Автор рисунка: Siansaar
Глава 2 «Большая тень надежды» Глава 4 «Мертвецы не лгут»

Глава 3 «Искажённое отражение»

*Сараби – "мираж" с суахили

– Что за Сараби? – наконец выдавливает Рейнбоу.

Шиммер вытаскивает книгу, ручку и начинает быстро водить по бумаге. Если всё окажется так, как она думает...

– Сараби – местная знаменитость в... моём мире. – поясняет Сансет не отрываясь от занятия. – Телепат, способный менять визуализацию и создавать как-то малопонятных мне существ. У нас их называют безымянными. И если...

Книга озаряется лиловым свечением, и на бумаге начинают вырисоваться слова сообщения из другого мира. Дэш заглядывает через плечо подруги.

«Сараби? Он был сослан в ваш мир и лишён сил несколько лет назад. Но, после того, что случилось с сиренами, я не могу быть уверена, что он безопасен, поэтому будьте начеку. Заранее прошу прошения Сансет, я не могла повлиять на изменение места ссылки. В Тартар его отправлять оказались, так как он представляет меньшую опасность, чем те, кто там заключён.»

***

По закону несправедливости всё должно всегда наваливаться одновременно. Так, чтобы не продохнуть, чтобы на лёгкие давили неподъёмные пласты. Чтобы конечности разрывало от невозможности выполнять несколько дел параллельно. Чтобы в конечном итоге голова болела, не переставая, трещала и не соображала. И ничего сделано в итоге не было. Только так, никак иначе.

Вместо «доброе утро» Сансет сразу переходит к делу, подпихивая Рэрити чашку кофе и папку с единственным листом бумаги внутри.

— По результатам... моих небольших манипуляций, выяснила, что какие-то магические существа ошиваются по ночному Риверсайду, пока мы мирно спим в своих кроватях. Кто, спрашивается, будет спасать этот мир, если не мы?

Модельер открывает папку, взглядом скользит по листу, делает несколько глотков.

— Хочешь, чтобы я ими занялась, пока все стоят на ушах из-за пропажи Спаркл?

Шиммер усмехается, без какой-либо заминки забирает у неё чашку с ещё не допитым горячим кофе. Видимо, во всём это хаосе одна она продолжает чувствовать себя комфортно и стабильно.

— Ты либо стареешь, Рэр, либо совсем сдаешь позиции, — и добавляет, отпивая небольшой глоток, чтобы не обжечь нёбо: — Я хочу, чтобы вы втроём: ты, Дэш и ЭйДжей, занялись этой проблемой. Это работа, которую нужно выполнять. Ваших сил будет вполне достаточно для этого. А мои, увы, здесь абсолютно бесполезны.

Она права; кто ещё будет спасать, если не они? Хотя, последние новости о том, что объявился какой-то новый магический гад, который шагает по миру, творя свои тёмные делишки, знатно напрягают. А ещё и Твайлайт — опять же не без вмешательства Сараби. Тут не до уничтожения одного-двух нарушителей. Тут приходится мыслить масштабнее.

Рэрити смотрит на лист бумаги, переводит взгляд на Сансет. Она улыбается, чуть прищуривается.

— Давай же. Не заставляй меня доводить всё до уровня приказа.

Спорить, наверное, бесполезно. Потому она коротко кивает, сухое «спасибо» вместо ответа. Только предчувствие неприятное; Дэш пошлёт их нахер с такими заданиями. Пошлёт и будет полностью права. Поиски Твайлайт должны стоять в приоритете. Они и стоят, если задуматься. Но сидеть ровно на заднице и ничего не делать поисками вряд ли можно назвать. Отследить Сараби будет ещё сложнее, чем искать в многомилионном городе невысокую лиловую девчонку восемнадцати с небольшим лет. Даже если у того и есть постоянное местоположение, то они ни на каплю не приблизились к его обнаружению. Вообще кто-либо, кроме них, вряд ли его ищет. И ни у кого гарантий нет, что и они не опустят руки.

Война за нормальную жизнь давно проиграна. Сопротивляться бесполезно.

