Автор рисунка: Stinkehund
Глава девятнадцатая: Артефакты. Глава двадцать первая: Битва в замке. Сила стражей дворца.

Глава двадцатая: Пора расставить точки в отношениях. Не просто аксессуар.

Значит так. Я было собрался идти обратно в свою комнату после двухчасовой «прогулки» по замку, как ко мне подходит Луна, хватает меня в свой телеки... телека... теле... в общем магией поднимает меня в воздух и тащит за собой. Я, полностью лишённый свободы действий смог лишь поступить, как настоящий мужик. Скрестить. Руки. На. Груди... мда, как маленький обиженный ребёнок.

Конечно я сначала с испугом смотрел, куда это решила меня отвести младшая принцесса, но спустя пары минут полёта это дело мне надоело. Ну... неуютно ощущать себя под воздействием магии. Такое чувство, будто меня всего слегка касалась вода, но при этом я оставался полностью сухим. Эх, в такие минуты мне самому хотелось уметь управлять магией. Ну там водой, или землёй, огнём, а можно и ветром. Был бы как Аанг. Аватаром короче. Но это были всего-лишь мечты. Я человек, а человек не умеет пользоваться магией. И что-то я отошёл от темы...

Наш путь закончился, когда мимо меня наконец перестали плыть стены замка. Я осмотрелся и увидел очередные большие двери, которые чем-то напомнили мне те, которые вели в покои принцессы Селестии. Эти были в синих тонах, а узоры были серебристые. Кстати узоры были почти идентичными, хотя... мне вполне могло показаться. Память у меня плохая и я с большой вероятностью мог ошибаться. Если же отбросить это, то я сразу понял, что в этот раз принцесса привела меня к своим покоям.

«А зачем она привела меня к своим покоем? Прямо похитила, хехе... кхе.»

А ведь действительно. Зачем Луна похитила меня? Я всего-навсего заплутал, пока искал дорогу к своим покоям, как она просто прошла мимо, схватила своей магией и утащила за собой. Похитили прямо посреди дня. А теперь привела меня в свои покои? Так и ещё спешила. О, а ещё не проронила ни слова. Молчком. Будто похититель, хотя ведь так и есть. Она похитила меня, но зачем? И зачем привела к своим покоям?

«Погоди-ка. Похитила, молчит, спешила, привела к своим покоям... это же... О ГОСПОДИ!»

Вы чего? Я же не готов! Да и разве можно быть готовым к этому? Эти пони что, все с ума посходили? Заняться ЭТИМ с пришельцем? КАКОГО ХРЕНА!? Я не готов к этому. Кто-нибудь, спасите. Я не хочу этого!

У меня началась реальная паника. Принцесса собиралась взять меня и похоже насильно. Она бессмертная и всемогущая, навряд-ли ей придётся прикладывать силы. А вот я буду стараться сбежать из-за всех сил, но всё будет в пустую. У них есть магия, а что есть у меня? Что такого есть у меня, чего нет у Луны?

«Давай. Думай. Думай. Почему когда не надо, так моя голова всегда работает, а как нужно поработать, так мозг у меня будто перестаёт существовать?»

Как назло в памяти всплыли слова Влада. Ещё когда мы были на Земле.

— ...но зная тебя, ты наверное сразу после пошел домой. А я пошел гулять с девушкой.
— И что? Мне какая разница?
— Я уверен, тебе будет интересно услышать о той прогулке.
— Вообще не ин...
— Примерно через полчаса после музея, и опережу твой вопрос, мне сказали, когда вы закончили, мы встретились и начали гулять. Держались за ручки и все такое. Пару раз даже поцеловал, а после мы пошли к ней домой. На кухне поели, а после было самое интересное. В ее комнате мы...
— Так, стоп!!! Мне абсолютно неинтересно и пофиг, что вы там делали. Тем более неприлично подобные темы обсуждать.
— Ой. Да брось. Тем более ты старше всех в этой группе. И восемнадцатилетие тебе стукнет раньше всего. И не говори мне, что у тебя не появлялось желание, с какой-нибудь девушкой, кое-чего замутить наедине. Или заварить чай другими словами.

«Чёрт! Ну почему я вспомнил его слова именно сейчас? Когда меня собрались насиловать. Я ПРИБЬЮ ТЕБЯ ВЛАД, ЕСЛИ ДОБЕРУСЬ ДО ТЕБЯ!»

Теперь моя фантазия улетела куда ей вздумается. Всякие позы, водопад страсти и огромное количество похоти. Именно это и стало фантазировать моя голова, запуская... химические реакции в моем организме. БРРРР. Ужас. И почему теперь и моя голова решила принять сторону моего организма? Почему я не могу контролировать собственное тело? ПОЧЕМУ!?

Двери обволокла аура принцессы и они открылись. Нас встретила гостиная, как это было в случае с покоями Селестии. Здесь же все было выполнено в синих тонах. Понятно почему. В этот раз мне не дали хорошенько осмотреться, хотя я и так бы мало что запомнил. Луна потащила меня в соседнюю комнату. Мои зрачки тут же сузились до размера булавок, когда я наконец увидел постель Луны.

«Кто-нибудь, спасите меня. Я умоляю».

Конечно все рано или поздно теряют девственность, но я и подумать не мог, что потеряю её именно так. Будучи изнасилованным говорящими пони. Пожалуй ничего ужасного и придумать нельзя. И врагу не пожелаешь. Наконец-то я понял эту фразу. От этого мне стало ещё обиднее, от чего мне уже хотелось расплакаться, но последние нотки моего крохотного мужества удерживали меня от окончательной потери рассудка.

«Неужели на этом и закончится моя жизнь?

Моё мужество испытало очередное испытание, когда Луна стала делать странные вещи. Во-первых: она закрыла двери, которые вели в её спальню. Во-вторых: она обволокла их своей магией, наверняка накладывая какое-то заклинание, чтобы я не смог сбежать. В-третьих: она закрыла окна и занавесила их шторами. Комната погрузилась во тьму. Конечно не сильно. Хоть занавески и были тёмными, но на улице ведь уже день, так что мне до сих пор было прекрасно видно, где Луна и что она делает.

«Уж лучше бы не видел».

Она опустила меня... на пол, что мне показалось абсолютно странным. Зачем на пол? Разве на постели не удобнее? О... а может ей уже просто невтерпёж и она решила взять меня прямо на полу? Это казалось логичным ответом, но почему мой мозг додумался до этого? Почему он сейчас работал, а мог просто отключиться и оставить меня в полном неведении. Меньше знаешь — крепче спишь.

Мои ноги подкосились и я рухнул на колени, как это было на базе, когда не меньше сотни людей смотрели точно на меня. Сейчас конечно не такая же ситуация, но чувствую себя не лучше.

