Автор рисунка: aJVL
Часть 1 - Моя близкая подруга Пинки Пай

Часть 2 - Багровая госпожа

Старлайт вскочила с постели, издав полный ужаса крик. Кобылку часто посещали кошмарные сны, но ни один из них не был настолько реальным, как этот. Пони буквально ощущала, как по ее коже бегает холодный пронизывающий ветер, а ноздри забиваются пеплом давно сгоревшего мира.  Старлайт встала на ноги и подошла к окну, дабы подышать свежим воздухом и посмотреть на такую любимую, светлую и яркую Эквестрию. Эквестрию, где солнце сменялось луной, где пони жили, не зная никаких забот, и где все были счастливы. Жители Понивиля не обращали на это внимания, но единорожка в полной мере ощутила радость от того, что ее родной дом лишен той боли, что привиделась ей в кошмаре.

— Не спится? – вдруг спросила Твайлайт, подошедшая к своей ученице.

— Ох. Я тебя разбудила? Прости, — прошептала Старлайт, поглядев на Спайка, который тихо сопел в своей кроватке.

— Ничего страшного. Дышать ночным воздухом бывает полезно. Может, тебе сделать чаю? – поинтересовалась лавандовая пони.

— Нет, нет, спасибо. Думаю… я сейчас пойду обратно в кровать. Еще раз извини за беспокойство.

— Хм, — Твайлайт пораскинула мозгами и все же решилась спросить, — Опять кошмары, да?

— Угу, — стыдливо призналась ученица, опустив глаза в пол.

— Знаю, ты опять откажешься, но все же… Тебе необходимо обратиться к принцессе Селестии. Она живет на свете дольше, чем кто-либо из нас. Она может помочь тебе найти причину этих снов. У тебя огромный магический потенциал, Старлайт! Просто сейчас ты не в состоянии полностью его реализовать. Если бы ты полностью осознавала пределы своих сил, то, возможно, стала бы могущественнейшим магом из всех когда либо родившихся.

— Хех. Ты шутишь? – усмехнулась кобылка – Если тут и есть великий маг, то это ты. Ты столько раз спасала мир от зла, что уже и не счесть. Ты даже удостоилась стать аликорном, а такое случается раз в много веков! А я… я просто глупышка, которая слишком много о себе возомнила…

— Вовсе нет. Я чувствую, что ты не простая пони, Старлайт. И уж тем более не глупышка. Поверь мне на слово, — Твайлайт положила копыто на плечо своей ученицы и ободряюще улыбнулась ей.

— Ну… хорошо. Если ты так считаешь, — единорожка посмотрела на ночное небо в последний раз и закрыла окно, — Ладно. Думаю, ты права. Мне действительно стоит обратиться к принцессе по поводу этих снов. Последний был… слишком уж пугающе реалистичным…

— Правда? И что же ты там увидела? – с интересом спросила Твайлайт.

— Пустоши. Мертвые, тихие… Жалкие останки нашего мира. Но там был кто-то. Кто-то очень страшный. Очень сильный, могущественный… Жуткое чудовище…

— Звучит угрожающе, — кивнула аликорн, — Что ж, если ты действительно собираешься пойти в Кантерлот, то, думаю, я могу дать тебе один выходной. Надеюсь, принцесса поможет тебе избавиться от кошмаров.

— Спасибо, Твайлайт. Я тебя не подведу! – оптимистично заявила Старлайт.

— Я знаю, дорогая моя. Я знаю.


«Шесть миров.
Шесть темных миров, которых не должно было существовать.
Миры, где главное добро обратилось в худший кошмар.
И это история второго мира»

Часы показывали уже далеко заполдень, однако элегантная белоснежная единорожка с самого утра вела себя не элегантно. В самом начале рабочего дня к Рэрити пришел представитель известной спортивной команды в Мэнхеттене, который сделал заказ на пятнадцать комплектов формы для каждого члена команды. Все бы ничего, однако в условиях заказа значилось, что на каждой форме должно быть по десять рубинов, выстроенных в логотип команды. Исходя из этого, каждый рубин должен был быть определенной формы, учитывая размер каждого комплекта, а найти хотя бы неграненый камень порой было крайне сложно. Поэтому бедной единорожке пришлось забыть про все свои перерывы и прочие дела, и вплотную заняться пошивом формы и поиском рубинов, которые, как назло, нигде не попадались. Хозяйке бутика даже пришлось раскошелиться на огранщика, который делал камни нужной формы и размера. Одним словом, работы для Рэрити было уйма, а заказ должен был быть готов уже через два дня.


Кобылка достала с чердака старую запылившуюся швейную машинку и принялась к пошиву сразу на двух станках, стараясь сократить время хотя бы на работе с тканью. Впрочем, сосредоточиться на работе не давал скрежет шлифовальной машинки огранщика, который устроился в наспех переоборудованной кухне. И будто всего этого было мало, в дверь начал тарабанить Спайк, которому единорожка поручила добыть как можно больше рубинов.

— Ох! Спайк? Принес? – нетерпеливо произнесла Рэрити, отобрав у дракончика ведро с алыми камнями, — И все? Почему такие большие? Я же просила камешки, а не каменные глыбы!

— Извини, принес все, что нашел. Не так-то просто добыть рубины, да еще и определенного размера, — пожал плечами запыхавшийся дракончик.

— Ах, ладно! Ищи дальше! – пони махнула копытом и захлопнула дверь, вернувшись к делам.