Рейнбоу и Эпплджек — обе — находятся в зале, выбивающие дух и друг друга. Для них любое свободное время, ещё с детства превращается в соревнование и возможность повыпендриваться. Рэрити быстро поднимается по лестнице, когда Эпплджек ставит Дэш подножку и та рухает на пол с глухим звуком.

— Покалечиться, конечно, неплохая идея, но поискам твоей соседки это вряд ли поможет, — спокойно замечает Рэрити, привлекая внимание к себе.

— Кто-то не в духе? — спрашивает Эпплджек, внимательно наблюдая за тем, что последует дальше и совершенно выпускает из внимания Рейнбоу.

— Напротив, — говорит Рэрити и кидает на банкетку папку, — у меня здесь что-то интересное.

У ЭйДжей глаза блестят любопытством, она делает шаг вперед, Дэш подсекает, и с таким же глухим звуком она падает на пол. Рейнбоу подмигивает ей и поднимается с пола, направляясь в сторону модельера.

— Это нечестно, — возмущается Эпплджек, проводя пальцами по волосам, выдыхая.

— Кто бы говорил о честности, — бурчит Дэш и берёт в руки папку, быстро просматривает строчки текста.

Рэрити закатывает глаза. Говорит:

— Прекратите. Обе.

Эпплджек всё же поднимается на ноги, и к тому моменту, как доходит до них, Рейнбоу захлопывает папку; она вытаскивает её прямо из рук спортсменки. Та в лице меняется: ожидала увидеть там нечто другое, думала, что есть новости о Твайлайт, о Сараби, о чём угодно другом, но имеющим значение. Всё, что находится на том листе бумаге, бессмысленно.

— Я никуда не иду.

— Рейнбоу, — произносит Рэрити с нажимом.

— Я сказала: я остаюсь и продолжу искать Твайлайт, — твёрдо, с долей непонятно откуда взявшейся агрессии. Эпплджек упирается ей в грудь рукой, пытается отодвинуть и захлопывает папку. — Ты тоже считаешь, что у нас есть на это время, ЭйДжей?

Она выдыхает, переводит взгляд с одной на другую.

— Если Сансет хочет, чтобы мы занялись этим, значит, это важно, — а Дэш усмехается, качает головой из стороны в сторону, не веря своим ушам. — Забыла? Она делает всё, чтобы найти Твайлайт.

Всё, как Рэрити и предполагала. Рейнбоу считает это сущим бредом — заниматься какими-то магическими тварями, когда Твайлайт неизвестно где с психованным телепатом, решившим, кажется, весь мир поставить с ног на голову. У неё такое выражение лица, будто всё услышанное — плохая и несмешная шутка; будто они над ней издеваются.

— Я никуда не пойду, пока Твайлайт не вернётся домой.

Рэрити хмурится, складывает руки на груди. Звучит возмущённо.

— Иди и скажи Сансет, что тебе плевать на благополучие мира. Давай. Я не стану покрывать тебя. Вперёд. Скажи ей, что лишний час работы мешает тебе сидеть здесь и ничего не предпринимать.

Дэш хочет что-то выпалить, ответить, но вовремя затыкается. Она переводит взгляд на Эпплджек, ищет у неё поддержки, но она молчит. Молчит и не вмешивается в их перепалки, пока те не доходят до критического уровня. Как и всегда.

Дэш говорит:

— Не собираюсь с тобой спорить. Ты просто не понимаешь, что я чувствую, вот и всё, — проходит мимо, почти задевая подругу плечом. — В этот раз без меня.

Эпплджек приходится удерживать себя, чтобы не пойти за Рейнбоу. Потому что слишком остро та всё воспринимает, потому что никто не сомневается, что сейчас в приоритете поиски Спаркл. Вместо этого она лишь провожает спортсменку взглядом, а потом словно резко приходит в себя, хлопает стоящую рядом Рэрити по плечу и довольно улыбается.

— Защищаем мир, ха? Кто же, если не мы.

