Звёзды прошлого (бета версия)

После возвращения Твайлайт из мира людей в Эквестрии начинают повторяться события далёкого прошлого. Именно лавандовая единорожка становится центром развития сюжета, в котором она, без помощи Элементов Гармонии, должна противостоять надвигающейся опасности сквозь время и пространство.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Дискорд Найтмэр Мун Кризалис Король Сомбра

Семь дней в Коппервилле

Данный фик является частью Североморских Историй, но из-за своего объёма вынесен в отдельную повесть. События, происходящие в данном фике происходят в период между 11-ой и 12-ой историями из основного цикла. Получив от старого друга телеграмму с просьбой о помощи, герои отправляются в небольшое пониселение на самом Севере, чтобы разобраться в творящихся там происшествиях...

ОС - пони

Заговор, это хитрый и хорошо продуманный заговор...

Лира наконец получает шанс доказать всем реальность существования людей. Получится ли это у неё? Сможет ли она встретиться с этими загадочными существами, в которых никто не верит?

Свити Белл Лира Человеки

На Краю

За каждую свою исполненную мечту мы платим. Не важно чем: деньгами, усилиями, работой. Судьба с нас всё-равно что-нибудь сдерёт. И иногда лучше дать ей аванс, вкусив лишь малую долю желаемого, чем полной ценой забивать себе гвозди в гроб...

Принцесса Луна Человеки

Тиреку устраивают праведный мордобой

Тирек сбегает из Тартара и начинает свое неистовство с нападения на Понивилль - и на семью новейшей принцессы, Твайлайт Спаркл. Ну и дурак.

Твайлайт Спаркл Спайк Другие пони ОС - пони Дискорд Тирек

Осколки пламени

[Попаданец в Дэйбрейкер] Итак, что мы имеем? Кобыла, аликорн. Пироманка, нимфоманка, мазохистка, немного садистка, самоуверенная самовлюблённая сибаритка с терминальной стадией нарциссизма, манией величия... и комплексом неполноценности из-за своей ненужности. Прибавим ещё откровенную неприязнь местной правительницы. Круто, да? И это ещё не самое скверное. Хуже всего то, что вот эта кобыла теперь - я.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая Другие пони Человеки

Власть и властвующие

Одни всю жизнь стремятся к власти и добиваются её. Другие вовсе не стремятся, но всё же получают власть. Власти не бывает много. Власть сопряжена с ещё большей, чем она сама, ответственностью… В Эквестрии завершилось казавшиеся вечным правление принцессы Селестии. А на развалинах доживающей последние годы Империи Грифонов голову подняла новая сила, с которой нельзя не считаться. Вот только она сама не настроена считаться с кем бы то ни было...

Твайлайт Спаркл Спайк ОС - пони

Когда мечта становится явью (Неудачное желание)

Что ты будешь делать если твои мечты сбудутся? А что если твои мечты не оправдают твоих надежд?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Найтмэр Мун Человеки Король Сомбра Чейнджлинги

Мое сердце

Когда останавливается сердце.

Другие пони

1000 лет одиночества

Представляю вам, дорогие читатели, собственную версию превращения принцессы Луны в Найтмер Мун, столь скупо показанную в сериале. Главные герои - свидетели тех драматичных событий, два королевских стражника Брейви Харт и Спарклинг Болт, жившие тысячу лет назад, которые много реинкарнаций спустя родятся Баззом Олдрином и Нилом Армстронгом - первыми людьми, долетевшими до Луны. Но это уже совсем другая история. Хотя, думаю, вы уже догадываетесь, к чему я клоню?

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Найтмэр Мун

Автор рисунка: Noben
Подлинная гармония (часть первая)

Подлинная гармония (часть вторая) - Чуть ближе к небесам

«Ну поговорим». Ночные пегасы – последние с кем я бы хотел говорить, особенно после того, что они со мной сделали, а один их представитель делал прямо в данный момент. Садистки улыбаясь и ковыряясь в зубах моим отломанным рогом как зубочисткой, он явно наслаждался моим полным боли и злобы взглядом. Мне тогда хотелось этот отломанный рог ему в пасть воткнуть, а после ударить от всей души, чтобы дрель из затылка вышла, вот только тросики болы, которыми меня связали по всем четырём ногам, стояли непреодолимым препятствием на пути этой мечты. Однако связанные ноги были не единственным неудобством. В первые секунды не заметил, но отойдя от начальных впечатлений и головокружения от потери отростка, понял, что крылья у меня тоже зафиксированы. Тело в районе пояса поверх крыльев было стянуто широким кожаным ремнём, так что всё что мог ими делать — это «шевелить пальчиками», и то так, что даже не почесаться. Незавидное положение, так что далее обратил внимание на тех, кто меня в него поставил.

Ночные пегасы… Девять кожистокрылых, плюс один земной пони, стоящий в тёмном углу. Судя по всему, он не был главным и место данного приземлённого копытного среди кожистокрылой кампании было неизвестно, но тогда у меня не было времени думать над этой загадкой, да и мышекрылые переключили на себя всё внимание.

От обычных пегасов они отличались лысыми кожистыми крыльями, мрачными расцветками шкуры (от тёмно-серого до чёрного), клыкастым стоматологическим здоровьем, и злобным взглядом кошачьих глаз. При всём уважении к семейству кошачьих, но глаза у них выглядят добрыми лишь при наличии остальной милой внешности да малых габаритов.

Зелёные и жёлтые глаза ночных пегасов казалось, светились подобно демоническим светодиодам, а узкий зрачок выглядел даже не столько как кошачий, сколько змеиный. (Огромный «глаз» на их броне точно был рептильным) Благо я точно знал, что кожистокрылые — не ядовиты, хотя… Слюна летучих мышей ведь препятствует свёртываемости крови, да и эти млекопитающие какие только заболевания не переносят. С другой стороны, у меня, как у призрака-аликорна, должен быть некий иммунитет, так что, если меня покусают – не должен заразится. Какое утешение.

Вообще-то слабое утешение. Судя по амуниции кожистокрылые не кусать меня собрались. Их броня внешне была аналогичной шмоткам Лаенхарта (ночного пегаса ставшего кантерлотским гулем, которого я в будущем убил) за исключением некоторых деталей. Их обмундирование было всё той же пародией на древнеримскую бронёй с «рептильным глазом» на груди и шлемом с (стилизованным под кожистый) гребнем (https://ru.wikifur.com/w/images/thumb/6/61/Luna_Guard_gameloft.png/496px-Luna_Guard_gameloft.png), а вот оружие сильно выделялось на фоне показной древности.

Боевых сёдел они не носили, но на их спинах были крепления с различного вида пистолетами-пулемётами и дробовиками. Последние были обычными помповиками, а вот в ПП я опознал классический Стен, а также MAC-10. Никаких особых приблуд (за исключением крупной спусковой скобы) для тех у кого нет рук не заметил, так что стрелять кожистокрылые явно собирались «с рук» по зебрински – встав на дыбы и взяв оружие в передние копытца; то есть также как зебры из будущего, я из будущего и те, с кем в будущем проводил огневую подготовку. Для копытных не самый удобный хват, но в сравнении с «боевым седлом» обеспечивает большую точность, железо на спине носить не надо, как и брать в пасть механизм спуска. Наверняка ночные пегасы взяли эту особенность от «призраков», однако могу ошибаться, так как «обувь» мышекрылых не располагает к тому, чтобы использовать ноги как руки.

На их передних конечностях были надеты различного вида накопытники и поножи. Будучи знакомым с Лаенхартом, в некоторых накопытниках сразу узнал механизмы с выкидными клинками расположенными на «задней части ноги», на других же были надеты поножи другой конструкции уже с расположением оружия на внешней части, причём огнестрельного. Из остального – на броне множество ножен с метательными ножами, подсумки с болами и запасными магазинами, были ещё некоторые детали, но всё внимание сосредоточилось на поножах с огнестрелами.

Опять воспоминания о будущем. В будущем я соорудил похожее устройство что надевалось на ногу. Оно было всего на два патрона и стилизованно под «Пип-Бак», но понять что это не КПК смогла только та, у кого этот прибор на южном месте изображён. Тогда выстрел дуплетом выбил Спайку его единственный глаз. Теперь в этом времени уже ночные пегасы вооружены подобного рода оружием скрытого ношения. Сами же кожистокрылые…

Сосредоточив внимание на их амуниции совершенно забыл про них самих, за что получил удар копытом в ухо.

— Нравятся наши пушки? – ухмыляясь спросил ночной пегас, вдаривший мне по органу слуха. – Даже в глаза не смотрит, так ему наши поножи нравятся, – далее последовал негромкий злорадный смех со стороны мышекрылых, а я, пользуясь паузой посмотрел на хохочущую кампанию уже особым зрением; всё равно слух был нарушен.

Аура у мышекрылых явно была более тусклой в сравнении с обычными пони. Не такая тусклая как у меня, но определённо менее выраженная в сравнении с обычными пони. Возможно, это последствия того, что они кровь одержимых пьют, а также подвергались воздействию аномальной ауры, когда одержимому череп разбивают. Не знаю насколько правдива эта теория, но помимо того кожистокрылого, который разговаривал, в помещении было аж восемь мышекрылых тушек, а также один коричневый земного пони, что держался позади, явно чувствуя себя не на своём месте. Так вот, у этого земного и одного из кожистокрылых аура была вполне нормальная. Если теория верна, то открытие неоднозначно. С одной стороны – этот кожистокрылый (как и земной пони) ещё никого не убил и кровь не пил, с другой – не для того ли чтобы он это совершил его и держат в группе что меня задержала. Вроде логично, только земной пони тут зачем? Судя по его стыдливому виду и попытке скрыться в углу комнаты, он точно чувствовал себя не на своём месте и тем более не командовал происходящим.

Тот ночной пегас, что моим отломанным рогом в зубах ковырялся — вот кто главный. Остальные даже не решались говорить, лишь поддерживая его своим негромким смехом, хотя то, что он главный было понятно и чисто визуально. Броня, что он носил, несильно отличалась от амуниции остальных, а вот он сам…

Чёрный, будто в гудроне искупался, а ростом может даже выше Балка — пегаса с которым я подрался и в чьей качалке меня скрутили. Телосложением же этот мышекрылый от Балка выгодно отличался. Если белый пегас был в худшем смысле перекачен, то его ночной собрат был образцом гармоничного физического развития. Сравнить его мог только с Ксенит да Темпест, с поправкой на гендерную принадлежность конечно. В сравнении с этим чёрным амбалом моя худощавая аликорнья тушка смотрелась как вешалка, даже с учётом более высокого роста и размера крыльев. Дополнял образ ночного пегаса злобный свет жёлтых кошачьих глаз, будто у него там светодиоды; хотя думаю это эффект из-за освещения. И как вишенка на торте, у этого мышекрылого была короткая козлиная бородка, причём явно не накладная. Крылья у него правда были короткими, не чета моим, но с учётом, что такое у местных нормально, а на своих махалках я всё равно летать не умел, не думаю, что на них стоит заострять внимание. Какая метка у этого ночного пегаса не знал, но что-то подсказало — он сам мне скажет, и я не буду рад узнав какой у него талант.

— Призрак-аликорн, а выглядишь хуже ощипанного грифона Грифонстоуна, — произнёс крупный ночной пегас, смотря на меня как ССовец на цыганскую свадьбу. Мне нечего было ответить на столь красноречивую характеристику и «добрый» взгляд, так что, получив в ответ уже мой злобный взгляд мышекрылый обратился к своим подчинённым:

— В сумках есть что интересное?

— Так точно, — ответил мышекрылый копошащийся в сумках что я отобрал у Темпест, — куча бомб с зачарованным газом, — в подтверждение гвардеец вынул и показал стеклянную сферу с тускло светящимся зелёным дымом. Далее он продемонстрировал швейный набор, что я взял в бутике Рарити, но эта находка меркла на фоне сумки полной бомб, так что её даже не упомянули.

— Догадка подтвердилась, – ухмыляясь ответил амбал всё ещё смотря на меня злобным взглядом. — Испортил охоту «нашей подруги» из владений короля Шторма. Избил бедную даму, сумочку украл, мишек звёздных разбудил, а вместе с ними весь лес и думал остаться безнаказанным. Ты непросто человек, ты — полный идиот.

