Автор рисунка: BonesWolbach
Часть 4 - Идеальный мир

Часть 5 - Лик войны

 Уложив единорожку, потерявшую сознание, в постель, сестры уселись на диван и стали внимательно смотреть на неожиданно появившегося Дискорда, который был погружен в раздумья. То, о чем собирался рассказать драконикус, не должна была знать ни единая живая душа. Однако, оценив всю ту опасность, что близилась к Эквестрии, дух раздора понял, что выхода у него не было.

— Итак, что ты хочешь нам рассказать? – не выдержав тишины, спросила Селестия.

— Дабы вы осознали все в полной мере, я начну издалека, — с этими словами Дискорд вышел на середину комнаты и начал свой длинный рассказ, — Как вы знаете, наш мир – не единственный, что существует в пространстве и времени. Мир, что существует вокруг нас – это всего лишь одна вселенная, находящаяся в пространстве, непостижимом для простых смертных, в, так называемой, мультивселенной.

Договорив, драконикус щелкнул пальцами, отчего весь свет в комнате мгновенно погас, а над потолком появилось скопление сверкающих точек, словно звезд, соединенных линиями. Эти точки постоянно появлялись и соединялись между собой, образуя хаотичную сеть.

— Вначале был один единственный мир, центр всех миров, от которого начало зарождаться бесконечное множество других вселенных, каждая из которых отличается от предыдущей. Между мирами существует незримый барьер, разделяющий их, однако все они соединены нитями по которым, при помощи могущественной магии и артефактов, можно перемещаться между мирами. Одним из этих артефактов является кристальное зеркало, о котором вы прекрасно знаете.

— Эти знания умнейшие маги и ученые Эквестрии добывали на протяжении многих тысяч лет. Вся эта информация никогда не разглашалась, а свитки и книги давно истлели в прах, — позволила себе вмешаться богиня солнца, — Откуда ты все это знаешь?

— Дело в том… что я не совсем тот, каким вы меня себе представляли, — вдруг заявил Дискорд, — Несмотря на то, что в пространстве между мирами ничего не должно существовать, там все таки есть жизнь. Это могущественные существа, такие же древние, как и сама мультивселенная. Они обладают безграничной силой и властью, и по своему желанию могут существовать во всех мирах одновременно, отправляя во вселенные свои аватары. И одним из этих существ являюсь я сам.

— Что за бред! Ты был… простым злыднем, охочим до власти! Раз ты такой могущественный, так зачем тебе вообще нужна была Эквестрия? – спросила Луна.

— Нужно было иметь какую-то роль в мирах. Но сейчас не об этом. Наша задача – поддерживать жизнь мультивселенной. Следить, чтобы она продолжала существовать и устранять угрозы. И мы успешно справлялись с этой задачей. До недавнего времени, — дойдя до главной темы разговора, драконикус глубоко вздохнул и продолжил, — Относительно недавно, где то на самом краю мультивселенной, появилось нечто настолько могущественное, коварное и зловещее, что повергло в ужас даже нас, существ, видевших все, что только существовало. Оно зовет себя… Ноктюрнал Флэйм.

Проекция мультивселенной исчезла, а вместо нее появилась фигура кошмарного аликорна, от которого исходила темно-сиреневая аура.

— Некогда она была простой пони, однако в ее жизни произошло нечто настолько ужасное, что отразилось на ее рассудке и она стала тем, с чем клялась бороться, и даже больше того. Мы не придали этому должного значения, а когда осознали, насколько Ноктюрнал опасна, было уже слишком поздно.

— Кто она такая? Чего она добивается? – принялась спрашивать Селестия, осматривая фигуру чудовища.

— Я не могу вам сказать, кем она была в прошлой жизни. Чувства не должны затуманить ваш разум. А добивается она лишь только власти. Свою родную вселенную она истребила под корень. Ей стало тесно в одном мире и она возжелала положить свои лапы на то, что не должно быть потревожено. Она возжелала попасть в первоначальную вселенную, история которой закончилась и не должна продолжаться. Если ей это удастся, то она без труда попадет во все остальные миры и мультивселенная будет обречена на смерть.

— Неужели она настолько сильна и могущественна? – удивилась богиня ночи.

— Ты даже не можешь себе представить, насколько. Даже нам не хватало сил, чтобы уничтожить ее. Это невозможно. Поэтому единственным способом борьбы с ней стало обрубание нитей ее вселенной с другими мирами. Мы сделали уничтоженную ею вселенную ее тюрьмой, откуда она не должна была выбраться. Однако… она оказалась намного умнее, чем мы предполагали. Когда мы обрезали нити, она воспользовалась накопленными знаниями пони и многих других истребленных цивилизаций, дабы создать из плоти и костей магическую башню, обладающую достаточной силой, дабы пробить ткань реальности и телепортировать пони в другую вселенную.

— Та самая башня… — с ужасом прошептала Луна. 

— Верно. Однако, мощи башни не хватало, чтобы отправиться в нужный ей мир. Необходим был мощный источник энергии. Поэтому Ноктюрнал воспользовалась башней, дабы попасть в ближайшие к себе миры, также уничтоженные ужасным злом, и начала собирать союзников. И те самые источники энергии.

— О чем ты говоришь? – спросила Селестия.

— Я уже говорил, что между мирами можно проходить благодаря мощной магии. Далеко не все единороги обладают достаточной силой. Нужно родиться магически одаренным, после чего развивать свой потенциал. И так получилось, что подобной силой обладает именно она! – Дискорд указал пальцем на спящую Старлайт, — В своем мире Флэйм истощила Старлайт Глиммер до смерти, собирая союзников. Когда же она собрала Старлайт из других миров, их силы все равно оказалось недостаточно, дабы переместить Ноктюрнал со всей ее мощью, а потому ей нужна последняя Старлайт. Наша Старлайт. И со дня на день она отправит своих союзников за ней прямо сюда.

— И мы должны помешать им забрать ее! – закончила Селестия.

— Именно так. Я нарушил множество негласных правил, придя сюда. Я не смогу помочь вам в битве. Поэтому вы должны собрать все силы, что только можете, и уничтожить захватчиков, чего бы вам это не стоило!  Помните, если они заберут Старлайт в мир Ноктюрнал, то мы все будем обречены. Если же победите, то она останется заперта в своем мире навечно!

— Мы тебя поняли, Дискорд! Спасибо тебе, — кивнула Луна.

— Удачи вам. Я буду молиться за вас, — попрощался драконикус, магический свет потух, а в следующую же секунду зажегся естественный свет.

Дискорда в комнате уже не было. Селестия, Луна и Старлайт остались одни. Недолго думая, сестры оставили единорожку отдыхать после пережитого потрясения, а сами отправились придумывать план и собирать союзников. Планы аликорнов были крупномасштабными и серьезными, ибо они понимали, что близится тяжелый бой. Возможно, самый тяжелый бой, что только видела Эквестрия.

 

«Шесть миров.

Шесть темных миров, которых не должно было существовать.

Миры, где главное добро обратилось в худший кошмар.

Это история пятого мира».

Пятерка носительниц элементов гармонии медленно шла по клетчатому полу понивильской больницы, обсуждая то, как им поступить дальше. Две недели назад Рэйнбоу Дэш потерпела крах в одном из важнейших для пегасов соревнований, по результатам которого победившего пегаса приставляли бы на крайне высокую должность, в том числе и в ряды Вандерболтов. Однако, Дэш настолько усиленно тренировалась к испытаниям, что под самый конец соревнования крылья свела жуткая боль и Рэйнбоу упала прямиком на скалу, переломав себе крылья сразу в нескольких местах. В итоге, пока толпа чествовала победителя, коей оказалась самовлюбленная Лайтнинг Даст, Рэйнбоу Дэш уносили на носилках.

