Автор рисунка: aJVL
Глава 9 Глава 11

Глава 10

Ночью мне ничего не снилось. Сон стал блаженной передышкой от всех волнений.

Старлайт принесла мне завтрак в постель. Я слышала, как она разговаривала с Трикси в коридоре возле моей комнаты. Съев вафли, тост и грейпфрут, я распахнула шторы. Одних только тёмных очков оказалось недостаточно, чтобы защитить глаза от чрезмерной яркости; однако я обнаружила, что тонкие шёлковые шарфики, которые Рарити подарила мне в честь коронации, блокировали достаточно света, чтобы сделать утреннее солнце терпимым и в то же время не ослепить меня полностью.

Я вышла на восточный балкон понаблюдать за пробуждением города. Солнце уже давно взошло — середина лета, как-никак, — поэтому я закрыла глаза, но даже сквозь веки, ткань и тёмные очки всё равно отчётливо видела его. Огромное и тёплое, оно было переполнено любовью и жизнью. Его сияние впитывалось в моё тело, проникая под шерсть и через плоть к самим костям. Воспоминания о вчерашнем ледяном душе развеялись подобно дурному сну.

По небу энергично носились пегасы. Я с закрытыми глазами наблюдала за их тенями. Одна из них двигалась медленно, неуклюже и нескладно: хлопала крыльями слишком сильно и быстро и металась по воздуху, будто пони на льду. Но даже отсюда, с балкона, я слышала смех Эпплджек, впервые на моей памяти наполненный таким безмерным счастьем.

Пора её навестить.


Старлайт решила отправиться со мной. Я её не просила, но всё равно была рада компании. Мне пришлось чуть обождать у входа, пока она забирала сумки из своей комнаты.

— Всё, готова! — проговорила она, слегка запыхавшись от беготни по лестницам. — Знаешь, мы могли бы затемнить твои глаза магией. Тогда ничего этого не нужно было бы.

— Это... вообще, неплохая идея, — призналась я. Стоило, конечно, догадаться самой, однако мои личные заботы, честно сказать, волновали меня меньше всего. Со своими проблемами я разберусь после того, как справлюсь с проблемами остальных.

Мы зашагали по дороге к «Сладкому яблоку». Старлайт держалась близко ко мне — причём настолько, что наши плечи соприкасались и я ясно ощущала её запах, даже когда мы проходили мимо рынка, благоухающего ароматами созревших даров лета: капусты, яблок, моркови, имбиря, горчицы, подсолнечного масла, корицы и всего прочего, что может пригодиться на кухне. Складывалось впечатление, будто Старлайт считала себя этакой собакой-поводырём, а меня — своей слепой хозяйкой. Её преданность была такой трогательной, что я не пыталась отстраниться.

Правда, зрение у меня было прекрасным. Пускай для моих глаз всё и казалось слишком ярким, солнечный свет позволял мне видеть с потрясающей ясностью. Я могла даже сосчитать волоски в её гриве.

Около одного из прилавков на самом краю рынка виднелась небольшая толпа. Поддавшись любопытству, я направилась туда. Старлайт удивлённо ахнула и поспешила за мной.

В центре внимания был цветочный прилавок Роузлак. Пони стояли перед ним плотными рядами и пытались разглядеть диковину, которую показывала цветочница. Я протиснулась сквозь толпу без особых усилий: ростом лишь очень немногие жеребцы могли сравниться со мной, да и пони вообще относились ко мне с уважением и даже нередко кланялись вопреки всем моим попытками остановить их.

Однако ж, отрицать не буду, это было весьма полезно при проталкивании через толпу.

За прилавком стояла только Роузлак, остальные сёстры-цветочницы, видимо, занимались своими делами. Как обычно, она выставила на продажу десятки роз всевозможных сортов, расцветок и ароматов. Но всеобщее внимание было приковано к единственной гигантской розе в горшке, стоящем посреди прилавка. Её цветок был размером чуть ли не с мою голову и рос на стебле толщиной, как у подсолнуха. Каждый её лепесток был больше моего копыта и ярким, будто рассветное небо. Крохотные капельки воды сверкали на них подобно алмазам.

Старлайт сумела пробиться сквозь толпу и встала возле меня.

— Ого! Где ты взяла такую розу, Роузлак? Вырастила?

— Наверное... — неуверенно отозвалась цветочница. — Она расцвела когда-то ночью. Ну, то есть мне так кажется. Когда я встала утром, она была на грядке «Закатных Красавиц», но такой культивар я вижу впервые. Я никогда раньше не встречала грандифлору таких размеров, а тем более распустившуюся из бутона всего за день.