— Ты чего? — спросил Луна, вопросительно смотря на меня. Я пожал плечами.
— Ноги... не держат... что-то...
— Не держат? Ты себя плохо чувствуешь? — забеспокоилась младшая принцесса и подошла ближе. У меня немного закружилась голова и еле выдавил из себя, словно у меня была адская боль.
— Лучше не бывало... — попытался выдавить улыбку, но ничего не вышло.

Принцесса не отрывала своего взгляда. Она осматривала меня всего. С ног до головы. Я же старался держать себя в копыт... тьфу, в руках. Я должен быть сильным, но нервы не к чёрту. У меня сложилось ощущение, что у меня уже просто не было сил и я вот-вот сорвусь.

«За что со мной всё это происходит?»

— Ты уверен? А то ты какой-то напряжённый.
— Абсолютно... — радостно, словно сумасшедший, ответил ей. Чёт вспомнил Лекса Лютера, из Бэтмена против Супермена, который выходил весной. Мне показалось, что в данную минуту я очень похож на этого Лютера. Разве что с волосами.
— Хорошо. Нам нужно...
— О господи, прошу, не делай этого! — меня прорвало. Луна с непониманием смотрит на меня. — Прошу, не надо. Мне ещё жить охота. Если я в чём-то провинился, то уж лучше запри меня в темнице, но пожалуйста не насилуй меня. Я знаю, я плохой человек, но ведь то, что ты хочешь сделать гораздо хуже. Не надо, пожалуйста. Я те... я вас умоляю. Мне ещё жить охота. Я не хочу терять рассудок. Да, вы красивая пони и всё такое, но... я человек. Вы же... лошади. У нас на Земле мы единственные разумные существа. У нас есть животные, которые похожие на вас, но... они животные. Они не разумные. Всё, что они делают, так это едят, спят, срут и по кругу. Вы же... почти их копия, хоть и поменьше, но... вы же всё те же лошади. А то, что вы хотите сделать со мной... у нас на Земле это верх отвращения, — я нёс всё, что мне приходило в голову. Лишь бы она не насиловала меня. Господи, прошу тебя, пусть Луна смилостивится надо мной. Помимо этого мне в голову забралась шальная мысль. А что если я переборщил? Вдруг мои слова для принцессы, словно нож в сердце? Тогда разумеется её нужно хоть как-то утешить. — Вы правда красивая пони. Очень. Может быть, если бы жизнь так сложилась, что я родился и вырос бы здесь, то быть может у нас что-нибудь и получилось, но... в этом мире у нас ничего не может быть. В этом нет вашей вины, а тот поцелуй в саду... чёрт, это был мой первый поцелуй. И может именно поэтому, но он был просто прекрасным, чего таить. Это так. Но вы... принцесса пони, а я все... всего-лишь человек. Мы не можем быть вместе. Просто не можем. Поэтому прошу вас, принцесса, пощадите меня.

Я склонил голову, по прежнему сидя на коленях, и приготовился к каре, которая могла меня настигнуть. Я просто человек и ничем не смог бы противостоять Луне. Она могла бы взять меня и труда этого бы не составило, ведь я просто человек. Самый обычный человек.

*****

— О господи, прошу, не делай этого! — внезапно произнёс Андрей громче обычного. Луна с непониманием посмотрела на него. Она собиралась завести серьёзный разговор, как человек перебил её. Похоже он всё-таки не в порядке. Не зря ведь он был таким напряжённым, но почему? — Прошу, не надо. Мне ещё жить охота. Если я в чём-то провинился, то уж лучше запри меня в темнице, но пожалуйста не насилуй меня...

Луна чуть не поперхнулась от слов Андрея. Лишь благодаря годам жизни она смогла сдержать себя и по прежнему не сводить взгляда с человека, но в голове принцессы уже появились вопросы. С чего он взял, что она собралась его... насиловать? Она же просто хотела поговорить. Поэтому отправилась его найти, а когда нашла, то... без разговоров забрала с собой. Словно похитила. Луна так спешила поговорить с ним, что не проронила ни слова и чуть ли не срывалась в бег. Он... просто висел в её поле телекинеза. Она привела его в свои покои, где стала закрывать двери и окна. Она боялась, но пока сама не было уверена, обоснован ли её страх. Но сестра учила её, что нужно быть хорошей принцессой. Именно поэтому она решила перестраховаться и наложила на двери в свои покои заклинание «тишины». Чтобы никто не услышал их серьёзный разговор.

Младшая принцесса прикинула в голове всё это. Её поведение... да, было слегка странным, но не до такой же степени, чтобы человек стал думать, что она хочет его... от таких мыслей принцесса аж слегка смутилась. Слегка. Наверно.

«Может не нужно было так резко?»

— ...я знаю, я плохой человек, но ведь то, что ты хочешь сделать гораздо хуже. Не надо, пожалуйста. Я те... я вас умоляю. Мне ещё жить охота. Я не хочу терять рассудок. Да, вы красивая пони и всё такое, но... я человек. Вы же... лошади. У нас на Земле мы единственные разумные существа. У нас есть животные, которые похожи на вас, но... они животные. Они не разумные. Всё, что они делают, так это едят, спят, срут и по кругу. Вы же... почти их копия, хоть и поменьше, но... вы же всё те же лошади, хоть и разумны. А то, что вы хотите сделать со мной... у нас на Земле это верх отвращения...

Луне стало слегка обидно. Человек уже больше двух недель живёт среди пони. Он подружился с Твайлайт и её подругами, но по прежнему считает их какими-то животными. Принцесса знает, о каких лошадях говорит Андрей. Узнала от Энтони и Данила, и от того Луне становилось ещё обиднее, что Андрей сравнивает разумных пони с лошадьми. Что не видит разницы между нами.

— ...вы правда красивая пони. Очень. Может быть, если бы жизнь так сложилась, что я родился и вырос бы здесь, то быть может у нас что-нибудь и получилось, но... в этом мире у нас ничего не может быть. В этом нет вашей вины, а тот поцелуй в саду... чёрт, это был мой первый поцелуй. И может именно поэтому, но он был просто прекрасным, чего таить.

Луна покраснела от слов Андрея. Ещё никто, кроме сестры, не говорил ей, что она красивая. Очень красивая. А услышать эти слова от Андрея... сердце пони начинало стучать лишь быстрее. Это было мимолётно. Она слушала эти слова так, будто хотела услышать то, чего лишилась из-за текущей истории. Она себе тут же представила, как бы она жила с Андреем бок о бок и это показалось жизнью, о которой она мечтала с тех пор, как стала принцессой.