Столь унизительное поражение начисто выбило Рэйнбоу Дэш из колеи. На протяжении долгого времени пегаска не желала никого принимать в своей палате, объясняя это тем, что ей стыдно смотреть друзьям в глаза после такого. Однако же в итоге кобыла немного успокоилась, а потому ее лучшие подруги решили навестить ее и дать понять, что Рэйнбоу все еще остается лучшим летуном в Эквестрии, несмотря ни на что.

— Итак, девочки, наша главная задача – привести Дэш в себя и успокоить ее! Для нее это было серьезным ударом, так что мы не должны принижать ее горя! – объяснила Твайлайт еще раз.

— Мы уже все давно поняли, дорогая. Не волнуйся, все будет хорошо! – убедила свою подругу Рэрити.

— Хорошо, хорошо, — кивнула лавандовая единорожка, остановившись у палаты Дэш, — Итак, все взяли, что хотели?

— Агась. Мы с Пинки испекли Дэш пирог, как она любит, — произнесла Эпплджек, поставив поднос с пирогом на голову Пинки Пай, дабы та хотя бы сейчас стояла на месте.

— Я взяла с собой Танка. Думаю, Дэши будет рада видеть его, — сказала Флаттершай, посмотрев на еле плетущуюся черепаху.

— Я решила сшить для Дэш чудный бархатный халат в стиле Вандерболтов. Ничто так не согревает больные конечности, как домашний халатик, — гордо произнесла Рэрити.

— Ну, а я взяла особое издание новой книги Дэринг Ду с комментариями автора. Что ж, раз все готовы, то вперед! Не оставим нашу подругу в беде!

С этими словами пони вошли в палату с ходу принялись громко здороваться и спрашивать, как пегаска себя чувствует. Дэш же в это время лежала на кровати, доедая свой обед, однако тоже с радостью встретила своих друзей, которые сразу же полезли обниматься.

— Девочки, как же я рада, что вы зашли ко мне! Я столько хочу вам рассказать! Стольким поделиться! – радостно воскликнула пегаска, выбравшись из объятий подруг.

— А мы то как рады видеть тебя! Мы все очень за тебя волновались! – сказала Твайлайт, а ее слова подтвердили и остальные кобылки, — Как ты себя чувствуешь? Что доктора говорят о твоих крыльях?

— Эх. К сожалению, новости насчет крыльев не слишком воодушевляющие, — грустно объяснила Рэйнбоу, поглядев на перебинтованные крылья, — Врачи говорят, что травмы были критическими. Пришлось проводить операцию. Хирурги смогли спасти их, но, говорят, что нужно будет исключить любые нагрузки, дабы швы не разошлись.

— То есть ты…

— Да. Скорее всего, я больше не смогу летать, — с горечью произнесла Дэш, шокировав своих подруг, однако, пегаска на удивление просто принимала это, — Ну, ладно, не будем о грустном. У меня ведь есть и хорошая новость! Меня должны выписать уже завтра!

— О, это отличная новость! – радостно воскликнула Эпплджек.

— Да! В честь торжественного возвращения надо устроить вечеринку! – закричала Пинки Пай.

— Мне кажеться, что шумные праздники – это не то, что полагается для травмированной пони, — заметила Флаттершай, — Но если Дэши так хочет…

— Нет! Флаттершай права! Дэш нужен тихий отдых и покой! И это не обсуждается! – жестко заявила Рэрити.

— Хорошо, хорошо, я поняла. Давайте тогда просто соберемся за столом и попьем чая, — предложила Дэш и эта идея понравилась всем без исключения.

 

— Левой! Правой! Левой! Правой! Живее, живее! Не тащитесь, как сонные мухи! Ваши шаги должны звучать в унисон, помните об этом! – крикнула пегаска, глядя на марширующих кадетов, — Так вы собираетесь представлять наш дом на параде? А, ну, повеселее!

Близился большой военный парад на главной площади Кантерлота, который должны были увидеть тысячи пони со всей Эквестрии. Парад в честь победы над королем Сомброй и его легионами. Это была долгая и ожесточенная война, шедшая на всех рубежах Эквестрии, но благодаря несгибаемой воле защитников престола и мудрому командованию, враг так и не смог приблизиться к Кантерлоту и был повержен. Впрочем, сам Сомбра успел отступить и готовился к контрнаступлению, но народ так устал от войны, что принцессы решили дать пони повод порадоваться и облегченно выдохнуть.

В начале этой войны на фронт забирали всех жеребцов и кобылок, достаточно крепких и подготовленных морально для того, чтобы взять в копыта оружие. Среди добровольцев была и Рэйнбоу Дэш, разбитая горем и отчаянием из-за потери крыльев, которой, по собственному мнению, уже нечего было терять. И именно на полях сражений пони снова почувствовала вкус к жизни. Только сражаясь бок о бок со своими товарищами против злостного врага, пегаска ощутила те же эмоции, что испытывала при полетах над облаками. Вдохновившись этим, Рэйнбоу Дэш стала самоотверженно сражаться, не жалея своих огромных сил, чем быстро заслужила уважения как среди воинов, так и среди командования. Уже в первый месяц войны пегаска заслужила повышение по службе и продолжала стремительно подниматься по карьерной лестнице, дослужившись до высших рангов. Но несмотря на это, Дэш никогда не сидела далеко от поля боя, а вела своих пони вперед, воодушевляя тех своим присутствием. Под конец войны голубая пегаска, покрытая шрамами, стала считаться самым настоящим героем, в честь которого слагали песни и всяческие небылицы, и Дэш это полностью устраивало. Ей больше не нужны были крылья.

— Доброе утро, Дэш, — к пегаске подлетела Спитфайр, которая часто сражалась бок о бок с героиней Эквестрии и стала для нее верной подругой, — Солнце только встало, а ты уже муштруешь новобранцев? Смотри, не отбей у них патриотический настрой.

— Я никого не держу в своей академии насильно. Пони приходят сюда сами, — напомнила голубая пегаска, пожав подруге копыто, — Здравствуй, Спитфайр. Нечасто удается увидеть тебя стоящей на твердой земле. Чем обязана?

— Ну, знаешь, в грязи и ранах мы видели друг друга чаще, чем когда-либо еще, так что я подумала, «Почему бы не потолковать со старой подругой»? Ты не против?

— О, нет, вовсе нет! – Дэш повернулась обратно к молодым пони, — Так, ладно, программу тренировок вы знаете! Вы мои лучшие курсанты, так что я рассчитываю на вашу сознательность и усердие! Подготовка до полудня и на обед! Вперед!

Отдав приказ кадетам, Дэш убедилась, что пони исправно исполняют приказ и направилась вместе со старой подругой в свой кабинет.

 

— Ладно, Спитфайр, давай на чистоту. Я же по лицу вижу, что ты не просто поболтать сюда прилетела, — с ходу произнесла Рэйнбоу Дэш, налив подруге полстакана кальвадоса, — Ну, давай, колись!

— Эх. Ну, да. Все не просто так, — грустно вздохнула пегаска, однако тут же стряхнула маску печали и перешла на серьезный тон, — Вчера воздушная разведка мне доложила, что югу от Кантерлота свирепствуют солдаты Сомбры. Уж не знаю, кто они, недобитки, диверсанты или изменники, но факт в том, что они продолжают грабить и разорять мелкие деревушки. Мужчин и женщин забирают с собой, а стариков и детей убивают на месте. И самое паршивое, что до этих ублюдков никому нет никакого дела! Говорят, слишком мелкая банда, чтобы о ней беспокоиться. Вот только я так не считаю. И я знаю, что ты тоже так считать не будешь!

