Автор рисунка: MurDareik
Глава 1 Глава 3

Глава 2

Небольшие улочки Понивиля были уже пусты. По крайней мере, Гирси не встретила по пути ни одного пони. Все уже наверняка давно готовились ко сну, пока городок медленно окутывала приятная ночная темнота, разрезаемая лишь тусклым светом луны. Последние огоньки заката окончательно погасли, передав бразды правления ночной принцессе. Пегаска глубоко вдыхала прохладный ночной воздух, но каждый раз когда она думала о том, чтобы повернуть назад на "Сладкое яблочко" и упасть в объятия сна в уютном семейном доме, её бока начинали зудеть с новой силой. Каким-то непостижимым образом она чувствовала определённую ответственность перед этим явлением, будто от неё что-то требовалось, но что именно — пока было загадкой.

Ещё издали кобылка увидела знакомые очертания замка принцессы Твайлайт. В бледном лунном свете он больше казался ей холодной хрустальной статуей, чем замком. То, что это место было обитаемо, выдавал лишь свет в паре окон да два стража у входной двери.

Стража.

На мгновение Гирси вновь засомневалась в своих намерениях, но, взглянув на свои мерцающие кьютимарки, она решительно спикировала вниз к двум пони в доспехах.

— Принцесса велела её не беспокоить, — строго выпалил один из них, едва пегаска успела сделать шаг к двери.

— Извините, что вламываюсь так поздно, но у меня есть вполне серьёзная причина поговорить с принцессой, — терпеливо объяснила светло-жёлтая кобылка, кинув многозначительный взгляд на одну из своих кьютимарок.

— Принцесса запретила кого-либо впускать, — уже более грозным тоном произнёс страж, не обращая внимание на её источник проблемы.

Этого-то Гирси и боялась. Никто так просто не пропустит её к самой принцессе Дружбы. Следовало бы догадаться об этом заранее и спокойно идти спать, а не проделывать весь этот бесполезный путь на уставших крыльях. Раздражённо скривив мордочку, пегаска хотела было полететь обратно, но резкий оклик остановил её.

— Впустите её!

Он донёсся откуда-то сверху, вероятно с балкона, но когда Гирси подняла голову, то никого там уже не увидела. Озадаченно хмыкнув, она прошла мимо стражи.

Внутри замок казался куда больше, чем снаружи, и, остановившись в нерешительности, кобылка осмотрелась вокруг. Возможно, должно было быть хоть какое-то освещение, но залы наполнял тягучий полумрак, разбавляемый лишь редкими лампами на кристальных стенах. Единственным более-менее освещённым участком был коридор далеко впереди, где островок света выявил из темноты силуэт фиолетового аликорна. Заметив принцессу, Гирси торопливо направилась к ней.

— Иди за мной. — На этот раз её голос прозвучал немного вяло. Она даже толком не взглянула на свою гостью, скрывшись в проёме, из которого лился свет.

Кобылке ещё ни разу не приходилось пересекаться с принцессой, по крайней мере в повседневной жизни, хоть они и жили в одном городке едва ли не под боком друг у друга. Это было одновременно и странно, и ужасно интересно: познакомиться и поговорить с принцессой один на один, тем более в её собственном замке. Отчего-то сердце у пегаски гулко заколотилось в груди, когда она осознала, где находится.

Заглянув в комнату, взору Гирси предстал просторный зал с множеством тронов и огромным столом в центре, на котором в магическом свете красовалась объёмная карта Эквестрии. С ярко освещённого потолка свисали гигантские древесные корни, к которым были подвешены разноцветные кристаллы. Фиолетовая пони уже ждала её возле стола, и пегаска только сейчас заметила, что та выглядит неважно: грива казалась непричёсанной, а под опухшими красноватыми глазами прочно обосновались мешки. Из крыльев аликорна торчало несколько перьев, что говорило об их крайней неухоженности, и выглядели они так, словно принцесса пыталась их грызть от нервозности. Всё это никак не вязалось с величественно-высокой пони в позолоченной диадеме с пятью вкраплёнными драгоценными камнями.