— Давали бы мне хоть по рублю, когда это говорят, может бы уже разбогател, – не знаю зачем это сказал.

— По рублю значит, – ухмыляясь ответил мышекрылый. — Будь осторожней с желаниями русский, а то действительно порубим.

Последнее звучало угрожающе так, что далее действительно молчал, да и мышекрылый амбал был не многословен. Он просто приказал меня обыскать, после чего, будучи прижатым к полу, ощутил «заботливые» тычки копытами, что прочёсывали мою одежду, и особенно карманы. Обыск был действительно тщательным вот только его итоги невелики. Несколько золотых монет что дала Гармония, (которые не высыпались, когда меня околачивали) да свёртки из травы с лепестками синего цветка. Последнее для мышекрылых было непонятно, но я не стал отвечать, а раскрывать свёртки копытные не стали; жаль, может «шутка» могла на них подействовать. Будучи недовольным столь малой находкой, крупный ночной пегас каким-то мимолётным движением выдвинул выкидное лезвие из своего поножа после чего надрезал материал моей одежды в районе южного места. Сорвав данный материал (остался висеть на лоскутах) и убедившись, что у меня нет метки он сделал нечто похожее уже в районе моего «плеча». В этот раз клинок заходил не так глубоко и не задел не только шкуру, но и одетый комбинезон ограничившись лишь одетым поверх балахоном. Сорвав мешковину мышекрылый увидел шеврон бело-красного зонтика на моей одежде, после чего воскликнув «Хвала Луне!» и объявил остальным что поиски закончены — убийца с вишнёвого ранчо пойман. Далее полюбовавшись, как мышекрылые отдали ему честь, вскинув переднюю ногу в нацистском приветствии, чёрный кожистокрылый вновь обратился ко мне:

— Теперь, когда дело можно считать закрытым, убийца пойман, но приговор ещё не оглашён, проведём небольшое расследование. Советую быть откровенным, – для убедительности амбал топнул копытом у меня перед носом намекая что может и на голову так наступить. — Кто же ты такой?

— Грей Стоун, Силы Народного Сопротивления, – ответил я, а после добавил: — Теперь ваша очередь.

— Вопросы здесь задаю я, – ответил амбал, после чего взмахом крыла (видимо какой-то жест) приказал меня поднять и когда кожистокрылые посадили меня на южное место, вдарил лягающим ударом мне в незащищённую грудь. Дело всегда было лучше всяких слов, так что я понял, что не стоит пытаться контролировать ситуацию, однако заданный мной вопрос хоть и не получил ответа, но далее крупный кожистокрылый явно хотел, чтобы я сам нашёл на него ответ:

— Неужели ты меня не знаешь? – в ответ я лишь помотал головой сплёвывая кровь. Чёрный крупный ночной пегас же продолжал: — Цвет? Габариты? Мой большой талант? – в ответ я снова головой помотал. — Жаль, некоторые из подобных тебе быстро называли моё имя. С ними было особенно весело.

В тот момент я был рад что не знаю не только его имя, но и в чём заключалось веселье, хотя насчёт последнего были догадки. Мне вспомнились слова Гармонии о том, что произойдёт с теми, кого схватит Ночная Гвардия и о удачной последовательности. Судя по тому, что сломав мне рог мышекрылый ковырял им в зубах, есть основания полагать о правдивости предупреждения. С другой стороны, в этом мире, аликорнов пока ещё не делали из обычных единорогов путём их окунания в чан с мерзкой жижей и, учитывая мою подвидовую принадлежность, есть шансы на особое обращение.

— Я назвал моё имя и подразделение, – говорить после сильного удара было непросто, но пытался сохранять твёрдость голоса, а также скрыть акцент, — большего от меня не добьётесь. Говорить буду только с принцессами.

— А я уж подумал нам попался особый одержимый, – со смешком ответил главный мышекрылый. — Ничего не меняется. Кого не скрутишь, все принцесс требуют, – как-то последнее двусмысленно звучало.

— У меня для них важная информация…

— Все так говорите, – перебил меня мышекрылый, а после продолжил уже более серьёзным тоном: — Убил несчастного Эпплснека, пытался подставить ещё более несчастного Траблшуса, будучи в бегах пересёк пол Эквестрии, звёздных медведей разбудил и калеку избил, – явно на Темпест намекал, у той единорожки как раз рог был покалечен, — а прибыв в город, переполошил носителей элементов и отправил Балка Бицепса в больницу. И после всего этого имеешь наглость не только ночевать в доме избитого тобой пегаса, но и что-то от нас требовать. Действительно, как у вас говорят: «наглость – второе счастье».

Действительно, после того что я совершил что-то требовать было откровенно глупо, но также я не мог просто в тряпочку молчать пока мышекрылые меня пытать будут, а после наверняка выпьют; в смысле кровь высосут. Нужно было что-то делать, вот только что? Освободится и дать бой я не мог, так что оставалась дипломатия, вот только злополучное красноречие… Этот навык у меня был не многим выше интеллекта, однако последнего было достаточно чтобы понять — уболтать гвардейцев не получится, но что ещё оставалось. В итоге сменил злобный взгляд на стыдливый и продолжил диалог другим тоном:

— Я не горжусь тем, что совершил и готов за всё понести наказание, но на кону стоит нечто большее моей жизни. Доставьте меня к принцессам, хоть связанным хоть переломанным, только возможность говорить оставьте. Обещаю, что буду с ними честен и если принцессы меня не убьют, то забирайте мою серую тушку и делайте с ней что хотите, но позвольте рассказать им о будущем.

— О будущем значит, – почёсывая копытом свою козлиную бородку сказал мышекрылый. — Это любопытно. А почему бы нам всё не рассказать, а уже мы расскажем принцессам? – последнее звучало откровенно по-детски.

— Информация строго конфиденциальна и не для кистеухих ушей ночных пегасов.

Зря я коснулся темы кисточек на их ушках и в особенности назвал их с намёком на народ пернатых копытных. В дальнейшем мне недвусмысленно намекнули, что мышекрылые не любят когда их пегасами называют.

Удар мышекрылого амбала хоть и был не лягающим, но немногим уступал по силе. Понятия не имею насколько пострадали мои рёбра, но то, что задыхаясь я выплюнул сгусток свежей крови говорило о многом. Также и моя морда не избежала участи сильного удара, после чего щупая языком обнаружил промежуток в передних зубах.

— Серый мерин! – со злобой сказал крупный мышекрылый. — Мы фестралы! Гордый народ ночи на службе нашей принцессы и не имеем ничего общего с этими мармеладными курицами!

— Фесталы значит, – ответил отплёвываясь кровью. — Фестал – звучит как название лекарства от вздутия живота, — неосторожно сострил попутно вспоминая некоторые факты о данном подвиде разумных копытных, — там откуда я прибыл вас обычно бэтпони называли.

Указанный факт бэтпони не очень понравился за что я снова удар в район живота; благо не было вздутия.

— Пони – это придуманное людьми уничижительное название карликовых лошадей, которых они сами же и вывели чтобы вагонетки в шахтах таскали, – со злобой в голосе сказал крупный фестрал. — Мы презираем это мерзкое название.

— Как и тех кто сам так себя называет, – заметил я. Фестралы явно с презрением относятся к другим подвидам, за исключением аликорнов; и то, мой случай — исключение.

— В будущем это изменится, – теперь голос мышекрылого звучал с долей энтузиазма. — Пони научатся сражаться и взяв свою судьбу в свои копыта заслужат, чтобы слово пони звучало гордо, вселяя уважение.

— В будущем действительно многое изменится, – заметил я, невольно намекнув на своё происхождение, — и не в лучшую сторону.

— А вот это любопытно, – ухмыляясь сказал ночной пегас. Я же, поняв какую ошибку совершил, невольно рефлекторно совершил другую – опустил уши, выдав себя с головой.

— Действительно в нашем мире возможно всё, – всё ещё с ухмылкой говорил мышекрылый. — Непросто пришелец из иного мира, а ещё и пришелец из будущего.

— Как ты… – договорить вопрос не смог так как стоящий рядом мышекрылый нанёс мне удар в ухо.

— Вопросы здесь задаю я, – услышал главного фестрала через звон в ушах, — а догадаться откуда ты было несложно даже без научных приборов и того, что ты уже многое разболтал. Куда интереснее другой вопрос – кто этот аликорн чьё тело ты осквернил своим разумом?

— Грей Стоун, СНС, – ответил я, в этот раз не расшифровывая аббревиатуру.

— Странное имя для аликорна, – заметил мышекрылый.

— Попав в этот мир я очнулся в шкуре земного пони, а махалки и дрель, что вы сломали, у меня отрасли совсем недавно. – Тут замялся поняв, что опять глупость сморозил. Для того, кто из будущего прибыл слово «недавно» неприменимо, так что пояснил: — Точнее мне кажется, что это было недавно. Кроме как двигать светила и предметы кинезом я не магичил, и летать не умею.

— Светила значит… – недоверчиво заметил фестрал. — Неудивительно, что элемент честности тебя яблоками закидала, а вот в то, что ты был земным – охотно верю. Нехорошее значит будет будущее, раз там такие как ты могут крылья обрести.

— Даже не представляете насколько, – поддержал я, надеясь на дипломатический подход.

— Поэтому говори понятно со всеми подробностями, – ответил фестрал не убирая ухмылистой улыбки.

Тут окончательно понял, чего от меня хотят и догадывался что произойдёт если они это получат. Гармония была скупа на подробности насчёт деятельности Ночной Гвардии, но и сказанного было достаточно для неутешительного вывода. Именно гвардейцы подготовят почву на которой взойдут ростки войны после чего смерть соберёт с этого мира свою кровавую жатву. Неудачная метафора, но суть верна. Утешало, что сами гвардейцы не увидят к чему всё приведёт, но всё же слабое утешение. Слабое, но хоть какое-то. Было понятно, что фестралы собираются меня допросить чтобы, узнав о будущем, исправить некоторые исторически ошибки, однако не думаю, что в них будет входить сам факт деятельности гвардии, создания министерств и война с полосатым народом. Однако надежда на дипломатическое решение ещё не успела окончательно развеяться. В моём скудном разуме ещё теплилась надежда просто словами убедить гвардейцев прекратить делать то, что приведёт к падению бомб, тем более что несмотря на скудные слова Гармонии я знал достаточно, чтобы задеть совесть ночных пегасов; при условии, что она у них была.

— Будущее строится в настоящем и осуществляя призывы вы строите то, что уничтожит будущее этого мира.

— Значит знаешь одну из наших величайших тайн, – теперь уже без улыбки сказал фестрал, но тут на его чёрной морде вновь появилась ухмылка. — А известно ли тебе для чего мы осуществляем призывы и что ждёт одержимых?

Тут у меня давление подскочило и «рука» задёргалась, так как я знал ответ на этот вопрос.

— Вы пьёте их аномальную кровь, после чего, разбивая одержимому череп, подвергаетесь воздействию аномальной ауры, чтобы… – договаривать я не стал.

— Замолчал. Ну же – говори. Раз знаешь такие подробности, то не можешь не знать и цели.

— Это вам ничего не даёт, – с моей стороны это было глупо; будто фестралы не замечали изменений до и после.

— А вот тут ты ошибаешься, – с воодушевлением в голосе сказал гвардеец. — Наконец-то спустя века фестралы стали истинно свободны.

— От засилья разума, – никогда не умел остроумно шутить.

— От влияния кристальной деревяшки.

— И моральных норм, – тут уже был предельно серьёзен.

— Скорее ограничений. Чтобы добиться блага для принцесс и Эквестрии порой нужно поступиться честностью, верностью и особенно добротой.

— С последним не поспоришь, – ответил улыбнувшись улыбкой с промежутками в зубах; смех – точно не мой элемент.

— Это был только аванс, – тоже улыбаясь ответил крупный фестрал. — После того как ты всё нам расскажешь тебя ждёт расслабляющий полёт до Кантерлота и нашей обители, где твоя кровь послужит на благо Эквестрии, а смерть будет быстрой и безболезненной. Если же решишь умереть упрямцем, то будь уверен – мы всё равно найдём способ тебя разговорить, а в нашей обители тебя ждёт участь, на которую ты обрёк несчастного Эпплснека.

— …. – догадываясь что фестрал имел ввиду даже временно онемел от страха незавидной участи.

