Автор рисунка: Noben
Глава I

Глава II

Вот уже долгое время Твайлайт безмолвно взирала на витраж. Витраж, запечатлевший победу над аликорном с темным окрасом шкурки. Витраж, на котором, без сомнения, была изображена она сама рядом с пятеркой пони, коих она видела на фотографии. В голове вспыхнул фейерверк из вопросов. Как много этому событию лет? Как обычным пони удалось победить могущественного аликорна? Кто этот аликорн, в конце концов? Неужели… Найтмэр Мун из старых легенд?

Мотнув головой, дабы отогнать новые вопросы, она неспешно двинулась дальше, скользя взглядом по витражам, словно по страницам летописи. Победа все той же шестерки пони над неким необычным змееподобным существом; Кантерлот, озаренный огнем любви кобылки и жеребца; пурпурный дракончик, над которым возвышается сердце, словно выграненное изо льда… Твайлайт остановилась напротив витража, что изображал лавандового аликорна с тиарой на голове, гордо расправившего крылья. «Моя коронация! – мгновенно поняла она, и в груди, словно туча, заклубилось неприятное чувство, будто она пропустила целую жизнь.

– Твай, ты сможешь рассмотреть их позже, – послышался голос Спайка. – Торакс будет с минуты на минуту.

– Я сейчас, – отозвалась она и нехотя оторвала взгляд от витража.

Красная ковровая дорожка привела ее прямиком к трону, справа от которого находилось сидение для королевского советника, уже занятое Спайком. Твайлайт недоверчиво посмотрела на трон, на его высокую спинку, наверху которой блестела золотая шестиконечная звезда. «Моя метка на короне, теперь еще и на троне – неужели в будущем я настолько самовлюбленная?» – невольно подумала она.

– Твайлайт, тебе нужно всего лишь сесть! – поторопил дракон, начиная терять терпение. – Трон не укусит тебя. На самом деле, на нем очень даже мягко, ну же! Я тебя уже как маленькую уговариваю.

– Я знаю, знаю! Просто…

Одна только мысль вот так просто занять место Принцессы Селестии, правившей отсюда почти вечность, вызывала трепет в груди. Это как-то неправильно. Твайлайт чувствовала себя самозванкой, недостойной – так оно, в общем-то, и было на самом деле. Но затем она поймала укоризненный взгляд Спайка и, отбросив мысли, села на трон.

И нет. Совсем не мягко. Как будто на иголках устроилась.

– Поправь корону, – сказал Спайк.

Ох и нанянчится он со мной, пронеслось в голове Твайлайт. Она поправила корону и застыла в ожидании некоего Торакса, лидера оборотней. Так прошло несколько долгих минут, однако в зал пока никто входить не спешил. Нервозность достигла пика. Что же мне делать, думала Твайлайт, пытаясь унять дрожащие копыта, когда этот Торакс появится? Как себя вести? Что говорить? Мое невежество тотчас обнажится, едва я отрою рот. Я ничего не смыслю в политике и во всех этих королевских делах! И почему Спайк посчитал хорошей идеей посадить меня на трон… в таком состоянии? Да, да, пустующий трон – тоже ненормально, но…

Еще ничего не началось, но она уже испытывала жутчайший стресс. В последний раз она так волновалась на вступительном экзамене в школу для одаренных единорогов. И со стопроцентной вероятностью она бы провалилась, если бы не чистая случайность, чудо даже, – радужный взрыв, что вдруг возник за окном. А сейчас? Да появись хоть сотня радуг, от этого она не станет хорошей принцессой!

– Спайк?

– Да?

– Может… Есть какая-нибудь книга или копытоводство, как править страной? – спросила она неуверенно. – Пока есть время, я бы могла попытаться хоть что-нибудь понять…

Спайк вздохнул.

– Я бы с радостью заменил тебя, если бы мог. – Он улыбнулся ободряюще: – Скоро наши друзья будут здесь.

Друзья! Не мои они друзья, я их не знаю, с раздражением подумала Твайлайт. Как меня это должно обрадовать? Хотя нет, повод для радости все-таки есть – раз мы правим вместе, значит, они смогут заменить меня и мне больше не придется сидеть на этом колючем троне. Ей вдруг стало гадко от того, что она так отреагировала на слова Спайка. Хорошо, что это было только в мыслях.

– Они ведь подменят меня? – решила она удостовериться. – Пока все не придет в норму?

– Ага.

Как же Твайлайт была рада услышать это, словами не передать. Невидимый груз, давивший на плечи, резко стал легче. Но рано радоваться, самое трудное еще только впереди.

Дракон продолжал серьезно:

– Не волнуйся, я улажу все сам. Просто кивай и соглашайся со всем, что я скажу, больше от тебя ничего не требуется. Все пройдет как надо. К тому же, сюда придет не кантерлотская знать, а Торакс, наш хороший друг. Никаких формальностей. Веди себя естественно… насколько это возможно в твоем положении.

Твайлайт почувствовала, как с души свалился еще один камешек. После слов дракона ей стало гораздо лучше, и она почувствовала, что сможет совладать с нынешней ситуацией. Правда, что бы она делала без Спайка?

Как раз когда она уже приоткрыла рот, чтобы поблагодарить дракона, двери в зал отворились.

– Ваше Величество, – произнес стражник, грифон в доспехах. – Торакс здесь.

– Впусти его, – подсказал Спайк Твайлайт.

– Впусти его, – повторила она.

Стражник отошел в сторону, пропустив в тронный зал насекомоподобное существо, и закрыл двери. Если верить Спайку, это был оборотень, однако его внешний вид совершенно не соотносился с описанием, которое Твайлайт однажды вычитала в какой-то книге. Строением и размерами он походил на аликорна, его конечности не пронизывали сквозные дыры, хитин был не черным, как смоль, а кислотно-зеленого цвета.

