Пределы отчуждения

Может показаться, что у жителей Мейнхеттена нет времени на всякую ерунду вроде самокопания и рефлексии. Что все они следуют заветам Селестии так же точно, как своему графику. Что каждый из них видит в окружающих только друзей, а в самых близких друзьях – смысл жизни. Однако кое-кто может воспринимать мир совсем не так, как может показаться. Лейтенант Эплджек скоро узнает, насколько искажённым может быть это восприятие и какие преступления оно заставит совершить, когда сотрёт из разума хозяина остатки здравомыслия.

Эплджек ОС - пони

Под чужими небесами

Однажды в Эквестрии очередные заигрывания с порталом-зеркалом пошли не по плану. Дискорд попытался всё исправить, но... это же Дискорд, в конце концов! В результате Шестёрке, Спайку, принцессам Луне и Селестии пришлось узнать на собственной шкуре, каково это - быть попаданцами! Всем досталось по своему миру, и лишь спасательная команда в составе Сансет Шиммер, Старлайт Глиммер и Санбёрста сможет выручить попавших в переплёт друзей и вернуть их обратно в Эквестрию. Так. Вы же не поверили, будто Дискорд это всё случайно устроил? Не поверили же?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд Человеки Старлайт Глиммер Санбёрст Сансет Шиммер

Кабанеро

Человек попадает в мир Эквестрии. Но вместо изящного тела цветной лошадки волею злого случая оказывается в образе большого и страшного чудища. Пони дружелюбны к чужакам, но к опасному пришельцу относятся настороженно. И сам несчастный уже сомневается ― а есть ли место ему в этом добром и пушистом обществе?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Человеки Кризалис

The Conversion Bureau

Наше время истекло. Природа, измученная хищническим отношением, сказала "стоп". Спасение - только там, за магическим барьером. Там, где тучные земли, и добрые соседи, и управляемая погода ... и мир, лишённый насилия. Пустяковая плата за вход - перестать быть человеком. Навсегда. Глоток зелья - и вы исцелитесь от жестокости и алчности, получив новое, здоровое, травоядное тело. Поехали? ...Но не все готовы переступить через себя. Даже перед лицом гибели не признав ошибок, человечество собирается дать новому миру последний бой.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Спайк Принцесса Селестия ОС - пони Человеки

Седьмой цвет гармонии

Что будет если в Эквестрию попадет мужик 37 лет. Сразу говорю! ДА я буду и дальше продолжать писать про попаданцев. И НЕТ не будет никакого насилия, убийств и т. п. Не будет понификаций ГГ. Только приключения, романтика и дружбомагия. Идеи и отчеты об ошибках присылаем мне на почту. И главное: НА ЗАКАЗ НЕ ПИШУ!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Принцесса Селестия и Найтмер Мун объединяются, чтобы спасти всех

Твайлайт Спаркл, принцесса Луна, принцесса Кейденс и королева Кризалис оказались обращены в камень. Освободилась Найтмер Мун. Всех надо спасать. Принцесса Селестия не думала, что ее любовная жизнь будет такой.

Принцесса Селестия Другие пони Найтмэр Мун Шайнинг Армор Чейнджлинги

Столкновение

Устоит ли Твайлайт Спаркл перед возможностью порадовать свою дражайшую наставницу, преподнеся ей целый новый мир, только и ждущий своего открытия каким-нибудь талантливым магом? Что за глупый вопрос? Конечно же не устоит! Вот только Селестия совсем не рассчитывала, что это произойдёт так скоро и так спонтанно, из-за чего в опасности оказалась не только её бывшая ученица, но и вся Эквестрия. Похоже, королевский отпуск отменяется...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Огнём И Копытом

Присоединяйтесь к дружной и весёлой компании эквестрийских приключенцев в их захватывающей жизни, изведайте тайны и взгляните из-за кулис на уже знакомую историю!

