S03E05
Глава 1 «Мода и пепел» Глава 3 «Искажённое отражение»

Глава 2 «Большая тень надежды»

Для тех, кто считает, что Рэрити не может курить – стоит ООС.
Изначально это предупреждение позиционировалось, как изменения в поведении и характерах персонажей.

Дом Тимбера всегда запахом пыли пропитан.

Странно, нелогично и необоснованно, но запах стойкий. Пробирается в ноздри до самых лёгких, где и оседает. Бетонной крошки не хватает и обшарпанных стен у входа. Многоэтажка-то не заброшенная, а вполне себе жилая.

Противная мелодия телефона трынькает. Рэрити морщится, для неё намного привычнее, когда телефон стоит на вибрации или полностью на бесшумном. Но Сансет фыркает и растягивает губы в довольной улыбке.

— Почистишь потом за собой, — говорит она серьёзным тоном, что на грани с раздражением.

— Не напрягайся так, — кидает Шиммер в ответ. — Тимбер всего лишь написал, что будет нам рад.

Кому-то больше, кому-то меньше. В этом Рэр уверена, но вслух не говорит. И не имеет значение, что её взаимоотношения с Твайлайт и её другом давно выровнялись и перестали быть такими остро-напряженными, как раньше. Она знает, что не переживает. Не нервничает как Рейнбоу, не сфокусирована как Сансет. Для неё пропавшая Спаркл — не больше, чем назойливая прогулка, когда на это нет ни времени, ни особого желания. За последнее время она смириться успела с тем, что рано или поздно в который раз всплывут проблемы, вопросы и мельчайшие ситуации, что так или иначе касаются этой девушки. Это вроде как нормально; несколько месяцев уже как нормально и привычно.

Заходить через парадный вход намного приятнее, чем пробираться через чёрный, как зачастую случается. Тимбер встречает их почти у входа, чуть вглубь по коридору, чтобы не подставляться под солнце. От него глаза болят жутко.

Свободная толстовка и джинсы со времён старшей школы; Рэрити не удалось бы привить ему чувство стиля, даже если бы она серьёзно задалась этим вопросом.

— Девчонки, — довольно улыбается Тимбер. — А я-то думал, что вы заглянете не раньше, чем в следующем столетии, — и тут же спешно добавляет, будто тараторя: — Нет, точно, вы же не бессмертные. Пардон, простите, немного не подумал, не хотел вас обидеть и…

— Мы по делу, — Сансет возвращает ему улыбку в более лучезарной форме.

Рейнбоу говорит:

— Твайлайт пропала.

А Рэрити взгляд переводит с бывшего парня подруги на спортсменку. У Твайлайт с Тимбером довольно странные отношения. И к этому, как оказалось, тоже крайне быстро удалось привыкнуть. У них всё хорошо, они встречаются; но как только Спаркл кажется, что их отношения приобретают чуть более серьёзный поворот, она берёт паузу. Или бросает того. И сейчас у них, кажется, очередная пауза. Очередное расставание. Как только это работает?

Рэрити поправляет:

— Громкое заявление, — и переводит взгляд на Тимбера. — На самом деле, мы всего лишь не имеем понятия, где она. Выводы делать ещё рано.

— Что ж, — произносит тот в ответ. Улыбки как ни бывало, вместо неё задумчивость и озадаченность на лице. Он направляется в сторону одной из многочисленных дверей, а девушки следуют за ним как на автопилоте, не уточняя ничего, — я без понятия, чем могу вам помочь, дамы. Знаете ли, я в некотором роде не так близко живу от Твайлайт, как вы. Так что предполагалось, что до вас информация доходить будет быстрее. Что не то чтобы меня устраивало, но ведь мы с ней давно как... И… ну сами понимаете.

Запах пыли всё ещё стойко преследует. Даже когда они заходят в комнату и Тимбер жестом приглашает их сесть на диван и кресла. Замороженное время, всё слишком древнее и неживое. Консерватор; если одним словом, то — консерватор.

