Автор рисунка: BonesWolbach

Твайлайт первый раз пробует спиртное

Юмор.

— Нет, нет, что вы делаете, дурные кобылы? – она отбивалась от них как могла. Бедная… Даже жаль её. Немного.

— Ты не представляешь, что это такое.

— Вот именно! И не хочу представлять! – Твайлайт была связана по ногам и… ногам тугими верёвками. Со всех сторон ей в её пока ещё не пьяную морду тыкали разными бутылками с горячительными напитками.

— Вот попробуй, ма шэри, это знатное, элитное полусладкое, – Рэрити томно улыбалась.

— Кислятина!

— Ах, как некультурно, дорогуша! Сказала бы сразу, я бы дешёвое пойло предложила, а не…

— Я и сказала!

— …этот изысканный букет с едва уловимыми нотками тюльпанов, – Рэрити уже не слушала её. Она придавалась описаниям, и ничто не могло её остановить, — собранных в середине лета 86-ого на юге Пранции. Блеск закатного солнца игриво отражается от бокала, и, – она сделала глоток, – он не способен, к превеликому сожалению, передать весь изумительный вкус этого неповторимого вина.

— Хах, я-то думала, вина бывают только из одуванчиков, – Рэйнбоу прыснула от смеха.

— Моя пра-пра-пратётя по линии матери от жениха свекрови от бабушки троюродной золовки использовала этот сидр, чтобы сводить с ума очаровательных кобыл. И иногда даже жеребцов, йи-ха, – вставила своё слово либительница (не опечатка) яблок. А потом вставила бутылку в рот Твайлайт. Она постоянно что-то кому-то вставляет в рот, посмотрите сериал. Без шуток.

— Я… почему я вообще должна это пробовать? – Твайлайт явно всё это не нравилось.

— Потому что в жизни надо попробовать всё? – Рэйнбоу пожала плечами.

— Ты думаешь? – она перестала сопротивляться, – ну, хорошо, но не все же сразу. По очереди.

— Моя очередь! – Пинки подала ей пустой бокал. Твайлайт, к слову, уже не была связана. Как же она возьмёт бокал, будучи связанной? Автор, не глупи.

— Пинки!

— Что? – розовая кобылка явно не понимала.

— А где?

— А вот! Просто хотела показать, насколько весёлые здесь пузырьки. Уи-и-и! – шампанское полилось в бокал, забрызгивая пеной лавандовую шёрстку.

— Почти уверена, что это игристое вино, а не настоящее шампанское, – маршмэллоу с рогом была непреклонна.

— Статус неважен. Главное – вкус, – радужногривая пегаска отхлебнула из своей рюмки водяры. Нет, не 190 градусной. Привет Сыендуку.

— И какой же у неё вкус?

— Как у мед спирта. Только с привкусом воды.

— Вода не имеет ни вкуса, ни запаха, ни цвета, – пони почти-что-учёную-со-стрёмным-подвалом-в-дереве-библиотеке-которого-уже-нет не проведёшь. Да, я использовал это по отношению к Твай, а не Пай. Непредсказуемость!

— Вот то, что она не имеет вкуса – правда. Водка – лучше. У неё вкус жизни на грани, – Дэш продолжала хлебать.

— Мне-то оставь, я же здесь дегустирую, – Твайлайт, кажется, обиделась.

— О, точно, извини, – Дэш протянула аликорну рюмку. Выпив, та поморщилась.

— Нет, это точно не для меня.

— На грани, хах. На грани волочения жалкого существования, – Пинки пыталась позлить пегаску, но той было уже всё равно.

— Я бы предпочла что-то, что не будет затмевать мой разум, – Твайлайт и сама понимала, что такого напитка не существует, – Флаттершай? – все обернулись в её сторону.

— О, эм… у меня только абсент. Если вы не возражаете… – стыдливый крылолёт стала копать землю копытцем. Оу, ну что за милашка!

— Нихе… – глаза ЭйДжей расширились, – ты же шутишь, да? Там под 70 градусов.

— Иногда и больше 80, – парировала Дэш вместо лошади цвета гепатита, едва держась в воздухе.

— Я… не… буду, – Твайлайт забилась в угол. Хотя не, я передумал: она снова связана. Так даже лучше. Наверное, это фетиш, но мне всё равно.

— Прекрати тянуть пони за хвост, партнёр, – Эпплджек улыбнулась на последнем слове. Интересно, почему, – чем быстрее всё попробуешь, тем быстрее решишь, что тебе по вкусу.