Эта безостановочная работа продолжалась на протяжении всего дня. Белоснежная пони даже не нашла времени для младшей сестры и отправила ее к Эпплджек на эти дни, дабы не тратить на Свити Бель времени. Лишь только когда солнце начало опускаться за горизонт и шлифовальщик собрался идти домой, изнеможенная кобыла остановилась и просто уселась на ближайший стул, глядя на плоды своей работы. Из пятнадцати костюмов было готово лишь четыре, а время неумолимо двигалось вперед. На кону стояла круглая сумма, да и сама пони вложила в дело много средств, поэтому сдать часть заказа, и забыть об этом кошмаре было нельзя.

Сидя на стуле, кобылка прикинула, сколько ей понадобиться еще средств и времени, чтобы закончить работу и даже приблизительные выводы ее не обрадовали. Было очевидно, что в одиночку за два дня здесь ни за что не управиться, но и столь скрупулезную работу нельзя было поручить другому пони, который не знает всех тонкостей заказа. Ситуация была воистину патовая. Поэтому было очевидно, что нужно искать неординарные решения этой проблемы. И в поисках решения Рэрити решила обратиться к пони, которая лучше всех разбирается во всем необычном. Рэрити направилась к Твайлайт Спаркл.


Наспех приведя себя в порядок, белоснежная единорожка направилась к Твайлайт, надеясь найти в одной из ее книг какое-нибудь заклинание или вещь, которое поможет ускорить процесс работы. Ноги подкашивались, и Рэрити хотелось лишь уснуть глубоким сном в своей постели, но завтра у нее было не больше свободного времени, чем сегодня. Кое-как дойдя до заветного дуба, кобылка постучалась в дверь и стала ждать ответа.

— Да, да, сейчас подойду! – отозвалась Твайлайт, занимавшаяся, судя по звукам, готовкой ужина, — О, Рэрити, какой приятный сюрприз! Что тебя привело сюда в такое время?

— Здравствуй, дорогуша. Позволь, я не буду с тобой любезничать и сразу перейду к делу? – Рэрити зашла в дом и сразу же принялась осматривать забитые книжные полки, — Тебе ведь известно, что мне пришел очень трудоемкий и тяжелый заказ?

— Ну, да, конечно. Мы с девочками целый день о тебе волнуемся. Как у тебя там дела? – поинтересовалась Твайлайт, закрыв дверь.

— Ох… знаешь, Твайлайт, бывало и получше, — белоснежная пони грустно хохотнула и продолжила изучать полки, — Думаю, я взяла на себя непосильную ношу, но сдавать назад уже слишком поздно. Мне нужна помощь, но не простая! Я не могу довериться другим пони, я сама должна контролировать весь процесс, понимаешь! Я должна контролировать все!

— Тише, успокойся. Я все поняла! Думаю, мы найдем для тебя что-нибудь, — лавандовая единорожка тоже подошла к своим книгам и без труда выудила с полок несколько старинных фолиантов, — В этих книгах есть разные заклинания, не требующие особых навыков со стороны заклинателя. Как раз то, что тебе нужно. Думаю здесь можно найти что-то про магических помощников, усиленную телепатию или еще что-то в этом духе.

— Спасибо огромное, Твайлайт, ты безмерно мне помогла! – поблагодарила подругу Рэрити и положила книги в седельную сумку, отчего ходить стало практически невозможно, но пони все равно поплелась к выходу.

— Знаешь, выглядишь ты не очень хорошо. Ты совсем себя загоняла! Тебе необходим отдых! – жестко заявила Твайлайт, — Знаешь что… я не могу отправить тебя домой в таком состоянии, поэтому предлагаю остаться на ночь здесь! Я освобожу для тебя свой рабочий стол, где ты сможешь заняться чтением книг.

— Правда? О, спасибо, дорогуша, ты моя спасительница! – горячо поблагодарила Рэрити, скинув с себя сумку, — Надеюсь, я не принесу тебе дискомфорта?

— Нет, конечно! О чем ты! Спайк так и вовсе будет на седьмом небе от того, что ты останешься здесь на ночь. Этот маленький негодяй полдня провел в постели, так что ночью он будет весь твой, — хихикнула Твайлайт, направившись обратно на кухню, — Ты будешь ужинать? Флаттершай дала мне сегодня рецепт своего нового супа. Пахнет довольно неплохо!

— Почему бы и нет. Я только за, — кивнула Рэрити и пошла к столу.

Пони решила, что она заслужила передышки, хотя бы короткой, перед тем, как снова погрузиться в мыслительный процесс. Рэрити ждала долгая бессонная ночь. Необходимо было тщательно к ней подготовиться, как морально, так и физически. После плотного ужина единорожка удобнее устроилась на стуле, открыла одну из древних книг и принялась читать оглавление в поисках нужной страницы.


Прошло уже несколько часов с тех пор, как Рэрити занялась поиском нужных ей заклинаний. Твайлайт уже давно спала в своей постели и даже Спайк, удовлетворявший просьбы кобылки, начинал зевать и протирать глаза. И за все это время единорожка не добилась никаких результатов. Все найденные ею заклинания были либо слишком сложны в исполнении, либо требовали максимальной сосредоточенности, либо и вовсе не до конца делали то, чего хотела пони. Когда лавандовая единорожка давала подруге стопку книг, Рэрити немного успокоилась, ибо была уверена, что обязательно найдет решение. Сейчас же былая уверенность исчезла, и пони начинала сильно нервничать, ведь она листала последнюю предоставленную ей книгу. И, как Рэрити и опасалась, в книге не было решения проблемы.