Наконец, Торакс подошел достаточно близко.

– Ваше Величество, – с почтением произнес он и поклонился.

Твайлайт запаниковала и прошипела Спайку:

– Ты же сказал!..

– Да, никаких формальностей. Но вежливости никто не отменял, – ответил Спайк шепотом. – Просто кивни ему.

Она так и сделала, оставаясь напряженной, словно струна.

– Привет, Торакс! Как жизнь? – выпалил дракон, обрубив всю официальность на корню. Он встал со своего места, подошел к оборотню и подставил правую лапу, согнутую в кулак. К великому удивлению Твайлайт, оборотень отреагировал абсолютно нормально, стукнул по кулаку копытом и улыбнулся. Вот тебе на! Ведут себя не как представители разных стран, а как закадычные друзья, забыв про титулы. Она попыталась представить, как Принцесса Селестия принимает важного гостя похожим образом, и потерпела сокрушительную неудачу. Вернее, она все-таки представила, но выглядело это донельзя нелепо.

– Давненько ты не бывал в наших краях, – Спайк по-дружески пихнул Торакса в бок локтем.

– Ты знаешь, за ульем нужен глаз да глаз, – ответил оборотень. – И мне бы правда хотелось о многом с вами поговорить, но я ограничен во времени, так что давайте сразу перейдем к делу.

– Ох, – Спайк, видимо, не ожидал такого поворота. – Тогда… да, перейдем к делу! Ты упоминал, что некоторые из твоих подданных не разделяют мнение улья, так?

– Именно.

Дрожь прошла, и теперь Твайлайт внимательно слушала разговор. Может, она ничего не смыслила в политике, но это вовсе не значит, что она собирается сидеть без дела. Надо хотя бы попытаться вникнуть, решила она для себя. Я смогу почерпнуть какие-нибудь детали о нынешнем мироустройстве из разговора. Плюс, неизвестно, насколько я здесь застряла, и надо начинать делать первые шажки уже сейчас. Эти «подруги» не смогут подменять меня все время. В конце концов, трон все-таки занимаю я, а не они.

– Прошло немало времени с того момента, как я стал лидером, – говорил Торакс, – но некоторые оборотни до сих пор сохраняют верность королеве. Они считают, что связавшись с вами, мы размякли, предали собственную сущность. Однако я пришел к вам не за советом, как заставить их одуматься. Я предпринял множество попыток, и ни одна не принесла плодов. По всей видимости, в скором времени они собираются уйти. Не знаю, что это: верность ли старым идеалам, глупость, упрямство – или же все сразу, но удерживать я их больше не намерен. Они и так долго отравляли наше общество.

– Их много? – спросил Спайк.

– Нет, – покачал головой Торакс. – Около сорока оборотней. Они не станут серьезной угрозой, но… могут досадить.

– Ты знаешь, куда они собрались идти?

– О таком они не распространяются. Но догадаться нетрудно: скорее всего, они устроятся где-нибудь у вас под боком. В Эквестрии любви хоть ведрами черпай, а голод не тетка. – Торакс вздохнул. – Может, побывав в вашей стране, они вновь задумаются над моими словами и откроют свои сердца переменам. – Похоже, ему действительно были небезразличны судьбы подданных, отбившихся от улья. – Возможно, я преувеличиваю проблему, но большая загадка, что им взбредет в голову. По крайней мере, теперь вы знаете, как все обстоит.

– Спасибо, Торакс, – сказал Спайк. – Но знаешь, ты мог просто прислать письмо, раз у тебя не хватает времени.

– Мне было по пути. Да и все-таки хотелось увидеться с вами. Спасибо, что выслушали, Ваше Величество, – Торакс улыбнулся Твайлайт. Она ответила ему корявой улыбкой.

– Спасибо, что предупредил, – промолвила она.

Спайк задержал взгляд на Твайлайт на секунду. Коротко и одобрительно кивнул. Затем бросил уходящему оборотню вслед:

– Надеюсь, ты все-таки сможешь их переубедить!

– Я тоже! – отозвался Торакс, махнул копытом на прощание и исчез за дверьми.

Твайлайт, наконец, вздохнула с облегчением. Все прошло куда спокойнее и быстрее, чем она представляла. Интересно, заметил ли Торакс ее немногословность? И если заметил, придал ли этому значение? Знание ответов на эти два вопроса позволило бы предположить, как быстро все поймут, что она ненастоящая принцесса.

– Видишь? – Спайк вновь сел рядом. – Все нормально.

Да, вроде бы нормально. Но…

– Мы не сможем дурачить пони вечно, – ответила Твайлайт, чуть опустив голову. Она вдруг почувствовала себя не лучшим образом от того, что ей приходится притворяться принцессой.

– Извини, что тебе приходится все это делать, – Спайк верно истолковал ее состояние, – но я не вижу сейчас другого выхода.

– Я не виню тебя, Спайк. И все прекрасно понимаю.

– Друзья скоро будут здесь.

– Ты уже говорил.

Она не стала озвучивать мысль, что «друзья» для нее слово, которое не значит абсолютно ничего. Пустой звук. Бессмысленный набор букв. Ей не хотелось лишний раз расстраивать Спайка. Она и так заменила его Твайлайт.

– Слушай… – она заколебалась, не зная, стоит ли об этом говорить. Не рановато ли для пессимизма? – Что если все обернется не лучшим образом? Что мы будем делать?

– Не обернется, – твердо сказал Спайк. – Мы расхлебаем эту кашу. Всегда расхлебывали.

– Мне бы твою уверенность, – тень улыбки коснулась губ Твайлайт. – Кстати, а чем нам могут грозить почти полсотни оборотней?

– Я вот и думаю.