Отправной точкой стал их поцелуй в саду, который как раз упомянул человек. Для неё он тоже был первым и Луне было приятно слышать, что тот поцелуй был восхитительным. Она была рада, что не она одна так считала. В тот момент она старалась быть нежной и очень надеялась, что Андрей делал точно так же. Они... просто отдались инстинкту и просто делали то, что делали? Может быть и так, но тот миг... он стал для Луны лучшим, за тот небольшой промежуток времени, как она вернулась из заточения. С тех пор, как вновь стала самой собой. Луной.

— Это так. Но вы... принцесса пони, а я все... всего-лишь человек. Мы не можем быть вместе. Просто не можем. Поэтому прошу вас, принцесса, пощадите меня.

Последние слова словно вытянули всю жизнь из пони. Она много раз представляла себе, как будет объясняться человеку, что они не пара и у них ничего не может быть, но каждый раз не решалась, ибо не хотела обидеть человека. Она видела в человеке родственную душу и боялась, что этими словами она разрушит ту хрупкую связь, что образовалась между ними. Она боялась, очень боялась, что после этого разговора Андрей не захочет больше видеться с ней, но жизнь такая штука, которая всегда преподносит сюрпризы. Под страхом быть изнасилованным Андрей сам выдал всё, что было у него на душе. И хоть Луна много раз пыталась сама сказать, что они не пара, но услышать эти слова лично от Андрея... почему же ей так больно? Может она боялась, что после этого Андрей не захочет с ней видеться? Будет относиться к ней также, как обычные пони. Она все-таки принцесса, но... Луна полюбила то, что кроме сестры у нее появился... друг, с которым она могла говорить спокойно. Обычные разговоры, а не диалог подданных и принцессы.

У принцессы в горле встал ком и она почувствовала небольшое давление в районе глаз. Удивительно, как слова человека повлияли на пони. Она быстро поднялась и отошла к окну, чтобы Андрей не увидел, как по щеке пони пробежала слеза. Луна совершенно не ожидала, что слова человека возымеют такой эффект. Единственное, чего она не понимала, так это боль. Почему ей так больно.

«Сейчас не до этого. Возьми себя в копыта, Луна. Ты должна быть сильной. Ты принцесса и должна соответствовать этому титулу».

Она вытерла слёзы. Боль осталась, но Луна постаралась не обращать на неё внимание. Она повернулась было, но увидев Андрея, опять отвернулась. Эмоции будто завладели ею. Андрей был таким... беспомощным, особенно прямо сейчас. Луне так хотелось защитить его. Защитить от всего, как бы странно это не звучало.

Эмоции дошли до такого, что она просто засмеялась. Сначала это был просто тихий смешок, но затем он будто перерос в истеричный смех. Вся эта ситуация показалась смешной. Она хотела поговорить на серьёзную тему с Андреем, а он вот так просто взял и перевернул всё с ног на голову. И как после этого нормально говорить? В последний раз, когда она не смогла справится с собственными эмоциями, было в ту самую роковую ночь, когда она стала Найтмер Мун. И хоть сейчас она не была зла, но ей было... о богиня, даже такое слово «весело» звучит так, будто она сошла с ума.

Андрей сидел тихо и не подавал голоса. Это в его репертуаре. Проще подождать, чем влезать туда, куда лучше не стоит, как похоже и в текущей ситуации. Луна всё пребывала в эмоциях и старалась их унять, но пока безрезультатно. Так продолжалось ещё где-то с минуту, пока Луна наконец не решилась повернутся к Андрею. Она села возле него и пребывала в привычном для себя спокойном состоянии.

— Принцесса? — тихонечко начал он.
— Значит вот какого ты обо мне мнения, — равнодушно произнесла Луна.
— Я... простите, — жалобно произнёс парень, опустив взгляд.
— Значит мы для тебя не лучше тех же лошадей, что живут в вашем мире? Знаешь, Андрей, твои слова очень ранят меня, — истину говорила пони.
— Простите... — только и смог произнести парень.
— И вот твоё наказание, — строго произнесла принцесса.
— Только не насилуйте... — парень сжался и зажмурился.

Луна нагнулась к нему, а затем.. просто обняла. Только она дотронулась до него, как парень вздрогнул и начал дрожать, но как только почувствовал, что та его обнимает дрожь стала спадать. Он открыл глаза и мог увидеть лишь спину пони, голова которая потерялась где-то за плечом.

— Вы чего, принцесса? — спросил парень озадаченно.
— Я же просила называть меня просто Луной, — с улыбкой произнесла она, не разрывая объятий.
— А... э... я... а?
— Эх, Андрей, — произнесла она через несколько секунд, после чего наконец отпустила человека. Она положила своё копыто ему на плечо. — Я думаю нам нужно поговорить.

*****

— ...я думаю нам нужно поговорить, — произнесла она.

«А мы сейчас что делаем?»

— Да? — удивился я.
— Да. Я хотела поговорить с тобой на серьёзную тему, а ты... — принцесса не выдержала и вновь засмеялась, но он был непродолжительным и она продолжила. — Андрей... ну ты... мда, ты можешь нервы многим пошатать.
— А? — я не понял, о чем она.
— Как ты вообще мог подумать, что я буду тебя насиловать? Богиня, как тебе это вообще в голову пришло?
— Я... ну это... как бы...
— И давай без лжи. Просто скажи правду, — перебила меня принцесса. Вот так взяла и оборвала для меня последний трос, который мог стать для меня спасающим. Теперь уже ничего не поделаешь.
— Ну вы так неожиданно появились, а потом похитили, не проронив ни слова. Молчали всю дорогу, а я лишь и мог, что парить рядом с вами в захвате вашей магии. А потом вы привели меня в свои покои, после чего закрыли окна и дверь, наверняка наложив заклинание, чтобы я не смог сбежать. А если вспомнить случай в саду, то... ну... само как-то в голову пришло, простите.
— Мне просто нужно было поговорить с тобой и разговор не мог быть отложен. Признаю, я поступила слегка «поспешно», похитив тебя во время прогулки...

«Не то, чтобы я гулял, ну да ладно».

— ...но мне правда нужно было поговорить с тобой. И нет, я не накладывала заклинание, чтобы ты не смог сбежать. Я наложила заклинание тишины. Никто бы не услышал, о чем мы собирались говорить. А потом ты сказал то, что сказал. Это свалилось на меня, как снег посреди жаркого летнего денька. Знаешь, я ведь и сама всю ночь думала о том поцелуе в саду, который случился, скажем так «ошибочно», — младшая принцесса подобрала слово. Я закивал головой. — Всю ночь я думала, как тебе сказать это, но я боялась... накручивала себя.
— Вы... ты боялась? — отважился спросить на «ты». Луна чуть улыбнулась.
— Да. Я ведь не кукла, которая призвана просто управлять страной. У меня есть чувства, эмоции. По сути я та же пони, кои и другие. Разумеется я боялась.
— А... чего вы... ты боялась? — спросил я. В прошлый раз она слегка улыбнулась. Может тогда все-таки попробовать говорить с ней на ты?