Сансет садится на подлокотник кресла и наклоняет голову набок, так намного удобнее наблюдать. Так она контролирует ситуацию, незаметно и осторожно, но контролирует. Был бы здесь кто-нибудь другой, вместо Тимбера, то вёл бы себя намного более хладнокровно и сдержанно. Говорил бы медленно и с минимальной озабоченностью вопросом. Тимбер же так не может. Слишком прямое отношение к этому имеет.

А Рэрити отмечает, что пропажей Спаркл Дэш озабочена в разы больше, чем все они втроём вместе взятые.

Рейнбоу говорит:

— Она всегда говорит мне или тебе, куда идёт или что планирует делать. Не задумывается, выдаёт в потоке мыслей. И не может быть, что она не сказала тебе.

— Потому что тебе не говорила ничего? — уточняет Тимбер.

Ещё несколько лет назад это был бы прямой вызов, попытка спровоцировать и вызвать ревность. Способ обозначить свою территорию. Но не теперь, теперь они давно как в одной лодке.

— Именно, — кивает Дэш.

Тимбер складывает руки на груди и пожимает плечами.

— Ни одного сообщения.

— Мы теряем время, — тихо вставляет свою фразу Рэрити. Но её слова остаются проигнорированы всеми, только Сансет переводит на неё взгляд на пару секунд. — И очевидно, что ничего не добьётся.

Найти девушку в таком большом городе практически нереально. А такую, как Твайлайт Спаркл, и подавно. К тому же, гарантий никаких нет, что она вообще в городе. И сама мысль искать её уже абсурдна. Им банально не хватает информации. Тимбер, у которого они рассчитывали найти эту информацию, хоть крупицу, не может им этого дать.

И всё. Точка. Дальше — делайте, что хотите. Все действия заранее обречены на провал.

Рэр терпеть не может делать что-то вслепую, делать что-то без цели или без средств. А сейчас именно такая ситуация. И слушать бестолковый разговор спортсменки и парня тоже бессмысленно. Потому она и берёт в руки телефон, случайно обращает внимание на то, что Сансет и правда удалила переписку, не оставив и номера телефона Тимбера. Хорошо, что они часто достигают взаимопонимания. Чаще, чем с остальными.

Помочь им, действительно помочь в том, чтобы отследить Твайлайт и как-то выйти на её след, может Эпплджек. У неё родственники-знакомые повсюду и дозволено ей немного больше. И стоило связаться с ней сразу. До того ещё как вышли из Кантерлота.

Она набирает:

«Спаркл пропала без каких-либо видимых причин».

Ответ приходит почти моментально:

«Поняла».

— С ней же ничего не случилось, да? — озабоченно спрашивает Тимбер, когда Рэрити снова переключает внимание на окружающих.

— Мы бы знали, если бы что-то произошло, — уверяет Сансет.

Но судя по выражению лица Рейнбоу, для неё это звучит совсем неубедительно.

Рэрити встает с места и бросает:

— Эпплджек в деле. Если будет необходимо, объявит Спаркл в розыск за какой-нибудь проступок против Эпплов. Должны найти быстро.

Дэш, которая так и не садилась, которая всё это время почти вплотную стояла к Тимберу, кивает. Вряд ли успокаивается, но кивает.

— Значит, задерживаться не стоит, — отзывается Сансет и лениво поднимается. — Рейнбоу, идём?

— Если будут любые новости, — говорит та Тимберу, — абсолютно любые, то сразу звони мне.

— Жаль, я не могу пойти с вами.

Хотя, чисто теоретически Тимбер и может помочь. Так считает Сансет, так, возможно, думает и Дэш. Но не Рэрити. Рэр уверена, что если они так и будут дружно бегать по городу, то ничего не добьются. И то, что Тимбер останется дома, может даже увеличить шансы найти Спаркл.