Гирси еле сдержалась, чтобы не спросить, всё ли у неё в порядке, и вместо этого произнесла:

— Добрый вечер, принцесса Твайлайт Спаркл. Извините за столь поздний визит, но у меня была веская причина прийти к вам.

— Да, я знаю, — холодно ответила аликорн и впервые осмысленно взглянула на пегаску. — Ты — потомок Эпплджек? — Светло-жёлтая кобылка ожидала чего угодно, но только не этого вопроса, который немного ввёл её в ступор.

— Ну… — Она на мгновение замялась, раздумывая, как лучше ответить. — Технически это так. Эпплджек — моя двоюродная бабушка. Она была сестрой моей бабуле Эппл Блум.

Лицо принцессы Твайлайт приняло более заинтересованное выражение.

— А тебя зовут… — Наклонив голову на бок, пони взглянула на кьютимарку пегаски. — Эппл… гирс? — нерешительно предположила она.

— Гирси Вилс, — терпеливо поправила кобылка. Она привыкла, что никто не может знать абсолютно всех членов семьи Эппл. Было немного странно слышать, что принцесса пытается угадать её имя. Вероятно, она немного чувствовала себя ответственной за это знание, ведь когда-то она была близкой подругой Эпплджек, хоть и не общалась так же близко со всей её семьёй. — Но все меня зовут просто Гирси. Я привыкла.

— Среди Эпплов теперь есть пегасы… — задумчиво произнесла аликорн, скорее для себя самой, чем обращаясь к Гирси.

— И единороги тоже есть. Не всем же поголовно в нашей семье быть земными пони, — немного грубовато ответила пегаска.

— Да-да, конечно. — Принцесса смущённо поморгала и отвела взгляд. — Я так и не представилась. Меня зовут…

— Принцесса Твайлайт Спаркл, я знаю, — перебила её Гирси. Её терпение, наконец, дало слабину. — Вы выглядите как-то… совсем растерянной, — как можно более мягче сказала она. — Всё ли у вас хорошо?

— У меня? — удивилась принцесса. Она нервно улыбнулась, и кобылка готова была поклясться, что заметила, как у той дёрнулся глаз. — У меня всё отлично, не стоит беспокоиться. — Она поспешно повернулась к столу. — Ты пришла сюда из-за мигающей кьютимарки, верно?

— Неужели вы знали, что я приду? — в свою очередь удивилась пегаска.

— Твоя мерцающая кьютимарка — зов магической Карты Древа Гармонии. Я надеюсь, ты слышала что-нибудь о Древе Гармонии? — поинтересовалась аликорн.

— Что-то смутно припоминаю. В детстве бабуля нам часто рассказывала разные невероятные истории, связанные с Древом и Картой. Честно говоря, я думала, что всё это просто сказки. Неужели это именно так и работает?

— Именно так. Когда Карта призывает тебя, твоя кьютимарка начинает мерцать, — объяснила принцесса. — Подойди сюда.

Гирси шагнула поближе к столу и тогда смогла получше разглядеть детали. Первым делом её заинтересовал сам механизм работы, но она так и не сумела найти источники подсветки голограммы ни в столе, ни в потолке. Списав это на какое-то магическое заклинание, кобылка решила осмотреть саму карту.

Она не так часто покидала пределы Понивиля, но с первого раза смогла узнать на карте Мейнхеттен, где в юности ей довелось отучиться. Ей были знакомы очертания Филлидельфии и Кантерлота. Посреди пустынной местности была покрытая зеленью Эпплуза, куда уехали некоторые члены её семьи для помощи в расширении города. Но больше всего внимание Гирси привлёк Понивиль, в центре которого высился замок принцессы Дружбы. Над ним почему-то летала её кьютимарка.

— Карта призвала тебя прямо сюда. В мой замок… — произнесла аликорн, глядя куда-то сквозь голограмму затуманенным взглядом.