– Их же совсем немного. Даже если они начнут нам как-то досаждать, мы легко дадим им отпор. Если хочешь знать мое дилетантское мнение, Торакс действительно делает из мухи слона.

– Оборотни не просто питаются любовью. Они могут принимать облик любого предмета.

– Прямо любого? То есть… оборотень может стать, например, даже мной?

Дракон задумчиво кивнул:

– Потому я надеюсь, что Торакс все-таки урезонит несогласных.

– Беру свои слова назад.

– Хм-м… Оборотня узнает только оборотень, – бормотал Спайк себе под нос. – Это может сработать.

Твайлайт уставилась на ближний к ней витраж, который изображал незнакомого аликорна с сиреневой гривой, похожей на гребни волн.

– Это сестра Принцессы Селестии, о которой ты говорил?

– Мимо. Это Фларри Харт, твоя племянница, – буднично ответил Спайк, отвлекшись от обдумывания ситуации с оборотнями.

Твайлайт описала глазами полукруг.

– Очень смешно, Спайк. А теперь перестань издеваться над старшей сестрой и скажи честно.

– Я и сказал.

Когда недоверие сместилось на второй план, а затем и вовсе исчезло, в голове Твайлайт внезапно вспыхнула искра понимания. Округлив глаза, она уставилась на дракона.

– Ага. Дочь Шайнинга, – подтвердил Спайк. – А угадаешь, кто ее мама? Я, кстати, давал тебе подсказку, – он как-то хитро ухмыльнулся.

– Колись! – Твайлайт не терпелось поскорее узнать имя той, кого Шайнинг избрал в жены, и играть в угадайку она не собиралась.

– Ты даже не попыталась!

– Скажи. Мне. Ее. Имя!

– Ладно-ладно, блин. Это Кэденс. Довольна, зануда?

Челюсть Твайлайт отвисла до пола. Не буквально конечно, но более чем заметно, чтобы выразить искреннее изумление.

– Мы родня… – проговорила Твайлайт, когда вновь обрела дар речи. Радости ее не было предела. – Я, бывало, пару раз фантазировала, но не думала всерьез, что это произойдет взаправду! – Она взглянула на довольного Спайка и спросила: – О чем еще мне следует знать?

Дракон почесал затылок и стал загибать когти:

– Наши родители в добром здравии. У тебя есть собственная ученица. По улицам Кантерлота разгуливают дружелюбные – по большей части – драконы, да и вообще Эквестрия стала домом для многих рас. Ах да, еще на нашей стороне могущественный дух хаоса. – Спайк призадумался: – Подожди, сейчас еще что-нибудь вспомню…

Твайлайт выставила перед собой копыто в останавливающем жесте.

– Хватит для начала. – Она скривила губы, не зная, удивляться, радоваться или вообще злиться. Такое ощущение, думала она, будто я открыла книгу на последней странице. Увидела концовку гораздо раньше, чем следовало. Когда… Если я вернусь в свое время, как я буду жить с этим знанием? Или приключение в будущем просто-напросто выветрится из головы, подобно сну?

Вдруг двери в тронный зал отворились вновь, вырвав Твайлайт из океана мыслей. Стражник сообщил:

– Ваше Величество, Фэнси Пэнтс желает обсудить скорое прибытие торговой делегации из Грифонстоуна.

Внутренности похолодели. Не зная, как ей быть, Твайлайт бросила взгляд на дракона. Он был совершенно спокоен, однако в его глазах, кажется, мелькнула тревога. Он намеренно старается не выказывать каких-либо эмоций, раскусила она его. Очевидно, не хочет, чтобы я волновалась лишний раз. Вот уж спасибо, проницательность. Очень своевременно! Теперь я точно разнервничаюсь.

Однако прежде, чем нервы пустились в неудержимый пляс, Спайк произнес негромко:

– Скажи, что мы прекрасно помним, и что Спайк разберется с этим чуть позже.

– Вот так и сказать? – неуверенно шепнула Твайлайт.

– Давай уже, – процедил Спайк сквозь зубы.

Твайлайт произнесла то, что от нее требовалось, настолько ровным голосом, каким смогла.

– Но, Принцесса, это нельзя откладывать! – Крупный единорог в богатом костюме и с проседью в лазурной гриве отпихнул стражника, войдя в зал. На его морде было написано удивление. – Вы не хуже меня понимаете, чем это может для нас обернуться. Нам нужно это соглашение. Какие дела сейчас могут быть важнее делегации?

Твайлайт с трудом удержалась, чтобы не закусить губу и не взглянуть в сторону Спайка.

– На наших границах творится что-то противоестественное, – вновь пришел на помощь дракон. – Надо выяснить, что это, как можно скорее. Вы слышали принцессу – грифоны подождут. Ворчать они будут в любом случае.

Изображая непоколебимость, Твайлайт молча подкрепила его слова кивком.

– И вы даете им лишний повод, осмелюсь заметить. Что ж, если таково ваше решение... – Фэнси Пэнтс развернулся и пошагал к выходу, гордо задрав голову. – Я постараюсь сделать так, чтобы они ничего не заметили.

Когда единорог исчез за дверьми, Твайлайт, наконец, смогла вздохнуть спокойно. Как хорошо, что я решила положиться на Спайка, не могла она нарадоваться. Без его помощи уже бы случилась катастрофа. И не одна!

Спайк цокнул языком.

– Вышло не очень. Но, по крайней мере, он не стал доставать тебя вопросами. Фэнси Пэнтс вмиг бы понял, что с тобой что-то не так. – Дракон опять забормотал: – Может, есть смысл сказать ему правду? Нет, тогда поползут слухи… Но, вообще, кто-кто, а он знает, когда нужно придержать язык за зубами. Будет видно…

– И часто ты сам с собой разговариваешь? – прервала его Твайлайт. – С каких пор?