— Вот ведь… — прошипела голубая пегаска, присев на свое кресло, — И что ты предлагаешь?

— Ты важная шишка в армии Кантерлота. Так еще и народный герой. Я хочу, чтобы ты собрала самых верных тебе воинов, и все вместе мы изничтожили этих тварей, чтобы никто больше не страдал! – жестко заявила Спитфайр.

— Ты знаешь, предпринимать вот такие действия без согласия свыше незаконно. К тому же, Эквестрия готовиться к этому параду и…

— И именно поэтому я прошу тебя собрать самых верных союзников. Таких, чтобы они ни за что не рассказали обо всем этом тому, кто этого знать не должен, понимаешь? – кобыла остановилась на несколько секунд, подбирая слова, а затем продолжила, — Поверь, Дэш, если бы дело не было серьезным, я бы никогда о нем и не упомянула! В одиночку Вандерболтам с этим не справиться. Мне нужна твоя помощь!

Дэш разрывалась меж двух огней. С одной стороны она уже давно должна была перестать быть той бездумной девчонкой, что бросается в огонь, а только затем думает зачем. Она стала примером для тысяч молодых пони и должна была показать им, что дисциплина и верность родине сделают из них достойных граждан. С другой стороны она все также не терпела несправедливость и зло. Рэйнбоу Дэш всегда готова была бросить все, лишь бы разобраться с негодяями, что мучают невинных. И это даже стало одной из причин, по которой много лет назад она вступила в армию Кантерлота.

— Ну, так что? Я могу на тебя рассчитывать? – спросила Спитфайр, прервав размышления голубой пегаски.

— Ах, к черту все! – наконец, выпалила Дэш, — Когда собираетесь выступать?

— В ближайшее время. Мы уже придумали отговорку, чтобы не вызывать подозрений, — облегченно сказала кобыла, — Путь предстоит неблизкий. На парад уж точно не успеем, но к концу месяца должны управиться и вернуться домой. Если ты согласна, тогда готовься. Я пришлю к тебе пони, он скажет, где встречаться.

— Хорошо, я поняла, — кивнула пегаска.

— Отлично. Спасибо тебе, Дэш. Я знала, что могу рассчитывать на тебя, — поблагодарила подругу Спитфайр и направилась к выходу из кабинета.

Проводив подругу взглядом, Дэш снова задумалась над только что услышанным. Нарушение правил могло ей сильно навредить в будущем, однако желание покарать злодеев нарастало с каждой секундой все больше и больше. И, к тому же, было ясно, что если не разобраться с проблемой в зародыше, то потом эти разбойники могут стать серьезной угрозой. В любом случае, пегаска твердо намерилась вновь взять в копыта клинок. Когда Рэйнбоу привела свои мысли в порядок, то начала думать над своими соратниками, снаряжением и отговоркой. Разработка плана началась.

 

Солнце уже ушло за горизонт. Начал дуть холодный ветер, но благодаря горящему костру холода никто не чувствовал. Группа из двадцати пони закончила разбивать лагерь на ночлег и все собирались вокруг огня, чтобы погреться, приготовить еду и обсудить все произошедшее за сегодня. Одна лишь Твайлайт, укутавшись в плед, сидела чуть вдалеке ото всех и разглядывала фотографию, на которой было шестеро лучших подруг. Фотография из тех времен, когда Дэш парила в облаках, а мир давно не видел войны. И эта фотография навевала кобылке воспоминания о беззаботных временах, когда подруги были вместе.

Это случилось неделю тому назад. Прошло уже много времени с тех пор, как Рэйнбоу Дэш отправилась, по ее словам, в Кристальную империю для поднятия боевого духа кристальных пони. Впрочем, правда вскрылась очень быстро, один из уборщиков умудрился случайно услышать о хитрости Дэш и о том, что она собирается вместе с Вандерболтами отправиться куда-то на юг, чтобы уничтожить притаившихся воинов Сомбры. Никто не знал, куда именно они пошли. Пони не оставили после себя ни единого следа. Они просто… исчезли, как будто их и не было, отчего оставалось только ждать и верить в лучшее. Но ничего хорошего не произошло.

Из группы Спитфайр или Дэш так никто и не вернулся, зато солдаты Сомбры стали действовать более дерзко и открыто. Они начали нападать на целые города и хорошо укрепленные крепости, и никто не мог дать им достойного отпора. Более того, никто даже не выживал при их набегах, а потому судить можно было только со слов разведчиков, чьи слова практически мгновенно коверкались воображением горожан и среди пони начинали ходить жуткие небылицы. Одним словом, истиной правды не знал абсолютно никто. Пока однажды Твайлайт не нашла у себя под дверь странную коробку.

Внутри коробки была карта Эквестрии с отмеченными деревнями, городками и крепостями, необычный кинжал и размокшая записка, в которой можно было прочитать лишь только несколько последних строчек. «Я совершил чудовищную ошибку. Я хотел сделать, как лучше, но навлек на мир ужасное зло. Умоляю вас, остановите их, во что бы то ни стало». Как оказалось, карта показывала места, куда мародеры собирались совершить нападения, а потому принцессы организовали несколько групп самых сильных пони и отправили их на помощь в разные точки на карте.

И Твайлайт, которая надеялась все таки отыскать плененную Рэйнбоу Дэш, стала частью одной из групп. Кобыла не желала верить, что ее подруга погибла. Никто не желал. И пусть надежда была призрачной, сердце единорожки она никогда не покидала.

— Так, слушайте сюда! – громко заявила Дэринг Ду, встав перед пони, сидевшими у костра, — Если встанем на восходе солнца, то к полудню доберемся до Черри Хиллс, где нас уже ждут. Городок фермерский, окруженный полями, так что незаметно подкрасться никто к нам не сможет, однако и пони там совсем на боевые, много от них не ждите. Они помогут подготовиться к бою, но когда враги придут, то жителям придется прятаться, так что мы останемся сами по себе.

— Мы даже не знаем, сколько воинов в этой банде, — произнес мускулистый жеребец, — Хватит ли наших сил, чтобы отбиться?

— Хватит! Не забывайте, что среди вас есть не только воины, но и сильные маги! – заметил Санберст, поправив очки на носу, — В былые времена один маг на поле боя значил гораздо больше, чем десяток рыцарей, закованных в панцирь. Верно я говорю, Твайлайт?

— А? Да, точно! Главное верить и у нас все получиться! – кивнула единорожка, присоединившись к остальным.

— Опять воспоминания мучают? – спросила Лайтнинг Даст, которая также вызвалась идти вместе с остальными, — Мы не очень то ладили с Дэш, но она была… удивительной пони. И очень сильной. Уверена, мы найдем ее!

— Хорошо, детали обсудим завтра, как прибудем на место! А сейчас отдыхайте и идите спать поскорее, пока погода окончательно не испортилась. Нас ожидает тяжелый день, — с этими словами Дэринг Ду покинула остальных и пошла в свою палатку, готовиться к следующему дню.

Твайлайт же, вполуха слушая разговоры остальных, взглянула на небо, которое действительно медленно затягивалось тучами. Это еще сильнее угнетало кобылку, а потому та, посидев с компаньонами еще немного, отправилась спать, надеясь на то, что дурное настроение уйдет, хотя надежд на это было и немного. Вдалеке послышались раскаты грома. Тучи затянули собою луну, отчего стало совсем темно. Наступала тяжелая ночь.