Пегаска озадаченно посмотрела на принцессу.

— А для чего она меня призвала? От меня что-то требуется?

— Карта всегда призывала лишь по одной причине… — Глаза принцессы заметались, потом в ней словно щёлкнула какая-то шестерёнка, и её взгляд тревожно забился.

Кобылка выжидательно смотрела на неё, но, так и не дождавшись продолжения, нетерпеливо спросила:

— Какой же?

— Решить… проблему… — тихо ответила аликорн, отвернувшись от неё, отчего конец её фразы стал очень неразборчивым.

— Что? — переспросила Гирси.

Глубоко вздохнув, принцесса Твайлайт вновь повернулась к гостье, но по-прежнему избегая её взгляда.

— Решить… проблему дружбы, — выпалила она.

Пегаска смущённо потупила взгляд. Сказанное показалось ей полной бессмыслицей.

— Боюсь, что я не очень понимаю, как это работает. Я должна вам с чем-то помочь? — уточнила она.

— Вероятно, — с натянутой улыбкой ответила аликорн.

Её вид выдавал немалое нервное напряжение, и Гирси показалось, что что-то она недоговаривает.

— Окей… — неловко произнесла кобылка в наступившей паузе. — Как же мне понять, с чем именно вам нужна помощь, если вы мне говорите, что у вас и так всё в порядке?

Принцесса вздрогнула и густо покраснела.

— Эм… — Её взгляд вновь забегал. — Знаешь… чтобы точно определить, чем ты можешь помочь, расскажи мне немного о себе. Возможно, у тебя есть какие-то сильные стороны? Мне хотелось бы узнать о них всё-всё-всё, — затараторила она, подойдя к пегаске и постучав её по плечу. — И знаешь, давай уже перейдём на "ты", а то мне становится как-то не по себе, когда пони на меня смотрят снизу вверх. Зови меня просто Твайлайт, хорошо? — Она сглотнула и, более-менее успокоившись, улыбнулась уже не так натянуто.

— Хорошо, Твайлайт, — быстро согласилась Гирси. Ей гораздо больше нравилось видеть принцессу спокойной и уверенной, а не поглощённой своими мыслями. Пусть Гирси и впервые была с Твайлайт настолько близка, что-то ей подсказывало, что подобные переживания никак не могли быть её обычным состоянием.

— Идём, я приготовлю тебе чай, — произнесла аликорн и мгновенно с громким хлопком исчезла во вспышке малинового света.

От неожиданности пегаска села там же, где стояла, ошарашенно глядя на то место, где ещё секунду назад была Твайлайт. Но уже спустя пару секунд фиолетовая пони вновь появилась.

— Ха-ха, совсем забыла, что ты так не можешь, — довольно смущённо пролепетала она, и вновь всё вокруг осветила розовая магическая вспышка.

Странное ощущение — смесь головокружения с резким скачком давления. Наверное, именно так и должны чувствовать себя пони с непривычки от первой телепортации. Помотав головой, пегаска встала на копытца и осмотрелась вокруг.

Твайлайт уже не было рядом. Гирси находилось в просторном зале со множеством книжных полок, уходящих далеко под потолок помещения. Также тут находились несколько столов и кресел из тёмного дерева, на которых творился полный беспорядок: книги, свитки, перья — всё это беспорядочно валялось почти на каждой поверхности, включая пол.

Новый хлопок заставил её резко обернуться — Твайлайт вернулась, левитируя с собой поднос.

— Прости за беспорядок, я совсем не ждала гостей, — произнесла она, расчищая ближайший захламлённый книгами столик, и пододвинула к нему два кресла.

