Вознесение

Тьма сгущается над Кантерлотом, когда светлая столица Эквестрии внезапно оказывается сценой, на которой безжалостный пони разыгрывает смертельный спектакль с невинными молодыми кобылками в главных ролях. Полиция терпит неудачу за неудачей, и Селестии ничего не остаётся, кроме как просить помощи у своей лучшей ученицы. Теперь Твайлайт Спаркл предстоит нелёгкий путь к истине, в котором каждый новый шаг грозит обернуться торжеством безумия.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Принцесса Селестия Другие пони

Фильм-катастрофа

Вот вам немного реалистичности в волшебный фэнтезийный мир разноцветных лошадок с магией. На примере эпизода про путешествие к дракону и обвал.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл

Второе нашествие ченджлингов

Прошло много лет со времени оригинальных событий. Ну, типа, технологии, все дела, пляшем. И тут снова ченджлинги нагрянули.

Другие пони

Я Всегда Буду Рядом

Рейнбоу уже засыпала в своём тёплом облачном домике, когда услышала плач Скуталу сквозь бушующую снаружи метель. Откопав замёрзшего жеребёнка из сугроба, Дэш пытается окружить её заботой, в которой она так нуждается… но реальность жестока и одной такой груз явно не вынести. Лишь одна пони может помочь. Заручившись поддержкой Твайлайт, Рейнбоу сама не понимает, что в попытках изменить жизнь Скуталу к лучшему их дружба перерастает во что-то большее

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Скуталу Другие пони

Fallout Equestria: Обличье Хаоса

Казалось бы, проснуться с простреленной головой – не самый лучший способ начать жизнь с чистого листа, но что, если ты это заслужил? «Каждый пони, подобный мне, должен получить пулю в лоб – хотя бы один раз». А когда потерявший память Рипл по прозвищу «Два-Пинка Рип», бывший до этого предводителем рейдеров, обнаруживает, что его ненавидит вся Пустошь, то начинает видеть свои раны в совершенно новом свете. На этом пути, что на одну половину состоит из мести, а на вторую из попытки искупить свои грехи, он должен будет избавить Пустошь от своей бывшей банды и другого, намного более зловещего врага.

Другие пони ОС - пони

Вам не понять

История одного кристального пони.

ОС - пони

Роза

Мне просто захотелось отдохнуть от перевода кровавого кроссовера с Думом и написать что-нибудь романтичное.

Твайлайт Спаркл ОС - пони

Винил и Октавия: Университетские дни

Утончённой выпускнице школы и недоучке, стремящейся исполнить свою мечту, придётся провести вместе уйму времени. Смогут ли они вместе со своим преподавателем психологии и новыми одногруппниками найти то, что искали?

DJ PON-3 Октавия

Come Taste The Rainbow

Небольшая зарисовка, задумывается некий НЕ понячий рассказ, более серьезный, чем просто фик, какое-нибудь произведение, но это лишь в далеких планах.

Твайлайт Спаркл Эплблум Скуталу Свити Белл Человеки

Грани одного города

Мы все в детстве мечтали стать кем-то, например полицейским или пожарным, врачом или ветеринаром. Но лишь единицы встают на тот путь, который связан с детской мечтой. Молодой единорог по имени Спрей Реп один из таких. Однако не все просто как кажется. Когда, казалось бы, все текло по своему руслу, произошло нечто, которое заставило сменить его свой маршрут в совершенно иное направление. Жизнь потеряла свой смысл? Как бы не так, это стало только ее началом. В этой истории Спрею предстоит столкнуться с тяжелыми жизненными трудностями. Его путь полон развилок и неожиданных поворотов. И все это происходит в огромной мегаполисе, где, как оказалось даже один незначительный пони, способен изменить уклад жизни всего города.

ОС - пони

Автор рисунка: Noben
Щелкунчик Никогда не поздно

Перемены или Один день из жизни Голди

-Итак, Метконосцы, сегодня мы должны обязательно получить свои кютимарки! – кричала Эплблум — И сегодня мы попробуем себя в роли рыбаков. Точнее, мы будем ловить креветок.

-Эм… Эплблум, я сомневаюсь, что тут будут креветки. — говорила Свити Бэль, показывая на городское озеро – К тому же, пони не едят креветок и другие морепродукты.

-Ну не креветки, так кто-то другой попадется, там много чего водиться. Твой папа смотри сколько рыбы ловит. – говорила Эплблум.

-Да, но он ее отпускает, это для него как хобби. В чем заключается смысл знака, чтобы ловить рыбу и отпускать её? – говорила Свити Бэль.

-Ладно, давайте просто попробуем, что из этого выйдет. – сказала Эплблум — Скуталу, будешь за штурвалом. Голди, будешь натягивать паруса. Мы со Свити сбросим сеть и будем ждать улова.

-Будет сделано. – отсалютовала Скуталу и побежала к маленькой лодке, на которую была приделана мачта и парус, и схватилась за штурвал.

-А это не опасно? – спросила Голди.

-Только если в нее попадет молния. А на небе — ни облачка. – Сказала Эплблум.

Жеребята поскакали на палубу лодки и пустились в плавание. Лодка вышла на середину озера и кобылки подняли паруса и спустили сеть.