— Магия, быть может? — спросила я. Нам всем уже приходилось видеть магические цветы, которые росли так же быстро: совсем недавно город был атакован подобными быстрорастущими магическими растениями.

— Похоже на то, принцесса, — склонила она передо мной голову. — Но это не всё. Смотрите. — Она потянулась и коснулась кончиком носа ближайшего лепестка.

Цветок вздрогнул, затем начал судорожно подёргиваться. Лепестки затрепетали, словно конечности многоножки, проколотой булавкой, — и в следующий миг изменились, с молниеносной скоростью став такого же бледно-жёлтого цвета, что и её шерсть. Толпа восторженно ахнула.

— И она выросла за ночь? — поинтересовалась я и, протянув ногу, легонько коснулась копытом края лепестка. Цветок снова задрожал, вытянулся, заизвивался и окрасился в фиолетовый под цвет моей шерсти.

— Да, ваше высочество. — Роузлак нагнулась за прилавок и вытащила опрыскиватель, из которого побрызгала розу водой. — Думаю, я назову этот сорт «Хамелеон».

— Подходящее название, — проговорила Старлайт, после чего тоже потянулась к цветку, но застыла, увидев, что на неё обратились взгляды всех пони, ждущих очередную перемену цвета. Кашлянув, она поставила копыто обратно на землю. — Простите.  

— Пустяки. — Взгляд Роузлак обратился на меня. — Хотите её, принцесса? Волшебный подарок для волшебной пони.

— Ах. — Селестия предупреждала меня об этом. Всегда с осторожностью высказывай одобрение или желание что-то получить, говорила она, поскольку пони будут дарить эти вещи, дабы просто увидеть нашу улыбку. — Спасибо, Роузлак, но вынуждена отказаться: если я стану единственной пони, которая будет её трогать, она никогда не изменится — а ведь именно это делает её волшебным. Пускай она лучше останется на прилавке, где ты сможешь показать её красоту всем желающим.

По толпе пронеслось одобрительное бормотание. В кои-то веки я смогла верно подобрать слова. Может, Селестия была права — может, я и правда начала расти соответственно своему высокому титулу.

Роузлак, естественно, осталась довольна моим ответом. Ей не придётся расставаться с розой. Она улыбнулась и снова поклонилась, не поднимая головы, даже когда я выпуталась из толпы. Старлайт вскоре нагнала меня.

— Сны? — спросила она.

— Вероятно, — отозвалась я. — Ну, хоть безвредные.

— Они вроде пока что все безвредные.

— А вот тут не могу с тобой согласиться, — ответила я чуть более пылко. Мы уже достаточно отошли от рынка и других пони, так что я могла позволить себе немного расслабиться. — Даже если ты не считаешь... перемену Трикси вредной, это может быть только начало. Не прошло и недели, как пони начали менять расу. А что случится на следующей неделе? А в следующем месяце?

— Не знаю. Что, если мы подождём и посмотрим, что случится на следующей неделе?

— К тому времени может стать уже поздно.

Оставшийся путь до «Сладкого яблока» мы проделали молча, сопровождаемые так до конца и не утихшим гулом города. Когда мы добрались до садов Эпплов, я уже была готова вновь услышать голос других пони.

Однако же у судьбы были другие планы: первым встреченным нам Эпплом оказался неразговорчивый Биг Макинтош. Я с четырёхсот метров разглядела его мощную красную фигуру, что-то делавшую с забором, окружающим ферму. В заборах я не сильна, так что предположила, что он, скорее всего, занимался починкой. Увидев нас, Биг Мак отложил инструмент и вышел нам навстречу. 

— Доброе утро, дамы, — гулко завибрировал его голос у меня в груди. Жеребец несколько мгновений пялился на очки и ткань, скрывающие мои глаза. — Пришли к Эй-Джей, я так понимаю?

— Она здесь? — спросила Старлайт.

Он дёрнул головой к небесам.

— Где-то там. Ранее была с мисс Дэш. Сейчас, может, в садах.

Мы поблагодарили его и пошли по дорожке, ведущей от амбара к стройным рядам деревьев в саду. Запах Биг Макинтоша, почти такой же, как у его сестры — пота, сена и нагретой солнцем шерсти с лёгкими нотками мускуса, дававшими знать, что он жеребец, — проник в мой разум и отпечатался в памяти. Я остановилась и развернулась:

— У тебя последнее время были необычные сны, Биг Мак?

Он какое-то время обдумывал мой вопрос — да так долго, что я уже подумала, будто он вовсе не собирается отвечать. Но в конце концов он кивнул:

— Агась. А разве они не у всех такие?

Я кивнула. Старлайт тоже. Мы ждали, когда он продолжит.