— Неужели ты думал, что найдя несчастного на вишнёвом ранчо мы не поклянёмся запихать убийцу в его же машину? – этот риторический вопрос был задан без улыбки. — Однако у тебя есть шанс избежать своей же душегубки. В случае если ты нам всё расскажешь, клянусь Луной, я восприму это как сотрудничество, раскаяние и смягчающее обстоятельство и лично буду просить позволить просто избавить тебя от страданий.

— Да вы больные! – крикнул я, пытаясь вымести эмоции. — Пьёте кровь, черепа проламываете. Разве вы были такими раньше? Разве раньше вы хотели себе такой судьбы? Разве непонятно, что аномальная кровь и аура вас изменила и не в лучшую сторону! Осуждаете Гармонию за то, что она у вас в мозгах порядок наводила, но как избавились от её влияния засрали себе остатки...

— Защищаешь Гармонию… это многое объясняет. Значит прятался в её пещере, где мы и не думали искать. И не стоит обвинять наши мозги, когда Гармония сама тебе их промыла.

— Она – элемент честности, – заметил я.

— Она настолько честна насколько это присуще Эпплджек, а эта фермерша любит приврать. Кровь и аура не меняет наши личности, они лишь усиливают присущие нам инстинкты и желания. Лишь освободившись от влияния Гармонии мы осознали истинное значение элемента верности и слова преданность, а наша преданность принцессам сравнится лишь с их благородством.

— Делаете упор на преданность, но и про инстинкты не забыли. Гармония была скупа на подробности, но рассказала, как вы любите утаскивать одиноких кобылок в ночную мглу. Это тоже входит в традиции Ночной Гвардии? Это не противоречит «благородству» принцесс?

Тут ночной пегас замялся и может показалось, но на щеках через его чёрную шкуру проступил румянец. Мне не впервой видеть столь забавную особенность местных, но с учётом на что я намекал такое выглядело не столько забавно, сколько мерзко.

— Многое она показала? – краснея спросил крупный фестрал.

— Только рассказала и весьма абстрактно, но вполне понятно и я бы не хотел на такое смотреть, — после моих последних слов краснота на щеках у мышекрылого начала уступать место чёрному цвету.

— Я не собираюсь оправдываться, — ответил фестрал, — скажу лишь, что в сравнении с тем, что с пони хотели делать одержимые, которых я убивал, то, что мы делаем – святая невинность. В конце концов Гармония сама не против что мы используем то, что дано нам от природы.

— Мне она говорила обратное.

— Только доказывает, что кристальная деревяшка – не элемент честности. Порой она брала контроль над кобылками, которых мы утаскивали в ночь, от чего те визжали громче обычного. Также она стирала им память сводя последствия к минимуму, а если кто-то погибал, возрождала их заново. Это так необычно, тереться с теми кого лично дракону скормил. Возможно Эпплснек, которого ты убил, тоже получит свою копию которая не будет помнить то, что любой хотел бы забыть.

Чем больше я слушал мышекрылого копытного тем меньше понимал, что вообще происходит. Гармония недвусмысленно намекала на своё не лучшее отношение к Ночной Гвардии и их роду деятельности, а тут выясняется, что она им помогает. Помогает не то, чтобы напрямую, но она за ними подчищает и даже создаёт заново тех, кого убивают фестралы; нет, она говорила что прибирает за Гвардейцами, но когда слышишь такое от самих убийц, а ещё что те, кого они убивали получали второе воплощение… Сам факт того, что Гармония на такое способна шокировал не так сильно (всё-таки меня тоже искусственно создали), как то, что она пользуется этой возможностью, точнее для каких целей она это делает. Она не поддерживает в своём мире гармонию, она создаёт её видимость, причём очень сомнительным способом; её гармония действительно фальшивая. На Земле люди тоже ради благих целей делают сомнительные дела. Обычно это устранение неугодных. В этом мире ситуация обратна. Не лучшим представителям рода пони позволяют делать нехорошие дела, в том числе убийства местных, и то, что на месте убитых появлялись их точные копии было слабым утешением. На первый взгляд это ситуация из разряда «И волки сыты и овцы целы», вот только убитые «овцы» с этим бы не согласились, как и их замещённые копии.

Также слова фестрала насчёт «проснувшихся инстинктов» тоже произвели не лучшее впечатление. Мне думалось что они сумасшедшие, что это кровяная диета с аномальной аурой людей с не лучшими моральными качествами на них так повлияла. Что вместе с кровью они впитали и худшие людские пороки, но фестрал говорил что нет, они такими были всегда, просто Гармония своим излучение глушила их желания. Конечно, мышекрылый мог соврать, любой бы на его месте отрицал, что его желания ему не принадлежат и являются внедрёнными, но уж очень уверенно он говорил и сумасшедшим не выглядел. Рейдеры пустоши – вот где сумасшествие и учитывая насколько эти пони были безумны, слова мышекрылого звучали всё более логично. Может жестокость присуща не только Ночным Пегасам? Конечно не только, это был риторический вопрос. Мне ли не знать о жестокости копытных. В будущем я встречал пони всех подвидов, которые даже не были рейдерами, но Ночной Гвардии фору дадут как в плане жестокости, так и половой активности; Литлпип не даст соврать и не скажу, что она считала эти свои «особенности» пороками. Вряд ли Дарительница, герои и обычные жители пустоши променяли бы свободу мыслей и желаний, на видимость благополучия под излучением кристальной деревяшки; чей моральный облик тоже сомнителен. (Причём настолько, что она предлагала мне остаться в её мире на правах «наследника» Чернильницы, чтобы я следил за порядком в её мире, и он больше не нуждался в излучении дерева.) Действительно вряд ли… только если…

— Вы не понимаете. Я не одобряю кабалу Гармонии и, если бы жил в вашем мире тоже бы боролся против такого рода благополучия, но мне известно будущее. Без Дерева Гармонии ваш мир ждёт страшная война, которая унесёт жизни не только миллионов невинных, но и ваши собственные, а также Благородных Сестёр, которых вы так почитаете. Если принцессы узнают правду они передумают уничтожать Дерево, а его излучение… Гармония разумна. С ней можно договорится и что-то придумать.

— Договариваться с деревом, – ухмыляясь сказал фестрал, — это даже более глупо чем слушать одержимого, хотя... Мы сами собирались заняться этой кристаличкой, но, пожалуй, одержимых всё же стоит слушать. Действительно, куда разумней будет отдать принцессам эту роль. После того как они выпьют твоей крови и нажмут переключатель, что активирует твою же машину, расколов твою гнилую башку, их разум станет по-настоящему свободен. Они поймут, что нужно сделать с той, кто контролировала разум их подданных и… – тут мышекрылый улыбнулся уже откровенно мечтательно-похотливо, — нас ждёт их тысячелетняя благодарность.

Пусть я и так был только не парализован страхом, но новость, что меня планируют использовать для освобождения принцесс не слабо так ударила по и без того расшатанной психике. Я ведь ставил прямо противоположную цель, но похоже невольно стану тем кто заставит принцесс сойти с пути проложенному их создателем (Чернильницей) замкнув при этом временную петлю ничего не изменив; раз даже убитому Эпплснеку Гармония может устроить второе воплощение и если не сотрёт его память то не удивительно что он в будущем станет героем пустоши. Не знаю, как данное осознание проявилось на моей физиономии, но фестрал это точно заметил, что и отметил злорадным комментарием:

— Тебе будет оказана великая честь. Наша принцесса отказывалась подвергаться аномальной ауре и тем более пить кровь, а её сестре мы это даже не предлагали. Благородные сёстры ни за что бы не стали пить кровь своих подданных и тем более разбивать им черепа, пусть даже они были бы уже не их подданными и вообще в душе не пони. Ты же – идеальное решение. Никогда не был подданным принцесс, совершил убийство, да ещё с такой жестокостью, что у сестёр не будет никакого сожаления, собрал машину, так что принцессам не придётся марать копыта и при этом аликорн. Принцессы заслуживают самого лучшего и было бы неправильно предлагать им кровь очередного одержимого единорога.

— Да вы больные! От крови вам саньё в голову ударило?! Предлагать такое принцессам… Хотите сделать их похожими на себя — садистками с неуёмным половым влечением!

— Принцессы живут тысячи лет и хоть внешне они остались прекрасны, их опыт соответствует их возрасту. Боюсь, сейчас нам не светит познать их любовь, Гармония не позволяет, но когда принцессы освободятся от её влияния они точно отблагодарят тех кто снял с них эту унизительную уздечку. Мы познаем их любовь и поверь – уже это стоит любых жертв.

— Надеешься их отыметь, говоришь что это стоит любых жертв, но считаешь себя их верным подданным и что, то, что вы делаете идёт во благо рода пони. Однако у вас хватило ума догадаться откуда я прибыл. А теперь догадайся что произойдёт если принцессы узнают о происходящем. – Тут мышекрылый придал физиономии максимально серьёзное выражение и перебивать не стал. — Думаешь принцессы скажут «спасибо»? Что ты знаешь об истории? Что ты знаешь о будущем? Я видел будущее, многое в нём повидал и пережил, вопреки тем кто хотели обратного. Будет война и не только в чужих прериях полосатого народа. Война поглотит весь ваш мир. Те жеребята что сейчас ходят в школу и мячики лягают, падут в грязи. Думаете они скажут «спасибо» тому, кто обречёт их мир на такую судьбу ради траха крылорожек?

— Уже о детях предлагаешь думать, – после небольшой паузы ответил фестрал. — Я и так об этом много думаю. У нас уже давно сидит одержимый единорог, хотевший заняться непотребством с Эпплблум. Мы его не убили, оставив для опытов, считая что этот любитель пустобоких не заслуживает быстрого конца, да и его кровь пить было бы противно, однако может он был прав – кобылки рано взрослеют.

— Да (цензура)! – ляпнул я мышекрылому начавшему оправдывать… Даже в мыслях противно произносить это слово. Если тот, о ком говорил гвардеец действительно хотел зажать Эпплблум (эту мелкую земную поньку с бантом на голове) то он действительно не заслуживает быстрой смерти и, надеюсь, «опыты», что на нём ставят, включали и введение эфира в Фаберже, но то что гвардеец говорил насчёт «раннего взросления»… Как я тогда жалел что связан, в противном случае зажал бы кинезом его оливки и резким сжатием на веки бы избавил его от такого рода порочных мыслей. Вот только… я не должен поддаваться сиюминутным желаниям, тем более если они не осуществимы.

— Затих, – заметил крупный фестрал. После моего проявления эмоций он замолчал с застывшей откровенно провокационной похотливой улыбкой. Похоже, его забавляло когда я злился, вот только злобу я проявил лишь одним нецензурным словом. Просто теперь злоба уступила место воспоминаниям.

Я вспомнил, как Гармония говорила мне о природе изменения поведения ночных пегасов. Конечно сам фестрал это отрицает, но любой бы отрицал и, может, Гармония права и в том, что ночные пегасы с ума сошли – не совсем их вина. Также я не должен поддаваться эмоциям, ставя личную неприязнь выше изначальной цели. Моя цель – не покарать фестралов за призывы, убийства и всё им сопутствующее, моя цель – немного-немало — спасение этого мира. Ради этого мои друзья отдали свои жизни, позволив мне их убить, ради этого я сам смирился с незавидной участью. Также свою роль играло и воспоминание о Вельвет Ремеди. Эта пони действительно заслуживала быть элементом доброты, не то что я, однако ещё не поздно исправится. Вельвет дала мне шанс после того, как я убил треть её почитателей, называемыми «Последователи Апокалипсиса» и половину её друзей. Даже после того как мы захватили Новый Кантерлот, загнав чёрную единорожку в комнату-сейф, она не снизошла до вероломства. Пригласив меня и моего полосатого друга на переговоры была честна, предлагая нам мир и план бескровного окончания войны; жаль, что уже её полосатые друзья были не столь добрыми. Теперь же ситуация зеркально изменилась. Теперь уже я был загнан и даже связан, теперь я стал элементом доброты. Тогда чёрная единорожка смогла убедить своего серого оппонента свернуть на путь добра, теперь же уже я на волне воспоминаний задумался о том же для крупного чёрного ночного пегаса.