А модельер всё смотрит через плечо, подвисая. Прокручивая в голове слова подруги; выдавать нужную реакцию на пропажу Спаркл стоило бы перед зеркалом репетировать, иначе никто не поверит, что она тоже вообще-то делает всё возможное, чтобы её найти.

— Да, — тянет Рэр, — прямо как в старые-добрые времена. Только не помню, чтобы раньше Дэш оставляла всё на нас, — а потом выдыхает, отпускает ситуацию и смотрит на подругу. — Или ты тоже против?

Эпплджек давит смешок.

— Шутишь? — и хватает её под руку, буквально тянет за собой. — Мне порядком уже надоело сидеть на ферме.

Как будто она так и постоянно сидит там. Рэрити бы прокомментировала, но выбирает всё же промолчать. Не хватало за один день поссориться с двумя подругами.

— Раньше количество катастроф просто убивало, — продолжает Эпплджек. — Кто бы мог подумать, что я буду по ним скучать, — замолкает, смотрит на подругу и меняется в интонации. — Всё нормально?

— Да, — тут же отвечает модельер, пожалуй, чересчур поспешно. — Рейнбоу раздражена, её можно понять. Наверное.

— Ты бы тоже взбесилась, если бы пропал Блюбалд. А ты не так пассивно раздражаешься, как Дэш, знаешь ли.

У очередной развилки коридора она выпускает подруги руку и разворачивается на пятках.

— Пять минут, встретимся внизу, — бросает Эпплджек и быстрым шагом удаляется в сторону уборной.

Рэрити в очередной раз вспоминает, что стоит позвонить Блюбалду. Банально дать знать, что он в порядке, всё нормально и все живы. Все ли? Если по-хорошему, то Рейнбоу права, они не знают, в каком состоянии Спаркл и что с ней происходит. Так что говорить о том, что все живы — достаточно поспешное заявление. Она достает телефон из кармана, крутит его в руках и засовывает обратно в карман. После похода позвонит, обязательно позвонит. Сейчас на это нет времени; Блю поймёт.

Эпплджек и правда укладывается в пять минут, но всё равно перспектива идти на неизвестных магических тварей вдвоём не устраивает. Что-то не то, в конце концов друзья для того и нужны, чтобы сражаться вместе; но Флаттершай в обморок упадёт, как только первые слова услышит, Сансет мало чем поможет, а Рейнбоу занята, ей некогда. По её меркам мир вращается вокруг Твайлайт Спаркл, которая так и не научилась не влезать в неприятности, когда обстоятельства требуют затаиться и ждать. Не лезла бы она никуда, всё было бы иначе; пассивное раздражение не растёт уже.

Хруст кроссовок, Эпплджек сбегает по лестнице вниз. Рэрити поднимает голову, делает затяжку, но подниматься со ступеней не торопится.

— Я думала, мы торопимся, — медленно произносит она.

— Да, — кивает модельер, — сейчас идём.

Не нужно влезать в голову или ковыряться в мыслях. И так понятно, что рассредоточена. Такой расклад не устраивает, блондинка поправляет шнурки, всё равно не привлекает особого внимания.

Говорит:

— Слушай, дай мне десять минут, и я попробую разрулить ситуацию. Заодно докуришь пока.

Рэрити вскидывает брови, мол, ты вообще знаешь, сколько времени занимает выкурить одну сигарету. Цепляться друг к другу потом будут.

— Ну так? — многозначительно спрашивает Эпплджек, во взгляде уверенность и серьёзность.

— Не думаю, что из этого что-то выйдет, — хмыкает Рэрити, выпуская струю дыма изо рта. И рукой машет в сторону входа в общежитие. Дэш что, решила поселиться в их библиотеке? — Но иди, конечно, раз тебе так хочется.

Она довольно улыбается.

— Я скоро, — произносит громко, твёрдая подошва кроссовок глухо стучит по каменной поверхности ступеней, пока она поднимается ко входу.

— Время пошло, я засекаю, — беззлобно в ответ. Будто бы поддразнивает. Она улыбается довольно перед тем, как скрыться за дверью, а Рэр снова переводит взгляд куда-то перед собой. Затягивается приличной порцией табачного дыма.