-Как думаете, сколько нам ждать? – спросила Голди.

-Не знаю. Может будем считать? – предложила Эплблум.

-О! О! О! Я буду считать! — вскрикнула Свити Бэль, встала на нос лодки и стала считать. – Сто бутылок молока стояли на столе, вот одна упала, осталось девяносто девять… Девяносто девять бутылок молока стояли на столе, вот одна упала, осталось девяносто восемь…


Сто бутылок спустя.

-Давай, тяни! – кричала Скуталу остальным кобылкам.

Жеребята тащили веревку с сетью в надежде что-что выловить.

-Там наверное кит или слоновая акула.- говорила Эплблум.

— Слоновых акул не бывает. – ответила Свити Бэль.

-А вот и бывает!

-А вот и нет!

-А вот и да!

-А вот и нет!

-Эй! Там что то показалось! — прокричала Голди. Из воды стала появляться сеть явно набита чем-то. Наконец-то сеть свалилась на борт, и весь энтузиазм кобылок утих, когда из нее вывалился всякий мусор.

Скуталу стала смотреть содержимое.

-Старая каска, водоросли, скелет кошки, башмак... Эй а это что? – Скуталу достала из мусора на вид старую шкатулку.

-Может, это тайник, в котором спрятаны сокровища? – предположила Голди.

-Может, там карта, которая покажет, где хранятся сокровища? – высказалась Эплблум.

-Может это шкатулка моей сестры? – сказала Свити Бэль.

Кобылки посмотрели на нее с удивлением.

-Откуда ты знаешь, что это ее? – спросила Голди.

-Я ее отлично помню. Рэрити тогда жила с мамой и папой, и шкатулка была в ее комнате. Позже она куда-то пропала. Теперь понятно куда. – с иронией договорила Свити Бель.

Жеребята посмотрели на шкатулку, которая была в копытах Скуталу.

-Давайте посмотрим, что там. – предложила оранжевая пегаска.

-Нужен ключ, а он есть только у… – Свити Бэль перебила Скуталу, которая разбила хрупкую шкатулку об пол лодки. Шкатулка разлетелась на мелкие кусочки и из нее вывалился небольшой герметичный пакетик. Свити подняла его развернула и стала смотреть.

-ПФФ…ХАХА… – единорожка взорвалась смехом.

-Что такое? – поинтересовалась Эплблум.

-Это старые фото моей сестры. Вот. – Единорожка показала фото. На них Рэрити была еще кобылкой от самого младенчества и до юношества. — Это самые нелюбимые фото Рэрити, она их терпеть не может и мечтала от них избавиться. Ей надо было их сжечь.

-Что ты будешь с ними делать? – поинтересовалась Скуталу.

-Отдам их родителям. Они повесят их в рамки и Рэрити просто взорвется от злобы. – хихикнула Свити Бэль.

-Так чего мы ждем? Поплыли назад. Курс на берег! – скомандовала Эплблум. – Опустить паруса. Рулевой, курс на берег!

Лодка поплыла к берегу, но Скуталу немного не рассчитала поворот. Лодка врезалась в подводный камень и дала течь.

-Мы тонем! – крикнула Свити Бэль.

-Да ладно. – спокойно сказала Голди.

Вода быстро заполняла лодку.

-Покинуть корабль! – скомандовала Эплблум. Кобылки попрыгали с лодки и стали плыть к берегу.

-Я не могу дальше плыть! – крикнула Свити Бэль, держа фотографий в одном копыте и гребя остальными тремя.

-Брось фото! – крикнула Голди.

-Ни за что. – ответила Свити.

-Свити, брось! – закричала что есть сил Голди.

-НЕТ! – единорожка сбилась с темпа и стала идти ко дну.

-Свити Бэль! – крикнули кобылки. Последнее, что они видели, это как рог Свити Бэль ушел под воду и на поверхности остались только фото и пузырьки, выходящие из под воды.

-Свити! – Голди только собиралась нырнуть за ней, как перед ней плюхнулось нечто розовое. Оно быстро ушло под воду и через некоторое время всплыло на поверхность. Это оказалась Пинки Пай, ее намокшая грива спустилась. Она держала в одном копыте кремовую единоржку и плыла к берегу. Голди последовала за ней.

Выбравшись на берег, Пинки положила тело Свити на землю и стала откачивать ее. – Давай, Свити, ты можешь. Дыши, милая, ты можешь. – говорила Пинки дрожащим голосом.

-Свити, пожалуйста. – сказала Эплблум.

-Давай, твоя сестра мне это никогда не простит. Пожалуйста! – говорила Пинки.

После искусственного дыхания, Свити прокашлялась и выплюнула воду. Все пони вздохнули

с облегчением.

-Умница. – сказала Пинки.

-Ты в порядке? – спросила Скуталу.

-Где фото? – спросила Свити Бэль.

-С ней все нормально. – спокойно сказала Голди и стала взглядом искать фото. Квадратики, которые плавали на поверхности озера, один за другим уходили под воду. – Ушли туда, где мы их и достали.

