Автор рисунка: Devinian
Глава Третья: Рарити Глава Пятая: Пинки Пай

Глава Четвертая: Твайлайт Спаркл

«Итак, вот оно. «Пироги, Первоосновы и Сталь» от Даймонд Диггера, «Происхождение Пони» от Дарвайнни, и «Трактат о Государстве» от Великого и Могучего Аристротеля. Прочитайте их, а затем сравните их с другими книгами в списке, и тогда у вас будет неплохая отправная точка для изучения истории Пони. А если вам нужно больше источников, то историческая часть литературы располагается на полках у стены слева от входа, а также вот еще эта стопка книг, и если вам нужно что-то еще, чего у меня нет, вы должны будете заполнить вот эту заказную форму… о, я дала вам библиотечную карту? Мы можем стать Библиодрузьями!

Погодите, что? Вы хотите, чтобы я рассказала вам историю? О… что ж, конечно! У некоторых культур существуют очень богатые традиции устного творчества, как, например, у бизонов. Так… Это должна быть история, которую я знаю наизусть, которая идет от сердца… О, я могу рассказать вам о том, как Селестия сотворила Солнце!

Давным давно, жил единорог, по имени Старри Ноушенс. И он был гениален! Он написал «Магию в Естественном Мире» и «Математику Звезд» и «Краткую Историю Магии Единорогов», и множество других текстов, которые до сих пор являются необходимым учебным материалом и фундаментальными основами современной магической теории. Были ученые единороги и до Старри Ноушенса, но никто из них, на самом деле, не изучал магию так, как это делал он. Он носил зеленую шляпу и плащ, и он изучал все сверхъестественное, каталогизировал все магические тайны и законы нашего мира. Он был самым великим волшебником на протяжении всей истории Эквестрии. В те времена существовала псевдо-политическая организация, известная как Шесть, которая была, в значительной мере, предшественницей современного национального государства, управляемого единственным пони-монархом. И Старри Ноушенс входил, безусловно, в число этих Шести.

Старри Ноушенс руководил огромной территорией, и дела на ней вел с минимальными усилиями. Он использовал магию, чтобы держать небеса ясными, а пони накормленными, но не более того. Он удостоверился, что земли получают достаточно света, и он потратил некоторое свое время на то, чтобы истребить всех монстров, что атаковали его земли. И он тратил столько времени, сколько это было возможно, на свои изыскания, изучая все больше и больше магии, и используя ее все меньше и меньше. Он был самым могущественным пони в мире, но он, также и делал меньше всех.

Тем временем, Селестии начали приходить сны. Ей снилось Солнце, и она знала, что должна построить его, но не имела представления как. Итак, после того, как она испробовала все, что могла, она пришла к Старри Ноушенсу, и попросила его о помощи. Она сказа ему, что ей нужно сотворить пламя, которое осветит собой весь мир. Старри Ноушенс был заинтригован: никогда прежде пред ним не стояло такой сложной задачи. Это было интересное направление для его исследований и, при этом, достойное испытание его способностей. И потому он согласился, и Селестия со Старри Ноушенсом приступили к увлеченному изучению.

Королевская Библиотека хранит их рабочие записи, и я прочитала некоторые из них — и они совершенно невероятны! Можете ли вы себе вообще представить, какие силы должны быть вовлечены в сотворение Солнца? Самоподдерживающийся источник тепла и света, с достаточным уровнем магического сродства, чтобы позволить ограниченный контроль над собой? Не настолько горячий, чтобы сжечь Эквестрию, но и не настолько холодный, чтобы быть бесполезным, и способный на изменения при смене сезонов — слишком много всего, так много деталей! Заметки Старри Ноушенса были понятны и объясняли многое. Была трудность в поиске подходящего источника топлива, зажигания, поддержки, слежения, поддерживающейся связи с Эквестрией, с контролем за сезонами — и это я еще даже не упоминала вспышки и затмения! Могу вам рассказать про солнечные вспышки.