Всё равно ничего не получится. Рэрити уверена, что Дэш решения не изменит; да и с чего бы ей передумать? Повода для этого абсолютно точно нет.

Эпплджек настроена решительно, вытащить Рейнбоу из своей скорлупы давно пора; кажется, она только и занимается тем, что пытается заставить своих подруг быть людьми, а не машинами. Порядком изматывающая работа, да ещё и неблагодарная. Она направляется сразу в библиотеку, когда её зовёт по имени Сансет. Потратить десять минут на два разговора в план не входило, но выбора у неё нет. Потому что всё же решает подойти к Шиммер.

Пересекает помещение, выходит на кухню. Сансет быстро стучит по клавишам ноутбука, одновременно поглядывая на книгу для связи, отвлекается, как только видит подошедшую Эпплджек.

— Что-то случилось? — спрашивает заинтересованно та. — Новости о Твайлайт?

— Не совсем. Но хорошо, что вы ещё не ушли, — говорит Сансет, оглядывается и говорит ещё тише. — По непроверенным данным те магические существа являются безымянными.

У фермерши на лице недоверие смешивается с непониманием, а Шиммер снова оглядывается. Слишком много людей вокруг.

— Источник? — понижая голос произносит ЭйДжей, замечая осмотрительность собеседницы.

Сансет отрицательно качает головой.

— Не могу сказать, прости.

Недовольный выдох, Эпплджек уже собирается уходить, но Сансет её одергивает.

— Если это так, то вы не можете идти без Рейнбоу. Уговори её любыми способами, — произносит, заминаясь между предложениями.

— Это я и пытаюсь сделать, — звучит в ответ. Эпплджек не спрашивает, откуда та знает, что Дэш остается в библиотеке. Скорее всего, она уже поговорила с Шиммер сама. Скорее всего, она уже успела высказать ей, что она недостаточно делает для поисков Спаркл. — Знаешь, куда она пошла? – чисто для поддержания беседы.

— Проверь в библиотеке, — говорит Сансет. — Она стащила мои бумаги и перепроверяет за мной. Как будто я нуждаюсь в том, чтобы за мной перепроверять.

Рейнбоу перегибает палку. Определённо точно перегибает палку. И всё же непроверенная информация Сансет — именно то, на чем Эпплджек может сыграть; мотивация для подруги пойти вместе с ней, а не сидеть в библиотеке. Это граничит с враньём, слишком близко от лжи, но Эпплджек плевать, к ней в руки только что попал реальный способ увести подругу с собой. Да, вдвоём они, может, и справятся. Но с Дэш эта возможность становится очевидной, с ней другого исхода быть не может.

Она без стука заходит в помещение. Замирает у открытой двери, замечая сидящую за столом подругу, вокруг которой настоящий хаос из книг, карт, каких-то писем и бумаг. Дэш смотрит на неё беглым взглядом и возвращается обратно к тому, чем и была занята.

— Я же сказала, что никуда не пойду, — отзывается она. — Или ты решила остаться и помочь?

Эпплджек смотрит чётко перед собой, не начинает распинаться в предварительных речах; переходит сразу к сути.

— Поступила информация, что те твари – безымянные. Пешки Сараби.

И оно работает, потому что Рейнбоу поднимает голову, выпускает из рук листы и карты. Имя телепата действует на неё с поразительной силой.

— Ты же понимаешь, что это значит? — уточняет ЭйДжей.

А Дэш уже вскакивает со стула, снимает куртку со спинки того и надевает на ходу, проходя мимо неё.

— Ещё как понимаю.

Эппджек приходится догонять её, чтобы не отстать; на губах довольная улыбка, она молодец, хорошо справилась. Не пришлось впадать в долгие объяснения и упрашивать. Слишком легко, стоило сразу сказать, что эта прогулка прямо влияет на возможность обнаружить местоположение Сараби.

Они выходят из здания, Эпплджек мысленно отмечает, что стоит поблагодарить Сансет за такую возможность, но почти сразу же забывает об этом. Догнать Рейнбоу удаётся уже на ступеньках.