– С сегодняшнего дня, – буркнул Спайк. – В одиночку правлю страной, потому что наша принцесса внезапно сложила полномочия.

– Прости, – опустила уши Твайлайт.

– Это не укор. Просто… ай, неважно.

– Нет, правда. Из-за меня на тебя столько всего навалилось, и ты должен разгребать этот беспорядок в одиночку. А я совершенно бесполезна.

– Пожалею себя потом. – Дракон скрестил лапы. – И вообще, подмога в пути. Я не буду один, так что тебе не о чем беспокоиться.

Твайлайт вдруг поняла, насколько сильно он повзрослел. Именно ментально. И ей стало немного грустно от этого. Спайк был совсем большой и мог обо всем позаботиться сам. Себя же она наоборот чувствовала маленькой глупой кобылкой. И чем дальше в лес, тем больше крепло это чувство. Поэтому она решила, что сделает все, что в ее силах, чтобы у Спайка из-за нее не было проблем... Проблем куда более серьезных, чем уже есть.

Дракон пребывал в глубокой задумчивости. Важный единорог ушел довольно давно, и в зале теперь стояла тишина. Новых желающих поговорить о делах государственной важности пока видно не было. Это хорошо. Ладно, как правитель я совершенно бесполезна, думала Твайлайт, но зато я прочитала немало книг, и Принцесса Селестия называет меня лучшей ученицей не за красивые глаза. Надо понять причину того, что со мной произошло – это единственное, с чем я сейчас могу помочь Спайку.

Она вздохнула. Итак… Каким-то образом я оказалась в теле самой себя из будущего. Путешествие ли это во времени или что-то другое – сказать пока уверенно нельзя, тут Спайк абсолютно прав. Непонятно, что случилось с сознанием Твайлайт из будущего… то есть моим сознанием… вторым сознанием? Грр, как все запутано! В общем, если мы действительно обменялись телами сквозь пространство и время, это заметно облегчает задачу. В таком случае, мне остается ждать скорейшего возвращения другой себя, а Спайку – Селестия придай ему сил – следить за тем, чтобы в стране было спокойно.

…Но а что если все на самом деле обстоит иначе, и я смотрю на ситуацию лишь с одной стороны? Хорошо, тогда что это, если не обмен телами? Стоп, какие у меня есть аргументы в пользу того, что произошел именно обмен телами? Правильно, их нет. Это домыслы. Твайлайт чувствовала, как стремительно закипает ее мозг, а из ушей того гляди норовит повалить пар. Она словно продиралась сквозь чащу не до конца оформившихся мыслей, пока вдруг ее внезапно не озарило. И это озарение оказалось далеко не самым приятным.

Другая я заперта в прошлом, осознала Твайлайт с ужасом. И «заперта» – самое точное слово, которым можно описать ее положение. Прошлое предопределено, она не может его изменить. Сделает шаг в сторону – и река событий потечет совсем в ином направлении. Ее положение в разы ужасней, чем мое! В худшем случае, ей придется заново прожить все эти годы, в точности повторяя то, что она уже делала. Что попросту невозможно! Мы должны как-то помочь ей. То есть мне… то есть другой мне! Но как?

– Спайк?

– М? – он перестал подпирать щеку кулаком и взглянул на Твайлайт.

– Возможно ли как-то отправить сообщение в прошлое?

– Ты меня спрашиваешь? В магии и всяких заклинаниях ты у нас профи.

– Давай серьезно, Спайк, – строго посмотрела на него Твайлайт.

– Нет, правда, откуда мне знать? – пожал плечами дракон. – Возможно, ты знала… пока не случилось все это.

– Знает Принцесса Селестия, я уверена.

– Просто Селестия, – поправил Спайк, но Твайлайт пропустила замечание мимо ушей, потому что поняла, что опять торопит события, что собралась действовать, копытоводствуясь одними только догадками. Трудная попалась задачка. В уравнении слишком много неизвестных, чтобы принимать сейчас какие-либо меры. Да, лучше будет подождать и собрать как можно больше информации. И только потом, когда все неизвестные будут найдены, просить помощи у Принцессы Селестии.

Твайлайт вытерла выступивший на лбу пот. Кажется, в зале стало немного жарче, чем было. Она почувствовала, что задние ноги затекли. Ей остро захотелось встать и размяться. Серьезно – сидеть на троне целый день сущая пытка, а прошел, по ощущениям, только час. Что забавно, составь ей компанию интересная книга, она бы думала совершенно иначе. Как бы то ни было, придется потерпеть. А кто сказал, что быть принцессой легко?

Совершенно неожиданно в нескольких метрах от нее полотно пространства как будто разошлось по швам, и в нем образовалось окно в другой мир – портал. В следующий миг из него выпорхнула желтая пегаска с длинной-предлинной гривой кремово-розового цвета.

– Спасибо! – она помахала копытом в портал, после чего тот закрылся, вернув пространству естественный вид. Приземлившись, она осмотрелась. – О, так я, эм, первая? – произнесла пегаска мягким голоском. Она, наконец, взглянула в сторону Твайлайт и Спайка. – Привет, ребята.

– Флаттершай! – дракон аж подскочил со своего места – так он был рад ее появлению. – А Дискорд?

– Он сказал, что заглянет как-нибудь потом.

– Мог хотя бы поздороваться, – фыркнул Спайк.

Твайлайт поймала на себе внимательный взгляд пегаски. Не выдержав и секунды, она отвела глаза и сделала вид, что с интересом изучает витраж, на котором была изображена Фларри Харт. А все-таки, племянница-аликорн, надо же!

– Ты в порядке? – тронул уши мягкий, даже ласковый голос. – Ты сегодня какая-то неприветливая.

– Да, об этом. Твайлайт тебя не помнит, – прямо сказал Спайк.