-Юная леди, если вы плохо плаваете, то плыть с посторонними предметами в одном копыте никак не улучшат ваши плавательные качества. – на полном серьезе говорила Пинки.

Голди посмотрела на розувую пони. Она раньше не видела Пинки такой серьезной, и видеть ее с выпрямленной гривой было непривычно. Но это уже исправлялось – грива высыхала и начинала завихрятся.

-Пойдем, я отведу тебя домой. – сказала Пинки, подняла единорожку и повела в сторону ее дома.

-Что будем делать теперь? – просила Голди.

-Меня, наверное, уже заждались на ферме. Я побегу. Пока. Завтра встретимся в нашем клубном доме. – Эплблум помахала и побежала в сторону фермы.

-Давай, пойдем домой. – предложила Скуталу.

— Я не против. – ответила Голди – Папа будет в шоке, что я вся мокрая.

-Мои предки тоже будут в шоке. Бабушку наверняка хватит удар, с мамой и папой даже боюсь предположить что будет... Возможно, они когда-нибудь поместят меня в пластиковый пузырь, чтобы я не пострадала. – в шутку сказала оранжевая пегаска.

-Я все думаю, может мы не тут ищем? Возможно, наши метки прямо под нашими носами. Что, если каждое утро мы просыпаемся и делаем то, что может стать нашим особым талантом? А может, мы прямо сейчас это делаем?

Кобылки переглянулись друг на друга и хором сказали: "Нееееее!"

Добежав до своей улицы, пегаски помахали друг другу на прощание и пошли по своим домам. Голди весело гарцевала по тропике к своему дому. Уже вечерело. Пегаска остановилась возле их почтового ящика, который был забит до отказу письмами. Голди поднесла ведро к ящику, поставила дном вверх, забралась на него и стала копаться в ящике. Достав все содержимое, пони пошла домой, разглядывая письма.

-Счета, счета , «Вступите в клуб антропологов!» , «Особые услуги Лотус и Алое» , «Заработайте миллионы при помощи «МММ»... А это что? – Голди подняла письмо. На нем была печать в виде золотого скрипичного ключа, края конверта были покрыты золотистой каемочкой. – «Приглашение из большого Кантерлотского оркестра»... Адресовано Лире.

Пони вошла в дом. Свет исходил из кухни, и пегаска направилась туда. Там сидел ее отец и Лира, они о чем-то мирно беседовали, хотя в последние четыре месяца после ихней встречи они стали немного холоднее друг к другу. Они не говорили ничего Голди, но она и так все замечала, просто не могла понять, почему они так себя ведут. Поэтому, такие моменты, когда они сидят и ласково общаются – большая редкость.

-О, Голди. Привет. – сказал Алан. – А почему ты вся промокла?

-Мы с девочками пробовали получить свои кютимарки и решили попытать удачу в креветочном бизнесе.

-Но ведь тут нигде нету креветок. – сказала Лира.

-Да, зато лодка утонула отменно. – сказала пегаска. И тут она вспомнила про письма, которые прятала у себя под крылом. – О… Пап, тут почту принесли. И есть письмо для тебя, Лира.

Алан взял стобку писем, а письмо Лиры полетело к ней в ее телепатическом захвате.

-Садись милая, ужин уже стынет. – сказал Алан своей дочери. Пегаска побежала, уселась за стол и начала есть ужин.

Лира читала письмо, выражение ее лица менялось от веселого до мрачноватого. Отложив письмо в сторону, она подошла к пегасу, наклонилась и прошептала что-то ему на ухо. Пегас послушно встал и они пошли в зал. Голди стало интересно, что же там такое, присела поближе к выходу и навострила уши.

-О чем ты хотела поговорить?

-Меня приняли. – Радостно сказала Лира.

-Куда?

-В большой Кантерлотский оркестр. Мою кандидатуру усмотрели. Им понравились мои выступления и они решили принять меня.

-Это хорошая новость, я рад за тебя.

-Да, даже не вериться... Нам надо будет собрать все вещи, найти там жилье и…

-Подожди, подожди… Зачем нам собирать вещи?

-Как зачем? Чтобы поехать в Кантерлот. Мне надо туда, а какой Кантерлотский оркестр без Кантерлота?

-Не-не… Лира, ты знаешь, я не поеду туда. Ты сама знаешь причину, по которой этот город для меня не любим.

-Ой… Перестань. Я не думаю, что все так плохо. Думаю, ты даже помиришься со своими родителями.

-Они сдали меня в детдом и заменили другим. О каком примирении может идти речь!?

-Ой, перестань, не веди себя как жеребенок.

-Я не веду. Ты знаешь, что я никогда не поеду в Кантеролт!

-Не повышай на меня голос!

-Не собирался!

-Вот ты опять начал! Как всегда. Ты уже надоел со своим занудством: «О, меня бросили родители! Меня бросила любимая! Я отец одиночка!» – очень умело передразнивала его Лира.

-Ты… Ты...

-Что?!

-Ты…

-Так, пора сваливать. – Сказала Голди, выпила залпом молоко и поскакала к себе в комнату, не обращая внимания на спорящих пони. Поднимаясь по лестнице, пегаска почувствовала странный запах. Она пыталась определить его источник и вскоре нашла – воняла она сама.