Потому что она может прийти сюда. Все в курсе, что заучка часто заглядывает к своему "другу". Ей здесь ничего не угрожает, пока она не разозлила хозяина; а это ещё не скоро случится, наверное.

Кто знает, что творится в этой голове.

— Дэш, — с нажимом говорит Рэрити, подгоняя подругу.

— Она найдётся, — уверяет Тимбер.

— Я Ад перерою, если потребуется, — кидает ему в ответ Рейнбоу и всё же уходит за подругами.

Тимберу остаётся в который раз нервничать, прокручивая в голове многочисленные варианты развития событий, и ощущать себя беспомощным на фоне элементов. Он не часть их команды, не входит в клуб, он простой человек.

Вечер, перерастающий в ночь, обретает оттенки суматохи.

А всё из-за одной пропавшей восемнадцатилетней лавандовой катастрофы. Иногда создаётся впечатление, что Твайлайт Спаркл действует катализатором, заставляя весь мир крутиться и вращаться, и забывать о покое и равновесии. И даже не важно, какая из двух.

— Мы вернулись туда, откуда начали, — выплёвывает Рейнбоу раздражённо, как только они возвращаются в лицей.

И она закипать начинает, чем больше часов проходит с момента исчезновения Твайлайт, тем ближе она к грани (и пусть теперь попробует сказать, что Спаркл – "хорошая подруга"!). Рэрити молчит, молчит и не говорит ничего; не имеет значения, что в подобные моменты ей хочется назвать Дэш неблагодарной стервой. Потому что одни все не сидят на задницах ровно, она не одна, они ей помогают. Только Дэш этого не видит и не замечает. Порой она ведёт себя так, будто сама по себе, будто помощи ждать ниоткуда не может. И это в ней раздражает. А Сансет одергивает Рейнбоу, пихая в плечо. Смотрит с таким выражением лица, будто отчитывать её собирается.

— Зато теперь мы знаем хоть что-то.

Дэш прыскает.

— Что, например?

— Например то, что Тимбер так же не знает, где она, — отвечает Шиммер, практически не моргая смотрит на неё.

— Звучит как отсутствие информации, а не её наличие, — устало отзывается Рейнбоу.

И тон меняется, она больше не предъявляет претензий. Потому что наорать на Сансет она может спокойно, а вот с Рэрити такой номер не прокатывает. Та будет биться за своих. Она не станет терпеть оскорбления, сама ощетинится в ответ. Злить её совершенно не хочется, да и права она. Слишком, блядь, права. Сказать нечего, Дэш уходит, так и оставляя за собой след усталости и чуть ли не отчаяния. Сансет хочет последовать за ней, но подруга одергивает и её.

— Дай ей возможность побыть одной, — говорит.

Так странно: самая неуравновешенная и с вредными привычками, но слишком убедительная.

— Думаешь, Спаркл опять ввязалась в очередную историю? — спрашивает Рэрити.

Шиммер качает головой, чуть хмурится.

— Не знаю, — отзывается она. — Но что бы там ни было, нам лучше и правда найти её как можно быстрее.

— По последним сводкам в двухстах километрах отсюда какая-то магическая активность. Твайлайт из моего мира говорит, что не критично. Думаю, наша не хотела бы оказаться в том месте. А учитывая то, как беспечно Спаркл иногда относится к информации…

Так вот что она постоянно выискивает. Рэрити до сих пор непонятно, зачем Сансет пытается держать руку на пульсе. Ведь главное, что масштабных нападений ещё нет. Лицею Кантерлот, где элементы находятся, ничего не угрожает – это главное. Уже давно пора было смириться, что их мир используют как тюрьму или мусорку для всякой магической хрени.

Рэрити тут же отмахивается от её слов.

— Две сотни километров слишком далеко. Вероятность того, что её занесёт туда, крайне мала.