— Именем принцессы Селестии! Вы все пойдёте под суд за спаивание лучшей ученицы, протеже богини, бывшего единорога, персонажа Тары Стронг, просто милой и доброй фиолетовой пони.

— Кто-то произносил моё имя? – богиня солнца явилась в игрушечный замок, держа в телекинетическом поле бокал шампанского Кристалл. Или коньяка Хеннесси ИксО. И того, и другого, пофиг.

— Принцесса, они пытаются меня споить, – захныкала связанная пони.

— Надеюсь, не на бюджетные средства? – солнечная кобылка обвела взглядом всех присутствующих. Все присутствующие опустили взгляд. Кроме Спайка. Его не было в этом фике, – Не соизволите ли объясниться, гражданки пони?

— Мы… – кобылки начали переглядываться между собой, видимо, испытывая чувство стыда, – мы хотели познакомить её с алкоголем.

— К счастью, у меня есть решение вашей проблемы. Дайте ей то, что она запомнит до конца жизни, что-то невообразимое. То, что вообще принято только лишь созерцать, и что никто не решиться испить, – принцесса-богиня (фиолетовая – пока ещё не богиня, если что, речь о белой) прикоснулась губами к своему сияющему бокалу божественного нектара – Кристального ИксО, собранного пони-рабами ещё в прошлом тысячелетии, если бы оно собиралось как вино и хорошело бы день ото дня, – вот, это – то, что нужно, – в воздухе материализовалась бутылочка настойки боярышника. Голубого цвета. Кто же пьёт её, не смешивая с антифризом? Только деньги на ветер.

— Я… меня закодировали. Уже несколько лет как, – Твайлайт покрыла козырем. Остальные пони переглянулись. Включая принцессу. Она же тоже пони. Только большая.

— Ну, хотя бы не стерилизовали, – у богини оказался джокер. Пятёрка лошадок улыбнулась. Потом и Селестия. А потом, неожиданно, и Твайлайт.

Ангст.

Почему я не смогла предвидеть такой поворот событий? Что стану невнятной бюрократкой, проживающей свою жизнь в паутине ответственности и бумаг? Я должна была хотя бы задуматься, что наличие статуса принцессы – это не цветные платья, корона и балы, а непрерывные смерти любимых. Сколько друзей я завела? Вокруг меня уже образовалось небольшое кладбище: никто из них не был бессмертным. Мои родители, а после – и брат. Хвала Селестии, они не видят меня такой разбитой. Хвала ей, что они никогда не узнают о покушениях на меня. Я видела, как пали несколько пегасов, тянущих мою небесную повозку. Я слышала, как кто-то из них вскрикнул. И это всё было задумано. Террористы знали, что не смогут убить богиню. Они хотели сломить меня, заставить смотреть на погибающих моих маленьких пони.

Слишком много лжи и лицемерия, там, наверху. Спустя время я перестала улыбаться и стала больше понимать Селестию, мою наставницу. Будь она проклята, та, кто подарила мне крылья и научила летать. Она также всё знала. Две богини вместе с принцессой Кейдэнс кружили вокруг меня и пели глупую песенку, будто мы в каком-нибудь мультике. Они знали, что я окажусь в таком положении. Я спрашивала Кейдэнс, допускала ли она, что её жизнь пойдёт по наклонной, что муж умрёт, а обязанности поглотят её с головой? Она не ответила ничего. Смотрела на меня с минуту. А потом буркнула: "Мне надо идти, у меня много работы". Сожаление? Осознание? Зависть? Но она хотя бы не Принцесса Дружбы. Я смотрю в зеркало, отражающее усталую воительницу за имя ответственности, правил и планирования. Смотрю на пони, что пыталась приравнять жизни членов социума к общему знаменателю – дружбе. Что из этого вышло? Я даже сама себе враг. И нет никого, кого я смогла бы назвать другом. Принцесса Дружбы без друзей. Какая ирония.

Пение птиц не приносит удовольствия, Шоу Вандерболтов я перестала смотреть после ухода Дэш, яблоки кажутся кислыми, все как одно. На знатных вечерах и балах мне больше нет места: не могу видеть эти лица в макияже, их вычурные платья, уложенные гривы, нахуфикюренные копыта. Видела бы меня Рэрити, назвала бы мой облик безвкусным, не побоялась бы гнева правительницы. Я бы улыбнулась. В глаз что-то попало. Но больше всего меня теперь раздражают вечеринки, фейерверки, хлопушки и шарики. Я отчаянно завидую всем и самой себе из прошлого. Я знаю, что того времени больше не вернуть. Злость закипает в моём теле, и мне хочется ударить копытом по этому мраморному хрупкому полу. Я уже ломала его дважды.