Твайлайт слышала, как пегаска подлетела ближе. В поле зрения возникла обеспокоенная мордашка, закрыв собой витраж. Щек касался легкий ветерок, создаваемый крыльями.

– Ты правда не помнишь меня? – вопросила пегаска.

– Вернее сказать, не знаю, – прервала молчание Твайлайт. – И послушай, ты не могла бы перестать махать крыльями у моего носа, пожалуйста? Это, знаешь ли, самую малость раздражает. – Кажется, она сказала что-то не то, потому что пегаска вдруг прикрыла рот копытцем, а глаза ее блеснули:

– Извини, – негромко промолвила она и опустилась на пол, рядом с драконом.

– Теперь ты понимаешь, о чем я? – вздохнул Спайк.

– Более чем… Но как так вышло?

– Не ты одна хочешь знать ответ на этот вопрос, – хмуро ответила Твайлайт, отвлекшись от витража. Дракон наградил ее неодобрительным взглядом, что она расценила как призыв помолчать. Верно, пусть лучше Спайк говорит за меня, подумала она. Эта кобыла вроде как моя подруга, и ведет себя соответственно, а я с ней – как с незнакомой пони. Сейчас еще наговорю чего-нибудь ненароком.

– Подождем остальных, а там будем думать, – сказал дракон. – И твоя помощь будет очень кстати, потому что я не знаю, как долго Твайлайт сможет изображать принцессу. Хотя единственная принцесса здесь сейчас, по сути, я, – и нет, он не пытался шутить, а был абсолютно серьезен.

Двери в тронный зал распахнулись, по ковру глухо затопали копыта. Твайлайт почувствовала, как внутренности резко сжимаются в малюсенький комок, и застыла, словно статуя. Сюда спешила четверка пони.

– Мы здеся, – провозгласила кобыла в ковбойской шляпе, когда все четверо остановились поблизости. – Вы ж не начали без нас, а?

– Уф, – выдохнула единорожка, поправляя аккуратно уложенную лиловую гриву, – от этой беготни я теперь вся потная.

– Фигня! Ты из швейной мастерской последний раз вылезала месяц назад, – заметила радужногривая пегаска, порхавшая над единорожкой.

– Приветики, Спайк, приветики, Флаттершай, приветики, Твайлайт, – светилась оптимизмом ярко-розовая пони с гривой, поразительно похожей на сахарную вату. – Как ваши делишки?

Всего четыре пони, а сколько шума, с раздражением заметила Твайлайт. Вот поэтому общество книги всегда лучше.

– Я очень рад вас всех видеть, – говорил Спайк, – но давайте отложим разговоры по душам на потом. Того гляди нагрянет делегация из Грифонстоуна, а Твайлайт даже не знает ваших имен.

– Реально? – В мордочку как будто хлестнул порыв ветра – то радужногривая подлетела к Твайлайт и наградила ее взглядом, полным подозрения. – Хм-м, – протянула она, потирая подбородок и щуря глаза. – В нашу первую встречу ты взяла меня на слабо. Ты хотела, чтобы я тебе кое-что доказала. Что именно?

– Твайлайт тебе не ответит, – вмешался Спайк. – Потому что для нее вы никогда не встречались.

– А ты не думал, что ее подменили? – вдруг спросила радужногривая. – В смысле, я хочу сказать, что она типа оборотень.

– Не-е, исключено, – дракон покачал головой. – Торакс был здесь недавно и ничего не заметил. Да и я легко отличу сестру от оборотня.

 Твайлайт мысленно поблагодарила Спайка. И так же мысленно послала пернатую к Лунной Кобылице. Подруга, блин, называется.

– Ее взгляд совершенно чужой, – не унималась радужногривая, а вторая пегаска робко кивала.

– Рэйнбоу, хватит, – устало произнес Спайк, словно родитель, пытающийся утихомирить ребенка.

– Ты и вправду мальца перегибаешь палку, Рэйнбоу, – согласилась кобыла в шляпе. – Почему б нам пока не оставить нашу принцессу в покое и не заняться этой ядреной делегацией?

Все дружно согласились.

– Пойдем, Твай, – сказал Спайк. Твайлайт была рада оставить трон – а ее затекшие мышцы и подавно. Она последовала за драконом, который, кажется, выглядел теперь чуть более расслабленным, чем прежде. Они вышли из тронного зала, и вскоре оживленные голоса «подруг» стихли позади. В замке было на удивление спокойно – вероятно, следствие того, что было еще только утро. А может, здесь всегда так, кто знает. Вообще, замок нисколько не изменился за прошедшие годы; возможно, изменились детали, но Твайлайт не так уж часто доводилось бывать в замке, чтобы их запомнить.

– Куда мы идем? – спросила она Спайка, шагавшего чуть впереди.

– В твои покои, – отозвался дракон. – Я тебя там оставлю. Посидишь спокойно, ладно?

– Очень сомневаюсь, что у меня возникнет желание погулять по замку. – Твайлайт помолчала. Затем у нее возник вопрос: – Спайк, а эта пони с гривой, как радуга, всегда такая резкая?

– Ты хочешь сказать «недоверчивая»?

– Ну… да.

Они стали подниматься по длинной мраморной лестнице.

– Видишь ли, – объяснял Спайк, – она у нас воплощает Элемент верности. Соответственно, кому как не ей подозревать других в неверности.

– Если честно, не вижу здесь особой связи. И подожди… – смутное воспоминание всплыло из глубин подсознания, – я, кажется, где-то слышала об Элементе верности. Он является частью Элементов гармонии, правильно?

– Так и есть.

Подъем по лестнице можно было сравнить с восхождением на вершину горы – к моменту, когда ступеньки закончились, Твайлайт знатно выбилась из сил. Вообще, у нее были крылья, но вспомнила она про них почему-то только сейчас. Наверно потому, что не привыкла к их существованию. Да и летун из нее, наверняка, был из копыт вон плохой. Принцесса, которая не умеет летать. Жалкое зрелище.