 

Как и было задумано изначально, на рассвете группа проснулась, оперативно собрала свои вещи и направилась дальше, за горизонт, где их ждал небольшой городок, одна из многих будущих жертв кровожадных мародеров. По пути пони, помимо заросших холмов, полей и лесов, встретили также и пепелище, бывшее некогда фермой. Судя по закрашенному крестику на карте Твайлайт, это место стало одной из жертв разбойников, которые каким-то чудом прошли мимо Черри Хиллс, что находилось в десятке километров от фермы. На фоне этого пони начали обсуждать, что же из себя представляют воины Сомбры. Кто-то просто предполагал и вспоминал слухи, что ходили среди народа, а пара солдат, что лично сражались с этими захватчиками, рассказывали о своих воспоминаниях. Но все говорили о том, что воины темного короля не являлись полноценными живыми существами, а чем-то средним между жизнью и магией в телесной оболочке. Они не чувствовали ни жалости, ни страха, ни скорби, а полководцы Сомбры вели своих солдат вперед либо пока их не отзовут, либо пока в живых не останется никого.

Когда же группа добралась до места, то получила радушный прием со стороны жителей города, которые накормили защитников и рассказали им все, что те хотели знать. Когда отдых был окончен, пони начали готовиться к битве – сколотили несколько слоев баррикад и барьеров, выкопали волчьи ямы, облюбовали крыши, с которых поле боя хорошо просматривалось, и так далее. Некоторые горожане также не желали сидеть в подвалах и чердаках, а вместо этого взяли в копыта арбалеты и луки, готовые обстреливать врага с высоты. В конечном итоге среди защитников набралось чуть больше полусотни отважных жеребцов и кобыл, считая прибывшую группу. Каждый из них был готов до конца бороться за городок и дать понять захватчикам, что в мире все еще есть те, кто не боится сражаться. Когда все приготовления были закончены, все разбрелись на условленные места и стали терпеливо ждать, орошаемые холодным дождем.

Прошло несколько часов, проведенных под стук дождя о деревянные домики. Тучи окончательно затянули небеса и нещадно поливали землю, превращая дороги в вязкую грязь. Температура также постепенно понижалась, и пони уже начинали чувствовать холод. Однако, это было только началом. По-настоящему защитники города забеспокоились, когда капли дождя превратились в крупный град, а затем и вовсе в снег, который никак не мог появиться в это время года. К этому моменту температура приблизилась к нулю градусов и продолжала опускаться, а ветер перерастал в настоящую вьюгу. Все прекрасно понимали, что это не может быть случайностью и воины Сомбры травили пони плохой погодой, чтобы добить их безо всяких проблем. И чем сильнее ухудшалась погода, тем явнее становилось то, что опасность близко. И вот, когда из-за бурана вдали невозможно было что-то разглядеть, впереди начало появляться темное очертание одного единственного пони, которое с каждой секундой становилось все четче и четче. Убийцы пришли.

— Проклятье! – выругалась Дэринг, стоявшая на первой линии обороны, — Все пегасы, в воздух! Надо расчистить небо для стрелков и магов!

Отдав приказ, пегаска взметнулась в небо вместе с остальными сородичами, и те принялись разгонять непогоду, чтобы хотя бы рассмотреть приближавшуюся угрозу. Пегасы работали, выбиваясь из сил, однако тучи быстро затягивались, но все же принцесса Селестия собрала лучших из лучших, а потому большим трудом пони смогли в небольшом радиусе успокоить непогоду. Этого было вполне достаточно, чтобы узреть одинокого воина, а также увидеть вдалеке силуэты орды захватчиков, которые никуда не спешили.

Самый отважный из воинов внушал ужас уже одним своим видом. Массивные доспехи, весившие ничуть не меньше самого носителя, были созданы из темных толстых кусков металла и, что самое ужасное, из костей других пони, отчего броня походила на ходячий скелет. Шлем также украшал череп, под которым находился металл, в глубине глазниц которого виднелась лишь холодная тьма. Судя по всему, захватчик был земным пони, ибо передним копытом удерживал большой двуручный меч, клинок которого был зазубрен и покрыт засохшей кровью, как и доспехи. На спине же виднелась сумка, из которой торчали рукояти еще нескольких мечей, топоров, боевых молотов и даже арбалета с болтами к нему. Воин неспешно двигался к городку, прекрасно видя его защитников, однако даже не думал защищаться или хитрить, что было на руку нервничающим пони на баррикадах.

— Лучники, огонь! – скомандовал командир, который пришел прямиком из Кантерлота.

Стоило жеребцу это выкрикнуть, как на воина, который был уже в тридцати метрах от первых заграждений, обрушился град стрел. Множество стрел просто отскочили от крепкой брони, но несколько из них попали между элементами доспехов и вонзились глубоко в кожу врага. Однако тот никак не отреагировал на ранения и продолжил идти вперед, даже не пытаясь вытащить стрелы из тела. При виде этого пони начали нервничать еще сильнее, а некоторых даже обуяла паника, но большинство продолжало стоять на своих местах, глядя на приближающуюся угрозу.

— Щит! – вновь крикнул командир и волшебники, расположившиеся на вершинах, все вместе принялись накладывать защитный барьер вокруг города, в который невозможно было войти, но из которого прекрасно все выходило, что позволяло стрелкам продолжать атаковать.

Но стоило только сияющему щиту начать опускаться над городом, как одинокий воин сорвался с места и на невероятной скорости побежал к баррикадам, успев прыгнуть в закрывающуюся прореху щита. И, еще не опустившись на землю после прыжка, злодей сделал круговой взмах мечом, разрубив отважного командира вертикально пополам. Остальные защитники еще не успели ничего понять, как клинок молниеносно обрушился и на них, разрубая тела пони, словно масло. Всего за десять секунд воин успел убить дюжину воинов и прорвать первую линию обороны, что казалось просто невозможным.

— Невероятно! – закричала Твайлайт, находившаяся в центре города, на ратуши, и видевшая оттуда все, что происходит у входа в город.

Двигаясь с удивительной        быстротой, пони убивал всех приблизившихся к нему без особой сложности, при этом сам получая ранения, которые не приносили никакого эффекта. Когда пришедшие в себя воины принялись отступать назад, убийца не кинулся вдогонку, а бросил свой меч в единорога, который стоял на ветряной мельнице, и попал точно в цель, отрубив пони голову. Ощутив резко нахлынувшее напряжение, единороги были вынуждены снять щит и сосредоточиться на атаках в сторону одной цели.

Увидев, что магический барьер пал, остальные захватчики с грозными воплями устремились в атаку, попадая в ловушки и западни, но не теряя при этом боевого духа. А пока воины бежали в сторону города, единороги, что ближе всего располагались к неостановимому бойцу, покрыли злодея градом магических выстрелов, прожигавших деревянные баррикады насквозь. Сам же воин, ступая по кровавым лужам и порубленным телам, спокойно направлялся вперед, за отступающими защитниками города и никакие раны не могли его замедлить.

— Кто-нибудь должен отозвать пегасов назад! Нам нужна помощь! – закричал один из единорогов, стоявший на вершине ветряка, как вдруг прямо в его голову влетела стрела, пущенная одним из ближайших рядовых солдат.

Кто-то из единорогов услышал эти слова и стал пытаться достучаться до Дэринг Ду и остальных. Захватчики же уже достигли своей цели, обогнали своего бесстрашного лидера и принялись громить и убивать все, что стояло на их пути. Городские и приезжие пони сражались с воинами в искореженных доспехах, стрелки сыпали стрелами и заклинаниями на головы врагов, получая выстрелы в ответ, и лишь пони в костяной броне неторопливо шел вперед, озираясь по сторонам. Настоящая битва началась.