Последний рубеж моей жизни. Я уже и не знаю, что должно произойти, чтобы я разочаровалась в ней ещё больше. Хотя нет, знаю. Страх. Если мои малышки и не видели чего-то, так это моей ярости. Никто из кобылок не боялся меня, не прятался в ужасе, завидев моё приближение. Не прогадаю, если скажу, что некоторые даже жалели меня. Их жизни действительно шикарнее моей. Хотя бы по причине наличия друзей. О, богини, я уже даже думаю канцеляритом. Эта гниль с бумаги перебралась в мою речь, а теперь и в голове от неё не скрыться.

Я откупориваю очередную бутылку. Выпито уже несколько, но опьянения – как не бывало. Может, меня обманули, и оно слабоалкогольное? Или богини не пьянеют? Мне не хотелось бы делать всё на трезвую голову. Дело не в страхе. В правилах. Никто не кончает с собой в здравом уме – это закон. Я была прилежной ученицей, студенткой, библиотекаршой, учёной, принцессой. Я всегда следовала правилам. Когда мой дом-библиотеку разнесло в щепки, меня на секунду замкнуло. Вся кладезь информации, все книги, свитки, вся моя жизнь сгорели в том огне. Давно это было… Раз за разом, смерть за смертью, я понимала, что правила не могут описать всё многообразие жизни. Но именно они вплоть до сейчас оставались единственной вещью, на которую я могу положиться. Могут погибнуть дом, друзья, родные, вкус к жизни. Но правила никогда не умрут.

Глотнув ещё вина, швыряю полупустую бутылку в стену. Никто не придёт проверить, всё ли со мной в порядке. Я всех отпустила к семьям и подругам. Кристальный Замок пуст, как и моя душа. Зеркало отражает измученную веками кобылу, пристально смотрящую в пустые безнадёжно грустные глаза. Мой народ не пропадёт. Я кастую шаровую молнию, и она летит прямиком в моё отражение в гладкой блестящей поверхности зеркала. Тысячи осколков разлетаются по моей комнате, в каждом я вижу своё прошлое, тогда, когда я была счастливой, тогда, когда уже нет, тогда, когда была маленьким наивным жеребёнком без амбиций стать принцессой. Шар, ударившись в моё прошлое и настоящее, возвращается обратно, чтобы прервать будущее. Яркая вспышка, и шаровая молния, созданная боевой магией самой богини, находит свою цель и источник.

Я открываю глаза. Из них начинают ручьём течь слёзы. Моего могущества недостаточно, чтобы повлиять на неуязвимость.

"Твайлайт первый раз пробует спиртное", Cold Sky, 2017

Написано на основе:
"My Little Pony: Friendship is Magic / Моя маленькая пони: Дружба — это магия", Hasbro Studios, DHX Media Ltd., 2010-2017
"Dandelion wine / Винo из одуванчиков", Ray Douglas Bradbury, 1957
"PONY.MOV, 06, PARTY.MOV", hotdiggedydemon, 2012
"PONY.MOV, 06, ТУСОВКА.MOV", Сыендук, 2012
"Cristal / Кристалл", Louis Roederer, 1876
"Hennessy X.O. (Extra Old) / Хеннесси XO", Richard Hennessy, 1870
"Charmed / Зачарованные", Spelling Television, 1998-2006

© Cold Sky, 2017

26 октября 2017

Комментарии (2)

+1

Ненавижу когда на таком хорошем сайте публикуется нечто подобное.

Автор, оставь свои комментарии в заметках, в космосе или где-нибудь ещё. Ну кто вам сказал, что писать отзывы о своей работе в своей работе это нормально? Читали приходят в надежде погрузиться в чей-то мир, полностью доверяясь создателю. А получать в итоге, почти что записки в дневнике — это как плевок в душу.

R.o.m.a.n.t.i.c. #1
0

"отзывы о своей работе в своей работе" это где? Если "Заметки к рассказу", то это не отзыв, а причина, побудившая писать, тема, объем и жанр.

Cold Sky #2
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...