Прошло еще несколько минут, и они со Спайком добрались до покоев.

– Вот. Здесь тебя никто не потревожит, – промолвил дракон. – Не знаю, насколько затянется встреча с грифонами, но мы постараемся уладить все как можно быстрее, а потом сразу к тебе. У тебя там вроде есть книги, так что, думаю, ты не заскучаешь, пока будешь ждать, – кажется, в последней фразе он пытался пошутить. Вышло не очень. И натянутая улыбка лучше не сделала.

– Я не собираюсь сидеть сложа копыта, – серьезно отнеслась к его словам Твайлайт, бросив взгляд на книжную полку.

– Отлично. Буду надеяться, что ты что-нибудь найдешь. Не теряй меня, – Спайк тепло улыбнулся. Твайлайт ответила ему тем же, не в силах противостоять магии, коей обладает улыбка дорого тебе пони – то есть дракона, – и некоторое время смотрела вслед его удаляющейся спине.

Закрыв дверь, она как бы перерезала ниточку, соединявшую ее с остальным миром. Одна. В тишине. И что самое главное – никто не донимает с королевскими обязанностями. Вот такая обстановка ей по душе куда больше. Друзья, подумала она с едкой с усмешкой, откуда они вообще появились? Разве я похожа на ту, кому нужны друзья? Мне прекрасно живется и без них. Я просто не вижу смысла с кем-то заводить дружбу. Это отвлекает, а в худшем случае – обременяет. Уверена, Принцесса Селестия поддержит меня. Я не достигну высот в магии, если буду постоянно отвлекаться на гулянки с подружками, вместо того, чтобы штудировать учебники.

Но да не об этом сейчас стоит беспокоиться. Твайлайт подошла к столу, взглянула на письма и запечатанные свитки и испытала двоякое чувство. С одной стороны, думала она, кто как не я имею полное право прочитать то, что в них написано. С другой – письма адресованы не совсем мне. То есть мне… но в то же время нет. Так, подруга, заканчивай умничать. Ты хочешь понять, что с тобой произошло, и вернуться домой или нет? Тогда чего ты колеблешься и придумываешь проблемы на пустом месте?

Она взяла в копыта первый конверт и, даже не посмотрев, откуда он проделал путь, вскрыла его. В письме было что-то про политику, важные встречи и все такое-сякое. Может, Спайку пригодится, но ничего полезного для меня, сделала вывод Твайлайт, достав сложенный вдвое лист из второго конверта. Она развернула его, начала читать, но споткнулась уже на втором слове. Кое-как разобрала, что это ее имя, причем написанное с ошибкой, но дальше третьего слова не ушла. Чтение затруднял ужасный почерк, настолько корявый, насколько это вообще возможно. Курица лапой и то лучше пишет.

Письма и свитки. Политика. Политика. Политика. Какие-то указы, запросы и прочая ерунда, от которой пухнет голова. Если в будущем я обречена разгребать все это каждый день, думала Твайлайт, то ну его на луну такое будущее. Так упорно изучала магию, что стала принцессой. Смешно.

Она левитировала к себе последний конверт. От него очаровательно пахло, кажется, лавандой, а еще на нем была магическая марка, которую она нигде раньше не видела. А вот это уже что-то интересненькое! Само письмо оказалось написано изящным почерком с избытком красивых завитушек. Прямо каллиграфия какая-то, глаз радуется. Она читала:

«Привет, Твайлайт!

Как твои дела? Не надоело еще быть принцессой всея Эквестрии? Знаешь, после того, как Фларри стала править Кристальной Империей, у меня вдруг появилось столько свободного времени! До сих пор непривычно. Вот, в очередной раз изнывая от скуки, я решила написать тебе письмо и отправить его обычной почтой, просто потому, что в этом есть своя неповторимая магия. Так, и о чем же тебе рассказать, горячо любимая тетушка? У нас все солнечно-радужно. Фларри хорошо справляется, хотя, конечно, мы с Шайнингом иногда помогаем ей советом. Твой брат временами сетует, что на границах стало слишком тихо. Передружила, говорит, всех, кого только можно. А кого не смогла – обратила в статую в исправительных целях. Это он про тебя, если что. Не подумай, что он против мирной жизни, нет, просто он… Ну ты его знаешь, гвардейца!

Пожалуй, я бы могла написать много всякой повседневной чепухи, но у тебя, наверно, много дел, так что, думаю, пора заканчивать. Пойду доставать придворных.

Когда появится время, отправишь мне письмо таким же образом?

С любовью, Кэденс».

Твайлайт почувствовала, как по телу разливается тепло. Может, письмо было адресовано не совсем ей – но какая разница? Она была готова хоть сейчас написать ответ, однако остановила себя. Сначала закончи поиски, сказала она себе строго, потом все остальное.

Она стала изучать книги, включая те, что покоились на полке. Она пролистывала их, ища на страницах различные отметки, подчеркивания или обводки, иногда вчитывалась в текст, если тот казался ей подозрительным и, совершенно незаметно, день склонился к вечеру. К большой своей досаде, кроме помятой книжной закладки Твайлайт ничего не нашла. Столько времени – и все впустую. Затем она вспомнила, что скоро ей менять солнце на луну, и чуть не взвыла.

Из коридора донеслись приближающиеся шаги. В дверь постучали.

– Э, Твайлайт? Можно войти? – послышался голос Спайка.

– Конечно! – Она встала со стула, подбежала рысью к двери и открыла ее. В покои вошел Спайк. Его видеть она была рада. Затем вошли «подруги». Их она видеть не очень-то хотела, но, видимо, придется терпеть. – Ну и… как все прошло? – спросила она дракона, стараясь не обращать внимания на то, что, помимо него, на нее смотрят еще пять пар глаз.