«А разве бессмертное существо может бояться?»

— Да. Андрей. Я скажу прямо. Нет никого, кроме сестры, с кем я могла бы разговаривать не как принцесса и подданный, а как пони с пони. И так продолжалось до тех пор, пока не появился ты. Я... мне с тобой... хорошо. С тобой я могу разговаривать спокойно, как со своей сестрой. И мне это дорого. Очень. Ты не представляешь насколько. Именно поэтому я боялась рассказать тебе о нашей ошибке в саду. Я боялась, что после этого тебе не захочется общаться со мной.

Я смотрел на Луну и удивлялся с неё. В эту минуту она показалась мне такой живой. Не какой-то там пародией на наших земных лошадей, а на настоящую, живую, разумную душу. Единственным отличием между мной и ней оставался только наш вид.

«Стоп. Она ведь хотела поговорить со мной. Вспоминая мой ответ и ее реакцию — вряд ли она собиралась говорить на эту тему. Т.е. она была готова продолжать делать вид, что поцелуй в саду был самой нормальной вещью. Готова была пойти на это, лишь бы она по прежнему могла общаться со мной. Как... как с другом».

Титул «принцесса» теперь отошёл на второй план. Я видел перед собой такую же пони, как Твайлайт. И Рарити. И Флаттершай. И все остальные. Передо мной была пони. Просто пони. Да, она отличалась от других. Только Селестия выглядела как она, но... она была такой же пони, как и другие. Титул — это другое. Оно не главное. Обычная пони, которая дорожила обычными разговорами, которые ей дарила только Селестия. И теперь в её жизни появляюсь я. Совершенно не похожий на остальных. И так сложилась судьба, что небольшая «перепалка» в саду завела разговор. С виду обычный, но... для Луны он был чем-то большим.

— Я... я... вау, — только и смог произнести. Скованность куда-то пропала. Мне показалось, что теперь я смогу и с Луной говорить также спокойно, как с Твайлайт и другими.
— Страх затуманил мой разум. Нужно было с самого начала всё сказать. Не тянуть. Тогда бы и этот разговор прошёл... спокойно.
— Разговор? А о чем ты хотела со мной поговорить? — вспомнил, что Луна притащила меня сюда для важного разговора. Ушки Луны опустились. За те две недели, что я прожил бок о бок с пони, подобное могло означать, что ей либо грустно, либо она винит себя за что-то. В общем ничего хорошего. — Что-то случилось?
— Случилось... — произнесла Луна, вздохнув и закрыла глаза. Прошло пару секунд, прежде чем она вновь открыла их. — Селестия объявляет войну Грифонии. Стране грифонов.
— В... войну?

Мне было сложно поверить в эти слова. Если говорить честно, то я просто не верил, что эти милые пони способны на войну. Да и потом с какими-то грифонами, о которых мне известно всего пара фактов. У них есть крылья и когти, а еще они не такие добрые, как пони. Это было главное и только это я запомнил из того, что мне рассказывала Твайлайт. Вообще я рад, что хоть что-то запомнил. У меня развита зрительная память, а не слуховая. Да и вряд ли я бы начал читать что-нибудь... познавательное. Не люблю это дело. Читать и учить. Ужас.

И всё-таки. Война? Добрые пони, которые не знали «прелестей» войны, и... война? Что происходит? Разве пони не мирные существа? Что случилось?

— Как это?
— Ну вот так. Война.
— Но мне Твайлайт рассказала немного истории. И она говорила, что уже много веков в Эквестрии не было войн. Почему же сейчас?
— Не знаю. Меня не было тысячу лет и все это время Селестия правила одна. Кто знает, что случилось с моей сестрой за всё это время. Я больше переживаю за её рассудок.
— Рассудок? Что? — я не понял о чём говорит Луна. Что еще за рассудок?
— Способность к рассуждению. В общем здравый смысл, — Луна покрутила копытом в воздухе.
— Понял. А что с этим рассудком не так?
— После моего изгнания сестра правила Эквестрией одна. Целую тысячу лет. За это время изменения могли произойти с каждым. Да, моя сестра выглядит спокойной и нормальной, хоть и часто скрывается под масками, которые я не всегда могу разглядеть, но... что если ее рассудок...
— Затуманен? Или работает не так хорошо, как хотелось, — смог кое как ответить. Вот зачем перебил? Лучше бы слушал до конца.
— Да. Что если ее решение объявить войну было вызвано как раз из-за этого. Я и моя сестра — мы были против этого. Мы решали все конфликты дипломатически... если получалось, конечно.
— Значит в этот раз не вышло. Если исходить из твоих слов, то Селестия не развязала бы войну, если можно было решить проблему дипломатией.
— Так было и я подумала, пока она не приказала запереть посланников из Грифонии, с которыми мы сегодня и встречались после завтрака. Сразу после этого я поговорила с ней, а она ответила, что не может ждать. Что мы первыми нанесем удар, когда грифоны не будут этого ожидать. А еще заявила, что публично казнит их. Именно с этого и начнется война...

«О Господи...»

— Война уже у нашего порога, — серьёзно произнесла Луна.

«Мама. Я хочу домой».

— И поэтому я отвезу тебя кое-куда.
— А? — не понял слов Луна. Куда это отвезти?
— Говорю увезу тебя. В безопасное место. Там война не настигнет тебя.

«А вообще-то тут не так уж и плохо. Вон, как о мне переживают. Зато я буду в безопасности. Круто».

— А... а как же вы? — спросил я. Лучше показать, что я переживаю за них, а то будет выглядеть... ну как-то эгоистично что-ли.
— Я принцесса. И я бессмертна. Можешь не переживать за меня, — успокоила Луна.
— Хорошо, — я опустил взгляд. — А что насчет других пони?
— Могу пообещать тебе, что я сделаю всё, что в моих силах, чтоб защитить их. Война страшна. Без жертв не обойдется.
— Без жертв не добиться победы, — ответил я, вспомнив слова из одного фильма.
— Хм. Хорошие слова. Ты прав.
— Так... значит мне идти собирать вещи?
— Да. Встретимся в тронном зале.

Я направился было к двери, но Луна меня окликнула.

— Что?
— Эм. Ты... мы... — Луна застучала копытами и вновь засмущалась. — мы ведь можем... ну это... остаться друзьями?