Сансет пожимает плечами. И перед тем, как уйти, бросает:

— Не забывай, что мы всё же про Твайлайт Спаркл говорим.

Им нужен перерыв. Хотя бы небольшая передышка, чтобы потом снова заняться поисками. И спустя некоторое время Рэрити ловит себя на том, что пропажа Твайлайт не раздражает больше, что это как данность. Надо найти её, и всё тут. Не позволить Рейнбоу наделать глупостей из-за импульсивных порывов. Остальное и неважно. Плевать, почему она ушла и куда. Это побочные детали, неважные.

Эпплджек находит её через несколько часов на общей кухне этажа общежития. Щёлкает кнопку на вскипевшем пару минут назад чайнике.

— Тебе не понравятся мои новости, — говорит она, пока Рэрити наливает две чашки кофе. — Мой сделай покрепче. Глаза слипаться начинают уже.

Две ложки вместо одной, без сахара и молока. Тут и задумываться не надо, получается автоматически, механически. И она не говорит, что вода в чайнике и так была достаточно горячая. Молча отключает его и заливает растворимый кофе водой. Серьёзно, надо, просто жизненно необходимо, чтобы кто-нибудь додумался принести сюда кофемашину. Хотя... в общаге она уйдёт быстрее, чем Дэш с урока физики. Эпплджек стоит рядом, садиться не думает. Рэр протягивает ей чашку.

— Говори, — и делает глоток из своей.

Ногтями стучит по чашке, которую принимает, вместо «спасибо» и кивает. Они так и остаются стоять. Рассиживаться и расслабляться времени нет. А может, это уже в характере у обоих — делать всё на ходу и говорить, что так оно и нужно.

— Твайлайт нет ни здесь, ни в соседнем городе – Риверсайд. Половина каналов сейчас небезопасна из-за какой-то чертовщины, но если верить моим источникам, то её нет ни в одном городе, ни в другом.

— Ты уверена, что твои источники надёжны? — уточняет Рэрити. — Потому что если нет, если где-то тебе соврали, то это может увести нас в совершенно противоположном направлении и отнять ещё больше времени.

Вычислить человека просто, если знать, кого искать и где искать. Но при нынешних условиях, при всех этих данных Эпплджек не может этого сделать. Либо же она не там искала. Но в своих людях она не сомневается, с ними она не первый год работает.

— Уверена, — четко и спокойно. Два больших глотка, которые осушают половину чашки. Морщится и говорит: — Слишком горько.

И правда, слишком сильная концентрация. Рэрити усмехается и ставит свою чашку на стол.

— Сама просила крепче.

— В следующий раз не слушай меня, — отзывается Эпплджек. — И делай так же, как себе. Ты же знаешь, мои идеальные пропорции кофе совпадают с твоими.

Очередной пункт в графе «похожи». Но это не напрягает и не тяготит. Рэрити лишь отмечает про себя, что хорошо, что они так и не перегрызли друг другу глотки. Намного комфортнее так, намного. Не хотелось бы убивать их хорошие взаимоотношения

— А что касается Твайлайт… надо искать, — продолжает Эпплджек. — Стоило сразу сообщить мне.

Стоило, да. Отчасти Рэрити понимает, что она права. Стопроцентно права. Но настолько привыкли решать всё быстро, не тревожить того, кто первым под руку не попался, да и Рейнбоу не хотела тормозить. Всё равно пробуксовали.

— Теперь ты в курсе, — единственное, что модельер может ответить ей. — Сомневаюсь, что случилось что-то катастрофичное. Но Рейнбоу психует, так что лучше найти её и побыстрее.

— Это Спаркл, — соглашается Эпплджек. — Её в любом случае лучше найти и быстрее. Потому что если это сделают какие-нибудь магические гады, то исход вряд ли кому-то понравится.