Левитировав на стол поднос, она разлила по чашкам ромашковый чай и предложила гостье тарелку с кексами. Гирси благодарно кивнула, вспомнив, что так до сих пор и не успела поужинать дома, и буквально набросилась на один из кексов, но так же резво остановилась, почувствовав насколько он зачерствел. Угощение было явно не первой свежести. Настолько, что об него можно было сломать зубы. Принцесса, казалось, не заметила этой оплошности. Она чересчур увлечённо мешала свой чай ложкой, лихорадочно о чём-то размышляя, затем, наконец, спросила:

— Что же, Гирси… Чем ты занимаешься на данный момент?

— Мой особый талант — страсть к механизмам, — начала пегаска издалека. — Я поняла это, едва впервые взяла в зубы разводной ключ…

— Какой-какой ключ? — не поняла Твайлайт.

— Разводной, — повторила светло-желтая кобылка. — Это как гаечный ключ, только… — пустилась было она объяснять, но вовремя остановилась, осознав, что знать принцессе такие тонкости ни к чему. — Ох, ладно, это не столь важно. В общем, после того, как я окончила понивильскую начальную школу, родители отправили меня учиться в Мейнхеттен по специальности. После учёбы мне предложили работу на погодной фабрике в Клаудсдейле, но я на тот момент сильно соскучилась по родным и отказалась, вернувшись обратно на ферму.

— Прямо как Эпплджек, — прокомментировала Твайлайт, отхлебнув чай.

— И с тех самых пор я работаю здесь, помогая семье по мелочам. Иногда получаю от понивильцев заказы на какой-нибудь несложный механизм или починку. Сейчас я всё чаще торгую на рынке вместо Эппл Блоссом, у которой родились жеребята.

— А у тебя самой есть дети? — спросила Твайлайт, зацепившись за эту тему.

Гирси на мгновение замерла, не донеся чашку до рта. Последнее время знакомые всё чаще задавали ей подобный вопрос. Даже бабуля намекала ей, что неплохо было бы переключить своё внимание с дотошной заботы о ней на создание собственной семьи. И, откровенно говоря, эта тема немного задевала пегаску.

— У меня… нет детей, — тихо ответила она, и Твайлайт, видимо, поняла её по-своему.

— Ох. — Она виновато потупилась. — Прости.

— Нет, тебе не за что извиняться, — торопливо сказала Гирси. — Не то чтобы я не хотела семью… Просто так получилось, что у меня всё ещё нет особенного пони. Когда я ещё училась в Мейнхеттене, со мной на одном курсе был один хороший жеребец, но у него уже была подруга, когда мы познакомились. Я опоздала ещё до того, как поняла, как много он для меня значит. Мы были просто добрыми друзьями, до самого выпускного. Я так ничего и не сказала ему о своих чувствах. С тех пор у меня больше никто не вызывал подобный интерес.

— Вот как. — Принцесса ободряюще улыбнулась. — Тогда тебе не стоит об этом жалеть. Ты всё сделала правильно. Если бы хотя бы некоторые пони были воспитаны как ты… — Аликорн тяжело вздохнула. — Должно быть, у тебя чудесные родители. — Принцесса хотела сказать что-то ещё, но вдруг поперхнулась на полуслове, о чём-то вспомнив, и чуть не выронила чашку из магического захвата. Она виновато уставилась на пегаску, но Гирси опередила её извинения.

— Да, — отстранённо ответила она. Светло-жёлтой пони всё меньше нравилось то, куда уходит их разговор. Первоначально она надеялась, что ей хотя бы удастся разговорить Твайлайт, но вот она скачет с одной неудобной темы на другую, и постепенно это начинало раздражать, хотя пегаска старалась этого не выдавать.

— Знаешь, — робко начала аликорн, опустив, наконец, несчастную чашку на поднос. Она выглядела пристыженной и очень виноватой, отчего Гирси захотелось её утешить. — Я никогда не расспрашивала Эпплджек, что произошло с её родителями. Это было что-то вроде негласного правила между всеми нами. Так что если разговор о твоих причиняет тебе боль…

— Всё в порядке, — прервала её кобылка. Ей всё ещё было неуютно при виде извиняющейся королевской особы, и хотелось поскорее закончить эту тему. — В конце концов, прошло достаточно времени, чтобы я спокойно могла об этом говорить. Но ты, скорее всего, уже и так слышала эту историю. Все о ней говорили, когда это случилось.