— Проклятье, — раздосадовано воскликнула единорожка, бросив книгу в стену, отчего дракончик резко приободрился, — Спайк, ты обязан мне помочь! В этих книгах нет ничего, что мне бы помогло! Найди мне другие книги, умоляю!

— Извини, Рэрити, но Твайлайт и так дала тебе все, что ты могла бы использовать. Чтобы использовать более сложные заклинания, ты должна долго обучаться магии, — произнес дракон, исследуя книжные полки.

— Я… я кое-что могу, поверь! Просто дай мне книги! Дай мне их! – потребовала пони, едва не срываясь на панический крик.

— Тише, тише! Не горячись ты так! Сейчас я посмотрю, — с этими словами Спайк приставил лестницу к нужному месту и полез к верхним полкам, куда Твайлайт клала особо важные рукописи и свитки.

Дракон долго разглядывал корешки книг и пролистывал некоторые из них. В итоге Рэрити вскоре это надоело и она вытащила все книги с одной из полок, отчего дракончик едва не упал вниз.

— Эй, полегче! – недовольно сказал Спайк.

— Прости, прости меня, Спайки. Мне… мне просто нужно что-то найти! Что-то придумать, — пробубнила единорожка, откидывая фолианты, не связанные с магией в сторону.

— Слушай, ну, не нервничай ты так. Все будет хорошо, — попытался успокоить подругу дракон, слезая с лестницы, — И да, тебе лучше быть поосторожнее. Среди этих книг есть такие, которые простым пони лучше не трогать.

— О, а это что? – спросила сама у себя кобылка, выудив из кучи одну рукопись и побежав с ней к столу.

Книгой, которая привлекла внимание Рэрити, оказался том в темной обложке и изображением какого-то крючковатого символа, который Рэрити раньше никуда не видела. В обложу был продет ремешок, которым связывалась рукопись и, судя по толстому слою пыли, эту книгу уже давно никто не открывал, что было нетипично для такой пони, как Твайлайт. Посмотрев на таинственный символ, единорожка немедленно развязала ремешок и открыла фолиант прямо с середины, будто зная, что она ищет.

— О… и вот эта книга одна из тех, которые трогать нельзя! – неуверенно сказал Спайк, подбежав к увлеченной Рэрити, — Лучше тебе ее… немедленно закрыть!

Но кобыла не слушала своего обожателя. Она бегала глазами по строкам, написанным корявым почерком. В книге описывались запретные ритуалы и темная магия, которой пользовались лишь чудовища, типа короля Сомбры и ему подобных. Но одержимость кобылки была сильнее страха или отвращения, поэтому она продолжила перелистывать страницы. И вот, на одной из них, пони увидела заголовок – деление разума. На нем Рэрити и остановилась. Судя по краткому описанию, с помощью этого заклинания волшебник мог «отделить» маленький кусочек своего разума и вселить его в любой неодушевленный предмет, после чего управлять им силой сознания, словно этот предмет является живой конечностью. Единорожка прикинула все за и против, и решила, что это заклинание именно то, что ей и нужно.

— Слушай, Рэрити, я не шучу! Прекрати читать эту книгу! Это может привести к чудовищным последствиям! – начал причитать Спайк, — Если ты сейчас же не закроешь ее, то мне придется обо всем рассказать Твайлайт! И тогда у нас обоих будут неприятности!

— Закрыть… книгу… — прошептала кобылка, после чего повернулась к своему другу и мило улыбнулась ему, облегченно выдохнув, — Ох, Спайк, ты прав! Ты безусловно прав! Что-то меня понесло совсем не туда, куда должна заглядывать приличная пони. Пожалуйста, принеси мне воды, хочется немного отдохнуть после всех этих книжек.

— Ну… разумеется! Сейчас будет, миледи! – дракончик поклонился и побежал на кухню.

Рэрити же проводила дракона взглядом, и когда тот скрылся из виду, она молниеносно вырвала нужную ей страницу с заклинанием и закрыла рукопись, издав громкий хлопок, дабы Спайк это услышал и успокоился. Затем пони положила столь важный листок в свою сумку и начала готовиться к долгожданному сну, которого ей так не хватало.


На следующее утро Рэрити, уверенная в своем успехе, согласилась позавтракать вместе с Твайлайт, после чего направилась обратно в бутик, полная сил и бодрости. Свитти Бель все еще гостила на ферме Эпплов, а огранщик должен был придти только через час, так что беспокоится о безопасности работы было незачем. Через некоторое время кобылка вернулась в мастерскую, которая была больше похожа на неухоженный склад, зашторила все окна и с трепетом достала пожелтевший от времени листок с корявыми буквами, что хранили в себе древнее заклинание. Пони с нетерпением включила свет в комнате и принялась читать.

Инструкция к заклятью была написана вычурным, давно устаревшим диалектом, поэтому в тексте было много «воды», но единорожка быстро смогла уяснить самое главное. Чтобы успешно наложить заклинание на объект, необходимо было сосредоточить на нем взгляд и очистить разум от всех посторонних мыслей, после чего произнести магические слова на вымершем языке. Но было и еще кое-что. Предупреждение, которое гласило, что оживленным предметам, как и изначально живым существам, необходима кровь для дальнейшего существования. Это было пугающе, но относительно логично. Впрочем, кобылке было не до того, чтобы думать о разных тонкостях. Выбросив из головы все сомнения, пони приступила к делу.

