Автор рисунка: Noben
ГЛАВА 11 «Между светом и тьмой» ГЛАВА 13 «Ад на земле»

ГЛАВА 12 «Сила растёт»

ГЛАВА 12 «Сила растёт»

На следующий день, как и условились, Эппл Джек, Пинки, Рэйнбоу, Флаттершай и Рэрити пришли на ферму в обговорённый час. Они собрали вещи для похода, старались взять самое необходимое.

 — Ну где они? Терпеть не могу когда опаздывают! – возмущалась Рэйнбоу.

 — Ты сама не отличаешься пунктуальностью милая, потерпи уж, — хихикнула Рэрити.

Спустя томительные полчаса подружки начали заметно нервничать. Эппл Джек окликнула брата, что ремонтировал покосившейся забор, но тот сказал, что Твайлайт, как и остальных, не видел с вчерашнего вечера.

 — Может мы что-то напутали? – задумалась Пинки.

 — Нет. Встреча в полдень на моей ферме, — так же задумалась рыженькая.

 — Слетаю-ка в библиотеку, может они там застряли, — Рэйнбоу подлетела вверх и улетела в сторону деревни.

Остановившись у самой двери жилища волшебницы, пегаска нетерпеливо постучала в дверь. Спустя ещё пару стуков, дверь всё же открылась и за ней показался дракончик.

 — Спайк, наша начитанная подружка случайно не здесь? – спросила голубая, заглядывая за спину дракончика.

 — Нет, она уже ушла, — тот пожал плечами.

 — Ушла? Что она вообще говорила? – спросила голубая.

 — Ну сказала что ей необходимо отлучиться на несколько дней по каким-то королевским делам и оставила меня присматривать за библиотекой, — пояснил помощник.

 — Давно она ушла? – спрашивала радужная.

 — Вчера вечером, — тут же ответил Спайк.

Недовольно топнув копытом, Рэйнбоу стремительно полетела обратно. Вернувшись на ферму, она подошла к ожидающим подругам.

 — Ну где они? – нетерпеливо прыгала Пинки.

 — Они ушли без нас, — сквозь зубы процедила радужная.


Едва чёрная карета въехала в Город семи мастеров, к улицы тут же стали пустынными. Ещё не видя транспортное средство, местные лишь по одному звуку узнали о приближающемся враге, который несколько лет назад терроризировал небольшое поселение.

Карета остановилась у дома смотрителя деревни. Дверь открылась и из повозки вышли Шницель и Эмми. Из дома же вышел Амур и тут же закрыл за собой дверь. Он понимал что прятаться нет смысла, эти незваные гости всегда добиваются всего.

 — Амур, как я рад тебья видеть! – заулыбался худощавый.

 — Не могу сказать того же. Ты обещал оставить нашу деревню в покое! – нервничал смотритель.

 — Я держать слова. Но мне нужен услуга. Механизмы магический карета скрипят, мне нужно лучший машинный масло, а оно только здесь делаться. Дать его мне, — говорил Шницель.

Такой жуткий акцент нервировал Эмми. Ничего не говоря, она повернулась к Шницелю и выпустила в него чёрный луч, от чего тот вскрикнул.

 — Ты что делаешь? – прокричал он.

 — Не смей орать на меня, знай своё место! Я выпрямила твой кривой язык, будь благодарен своей госпоже, — высокомерно произнесла черноглазая.

 — Простите, королева. Вы не перестаёте меня удивлять, — нормальным языком поблагодарил худощавый и посмотрел на Амура.

 — У нас нет масла, сырьё для него поступит только через месяц, — пояснил жеребец.

 — В таком случае я зря потратил время, ты бесполезен. Моя королева, не считаете ли что его следует наказать? – предложил Шницель.

Эмми подошла к Амуру. Лишь от её жуткого лика того бросало в дрожь. Она весьма не добро улыбалась.

 — На твоей совести не мало грешков. Начиная с коррупции, заканчивая за попыткой ухаживания за другими кобылками… примерный семьянин. Скучно всё это, но наказания ты заслуживаешь, — рог Эмми вспыхнул чёрным пламенем.

От выпуска тёмной энергии она испытала настоящее удовольствие.

 — Что происходит? – ужаснулся Амур, глядя на то, как вокруг него появился прозрачный стеклянный пузырь.

 — Чего ты боишься? – прошептала салатовая, обходя сосуд. – Хотя не отвечай, я же знаю, — усмехнулась она.

Пузырь медленно начал наполняться водой. Заметив это, жеребец попытался разбить стекло, но у него так и не получилось.

 — Молю, пощадите! – кричал тот.

Эмми лишь злорадно ухмыльнулась. Когда вода достигла подбородка Амура и тот начал захлёбываться, что-то в кобылке дёрнулось. Удовольствие смешалось с чем-то другим, неприятным и забытым. Жеребец же полностью оказался в воде и счёт пошёл на секунды.

Дверь дома открылась и из него вышло двое жеребят. Они удивлённо посмотрели на пузырь с водой, в которой отчаянно барахтался Амур.