— Прошло пятнадцать минут, — кидает ей Рэрити, а ей хочет сморщить недовольное выражение лица, как будто ей лет пять.

Ничего она не засекала, но не высказаться не могла.

— Зато смотри, кто всё же согласился пойти, — звучит почти победоносно; по крайней мере, она собой точно гордится.

Рейнбоу говорит:

— Если задействованы создания Сараби, то это прямая возможность выйти на него, а значит, и найти Твайлайт.

Рэрити переводит взгляд на Эпплджек. Она, что, соврала подруге, чтобы та пошла с ними? У фермерши на лице ни одна мышца не дергается, слишком спокойная. Хотя врать она умеет превосходно, но могла бы и её в известность поставить.

— Я встретила Сансет, — объясняет она, — и случайно собрала ещё немного информации. Можете не благодарить, что всё делаю за вас, — и до того, как слышит ответ от любой из них, направляется вперед. — Даже безымянные, думаю, ходят по барам, а я зависаю тут с вами. Быстрее начнём, быстрее закончим.

С этим не поспоришь.

Только вот идти им не в бар, а в парк соседнего города, куда надо на автобусе колесить. Что магическим существам вообще может быть нужно в парке? Логика определённо страдает; но мотивация безымянных не интересует. В мотивации и причинно-следственной связи разбираться можно, сидя где-нибудь... в библиотеке; сейчас необходимо действовать.

Пока они к остановке идут, Дэш кидает:

— Прости, вспылила.

Её фраза привлекает внимание, удивляет нехило. Рэрити кивает вместо ответа, потому что сказать ей нечего, потому что злиться бессмысленно. И сейчас они точно нужны друг другу. Иначе бы она не позволила Эпплджек идти уговаривать подругу, иначе они бы уже ушли вдвоём.

— Если там и правда есть создания Сараби, — продолжает Рейнбоу, понизив голос, — то это прямая возможность добраться до него.

— И до неё, — добавляет Рэрити.

Они пересекаются взглядами, на этот раз уже очередь Дэш кивнуть. И что-то во взгляде — поддержка или понимание. Они догоняют Эпплджек за несколько широких шагов. За сосредоточенностью и явной готовностью к очередной миссии находится место чему-то тёплому; она довольна, что всё же подруги загладили ситуацию. Не хватало ещё крупных ссор сейчас, это меньшее, что им нужно.

У них всего лишь пешки. Почти детская задача. Весь интерес начнется с переметнувшимися вооружёнными мужчинами. С их количеством ничего непонятно, да и справиться с ними — возможно, но опять же не факт — будет не так-то просто.

Прождать в парке приходится минут сорок, если полагаться на ощущения. Рассредоточиться по территории и слиться с окружающей обстановкой, терпеливо ждать. Ждать, пока безымянные сами себя не проявят, не провоцировать ситуацию, а терпеливо ждать. Потому что они знают, как те выглядят. Сансет описала только в общих чертах. И всё равно это намного лучше, чем сидеть (ночами, пытаясь придумать нормальный наряд) за бумажками и перебирать урывки информации о Сараби и его передвижениях, что больше на военные отчёты похожи. Сливаться с толпой и делать вид, что гуляешь; выслеживать гораздо лучше в менее людных местах. Не в городском парке, как сейчас. Но такой роскоши, у них нет.

Время ожидания начинает медленно приближаться к часу, когда буквально из асфальта плотная глыба брусчатки преобразуется в отчетливую массу из серой слизи, вырисовываются когтистые лапы. Боковым зрением Рэрити отмечает, что никого поблизости нет. Даже немного обидно то, что люди не видят, как они спасают их. Рэрити замирает не понимая, что же ей делать, когда безымянный кидается на неё. Но всё же успевает отгородиться щитом и заорать, прося помощи. Эпплджек сильная, Дэш быстрая. Она, блин прикрывать должна! Случайно замечает, что почти гробовая тишина наступает, что пространство вокруг расчищается, будто отгороженное стеной. Всё так же, в тишине блестящая стрела летит в сторону объемной туши, что постепенно приобретает форму, какого-то гибрида человека с животным.