На том они и расходятся. Перерывы на кофе всё меньше представляют собой часть отдыха. Это лишняя возможность что-то закинуть в желудок, обсуждая всплывающие вопросы. С недавних пор их мир — вечно живой муравейник. Вечно и постоянно. Так битва против магии продолжается или нет? Внятного ответа нет, зато по ту сторону портала вечно начеку, как говорит Сансет, какие-то там свои системы проверяют регулярно. Как и утечку информации.

Под конец дня стоит пойти спать, чтобы продолжить завтра поиски. Но спать Рэрити совершенно не хочет. Пытается заснуть и не может. Слишком много всего в голове, слишком насыщенный день. Потому она отбрасывает эту идею в сторону, натягивает спортивные штаны и свободную майку и направляется на кухню. Логика проста: там лампа ещё жива, снова порисует какие-нибудь эскизы, вымотает себя достаточно, и сразу потянет в сон.

Но после получаса издевательства над мозгом и фантазией сонливость не накатывает. Только пальцы устают, и голова побаливать начинает. Но усталость не настолько сильная. Зато постепенно мысли в голове, эти бесконечные просчёты вариантов и методов поиска Спаркл, успокаиваются. Рисование всегда были неплохим способом привести мысли в порядок. И снова вертит карандаш в руках.

— Думала, ты пошла спать.

Будто из неоткуда появляется Эпплджек. Она не услышала, рассредоточилась, наверное. Но блондинка не обращает на это особого внимания, проходит до соседнего стула и усаживается. Рэрити снова сминает листок и берёт новый.

— Могу сказать про тебя то же самое, — говорит, не поднимая глаз.

— Планировала застать здесь Сансет, пока я отходила, она уже смылась куда-то, но безуспешно, как видишь, — задумчиво, почти отстраненно. — Мы с ней поговорили и выяснили, что у неё возможностей даже побольше будет. Магия и всё такое. Так что, теперь я буду бегать за вами. – улыбается слегка, пытаясь разрядить обстановку.

– Странно, она не говорила. – будто в пустоту бросает модельер.

– Так и вы и не спрашивали. – хмыкает Эпплджек. – Кстати, я заметила, Рейнбоу слишком уж напряжена. Боюсь, как бы не наделала глупостей.

На мгновение Рэрити перестаёт водить по бумаге и переводит взгляд на подругу.

— Мы все делаем глупости, ЭйДжей. Всё слишком запуталось вокруг.

Эпплджек облизывает губы и выдерживает паузу. Запуталось, именно. Но, как ни странно, она привыкла к такой вот беспокойной жизни. Это вроде как новая норма; а старую она уже и не помнит.

— Правда, — соглашается. — Но это Дэш. Ты знаешь, у неё тормоза отказывают, когда Твайлайт что-то угрожает.

И Рэрити снова бьёт кулаком по листку и, смяв, выбрасывает, Эпплджек вздыхает. Ей хочется сказать, чтобы та прекратила, чтобы просто поговорила с ней и послушала. Но за сегодня этим троим и так слишком много диктовали, что делать.

Вместо этого Эпплджек поджимает губы и запрещает себе что-либо говорить. Не стоит, лучше вовремя заткнуться. К тому же, у Рэрити вроде как есть Блюбалд, чтобы о ней так беспокоиться. Или будет, стоит только щёлкнуть пальцами. Но всё это какое-то не такое.

Смотрит на неё и молчит. Не торопится уходить, продолжает всё так же сидеть на стуле. Рэрити разминает уставшие плечи и жалеет, что не захватила бутылку воды, ибо из-под крана ржавчина течёт. Бутылка пригодилась бы.

— Сансет сама попыталась отследить телефон, — говорит Эпплджек. — И угадай, какой результат.

Рэп тяжело выдыхает и хмурится, сводит брови.

— Всё тот же, можно и не угадывать, — получается достаточно напряженно.

Эпплджек тянет ноздрями воздух и ладонями в колени упирается.