Теперь Луна меня смущает. Она хочет быть моим другом. Предлагает дружбу. С самой принцессой. Меня это просто пипец, как радует... ЭТО ЖЕ ЗДОРОВО!

— Конечно. Я буду только рад. — улыбнулся я и покинул комнату.

*****

Двери обволокла синяя аура и те открылись. В зал прошла младшая принцесса. Ее сестра восседала на своём троне. Голова той была опущена, будто она была уставшей. Луна и не помнит, когда видела сестру в таком состоянии в последний раз. И если говорить начистоту, то это она должна выглядеть уставшей, а не Селестия. Старшая не спала всего одну ночь, а Луна как минимум две. Раз так, то что происходит?

— Сестра? — подала голос Луна.
— Что? — взбодрилась белая.
— Ты выглядишь уставшей, — Луна подошла к трону сестры. Скоро и её трон сделают.
— Я в порядке. Куча дел. Нужно готовиться к войне. Столько всего нужно сделать, — уставшим голосом говорила Селестия.
— А ты уверена, что война была так необходима? На моей памяти это первый раз, когда именно мы объявляем войну кому-нибудь.
— Вот именно. На твоей памяти, — старшая принцесса посмотрела на Луну уставшим взглядом, в глазах которой была мудрость. — То, во что мы мечтали с самого детства, в корне отличается от реальности.
— Что ты имеешь виду?
— За эту тысячу лет, когда тебя не было я приняла столько трудных решений, что услышь ты про них сейчас, то ты бы неделю не смогла говорить, потому что пребывала бы в шоке. Даже толком работу свою выполнять не смогла. Чего уж говорить про сон. Так что поверь мне, сестра, это было необходимо.
— Эм... хорошо? А зачем ты устраиваешь казнь? И уж тем более публичную. Думаешь кто-нибудь из стражей отважится стать палачом?
— Нас ждёт война. Казнь знаменует её начало.
— Но зачем публично? — Луна всё ещё не понимала. Неужели Селестия говорила всерьёз? За прошедшую тысячу лет ей пришлось принять трудные решения? Из-за них она так изменилась? Следующий ответ стал для Луны чем-то сногсшибательным.
— Пони слишком мягкие. Они слабы. Публичная казнь сделает их менее слабохарактерными.
— Сестра!

Луну очень удивили слова Селестия. Она помнила свою сестру не такой. По крайней мере она не помнит такого за своей сестрой. Она любила пони и заботилась о них. Неужели за прошедшую тысячу лет сестра настолько охладела к остальным?

Селестия не обратила внимания на голос своей сестры. Она поднялась со своего трона и пошла в сторону выхода. Луна была в шоке. Она не знала, что делать. Пережить это или попытаться переубедить сестру? В прошлый раз она держала все чувства в себе и обратилась в Найтмер Мун. И Луна знала, что это не выход, а значит...

— Сестра!
— Ну что?! — Селестия обернулась и посмотрела на Луну.

*****

Я только пришел в свою комнату и тут же задумался. Какие вещи мне собрать? Надолго ли будет эта война? Нужно чтобы одежды хватило на весь этот период времени.

Только меня посетили эти вопросы, как ответ на них пришел почти сразу. И как я раньше не заметил такую очевидную вещь?

«А у меня ведь нет сменной одежды. Единственное, что у меня есть, так это то, что на мне сейчас».

Вроде облегчение. Ничего не надо собирать. Просто лежи наслаждайся жизнью. За тобой ухаживают. Круто. И жизнь крута. Я завалился на постель с такими мыслями. Улыбка не сходила с лица. А что еще нужно для полного счастья?

«А сейчас же зима. И как я буду согреваться? У меня нет с собой теплой одежды. А туда, куда отведет меня Луна будет обогреватель?»

Эти вопросы убрали ухмылку с моего лица. Что теперь делать? Теплой одежды нет. Что делать?!

На минуту меня охватила паника. Я часто задышал и раскрытыми глазами смотрел в потолок, не сводя взгляда. Мысли пролетали одна за другой, но никакая из них пользы не приносила.

ГРРРРРРРХХХХ

Неожиданное землетрясение прервало меня. Я отлично почувствовал его. А через секунду оно стало в два раза сильнее, от чего на меня с потолка стала опадать штукатурка. Я сбежать не успел и один из кусков упал мне точно на живот, выбив весь воздух из легких. Слаба богу еще потолок был не высоко.

Я скорчился от боли, перевернулся и упал с постели. Землетрясение продолжалось еще несколько секунд, прежде чем наконец прекратилось.

«Да что происходит?»

Через минуту я выскочил из комнаты. Я не понимал, что происходит. Мне было страшно. Насмотрелся фильмов про землетрясении. Там столько городов было уничтожено. А если находишься на побережья океана, то вполне могли быть цунами. Поэтому это землетрясение меня напугало. Мне захотелось узнать, что происходит. Вдруг ничего страшного и здесь, в Эквестрии, это обычное дело. Именно поэтому я стал держать путь к тронному залу. Там ведь я и должен был встретиться с Луной. Может она мне объяснит?

По пути я встретил Шайнинга. Он похоже тоже держал путь к тронному залу. Заметив меня он сказал, чтобы я пошёл за ним. Сначала он удивился, когда увидел меня. Возможно не знал, что я в Кантерлоте. Как бы то ни было, но мы вместе продолжили путь.

Когда мы сделали последний поворот, который должен был показать нам двери в тронный зал, то помимо них мы увидели дыру в стене, которая вела из зала. Пыль еще не успела осесть, но взору она не мешала. На полу коридора лежала младшая принцесса, цвет шерстки которой приобрел немного белый цвет в некоторых местах.

«Что случилось?»

— Сестра... зачем ты... это делаешь, — произнесла Луна. Даже такому тупому, как мне, стало понятно, что говорила она через боль.
— Я всё поняла. Ты просто стараешься выглядеть добренькой и миленькой, но на самом деле ты все та же Найтмер Мун, — из дыры в стене показалась Селестия. Значит Луна пробила собой эту стену, но зачем? Не шутки ради же. — А я уж было понадеялась, что элементы гармонии вернули мне мою сестру Луну.
— Вернули. Это же я, Луна. Твоя сестра. Пожалуйста, Тия, — чуть ли не жалобным голосом произнесла младшая принцесса.
— Даже не пытайся использовать магию. Я блокирую её. Ты ничего не сможешь мне сделать, Найтмер Мун. Сначала я полностью лишу тебя сил, а затем верну свою сестру назад, — будто не услышав слов сестры, произнесла Селестия.
— Принцессы? — подал голос Шайнинг Армор. Луна и Селестия тут же посмотрели на него. Мне стало неловко. Опять я в компании этой троицы. Ну почему мне так везёт? Сейчас опять в какую-нибудь историю влипну.
— Ты вовремя, Шайнинг. Мне нужна твоя помощь, — произнесла Селестия, будто всё в порядке.
— Принцесса? — удивился жеребец. Моя немота была краше все слов. Ничем не опишешь моё удивление. Во всяком случае я так думал в это время.
— Отведи её в нижнюю темницу. И наложи заклинание блокировки. Я потом её допрошу, — приказала белая и скрылась за стеной, вернувшись в зал. Мы подошли к дыре.
— Не слушай её, Шайнинг. Она немного не в себе, — произнесла Луна, поднявшись на ноги. Только было она поднялась, как что-то невидимое вновь швырнуло ее в стену.