Из-за кустов выскакивает темноволосая девушка, вытаскивая из колчана за спиной ещё одну стрелу. Одного выстрела мало, потому что она лишь привлекает к себе внимание, только дразнит. Где-то правее, на другого безымянного нападает другая, с красно-золотой шевелюрой. Сансет. С каким-то странным ножом и в не менее необычной одежде. Неизвестная девушка выпускает две стрелы одну за одной; вторая едва не задевает плечо Шиммер, но та разворачивается и наносит сокрушающий монстра удар. Слух отчетливо улавливает удары об асфальт где-то со спины. Пахнет слизью, достаточно характерно.

Раздразнённый монстр направляется в сторону темновлосой девушки с луком, она успевает пересчитать на ощупь стрелы в колчане, пока достает одну из них. На периферии чьи-то крики. Она их не слушает, игнорирует. Вместо этого — стреляет. Безымянный ревёт, наконечник входит куда-то в середину слизистой плоти, заставляет взмахнуть когтистыми конечностями. Девушка тихо матерится себе под нос. Почему эта тварь не дохнет?

Сансет почти до рукояти всаживает клинок в спину безымянного, тот снова ревёт, разворачивается резко. И отшвыривает её и радужноволосую девчонку от себя мощным ударом. Рейнбоу падает грузно, глухо бьётся об асфальт. Щека саднит, но она до неё даже не дотрагивается. Отползает подальше и впервые жалеет, что так быстро носилась. Лучница чертыхается и выпускает в монстра очередную стрелу, целясь точно в продолговатую морду. Тонкий визг откуда-то сзади заставляет обернуться. У Сансет на губах довольная собой ухмылка, от её монстра осталась только горстка сажи.

И она успевает сделать несколько коротких-быстрых шагов на своих высоченных платформах, перехватив удобнее клинок, швырнуть его прямо в безымянного, как очередной противный звук, издаваемый раненой тварью, превращается во вполне ощутимый поток воздуха. Звук раздражает слух максимально, Эпплджек, стоящая ближе всего, не выдерживает. Она затыкает уши ладонями, почти не отдавая себе в этом отчет. Шиммер подрывается с места, и почти сразу же — безымянный растворяется в воздухе.

Мощнейший поток воздуха, почти ураган, бьёт из центра — места, где ещё пару секунд назад стоял монстр — по периферии. Ветер швыряет с силой почти что взрывной волны.

Шиммер проезжается спиной по асфальту. Эпплджек невольно раскидывает руки, почти задевает плечо неизвестной брюнетки, но всё происходит настолько быстро, что либо дело в ветре, либо та сама успевает поймать её за локоть и притянуть на себя, но следующее, что удается зафиксировать и осознать — блондинка впечатывается лучницу. Удар о землю приходится неслабый; в отличие от Сансет везёт хотя бы тем, что это не асфальт.

У Эпплджек взгляд дезориентированный, когда она пытается приподняться, ладонью отталкиваясь от груди лучницы. Девушка морщится, выдыхается надсадно, но молчит. В левой руке всё ещё сжимает лук, правой отталкивается от земли. Кажется, никто так и не понял, что произошло. Кажется, приземление спиной на колчан вышло откровенно неудачное.

— Живая? — всё, что успевает спросить незнакомка. Замечает какие-то странные точки — почти белые — на кофте блондинки и такие же на шее — практически чёрные. Выяснять некогда.

Потому что в следующее же мгновение внимание привлекает громкий оклик Сансет, обращённый явно не к Эпплджек. Та явно кого-то преследует.

— Бегу, — бросает как-то тяжело девушка и поднимается на ноги, тащит блондинку за собой за руку, помогая встать. Хотя Эпплджек не покидает чувство, что помощь больше нужна этой незнакомке. На это времени нет, всё слишком суматошно.

Рэрити, опустив щит, окликает Эпплджек, раненую Дэш, и они чуть ли не бегом бросаются за Шиммер и незнакомой лучницей, которые умудряются пересечь триста метров в рекордно быстрое время. К тому моменту, когда они равняются с теми двумя, когда брюнетка натягивает тетиву, направив стрелу прямо в голову парня, с очень уж длинными ногтями, Сансет уже умудряется выбить у того оружие из рук.