Он не продолжил. Наконец, поняв, что больше от него ничего не добьёмся, мы пошли дальше.


— Чего я не понимаю, — сказала мне Рэйнбоу Дэш, — так это того, почему ты до сих пор там, внизу, когда можешь быть здесь, наверху.

Наверху — это на сучьях яблочного дерева, метрах в четырёх над моей головой. По-кошачьи развалившись на одной из кажущихся крепкими ветвей и свесив вниз ноги и хвост, Рэйнбоу глядела на меня с самодовольным выражением того, кому удалось отыскать идеальное место, чтобы вздремнуть и сбежать от всех обязанностей.

На мгновение, честно признаться, я хотела поддаться искушению — но затем увидела на соседней ветке Эпплджек с точно таким же самодовольством на лице.

— Мы пришли проверить, всё ли у тебя в порядке, — сказала я. — Я про Эпплджек — не про тебя, Дэш. Хотя о тебе я тоже беспокоюсь.

— У меня... — протянула Эпплджек, расправив крылья и размяв ноги, — всё как никогда отлично, сахарок. Очень любезно с твоей стороны прийти аж сюда, чтобы поинтересоваться. Как твои глаза?

— Нормально. Просто немного чувствительные.

— Угу. — Её взгляд задержался на мне чуть дольше необходимого, после чего перескочил на Старлайт. — А ты? Как ты меняешься?

Моё сердце ёкнуло. Я заговорила прежде, чем Старлайт успела ответить.

— Она в порядке — не меняется

Повисла тишина. Старлайт закусила губу. Эпплджек приподняла бровь. Рэйнбоу Дэш выглядела озадаченной, что, сказать по правде, было не так уж необычно.

И наконец.

— Да, — проговорила Старлайт. — У меня всё нормально.

— Угу, — снова промычала Эпплджек, только на этот раз более многозначительно.

— Мы лишь хотели убедиться, что у тебя всё хорошо, — сказала я. — Ну... я в том смысле, что у пони за ночь не могут вот так запросто вырасти крылья. — Вдруг поняв, какую глупость только что сморозила, я плотно прижала крылья к боками и как ни в чём не бывало продолжила: — Э-э... как твоя семья это приняла?

— Да нормально вроде. Я и не знала, что они должны это как-то принимать.

— Погоди-ка, — наконец уловила суть разговора Рэйнбоу. — Ты что, считаешь это чем-то плохим? У неё есть крылья. Крылья! Это ж круто!

— Конечно, крылья — это замечательно, — отозвалась я. — Но они не должны были появиться. Наш мир подчиняется определённым правилам; если у пони ни с того ни с сего могут вырасти крылья, исчезнуть рог или случиться ещё невесть что — тогда никто из нас не в безопасности! Всё, что мы знаем, может сгинуть в мгновение ока! Ты точно хочешь жить в таком мире?

— Э-э, ну, если ты говоришь про мир, в котором за ночь просто так происходит что-то крутое, то да, хочу.

— Хватит называть это крутым! — топнула я копытом. — Тебе, Дэш, разве никогда не снилось, как твои крылья отваливаются прямо посреди полёта? Мне вот снилось! Ты хочешь, чтобы это стало явью?

Рэйнбоу Дэш вздрогнула, будто я сунула ей под хвост высоковольтный провод. Её глаза широко распахнулись, я даже видела белки вокруг её малиновых радужек. Длилось это всего лишь мгновение, и так же быстро она нахмурилась:

— Это кошмар, а не сон. И... Нет! Мне такое никогда не снилось!

— А насколько велика разница между кошмаром и сном? — спросила Старлайт. — Все делают вид, будто это две разные вещи... как если бы, ложась спать, увидишь либо то, либо другое. Но ведь на самом деле это не так, разве нет? Каждый кошмар — это сон.

— Ох ты ж, — ухмыльнулась Эпплджек и махнула копытом. — Видать, есть в этих садах чегой-то такое, что подталкивает на мудрёные рассуждения.

— И тем не менее она права, — сказала я. У меня в груди вспыхнул крохотный уголёк злости. Пускай Эпплджек и моя подруга, ни она, ни кто-либо другой не смеет относиться к моим ученикам с пренебрежением! — С физиологической точки зрения, нет никакой разницы между сном и...

— Не-а. Я знаю, что ты скажешь, и это ерунда. — Эпплджек сдвинулась на ветке. Ловкостью она сильно уступала Рэйнбоу, поэтому вся крона затряслась, обсыпав нас листьями и насекомыми. — Вот тебе простенькая мыслишка: когда я просыпаюсь ото сна, мне грустно, а вот от кошмара мне хочется проснуться поскорее.