«Магия».

— Вы уверены, принцесса? — спросил пони, посмотрев на Селестию, которая подошла к своему трону.
— Это приказ, Шайнинг.

«ДА ЧТО ТУТ ПРОИСХОДИТ, МАТЬ ВАШУ?»

Я ни черта не понимал, что происходит. Селестия и Луна поссорились? Луна вновь стала Найтмер Мун? Нет, неправильно. Она лгала, что стала Луной? Она всё время была Найтмер Мун? Но зачем ей это? И разве элементы гармонии не помогли? ЧТО ПРОИСХОДИТ? КТО ГОВОРИТ ПРАВДУ?

Я посмотрел на Луну. Сам её вид в текущей ситуации вызывал лишь жалость. Она была придавлена к стене магией и не могла пошевелиться. Только корчилась. Это все, что она могла сделать.

От одной этой картины я подумал, что она не может быть каким-то злодеем. На секунду мне стало забавно, что я рассуждаю на тему добра и зла, но я постарался выбросить это из головы. Я хотел узнать, что же происходит. Кто прав, а кто нет. Хотел расставить все точки над...

«Забыл над какой буквой точки ставить надо».

Взглянув в глаза Луны, я вспомнил наш вчерашний разговор в саду. Тот разговора... он был таким душевным? Не знаю, как сказать точнее, но... разговор с ней был таким спокойным и не вызывал у меня ни капли неловкости. А сегодня она хотела поговорить со мной. Не с каким-то там левым стражем или даже Шайнингом, капитаном стражей Кантерлота, а именно со мной. Помимо этого она была готова пойти на жертву, лишь бы мы по прежнему смогли общаться. Как друзья. Ей было это дорого. И теперь оказывается, что все это время Луна была Найтмер Мун?

А что я вообще знаю о второй Луне? Ну она ненавидит свою сестру, хочет погрузить Эквестрию в вечную ночь. И всё, наверно. Но поведения Луны не было похоже на то, будто она ненавидела свою сестру. Во время утреннего разговора она вообще показала, что наоборот заботится о своей сестре. Разве так бы поступала Найтмер Мун? Я не знаю точно, но навряд ли.

Теперь я посмотрел на Селестию. Она вернулась на своё место. Трон. Её внешний вид говорил за себя: она устала. Похоже роль правительницы не такая легкая, как могло показаться сначала. Некоторые пряди в гриве двигались хаотично. Не вместе с другими. Будто расчёской не гладили. Мешки под глазами. Корона немного скосила. Ну точно, устала. Сомнений нет. Ну а впрочем это могло быть моим воображением. Зрение ведь у меня плохое.

Мой взгляд опустился еще немного ниже и неожиданно для себя мое тело будто замерло. Я уставился на вещицу, которая висела на шее у Селестии. Зрение не позволяло четко разглядеть, что же у Селестии на шее. Очки помогали, но разобрать было сложно, однако я не сомневался, что это было. Мой талисман. И он светился?

В этот момент я рассердился. Какого хрена она носит мой талисман? Как она посмела? Она же хотела просто посмотреть и изучить его. Хотела удостовериться, что в вещице нет ничего страшного. Так? Так! Тогда зачем она носит эту вещь? И почему она светится?

...Проходя мимо одного из экспоната я заметил, что тот начинал немного подсвечиваться, а стоило уйти подальше, как свечение пропадало. Меня это очень заинтересовало. Тем более, я не понимал, почему так происходит. Неужели, он как-то реагирует на живых существ? Возможно и дальше были бы одни вопросы, пока не почувствовал странное тепло в районе груди. Мое удивление просто так не опишешь, когда осознал, что мой талисман как-то реагирует на этот экспонат. Он тоже подсвечивался едва заметно. Меня это немного напугало, но и в тоже время это было так завораживающе. Странно конечно, но классно...

...Но не прошло всё гладко. Боль всё же была. В районе груди, где висел мой талисман. Такое чувство было, будто он вновь начал светиться, как тогда в музее, только в этот раз гораздо сильнее, что чуть ли не обжигал кожу. Именно это я и почувствовал. Даже подумал, что по окончанию этой процедуры, у меня останется след на груди. А к концу сеанса мне вообще стало плохо...

Я вспомнил. Это не в первый раз, когда мой талисман светился. Впервые это произошло в музее, когда я оказался возле одного из экспонатов. Мой талисман тогда светился, а ещё отдавал теплом. Таким приятным, что тут же становилось спокойно. Тогда я впервые заметил за своей вещью такое поведение. Даже слегка забавно становилось. Сказал «поведение», будто этот талисман живой.

Второй раз это произошло во время телепортации. Тогда я вновь чувствовал тепло в районе груди. И довольно сильное. Если не считать странных звуков, то... неужели и в тот раз мой талисман светился? Но почему?

...Я был в дальней части толпы, и потому меня мало кто видел или обращал внимания. И это было хорошо, однако мне нет. Только сейчас я почувствовал странное тепло в районе груди. И это не то тепло, что должно быть внутри. Я опустил свою взгляд и увидел, как из под майки что-то светиться. Не нужно было гадать что именно. Мой талисман. Как и тогда в музее. Он светился и в то же время отдавал теплом. Мне стало не по себе. Это было красиво, и в тоже время пугающе.

Затем был тот камикадзе. Которые стрелял в нас. Если бы не человек передо мной, то я был бы уже мёртв. Однако в тот день, в тот самый момент, мой талисман светился. Я чудом выжил. И сейчас вспоминая тот день я кое-что припомнил. В тот раз я не обратил на это внимания, но сейчас видел, как свет в кромешной тьме. Когда я был вне зоны опасности талисман перестал светиться. Это произошло после того, как камикадзе пристрелили.

«Талисман реагировал на того человека?»

Мне показалось, что это не так. Поэтому стал и дальше вспоминать события, что успели произойти со мной за столь короткое время. Любые странности. Чёрт, голова начинала болеть.