— Ты так и не сказала, что делаешь здесь посреди ночи.

Рэрити закатывает глаза. Серьёзно?

— Во-первых, это было очевидно. А во-вторых, ты не спрашивала, — блондинка смотрит долгим, пронзительным взглядом, будто пытается заглянуть под все стены, которые никак не разрушаются, несмотря на проходящие годы. И она решает уступить. — Не могла уснуть.

Улыбается краешком губ.

Говорит:

— Здесь я должна сказать тебе, что стоит внимательнее относиться к себе, но ты же не станешь слушать, верно?

Рэрити приподнимает брови и чуть наклоняет голову набок. И это говорит намного красноречивее, чем любая фраза.

— Это же не регулярная бессонница, да? — уточняет она уже более серьёзно, с налетом обеспокоенности.

Не станет же Рэр говорить ей, что да, она довыматывалась до такого состояния, что периодически не чувствует усталости. Или же не видит границы между усталостью и нормальным состоянием, они смываются как-то быстро. Модельер отмалчивается. Уходит от разговора и внимательного взгляда подруги.

— Ты вроде Сансет искала, — вспоминает чуть позже.

Эпплджек закатывает глаза, пародируя её манеру, и встаёт со стула.

— Рэр, ты же понимаешь, что проблемы со сном — это серьезно?

Каждая новая фраза — вопрос. Попытка вытащить её на поверхность, вывести на диалог. Но снова натыкается на стену, которая столь хорошо отгораживает модельера от внешнего мира.

— Попробуй посмотреть в её комнате, номер 27, этот же этаж, — продолжает Рэрити, полностью игнорируя её фразу, почти демонстративно даёт понять, что не намерена обсуждать собственный образ жизни. — Если не найдёшь там, то можешь рискнуть и зайти в местную библиотеку на первом этаже. Её наш собирает комендант. Если не будет и там, то жди до утра. Сансет любит гулять по ночам.

Подхватывает листы и направляется в сторону выхода.

Она кричит модельеру в спину:

— Вот так просто возьмёшь и уйдёшь?

— Спокойной ночи, Эпплджек, — несколько раздражённо, не оборачиваясь, свернув за угол.

И ЭйДжей недовольно фыркает. Она терпеть не может, когда подруга ведёт себя так. Делает вид, будто её слова не имеют значения, будто её забота не нужна совершенно. Ещё немного и носом станет тыкать её за то, что она лезет туда, куда не просили. В бессильной злости она сжимает кулаки и рычит. А потом проезжается кулаком по столу, скользит всего раз.

Бегать по всей общаге или даже городу за Сансет она точно не намерена.

Да и в библиотеке всю ночь проводит отнюдь не Шиммер.

Рейнбоу листает книги, взглядом либо перескакивает с абзаца на абзац, пропуская больше половины предложений, либо раз по пять совершенно случайно читает одну и ту же фразу, не вникая до конца в содержание.

На самом деле Дэш понятия не имеет, что пытается найти там. Но перебирает по меньшей мере книг восемь. Ни одна из них не наталкивает на нужные идеи, ни одна из них не подсказывает, что делать дальше и не помогает. Зато нервы кое-как успокаивает. Звенящая тишина библиотеки и ни души. Потому что нет ни одного другого такого идиота в здании, которому бы приспичило провести целую ночь в компании книг при дурном освещении. Она могла бы, конечно, включить свет полностью, но это уже лишнее. Достаточно настольных ламп, что режут глаза своим светом в темноте, и луны за окнами.

Под конец ночи у неё подушки пальцев изрезаны страницами, которые слишком неосторожно переворачивала, абсолютно не замечая, что режет краями кожу. Под конец ночи у неё в голове ни одной свежей идеи, которая могла бы помочь. Лишь усталость и ничего больше.