 — Папа купается? – спросил светленький малыш.

Довольная ухмылка тут же слетела с уст Эмми. Её сердце забилось в бешенном ритме. Топнув копытом и сверкнув глазами она заставила пузырь разлететься на кусочки, жеребец упал на мокрую землю, где принялся жадно хватать ртом воздух. Увиденная сцена совершенно не понравилась Шницелю.

 — Моя королева, почему вы прервались? Вы же хотели его покарать!? – недоумевал Шницель.

 — С него хватит, — коротко ответила черноглазка.

 — Но этого явно недостаточно! Вы королева ужаса, вас должны бояться! Мире не избавится от пороков, пока… — не договорил худощавый.

Эмми окинула его злобным чёрным взглядом. Отчасти Шницель был рад увидеть тьму в нём, понимая что «добрая» Эмми всё ещё где-то на заднем плане и не имеет шанса прорваться, но с другой стороны не хотел навлекать гнев королевы на себя.

 — Ты сомневаешься в моих решениях? Никогда не смей перечить мне и уж тем более становиться на пути. Я вижу твою сущность и поверь, в ней столько накопилось грехов, что я с трудом сдерживаюсь чтобы не поддаться искушению наказать тебя, — прошипела черноглазка.

 — Мы на одной стороне, — побледнел Шницель, понимая, что начал терять контроль над королевой.

 — Я знаю. Пока ты полезен, ты мне нужен. Надеюсь ты усвоил урок, — злобно улыбнулась Эмми.

Шницель даже слова побоялся вставить. Он создал настоящего монстра и надеялся, что когда Иерихон вернётся, то ему больше не придётся трястись перед созданным созданием. Он рассчитывал на благодать тёмного демона.

Эмми взбесило то что она остановилась. Она никак не могла понять своего великодушия в адрес Амура и ссылалась на внутреннюю слабость, что разносила по её телу душа истинной хозяйки, которая по-прежнему продолжала спать. Та сделала её слишком мягкой, дала часть противной доброты, от которой королева отчаянно пыталась избавиться.

 — Эта деревня будет первой. Я очищу её от грехов, — Эмми захотела выплеснуть злобу на Город семи мастеров и начала обход домов, выпуская потаённые страхи жителей наружу и настраивая всех против друга.

Она больше не желала очистить души пони от злобы, как планировала изначально. Тёмная сущность росла в ней, тем самым постепенно меняя мышление. Кобылка хотела послать на всех мучения, считая что все того заслужили, что они не достойны ходить по земле. Её рассудок начал помутняться, что разрушало логические связи в её разуме. Единственный барьер который всё ещё держался, не позволял Эмми убивать пони и тот был уже весь в трещинах. Чернокнижники хотели создать существо, которое бы обрекло мир в мучения и хаос, что непременно должен был заметить демон, и они его создали.


— Выходим, — сказала Твайлайт.

Гордон, Луксор и учеником и волшебница вышли из поезда. Они прибыли в отдалённую глушь Эквестрии, что находилась на её самой окраине.

 — Показывайте дорогу, — попросила фиолетовая.

Луксор осмотрелся, зачем-то понюхал землю и начал бормотать себе под нос.

 — Он точно знает куда нужно идти? – засомневалась единорожка.

 — Просто дай ему время, — ответил Себастьян.

Минут через десять, Луксор перестал бормотать и с довольной ухмылкой указал направление.

 — Ага, поняла. Ещё несколько минут назад, — кобылка сунула ему под нос карту Эквестрии и прилегающих земель, где она условно просчитала маршрут. Пунктирная линия заканчивалась на фразе «Лес Дурамбор». Старец нахмурился и ничего не сказав, пошёл в выбранном направлении, за ним последовали и остальные.

Ко второй половине дня путники вышли за пределы страны. Твайлайт чувствовала себя необычно, в таких приключениях она ещё не была. Она с интересом осматривала окружающую местность, но к её удивлению ничего особенного в ней не было. Бесконечная широкая дорога постоянно виляла, словно её строили пьяные пони. Твайлайт пыталась понять логику дорожных строителей, но так к определённому выводу придти и не смогла. Жара тоже была такой же как и в Эквестрии. Единорожка знала что зной продлится ещё на пару недель. Принцесса Селестия сказала ей, что так необходимо для природного баланса, потому что пегасы немного ошиблись с графиком и устроили настоящий шторм в одном из крупных городом, обрушив на того месячную норму осадков. Бедные пони, они в жизни не видели столько воды, но в целом не обижались на пегасов, в основном из-за того, что город не пострадал.

Когда стемнело, путники решили разбить лагерь. У них была всего одна палатка и без каких-либо споров было решено отдать её волшебнице. Решение жеребцов засмущало кобылку, но возражать она не стала.