-Но сначала приму ванную. – подметила вслух Голди.

Пегаса поднялась в ванную комнату и стала наполнять ванну водой. Она открыла баночку с пеной и вылила содержимое туда. Пена стала подыматься. Пегаска стала напевать себе под нос песенку, чтобы не слышать гул, создаваемый её отцом и Лирой.

Мы все живём в желтой подводной лодке,

Желтой подводной лодке…

Все наши друзья на борту,

Большинство из них живет по соседству,

А вот и оркестр начал играть…

(Полный вперед, мистер Боцвайн,

полный вперед!

Вас понял, сержант!

Отдать швартовы!

Есть, сэр!

Капитан, капитан!)

Наша жизнь – безмятежна,

У каждого есть все, что нужно.

Синева неба, зелень моря

И наша желтая подводная лодка, желтая подводная лодка.

Звук текущей воды тоже ей помогал. Но их крики были слышны даже здесь.

-Я никогда не думала что буду встречаться с таким большим ребенком как ты! – кричала Лира.

-А я не думал что буду влюблен в такую легкомысленную пони…

-Блин, они заткнуться или нет? – яростно высказалась Голди, залезла в ванную и взяла свою резиновую уточку. — Ну что, мистер Дафи Дак, приступим к изучению морских глубин. – Пони вместе с игрушкой нырнула под воду.


Закончив водные процедуры, Голди вышла из ванной. Все было тихо. Пегаска решила проверить, как обстоят дела у Алана и Лиры. Песочный пегас сидел в своем кабинете и что-то печатал. Пегаска подумала две вещи: или продолжает главу или пишет извинительную записку Лире. Когда мама была жива и они с Аланом сорились, Алан всегда писал ей письмо с извинениями, в котором писал и как он ее любит, и за что, и еще добавлял туда что-то, что заставляло ее мать покраснеть.

Лира же сидела в зале с бокалом вина с насупленным выражением лица.

Пегаска развернулась и пошла к себе в комнату. Включив свет она подошла к портрету матери, взяла его положила на кровать, закрыла дверь и уселась на кровать с портретом.

-Привет мама. Я сегодня опять не получила свою кютимарку. Я знаю, ты говорила, что это не так уж и сложно, просто поверь в себя найди то, чем ты любишь заниматься. Но у меня это не выходит, зато мы с подружками потопили лодку. Может, наш особый талан топить лодки и мы должны пойти в Морфлот? Будем черными бушлатами, хех… Папа и Лира опять ссорятся, уже четвертый раз на этой неделе. Теперь причина серьезная. Эм… Что еще рассказать? Я научила Понго команде "Фас". Когда я это говорю, он убегает куда-то, а затем он притаскивает мне золотые монеты.

Раздался стук.

-Голди, ты тут?

Пегаска быстро спрятала фото под подушку. – Да, пап, заходи.

Песочный пегас вошел в комнату. – Ты как?

-Ну, не считая того что вы тут собачитесь и выводите меня из себя этим, вполне нормально.

-Ну, понимаешь, пони нужна разрядка.

-Вы уже две недели разряжаетесь. Может вам стоит поговорить по душам, понять что случилось? Знаешь пап, мне всего восемь лет и я не соображаю в этих любовных штуках, так что решайте сами! Теперь дай я побуду одна!

Алан вышел из комнаты Голди, закрыв за собой дверь. Пегаска снова достала фото.

-Вот видишь, мам, и еще этот тупой Кантерлотский оркестр все портит. Эх… Как бы я хотела, чтобы ты была здесь. – Голди посмотрела в окно. Последние лучи солнца погасли на небосводе и царствование взяла луна. – Пора спать. Спокойны ночи, мама. – Голди поцеловала фото мамы и поставила его на место. Нацепив ночнушку на себя и расстелив кровать она достала из под подушки Щелкунчик, нажала на кнопочку и положила его обратно. Укрывшись, пегаска прижала к себе свою игрушку и уснула.


Голди вышла из дома. Её уже ждала Скуталу на скуторе, к которому была приделана коляска. В ней уже сидели и Эплблум и Свити Бэль.

-Куда мы едим на этот раз? – спросила Голди.

-В кино. – ответила Скуталу.

-А на какой фильм?

-«Безумно влюблен». – сказала Свити Бэль.

-Ну хотя бы не тот кошмар, на который мы ходили незадолго до моего дня рождения. – сказала Голди и запрыгнула в коляску. Крылышки Скуталу и Голди затрепетали, скутер поехал.

-Эй, Свити, а как отреагировали родители на вчерашний инцидент? – спросила Эплблум.

-Их опять не было дома, они снова куда-то слиняли. Пинки отвела меня к Рэрити и рассказала, что произошло. Она чуть не упала в обморок. Рэрити меня обогрела, накормила, даже разрешила поспать с ней. Она сказала, что не знала, что бы делала, если бы со мной что-то бы случилось. Мне так стыдно. Я хотела шантажировать собственную сестру, а она боится, что со мной что-то случиться. Я такая дура.

-Нет, просто ты поступила не правильно. Вот и все. Каждый совершает ошибки. – сказала Голди .