Твайлайт молча кивнула, подогревая магией чайник.

— Однако у меня всё ещё есть мой отец, и для меня он самый лучший на свете. — Пегаска улыбнулась принцессе, пытаясь разбавить напряжённую атмосферу между ними. — Однажды, когда я была маленькой, на нашу ферму забрёл древесный волк. Ох и зря он это сделал! Я помню, он напал на меня из-за яблони и впился мне прямо в крыло. Как я испугалась, словами не передать! На мой визг отец прискакал с топором наперевес, да как давай его на доски рубить, аж щепки летели. Волк кое-как собрал свои деревяшки и на всех парах захромал в сторону Вечнодикого леса. Отец ещё пригрозил ему вслед, что если вздумает вернуться, то построит из него деревенский сортир. — Кобылка задорно хихикнула. — А потом, после того как я вернулась с больницы с перевязанным крылом, папа развёл костёр из остатков волка, и мы весь вечер жарили зефирки.

И тогда кобылка впервые в жизни услышала, как Твайлайт рассмеялась, и настолько этот смех был заразителен, что Гирси засмеялась вместе с ней. Было очень необычно, но вместе с тем очень радостно видеть принцессу повеселевшей. Казалось, в подобные моменты через непроглядную ложь о собственном благополучии пробивался лучик настоящей Твайлайт, не пытающейся что-то скрыть.

— Это напомнило мне, как однажды Эпплджек спасла Спайка от древесных волков. Бедный дракончик почему-то вбил себе в голову, что теперь должен заботиться о ней. Но чем больше он пытался ей помочь, тем больше причинял неудобств. О наивный маленький Спайк, — с улыбкой вздохнула аликорн.

Увидев, как оживилась принцесса, пегаска поспешила развить тему.

— А чем занимались остальные Элементы Гармонии, кроме моей двоюродной бабушки?

— Они много чем занимались, помимо своих основных дел, — ответила принцесса. — Рэрити из местного модельера постепенно переросла в легендарного дизайнера моды. Она открывала свои бутики во всех уголках Эквестрии и помогала начинающим дизайнерам. Флаттершай была смотрителем заповедника, но помимо этого ещё успела побыть фотомоделью и консультантом в одном из бутиков Рэрити. Чаще всего она помогала местному ветеринару с лечением животных. Смыслом жизни Рейнбоу Дэш всегда были полёты. Даже работая в погодной команде Понивиля, она умудрялась улучить время на тренировки, и в конце концов стала Вондерболтом. Из-под её крыла вышло немало хороших летунов, что и по сей день впечатляют своей крутостью. Пинки Пай работала в “Сахарном уголке”, и больше всего на свете она любила устраивать вечеринки для своих друзей. — Голос Твайлайт постепенно стал тише. — Самые лучшие вечеринки…

Взгляд аликорна уставился куда-то в пустоту. Казалось, мысленно она была где-то далеко, бродила по руинам, бывшими когда-то отстроенной лично ею гармонии. Не той гармонии, что царила в Эквестрии, а той, что некогда была в её сердце. Подобное состояние Гирси наблюдала, находясь рядом с пожилыми пони, вспоминающими дни своей молодости, и от этого внезапного осознания кобылка увидела за потрёпанной усталостью фиолетовой пони обычную старушку, которой так не хватало всего того, что осталось далеко позади, подкошенную постоянными смертями её близких, что ей невольно приходилось наблюдать.

— Пожалуйста, расскажи мне о них ещё, — попросила Гирси, и Твайлайт тепло, почти по-матерински, взглянула на неё.

— Хорошо, — ответила принцесса. Она разлила новую порцию чая по опустевшим чашкам и начала свой рассказ. — Однажды Пинки Пай отправилась на ежегодный конкурс десертов в Кантерлоте…

...