Быстро перекусив, усталые спасатели тут же легли спать. Единорожка удобно устроилась в брезентовых апартаментах, жеребцы легли спать на траве. Но поспать им не дал очередной вой волка, даже нескольких волков. В этот раз у них не было надёжных стен и места были относительно дикими. Жеребцы не растерялись. Вскочив на ноги, они собрали хворост, что был раскидан на земле и разожгли костёр. Дикие животные боятся огня и лучшей защиты в таких условиях, придумать просто нельзя. Было решено поочерёдно охранять лагерь, но Твайлайт на пост не пускали, чисто из деликатности к кобылке. Ей было лестно такое внимание к себе, но не смотря на все отговорки, всё же согласилась спокойно поспать.


— Собирайся Луна, беда пришла в наши земли, — в покои Сумеречной принцессы ворвалась Селестия.

 — Что случилось, сестра? – синяя вскочила с кровати и удивлённо посмотрела на обеспокоенную правительницу.

 — Нападение на Город семи мастеров, — коротко ответила Селестия.

 — Сколько погибших? – ужаснулась Луна.

 — Смертей нет. По оперативной информации, кто-то сеет в поселении ужас и безумие, — проговорила светлая.

 — Дискорд? – предположила младшая принцесса.

 — Нет, я уже проверила, — отрицала светлая.

 — Может пошлём туда Твайлайт Спаркл? Пускай разберётся, наберётся опыта, а мы как всегда подстрахуем, — предложила синяя.

 — Я уже думала над этим, но Твайлайт в Понивиле нет. Её помощник сказал что она ушла по каким-то королевским делам на несколько дней, но вот только я не посылала её никуда, — озадачилась светлая.

 — Теперь ещё и Твайлайт искать, нда. Ладно Селестия, нужно навестить тревожную деревню, я готова, — бодро произнесла Луна.

Аликорны спешно покинули замок. Они не стали пользоваться королевским транспортом и полагаясь на свои крылья, быстро полетели к деревушке. Путь не занял много времени и совсем скоро они достигли Город семи мастеров из которого доносились страшные крики.

Принцессы приземлились на единственной улице поселения. Часть домов были разрушены, кругом был жуткий бардак. Пони кричали, спасались от разных монстров, что гонялись за ними. Там были и приведения, и пони без головы, и жуткие мутанты. По земле ползали растения с острыми зубами. Даже Селестию такая картина повергла в шок.

 — Что происходит? – прокричала Луна, но никто даже не посмотрел на принцесс.

Тогда Селестия остановила одного жеребца, перегородив ему путь.

 — Объясни, что за беда у вас случилась? – спросила светлая.

 — Принцесса, спасите нас! Она сумасшедшая! Она оживила этих монстров! Она наказала нас! – нервничал жеребец.

 — Кто это сделал? – грозно спросила Селестия.

 — Маленькая злобная пони по имени Эмми. Это зло во плоти! – жеребец побежал дальше.

Селестия не стала терять времени и понимая, что окружающий кошмар был создан магией, закрыла глаза и начала применять мощное заклинание. От аликорна исходил громкий гул, та старалась задействовать всю свою магическую мощь, но той не хватало для очищения города. Луна заметила это и присоединилась к сестре. Совместными усилиями они испарили всех монстров в округе и вернули рассудок обезумевшим пони. Паника прекратилась, но всё ещё перепуганные жители тревожно смотрели по сторонам.

 — Создание что сотворило это, необычайно сильно. Мы должны его найти, пока оно ещё не натворило бед, — сосредоточенно сказала Селестия.


Шёл третий день похода. К удивлению волшебницы, на них обрушился настоящий ливень, дав собой понять, что Селестия контролирует не всё на свете, о чём раньше думала Твайлайт. Местная экология, ровно как в Вечнодиком лесу, являлась неконтролируемой и непредсказуемой, что совершенно не нравилось фиолетовой единорожке.

Путники шли по едва различимой дороге, которой редко кто пользовался. Она вела прямиком на горизонт лесополосы, которая даже издалека казалась чёрной и мрачной. Твайлайт магически достала из сумки карту и убедилась, что они приближаются к обширному лесу Дурамбора. Твайлайт тут же вспомнила историю Луксора о тех опасностях, что притаились в лесу. На миг кобылка пожалела, что согласилась отправиться в этот поход.

К вечеру путники дошли до границы леса. Их сразу встретили высоченные ели, простирающиеся на десятки метров. Кобылка задрала голову и с трепетом наблюдала, как их далёкие верхушки равномерно покачиваются от ветра. Посмотрев под ноги, пони едва различала дорогу, поросшую травой и сорняками. Густой лес оказался довольно тёмным внутри, к тому же видимость была ухудшена проливным дождём. Тот хоть и начал затихать, но легче путникам от этого не становилось. Мокрая холодная грива заставляла кобылку дрожать и в этот момент она печально вздохнула, жалея что не взяла с собой тёплые вещи.

Не смотря на всё мрачность леса, в нём обитало множество звуков, как пение птиц, так и причудливые переговоры диких зверюшек, что разбавляло угрюмость бескрайнего леса.

К темноте путники дошли до столба, поросшего мхом и сорняками. Себастьян магически очистил его, и путешественники увидели потрескавшуюся табличку от которой у них перехватило дыхание. Указатель гласил: «Копи Дурамбора».