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Скуталу Принцесса Селестия Мэр Другие пони ОС - пони Найтмэр Мун Стража Дворца

Опоздавший

Некоторые авторы злоупотребляют глупыми фокусами, чтобы снова предложить читателю лишь классическое попаданчество. - Макс Нетто, доктор технических наук, Филлидельфия

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Человеки

Stampede!

Трио пони-цветочниц и их небольшое приключение во время катастрофы локального масштаба.

Другие пони

Автор рисунка: MurDareik

Утреннее пробуждение всегда даётся тяжело. Особенно когда его организует одна вредная, постоянно просыпающаяся раньше всех особа, скачущая по постели с криками “Вставай! Вставай!”. Но это воскресное утро было на удивление тихим. Настолько тихим, что кобылка нехотя скинула тёплое одеялко, встала и сама решила проверить что же случилось.

 А случилось гнездо. Ну или берлога. Явно свитое с раннего утра из одеяла, простыни и подушки, уютное, хоть и тесное убежище тряслось, шебуршало и хихикало, но мигом затихло от звука шагов кобылки. В воздухе повисло напряжённое молчание. Минуту спустя совсем юный, только оперившийся грифончик высунул мордочку наружу и, сделав глубокий вдох, спрятался обратно. Кокон, в который он за ночь превратил свою постель был непроницаем и распутать его было крайне непростой задачей. К счастью, Цвети знала своего приёмного сынишку как облупленного.

Тёмно-бирюзовая пегаска нарочито громко выдвинула ящик прикроватной тумбочки и достала принадлежности по уходу за гривой. В частности зеркальце и щётку. Так же громко кобылка раздвинула шторы у окна, впустив в комнату пронзительно яркие лучи воскресного утреннего солнца.  Эта незамысловатая череда действий заставила постельный кокон закопошиться, поспешно разворачиваясь в нагромождение из простыни, одеяла, подушки и одного маленького грифончика.

Его усыпанная пятнышками жёлтая шёрстка помялась после сна, а пёрышки с чёрными поперечными  полосками не до конца расправились, но глаза уже горели огнём охотника, выслеживающего добычу, потеряв даже намёк на сонливость. И та не преминула явиться. Стоило только Цвети взять в копыта зеркальце, как маленький солнечный зайчик, в мгновение ока молниеносно пересёк комнату. За ним тут же с боевым клёкотом промелькнуло жёлто-черное грифоноподобное пятно.

Пегаска умилённо вздохнула и продолжила причёсывать свою светло-золотистую гриву, не забывая водить зеркальцем из стороны в сторону, заставляя Клюви носиться по комнате. С недавних пор это стало их любимой игрой. Похоже в маленьком грифончике просыпается азарт охотника: коготки скребли по полу и стенам, а иногда и потолку, хищный писк сотрясал округу, а Цвети еле успевала уводить солнечный зайчик из под острого клюва.

Определенно, врождённые инстинкты Клюви дают о себе знать. К тому же это очень неплохо заменяет утреннюю зарядку и помогает справиться с его детской гиперактивностью, так что он не нарезает круги весь день вокруг Цвети. Впрочем, эту энергию почти всегда можно направить в полезное русло. Почти.

— Завтрак готов! — раздался крик с кухни и, прежде чем Цвети успела что-то ответить, пятнисто-полосатая молния не сбавляя темпа рванула за дверь. В коридоре послышался глухой удар, звуки когтей по дереву и удаляющийся весёлый писк. Пегаска лишь покачала головой. В первый раз она переживала за него, во второй просто беспокоилась, как бы не ушибся, но на третий она лишь закатила глаза и пошла проверять не образовались ли на стене новые трещины. Ибо это продолжалось вновь и вновь.

На выходе из комнаты на стене уже давно образовалась чётко различимая вмятина в форме грифончика. Если так будет продолжаться и он будет расти, можно будет отслеживать его рост по кольцам контура на вмятине, как по спилу дерева. Следы когтей на полу указывали дорогу на кухню. Иногда создаётся впечатление, что в доме живёт большая невоспитанная кошка. Впрочем, в каком-то смысле, так оно и есть.