Жеребята приехали к кинотеатру. У кассы уже стояла очередь из пони, кобылки встали в нее. Перед ними стояла группа пони-подростков, все они что-то говорили на своем сленге. У одного из них была гитара.

-Хаха… И я такой говорю: «Миссис Кейк, у вас что то белое на щеке.» Вы не представляете, как она покраснела… Ахаха.

Группа пони засмеялась над его шуткой.

-Не понимаю, что тут смешного? – сказала Эплблум.

-Это подростки, они думают о своем. – сказала Скуталу.

Тут подошла очередь пони с гитарой и он стал копаться в кармане копытом. Его друзья уже зашли в кинотеатр. Гитара мешала ему рыться в кармане одним копытом, он стал оглядываться и увидел Голди.

-Эй, мелкая, подержи, пожалуйста, эту красотку. – пони дал Голди гитару и стал копаться в карманах своих седельных сумок.

Пегаска смотрела на чудесный инструмент. Затем немного боязливо она дернула одну струну и гитара издала мелодичный звук. Ей стало интересно. Она дерула еще несколько. Каждая из них стала излучать совершенно другие по интонаций звуки. Голди ощутила разницу и попыталась сыграть что-нибудь, в результате вышел не замысловато, не особо хорошо, но из этого выдалась какая-то мелодия.

-Эй, малая, неплохо играешь. – сказал пони Голди. – Может, когда ты вырастешь, то будешь крутым рок музыкантом... – пони взял гитару у Голди. – Спасибо, малышка, что подержала.

Кобылки вошли в кинотеатр и направились к буфету, чтобы купить несколько вкусностей перед просмотром фильма.

-Бери две порций Поп-корна, для Скуталу. – говорила Свити Бэль – Потому что она все время съедает все перед началом.

Тут к жеребятам подошел тот пони, которому Голди помогла держать гитару, и протянул кобылкам по мороженому .

-Держите. Удачи тебе, малышка. – пони пошел к своим друзьям и они пошли в красный зал, где показывали фильм «Кэрри»

-Ого… – сказала удивлено Голди.

-Видели? Я ему понравилась. – хвасталась Свити Бэль.

-Ты?! – возмутилась Скуталу – Не смеши меня. У него такие как ты были толпами.

-Ладно, прекратите. Сейчас кино уже начнется. – сказала Эплблум, и кобылки погарцевали в синий зал, где был их фильм.


Кобылки вышли из кинотеатра.

-Вот это фильм! – восхищалась Скуталу – Помните тот момент, где Барноба схватил того пони с холодильником и выкинул его?

-Да, Скуталу, мы его помним. Мы только что фильм посмотрели. – сказала Свити Бэль. – Зато какой там актер. Ох... Когда-нибудь мы встретимся и я стану его женой.

-Пфф… Не смеши меня, Бэль. – говорила Эплблум – Тебе до него как Скуталу до неба.

-Эй!

-Без обид, но он будет уже старым стариком, а ты уже взрослой.

-Как говорит Рэрити: "Главное чувства и любовь. Не важно, сколько ему будет лет. Главное его любить."

Пони посмотрели на Свити Бэль.

-Эй, Голд, завтра сможем поиграть в хуфбол? – спросила Скуталу.

-Эм, не думаю, отец обещал меня научить летать. Он говорит, что мои крылья уже окрепли для того, чтобы начать летать.

-Классно. А меня учит летать Рэинбоу Дэш. Если что, можешь попросить ее. Думаю, она тебе поможет с полетами.

-Спасибо, но не думаю что она будет рада чему-то меня учить.

-Это из-за отца?

-Ага. Они спорят и сорятся. Хотя, когда он и Лира начали сориться по каждому поводу, Рэинбоу отошла на второй план… Ах… Почему все так сложно? Почему нельзя просто поговорить или еще что-нибудь?

-Это взрослые. Эплджек говорила Биг Маку, что за мной нужен глаз да глаз. Говорит, дойдет до того, что когда я вырасту, то буду раздавать пирожки направо и налево. Я не собираюсь быть пекарем и тем более раздавать их бесплатно.

-Этих взрослых не поймешь. – сказала Свити Бэль.


Пони проехали на скутере Скуталу еще несколько кварталов. Голди попросила остановиться и вышла. Попрощавшись с подругами, пегаска пошла к магазину музыкальных инструментов.

-Тот пони сказал, что я могла бы стать музыкантом, но я ничего из этого не понимаю. – размышляла Голди.

Зайдя в магазин, ее встретил гигантский ассортимент музыкальных инструментов: гитары, электрогитары, лиры, барабаны, виолончели, скрипки. Пегаска осматривала каждый из инструментов и на каждом пыталась играть. На некоторых это выходило, на некоторых – нет.

-Думаю, мне стоит придти сюда с Лирой. – сказала про себя Голди, положила гитару на место, вышла из магазина и направилась домой.


-Лира?

-Да?

-Я хотела спросить. Будь я музыкантом, с какого инструмента мне нужно было бы начинать?