— Так и будешь молчать? – спросил чёрный фестрал. Я не стал отвечать, так что он продолжил: — Не знаю, как было в будущем, но в нашем времени игра окончена, и ты проиграл.

— Проиграл… – повторил я, выдержав паузу продумывая следующие слова. — Победа? Думаете всё ради неё? Я не пытаюсь победить, не хочу кого-то победить, или кого-то ненавижу, хочу обвинить. Не ради удовольствия, какое уж тут удовольствие, и люди свидетели — не потому что это «просто». Даже не потому что у меня такое «предназначение» или у меня такая «работа». Я хочу изменить будущее потому что это правильно! Порядочно! И главное — это проявление человечности. Доброты, если вам привычней это понятие. Только и всего. Просто доброты. Конечно после случая на вишнёвом ранчо из моих уст это звучит странно, но то что я совершил — было ничтожным злом в сравнении с тем, что совершил бы тот пони в будущем. Я должен был что-то сделать. Если я ничего не сделаю, если бы решил наплевать на будущее, то погибнут хорошие люди, пони и прочие заслуживающие другой судьбы. Если останусь, буду пытаться вас образумить или сражаться с вами, или найду другой способ — уничтожу тех кого знал в будущем. Может некоторые из них появятся и в изменённом будущем, может немногие или вообще никто и во всём, что я делаю, нет смысла, может это вообще будет меж-временным геноцидом, но это лучшее, что я могу сделать. И поэтому буду сражаться или говорить пока это меня не убьёт, пока время не вынесет мне приговор. Вы тоже умрёте… когда-нибудь. Как это будет — вы думали об этом? За что бы вы умерли? Моё я определяется тем, на чём я стою и там где я стою. Там я и паду. Встаньте рядом. Я сделал много того, чем совсем не горжусь, но смог изменится. Вам тоже ещё не поздно вспомнить о доброте. Почему бы не стать добрым хотя бы в конце?

Тут уже все затихли. Нет, и ранее кроме меня и мышекрылого амбала с козлиной бородкой никто не говорил, но тогда они молчали потому что им приказали. Даже не так – они молчали потому что не решались перебивать главного и соблюдали субординацию. Теперь же в их больших глазах читались неоднозначные эмоции, главной из которых было удивление. Такого они точно не ожидали, да что греха таить – сам от себя не ожидал. Не скажу, что говорил убедительно или сказанное было особо красноречиво, но даже при моём русском акценте я смог передать в голосе то, что действительно верю в то о чём говорю. То, что все после сказанного затихли, доказывало правильность вывода. Пускай я не так красноречив и убедителен как Вельвет, но мне удалось словами заставить своих оппонентов хотя бы задуматься. Особенно неоднозначные мысли читались в больших глазах светло-коричневого земного пони и стоящего рядом тёмно-серого ночного пегаса. Взглянув на них особым зрением и видя их ауру я понял, что кровь они вряд ли пили и точно черепа не проламывали, так что и эмоции у них более яркие; спасибо Гармонии. У всех остальных аура была более тусклой (зато более «ровной»), однако в их больших глазах тоже читалось удивление; даже вертикальный зрачок расширился. Исключением был лишь главный в этой ситуации – крупный чёрный фестрал. Оглядев присутствующих и натянув себе на морду клыкастую улыбку, он медленно приблизил ко мне свою физиономию после чего прервал затишье:

— Видишь мою мордочку? Хорошенько присмотрись. Эта мордочка не слушала ни единого твоего слова.

А ведь на секунду поверил, что сработает. Одного пусть и красноречивого монолога маловато чтобы заставить свернуть на путь добра тех, кто пьёт кровь, черепа разбивает и, как выяснилось, строит планы Чекатильского характера. Убедить бы их смогла только Вельвет и то используя свой взгляд, и то не факт; аура то у фестралов аномальна и раз Гармония на них не может влиять, то вряд ли у чёрной единорожки бы получилось. Тем не менее, в моём случае Вельвет вероятнее ждал бы успех. Не с первой попытки и спустя долгий разговор я принял её дружбу. Вполне возможно, что и в случае гвардейцев не всё безнадёжно, нужно лишь запастись терпением… и здоровьем.

В особенности здоровьем. Было очевидно, что, прежде чем меня доставят в Кантерлот где сунут в душегубку, гвардейцы вытрясут из меня всё что можно и нельзя. По понятным причинам я не собирался рассказывать им о будущем (принцессам бы всё рассказал) однако им и не нужно моё согласие. Я ещё помнил пережитый в будущем допрос с пристрастием на котором с треском раскололся, благо знал не слишком много и ничего важного не сказал. Теперь же от того, расколется ли камешек, зависит гораздо большее. Если я не вытерплю и расскажу гвардейцам, что их на Пиках Погибели поджарят, подробности грядущей войны с полосатым народом и у этого народа будут свои призраки, если расскажу им о бунте пегасов и их Анклаве – всё изменится. Гвардейцы, предвидя будущее, лучше подготовятся к зачистке Пиков, не позволят зебрам построить своё государство и уж точно устроят пегасам ночь длинных ножей за малейшее подозрение в мятеже. Для пони такое будущее будет светлым и прекрасным, но не для всех остальных обитателей этого мира. Не скажу что у меня к грифонам, зебрам, драконам и прочим, кто метки судьбы не носит (вообще-то зебры носят но не суть) есть какие-то симпатии (как раз наоборот), но Селестия показывая мир альтернативного будущего точно показала – в планах Чернильницы, гармонию должны были обрести не только пони.

Это действительно было светлое будущее, только его ценой была свобода в самом широком смысле этого слова. Честно говоря, за то что фестралы освободились от влияния Гармонии и хотели освободить всех остальных я мог их понять и не мог осуждать, однако последствия такой свободы хуже любого ментального рабства. Тем не менее, мне нужно было как-то убедить мышекрылых что жизнь под излучением лучше какого-то страшного будущего, подробностей которого я не должен говорить. Это будет непросто; будто что-то когда-то мне давалось просто.

— Просто позвольте поговорить с принцессами, – ответил я смотря серьёзным взглядом в жёлтые кошачьи глаза.

— Говорить будешь с нами, – серьёзно ответил гвардеец, — а принцесс … обязательно увидишь.

— Вы же уже поняли, что ваш мир ждёт страшная война, – ответил я понимая, что раз раскрыл некоторые подробности будет глупо делать вид что их не говорил, — а я прибыл из будущего чтобы это предотвратить.

— Как Терминатор? – спросил крупный фестрал. Я же на секунду замер, не ожидая что копытный знаком с земным кинематографом, но на следующую ответил уточнением:

— Киборг-убийца.

— Киборг-пропойца, – ухмыляясь с острил мышекрылый, мне же было не до смеха.

— Я не алкаш, и пусть даже в будущем пони пьют нечто покрепче сидра, но к ним не присоединялся. А касательно «убийца», то сожалею об Эпплснеке, но в будущем он бы стал похожим на вас в плане желания пердолится, пытать и убивать, а вместе с ним такими станут и все остальные пони. Вы же подданные принцесс, неужели думаете, что они хотят править таким народом?

— Принцессы хотят, чтобы пони были способны постоять за себя, жить, процветать и развиваться даже без помощи их магии и мудрости, и тем более влияния кристального дерева. Чтобы пони были сильны.

— Силы то не много? Не лопнут? Не боитесь, что это вправду получится? Не боитесь последствий? Не боитесь что своим ускоренным развитием пони напугают остальные народы? Не боитесь, что они тоже начнут развиваться? Не боитесь, что они тоже преуспеют и их интересы, не совпадая с интересами пони, могут привести к печальным последствиям?

— Не забывай жеребёнок — мы гвардейцы и ничего не боимся. Мы научим пони жертвовать собой. Они будут использовать тела погибших как мешки, они будут рвать врагов зубами когда кончатся патроны и если выживут будут рады вернуться в бой чтобы сражаться за принцесс и Эквестрию. В любом случае пони освоят искусство войны раньше чем остальные … существа. Справится с ними будет несложно. Драконы могут составить проблем, но с технологиями иного мира мы справимся с чем угодно. Грифонов просто купим, а зебр… Противно осознавать что пони и даже фестралы состоят с ними в отдалённом родстве, тем приятней будет стереть эту полосу с нашего мира.

— Или они исполосуют подданных принцесс.

— Не смеши. Эти твари хоть и похожи на пони, но совершенно дикие и боятся магии. Убивать их будет одно удовольствие и уж точно мы это сделаем раньше, чем они поймут, что магия — это не только зелья, что в котле варят.

У меня не было какой-то симпатии к полосатому народу (знаком был всего с одним его представителем, а остальные меня убить пытались), но такое пренебрежение к жизням других, пусть и на словах, произвело своё впечатление. Произвело именно пренебрежение. Если к одержимым у гвардейца, по понятным причинам, не могло быть симпатий и если они (одержимые) вправду такие, какими их описывала Гармония, то сам бы их убил; правда кровь бы не пил и вообще бы не призывал. Однако к зебрам у фестрала было другое отношение – не ненависть, а презрение-пренебрежение. Он относился к ним как цивилизатор-колонизатор к аборигенам-дикарям. Я же, хоть и был цивилизованным, но принадлежал не к той цивилизации что практикует такое отношение к себе подобным, но на более низкой стадии культурно-цивилизационного развития. Я не из «несущих слово» и точно не тех, кто получает удовольствие от убийств; хотя в тот момент хотелось на гвардейцах проверить последнее утверждение. К сожалению, моё стеснённое положение вынуждало быть именно «несущим слово», вот только говоря его я невольно поддался эмоциям в очередной раз сболтнул лишнее:

— Война придёт в Эквестрию намного раньше! Найди в словаре слово «геноцид» и если не увидишь мою фотографию со словами «Только через мой труп», то прочтёшь в определении мою сущность! Я поглотил сознание Селестии! Я как лёд и пламя! Спокойствие и ярость! Как вечная ночь и буря в центре СолнцаААА!!!

Эмоциональную тираду прервал засунутый в мне в пасть выдвижной клинок из поножа крупного фестрала; иронично что тот кто сознание Селестии поглотил и дружил с фокусницей, теперь был «шпагоглотателем». Поводив им немного и удовлетворившись вида крови из моей пасти, фестрал похоже передумал вырезать мне язык и непонятно как активировав выкидной механизм он втянул клинок обратно в понож одновременно вынув железо из моей пасти. Далее, чтобы я не думал будто это был акт милосердия, гвардеец врезал мне по морде. В отключке я не оказался хотя был на грани.

— Доктор! – обратился крупный фестрал стоящему позади гвардейцев коричневому земному пони. Тот с выражением страха на физиономии и опущенными ушами поднял взгляд с меня на чёрного мышекрылого. Фестрал же проложил: — Почини этот мешок с костями.

На команду ночного пегаса откликнулся коричневый земной пони с тёмно-коричневой гривой, хвостом аналогичной расцветки и сумками на спине; также на нём была одета галстук-бабочка, но в отличии от Октавии она на нём плохо смотрелась. Его метку вначале не разобрал, сумки мешали, но после того, как подойдя он их снял я рассмотрел нечто похожее на песочные часы. Иронично что путешественника во времени чинил часовщик или кто-то чей талант связан со временем. Непонятно только почему его доктором назвали. Понятно, что время играет важную роль в скорой медицинской помощи, но не сказал бы что метка этого земного пони подходит тому кого можно назвать Доктор.

Как бы то ни было, этот «доктор» действительно помог, достав из своих сумок баллончик со знакомым охлаждающим спреем. Далее опустив уши и плохо скрываемыми эмоциями страха и сожаления он попросил меня открыть пасть (скрипучий у этого пони голос) после чего осмотрев то, что мне там чуть не отрезали обработал порезы. Увы в этот раз холод был не столь приятен. Мне ранее несколько зубов выбили, да и холод на слизистой ощущается не так как на шкуре. Зубы в мгновение заболели ноющей болью, а остальные ощущения в пасти лучше оставить без комментариев. Однако в ином мире холод всегда оказывал на меня благотворное влияние и этот случай не стал исключением. Спустя минуту почувствовал что снова могу пользоваться языком не рискуя пустить фонтан крови, а щупая им по промежуткам в обители кариеса с удивлением нащупал нечто пробивающиеся твёрдое и острое. Быстро же зубки стали расти, спасибо холоду, аликорньим особенностям в сочетании с особенностями призрака. Земной пони похоже тоже это заметил, так как в момент осмотра пасти его уши встали торчком, а на морде, на которой была помесь эмоций страха и жалости теперь был плохо скрываемый интерес. Я этот интерес не разделял и злобно клацнув намекнул копытному что не из тех кто не кусается.