— Ага-ага, — поддакнула Рэйнбоу, каким-то образом перевернувшись на спину так, что не дрогнул ни один листочек. — Можешь болтать сколько влезет. У моей лучшей подруги появились крылья и это кру... замечательно. Да, замечательно.

— Я и не говорю, что... что это конкретное изменение плохое. — Мне приходилось тщательно взвешивать каждое слово: слишком уж сильны были бурлящие во мне эмоции. — Случай с Эпплджек... особенный, но противоречит естественному ходу вещей. Это противоестественно! Эпплджек, ты как никто другой должна знать, насколько плохим может быть нечто противоестественное!

— Ну блин, не знала, что в этом есть что-то плохое. — Она повернула голову назад и прошлась зубами по основанию крыла, избавляясь от зуда в перьях. — Хочешь магией снять их с меня, чтобы я вернулась к сбиванию яблок? Это тебя устроит?

— Я... Нет. Ну, они вроде как тебе не вредят. И никак не помешают твоей работе. Не помешают тебе, э-э, быть собой. Быть прежней собой. — Я оглянулась. Вдалеке, за деревьями, слышался мерный стук молотка Биг Макинтоша. — Но, эм, тебе разве сейчас не нужно работать? Что насчёт всех этих яблок?

— Да пускай себе висят, ничего с ними не случится. — Она сорвала с ближайшей ветки яблоко и откусила ровно половину. Сок потёк по её подбородку и закапал на грудь. — Хочешь?

— Попозже. — Я негромко вздохнула и глянула на Старлайт. Она лишь пожала плечами. — Ты об этом грезила всю свою жизнь, Эпплджек? О возможности летать?

Фыркнув, она съела вторую половину яблока.

— Может, раз или два. Да и у кого такого не было, а? Я ж уже тебе говорила: не это мне снилось перед тем, как я проснулась с этими красавицами. — Она встала на ветке, с лёгкостью балансируя распахнутыми крыльями, и на короткий миг показалась прирождённым пегасом.

— Тебе снилось, что ты свободна, да? — наклонила голову Старлайт. — Так ты сказала?

— Ага. Что я свободна. И знаешь что? Это приятно. Крайне рекомендую. — Эпплджек захлопала крыльями и после нескольких усердных взмахов взлетела над кроной. С растревоженной ветки на землю вокруг нас обрушился град яблок. — Эй, Дэш, наперегонки!

— Лады! — Рэйнбоу Дэш поднялась в воздух намного легче и грациознее, оттолкнувшись от ветки, как от трамплина. Она покружила вокруг Эпплджек, затем стремительно унеслась на запад. Напоследок махнув нам ногой, Эпплджек улетела за ней.

На землю упало ещё несколько яблок. Их глухой стук отдался у меня в костях, но почему-то не прекратился. Лишь спустя пару мгновений я осознала, что причиной этому было моё вырывающееся из груди сердце. Ярость — ни с чем не сравнимая ярость клокотала внутри меня, заставляя сердце трепетать и разгоняя по жилам раскалённую кровь. На какое-то время мою голову заполонили чудовищные мысли. Я могла бы поймать Эпплджек и вернуть сюда. Могла бы магией приковать к земле, сделав её ноги подобно тяжёлым валунам. Могла бы выдрать перья с её крыльев и...

Я остановилась и схватила ртом воздух, который устремился в мои лёгкие, сметая эти жестокие помыслы. Закрыв глаза, я напомнила себе, что дело было не в ней, что Эпплджек — одна из храбрейших, добрейших и благороднейших пони на свете и что мне повезло иметь её в друзьях. Я мысленно представила, как собираю одолевающие меня злость, боль и чувство предательства, засовываю их в неразрушимую кристальную бутылку, а после выбрасываю в самые мрачные глубины моего разума.

Всё, с этим покончено. Я сделала глубокий вдох, чуть подержала, затем выдохнула. Так-то лучше.

Холодный нос ткнулся мне в шею, возвращая в настоящее.

— У тебя всё хорошо? Ты выглядела, э-э, немного не в себе.

Я потёрлась о щёку Старлайт своей. Аромат постельного белья, пота и свечных фитилей подействовал как успокаивающий бальзам.

— Да, извини. Просто... чуток разозлилась.

— Понимаю. — Старлайт глянула в небо, где между облаками резвились еле заметные силуэты пегасов. — Пойдём обратно.

Самая разумная мысль. Я подняла магией пару яблок и отдала одно Старлайт. Сойдёт, чтобы перекусить позже. Так, по крайней мере, наш визит сюда оказался напрасным не полностью, а лишь по большей части.

...