-Ну это сложно. Здесь главное не то, на чем ты начнешь, а то, на чем тебе понравиться. Взгляни на мою лиру. Когда я была кобылкой, я впервые взяла ее в копыта и стала дергать за струны. Из них выходила прекрасная мелодия. Не совершенная, но для первого раза она была просто чудесной и я поняла, что это мое призвание. Так появилась моя кютимарка.

-Воу… Все так просто и одновременно так сложно.

-Ага.

-Лира, ты уедешь от нас?

Лицо Лиры стало печальным. Она присела рядом с пегаской и положила свое копыто ей на плечо. – Понимаешь, мир взрослых очень сложный. Пони встречаются, расстаются, у кого-то мечты и так далее. Мы с твоим папой провели хорошее время, но бывает так, что чувства пропадают или что их интересы расходятся. Это очень сложно.

-Я понимаю. – Голди пошла на верх.


-Привет, мам. Сегодня мы ходили в кинотеатр. Там был очень забавный фильм: про то, как водитель пассажирской повозки влюбился в принцессу. Когда я его смотрела, то почему-то подумала, что вы с папой так и познакомились. Еще я пыталась играть на инструменте. Один мальчик дал мне гитару, и я попыталась на ней сыграть, он потом дал нам мороженное. Папа и Лира все еще спорят. Даже сейчас, если ты прислушаешься, то можешь услышать, как они спорят. Мне пора спасть. Завтра мы с папой идем учиться летать. Я помню, как ты мечтала меня сводить на тот холм, где ты училась летать. Я обещаю, что на каникулах у бабушки с дедушкой схожу туда и полечу оттуда. Спокойны ночи, мамочка.

– Пегаска поцеловала фото, положила его на место и легла спать.


Утро у пегаски началось хорошо. Она встала с постели, побежала, умылась, спустилась и все утро было испорчено ссорящимися пони.

-Ты так все просто бросишь и уедешь!? – кричал Алан.

-Да… Я решила, это моя мечта, мечта всей жизни и я хочу ее осуществить. Почему ты так злишься?

-Пап, мы пойдем учиться летать? Папа. – Отец ее не слушал, он и Лира были заняты спором друг с другом.

-А, ну вас. – Пегаска вышла на улицу и пошла на окраину горда.

-Глупые взрослые, только и знают, что ссориться и ссориться. – Голди шла насупившись по городу. – Я сама научусь летать. И еще получу свою кютимарку. Я им покажу! Тогда они точно замолчат!

Пегаска вышла на небольшой холм. Недалеко от него летало облако странной формы, с него лилась радуга и внешнее оно было похоже на дом.

-Так, ты сможешь, Голди. Ты полетишь. – говорила Голди сама себе.

Пегаска расправила крылья и подошла к краю холма. Затем она собралась с мыслями и сделал рывок вперед. Она оторвалась от земли и летела вперед, маша крыльями. Ей показалось, что она летит, но вскоре это чувство пропало, когда ее стало тянуть вниз. Голди кубарем слетела со склона.

-Уййй… Ай сссс… –Пегаска взвыла от боли. Она посмотрела на свою переднюю ногу. Она была ободрана из ранки сочилась кровь, на глазах пегаски стали накатываться слезы Голди всхлипнула и заплакала так она просидела пять минут. И тут над ней пролетело что-то и приземлилось рядом. Пегаска подняла взгляд и увидела перед собой радужно гривую пони. Ее глаза смотрели прямо на Голди. Она подошла по ближе к пегаске.

Голди прикрыла пораненное копыто. Слезы еще текли и она всхлипывала. На Дэш она смотрела с недоверием.

-Ты ушиблась? – спросила Дэш.

-*Хнык* Угу. – сказала Голди.

-Пробовала сама лететь ?

-Угу.

-Покажи ранку.

Голди сначала не особо доверяла Рэинбоу, но потом протянула дрожащее копыто ей. Кровь все еще шла. Дэш взяла копытце и стала рассматривать его.

-Да тебе крупно досталась, золотце. Ничего, сейчас поправим. – Пегаска аккуратно подхватила Голдии понесла в свой дом. Подлетев дому-облаку, Дэш стала припускать пони на поверхность дома, но пегаска поджала ножки и вцепилась в Дэш.

-Ты что, никогда не ходила по облакам? – спросила Дэш.

-Не так часто. Последний раз был когда мама была жива.

-Понятно. Слушай, это не так страшно, как тебе кажется. Все просто. Давая я тебя опущу

и буду придерживать для уверенности, а когда ты почувствуешь, что можешь сама ходить, скажешь мне. Хорошо?

-Хорошо.

Дэш опустила Голди на поверхность, держа ее по бокам. Сначала Голди немного не доверяла ни облачной поверхности, ни радужной пони. Но после того, как она посмелела, она привыкла к новой поверхности.

-Все в порядке я могу идти сама. – сказала Голди.

Дэш отпустила пегаску и приземлась рядом с ней. – Может я тебя понесу?

Голди шла хромая. – Не все… СССС… Нормально.

Войдя в дом, Голди стала осматриваться. Небесного цвета пегаска завела Голди на кухню и посадила на стол. – Подожди здесь. – Дэш отошла и стала рыться в ящиках своей кухни.