Конечно этот «доктор» меня подлечил и судя по ауре он не из тех кто кровь пил, но он работает на них. Они специально его с собой таскают чтобы он лечил их жертв и те не сдохли слишком рано? То то у него метка песочных часов. Этот копытный хоть и проявил ко мне видимость сочувствия но он по другую сторону баррикад, а значит тоже враг.

Враг… Вельвет говорила, что единственный её метод борьбы с врагами — это делать из них друзей. Что враг — это друг которого ты пока плохо знаешь. Она действительно была элементом доброты, я же был не настолько добрым. Сложно относится по-доброму к тем, кто тебя пытает, а также к тем, кто им помогает. Земной пони не был исключением. Клацнув и отпугнув этого коричневого копытного, я мысленно представлял как сам выбью ему его зубки после чего обработаю его пасть охлаждающим спреем и поставив перед зеркалом заставлю наблюдать за эффектом, но не думаю что это зрелище будет ему интересно. Только… Только чего то я уж слишком кровожадный для того кто является «элементом доброты». Земной пони мне ничего плохого не сделал, а даже помог, и пускай он с другой стороны баррикад, но Вельвет бы это не смутило, так что вспомнив о чёрной единорожке я придал своей морде максимально доброе выражение и прервал затишье:

— Спасибо, – ответил на русском коричневому копытному.

Земной пони, не зная русского в ответ только не широко улыбнулся после чего с читающимся в глазах неподдельным интересом собирался что-то сказать, но крупный фестрал своим коротким крылом заткнул ему пасть после чего грубо отодвинул назад показывая кто был и будет моим собеседником.

— Спасибо нам скажут принцессы, – с торжеством в голосе сказал мышекрылый, — после того как мы разобьём зебр, сотрём их в порошок, порошок переплавим в стекло, а после снова его разобьём.

То, что фестрал понимает русский меня злило не так сильно, как его планы насчёт страны зебр. Пускай у меня не было к полосатым какого-то особого хорошего отношения и в их стране я никогда не был, но в будущем я знал одного хорошего полосатого друга который остался верен этой стране даже спустя столетия как эта страна была уничтожена. В моём случае ничего личного, да и бизнес тоже не играет особой роли, но я очень не хотел, чтобы страна, которую так любил мой покойный полосатый друг повторила печальную участь. Это нежелание выразилось на моей физиономии, смотрящей на фестрала злобным взглядом. Тому это показалось смешно так что следующую фразу он сказал посмеиваясь:

— И это сущность геноцида чья фотография есть в толковом словаре?

Вопрос ночного пегаса не имел смысла и просто обыгрывал мою раннюю неосторожную фразу, которую и договорить не дали. В этот раз мне вряд ли снова нож в пасть воткнут так что ответ на вопрос о моей сущности был довольно длинным и по возможности красноречивым:

— Я призрак иного мира, убийца героев. Смерть шла за мной по пятам, но я выживал, преодолевал преграды, а где это было невозможно — находил другой путь. Порой эти пути шли в разрез с логикой, моралью, и даже принципами, но один из них я никогда не нарушал. Я не сдавался. Даже будучи в допросной терпя боль и унижения раскалываясь под пытками, герои не смогли расколоть «камешек». Но это было в будущем. Тогда со мной были мои братья и сёстры по оружию с которыми мы были готовы принять любой вызов. Не только героям свойственна дружба, призраки тоже знают и ценят это понятие, с магией или без. Сейчас все мои друзья мертвы и мы не можем вместе принять брошенный вызов, но они живы в моём сердце, как бы глупо это не звучало. Какой бы силой враг не обладал мы сравняем его самого и его мир с землёй.

— Фестралы Ночной Гвардии – те, кто на призраков охотится, и на меньшее не рассчитываем.

На короткий ответ моей словесной тираде нечего было ответить, да и если бы было что, то всё равно бы перебили.

— Призрак значит, – задумчиво сказал фестрал. — А звучит. Мы подобных тебе одержимыми называем или духами, а в будущем значит прижилось другое название. Даже жаль, что жить тем кто так себя называет придётся очень недолго.

— Тебе ещё меньше, – зря я это ляпнул.

— Это вряд ли, — ответил фестрал и тут же пояснил: — Мы против этой идеи, но наша принцесса считает, что её подданные не должны рисковать и предложила идею армии из одержимых. Такие как ты ведь легко управляемы. Вспомни, были ли в будущем случаи, когда, слыша какое-то ключевое слово ты выполнял любые сказанные после него поручения?

Фестрал явно думал, что я не знал, что был марионеткой и пытался методом правды сломать моё сознание. В действительности прекрасно знал и та кто меня призвала сама всё рассказала. За то что она меня призвала и даже использовала я её давно простил, однако до сих пор возмущался из-за ключевой фразы что она выбрала. Теперь же слова фестрала насчёт марионеточной природы призраков меня нисколько не задевали, а вот фраза…

— Будь любезен, – со злобой в голосе произнёс фразу, которую уже не было смысла скрывать, после которой становился послушным зомби.

— Будь… – тут фестрала одолел неконтролируемый хохот. — То есть в будущем любой не обделённый вежливостью мог заставить тебя делать что угодно. Любой! Кто бы тебя не призвал он на редкость туп. Ты... Твоё счастье если избегал компании добрых пони.

После сказанного гвардейцем невольно вспомнились эти добрые пони. Не скажу, что они во всём были добрыми, но им было не чуждо это понятие, вопреки тому, что про них писала Литлпип. Вельвет это понимала, хотя, в случае если бы Отем действительно был неисправимо злым она бы всё равно его спасла и пыталась вылечить.

Вельвет и Отем… Одна – истинное воплощение доброты, второй – олицетворение зла с небес по версии героев пустоши. Одна выражалась так что уши распускались и хотелось, чтобы больше не запускались, второй – хотя тоже крепко выражался, но со мной был вежлив. Эта вежливость отчасти и сыграла злую шутку, о которой говорил ночной пегас. Отем обычно был со мной вежлив и ни к чему меня не принуждал, когда просил о помощи. Он и подумать не мог что я физически не мог ему отказать. Хотя если бы был выбор, стал бы я отказывать? Теперь этого не узнать, но я был счастлив что был другом этого представителя пернатого народа. Тоже я могу сказать и о Трикси, которая меня призвала и ради подчинения придумала худшую из возможных фразу. Как мне её не хватало. Нет, не её попыток добиться от меня близости, а просто дружбы, хотя и за упомянутое желание не мог осуждать. В любом случае из допросной она меня вытащила точно не только из-за желания перепихона, тем более ей был известен мой человечный облик. Сейчас же меня некому спасти. Всё это было грустно, а эта грусть невольно получила своё выражение на моей физиономии что опять же не прошло без внимания.

— Угадал! Угадал! В будущем тебя и в хвост и в гриву!

Как-то это односмысленно звучало. В будущем меня, конечно, использовали для порочных целей, но до исполнения самого очевидного порока не дошло; технически дошло, но видит Чернильница оба остались недовольны и далее не было ничего подобного. Тем не менее я не собирался пояснять столь интимные подробности. Если этому огромному мышекрылому догадка кажется забавной, то пусть смеётся. Смех – тоже элемент гармонии (причём не мой) и меня несильно возмущало что смеются именно надо мной. После того как мне дрель обломали мне во всех смыслах не до смеха. Фестрал же сказав несколько неприличных шуток, которые прослушал, был явно недоволен что я на них не среагировал и прекратив хохотать врезал мне по морде вернув из мира философских размышлений.

— Аликорн, а разум человеческий — простой, тупой и медленный, – с серьёзным видом сказал фестрал.

— Я не привык к шкуре аликорна, – говорил тоже серьёзно, — а на разум... Земного пони, которого я захватил звали Грей Стоун. Что ещё можно ожидать от … персонажа с таким именем?

— И как, понравилось быть пони? Узнал что-то новое? Стал лучше и мудрее?

— Как видите, – ответил пошевелив когтями на крыльях, насколько позволяло положение, — а насчёт остального… Мудрее — вряд ли, но точно понял суть доброты и ценность гармонии. Гармонии, которую вы поклялись оберегать.

Последнее было очередной попыткой, образно говоря, перейти в контратаку. Гармония говорила, что с гвардейцами бесполезно вести переговоры, однако такая позиция шла в разрез с принципами Вельвет Ремеди, которую я очень уважал. Уж эта пони нашла бы нужные слова, так почему бы и мне не попытаться. Идея напомнить гвардейцам что изначально они не были убийцами-садистами и служили принцессам ради благополучия всех жителей их страны и сохранения гармонии казалась вполне здравой. Всё-таки они не подвержены никакому излучению, заставляющему их что-то делать, а даже наоборот – они освобождены от влияния кристального дерева. Тем не менее они не разлетелись, форму ночной гвардии носят и верны принцессам. В дальнейшем выводы отчасти подтвердились, особенно последняя их часть, а вот итог этих выводов…

— Мы давали присягу «Благородным Сёстрам» — могущественным существам что оберегают и олицетворяют наш мир, – гордо задрав голову и расправив кожистые крылья сказал ночной пегас, но далее продолжал уже не с таким горделивым видом: — Но мы были лишь глупцами незнающими истинного кукловода этих карусельных лошадок. То кем мы были применимо ко всем пони. Они глупы и наивны, а их гармония основана на лжи, а оправдание в беспечности. Фундамент их моральных принципов держится лишь на корнях Дерева Гармонии — твари мораль которой давно вся в трещинах. Кровь одержимых что мы пролили лишь углубляет эти трещины смывая наши деяния. Дом раздираемый конфликтами изнутри — не выстоит, также как гармония что держится на излучении кристального дерева. Какой смысл давать присягу принцессам если всё что для них делаешь так это стоишь во дворце подобно статуе да таскаешь колесницу? Народ пони не знает что является жертвой, не знает об идеалах своих создателей и как они к ним относятся, но не мы. Мы пропитались их желаниями вместе с кровью и знаем что вы о нас думаете. Эту чуму мы принесём врагам принцесс. Наше оружие — страх и... прочие основные инстинкты.

— Догадываюсь что это за «прочие», — ответил я, вспоминая слова Гармонии насчёт новой привычки ночных пегасов утаскивать одиноких кобылок в ночную мглу, да и слова собственно крупного фестрала который меня допрашивал.

— Не опошляй, – наигранно серьёзно ответил гвардеец.

— Разве я не прав?

— А ты поясни.

— Неважно, это был риторический вопрос.

— Мы рождены свободными, но выбрали подчинение принцессам, вот только ночных пегасов как дневных — не приручить. Эквестрия — идеально подходит таким как я. Мир свободы в котором тебя ничего не сдерживает. Мы ведём в нём охоту. Скрываемся среди пони лелеющих свои мелочные мечты, зная что мы выше по пищевой цепи и являемся истинными альфа-хищниками. Перед нами стоит чёткая цель — обезопасить будущее с помощью технологий, которые их создатели не умели правильно использовать. Огнём и железом мы захватим этот мир, огнём и железом мы будем им править. Хищник никогда не терпит других хищников на своей территории, а Эквестрия — наш мир, наша территория. «Одолеет ли одинокий призрак, Ночную Гвардию?» — вот это риторический вопрос.

Это было сильно. Сказанное было… Одно то что меня назвали призраком уже было ударом ниже пояса, но «риторический вопрос»… Он действительно был риторическим. В будущем пускай и были моменты когда я оставался один, но тем не менее всегда чувствовал за собой моральную поддержку. Когда меня в башне десяти пони допрашивали я знал о летающем авианосце с сотнями копытных что желали мне удачи и возвращения. И я вернулся, ведь из допросной меня вытащила та кто и привела в иной мир. Даже при встрече с Дарительницей понимал, что не один. За силовым полем, которое не пробить были уже тысячи пони что мысленно были со мной. Теперь же я совершенно один. Единственные кто меня может морально поддерживать так это Гармония, но она ИИ, да Дискорд, но он и в будущем ко мне не очень хорошо относился, а в этом времени не факт что следит за мной из своей каменной тюрьмы. Напоминание этого простого факта ещё больше выбило меня из колеи, хотя, казалось, куда уж сильнее. Тем не менее я нашёл в себе силы не показывать насколько сильно я морально разбит; пусть даже ранее уже показал.