Из библиотеки она выходит, когда уже рассвело. И совершенно случайно замечает вернувшуюся недавно Сансет. Шиммер всегда просыпается рано, раньше них всех, наверное, может даже и не ложится ночью. Сейчас это на руку, как никогда.

— Есть какие-нибудь новости? — спрашивает Рейнбоу, останавливаясь рядом с ней и складывая руки на груди.

Она поджимает губы и отрицательно качает головой.

— Никаких, — и звучит немного как побитый щенок. Смотрит на неё, а во взгляде сожаление. — Ничего не поменялось с тех пор, как Эпплджек говорила с Рэрити.

Дэш чуть прищуривает глаза, не понимает, про что она говорит.

— Она не говорила тебе? — удивлённо спрашивает Сансет.

— Мы не виделись с того момента, как вернулись в Кантерлот, так что я абсолютно уверена, что она ничего мне не говорила.

Сансет вытаскивает из сумки ноутбук, кладёт на стол и быстро выводит картинку на экран. Карта города.

— Если верить моим возможностям и источникам ЭйДжей — а я склонна им верить, — то Твайлайт нет в городе, — уверенным тоном произносит она. Пальцами быстро по клавишам, карта их города сменяется на карту Риверсайда и ближайшей области. — И Риверсайда это тоже касается. Мне не удалось пробить пока ближайшие к нам районы, но я абсолютно уверена, что её нет ни в одном из двух городов. Потому что, если бы кто-то из наших людей её обнаружил, мне или Эпплджек бы уже сообщили.

А потом добавляет, меняясь в тоне:

— Прости.

За несколько секунд от уверенного в каждом своём действии мага, до простой девушки.

Но ответить на это Рейнбоу нечего. У них нет информации, все последние действия бесполезны. Ей бы стоило поблагодарить Сансет за то, что она пытается, но она не говорит ничего. Слишком увлечена своими мыслями и выстраиванием дальнейшего плана действий.

Потому что сидеть дома или здесь, в общежитии подруг и ждать она точно не намерена.

— Поиски продолжаются, — говорит Сансет, снова привлекая её внимание к себе. — Мы найдем её, не испарилась же она в воздухе.

Фраза, которая звучит со всех сторон. Которая должна обнадеживать, но совершенно не работает по непонятным причинам.

Она вспоминает, что просила Тимбера позвонить, если тот что-то узнает. Вспоминает, что ночь — то самое время активности таких личностей, как он и Шиммер. Вспоминает, что кинула куда-то телефон вчера и было бы неплохо найти его. И не имеет значения, что больших надежд на Тимбера она не возлагает. Тот может быть намного более полезным и значимым, чем кажется порой.

Дэш матерится, перерывая свою память, в попытках вспомнить, куда дела телефон. И искренне надеется, что бросила его где-то дома, а не в любом другом месте. Похоже, что вспомнить не может ничего. Последние сутки поиски — не её территория.

Рейнбоу выругивается себе под нос и уже собирается позвонить по здешнему, на проводе, как у Шиммер начинает трезвонить мобильник. Она прижимает к уху телефон и говорит:

— Да, даю тебе Дэш, — и протягивает трубку подруге.

Вопросов, кто на другом конце, не возникает. Всё кристально понятно. Она прижимает телефон к уху.

— Что нового?

— Твайлайт скинула мне сообщение, — говорит Тимбер сразу же, даже не здороваясь. — С неизвестного номера. Отправляю тебе.

Дэш сжимает в ладони телефон и переглядывается с Шиммер, когда приходит пересланное сообщение.

— Получила? — уточняет Тимбер.

Пауза. Они вдвоём смотрят на текст.

— Да, — коротко отвечает Дэш.

Два взгляда словно намертво приклеены к экрану. И к буквам, что сложены в слова. В ту самую, необходимую информацию.

«Я с новым другом, его зовут Сараби, не стоит волноваться. Твайлайт».

И Сансет изрекает самую подходящую для этого момента фразу:

– Твою мать...

...