Рейнбоу дышит тяжело, щека рассечена и всё ещё кровоточит, но она на это внимание не обращает. Адреналин бьёт в крови так, что она и более серьёзную рану бы не заметила, совершенно не обратила бы внимание. Кто, чёрт возьми, эта лучница? И откуда Шиммер появилась?

У Сансет в глазах откровенная жестокость наряду со злостью проскакивает, когда она приставляет лезвие к горлу загнанного в угол парня. Рэрити подмечает, что глаза у того странные, и ногти больше на когти животного смахивают.

Лучница смотрит на незнакомую троицу и, хмыкает, убирая стрелу, начинает обходить, словно по окружности, попавшегося парня. Перекрыть путь к отступлению. И заодно — иметь возможность просматривать территорию вокруг; он вполне может быть не один. Даже вполне логично было бы, если бы он ни был один. Иначе больше похоже на какую-то бессмысленную попытку раззадорить и посеять небольшую панику. Локальную. Или же отвлечь внимание, она не уверена, что думает по этому поводу.

Сансет шипит:

— Где он?

Парень отмахивается, почти усмехается, обнажая звериные клыки.

— Не имею понятия, о чём ты говоришь, — лезвие прижимается ближе к шее. — Ты от меня ничего не получишь, Сансет Шиммер.

— Где Сараби? — практически рычит Шиммер, свирепеет. Эпплджек переглядывается с Рэрити; им лучше бы взять ситуацию в свои руки и оттащить подругу. Происходящее, видимо, слишком сильно бьёт по её эмоциям. — Где этот ублюдок, и что он планирует сделать на площади?

Парень не скалится, улыбается. Лучница слишком поздно понимает, что у того на уме.

Она кричит, практически гаркает:

— Сансет!

Но та не успевает и отреагировать. В следующее мгновение парень буквально насаживает собственную шею на клинок перед ним, рывком подаваясь вперёд. Закаленная острая сталь моментально вскрывает сонную артерию, кровь пачкает Шиммер лицо, кофту, несколько капель попадает на брюки и ботинки. Она сжимает рукоять в ладони, одёргивает руку. Парень падает на асфальт, кровь хлюпающими звуками выходит пульсирующими толчками у того из шеи. Он содрогается в предсмертных конвульсиях.

Это зрелище — осознание потерянной нити, потерянной возможности найти Твайлайт и вернуть — заставляет Рейнбоу окончательно понять ситуацию и замереть на месте без движения. Сансет, усаживается на колени и со всех сил пытается зажать ладонью кровоточащую рану.

— Что вы встали? — громко произносит она, обращаясь к трём подругам. — От мёртвого нам нет толку. Сделайте что-то!

Если удастся его спасти, то они смогут заставить его говорить. На Базе его заставят говорить, хочет он или нет. У неё руки перепачканы в теплой и липкой крови, она продолжает давить, надеется остановить кровотечение.

А взгляд натыкается на угасающий взгляд парня.

— Вы все… — хрипит он. — Скоро тоже… Преклоните колени…

Брюнетка, уже опустившая лук, так же с места не двигается. Смотрит на попытки Шиммер остановить кровь, только попытки эти бесполезны. Рана неровная, края рваные. Надо сказать, не самый лучший способ покончить с собой при случае. Не самый гуманный.

Она говорит:

— Сансет, оставь. Ты его не спасёшь.

— Разумеется не спасу, — шипит она, резко обернувшись, — если вы все так и будете стоять и ничего не делать.

Только вот когда она поворачивает голову обратно, то встречается уже со стеклянным взглядом. Руки всё ещё в чужой крови, но этот взгляд — он отрезвляет. Сансет перестает давить на чужую кожу, убирает ладони медленно, какое-то время все ещё сидит на коленях и смотрит на парня перед собой.

Когда она начинает говорить, её голос отдаёт металлическими нотками.