— Столько болтовни и всё мимо, – ответил я максимально без эмоциональным голосом, делая вид что нисколько не напуган и морально не раздавлен. Не получилось. Фестралы (но не земной пони), один за другим, начиная с их главного, негромко засмеялись демонстрируя своё стоматологическое здоровье и моё бедственное положение. Я не смог поддержать их смех. На моей душе появился очень тяжёлый камень.

Помимо жалости к себе я чувствовал некую невосполнимую утрату сравнимую, а то и превосходящую гибель моих друзей. Произошло нечто чему у меня не было объяснения, причём казалось, что это произошло даже не в этом мире. Чтобы это ни было скорбь была столь велика что я не оставил солёную лужу только потому, что, отбив мне морду фестралы как-то повредили слёзные железы. Я, казалось, утратил волю к жизни, волю к сопротивлению, волю ко всему. Мне просто захотелось чтобы это всё поскорее закончилось, причём неважно с каким исходом лишь бы поскорее. Хотелось рассказать фестралам всё что они хотят, чтобы после они меня убили или отвезя в Кантерлот сунули в собранную мной же машину-душегубку после чего мне раздавят голову на глазах у принцесс. В теории это замкнёт временную петлю, пусть даже с вариантом, при котором война произойдёт. Мне было всё равно. Эта история уже давно сильно затянулась, пора было встретиться со смертью. «Привет старушка. Прости что заставил ждать.»

Тут я помотал головой разогнав суицидные мысли. Фестралы это тоже нашли забавным и пускай мне было не до смеха, но моральное состояние постепенно восстанавливалось. Не знаю, что произошло, пускай я был уверен, что для скорби действительно есть серьёзная причина, но это не повод сдаваться. Мне ещё есть ради чего жить и, как и всем обитателям этого мира, в реальность которого я так до конца не поверил.

Такая перемена настроения наверняка читалась в моих больших чёрных глазах, что не прошло незамеченным. Фестралы перестали смеяться, хотя их главный попытался вновь вызвать у своих подчинённых смех, а у меня грусть.

— В Понедельник родился, во Вторник крестился, в Среду женился, в Четверг занемог, в Пятницу слег, в Субботу скончался, в Воскресенье отпели, так и жизнь пролетела, считай, за неделю.

В моей ситуации стишок отнюдь не был забавным, но я нашёл силы не широко улыбнуться, за что получил очередной удар.

— Даже не знаю, что испытываю к тебе – уважение что ты в своём положении улыбку натягиваешь, или презрение к мерзости в теле аликорна, которая настолько тупа что лыбится в такой ситуации, – со злостью в голосе сказал крупный фестрал.

— Может понемногу того и другого? – спросил я не убирая улыбки.

— Это вряд ли, – ответил фестрал, после чего приказал остальным «зафиксировать» меня покрепче. Это явно было прелюдией к активному допросу, однако фестрал не терял надежды меня разговорить тем более я уже много лишнего наболтал. Я был не против тянуть время отсрочивая незавидную судьбу, так что когда гвардеец демонстративно сунул мне в морду монету что дала Гармония, я не стал нос воротить.

— Ты заключил сделку с Гармонией. Трахаясь с ней ты и битсы взял за свои услуги, но не учёл что эти монеты давно вышли из оборота.

Интересное наблюдение. Не знал, хотя мог догадаться. Козлиная морда Дискорда на золотой монете явно намекала на «билет банка приколов». Хотя даже такие деньги выглядели более ценными в сравнении с валютой будущего.

— Из-за вашего предательства в будущем вместо монет обороте будут пробки от бутылок.

— Разве можно упрекать нас в предательстве. Всё что мы делаем преследует одну цель — благо для рода пони. И не думай, что человеческая природа нас сильно изменила. Все те желания и инстинкты что пробудились в нас не передаются через кровь, они были всегда, просто подавлялись излучением твоей кристальной подруги, а верность принцессам — во всех смыслах у нас в крови.

— Да вы фанатики.

— Наоборот — мы прагматики. Если ранее мы выражали нашу верность принцессам изображая из себя статуи в их дворце да таская их колесницы, то теперь мы знаем истинное предназначение Ночной Гвардии. Видишь ли, освободившись от влияния излучения и осознав, что нам предлагали одержимые мы поняли в чём они были правы. Ночная Гвардия действительно изменит этот мир после чего принцессы сделают нам предложение о котором мы и мечтать не могли. В обмен на безопасность и процветание своих подданных принцессы дадут нам право…

— Не скрываясь трахать местных?! Охотиться на оленей с автоматом?!

— Ну что ты. Мы и так можем трахать кого захотим, а оружие… Не оружие убивает, хотя конечно помогает.

— Лицемеры! Утверждая, что действуете во благо рода пони вы загоните его в стойла!

— Род пони и так в стойле, что устроила твоя живущая в дереве подруга да рыжегривая шизофреничка, – под рыжегривой фестрал явно подразумевал Лорен, которую я про себя зову Чернильницей.

— Вы же поняли откуда я и у вас есть доказательства что я не вру. Освобождая род пони вы его погубите!

— А вот чтобы этого не произошло ты окажешь нам неоценимую помощь. Расскажи о будущем, но не абстрактно, а во всех подробностях. Уверяю, мы будем внимательно слушать и учтём все ошибки. В твоих силах рассказать кого нужно устранить чтобы спасти пони от грядущей катастрофы.

— Начните с себя.

— Сразу так грубо.

— Вы ставите себя выше других.

— Не только себя, а весь род пони и не стоит за это осуждать. Наш мир станет в разы прекраснее, когда власть принцесс распространится по всему миру.

— А как вы уладите разногласия с теми кто не пожелает жить под их копытами?

— Если они не захотят говорить с принцессами тогда заговорят с нами, вот только мы знаем что добрым словом и пистолетом можно добиться большего, так что разговор будет коротким.

— Таким же коротким как со мной.

— Нет — короче. Ты ведь у нас «несчастная жертва» обмана Гармонии.

— Я с ней согласился.

— Согласился, да она тебя поимела! Даже без возможности на разум влиять она тебе мозги промыла, заставив выполнять свою волю. Элемент честности… Что она наплела чтобы своё дерево спасти?!

— Её дерево уникально. Уничтожите его – уничтожите гармонию во всех смыслах этого слова.

— Подумай только – уникально. Что у зебр такое же есть и вообще весь мир утыкан такими деревьями она «забыла». Навесила лапши на уши, а ты как лох чилийский поверил.

То, что сказал гвардеец многое меняло. Да какое многое, это меняло всё! Конечно, они могли соврать чтобы заставить меня говорить, но что-то подсказывало – в сказанном есть большая доля правды. Действительно раз этот мир создан искусственно и управляется излучением кристального дерева то, что мешало создавшей его Чернильнице вырастить несколько деревьев? Может быть что-то и мешало, но учитывая её возможности (те способности что были у меня лишь малая часть её сил) – вряд ли. Намеренно оставлять значительные регионы без возможности контроля «гармонии» при возможности «дерево» вырастить было бы глупым решением, а Чернильница точно не была глупой. Это я здесь лоботомит которого так легко обмануть и значит Гармония и её дерево действительно не уникальны. Следствие этого – война начнётся не из-за того, что принцессы кристальное дерево уничтожат или не только по этой причине. Так должен ли я после данного «озарения» продолжать страдать?

В прошлом меня обманула Гармония, теперь гвардеец указав на этот обман пытается меня использовать. Самое неприятное в этой ситуации что я не могу послать в пешее-дальнее обе стороны. Мне придётся выбирать – продолжать ли действовать в интересах Гармонии либо рассказать тем кто меня пытает то что они хотят. В последнем случае меня убьют, но хоть могу рассчитывать на гуманную смерть (если гвардеец не обманывал), а после всего пережитого, честно говоря, начинал уставать от такой непонятно какой по счёту жизни. Хотелось всё закончить.

Гвардеец похоже понимал моё настроение раз замолчал и дал время подумать, но также он понял и мою неопределённость раз далее начал с осуждения Гармонии, а после не стал скрывать что мне не стоит рассчитывать на гуманность:

— Что она обещала? Богатство и славу? Власть над принцессами? Табун горячих кобылок? На это можешь не отвечать. Она предлагала тебе пряник, мы же практикуем кнут.

— В будущем я понял одну вещь — не стоит доверять тем кто тебе угрожает, а также тем кто ищет наживы и утех, – ответ непрозрачно намекал на мой выбор.

— Не будь идиотом. Игра окончена и ты проиграл. Всё что ты можешь так это сделать так это рассказать то что мы хотим услышать и взамен на конец без страданий. Это кстати не противоречит твоей сделке с Гармонией ведь будущее действительно будет изменено, а род пони спасён.

— Идите на(цензура)!

— Как глупо. Напомню – у тебя нет выхода.

— У меня может и нет, а вот у «призраков иного мира» есть. Если я сдохну ничего не изменив, в будущем мои друзья получат своё воплощение на Земле. Конечно это будут не те кого я знал, но воспоминания формируют личность. Их личности на Земле — справедливый утешительный приз в обмен на уничтожение вашего мира.

Слова с намёком что в глубине души мне плевать на этот мир как и его жителей (за исключением моих покойных друзей) только развеселили фестрала. Дальше он говорил вновь скалясь педофильской улыбкой.

— Призрак-аликорн... Кому-то суждено быть умным, кому-то дураком. Осознаёшь на каком ты месте? Хе хе. Причуды судьбы.

— Причуды Иуды судьбы.

— Ууу… ты у нас религиозен.

— Само твоё существование опровергает существование бога.

— Тем не менее благодаря тебе мы получим одну божественную возможность. Мы узнаем будущее. Так что я хочу, чтобы ты сказал мне — что произойдёт в будущем. Говори, иначе мне придётся причинить тебе мучительную боль.

— Поверь, нет ничего мучительнее чем слушать твою болтовню.

— А вот тут ты точно ошибаешься, – с садисткой улыбкой сказал крупный фестрал.

Далее командующий гвардейцами действовал без слов жестом крыла приказав своим подчинённым прижать меня к полу. Те действительно без слов поняли приказ, так что следующее мгновение я оказался мордой на паркете прижатый двумя мышекрылыми копытными в броне. Тем не менее глаза мне не закрыли и широкое поле зрения позволяло визуально контролировать ситуацию. Крупный фестрал это понимал и намеренно красуясь каким-то незримым движением выдвинул клинок из своего поножа. Сделав догадку что меня сейчас резать начнут я попытался вырваться, но бесполезно, болы были туго затянуты, и ночные пегасы меня крепко прижали. То, что произошло далее меня не слабо удивило.

Фестрал не стал меня резать (по крайней мере сразу), вместо этого он одним движением разрезал широкий ремень что в районе пояса стягивал мои махалки. Данная манипуляция удивила меня даже сильнее факта что столь широкий ремень был разрезан без усилий в одно движение. Клинки у Ночной Гвардии действительно острые так что помимо удивления от произошедшего мои попытки вырваться прервал и банальный страх испытать эту остроту на своей шкуре. Я даже не стал расправлять затёкшие крылья не желая провоцировать гвардейцев, вот только те хотели прямо противоположного. Болезненный удар по спине, два гвардейца в грубой форме тянут в разные стороны мою третью пару конечной и крупные кожистые махалки расправлены подобно полотну. На это ушло от силы три секунды, следующие же секунды показались вечностью, когда крупный фестрал своими острыми клинками начал разрезать мне кожистые перепонки. Это было очень странным от этого даже более неприятным ощущением. Не самое болезненное что приходилось испытывать, но без болевых ощущений тоже не обошлось. Это было… даже не знаю с чем сравнить. Как будто срезали кожу под наркозом, который начинал переставать действовать. Утешало что делали это острым инструментом (клинок который кожаный ремень легко разрезал легко справлялся с толстой, но не задубевшей кожей) иначе болезненные ощущения отдавались бы в спину куда сильнее. Эту процедуру я пережил, стиснув пасть не издавая звуков, а вот когда перепонки кончились пришлось и покричать.