Но это все, наверное, было не слишком весело для Селестии, потому что с какой стороны ни посмотри, но Старри Ноушенс был совершеннейший старый ворчун. Он раздавал ей указания, называл ее тупой, когда она ошибалась. Он заставлял ее делать всю тяжелую работу, и нагрузил ее задачей по контролю за невероятно сложным погодным заклинанием, чтобы получить еще больше свободного времени для своих изысканий. Когда монстры атаковали город, Селестия должна была выйти против них в одиночку. Когда они не могли прийти к соглашению по поводу магической теории, шум от их спора можно было слышать даже в городе, лежащем внизу. И Старри Ноушенс время от времени даже грозился выгнать ее взашей. Видимо, не слишком помогал делу тот факт, что Селестия в те времена была лишь подростком, и Старри Ноушенс не одобрял стиль ее прически и громкую музыку. В одной из транскрипций я прочитала, как Селестия крикнула Старри Ноушенсу: «Ты мне не папа!»

Но после года исследований, Старри Ноушенс, наконец, пришел к окончательному решению: проект невозможен. Он собрал топливо, записал заклинания, разработал духовные привязи, которые были необходимы. Но сердце звезды сделано из Идеи, идеи о том, что все будет хорошо, пойманной в сеть из нитей, сплетенных из Надежды. Но идеи не горят. Старри Ноушенс продумал все детали и понял, что нет ничего, что может зажечь этот огонь, и затем принес Селестии эту дурную весть: Ее Солнце не будет никогда существовать, не сможет никогда гореть.

Селестия, конечно же, с этим не смирилась. Она знала, что Солнце возможно. Она видела его в его законченной форме в своих снах и чувствовала глубоко в своем сердце, что в этом заключается ее предназначение, ее особый талант. Она вступила в очередной громкий спор со Старри Ноушенсом, и единорог, в итоге сказал: «Если ты хочешь попробовать невозможное, вперед!» И затем он выбежал из комнаты без оглядки.

Селестия решила, что не свернет со своего пути, и потому, она свела вместе все ингредиенты и компоненты заклинания. И, собравшись с силами, сфокусировала всю свою магическую мощь на попытке зажечь огонь из невозможного. После первого часа, ей показалось, что она немного продвинулась. После второго, она подумала, что уже почти достигла желаемого. На девятый час на нее начало опускаться отчаяние.

Что бы она ни делала, как бы сильно она ни старалась, как бы старательно она ни сосредотачивалась, она не могла зажечь этот огонь. Она делала все правильно, но все было так, как и сказал Старри Ноушенс. Такой акт творения был невозможен. Но она пыталась все равно. И дело становилось опасным — Ритуальная магия невероятно сложна, и чем дольше вы ее творите, тем больше ее скапливается в одном месте, и тем больше вы устаете и, тем самым, увеличиваете шанс на ошибку. Небольшие огни пожара загорелись вокруг Селестии, но она не сдавалась и не останавливалась.

На шестнадцатый час, колени Селестии подломились, и она упала на пол. Но она продолжала фокусировать свою магию, пока пыталась встать на ноги, только магия убегала от нее. И вот, внезапно, ее коснулось чувство, что все вот-вот развалится. И даже тогда, Селестия не отступила и не сдалась. Она уперлась, сосредоточившись на том огне, что должна была сотворить. Селестия говорила не раз, что Солнце для нее как собственное дитя, и, может, потому она продолжала идти вперед. Она не могла остановить творение, как не могла бы она остановить процесс рождения.

Но там, в то время, все казалось безнадежным. Заклинание распадалось, и весь проект казался обреченным.

Но затем, зеленое сияние заполнило комнату. Старри Ноушенс встал рядом с Селестией и начал вливать свою магию в ритуал. Они улыбнулись друг другу, и тогда возникла искра. Идея воспламенилась. И, со звуком, похожим на сердцебиение, Солнце вошло в этот мир.

И в этом заключается самый важный смысл магии: нечто такое, о чем я сама узнала буквально совсем недавно. Пони в одиночку способен на удивительные вещи, вещи способные перевернуть мир, вещи, которые будут на слуху до конца вечности. Но два пони могут совершить невозможное. Магия — это не только таблицы, графы и математика, это еще и причина, ради которой она совершается. Я знаю, я довольно неплохо ей владею, обычно, но когда со мной мои друзья — я непобедима.

Помните, ради чего вы делаете то, что вы делаете. Помните, для кого вы это делаете.»