— Если бы вы помогли мне, то у нас всё ещё был бы в руках шпион Сараби. Он и известная ему информация, — она делает глубокий вдох, всё так же не поворачивается к ним лицом. — А теперь у нас труп. И упущенная возможность. Хорошо хоть с рейдом преуспели. Однако не без приключей, разумеется. – кивает в сторону трёх девчонок.

Лишь потом поворачивает голову, медленно и с уверенным взглядом, который будто бы подчёркнуто не торопится на них поднимать. И взгляд получается тяжелым.

— И что же мы будем делать теперь? – спрашивает лучница.

Шиммер поднимается с земли.

— Для начала вернёмся на Базу. И труп, кстати, придётся забрать с собой, — а Эпплджек смотрит ошеломлённо. Как она может так холодно говорить об умершем? — Мы не можем оставить его тут. Даже если плащом прикрыть, рано или поздно люди на него наткнутся. А дальше… Дальше придумаем что-нибудь.

— Мы снова вернулись к началу, — комментирует Дэш и смотрит, как брюнетка закидывает труп на плечо. Он ведь должен быть довольно тяжёлым, так? — Сансет, что ты задумала?

Шиммер поднимается на ноги, снимает с пояса одну из кучи небольших железных, видимо, бутылочек. Одежду всё равно отстирать будет ужасно сложно, но всё же предварительно вытереть руки о штаны она не спешит. Подходит к Рейнбоу, вытаскивая пробку из склянки.

— Открой рот. — Радости в голосе не замечается. — Поправим твоё лицо и пойдёте с нами. – кивает в сторону лучницы.

Она подносит к губам Дэш бутылочку, та делает глоток освежающей жидкости с привкусом малины, и... не происходит ровным счётом ничего. Сансет переводит обеспокоенный взгляд с лица радужноволосой на брюнетку. Та хмурится. Шиммер бубнит себе под нос что-то про ещё один раз и просит снова сделать глоток. Но, опять, ничего ровным счётом не меняется.

Дэш фыркает, и переминается с ноги на ногу, бросая взгляд на ничего не понимающих Рэрити и Эпплджек.

— Что вы так на меня уставились? — говорит она.

— Зелье не берёт след на лице, — задумчиво произносит Сансет и тянет уже пальцы к её лицу, когда её одергивает лучница.

— Не трогай, — коротко кидает брюнетка, перехватывая труп, не мало давящий своим весом на плечо. И моментально встречается с её непонимающим взглядом. — Что-то здесь не чисто.

Рейнбоу снова фыркает.

— Идём уже обратно в Кантерлот, потом обсудите, какое у меня потрясающее лицо. Сама знаю: то ещё произведение искусства, — и не дожидаясь комментария направляется прочь из переулка.

Что бы там ни было, это действительно странно. Всё, что сделало целебное зелье — убрало свежую кровь. И всё. А это уже заставляет задуматься.

– Притормози, девочка. – усмехается Сансет, доставая из кармана толстый карандаш. – Вы пойдёте с нами.

Подходит к стене дома и проводит почти ровную линию от земли до уровня своего лба.

– Куда? – отмирает Рэрити. – Вообще, как ты нас нашла и кто это? – кивает в сторону лучницы.

Шиммер не отвечает, завершая рисунок почти ровного прямоугольника и дверной ручки. Чёрный контур начинает светиться, и кирпич в его пределах темнеет, немного выпуклым становится. Через несколько мгновений, на месте рисунка дверь настоящая появляется, из тёмного дерева. Сансет встречается с изумлёнными взглядами, открывает дверь, пропуская троицу вперёд. Девушки, словно зомби проходят в тёмное помещение. Брюнетка следом за ними, а Сансет закрывает дверь, заставляя ту исчезнуть.

Откуда-то выскакивает девушка с фиолетовыми волосами, щёлкая выключателем.

– Уже вернулись? – недоверчиво поднимает брови, смотря на лучницу, а затем окидывает взглядом Рэрити, Эпплджек и Рейнбоу. – А это ещё кто?

Шиммер переводит взгляд на девушек.

– Без понятия, Стар. Но кажется, это именно те элементы, которых мы искали.

...