Закончив перепонками крупный фестрал на несколько секунд, остановился, смотря на меня с садисткой улыбкой. Он явно хотел, чтобы я догадался что он сделает далее. Увы его желание было исполнено. Пускай вслух этого не сказал, но уверен мои глаза выдавали с головой. Фестрал точно прочитал этот страх после чего взял один из «пальцев» на крыле и с хрустом свернул его под неестественным углом. Тут я понял, что он имел ввиду, когда говорил, что я ошибаюсь насчёт мучительных звуков. Его болтовня ни шла ни в какое сравнение со звуками собственных ломающихся костей. Конечно, процесс сам по себе был болезненен, но психологический эффект, когда сам слышишь это мерзкий хруст, огромен. Звуки, которые я тогда издавал можно было сравнить с чем-то средним между взрывом двухсот грамм тротила и криком простреленной на вылет волчицы. Казалось, что даже зеркало во всю стену, в котором наблюдал за процедурой собственной экзекуции, задрожало. Ночные пегасы даже поморщились и свои уши с кисточками пытались прижать, только шлемы мешали. Тем не менее в их больших кошачьих глазах читалось наслаждение от увиденного. Именно с этим выражением они молча наблюдали как я ору, смотря в зеркало на свой сломанный «палец». Однако крик был недолгим, просто воздух в лёгких кончился, а орать далее на потеху толпе не хотелось, так что главный гвардеец решил пояснить некоторые нюансы.

— Кричи сколько влезет. Отправленный тобой в больницу Балк тоже был крикливым так что, строя свою гимназию он позаботился о соседях и звукоизоляции. Эти стены непросто очень толстые, но и зачарованы так что можешь хоть кантерлотским гласом кричать, никто не услышит.

— Главное, чтобы вы слышали, – ответил я, жадно глотая воздух.

— Обязательно, – ответил фестрал, — но хотел бы услышать другое так что спрашиваю ещё раз — что произойдёт в будущем?!

Последнее крупный фестрал спросил имея неосторожность приблизить свою морду, а тот гвардеец что сдерживал мою поломанную конечность ослабил хватку (наверное опасался что от болевого шока сознание потеряю) чем я не преминул воспользоваться.

Крылышко у меня было поломано, но не у основания так что мог им шевелить (хотя было больно), коготь на крыле тоже был острым, а шанс единственным и неповторимым. Я его не упустил. Резкое движение и меня пронзает мучительная боль, а крупный фестрал отдёргивается назад с царапиной на щеке. Глаз я ему не выцарапал, но факт, что пустил ему кровь и коготок у меня запачкан красным, был как бальзам на душу.

— Царапки значит… – сказал крупный фестрал потерев себе поцарапанную щеку и увидев своими кошачьими глазами красное на поноже. — Ты это делаешь в последний раз.

Слова не расходились с делом. Гвардеец опять же с неприятным хрустом сломал мне «пальчик» на крыле, потом другой, потом следующий, а далее на крыле не осталось живого места, и он принялся за второе. Со вторым крылом аналогичная процедура, сопровождаемая моими криками боли, но в этот раз уже не такими громкими. Нервная система начинала перегорать, да и на громкие крики уходили силы так что начинал банально уставать. Последнее скорее разочаровывало ночных пегасов так что далее их главный говорил нарочито серьёзно не скалясь.

— Скажи то, что хочу услышать. Тут ещё хватает не сломанных костей и тебе решать, когда остановить эту боль.

— Зачем ты это делаешь? – глупо было с моей стороны взывать к голосу разума, но попробовать стоило. — Ты ведь должен понимать чем всё кончится. Ночную Гвардию, принцесс – всех пони ждёт незавидная судьба.

— Скоро действительно кончится, а вот насчёт судьбы… Только мы решаем свою судьбу и даже у тебя сейчас есть выбор.

— Не надо тут мне иллюзии строить.

— Иллюзии… – задумчиво повторил фестрал. — Спасибо что напомнил, – тут он вернул себе скалящуюся улыбку. — Думаешь видя, что ты устроил на вишнёвом ранчо, мы не догадались пройти по твоим следам и попадёмся на уловку с подставой Траблшуса? Мы прошли весь твой путь по пустыне, вплоть до места с остеклённым грунтом, а после недолгих раскопок обнаружили очень интересную находку. Гнилая зебра, единорог с вросшей в шкуру одеждой, которую гниль не возьмёт, пегас с фигурным ожогом меток и самое интересное — аликорн удивительно похожая на нашу принцессу, но с другой меткой. Очень знакомой меткой. Пускай нам и не до дешёвых выступлений, но мы слышали о «Великой и Могучей Трикси» и догадавшись какой она станет в будущем не можем такого допустить.

— (Цензура)!!!

— Не беспокойся, мёртвое тело Трикси изучат со всей заботой и уважением к копии нашей принцессы, а ещё живое тело мы всей гвардией применим по прямому назначению. Жду не дождусь момента когда вставлю в её киску. Поверь, я не как избитый тобой Балк и даже в сравнении с основными габаритами, – ночной пегас действительно был крупным, – у меня большой агрегат. Те кому я засаживал кричали что больно, но уверяю — умирали счастливыми. Так что как только я расколю тебя, мы убедим принцесс расколоть дерево, а Трикси не будет заново воплощена и сдохнет с порванной петлёй. Будущее точно будет изменено, а значит никакие «призраки» не воплотятся на Земле. Так что если тебе не поебать на всех остальных пони и ты действительно хочешь их спасти, говори что произойдёт в будущем!

Естественно, о будущем я не сказал. Пускай и хотел спасти этот мир, но не ценой уничтожения полосатого народа и прочих местных разумных видов, о которых в будущем я знал лишь со слов Лиры. Но главное – Трикси. Я не стану помогать насильнику строящему насчёт неё планы. Также играла роль и реверсивная психология – мне отнюдь не хотелось выполнять требования того кто меня пытает. Конечно понимал что меня всё равно расколют, но пока желание держаться было сильнее желания прекратить боль, тем более ещё в будущем к этому начал привыкать и всё равно не верилось.

— Я разочарован. Очень разочарован, — сказал гвардеец сбив мою мысль. — Ожидал встретить достойного врага и увидев призрака-аликорна даже страх испытал, но теперь… понимая какой ты слабак… Откуда ты такой взялся? Из балетной школы? Но не думай что мы сжалимся. «Ночная гвардия» уважает силу, слабость же мы презираем, так что если попал к нам в копыта то готовься что твою жопу будут надирать сотни подготовленных ублюдков.

— Всегда готов, — ответил неудачной попыткой сострить, — и на жалость не надеюсь. В будущем меня террористом признали и многие пытались добраться до моей головы, а один даже до того что собираетесь надрать. Последнего убила Трикси, а со всеми остальными сам справился.

Тут у гвардейца на чёрной морде появилось выражение удивления. Пускай он и не знал о Лайфблуме, который в допросной мне в зад продолговатый предмет засунуть хотел и как Трикси раскроила ему череп, но сам факт того, что безобидная фокусница в будущем до убийств снизойдёт его малость удивил. Однако далее он сменил выражение физиономии и сказал то после чего уже я был удивлён; очень неприятно удивлён.

— Значит террористом. Хорошее определение. По сути, ведь одержимые – просто марионетки, выполняющие чужую волю и их весьма условно можно считать живыми. Принцессы даже планировали создать из них гвардейское подразделение, чтобы не рисковать жизнями своих подданных, однако мы смогли убедить повременить. Сражаться за принцесс – долг Ночной Гвардии и мы не хотим уступать эту обязанность таким как ты. Однако если с нами действительно что-то случится принцессы точно воспользуются этой идеей, так что уверен они позволят нам заранее выбрать название нашей замены. Гвардию одержимых сражающихся за Эквестрию будет неразумно назвать одержимыми, название должно внушать страх, но гвардейцы – ещё хуже. Гвардейцами заслуживают называться только пони бескорыстно верные принцессам. Некоторые из одержимых называли себя духами, один призраком назвался, но «Гвардия призраков» … Принцессы столько не призовут чтобы аж гвардия набралась, а призраки – название скорее для тех кто за что-то мстит и не отражает суть. И я вот подумал: ты назвался террористом, а вместо гвардии мы уже подобрали слово рота. Я думал, что красиво будет звучать «Рота хаоса», но «Рота террора», куда лучше отражает суть одержимых марионеток.

В очередной раз я испытал странное чувство – смесь страха и осознания. Желая предотвратить появление «Роты террора» я стану тем кто её создаст; не на прямую, но её название. Вот он первый закон путешествия во времени – путешественник ничего не может изменить и лишь идёт по заранее проложенному пути. В моём случае даже парадокса нет. Меня бы в будущем признали террористом вне зависимости была ли «Рота террора» в прошлом или нет, а значит я бы всё равно сказал слово террорист, невольно подсказав идею. Даже если бы не сказал, после того, что я в настоящем устроил, местные если не вспомнят, то изобретут это понятие. С другой стороны, факт что всё началось ещё до моего появления в этом мире и в этом времени, то можно себя утешить что и без моего участия мир ждёт незавидная судьба, но я точно водрузил вишенку на этот торт. Точнее не так – убив несчастного Эпплснека на вишнёвой ферме я вырастил эту вишенку. Дурацкая метафора, и сам я дурак, однако глупость – не порок. Ночные пегасы и их фанатизм – вот что истинное зло. Сделав этот нехитрый вывод поднимаю взгляд после чего с необычной для меня злобой в голосе:

— Знаешь, чтобы с тобой сделал?

— Давай угадаю — череп бы раскроил? – ухмыляясь переспросил фестрал.

— Надрал бы твою… судьбу!

— Ах, это тупое выражение… Завуалированное «Надрал бы зад». Весьма забавно, а я тебе этот пальчик крючочком заверну, – сказал фестрал надавливая на перелом. Мне казалось, что сейчас он из просто открытого сделает его сложным-открытым, но в дело вмешалось неожиданное озарение. — А знаешь, ты правильно сделал что мою судьбу упомянул. Моя метка ведь сугубо мирная — чернильное перо. Мой талант — воплощать фантазии прозой на бумаге, и я верю, что перо сильнее меча. Тут нам понадобится нечто убедительнее, а твой взгляд чёрных глаз мне уже надоел. Может без глаза ты заговоришь, – произнёс фестрал после чего достал чернильную перьевую ручку. Её пишущая часть выглядела довольно острой.

«Без глаза», утешало что язык мне вряд ли вырежут. Утешало... Было глупо искать в таком утешение, но когда я отличался умом. Тем не менее этот раз был исключением.

Многое что я делал было глупо и попытка воззвать к совести ночных пегасов могло бы пополнить этот длинный список, если бы не один нюанс. Я с самого начала знал к чему всё приведёт. После устроенного на вишнёвом ранчо и того, что рассказала Гармония было несложно догадаться что со мной сделают если поймают и ожидания полностью оправдались. А ведь надеялся, что хотя бы к принцессам доставят, они проведут допрос, а уж их то я бы смог убедить, но не судьба. Единственный шанс спасти этот мир это для начала спастись самому, и желательно без новых потерь. Рог мне уже сломали, что было серьёзной утратой. Крылья – уже не так серьёзно, летать то я не умел, а вот зрение… Благо пока мне крылья ломали, пока фестрал болтал, я выдержал достаточно боли и моральных унижений. Я тянул время и не зря. Широкое поле зрения (особенно когда оно особое), позволило в подробностях оценить ситуацию, окружение и противников.

Окружению я уделил не слишком много внимания. Тренажёрный зал был полон железок, которые можно использовать как оружие, но против десятка копытных нужно что-то посерьёзней. Вдали валялась сумка с бомбами, которую я отобрал у Темпест, но вряд ли мне удастся до неё добраться. Гораздо ближе были свёртки с лепестками синего цветка, которые фестралы нашли в моих карманах, но до них тоже нужно добраться. Исходя из этого ближайшее оружие было лишь у окружавших меня копытных. Именно они и захватили моё внимание.

Помимо крупного и болтливого фестрала в помещении с тренажёрами было восемь ночных пегасов, плюс один земной пони. У этого пони аура была более яркой, примерно такая же была и у одного фестрала, у всех остальных она была более тусклой, но одновременно и «ровной». Эти копытные явно кровь не пили и черепа не разбивали, что отчасти выражалась и их мимикой; только эти двое смотрели как меня пытают опустив уши. Тем не менее они всё равно враги, а тот что с кисточками на опущенных ушах ещё и вооружён, но всё же к ним у меня был меньший приоритет. Главной угрозой я считал остальных фестралов.