В планах Рэрити было наложение заклинаний на рулоны с тканью и манекены. Выполнив все наставления в инструкции, единорожка начала тихо зачитывать колдовские слова, отчего ее рог начал все ярче светиться мягким голубым светом. Магия пони начала переносится на белый неказистый манекен, и как только Рэрити произнесла последнюю букву, весь магический свет мгновенно рассеялся. Все вернулось на круги своя.

— И что? Получилось? – спросила сама у себя единорожка, рассматривая безликую фигуру.

Не заметив каких-либо изменений, пони расстроено подумала о том, почему же объект заклинания начал двигаться, как вдруг, по воле единорожки, копыта манекена зашевелились, словно он хотел куда-то уйти, и голова принялась крутиться из стороны в сторону.

— Да! Да! – радостно воскликнула Рэрити, запрыгав на месте от счастья.

И это было весьма опрометчиво, так как у пони начала кружиться голова и ее начало сильно тошнить, словно единорожка оказалась в смерче. Дабы не упасть на пол, Рэрити поспешила присесть на ближайшее кресло и, тяжело дыша, ждала, когда же ей полегчает. И долгожданное облегчение пришло очень не скоро. Заклятие полностью истощило Рэрити, которая никогда раньше не занималась ничем подобным. Чтобы избежать ухудшения здоровья, необходимы были долгие тренировки и обучение. Время, которого у пони просто напросто не было.

Кобылку продолжало штормить до самого обеда. В таком состоянии она была не готова заниматься тонкой работой, даже с заколдованным манекеном, а потому огранщика Рэрити отпустила домой, а сама выпила ромашковый чай и улеглась спать, проснувшись лишь к шести часам вечера. Это помогло пони, хоть и не до конца, но Рэрити вовсе не стало легче, ведь целый день был потрачен впустую. Заклинание пусть и работало, но кобылка не могла себе позволить использовать его, опасаясь осложнений, да и помощи просить было не у кого – если это была действительно запрещенная магия, то вряд ли кто-то из единорогов пожелал бы иметь с ней дело. Таким образом кобылка снова оказалась в тупике. Конечно, из-за поджимающих сроков необходимо было срочно найти выход из положения, каким бы он ни был, и вскоре пони его нашла, хотя лучше бы не находила.


Роясь в своих старых вещах на чердаке, Рэрити внезапно натолкнулась на афишу. Это был плакат, призывающий придти на представление Великолепной Трикси. Плакат остался еще с тех времен, когда никто не знал о том, что Трикси шарлатанка. Когда же правда вскрылась, единорожка стыдливо сорвала афишу со стены своего бутика и зачем-то оставила здесь, среди старых безделушек. И упоминание о лже-волшебнице натолкнуло Рэрити на жуткую, но вполне реализуемую мысль. В голове пони зародилась идея, как же ей усилить свою магию и не падать в обморок от одного оживления. Рэрити вспомнила про амулет аликорна, с которым Трикси едва не одолела хитрую и умную Твайлайт. И именно этот амулет должен был спасти ситуацию.

Когда Рэйнбоу Дэш вернула амулет туда, где ему самое место, то пегаска поспешила рассказать своим подругам по секрету, куда она унесла ужасный артефакт. Обладая этими знаниями, единорожка вернулась к закрытому в шкафу манекену, который послушно лежал на своем месте. Однако стоило Рэрити приказать ему встать, как заколдованная фигура лишь вяло пошевелилась, не в силах подняться на ноги. И тут кобыла вспомнила о предупреждении. О том, что всем живым вещам нужна кровь. Испытывая величайшее отвращение, пони проколола себе копыто ножницами и выдавила на манекен немного собственной крови, отчего тот резво вскочил, словно настоящий жеребец и стал ждать ментальных команд своей хозяйки.

«Принеси мне амулет аликорна» — подумала Рэрити, после чего оживленная фигура послушно направилась к выходу. Конечно, подобное зрелище не могло не привлечь лишнего внимания, так что Рэрити поспешила одеть манекен в длинный плащ и широкополую шляпу. К счастью, вечером жители Понивиля предпочитали сидеть дома, а потому улицы были в основном пусты. Манекен вышел из бутика и быстрым шагом направился куда-то к выходу из города, прямиком за амулетом. Сама же начинающая волшебница села прямо перед входной дверью и стала ждать, надеясь на лучшее.

Прошло уже более трех часов, наступила ночь. Рэрити, которая уже успела прибраться в доме и даже поесть, все еще ждала своего слугу, частенько поглядывая в окна. Кобылка не знала, что сейчас происходит с манекеном и был ли он достаточно разумен, чтобы не упасть в первый же бурный ручей. Однако, надежды больше не было. Если фигура не вернется к завтрашнему утру, то дело можно было считать проваленным.

В ожидании манекена у единорожки было время, чтобы подумать о том, что же она делает. Мало того, что Рэрити обманула одну из близких друзей, так еще хочет воспользоваться мощным магическим артефактом, который воздействует на разум владельца. И все это ради того, чтобы не потерять деньги, отсутствие которых не являлось критичным, пусть и больно било по кошельку кобылки. Впрочем, все эти ужимки и сомнения мгновенно рассеялись после того, как дверь бутика распахнулась и в дом вошел побитый манекен, который все-таки выполнил свою цель.