— Вот просто так? За спасибо? Никакого подвоха? И рабства тоже?
— Да нет же, — произнесла Рарити.
— Не верю. Не может быть такой щедрости. Хоть убейте, но не может, — ответил я и скрестил руки на груди. И чего это я так расхрабрился? — Так что нет. Спасибо, но не надо. И так похожу. Покеда...

...Меня стало отпускать. Чего это я вдруг так расхрабрился? Всё смущение в тот момент прямо рукой смело и это странно. Никогда подобного раньше со мной не было. А что я почувствовал в тот момент? Подвох в словах Рарити? Недоверие? Злость на нее за то, что она хотела потом как-нибудь воспользоваться мной за то, что сшила мне какую-то одежду? И это разве щедрость?

И снова. В тот момент я не обратил внимания, да даже не заметил этого, но в тот самый момент было очередное тепло в районе груди. А затем произошла эта ситуация... с моей грубостью в адрес Рарити. А она ведь всего-лишь хотела сделать мне одежду. В тот день я даже заприметил, что подобного странного поведения за собой не замечал, вплоть до того, пока не оказался на той базе. А ещё...

«А после манипулировать и заполучить то, что тебе нужно».

Странные негативные мысли. Такого за собой я не припоминал. И опять же, это началось после того, как я попал в Эквестрию. На базе. Там всё и произошло. Отчётливо вспоминается одна мысль, которая посетила меня во время разговора с Родионом.

«Чёртовы создания. В гробу их видал».

Я и раньше злился. На своих одноклассников, когда те меня бесили, или доставали, или обижали. Я злился, да. Максимум что и мог пожелать, так это чтобы они получили какую-нибудь плохую оценку, или провинились так, чтобы им потом досталось от родителей. Ну там ремня или ещё чего. Но... я никогда не припомню за собой, чтобы желал кому-то смерти.

Кстати о смерти. Я ведь чуть не совершил убийство. Скажу больше — я желал этого. Вспоминая сейчас, по телу пробегают мурашки.

«Утопить?»

В этот самый момент идея мне понравилась. Отличная месть за то, что она бросала в меня камни. Будет знать и впредь десять раз подумает, чем что-то делать...

Тогда я желал и хотел утопить Ре... Рий... ну Радугу Деш. За то, что она... бросала в меня камни? Складывалось ощущение, что я сошёл с ума, но... я ведь не сошёл, правда? А впрочем... что блин происходит!? После моего попадания в этот мир — всё идёт не так. Или так, но странно. Кто-то стреляет в тех, кого обучает. Ужасные мысли посещают, которые не дают покоя. Желания убийства. Недоверие к остальным. Что самое страшное — я не понимаю, почему это происходит. И как назло моя персона участвует во всех этих событиях. Это ли не безумие? Может я всё-таки в дурдоме и это всё сон? Я не знаю во что верить...

— Ты не виновата сестра. Он говорит правду, — поддержала Луна.

«Ч... чего?! Верят мне? После того, что случилось?»

Интересно вдруг стало. Почему меня это волнует? Мне надо радоваться, что мне поверили, а не волноваться о том, почему мне так просто поверили. Но всё таки мне это не давало покоя.

«Какого чёрта?! И как эти особы стали принцессами? Я — неизвестное для них существо. Еще и с другой планеты. И что же они делают со мной, после пары приёмов пищи вместе и небольшого общения? Отправляют меня в Понивилль к другим пони вместе с личной ученицей принцессы Селестии. Вот просто берут и отправляют. Без конвоя и тому подобного. Какого ХРЕНА тут творится?!»

Не знаю почему, но я не слабо так рассердился. Взгляд, словно приклеенный, остановился на Селестии. Мои брови сомкнулись на переносице, а во взгляде читалась злость. Вместе с этим я вновь почувствовал что-то теплое в районе груди. Что-то теплое, но такое приятное. Стоило только почувствовать тепло, как смелость во мне поднялась на неожиданный уровень. Забавно, как еще не случился передоз.

Да даже на допросе. Даже тогда было странное тепло в районе груди. Значит талисман опять светился. А вместе с этим появилась странная смелость, которая... которая появлялась в тот момент, когда я не поверил Рарити. Или когда пытался утопить Радугу. В те оба раза у меня бы смелости не хватило сделать что-нибудь такое. Кишка тонка и это правда, однако я сказал то, что сказал. А ещё почти совершил убийство, которое было вызвано желанием, но благо смог остановиться. Если обошлось, значит я ещё не сошёл с ума? Значит я ещё могу бороться за своё собственное тело?

И теперь я отважился спросить себя.

«Что же происходит? Почему светится талисман? И кто же прав?»

Во всех случаях, когда светился талисман, я не понимал, что происходит. Музей, телепортация, камикадзе и другие случаи. Они были странными. Особенно изменения в моем характере и странных мыслях, желаниях. Все эти происшествия были странными и... чёрт, как же сложно было в них разобраться. Будто это было невозможным.

«Невозможным? Хм...»

В эту секунду под фразу «невозможно» всплыло лишь одно слово. Магия. До того злополучного дня, когда мне впервые показали магию — я считал это невозможным, но теперь. Даже сам Родион говорил, что я оказался под воздействием магии. Тогда может и тот камикадзе был под действием магии? Разве нормальный человек стал бы стрелять в живых? Мне кажется нет. А что же тогда насчёт моего талисмана? Каждый раз, когда происходили странные события мой аксессуар отдавал теплом, а значит и светился. Значит во всём виноват мой талисман? Смелость, ужасные желания, злость, непристойные мысли... всё из-за моего талисмана?

— Блу Баттерфляй лечила тебя и следила за твоим состоянием первые два дня, как ты оказался в Кантерлоте. И по началу всё было хорошо, пока на второй день она не заперлась в комнате с тобой. На крики стражи она не обращала внимания. Когда же они выломали дверь то увидели, как... они увидели, как Блу Баттерфляй душила тебя. Ее лицо окрасила гримаса желания, удовольствия и безумия...

— Ты не доставляешь моей ученице проблем? — задала вопрос Селестия.
— Нет.
— Это точно?! — повысила голос принцесса.
— Д... да, — заикаясь ответил.
— В таком случае ответь мне на один вопрос. Почему Твайлайт хотела тебя убить?

Словно по сигналу последние два пазла встали на свои места и картина вырисовывалась не радужная. Если вспоминать странные случаи, моё поведение, а теперь и Блу с Твайлайт, то все пазлы вставали на свои месты. Теперь уже у меня не было сомнений, что всему причиной был мой талисман. Но... почему? Как обычная вещь способна такое учудить? Я не знал, но всему причиной был мой аксессуар, который... который... теперь.. висел... на шее... бессмертного... и всемогущего... аликорна. Селестии.