 

Осознавая, что тут толку от нее будет мало, Твайлайт с помощью телепортации спустилась на землю и побежала в гущу сражения. Кобылка была до смерти напугана происходящим, однако желание помочь своим товарищам пересиливала ужас. Сосредоточившись, единорожка ворвалась в самую гущу сражения, атакуя врагов энергетическими лучами и поддерживая союзников щитами и лечебными заклинаниями. Воодушевившись такой отчаянной храбростью, многие другие единороги также спустились с насиженных мест и дрались с врагами лицом к лицу, не брезгуя применять оружие, принадлежавшее погибшим воинам. Однако, стоило только Твайлайт начать впадать в кураж, как вдруг прямо к ней на спину запрыгнул один из юрких вражеских солдат, повалив кобылку на землю. Сделав это, негодяй впился зубами в шею единорожки, причинив той страшную боль, как вдруг арбалетный болт влетел в жеребца с такой силой, что тот отлетел на несколько метров назад. Кобыла хотела было поблагодарить спасителя, но с ужасом увидела неподалеку от себя того самого кошмарного лидера, который прибирал арбалет за спину.

— Удар исподтишка. Грязные приемы. Удел слабаков и трусов, недостойных жизни, — измененным шлемом голосом произнес воин, — Ты заслуживаешь того, чтобы умереть, глядя в глаза своему убийце.

— Единственный, кто тут умрет – это ты! – прошипела Твайлайт, поднявшись на ноги.

— Ох, Твайлайт. Ты никогда не умела быть грозной, — покачав головой, сказал воин и направился к единорожке, взяв свой меч, вонзенный в землю.

— Что? Откуда ты…

Вдруг, будто из ниоткуда, на лидера мародеров прямо с неба обрушилась отважная Дэринг Ду, буквально впечатав воина в землю. Однако на этом пони не остановилась и продолжала нещадно избивать злодея, разбивая череп на шлеме на мелкие осколки. Но через несколько секунд воин остановил удар и контратаковал, ударив пегаску лбом в нос, отчего та пошатнулась назад. В мгновение ока лидер вскочил на ноги и уже готов был начать бить в ответ, но тут на помощь подоспела Латнинг Даст с копьем на перевес, которое на бешеной скорости вонзилось в шею пони, но не прошло насквозь. Из-за этого пегаска потащила врага дальше, пока не ударила его о стену здания, пригвоздив того к ней.

— Ну, вот и все! С тобой покончено! – уверенно крикнула кобыла, довольно улыбнувшись.

— И это все? – спросил воин и одним молниеносным ударом разбил копье на два, схватил часть, что до сих пор оставалась в копытах Лайтнинг, и притянул ее к себе.

Обхватив копытом шею пегаски, воин со всей силы ударил ее головой о стену. Удар был настолько мощный, что крепкие доски проломились, а кобыла с множеством выбитых зубов упала, потеряв сознание.

— Он… он что, бессмертен? – в панике пробубнила Твайлайт, глядя, как воин вытаскивает из себя кусок копья.

— Не знаю. Но сдаваться нельзя! – уверенно бросила Дэринг, — Ты кто вообще такой?

— Не волнуйтесь, девочки, скоро все узнаете, — лидер мародеров обратил свой взгляд на поле битвы, где все подходило к концу и не в пользу защитников, — Уже очень скоро, хе-хе-хе.

— Мы проиграли! Что нам теперь делать? – прошептала Твайлайт, попятившись от смеющегося злодея.

— Спокойно! Нельзя терять самообладания! Мы должны…

— Хватит! – нетерпеливо выкрикнул воин и парой рывков приблизился к Ду.

Пегаска никак не ожидала такой скорости, а потому не смогла увернуться от мощного удара копытом, который подбросил пони и отправил в нокаут. Твайлайт же собиралась было выстрелить во врага магией, однако тот не менее быстро зашел ей за спину и принялся удушать, отчего кобылка медленно теряла сознание, глядя на скоротечное сражение, что уже подходило к концу.

— Спокойно. Спи, Твайлайт. Скоро… чтобы узреть мой триумф, тебе понадобятся силы, не сомневайся, хе-хе-хе…

 

 Проснулась Твайлайт с зудящей болью во всем теле и невыносимой сухостью во рту. Пони лежала на холодном полу, почти что в кромешной темноте и ничего не могла рассмотреть. Единственное, что чувствовала единорожка – это ужасную вонь, от которой ком подступал к горлу. Закрыв копытом рот и нос, пони начала искать ближайшую стену, чтобы прислониться к ней спиной и постараться разглядеть хоть что-нибудь перед собой.

Когда ей это удалось, и Твайлайт немного пришла в себя, глаза уже привыкли к темноте, и она увидела просторную комнату, в которую добавили решетчатые стены и переоборудовали под камеры. Единорожка сидела в одной из импровизированных клеток, а по соседству с ней располагалось еще несколько пони без сознания, видимо, защитники городка. Окна были забиты досками, поэтому рассмотреть все внимательнее не представлялось возможным. Где-то вдалеке, за деревянными дверями, слышались ликующие крики, смех и… приглушенные крики. Из-за этого единорожка чувствовала себя еще более обреченно, чем при пробуждении.

— Проснулась, наконец, — вдруг раздался старческий голос, напугавший кобылку.

Услышав голос, пони принялась оглядываться вокруг в попытках кого-нибудь разглядеть, однако получилось у нее это только после того, как обладатель голоса зажег свечу, стоявшую на столе. Сам же незнакомый старик являлся одним из тех пони, которым Твайлайт восхищалась с самого раннего детства и не переставала вдохновляться до сих пор. Это был никто иной, как Стар Свирл Бородатый, который также исчез примерно в одно время с Рэйнбоу Дэш. Впрочем, от образа внушающего уважение мудрого старца мало что осталось. Фирменная накидка со шляпой давно истрепались и запачкались несколькими слоями грязи и нечистот, грива, хвост и борода также были грязными и неухоженными, сам старик был болезненно худым, а в синих глазах виднелась лишь глубокая печаль. Твайлайт вздрагивала при одной только мысли о том, что же могло довести Стар Свирла до такого жалкого состояния.

— Стар Свирл? Это вы? – дрожащим голосом прошептала единорожка.

— Да. К сожалению, — старик поднес к решетке кувшин с водой и куском хлеба, — Жаль, что мы видимся с тобой при таких обстоятельствах. Не противься, поешь, скоро тебе понадобятся силы.

— Что происходит? Как это понимать? Почему вы… вы что, вместе с этими… этими…

— Успокойся, Твайлайт. Все гораздо сложнее, чем ты думаешь. У нас с тобой есть несколько минут, прежде чем за тобой прибудут, так что, если позволишь, я бы тебе все объяснил, — пробурчал Свирл, присев на стул у стола.

— Что ж… я слушаю, — согласилась Твайлайт, отказываясь верить в то, что самый могущественный маг Эквестрии — предатель.

— Что ж… все началось в тот роковой день, когда Спитфайр пришла к Рэйнбоу Дэш, дабы попросить ее о помощи. Она хотела уничтожить банду воинов Сомбры, что грабила небольшие города и деревни. Дэш знала, что ей нужно собрать доверенных пони, готовых идти вместе с ней и в огонь, и в воду, и одним из этих пони оказался я. Дэш желала, чтобы я давал советы в этом походе, и первым же моим советом было отказаться от всей этой затеи, но она меня не послушала. Она желала во чтобы то ни стало уничтожить воинов Сомбры, и я все же пошел вместе с ней. Я чувствовал, что она… что-то утаивает. Не говорит никому, держит глубоко в чертогах разума. Я не стал говорить об этом, ибо каждый имеет право на свои секреты, и теперь глубоко жалею об этом.