На кухне уже собралась вся семья. Папа Цвети, Смит, увлечённо читал воскресную газету, задумчиво хмыкая и качая головой. Младшая сестрёнка Оладушка сидела на своём высоком стульчике для жеребят и на пару с Клюви голодным взглядом гипнотизировали здоровенную стопку свежеприготовленных блинов. Ну а Оливия, мать дружного семейства, заканчивала приготовления, расставляя по столу тарелочки, банку с черничным вареньем и кружки с чаем.

На несколько минут за столом возникла тишина, прерываемая лишь тактичным чавканьем и стуком ложек по краю банки с вареньем. Пони умело управлялись с блинчиками при помощи копыт и рта, но у юной Оладушки это пока не очень хорошо получалось. Она с завистью смотрела на ловкие когти грифончика, что не ускользнуло от его внимания. Намазав очередной блин вареньем, он свернул его в трубочку и протянул малютке. Та обрадованно схватила его копытами и тут же сунула в рот, довольно попискивая. В благодарность Клюви получил счастливую, перемазанную черничным вареньем улыбку.

— К слову о помощи, — внезапно подала голос Оливия, потянувшись к дочке, чтобы вытереть салфеткой ей мордочку. Та привычно подставилась, умилительно зажмурившись. — Так вот, сегодня бы не помешало хоть немного привести в порядок грядки. А то что-то совсем мы их забросили в последнее время.

От этих слов перья на загривке грифона встали дыбом. Глаза его лихорадочно забегали из стороны в сторону, лапки переступили поудобнее, когти впились в пол для лучшего сцепления. Цвети заметила что происходит, но прежде чем она успела что-то предпринять, Клюви скрутил оставшиеся на его тарелке блинчики в трубочку, запихнул не жуя в рот, отправляя в зоб, и буркнув едва различимое “спасибооченьвкуснонадобежать” молнией рванул из-за стола.

— Стоять! — рявкнула было Цвети, но пернатого прохиндея и след простыл.  Кивнув умилённо смеющейся матери, она запихнула недоеденный блинчик за щёку и отправилась в погоню.

Улица встретила кобылку ярким солнышком, пением птиц и приятной утренней свежестью. А вот отсутствие какого либо намёка на грифончика было совсем не приятным. Оглядевшись по сторонам, Цвети раздосадованно хмыкнула, топнув ногой. Чем спугнула соседских кур, с квохтанием бросившихся подальше от “буянящей” кобылки. Это внезапно подало ей идею.

— Клюви! — позвала она грифона. — Кл-кл-кл-кл Клюви! Цыпа цыпа!

— Эй, я не цыплёнок! — раздался откуда-то сверху недовольный голос. Цвети задрала голову и увидела своего беглеца, устроившегося на высокой ветке ближайшего дерева.

— Мозгов у тебя точно как у цыплёнка, если ты позволил себя так выманить, — съехидничала кобылка, победно ухмыляясь. Из-за солнца было плохо видно, но ей показалось, что грифон показал ей язык. — Слезай давай!

— Не могу! — честно признался грифон, покрепче впиваясь когтями в ветку.

— Почему? — растерянно уточнила кобылка, прикладывая копыто ко лбу и щурясь в попытке разглядеть получше.

— С-страшно!

На секунду Цвети оторопела от изумления, но придя в себя решила обойти дерево, внимательно его осмотрев. На противоположной от дома стороне ствола были отчётливо видны следы когтей. Значит этот ленивый и трусливый пушистый круп забрался на дерево на своих четырёх. Конечно, он ещё ребёнок, но уже вполне оперившийся. Приличные пегасы в таком возрасте уже более менее летают. Врядли грифоны в этом плане чем-то отличаются.