«И поэтому она ведёт себя так странно? Наверняка. Ох, сомневаюсь я, что теперь она отдаст мне талисман по просьбе любезной».

И вновь я поверил, что порой могу поработать головой, когда это нужно. Столько мыслей, столько вопросов пробежало. Я даже сумел вывести итог, хоть какой-то. Конечно он не обрадовал, однако... мне стало немного радостнее, что я всё-таки не тупой. Да и в реальном мире, за пределами моей головы, ничего такого толком не произошло. Шайнинг по прежнему стоял на месте, а его глаза бегали из стороны в сторону. Похоже он сомневался, исполнять ему приказ, или нет.

«А я то думал, что он капитан, и приказы выполняет без оговорок и протестов».

— Ты не веришь своей сестре? Не веришь, что она смогла одолеть Найтмер... — произнесла Луна.

Я уже знал, как Шайнинг относится к своей сестре. Быть может Луна просто повторяет свой вопрос? Поэтому Шайнинг в замешательстве. А я похоже что-то, да прослушал, пока копался в собственной голове.

— Довольно!

Похоже Селестию достало, что Шайнинг стоит, как истукан. Словно мусор она швырнула его. Мы по прежнему были в коридоре, поэтому отправило его в полёт до самой стены. К сожалению времени выбрать поворот у него не было и он впечатался в стену.

«Ого! Она даже не пожалела его...»

Я вновь испугался этой белой особы. Уже сбился со счёту. Мне захотелось убежать, но в последний момент вновь посмотрел на Луну и вспомнил сегодняшний разговор. Затем я через ту же дырку в стене посмотрел на Селестию, которая направилась к нам. Взгляд тут же упал на мой талисман. Злость вновь проснулась, да такая, что мне хотелось броситься на Селестию и задушить собственным руками. Лишь бы вернуть свою вещицу. Однако вместо этого я сглотнул... и встал перед Луной, закрывая её собой.

«Какого хера я делаю? Почему не убегаю? Хотя... это хорошая возможность. Селестия подойдёт ко мне, а я неожиданно наброшусь на неё, вопьюсь зубами ей в горло и приложу все усилия, чтобы прокусить. А затем заберу талисман. ОН МОЙ, А НЕ ЧЕЙ-ТО ЕЩЁ! МОЙ И ТОЛЬКО!»

Селестия подошла к дыре, но тут остановилась. Она наконец обратила внимание, что я закрывал собой Луну. Её это не слабо озадачило и она даже отступила на шаг назад.

«Чего это она?»

— Андрей? — удивилась она. В ответ я лишь сглотнул и продолжил уверенно смотреть на неё. И куда это мой страх подевался?
— Андрей? — Луна открыла глаза и с удивлением посмотрела на меня.
— Андрей, пожалуйста, отойди. Я не хочу причинять тебе боль, — просила белая. Злость в глазах испарилась, а на смену ей пришла нежность, как это было в нашу первую встречу. Вот такую Селестию я помню.
— Н... нет, — ответил ей, помотав головой. Чёт теперь мне стало страшно. Чего бы это?
— Но поч... аргх... — Селестия взялась за голову, а аксессуар стал светиться сильнее. Мне это не понравилось. Вот вообще.
— Принцесса?
— Я всё поняла, — произнесла она, подняв голову и взглянув на меня. Нежности будто и не было. Одна строгость. — Она заколдовала тебя и теперь ты подчиняешься ей.
— Что? Нет, принцесса. Я вовсе не...
— Не нужно оправдываться. Я уже всё поняла. Но не переживай. Как я управлюсь с ней, так сразу сниму с тебя чары. А сейчас... не мешай, — последние слова Селестия произнесла со злостью.

В следующую секунду я оказался под каким-то куполом. Или это был шар? Неважно, а главное что оно было круглой формы. А ещё прозрачное, с синим оттенком. Я тут же потрогал стену шара и меня охватила паника. Меня заперли внутри какого-то шара. Повсюду одни стены. Нет окон, нет дверей. Меня стала охватывать паника и я продолжал судорожно проверять каждый дюйм в надежде, что найду хоть какую-то лазейку, которая помогла бы мне выбраться. Ирония. Всю жизнь думал, что у меня нет клаустрофобии, а вот она, реальность.

Шар был рассчитан на размер моего тела. Я стоя мог принять форму морской звезды... не суть важно. Мне это совершенно не поможет. Паника то растёт, а я всё усерднее бьюсь о стены этого барьера, постепенно теряя собственный контроль на телом. Паника, будь ты неладна.

Вдруг я застыл. Внезапно Луна стала корчиться, будто ей было ужасно больно или чего похуже. Это наверняка Селестия начала её пытать. Родная сестра и скатилась до такого?!

— Прошу вас! Остановитесь! Принцесса Селестия! Не делайте этого!

Это всё, что я мог делать. Кричать. Селестия даже и ухом не повела. Будто бы не слушала меня. А Луне было не до этого. Ох, как же я не хотел сейчас находиться на её месте. Ой, как же не хотел. Даже представлять не хотел, что за муки она сейчас выносит. Ладно бы просто боль, а тут сама сестра причиняет боль и вполне осознанно.

А дальше я уже не мог терпеть. Я стал просто кричать. Паника полностью захватила моё тело и им же стало долбиться о стенки барьера, лишь бы выбраться из этого пространства. Клаустрофобия — страшная штука.

Паника была настолько сильна, что я даже не обратил внимания, когда сумел выбраться из барьера. Я тупо валялся на своих коленях, вне сил подняться. Да и желания никакого не было. Я выбрался из закрытого барьера и только мог, что дышать и дышать. Будто кислорода не хватало.

— Как ты... это сделал? — произнесла белая. Я наконец поднял голову. Селестия даже прекратила мучить сестру и с удивлением смотрела на меня. Впервые увидел замешательство, на лице белого аликорна. А впрочем я просто мог забыть про прошлый случай. Память то у меня хреновая.
— Что сделал? — будто ни в чём не бывало спросил я? А ведь серьёзно: что я сделал?
— Как ты выбрался из... из барьера? Это же невозможно! — уже разозлилась Селестия.
— Чё? — я огляделся по сторонам и не увидел никакого барьера. — Я выбрался!

Радость была недолгой. Я посмотрел на Селестию. Замешательство всё ещё не покинуло её лицо, однако меня привлекло кое-что другое. Мой талисман вдруг засветился ярче, будто бы отреагировал на что-то, а в следующую секунду я отправился в реактивный полёт по коридору. Правда уже в противоположную сторону с Шайнингом. И снова боль в спине.

«ДА ЛАДНО!»