Оживленная фигура преподнесла хозяйке ожерелье с манящим красным камнем и Рэрити, восхищенно поглазев на амулет, поспешила надеть его на шею.  Невероятная магическая сила мгновенно захлестнула кобылку, введя ее в экстаз. Рэрити начала жадно глотать воздух ртом, пытаясь удержаться на ногах из-за резкого наплыва чувств и эмоций. Уже через пару мгновений организм подстроился под новый уровень сил пони и та начала понемногу приходить в себя. Когда же Рэрити оклемалась окончательно, то, не выжидая ни секунды больше, занялась околдовыванием всего, что ей могло потребоваться при работе. Благодаря амулету пони не нуждалась более ни в сне, ни в пище, а потому могла посвятить работе себя всю. Всю ночь в мастерской единорожки слышался шум, который пугал ночных гуляк и прочих пони, случайно прошедших мимо бутика. Пони с новой силой взялась за выполнения заказа, за которым должны были придти к завтрашнему утру.


Работа в бутике не утихала ни на секунду. Рулоны тканей обвивались вокруг манекенов, которые сами принимали нужную позу, швейные машинки наполняли все помещение непрекращающимся стуком, ножницы, метры и прочие инструменты летали взад-вперед, а во главе всего этого стояла единорожка, руководившая процессом, словно кукловод, обвязанный нитками.

Когда утром в бутик пришел огранщик, ему пришлось долго привыкать к тому, что буквально каждая мелочь в доме жила своей жизнью. И поскольку работа значительно ускорилась, быстрее стачивать края камней пришлось и наемному жеребцу, который уже через пару часов выбился из сил.

— Мисс Рэрити, вам не кажется, что нам пора сделать перерыв? — поинтересовался пони, смахнув пот со лба.

— Никаких перерывов! Необходимо закончить все сегодня же! – жестко заявила кобылка.

— Но это весьма кропотливый процесс! Тут нельзя торопиться! – начал возникать огранщик.

— Сегодня придется постараться! Работайте, иначе никаких денег за сегодня не получите! – произнесла единорожка, вернувшись к работе.

Жеребец хотел возражать и дальше, но понял, что это бесполезно. Пони явно была не в том настроении, чтобы спорить или останавливаться на полпути. Стиснув зубы, пони взял очередной камень и принялся проводить замеры.

Так продолжалось еще около часа и Рэрити ничего не смущало. Оставалось закончить всего пару костюмов, и можно было отправиться на заслуженный отдых. Одежда была уже пошита, и оставалось лишь составить логотипы из рубинов, и именно в этот момент все снова пошло наперекосяк. Огранщик утратил бдительность окончательно и умудрился сильно пораниться точильным кругом. Жеребец воскликнул и вскочил на ноги. Началось сильное кровотечение.

— В чем дело? – недовольно воскликнула Рэрити.

— Я порезался! Нужно перевязать рану! – сказал пони, зажимая срез копытом.

— Пресвятая Селестия, чем ты думал! Куда ты суешь свои копыта, идиот! У меня нет времени на твои глупости! Садись и закончи работу! – потребовала кобылка.

— Да что вы себе позволяете! Не знаю, какая муха вас укусила, но я отказываюсь работать в таких условиях! Оставьте свои вшивые деньги себе! – произнес разозлившийся огранщик, начав собирать вещи.

— Нет! Ты не можешь уйти сейчас! – испуганно крикнула кобыла, схватив жеребца за копыта.

— Не трогайте меня! Все, довольно! Ищите себе новое подмастерье! – пони оттолкнул нанимательницу и быстрым шагом направился к двери, капая кровью на пол.

— Ты никуда не пойдешь! – с этими словами один из рулонов ткани резко обвязался вокруг ног жеребца, отчего тот упал на пол, не в силах освободиться из крепкого захвата.

— Немедленно отпустите меня! Я буду жаловаться! Вам это так просто не сойдет с копыт! – начал угрожать обездвиженный огранщик.

Но Рэрити не слушала его. Кобыла с интересом маленького жеребенка наблюдала за тем, как ткань пропитывается кровью пони и от этого сжимает ноги сильнее и сильнее. До этого момента единорожка использовала свою кровь для поддержания заколдованных предметов, но лишь сейчас она ощутила, насколько же приятна живительная жидкость. Будто она сама пила божественный нектар, хотя даже не прикасалась к чужой крови, что вызывала у кобылы жуткое отвращение. Пони не хотела, чтобы это наслаждение прекращалось, ровно как и не хотела терять надежного работника, а потому она быстро пришла к решению, которое удовлетворило обе проблемы.

Все колющие и режущие предметы медленно подлетели к своей хозяйке и вместе с ней начали приближаться к жеребцу, который начал впадать в панику. Он что-то кричал, буквально вопил, но кобыла слышала лишь бешеный стук в висках. Она понимала, что собирается сделать и понимала, насколько это ужасно, но приятные чувства и мысли о работе перевешивали все моральные принципы. Рэрити вплотную подошла к лежащему на полу огранщику, оценила, с какого места ей начать свое темное дело и принялась заниматься тем, что она умеет лучше всего. Рэрити занялась пошивом ткани.


— Мама! Мама! Давай быстрее!

— Ха-ха. Успокойся, милая сейчас мы возьмем сумки и сразу зайдем.