Решившись, Цвети расправила крылья, размяла их, сделала пару пробных взмахов и оторвалась от земли. Подлетев к грифону, она покружила вокруг него немного, дезориентируя и отвлекая, затем указала куда-то ему за спину:

— Смотри, это же Клубок идёт? — внезапно спросила пегаска.

— Где? — мигом обернулся Клюви и, прежде чем понял что происходит, получил всеми четырьмя копытами под свой пушистый зад.

Падая с пронзительным клёкотом, он, сам того не замечая, начиная от кошачьего хвоста и лап перевернулся в воздухе, стабилизируясь и совершенно рефлекторно распахнул крылья, прерывая падение. К его удивлению это получилось настолько привычно и естественно, словно он всю жизнь это делал. Почти грациозно планируя вниз, Клюви внезапно ощутил себя в своей собственной стихии, как рыба в воде: дышать стало легче, тело казалось лёгким и ловким, как никогда прежде.

У самой земли инстинктивно сделав пару взмахов, он кое-как смог заставить себя подняться выше, ловя восходящий воздушный поток. Грифончик попытался облететь вокруг дома, пронзительно попискивая от переполнявших его чувств, от ощущения ветра на кончиках перьев, но выходило у него неважно. Он всё время словно куда-то проваливался и с обиженным клёкотом был вынужден лихорадочно и беспорядочно махать крыльями. Все эти полёты становились крайне утомительными.

Увидев на земле Цвети, он ощутил прилив азарта и, чуть изменив наклон крыльев, слегка их сложил, и в стремительном пике ринулся к ней, пытаясь повторить только что изученный трюк. Падать это, конечно, не летать, но и тут нужна сноровка. Распахнув крылья у самой земли, грифон не смог правильно подгадать время торможения. Опыта в этом деле ему категорически не хватало, а одного инстинкта было мало. Так что Клюви глубоко пропахал носом землю, остановившись у самых копыт пегаски.

— Неплохо для первого раза, — похвалила его Цвети, помогая подняться и отряхивая с него комья земли. — А вот приземление на троечку с минусом, надо будет попрактиковаться. Ну, раз уж ты так рвёшься копаться в земле, пошли к грядкам, пустим твой энтузиазм в полезное русло. Как закончим, попрактикуешься в полётах ещё.

Потирая ушибленный лоб и отплёвываясь от вкуса земли, Клюви последовал за пегаской. Рядом с домом была вполне солидная череда грядок, ежегодно радующая их небольшим урожаем. Маленькая гордость Оливии и проклятие всего остального семейства, хоть они в этом и не признаются. Здоровенный ящик рассады, мешок с удобрениями и инструменты их уже поджидали.

— Опять оно? — Клюви сунулся в ящик чтобы убедиться в своей правоте. В нос тут же ударил тяжёлый землистый запах небольших нежно-фиолетовых цветков с алыми усиками. Грифон тут же отпрянул, морщась. — До чего пахуче!

— Это у тебя просто нюх слишком чувствительный, — улыбнулась Цвети, делая глубокий вдох и расплываясь в довольной улыбке. — Лично мне безумно нравится шафран. Есть в нём что-то чарующее, успокаивающее. И масло из него стоит больших денег!

Началась изнурительная работа по приведению огорода в приличный вид. Тяпки, лопаты, грабли — всё было пущено в дело, комья земли летели во все стороны. Энтузиазм Клюви подогревался обещанием возможности поучиться летать. От избытка чувств он то и дело расправлял крылья и делал взмахи, раскидывая комья земли во все стороны, за что исправно легонько получал от Цвети черенком граблей по макушке. Не больно, но обидно. Зато это быстро приводило в чувство и настраивало на рабочий лад.

Грифоньи когти оказались как нельзя кстати для работы с садовым инвентарём. Поудобнее схватив небольшую тяпку, Клюви закопался вглубь грядок. Наставляемый командами пегаски, он, задрав хвост, исползал огород вдоль и поперёк, оставляя за собой аккуратные островки почвы.