Вместе с Вандерболтами и еще несколькими отважными пони, мы отправились в путь и в кратчайшие сроки достигли своей цели. Но, увы, все прошло не так радужно, как мы предполагали…

 

Лагерь был в огне. Неумолимое пламя пожирало каждую палатку, каждый захваченный оккупантами дом, не оставляя за собой ничего живого. За треском пламени, где-то вдалеке, раздавался злорадный смех темных воинов, которые медленно убивали молодых солдат, осмелившихся пойти против них. Рэйнбоу Дэш и Спитфайр переоценили свои шансы на победу и не рассчитывали на то, что разбойники осмелятся сжечь собственный лагерь, чтобы добиться победы. Если бы они вовремя отступили, то смогли бы уйти, затаиться, восстановить силы и нанести ответный удар уже ослабленным силам врага, однако Дэш была неприклонна. Ни на секунду кобыла не опускала головы и шла вперед, несмотря ни на что, за что и поплатилась тем, что лидер мародеров несколько раз пронзил ее мечом, после чего бросил ее прямиком на пылающее кострище, заливаясь смехом. Лишь благодаря Стар Свирлу дрожащая и захлебывающаяся кровью кобыла смогла не сгореть заживо, а отделалась страшными ожогами по всему телу.

Когда разбойникам начало надоедать созданное ими же зрелище и они принялись уходить, старик оттащил Рэйнбоу Дэш в чудом уцелевшие каменные развалины домика, где было жарко и душно, но безопасно. Жеребец не был медиком, однако не желал отчаиваться и в панике вспоминал хоть какие-то заклинания, способные помочь.

— Остальные. Что они… — задыхаясь, прохрипела Дэш, уставившись в лицо единорога.

— Тихо. Тихо. Молчи. Ничего не говори. Я остановлю кровь! Я не позволю тебе умереть, слышишь? Ни за что не позволю! – стараясь казаться невозмутимым, ответил Стар Свирл, перевязав пегаску куском своей мантии.

— — Неужели, это все? Все кончиться… вот так? – продолжала нагнетать обстановку Дэш, отчего жеребец крепко стискивал зубы.

— Замолчи! Не смей так говорить, слышишь меня! – не выдержав, закричал маг, не в силах сдерживать слезы, — Ты не можешь вот так вот умереть! Герои не могут умирать так жалко! Так… несправедливо! Я не допущу этого, слышишь!

— Перестань. Мы оба понимаем… что это уже… все…

— Нет. Нет, нет, нет! Не позволю! Ни за что! Не допущу! – пробормотал старик, зачитывая себе под нос заклинания, которые уже были не в силах помочь, — Я спасу тебя, Дэш! Ты вернешься домой! С победой! Как героиня! Как это всегда было! Так оно и будет, понимаешь? Понимаешь?

Но пегаска уже не отвечала. Она окончательно испустила дух. И пусть осознание этого пришло к магу практически сразу, он все еще успокаивал Дэш, пытаясь залечить ее раны. Выбившись же из сил окончательно, он просто сел, положил бездыханное тело себе на ноги и стал горько плакать, обвиняя себя во всем, что случилось. И это продолжалось еще очень, очень долго.

 

— Я подвел ее. Подвел их всех. С самого начала я чувствовал, что это не кончится ничем хорошим, но вместо того, чтобы настаивать на своем, я решил, что этот проигрыш преподаст молодой дерзкой кобыле урок. Я убил ее… чужими копытами. Я мог все это предотвратить, но не пошевелил и копытом. Это было не просто горе. Я чувствовал себя изменником, грязной крысой, отправившей славных пони на убой. Я никогда бы не смог себе простить такого, а потому решил не сдаваться. Я пошел на отчаянный шаг, прибегнул к темным, давно забытым силам, упоминания которых сохранились лишь в древних рассыпающихся фолиантах, написанных злобными богами. Я решил использовать все знания, что у меня есть, чтобы не дать Дэш пропасть, вне зависимости от того, насколько этичными и разрешенными были эти знания.

Я принес ее гниющее тело в одну из своих лабораторий вне Кантерлота. Доступа к заклинаниям перемещения во времени у меня не оказалось, а потому пришлось прибегнуть к наиболее богомерзкому варианту, которого я желал избежать. Я нашел древний том по темной магии и решил воспользоваться некромантией, дабы вновь вдохнуть жизнь в тело пони. Я долго готовился к запретному ритуалу, просчитывал все риски и последствия, но в итоге решился сделать это, дабы у Эквестрии все еще была их любимая героиня. Я провел ритуал по оживлению мертвых… и он прошел успешно. Однако, несмотря на всю мою предосторожность, я просчитался. Крупно просчитался. То вопящее от боли и ужаса создание, что пробудилось в моей лаборатории, было уже не Рэйнбоу Дэш. Я создал чудовище. Возможно, самое страшное чудовище за всю историю мира.

Знаешь, в чем заключался тот самый секрет Дэш, о котором я решил ее не расспрашивать? Он заключался в том, что Дэш шла в бой не потому, что желала мира и спокойствия своему дому, а потому, что ей нравилось быть в пылу сражения. Когда ее клинок разрезал чью-то плоть, а горячая кровь брызгала ей на лицо, ей было плевать, кого убивать, как и за что. Она просто желала, чтобы это блаженство не заканчивалось. Чтобы она продолжала нести смерть и упиваться этим.

Рэйнбоу Дэш держала свое низменное удовольствие в тайне и легко контролировала его, однако восстав из мертвых, все моральные и этические принципы окончательно выветрились из ее головы. У нее не осталось никаких ограничителей. Она помнила все, что было в прошлой жизни, однако ее это совершенно не волновало. Она хотела лишь быстрее вернуться обратно на поле боя и сражаться, покуда все противники не будут мертвы. Восстав из мертвых, она перестала ощущать боль, а вместе с тем и жалость, страх и сострадание. В первый же день своей новой жизни она голыми копытами истребила ближайшую деревню, а я… мог лишь наблюдать за тем, как это чудовище творит подобное зло. Я уже был не в силах ее остановить, но она могла с легкостью убить и меня, но не стала. Она захотела, чтобы я нашел и оживил ее павших товарищей. А когда я это сделал, вместе они нашли тех самых разбойников и разорвали их на куски, без всякого сожаления.

— Ты… хочешь сказать, что эти разбойники – это…

— Все верно, Твайлайт. Она хочет увидеть тебя. И скоро тебя приведут к ней, — Свирл тяжело вздохнул, протерев глаза, — Я так устал, Твайлайт. Ты даже не представляешь, как я устал. Я видел столько боли, столько бессмысленного насилия, после чего оживлял изуродованные трупы, чтобы те продолжали служить той, кто их и погубил. Это не жизнь. Это кошмар. Я так больше не могу. Умоляю, останови ее. Останови это безумие, пожалуйста. Ты моя последняя надежда.

Все кусочки загадки сложились в единую картину. Твайлайт стало все понятно. Понятно, кто оставил коробку под ее дверью, кто ответственен за все происходящие злодеяния и с кем кобыле предстоит бороться. Единорожка хотела еще много чего высказать в адрес мага, однако времени на это совсем не оставалось. Дверь в комнату резко открылась и внутрь вошло двое неопрятных жеребцов, от которых несло кровью и гнилью. Без лишних слов эти двое открыли клетку Твайлайт и жестом приказали идти за ними. Кобыла не стала возражать и, в последний раз взглянув в лицо Свирла, который стыдливо отводил глаза, пошла следом за парой разбойников, на аудиенцию к своей старой подруге.