Прошло уже пара дней с тех пор, как Рэрити безупречно завершила свою работу и сдала ее заказчику, который остался полностью доволен. Более того, представитель команды осознавал, насколько это тяжелый заказ и не надеялся получить все костюмы в завершенном виде, а потому сделал кобылке надбавку за хорошую работу. Таким образом Рэрити не только окупила все затраты на материалы, но и оказалась с огромной суммой денег на копытах. И в честь этого она решила пригласить своих родителей из Мэйнхеттена, дабы отметить столь радостное событие. Разумеется, пони согласились приехать к дочерям и договорились по пути забрать Свити Бель с фермы Эпплов. И вот, наконец, повозка, груженная несколькими чемоданами, остановилась у ухоженного бутика.

— Ваш багаж, мэм, — услужливо произнес кучер, выгрузив чемоданы на землю, — Помочь занести все в дом?

— Ох, не утруждайся, дорогой, ты уже и так нам помог, — произнесла Куки, отсыпав жеребцу несколько монет за работу, — Милый, бери вещи и пойдем скорее в дом! Рэрити обещала приготовить много вкусностей!

— О, правда? Жду не дождусь, — хохотнул усатый единорог, взяв багаж, и вся семья направилась к входной двери, которая была не заперта.

Едва пройдя на порог, все члены семьи почувствовали сладкий аромат свежей выпечки, шедший с кухни. В гостиной уже стоял накрытый стол с салатами, пуншем, ароматным рагу и прочими блюдами, которые хозяйка бутика старательно украсила, словно подавала их в дорогом ресторане.

— Рэрити! Мы пришли! – крикнул жеребенок, побежав на звуки счастливого пения.

— А? – белоснежная единорожка выглянула с кухни и в нее сразу же врезалась младшая сестра, одарив старшую теплыми объятиями, — Ах, вы уже приехали? Я ждала вас чуть позднее. У меня еще не все готово!

— Ничего страшного, дорогая. Ты уже и так очень многое сделала, — с улыбкой произнесла мать, обнявшись с дочерью, — Давай, снимай этот грязный фартук и садись скорее за стол! Я со всем закончу.

— Но мама…

— Никаких но, юная леди! Слушайся свою мать! – шутливо приказала Куки и направилась на кухню, а Рэрити обнялась с отцом, после чего вся семья уселась за стол.

— Так значит, ты справилась с этим трудным заказом, да? Сделала все, что от тебя хотели? – поинтересовалась Свити Бель.

— Да, абсолютно со всем! – гордо ответила кобылка, подняв голову.

— Какая ты у нас умница! И как же у тебя все получается? – спросил Хондо, сняв с головы свою соломенную шляпу.

— Ну, у настоящих мастеров есть свои секреты! – сказала единорожка, просматривая накрытый ею стол.

— Дорогая, а где у тебя в этом бардаке пряности? Твоему морковному торту не помешало бы немного корицы! – раздался голос с кухни.

— О, мама, пожалуйста, не ройся в шкафчиках, я только что там все разложила! – крикнула в ответ единорожка, поспешив матери на помощь.

— Хе-хе-хе, когда эти двое на кухне, согласия можно не ждать, — произнес мистер Флэнкс, наливая себе немного пунша в стакан.

— Хи-хи. И не говори, папа, — согласилась Свити Бель и, еще немного послушав спор двух кулинарок, встала из-за стола, — Ладно. Видимо, есть мы будем еще не скоро, так что я пока схожу в свою комнату. Позовите меня, как все будет закончено!

— Непременно. Иди, дорогая, — кивнул отец и продолжил смеяться над спорами любимых женщин.

Свити Бель же, у которой были свои дела связанные с клубом искателей меток, побежала наверх, к своей комнате. Девочки поручили кобылке написать торжественную речь для приема новых членов в клуб, ибо подружки ждали свежую кровь в своем коллективе. Пинки Пай согласилась сделать рекламу клуба, давая их буклеты вместе с купленной выпечкой. И эта речь была еще далеко от завершения, а время шло. Впрочем, и новых пони пока не намечалось, но нужно было быть всегда готовыми.

Направляясь к своей комнате жеребенок размышлял, как же ему продолжить речь, как вдруг от этих мыслей его отвлек едкий мерзкий запах, от которого единорожка сразу же прикрыла нос копытцем.

— Фу, что это? – Свити Бель осмотрелась вокруг и вскоре поняла, что вонь идет из-за закрытой двери мастерской сестры, — Рэрити, у тебя, кажеться, что-то протухло! Рэрити, слышишь?

Однако на крик никто не отозвался. Старшая сестра была слишком увлечена дискуссией по поводу торта. Поэтому Свити Бель решила, что надо избавиться от нестерпимой вони самой, пока ею не пропитался весь дом. Да, дверь в мастерскую была заперта на ключ, но жеребенок давно изобрел способ обойти эту защиту, так как Рэрити частенько прятала нужные клубу материалы в своей комнате.

Забрав из своей комнаты самодельную отмычку из спицы и рыболовного крючка, маленькая пони принялась копошиться в замке, прислушиваясь к щелчкам внутри него, и вскоре дверь была открыта. Однако стоило кобылке распахнуть ее, как вонь многократно усилилась и если бы кто-то вдохнул ее на полный желудок, то его бы однозначно стошнило. Увы, свет в мастерской не горел, а окна зачем-то были закрыты ставнями. Свет в комнату поступал лишь из дверного проема и освещал он лишь дощатый пол. Чуть привыкнув к запаху, Свити Бель медленно направилась вглубь комнаты, надеясь разыскать в темноте выключатель света. Постепенно запах становился сильнее, протухшая еда, которую Рэрити умудрилась потерять в своем бардаке, находилась где-то совсем рядом. Но вот, жеребенок прошел уже до нужного места, нащупал выключатель и озарил комнату светом, после чего, к своему ужасу, увидел то, что же распространяло невыносимую вонь.