– Так как тебя угораздило так упасть с холма?

-Я училась летать.

-А где Алан? Я думала, он будет тебя учить.

-Пфф… Конечно. Папа сейчас занят выяснениями отношений с Лирой. И ему некогда

пытаться научить свою дочь летать.

-Алан и Лира не ладят?

-Не ладят? Да они кажется стали ненавидеть друг-друга, спорят и спорят. А еще Лиру пригласили в Кантерлотский оркестр.

Дэш вздрогнула. Кажется, что это ее задело не хуже Алана. – И… Что она?

-Наверное уедет. Я не знаю, что будет с папой. Это, наверное, больно – терять вторую любовь за жизнь.

-Третью… — поправила ее Дэш. – А, вот она. – пегаска достала из сумки аптечку.

-О… Да, извините.

Дэш подошла к Голди с аптечкой. Открыв ее, она достала обеззараживающий спрей и побрызгала на ногу.

-СС... Щипет. – сказала Голди.

Дэш подула на ранку. – Будет еще болеть, когда я буду мазать йодом. – Пегаска намочила ватку и стала тереть ранку, затем приложила свежий бинт и обвязала ногу. – Вот так.

Слезы еще были на глазах Голди, Дэш их вытерла.

-Я знаю отличное средство что бы тебе стало лучше. – произнесла Дэш.

-Да и какое?

Дэш подошла к холодильнику и достала оттуда ведро с мороженным и ложкой и дала пегаске.

-На, лопай. Смотри, не лопни.

-Папа запрещает мне есть так много мороженного. Говорит будет болеть живот.

-Алан бывает занудой. Ничего не случиться. И я не заставляю все есть, просто возьми сколько можешь и все.

Пегаска взяла ложку, зачерпнула мороженое и положила в рот.

-Так значит сейчас Алан с Лирой в контрах, как я поняла?

-Угу… Это недавно началось, но они уже бесят оба. Эти споры по тому, по сему и всюду.

С мамой было куда проще.

-Алан ее любил?

-Не просто любил. Мама была для него всем. Она – та, кто заставляла его улыбаться, быть счастливым. Каждый день начинался как в фильмах про семьи: отец вставал в восемь утра, шел вниз, целовал ее, она готовила ему завтрак, собирала на работу, желала хорошего дня, он шел на работу, затем мама делала работу по дому, играла и гуляла со мной, она рассказывала мне интересные историй, учила сталиноградскому.

-Сталиноградскому?

-Ну, моя мама и бабушка с дедушкой – сталиноградцы. Они переехали в Билл-Райт, когда мама была маленькая. Деда всегда говорил, что во мне течет кровь суровой сталиноградской пони, которая может и в горящую избу прыгнуть и остановить дикого медведя. Мама говорила, что я должна знать свои корни.

-Она была чудной. А Алан никогда не рассказывал ей про меня?

-Хм… Они смотрели старые альбомы, когда они были маленькими. Это было жутко скучно, но

вроде он говорил, что проводил с вами хорошее время. Но потом он становился грустным.

-Очень?

-Не так сильно. Мама после этого целовала его в щечку, потом в ушко, он тоже ее целовал, а затем они говорили мне идти спать.

Дэш немного расстроилась. – Ну, хоть с ним было все хорошо. Можешь тут побыть, чтобы кровь запеклась. Потом я тебя спущу вниз и ты пойдешь домой.

Пегаска спустилась со стола и стала ходить оглядывая дом Рэинбоу.

-Папа как-то обещал мне, что свозит в Клаудсдеил, он там вырос.

-Хех… Да и я тоже.

-О, да… Конечно.

-Слушай я отойду ненадолго. Ты тут походи, а я скоро вернусь, хорошо?

-Угу.

-Вот и славно. – Дэш вышла из дома и полетела.

Голди продолжила изучать дом Дэш. Там стояла книжная полка с книгами про Дэринг Ду.

-Она тоже фанатка Дэрин...?

Пегаска случайно толкнула столик и с него свалился мячик. Он покатился по коридору и закатился в приоткрытую дверь комнаты. Голди пошла за ним. Она прошлась, дойдя до комнаты, открыла дверь и зашла внутрь. Шторы были зашторены. Там лежали коробки с надписями и старые фото, где Рэинбоу изображена еще жеребенком с каким-то пожилым жеребцом. Пегаска повернулась и увидела стоящее в краю комнаты пианино. Нотный лист был открыт, на нем было написано название композиций: «Ода к радости»


Рэинбоу летела обратно домой. Она вылетела из дома, чтобы немного побыть со своими мыслями.

-Блин… Какой я дурой была? Я порвала с ним все. У него своя жизнь... Что мне теперь

делать? – Пегаска приземлилась у дома. Она зашла внутрь и услышала звуки. — Что за…?

Пегаска пошла к комнате. Заглянув туда, она увидела сидячую кобылку, которая

тарабанила по пианино, пытаясь выдать звук. Это выходило, но она не входила в такт или пропускала ноты.

-Блин! Как это сложно! – кричала гневно Голди. – Не думаю, что музыка мой особый талант. Может мне попробовать еще раз?