– Это что-то с чем-то, – фыркнула радужногривая, а вторая пегаска согласно покивала.

– Таких жадных существ я еще не встречала, – добавила единорожка.

– Но стоит отдать им должное – дела они ведут честно, – заметила кобыла в шляпе.

 «Эй, я спрашивала не вас, вообще-то», – мысленно сказала им Твайлайт.

– Мы все уладили, – ответил Спайк. – Они поскрипели, но мы все же пришли к общему знаменателю. Признаться, я думал, будет куда сложнее.

– Что важнее, как ты себя чувствуешь? – взволнованно спросила розовая пони.

К Твайлайт как будто поднесли факел – она вспыхнула. Неожиданно для других и для себя самой.

– Я-то? Со мной все нормально! Нет, правда, все просто замечательно! Я всего лишь переместилась в будущее на несколько десятков лет и стала принцессой, у которой на плечах целая Эквестрия, а мир, который я знаю, канул в небытие! – выпалила она, выведенная из себя даже не глупым вопросом, а тем, что незнакомка пыталась вести себя словно подруга. Словно понимала чувства, когда это было совсем не так.

– Оу, – обронила розовая пони, опустив ушки. – Пинки не хотела, чтобы ты злилась.

Повисшее молчание заставило Твайлайт пожалеть о своих словах. Ей резко захотелось хлопнуть себя копытом по лбу. Она потупила взгляд, чтобы не видеть эти потрясенные, грустные мордашки.

– Простите, – тяжело вздохнула она. – Я не хотела ни на ком срываться. Я просто… растеряна. Я ничего не понимаю, и все так вдруг навалилось, а я…

«А я простая единорожка, которая изучает магию», – закончила она мысленно.

Печаль с мордочки розовой пони словно смыло волной.

– Тебе уже легче? – лучезарно улыбнулась она. – Я не обижаюсь. Никто не обижается, правда, ребята? – Ей заугукали и закивали в ответ.

– Извините, если я кого-то обидела. Я ненароком, правда. И простите, что заменила вашу Твайлайт. Столько проблем из-за меня…

– Чет тебя прям проперло на извинения, – усмехнулась кобыла в шляпе.

– Это не твоя вина. Ты жертва обстоятельств, – тихонько успокаивала желтая пегаска, кажется, Флаттершай.

– Вы ведь не просто так сюда пришли, правильно? Хотите что-то спросить? Спрашивайте, я постараюсь ответить, – Твайлайт села посреди покоев в смиренном ожидании вопросов. Даже так она была все еще выше ростом остальных пони.

– Вообще-то, мы хотели просто проведать тебя, а не донимать расспросами, дорогая, – проворковала единорожка.

– А я бы задала пару вопросов, – сказала радужногривая, и все, включая Спайка, неодобрительно покосились на нее: – Чего? Я хочу быть уверена на все сто процентов, что она не оборотень.

– Кстати, – вспомнил дракон, – ты нашла какие-нибудь зацепки?

Твайлайт помотала головой.

– Увы. Никакого продвижения за день. Есть я. Есть другая я из будущего, чье тело я заняла. Все. Фантазируй, сколько хочешь.

– Да, – протянул Спайк, потирая лапой затылок, – совсем туго. Даже не знаю, что предложить. У кого-нибудь есть мысли?

Все переглянулись. Ни у кого не было мыслей. Дракон цокнул языком.

– Тогда будем искать зацепки. И надеяться, что Твайлайт что-нибудь да вспомнит, – заключил он.

Кобылы вновь переглянулись между собой. Затем та, что в шляпе, подошла к Твайлайт (остальные тоже, но держались чуть позади) и говорила:

– Слуш, неважно, из прошлого ты или из настоящего, ты все еще наша подруга. И ты всегда можешь рассчитывать на нашу помощь. Помни об этом, сахарок.

Слова добрые, согревающие, но абсолютно пустые для Твайлайт. Она ничего не ответила, просто кивнула. Кобыла в шляпе улыбнулась, все пятеро пожелали ей спокойной ночи и вышли из покоев. Их шаги постепенно стихли вдалеке. Спайк же уходить пока не спешил.

– Ну и денек, да? – промолвил он.

Ничего не ответив, Твайлайт подошла к открытому окну, откуда в покои проникал прохладный вечерний воздух. Она взглянула на силуэты Кантерлота, на башни замка, покрытые медью заката, затем перевела взгляд на красный круг и сконцентрировала на нем магию.

– Хоть какая-то от меня польза, – промолвила она со вздохом, когда место солнца на небосводе вновь заняла луна. Она закрыла окно, чувствуя, что становится холодно.

– Не принижай себя. Ты сегодня хорошо справилась, – подбадривал Спайк.

– Я ничего не сделала, – Твайлайт уселась на кровать. – Это ты тут скромничаешь. Если бы не ты, мне даже страшно представить, что бы произошло.

– Ну, да, – дракон сел рядом. – Я выполнял свои обязанности, вот и все. – Он вдруг спохватился: – Ой, ты, наверно, есть хочешь? Я сейчас что-нибудь соображу.

– Не надо, Спайк, – остановила его Твайлайт. – Я не голодна.

– Точно?

– Точно.

– Может, хотя бы чай попьешь?

Твайлайт хихикнула. Спайк вопросительно посмотрел на нее. Она мягко покачала головой, мол, не обращай внимания. Он вырос, но в душе остался все тем же Спайком. Ее Спайком. И осознание этого не давало упасть духом.

– Слушай, о наших друзьях… – дракон замялся, – то есть они не твои, но… ты поняла. Надо поговорить.

– Конечно.