— Да послушай же ты меня! Почему ты такая вредная? Лучше бы ты с таким же упорством искала себе жениха! – возмущалась Куки, заканчивая украшать торт.

— Ну, мама! – закатив глаза, произнесла Рэрити, как вдруг всех членов семьи до смерти перепугал жуткий крик, шедший со второго этажа.

Родители сразу же поняли, что это крик их дочери и сразу же устремились к ней на помощь. Рэрити была в замешательстве, а потому еще несколько секунд стояла на месте, отстав от своих родных. Первым в открытую мастерскую забежал отец, остолбенев от ужаса, а следом и мать, которая также не сдержала испуганного вопля.

Мастерская была залита кровью. Кровь была буквально везде, и на полу, и на стенах, и даже на потолке. К стене была прибита шкура, шкура взрослого жеребца, а на рабочем столе Рэрити восседал ее владелец, обшитый тканью, которая насквозь пропиталась гниющей кровью. Все тело было обшито тканью, не было отверстий ни для глаз, ни для носа, лишь в районе рта ткань была пожевана, будто ее пытались раскусить. Но несмотря на то, что пони давно должен был умереть от кровопотери, тело все равно дергалось в неких конвульсиях, которые никак не прекращались.

— Эх. Жаль, что вы увидели это так рано. Это не входило в мои планы, — вдруг раздался голос Рэрити, которая с поникшим лицом стояла в проходе.

— Ч… что это за ужас… Что ты натворила? – сквозь слезы выкрикнула Куки, едва держась на ногах.

— Хотела сделать это ночью. Чтобы вы ничего не почувствовали. Один удар и все, — продолжила бубнить кобылка, — Что… это? Это… чудо природы, мама. Каркас из мертвой плоти, которая по-прежнему способна давать соки жизни. Давать эти соки мне. А я передаю эту жизнь дальше, понимаешь?

Вдруг тело внезапно встало на ноги, и сделало пару шажков, которые были очень нелепыми, неумелыми, словно это была кукла, подвешенная невидимыми нитками.

— Не стоит бояться. Для вас боль будет недолгой. От еще живых тел свежей крови больше, но я не могу заставлять вас страдать, — единорожка закрыла за собой дверь и окутала красным сиянием дюжину окровавленных ножей и ножниц, — Больно будет всего секунду. Обещаю.

— Ты… ты ведь хорошая девочка! Ты не можешь с нами так поступить! – шокировано произнес Хондо, пятясь от дочери назад.

— Ну… пони ведь свойственно менять свои взгляды на жизнь, верно? – сказала кобыла, погладив амулет у себя на шее.

— Нет, Рэрити, ты не можешь так с нами поступить! Мы же твои родственники! Мы же любим тебя! Ты не такая! Не такая! – закричала Свити Бель, которую родители прятали у себя за спинами.

— Теперь я такая, сестренка. И когда-нибудь я всех сделаю такими, как вы, — с этими словами все ножи молниеносно понеслись к трем пони, что так сильно желали увидеть свою дочурку и сестру, которая многого добилась.


Шайнинг Армор, облаченный в свой скованный на заказ доспех, ходил взад-вперед, ожидая вестей у магического кристалла связи. Возлюбленная Кейденс вместе с важными чиновниками сидели прямо за следующими дверьми, в тронном зале, ожидая, когда же осада закончиться. Кристальная империя успешно отбивала все нападения уже не одну сотню лет, потерпев поражение один единственный раз, и сейчас генерал королевской армии позиций сдавать не хотел. Вдруг кристалл начал мигать и единорог принял сигнал, выстрелив лучом света в камень, отчего над ним появилась полупрозрачная иллюзия пони.

— Генерал, говорит командир подразделения северной части города! – произнесла иллюзия.

— Говорите, командир! Какова обстановка? – спросила Армор, сохранявший хладнокровие.

— Генерал, простите меня за подобные эмоции, но… генерал, это не сражение, а какой-то кошмар! Настоящий апокалипсис!

— Успокойтесь и говорите по делу, командир! Не тратьте мое время зря! – жестко заявил Шайнинг.

— Да, простите, генерал. Эти… эти твари. Их не берут ни мечи, ни стрелы! Они продолжают наступать, лишаясь конечностей и даже голов! Давят нас числом и утаскивают к своей кошмарной госпоже! Некоторые бойцы докладывают, что они уязвимы к огню, но… о, Селестия, их так много, так много!

— Вы сдерживаете северные ворота?

— Пока да, но нас осталось очень мало! Гражданских мы эвакуировали в замок, как вы и приказывали, но это все, что мы можем сделать!

— Проклятье! Хорошо, отступайте к следующему аванпосту и укрепляйте оборону! Скоро к нам прибудет подкрепление из Кантерлота, так что не падайте духом и сражайтесь храбро!

— Вас понял, генерал. Конец связи, — иллюзия исчезла и Шайнинг Армор устало вздохнул.