Рэинбоу смотрела на попытки Голди. В ней чувствовался напор и самоотдача. Она не хотела сдаваться. Дэш вспомнила себя в ее годы.

-Блин, опять!

-Попробуй… — Голди обернулась на голос Дэш.

-Я… Я просто не… Я увидела пианино и…

-Воу воу, погоди, милая, все хорошо. Я даже не думала… У тебя неплохо получается.

-Правда?

-Да, конечно, открою тайну – я тоже играю.

-Да?

-Конечно, а то на какой черт мне это пианино?

-Не знаю, я просто решила попробовать, но ничего не выходит. Наверное, музыка не мой особый талант...

-Ну, тебя просто надо научить. Может это не твой талант, но его можно развить, чтобы он просто был. Я – мастер скорости, это моя страсть, но ничто не мешает мне сыграть Ваха при полуночи.

-Да?

-Хочешь, я буду тебя учить музыке?

-А вы можете?

-Разуметься. Приходи сюда после обеда, и мы будем заниматься.

Голди долго смотрела на Дэш затем накинулась на нее и обняла не смотря на больную

ногу.

-Спасибо вам, спасибо.

-Хех.. Не за что. – Сердце Дэш забилось сильнее, наполнялось счастьем и у пегаски возникли какие-то чувства к маленькой пони.

-Ой, мне домой пора… Папа наверное переживает.

-Я могу довезти тебя до дома.

-Не, спасибо, я сама. Просто спустите меня.


Пегаска доковыляла до дома и вошла внутрь. В доме было подозрительно тихо. Зал был перевернут верх дном, по виду было видно, что пони кидались вещами друг в друга. Голди пошла на кухню. Сначала она увидела много разбитой посуды, и потом увидела, как за столом сидят Алан и Лира. Песочный пегас сидел, уставившись в бокал с виски. Напротив сидела Лира с зареванными глазами, на ней было одето кремовое пальто и рядом стояла сумка с вещами.

-Прости меня, Алан. Я должна, я… Я уверенна что у вас все будет хорошо. – Единорожка подошла к Алану и поцеловала его в лоб. – Прощай, Ал. – Лира развернулась и увидела смотрящую на нее Голди. Она посмотрела на ее перевязанную ногу. – Что у тебя с ногой?

Пегаска посмотрела на свою ногу. – Я просто упала, все хорошо.

Лира присела и погладила пегаску по голове. – Я уверена, что тебя ждет великое будущее. Береги себя и отца. – Лира полезла в сумку и достала от туда заколку с золотистым соловьем. – Это принесет тебе удачу. Пока.

Лира встала, вышла из дома и направилась к вокзалу.

Голди повернулась и увидела взгляд отца, смотрящего на ее. Он был разбит, раздавлен, он налил в бокал новую порцию виски и выпил её залпом. Пегаска села рядом.

-Я наступил на те же грабли. Она же предупреждала, что хочет в этот оркестр. Я был так слеп. – Алан схватился за голову.

-Пап, все хорошо. Ты не виноват. Ты все равно отличны отец. — сказала пегаска и обняла его.

-Спасибо, милая. Ты всегда меня поддерживала.

-Я же твоя дочь.

-А что у тебя с копытом?

-Я упала. Пап, кто-то обещал мне, что пойдет учить меня летать.

-Прости, милая. Ты сильно ушиблась?

-До крови, содрала шкурку, но все хорошо. Мне помогла Рэинбоу Дэш.

Лицо Алана стало серьезным. – Рэинбоу? Что она там делала?

-Ну, я была просто возле ее дома, когда это произошло, вот и все. Она обработала рану и забинтовала ее и еще дала много мороженого.

-Как много?

-Ведерко.

-Ты же можешь простынуть.

-Она сказала, что ты бываешь занудой в таких случаях.

Пегас улыбнулся. – Да, это на нее похоже. Что еще ты делала?

-Дэш взяла меня в ученицы. Она будет учить меня музыке.

-Да? Это у нее хорошо получается. Давай я тебе что-нибудь приготовлю. – Алан привстал

и с пьяной походкой стал убирать бардак от его с Лирой ссоры.


-Сегодня был безумный день, мама. Сначала я ушибла ножку. Вот. – Голди крутила забинтованной ногой перед фото. – Потом Рэинбоу Дэш пришла и забинтовала ранку, ее щипало. А потом она дала мне мороженное. Я знаю, ты и папа говорили, чтобы я не ела много мороженного, но Дэш сказала, что сегодня можно. Еще я нашла у нее пианино и она сказала, что я могу учиться играть у нее. Я была так счастлива, что обняла ее, и знаешь что? Мне она нравиться. Затем я пришла домой и тут был большой беспорядок. Затем я увидела папу и Лиру, они просто сидели. Затем Лира сказала ,что ей пора и ушла. Она дала мне это и сказала, что это принесет удачу. Надеюсь, оно работает. Спокойны ночи.

Голди положила рядом с фото мамы заколку. Затем она подняла подушку, взяла Щелкунчик, нажала на кнопку и положила обратно. Выключив ночник, пегаска укрылась и прижала к себе игрушку. Посмотрев перед сном на луну, Голди закрыла глаза и погрузилась в сон.