– Сегодня в тронном зале ты повела себя с Флаттершай немного грубо. И потом твоя недавняя вспышка… Понимаю, они незнакомые для тебя пони, но они желают тебе только добра. И всем сердцем желают помочь. Ты можешь доверять им так же, как мне.

– Ничего не выйдет, Спайк, – Твайлайт взглянула на него, немного опешившего: – Из притворства ничего хорошего не выйдет. Что, думаешь, я не заметила, как они на меня сейчас смотрели? Выгляжу, как их подруга, но при этом… другая личность. Не изображать же мне теперь подругу? Это не сделает лучше никому. И то, как они ко мне относятся, – неестественно. Как будто я попала на вечеринку, где все друг друга знают, в том числе меня, – а я одна не знаю никого. – Она помолчала. – Но я все же постараюсь. Надеюсь, это поможет вернуть все на свои места.

– Я услышал, что хотел, – дракон изобразил улыбку, и Твайлайт мысленно выругала себя за свою прямоту. – Ладно, не буду тебя больше донимать. Ты, наверно, жутко утомилась. Пойду я тоже, пожалуй.

– Вряд ли кто-то утомился больше, чем ты, Спайк.

– Ну знаешь, чтобы перепрыгнуть столько лет за раз тоже нужно много сил.

С губ Твайлайт сорвался смешок.

– Спокойной ночи, Спайк.

– И тебе, Твайлайт.

Дракон ушел. И вот она снова осталась одна. Почему-то в этот раз наступившая тишина не принесла с собой радости и облегчения. Только пустоту. Каким будет завтра? Что еще ей предстоит пережить? К чему все это в итоге приведет? Одной луне известно.

Она легла на кровати, которая даже с новым телом казалась слишком большой. Довольно долго не могла уснуть, снова и снова прокручивая в голове прошедший день, пока, в конце концов, сон все-таки не взял свое.

Твайлайт проснулась от чувства падения. Она обнаружила себя лежащей на полу; правое плечо, на которое, видимо, пришелся удар, побаливало. Потерев ушибленное место, она кое-как вылезла из одеяла, что обернулось вокруг ее тела подобно кокону, и поднялась.

Лунный свет, пробивающийся из непривычно огромного окна, серебрил просторное помещение. Сонному мозгу потребовалось несколько секунд, чтобы осознать, что перед глазами не дом, а совершенно чужое место. Дыхание перехватило.

– Где я?.. – произнесла она не своим голосом.

В ответ – лишь напряженное тиканье часов, с грохотом отмеряющих секунды. Ее бросило в холодный пот, она оглянулась по сторонам в поисках опасности и обнаружила поблизости чей-то силуэт. Силуэт черного аликорна. «Найтмэр Мун? Но как это… Почему?» – пронеслись в голове обрывки мыслей, а затем страх клыками вгрызся в сердце.

Чувствуя, как слабеют конечности, Твайлайт попятилась назад. Черный аликорн тоже зашевелился, стал медленно приближаться, словно хищник, наслаждающийся трепетом загнанной в угол жертвы. Вот он подобрался совсем близко и приготовился к прыжку. Страх и отчаяние смешались в груди, превратились в мимолетную смелость, пробудив инстинкт самосохранения. Краем зрения Твайлайт заметила блестящий предмет, недолго думая подхватила его магией, швырнула во врага и тут же бросилась наутек. За спиной раздался громкий звон тысячи осколков. Она не знала, попала или нет, но надеялась, что это задержит аликорна хотя бы на несколько мгновений.

Она магией распахнула дверь перед собой. Галопом понеслась по какому-то коридору, едва разбирая, что впереди. Сердце стучало как бешеное, за спиной звенели копыта преследователя. В поле зрения возникали жуткие силуэты, тянулись к ней, норовя схватить своими гадкими конечностями, утащить в темноту. Страх сковывал тело, она понимала, что окружена, что ей в любом случае не скрыться, но не останавливалась.

Вдруг пол резко ушел из-под ног. В следующий миг она поняла, что кубарем катится вниз. Паника ударила в голову, но Твайлайт удалось не поддаться ей. Она обхватила себя магическим полем, зависла в воздухе на несколько секунд, и, обнаружив под собой, лестницу, аккуратно опустила себя на ступеньки. Стараясь не оступиться, поскакала вниз.

Левый бок охватила тупая боль. Твайлайт задыхалась, вся взмокла и понимала, что того гляди рухнет без сил. Но страх быть настигнутой Найтмэр подгонял кнутом. Внезапно, совсем рядом, она услышала то, чего не ожидала совсем, – свое имя. «Твайлайт! Твайлайт!» – звали ее. Вскрикнув, она свернула куда-то, – в некую комнату, как выяснилось секундой позже, – и поняла, что загнала себя в тупик.

Шаги приблизились. Громадный силуэт заслонил проход, отрезая единственный путь к спасению. Она вжалась спиной в ледяную стену, с млением глядя на монстра. В горле образовался болезненный комок, на глазах выступили слезы. Все. Это конец. От Найтмэр Мун не убежать.

Вспыхнул свет, больно ударив по глазам. Спустя несколько секунд, когда зрение попривыкло, Твайлайт разглядела, что перед ней находится взрослый дракон. Дракон, подозрительно напоминающей ей…

– Не бойся, Твай, – произнес он осторожно, – это я.

– С-Спайк? – дрожащим голосом спросила Твайлайт, наконец, узнав его, и всхлипнула.

– Он самый, – дракон стал аккуратно сокращать дистанцию. – Твой верный помощник номер один.

– Спа-айк… – Твайлайт больше не могла сдерживать чувства, и они хлынули наружу в виде горячих слез. Она долго плакала и, наверно, никогда бы не успокоилась, если бы в один момент не почувствовала теплые объятья.

Она была смятена. Не понимала, где находится и что происходит. Но рядом был Спайк. И это единственное, что имело сейчас значение.

Продолжение следует...

...