Неизвестная угроза появилась несколько месяцев назад буквально из ниоткуда и начала планомерно захватывать всю Эквестрию, опустошая целые города. Кто-то считал это нашествием демонов из Тартара, кто-то полагал, что это мертвые восстали из своих могил, но достоверной информации дать никто не мог, ибо никто из разведчиков не возвращался обратно. Кристальная империя внимательно следила за новостями с фронта, но вот это зло добралось и до них. Надежды на победу таяли на глазах и все полагались на принцесс, которые должны были придти с остатками армии Кантерлота и неожиданно ударить врага сзади.

— Генерал Армор! Генерал! – вдруг в комнату ворвался один из элитных воинов, что защищали замок и всех беженцев в нем, — Генерал! Беда! Страшная беда!

— В чем дело! Говори немедленно! – прикрикнул Шайнинг.

— Это ловушка, генерал! Костяк их армии атаковал нас не с севера! Они отвлекли наше внимание, а сами ударили прямо в замок! Они уже здесь, генерал!

— Что? Это невозможно! На севере их десятки тысяч! Они прут бесконечным потоком!

— Ну… видимо… это лишь малая часть их сил…

— О, Селестия, спаси нас…

Вдруг откуда-то из глубины замка начали слышаться испуганные крики женщин и детей, а также звуки ожесточенной битвы, в которой армия империи вряд ли одерживала верх. Пусть пол замка и был сделан из прочнейшего камня, все воины, защищавшие тронный зал отлично чувствовали вибрацию, создаваемую топотом множества копыт. И этот топот быстро приближался к Шайнинг Армору.

— Немедленно закрыть ворота! Приготовиться к битве! – приказал генерал и надел на голову шлем, обнажив свой меч.

Несколько солдат поспешили закрыть железные ворота, а потом и двойные двери из цельного алмаза. Топот все продолжал нарастать, и уже через минуту в двери ударила невообразимая мощь сотен тел, заполонивших просторный коридор. Затем последовал второй удар, за ним и третий. Двери были невероятно прочны, но даже они были не в силах сдерживать волны живой силы, бьющейся в них. И вот, после очередного удара, ворота слетели с петель и упали, а в комнату вторглась орда изуродованных в боях монстров, каждый из которых был обшит багровыми от крови тканями. Однако чудовища не спешили атаковать, ибо по ним, словно по ступенькам, к Шайнинг Армору начала спускаться старая знакомая. Облаченная в элегантное красное платье, с безупречной, но запачканной кровью гривой, с кровавыми подтеками у рта и алыми глазами, к элитной страже спустилась Рэрити, давно утратившая свою былую внешность, но получившая новую, элегантную и пугающую до мурашек.

— Ну, здравствуй, Шайнинг. Давненько я тут не была, — хриплым голосом произнесла кобыла, осматриваясь вокруг.

— Рэрити? Что… что все это значит? Как ты могла…

— Хватит уже. Я устала отвечать на одни и те же глупые вопросы. Главное не то, как мы пришли к такому, а то, что мы все же пришли. И это воистину прекрасно!

— Не знаю, что превратило тебя в это… чудовище, но тебе не долго осталось ликовать! С минуты на минуту к нам придет принцесса Селестия и Луна, и с их войсками мы сокрушим тебя! – заявил Армор, наставив меч на единорожку.

— Ах, милый, наивный Шайнинг Армор, а как ты думаешь, кем именно я отвлекла твоих солдат? – усмехнулась Рэрити.

— Нет… невозможно…

— Хм. Ну, если ты мне не веришь, — Кобыла отошла в сторону, и из общей массы мертвых тел вышло два аликорна, которые также как и все были обшиты тканью вместо собственной кожи, — Ну, что ж, раз ваши хрупкие надежды разбились окончательно, давайте же покончим с этим.

С этими словами Рэрити пошла обратно. Туда, откуда она смогла бы просматривать все поле боя, а мертвые твари во главе с принцессами накинулись на последних защитников Кристальной империи, у которых не было и единого шанса на спасение. Еще одно королевство пало от копыт Багровой госпожи. Мир оказался еще на шаг ближе к тому, чтобы пасть окончательно.


— Ну, здравствуй, Рэрити. Как давно мы с тобой не виделись.

— А?

Кобыла, принимавшая в свои ряды новые тела убитых пони, посмотрела в сторону таинственного голоса, которого ранее не слышала. Перед ней стоял странный аликорн, который был словно и не мертвый, и не живой. Единорожка чуяла в этом таинственном существе огромную силу, силу, многократно превосходившую силу амулета аликорна. Одна мысль это твари могла сжечь кобылу дотла, поэтому Рэрити не спешила натравливать своих рабов на этого пришельца.

— Откуда ты меня знаешь? – спросила пони, развернувшись к собеседнику.

— Когда-то мы были с тобой знакомы. В этом мире я давно мертва, а в моем мире мертво все, что может умереть. Я следила за твоим крестовым походом и воистину восхищена твоей целеустремленностью. Но рано или поздно твой путь закончится. Твоим мечом будет больше некого карать. И что же ты будешь делать тогда?

— Я…

— Идем со мной. Доверься мне и я приведу тебя в другие миры! В бесконечное множество миров, которые могут быть только твоими. Там твой путь никогда не закончиться и ты сможешь получать нескончаемое наслаждение от чужой крови. Итак, ты согласна? – спросило существо, протянув копыто единорожке.

— Звучит заманчиво, — кивнула Рэрити и приняла приглашение.

Обе пони переместились за границы этого мира, который так и продолжили осаждать обшитые магической тканью мертвецы. И пока они пожирали остатки этого мира, их госпожа пошла дальше. Отправилась искать новых рабов и новую кровь.

Продолжение следует...

...