В очередной раз ковырнув землю, Клюви заметил как там мелькнуло что-то розовенькое, что-то живое, что-то… аппетитное. Блинчики это конечно хорошо, но это… это вызвало в нём прямо хищные позывы. Он принялся лихорадочно разрывать землю, пытаясь поймать всё норовивший ускользнуть хвостик дождевого червяка. Наконец он выбрал момент и молниеносным броском ухватился за него клювом. Дальше последовал сильнейший рывок в попытке вытянуть законную добычу. И вот он стоит, самодовольный победитель огромного червяка со своей добычей в клюве… которая всё равно норовит уползти! Настолько длинным оказался этот монстр. Но Клюви тоже был не промах и быстро-быстро съел своё ползучее лакомство.

— Вот и отлично, вот и пообедал, — ухмыльнулась ему Цвети. За годы жизни с грифоном, она уже привыкла к такому. От былой брезгливости, когда она ему недавно вылупившемуся носила червей и рыбку, не осталось и следа. В голове пегаски промелькнула мысль, свойственная всем матерям: “Какой же он у меня уже большой! Казалось только вчера был беспомощным птенчиком, которого я прятала на заброшенной мельнице.”

— Что смешного? — голос Клюви вырвал её из воспоминаний. — Почему ты так улыбаешься?

— Я? — пегаска пару раз моргнула, подыскивая ответ. — Я просто вспомнила что-то очень хорошее. Давай не будет отлынивать от работы. Быстрее закончим, быстрее сможем полетать.

— Уря! — от напоминания о скорой награде грифончик заработал с удвоенной силой. Конечно, это сильно сказалось на качестве, но Цвети нивелировала все его ошибки и неаккуратности. И уже к обеду, как и планировалось, с грядками было покончено. В красивых ровных  рядах через равные интервалы расположились аккуратно посаженные цветы шафрана.

— Ах, какие вы у меня молодцы! — похвалила их работу Оливия, подходя с корзинкой для пикника. — Таким трудолюбивым пони… и грифону положен вкусный обед. Налетайте!

В корзинке оказались ровненькие рядки бутербродов с разными вкусностями вроде ромашки и салата, а также компот. Клюви, несколько перекусивший за работой, особо есть не хотел, а вот жажда его мучила, так что он мгновенно припал к крынке. Обе кобылки умилённо смотрели как он жадно пьёт, жмурясь от удовольствия как кот. Утолив жажду, грифончик довольно завалился на спину, поглаживая живот.

— Хорошо-о-о, — протянул он, сладко зевнув.

— Отдохни немного, если устал, — Цвети села рядом, жуя бутерброд. — Полетать можно и завтра.

От этих слов грифончик аж подпрыгнул, переворачиваясь в воздухе и приземляясь на лапы у недоумением на лице.

— Как завтра? Мы же хотели сегодня! — протараторил он с обидой в голосе. Казалось ещё немного и он заплачет.

— Сегодня так сегодня, — пряднула ушками пегаска. Закинув остаток бутерброда в рот и прожевав, она пояснила: — Мне показалось, что ты устал, но, похоже, я ошиблась. Что ж, вперёд, начнём с азов и посмотрим, действительно ли ты схватываешь на лету.

В качестве лётного полигона было выбрано огороженное забором поле неподалёку. Лишённое всяких деревьев, просторное и открытое, оно подходило как нельзя лучше. К тому же тут стояло несколько стогов сена, которые идеально подошли бы для тренировки приземления: и цель есть, и если ошибиться и упасть, будет не больно. Идеальное место для только только вставшего на крыло грифона.