 

Проходя по темным смердящим коридорам, Твайлайт боязливо заглядывала в комнаты, в которых творились кошмарные непотребства. Захватчики не ведали ни капли жалости или здравого смысла, а потому ничем себя не ограничивали, начиная от изнасилования пленных и заканчивая пожиранием их плоти. Смех вперемешку с криками боли и плачем был просто невыносим, а от запаха единорожка готова была вновь упасть без сознания. Впрочем, главная шумиха была в конце длинного коридора, за двойными дверьми, в холле здания. Остановившись у дверей, мародеры раскрыли их и впустили Твайлайт внутрь, сами оставаясь у входа.

Холл был заставлен большими столами, усеянными мертвыми изуродованными телами, некоторые из которых до сих пор двигались в конвульсиях. Оставшиеся в живых воины в большинстве своем находились именно здесь, развлекаясь и празднуя очередную победу. В конце же холла, расположившись на высоком кресле, словно на троне, восседал лидер разбойников, залитый кровью с головы до ног. И, как бы Твайлайт не хотелось верить в слова старика, глаза подтверждали ужасную правду. На кресле сидела Рэйнбоу Дэш, собственной персоной. Однако, пегаска сильно изменилась. Голубая шерстка выцвела и стала почти полностью серой, из гривы выпало много волос и остатки были тонкой линией зачесаны назад, из-за чего радужная раньше грива превратилась в безумное смешение цветов, глаза также обесцветились и стали белыми, словно у слепого, а все лицо украшали ранения и шрамы, полученные в битвах и в процессе гниения. Дэш было сложно узнать, но Твайлайт хватило одного взгляда на ее самодовольное лицо, чтобы узнать подругу, а потому ей стало еще больнее при виде такого.

— Итак, что ты выбираешь, присоединишься ко мне или же отправишься к остальным? – спросила пегаска у жителя города, склонившегося перед ней, кивнув в сторону кучи обглоданных трупов.

— Я… я присоединюсь! Хочу быть с вами! – испуганно пробубнил пони, зажмурившись.

— Хорошо. У меня шлем испачкался. Вылижи его до блеска и станешь частью нашей дружной семьи, — с этими словами Дэш подняла отрубленную голову со стола рядом с креслом и бросила пони.

Жеребец несколько секунд с отвращением посмотрел на голову, но, без лишних слов, принялся слизывать с нее кровь, отчего всех присутствующих охватил смех. Но жеребец не останавливался и продолжал исполнять мерзкий приказ.

— Ха-ха-ха, посмотрите на этого придурка. Готов сейчас родную мать продать, лишь бы живым остаться. Он там еще не обделался со страху? – посмеявшись, произнесла пегаска, — Эх, ладно, уведите отсюда это убожество и делайте с ним, что хотите. Даже копыта марать об него не стану.

Несколько хохочущих воина увели молящего жеребца из холла и все внимание перешло на Твайлайт, которая с каждой секундой все слабее верила в происходящее.

— Ах, Твайлайт Спаркл, сколько лет, сколько зим, — вздохнула Рэйнбоу Дэш, — Как же давно мы с тобой не виделись. Я уже успела по тебе соскучиться, как и по остальным девочкам. Жаль, их с вами не было.

— Я… не могу поверить, — прошептала единорожка дрожащими губами.

— Почему же? Я всю жизнь отдавалась своим увлечениям на все сто процентов. И я по-настоящему счастлива!

— Как ты можешь творить подобное? Ты… ты…

— Ох, оставь свои нравоучения, я их уже достаточно наслушалась. Все эти слезные мольбы прекратить и вспомнить, кто я есть, уже действуют на нервы. У меня есть предложение получше! – Дэш взяла кинжал, вонзенный во все тот же стол, и бросила под ноги кобылке, — Это тот самый кинжал, который Свирл послал тебе вместе с картой. Этот кинжал заряжен мощной магией некромантии. Если убить себя им, то вернешься с того света, заново переродившись. Сделай это, Твайлайт, и у нас с тобой все будет, как раньше. Снова лучшие подруги, которых ничто не разделит. Разве ты не этого желаешь?

— Нет. Только не так. Я ни за что на это не пойду! – закричала кобыла, оттолкнув оружие в сторону, отчего прислужники Дэш оскалились и начали подбираться к пони.

— Хватит, не упрямься, Твайлайт. Никто тебя за это не пристыдит. Тем более твои спутники в этом походе уже начали принимать правильное решение, — пегаска указала в сторону, где вместе с другими сидела Лайтнинг Даст с перерезанным горлом, которая жадно поедала какого-то пони.

— Пресвятая Селестия, как же такое может быть, — прошептала в ужасе единорожка, попятившись назад.

— Боги покинули нас, Твайлайт. Мы сами себе хозяева и это так… прекрасно, — вдохнув полной грудью, произнесла Рэйнбоу Дэш, — Что ж, раз ты собираешься стоять на своем, значит, придется тебя прикончить. Знаешь, давно забытая молва говорит, что лучший способ показать свое превосходство над кем-либо – это съесть его плоть. Уверена, твоя плоть будет особенно сладкой. Я никому тебя не отдам, хе-хе-хе.

Произнеся это, обезумевшая пегаска встала с кресла, водрузила свой огромный меч на плечо и стала медленно подходить к бывшей подруге, собираясь разобраться с ней раз и навсегда. Остальные мертвецы обступили их кругом, хихикая и облизываясь. Твайлайт находилась в замешательстве и не знала, что же ей делать. К счастью, спасение пришло буквально из ниоткуда.

Внезапно двери слетели с петель, и в комнату влетела Дэринг Ду, расталкивая всех, словно таран. Увидев, что Твайлайт грозит опасность, пегаска на лету ударила Дэш копытом, отбросив ее назад к креслу. От удара челюсть пегаски сломалась и сдвинулась в сторону, однако она начала вставать, как ни в чем не бывало. Прислужники Дэш были готовы наброситься на врагов, словно псы, однакое крик лидера их резко остановил.

— Нет! – крикнула пони, вернув челюсть на место, — Никто не имеет права их трогать, кроме меня!

— Посмотри на себя, жалкая тварь! Кем ты стала! Из народной героини в гниющего мертвеца! Свирл мне все рассказал и я разочарована! Я очень разочарована! – злобно крикнула Дэринг, защищая собою Твайлайт, — Ты не та Рэйнбоу Дэш. Ты и вправду стала безумным монстром. И это надо прекратить!

— Попробуй, хе-хе-хе, — усмехнулась Дэш.

Пока пегаска смеялась, Дэринг резко взмахнула крыльями и влетела в злодейку, схватив ее. На полной скорости Ду врезалась в стену, разбив ее, и попала на улицу, где шел настоящий ливень. Пока Дэш после удара поднималась на ноги, пегаска снова подлетела к ней и снова ударила в голову, а затем еще раз, и еще. Лидер мародеров даже не пытался защищаться, позволяя превращать свое лицо в кровавое месиво. Впрочем, такие мощные удары быстро выбили Дэринг Ду из сил и та свалилась в грязь, переводя дух.

— И это все, что ты можешь? – усмехнулась Дэш, сплюнув черную кровь.

— Нет. Кое-что еще есть. Подойди поближе, — пробубнила пегаска, оскалив зубы.

