на драконе.

Флитфут в ответ лишь хмыкнула. Соарин заметил, что последние пару часов она постоянно косится на Спирита, особенно теперь, когда он сменил форму. С одной стороны, это было забавно, а с другой немного странно. Размышления пегаса были прерваны Спиритом, который вытянул большую странную штуковину перед ним и Флитфут. Устройство чем-то напоминало черное яйцо, установленное на круглое основание. Марк сделал короткий жест рукой, и яйцо разложилось в нечто с торчащей трубкой и щитком, закрывающим низ. Открытые внутренние части напоминали своеобразное сиденье со странными углублениями у основания торчащей трубы. Такой штуки Вондерболт еще не видел.

— Полуавтоматический ускоритель частиц, второе поколение, – Марк подошел ближе к устройству и движением левой руки повернул ее тыльной стороной к Соарину. — Обычно такое орудие на полной зарядке просто нарушает атомарные связи объектов, которые попадают в зону обстрела. Но поскольку энергии у нас практически нет, сейчас оно менее разрушительно.

— Насколько «менее»? – Селестия подошла ближе и осмотрела устройство.

— Если выстрелить в грифона практически в упор, — ответил Марк, — теоретически убить можно, но маловероятно. Сейчас выстрел энергетическим пучком лишь вызовет сокращение всех мышц и потерю контроля над телом, словно от удара током. Если среди грифонских солдат нет болезней сердца, то летальных случаев возникнуть не должно.

— Спасибо, – Селестия одобрительно кивнула. — Хоть грифоны и хотят нам вреда, но они тоже заслуживают право на жизнь. Они такие же живые существа, как и мы, пусть и обманом ступившие на неправильный путь. Поэтому я благодарна вам за то, что вы стремитесь действовать гуманно.

— Пусть будет так, – Марк отвернулся от Принцессы, вновь взглянув на Соарина и Флитфут. — Эффективная дальность действия около двух километров. Примерно такая же, как и дальность огненного дыхания Ричарда. Может вести огонь как короткими импульсами, так и одним большим пучком. Количество зарядов сильно ограничено, так что старайтесь целиться. Соарин, подойди.

Марк жестом указал на пол, рядом с местом оператора. Соарину оно показалось ужасно узким и неудобным, словно созданным для каких-то других существ. Как только пегас подошел ближе, коммуникатор на голове Соарина издал короткий сигнал, и из турели к пегасу устремилось несколько тонких лучей. Просканировав его, пушка быстро перестроилась и приняла форму, подходящую для нахождения внутри нее пони, словно место оператора было создано именно для них. Коммуникатор на голове Соарина издал характерный сигнал, заставив того присвистнуть.

— Узнать бы, что это за магия такая, — Вондерболт почесал затылок.

— Это не магия, – Марк отошел на шаг назад от турели. — Но если тебе будет проще, называй это так. Просунь передние ноги в два углубления прямо перед тобой.

Заняв место оператора, Соарин сделал, как велел Марк. Орудие тут же поднялось чуть выше, а самого Соарина надежно закрепило внутри несколькими креплениями и ремнями. Чувство было немного непривычное, будто тебя связывают, но пегас поборол в себе эти страхи. Окончательно закончив настройку, турель послала сигнал на коммуникатор Соарина, добавив много новых параметров и цифр перед его глазами.

— К этому тоже придется привыкнуть. Система управления довольно простая, – Марк подошел ближе к турели. — Я активирую программу обучения.

— Круто, – Соарин попробовал повернуть пушку в сторону.

На удивление пегаса, она легко поддалась и сместилась ровно настолько, насколько он хотел.

— Ощущение, будто играешь в видеоигру, — пегас довольно улыбнулся.

— Рад, что тебе понравилось, — Марк посмотрел на полупрозрачный экран с циферблатом, который выполз из запястья. — Осталось полтора часа. Как только установим турель на Ричарда, сделаем несколько пробных выстрелов, чтобы вы привыкли.

— Смотри, что бы это не вошло в привычку, – хихикнул Спирит, подтягивая вторую турель поближе.

После установки необходимого оборудования на ворчащего Ричарда, оставшийся час прошел в попытках научиться управлять полученным оружием под чутким руководством Спирита. Марк лишь молча наблюдал со стороны за творящейся вакханалией остроумия и попыток Соарина удержаться от желания сделать пару пробных залпов в самого Спирита. К концу часа уже все более-менее представляли, как именно работают непонятные коммуникаторы связи. Важнее всего было то, что Ричард, Соарин и Флитфут сумели за столь короткий срок научиться взаимодействию со Спитфайр. Сказывался опыт дракона и потрясающая синергия и взаимопонимание между Вондерболтами.

Приближалось время начала, и градус нервозности нарастал с каждой минутой. Последние полчаса до отправки никто не проронил ни слова. Даже Спирит был солидарен с Вондерболтами и старался лишний раз не подтрунивать над ними. Закрепив карабины и крепления, Соарин и Флитфут расположились на плечах Марка и Спирита, полностью готовые к полету. Спитфайр стояла рядом с Ричардом, который сердито ворчал, недовольный навешенным на него грузом. Капитан частично разделяла негодование дракона, ведь на ее голову водрузили нечто похожее. Неудобств оно не вызывало, но все равно было как-то непривычно. Хотя, все это полностью нивелировалось информативностью прибора — Капитан могла прочесть много забавной информации, просто наведя свой взгляд на кого-либо. Исключением лишь были оба Стража и Селестия. Информацию по ним прибор выдавать отказывался.

Циферблат на полупрозрачном экране отсчитывал последние минуты. Вся группа построилась напротив Селестии, которая внимательно смотрела на стоящих перед ней. Недовольного Ричарда рядом со Спитфайр, Соарина с нервозным выражением лица, стоящего на плечах Марка, и Флитфут, которая, видимо, больше всего нервничала от нахождения на плечах Спирита, нежели от предстоящей миссии. Это было заметно по коротким взглядам, которые пегаска бросала на стоящего внизу Стража. Спирит давно это понял и лишь довольно лыбился. Каждому из Вондерболтов Марк выдал черно-серые костюмы, полностью скрывающие их яркие гривы и цвет шкуры, и теперь они так же, как и оба Стража, сливались с ночным пейзажем. Все одиннадцать глаз одновременно взглянули на Принцессу.

— Я часто произношу мотивирующие речи, – спокойно произнесла Селестия, — но сейчас такая речь вам не нужна. Сегодняшняя ночь и завтрашний день будут долгими. Желать удачи я вам не буду. Я верю, что вы сможете справиться сами.

Вондерболты гордо выпрямились, отдав честь. Ричард только развел лапами. Селестия посмотрела на Спирита и Марка. Оба Стража кивнули в ответ.

— Собрались, народ! – выпалил в воздух Спирит и хлопнул руками. — Подорвем этот курятник!

Вся группа под одобрительные возгласы оторвалась от земли и устремилась в черную пелену ночи.