Следующие несколько часов прошли в попытках научиться взлёту, парению и приземлению. Сначала Клюви никак не мог оторваться от земли, словно его кошачья половина отказывалась покидать уютную почву под ногами. Но в какой-то момент грифон ухватил то необходимое для взлёта ощущение, отдался ему и у него сразу стало получаться. Он описал это как “упасть с ветки вверх”, что звучало для Цвети крайне странно, но она поняла о чём он. Отказаться от покоя земли в пользу непостоянства воздуха. Сложное чувство, которое почти невозможно описать тому, кто никогда не летал сам.

Парить у Клюви получалось почти без проблем. Он сразу стал чувствовать воздушные потоки и понимал как расположить крылья так, чтобы подняться выше или спуститься к земле, двигаться вперед, следуя воздушному течению. Он скользил на небесных волнах как настоящий воздухоплаватель. Цвети даже немного позавидовала тому как легко это далось грифону. Лично у неё до сих пор случались казусы с воздушными ямами.

— Я просто каким-то шестым чувством знаю куда лететь, — пояснял Клюви во время небольшого перерыва на отдых. — Не вижу, не понимаю, а именно знаю. Стоит только задуматься как я это делаю, так сразу перестаёт получаться.

— Просто ты у меня очень талантливый, — потрепала его за хохолок Цвети, радуясь его успехам.

А вот с приземлениями пришлось повозиться: раз за разом Клюви промахивался мимо цели. К счастью врождённая кошачья ловкость позволяла избежать серьезных травм, но шишек и синяков он себе наставил изрядно, особенно когда пролетел мимо стога сена ровнёхонько в забор. Пришлось потратить какое-то время, вызволяя застрявшего грифона из деревянного плена. К концу дня у него стало получаться чуть лучше, но к тому времени он был так измотан, что дальше пытаться летать было невозможно.

И узнал он об этом крайне неожиданно. Вот он уже привычно парит на воздушных волнах, ощущая их убаюкивающие покачивания. Приятный вечерний ветерок треплет шёрстку и поглаживает крылышки. Дышится легко и глубоко. Глаза невольно жмурятся от переполняющего его блаженства. И вдруг… ничего. Клюви словно провалился в никуда, падая, как ему показалось, целую вечность, хотя на деле прошла лишь доля секунды. Крылья отказались слушаться уснувшего грифона и он сорвался с воздушной волны, отправляясь в крутое пике с опасной высоты.

К счастью он был не один: пегаска неустанно наблюдала за каждым его действием. Поняв что произошло, Цвети молниеносно бросилась на помощь. Поймав Клюви прямо в воздухе, она бережно спустила его с небес на землю и тщательно осмотрела от самого клюва до кончика хвоста. Но ничего необычно, кроме уже знакомых синяков на нём не было. В её копытах грифон встревоженно очнулся и, сонно убедившись, что всё хорошо, окончательно отключился, потешно раскинув во все стороны уставшие за день лапы и крылья.

Облегчённо вздохнув, Цвети отнесла его в дом. Пернатый упрямец морщился и вяло пытался отбиваться сквозь сон, но сил него на это не осталось ни капли. Вот что значит полная отдача. Он даже умудрился зацепиться когтями за дверной косяк, когда его вносили в комнату, оставив после себя  несколько длинных царапин. “Надо будет купить ему деревянных игрушек, пусть об них когти точит,” — сделала пометку на будущее Цвети.

Пегаска аккуратно положила Клюви на его постель. Оказавшись в знакомом окружении, грифон перестал хмуриться и сопротивляться. Он нахохлился, распушился, и, свернувшись калачиком, мирно засопел, обняв свой собственный хвост. Цвети какое-то время полюбовалась на эту идиллическую картинку, укрыла его одеялком и, сладко зевнув, пошла в сторону своей кровати. Завтра будет ещё один особенный день.

Комментарии (2)

+1

Замечательно. Спасибо большое. Очень понравилось

Oil In Heat
Oil In Heat
#1
+3

Мило,пушисто,с картинками. Годнота в общем)

ze4t
#2
Авторизуйтесь для отправки комментария.