Тихо смеясь себе под нос, злодейка подошла к объекту своего обожания в прошлом, ничего не опасаясь. Дэринг это не нравилось, но она все же решила идти до конца. Как только Дэш приблизилась к ней, та достала из-за пазухи схваченный кинжал и вонзила его в живот Рэйнбоу по самую рукоять, провернув его внутри.

— И все? И это весь твой козырь в рукаве, а? – еще сильнее усмехнулась Дэш, схватив Дэринг за копыта и подтянув к себе, — Давай ка я помогу!

Хохоча с каждой секундой все громче и громче, пегаска начала поднимать копыто Ду с зажатым кинжалом все выше и выше, разрезая свое собственное тело и даже крепкий доспех. Смех все усиливался, и с каждым выдохом Рэйнбоу выхаркивала все больше крови прямо на лицо Дэринг, которая безуспешно пыталась вырваться из захвата. Кинжал вышел из тела только в районе шеи, но Дэш все продолжала отклонять копыто оппонента назад, в конечном итоге сломав его. Когда раздался громкий хруст, Ду закричала от боли и тут же Дэш слилась с Дэринг в поцелуе. Так казалось на первый взгляд. Через пару мгновений оживленная пегаска одернула голову назад и отпустила Ду, из рта которой ключом била кровь, а в зубах Рэйнбоу Дэш торчал язык, который та закинула себе в рот и начала жевать.

— Жаль, что в итоге так вышло, — проглотив язык, произнесла Дэш, — Но, черт возьми, как же это весело, ха-ха-ха!

Встав задними копытами на спину врагу, пегаска обхватила передними крылья и через несколько секунд вырвала их с корнем, упиваясь каждой секундой экзекуции. И, собираясь уже нанести финальный удар, кто-то из подчиненных вдруг окрикнул лидера.

— Госпожа, единорожка убегат! – завопил кто-то из толпы, указывая в сторону Твайлайт, которая бежала прочь из разоренного города, — Мы ее догоним для вас!

— Да ладно, пусть бежит. Никуда она от меня не денется, — довольно сказала кобыла, — Моя армия растет с каждым разграбленным городом, и скоро мы будем достаточно сильны, чтобы не размениваться по мелочам. Скоро я заставлю весь мир погрузиться в войну, которая будет длиться десятилетиями. Уже очень скоро.

Посмотрев вслед своей подруге, пегаска схватила уползающую Дэринг за шею, засунула второе копыто ей между зубов и сделала один резкий рывок. Для Дэринг Ду весь этот кошмар был окончен, но для Эквестрии кошмар только начинался. Кошмар, которому не было конца.

 

Кантерлот, в прошлом прекрасная столица Эквестрии и олицетворение силы и мощи пони, ныне превратилась в обитель страха, смерти и отчаяния. Столица нового мира, в котором не осталось места дружбе или любви. Лишь только бесконечные заговоры, интриги, предательства и войны. Впрочем, даже миру, лишенному правил, необходим был судья и Рэйнбоу Дэш им стала. 

Страсти в замке никогда не затихали. Проявления доброты и сострадания приравнялись к смертному греху. Многие еще верили, что все можно изменить в лучшую сторону, и все они кончали свою жизнь в Кантерлоте, глядя на палача. Вот и сейчас в замке судили новых обвиняемых. Пони, что отказались жить по новым законам.

— Смерть, смерть, смерть! – вопила толпа, обступившая залитый кровью эшафот.

Озлобленные на весь свет монстры, что когда-то были кантерлотской аристократией, могли освистывать обвиняемых еще очень долго, если бы из толпы не появилась королева на своем троне, украшенном черепами аликорнов. Рабы, что тащили на своих спинах тяжелый трон, поставили его на нужное место, и Рэйнбоу Дэш жестом приказала замолкнуть толпе, которая готова была внимательно выслушать свою королеву.

— Итак, вы обвиняетесь в заговоре против короны и пропаганде мирного сосуществования! Ваши действия единогласно признаны аморальными и незаконными! Есть ли вам, что сказать в свою защиту? – громко произнесла Дэш, глядя на закованных в кандалы.

— Ты чудовище! Ты монстр! Тебе нет места на этой земле! Издревле Эквестрия была миром, живущим дружбой и любовью! Ты извратила наш дом! Заставила всех ненавидеть друг друга! Рано или поздно кто-нибудь достанет тебя и прикончит, и этот день будет торжественным праздником во всем мире! – закричал заключенный, осознавая, что живым ему уже не уйти.

— Пустые слова пустого пони, как всегда. Отрубить им головы и насадить их на колья, а тела оставьте тут, пусть падальщики их сожрут. Вы ведь этого хотите, жалкие вы твари? – спросила королева у толпы, которая тут же принялась радостно кричать и ликовать.

Наслаждаясь моментом, палач с огромным зазубренным топором отрубал головы одну за другой и каждый взмах оружием сопровождался громкими возгласами народа, которому не терпелось вкусить свежего мяса. И вот, когда казнь была окончена, произошло то, чего никто не мог ожидать. Внезапно площадь осветила яркая вспышка света, ослепившая всех собравшихся, а когда свет погас, посреди площади стоял необычный аликорн, пристально смотревший своими сиреневыми глазами на Рэйнбоу Дэш.

— Очередной заговорщик? Убейте его, — лениво бросила королева и стоило ей это сказать, как толпа сорвалась со своих мест и, словно стая крыс, набросилась на пришельца.

Однако, никто так и не добежал до аликорна. Рог пони слегка блеснул и все, кроме самой Дэш, буквально расплавились, превратившись в зловонное месиво. Даже верные подручные кобылы, что всегда сражались рядом с ней, погибли, хотя и не думали атаковать. Однако, королеву это нисколько не смутило. Напротив, она с впечатлением осмотрела обезображенные останки своих подданных, довольно улыбнувшись.

— Ха. Впечатляет, — кивнула Дэш, поднявшись со своего трона, — Похоже, силы тебе не занимать. Однако, меня ты не тронула, а значит, пришла не убить меня.

— Ты правильно думаешь, Рэйнбоу Дэш. Я прибыла из другого мира, похожего на твой. В отличие от многих, я понимаю тебя, и понимаю, почему война приносит тебе такое удовольствие, однако, это ли то, о чем ты мечтала? Сидеть на месте и смотреть, как пони губят друг друга? Этот мир исчерпал себя, ты уже выжала из него все соки. Тебя бояться все, здесь для тебя не осталось ни одного серьезного противника. А я могу дать тебе множество миров, нетронутых насилием, кровопролитием и болью. Миры, где с тобой готовы бороться и где ты можешь снова почувствовать ту самую эйфорию.

— А ты проницательная, хе-хе. Хорошо. Чего ты хочешь взамен? – спросила кобыла.

— Я хочу, чтобы ты вместе со старыми подругами отправилась в другой мир и привела мне кое-кого. Ничего сложного для пони с твоими способностями. Когда вы сделаете это, то получите свою награду.

— Хех. Будет интересно. Я согласна.

— В таком случае… — аликорн протянул пегаске копыто, — Идем. Время не ждет.

Взяв свое оружие с собой, кобыла взяла копыто нового неожиданного союзника и они вместе телепортировались в другой мир. План Ноктюрнал был близок к завершению. Оставался последний шаг. Последний шаг перед тем, как обрушить на нетронутую ужасами Эквестрию кошмарных созданий, некогда бывшими носителями элементов гармонии. Впрочем, принцессы уже были оповещены о страшной угрозе и готовились защищаться до самого конца. Близился конец истории.

Продолжение следует...