Каждый в броне, вооружён и чертовски злой. У каждого имелись поножи с выдвижными лезвиями и накопытники, также у каждого были сумки с болами. У некоторых на броне были ножны с метательными клинками; я не видел их в действии, но наверняка они такие же острые как лезвие которым легко разрезали кожаный ремень что мне махалки стягивал. Помимо холодного оружия гвардейцы были вооружены огнестрелами различных типов. У некоторых на поножах были двуствольные стреляющие устройства, но имелись и классические волыны. У двоих были дробовики судя по калибру, остальные же несли пистолеты-пулемёты различных конструкций. В основном местные интерпретации британского Стена (учитывая простоту его устройства, неудивительно), но были образцы и по интересней. Крупный чёрный фестрал был вооружён интерпретацией пп MAC-10, причём с глушителем (https://avatars.mds.yandex.net/get-zen_doc/98165/pub_5c98b5a30b19fb00b30c8d3c_5c98b71b98af3500b23dedad/scale_2400). Учитывая, что этот пп был ко мне ближе всего я возлагал на него большие надежды отчаянно вспоминая всё что о нём знаю.

С глушителем… Благодаря кинематографу MAC-10 большинство знают именно в таком виде, однако в будущем я чаще видел местную версию этого пп без упомянутого устройства. Стрелять же из него приходилось только в тире так как точность не устраивала и в бою удавалось добыть более ценные трофеи. Хотя не берусь судить о ценности так как изначально был предвзят. На Земле про MAC-10 говорят, что этот пп с эстетикой кирпича годен разве что для перестрелки в телефонной будке. Иронично что, веря в этот стереотип я собрал для Лиры пп вообще стилизованный под VHS кассету со схожими характеристиками. Вдвойне иронично что с этим пп я и вышел против «Дарительницы света», и в тройне, что затрофеив этот пп Литлпип пыталась из него меня застрелить.

Всё в ином мире символично, и чтобы выжить мне самому придётся действовать с символизмом. Фестрал говорил, что кому-то суждено быть умным, кому-то дураком. В этот раз мне и противнику стоит поменяться местами. Теперь у меня нет оружия которым по моей глупости может воспользоваться враг, теперь я должен захватить его стрелялу и у меня даже созрел план. Весьма абстрактный план, основанный на импровизации, но всё же план, главное только не упустить шанс на его исполнение. То, что мне глаз собирались вырезать, однозначно было шансом, вот только я его чуть не упустил.

Крупный фестрал видя неожиданную уверенность в моих глазах (которую я не догадался скрыть) решил ещё раз, перед тем как выколет показывающий уверенность глаз, напоследок сломить меня морально, только не разговорами и пытками, а как принято у местных.

Я могу читать мысли,

Мне слова как сор.

Если взглянешь в мои глаза,

Там приговор.

Время лечит все раны,

Время лучший врач.

И Ты вернешься домой;

И умрешь,

И оживешь.

Но Ты как и все мы,

В Ад сойдёшь!

То, что эти нехитрые слова исполнил мышекрылый копытный было не так жутко, как их скрытый смысл. «Читать мысли» — явный намёк на Гармонию. «Взглянешь в мои глаза» — намёк на то, что со мной хотят сделать. «Вернёшься домой» — ложная надежда, цель которой я никогда не достигну. «Там приговор» — тут я терялся, но слово приговор значило нечто больше его классического понятия. Всё остальное – комментарии излишни. Крупный фестрал в этот раз молчал, негласно соглашаясь с мнением насчёт комментариев. Мы оба сказали слишком много, только остались прямо противоположных мнений. Я услышал достаточно чтобы знать, что делать дальше и за что сражаться, фестрал же хотел подробностей, которые я расскажу только под пытками. Продолжая этот допрос с пристрастием он, удерживая перьевую ручку кинезом копыта, направил её остриё мне в левый глаз поле чего начал медленно приближать предмет, явно надеясь что видя глазом острый предмет и не желая с этим глазом расставаться я заговорю.

Время не замедлялось, но эти секунды протекли как вечность в которой я отчаянно вспоминал (цитату: «Помогите! Хулиганы зрения лишают!») недавнее прошлое, точнее ту часть в которой встретился с Темпест. В течении нашей встречи я проявил несколько качеств и способностей, на которые возлагал большие надежды и отчаянно молился Гармонии чтобы она дала подсказку или хотя бы не блокировала мой разум. Судя по покалыванию в мягких частях копытц она точно не мешала. Но до момента, когда способности применить собрался, ещё дожить надо, а пока…

Чернильная ручка была в сантиметрах от моего глаза, а мою голову как назло начали удерживать заботливые копытца ночного гвардейца. План освобождения начал трещать по швам. Чтобы он сработал надо было хотя бы ослабить эту хватку и я нашёл способ. Чувствуя покалывания в ногах и вспоминая Темпест не мог не отметить, как она создавала разряды своим обломком. Сейчас у меня такой же из головы торчит вот только создавать им разряды я не умел, однако в копытцах точно чувствовал, как копился заряд. Как живое существо на девяносто процентов состоящее из воды логично что я мог перенаправить заряд. Прямо в обломок вряд ли получится, всё же не был магом, а для этого практика нужна, но вариант «по всему телу» тоже допустим. Это я и сделал.

Секунда и заряд, который я удерживал в копытцах аномальным кинезом, бьёт меня самого. Гвардеец, который удерживал мою голову тоже получил свои электроны и хоть разряд был небольшим этого было достаточно чтобы он ослабил хватку. Крупный фестрал что собирался мне глаз выколоть на полсекунды замялся и я не упустил шанс.

Резкое движение головой вперёд и перьевая ручка что была нацелена мне в глаз колит в лобную часть черепа. Кивнул очень резко, а ручка была острой так что она не просто уколола, но и скользнув по толоконному лбу застряла под (скальпом) кожным покровом. Крупный фестрал видя происходящее отпустил свой канцтовар и выставив своё копытце выдвинул из поножа клинок которым он ранее ремень на мне разрезал. Не знаю собирался ли он мне горло перерезать или выколоть глаз уже этим колюще-режущим предметом, мой план это не учитывал. Чтобы он сработал было достаточно чтобы фестрал просто выдвинул передо мной свой клинок и ожидание оправдалось.

Не теряя времени пользуясь тем, что, получив разряд гвардеец больше меня не удерживал, упираю то что осталось от крыльев в пол и резко встаю на импровизированных костылях (http://dinosaurs.afly.ru/ii/pt/pterodactylus-skelet-1.jpg). Было больно, но после недавних пыток нервная система малость перегорела, да и адреналин притупил боль в «пальцах». Однако я не мог долго удерживать такое положение. По плану долго и не требовалось так что не тратя секунды кладу передние связанные ноги прямо на лезвие клинка. Положение у меня было неустойчивое, зато клинок острый. Оперившись на этот клинок и заваливаясь под силой тяжести и разрезал тросик связывающей меня болы, после чего уклонившись от колющего удара прикладываю копытце к шее мышекрылого амбала и подаю разряд. Не знаю насколько он (разряд) был сильным так как накопить много не удалось, но в этот раз он не был распределён по всему телу и будучи сконцентрированным в копытце ударил в одну из самых уязвимых частей тела.

Получив разряд в шею крупный фестрал даже отпрыгнул назад и упав на спину ненадолго отрубился. Остальные гвардейцы, однако, отойдя от неожиданности не растерялись и, к сожалению, не стали применять тактику «куча мала». Звучит странно, но для меня предпочтительней бы было чтобы они напали одновременно, однако фестралы оказались дисциплинированными. Те кто носит форму и давал присягу не поддадутся на призыв «наших бьют» и прочим эффектам толпы. С их стороны на меня набросились всего два гвардейца. Благо набросились не одновременно, а с небольшим промежутком, который я не упустил.

Доля секунды и вынимаю застрявшую в скальпе перьевую ручку, следующая доля ушла на то, чтобы возить её в глазницу мчащемуся фестралу. Он действительно мчался, отчасти скомпенсировав мой несильный удар. Технически не столько я ему в глаз перо вонзил, сколько он сам на него напоролся. Сильно напоролся. То, что напоровшись на перо он резко остановился, но не упал оставшись стоять говорило, что перо пробило кость за глазницей войдя копытному в мозг. В таком состоянии он проживёт не более десяти секунд после чего упадёт, умерев в судорогах; если выну немедленно, то смерть будет моментальной. Хотелось быстро избавить несчастного от страданий, но, с другой стороны, нападал его сослуживец так что пришлось повременить.

На встречу второму гвардейцу собирался выставить копытце с разрядом, но не успел. Фестрал налетел на меня раньше чем я успел выставить опорную конечность, в которой перьевую ручку держал, так что чтобы не напороться на его клинки пришлось встать на дыбы насколько это возможно со связанными задними ногами. Исходя из такого неустойчивого положения мне очень повезло что клинки прошли по касательной, в то время как мне удалось одним копытцем пустить разряд в подбрюшье фестрала, а вторым, используя кинез, взять из ножен на броне гвардейца метательный клинок. От разряда фестрал тут же отскочил назад после чего я отправил ему в догонку метательный клинок. Расстояние было небольшим, глаза у фестралов такие же большие как у остальных копытных, а шлемы ночной гвардии небыли снабжены забралом.

Как и ожидалось мышекрылая публика от такого зрелища испытала лёгкое шоковое состояние. Среди них нашёлся один смельчак что расправив крылья дал знать о своих намерениях, но предвидя дальнейшее я не растерялся и вынув из глазницы всё ещё стоящего гвардейца перьевую ручку встретил напавшего фестрала ударом этого канцелярского предмета в горло; учитывая что двум предыдущим фестралам я в глаз бил это было по своему разнообразием.

Однако замешательство не могло длиться больше трёх секунд. С моей стороны никакого замешательства не было, всё-таки опыт борьбы с героями, да и придумывая план я не собирался в нём мешкать, но гвардейцы, привыкшие к ближнему бою, быстро вспомнят что помимо клинков у них волыны есть. Отстреливаться было не из чего, так что, желая исправить данное положение прыгаю вперёд к лежащему крупному фестралу, который меня пытал и хватаю его MAC-10, который давно заприметил. Пускай этот пп отличался от своего земного прототипа и даже того из чего я стрелял в будущем, но всё же было приятно и привычно вновь взяться за стреляющую железку.

Смаковать приятную тяжесть я не стал и приведя пп в боевое положение крича первую букву алфавита выпустил в ночных пегасов очередь. Те из них кто пытались свои огнестрелы в копыта взять похоже не имели аналогичного моему богатого опыта. Когда я уже ствол на них навёл они только взяли свои огнестрелы в копыта. Увы те, кто пытались меня опередить были в меньшинстве, так что подстрелить я смог только двоих. Остальные скрылись за тренажёрами, а местные слабые патроны не могли пробить железо. Последнее было мне прекрасно известно так что я прекратил огонь ещё до разрядки магазина. К несчастью для одного фестрала он решил будто это произошло потому, что я пустой и вылетев из-за опрокинутой силовой скамьи полетел на меня с выдвинутыми клинками на поножах. Две пули в голову встретили этого фестрала прямо в полёте выбив его зелёный кошачий глаз, так что до меня он долетел уже мёртвым телом.

Это был отличный выстрел, и я мог бы быть за себя рад если бы у меня ещё были патроны. Не то чтобы их совсем не было, но опыт подсказывал что после очереди по фестралам и выстрела в одного храбреца в магазине осталось всего два патрона, а в помещении находится ещё трое фестралов плюс один земной пони, эти два патрона можно считать за один и то на случай чтобы живым не дастся. Однако я не из тех кто будет стрелять себе в голову; была бы граната которой можно противника зацепить сделав «сипуху по русски», то другое дело. Исходя из данных переменных тратить эти патроны на противника было бы глупым решением, но не столь глупым как тратить на себя, однако я не зря вытерпел столько боли продумывая план. Согласно этому плану всё-таки потратил на себя, но стрелял не в голову, а гораздо ниже; не туда куда все подумали, а ещё ниже.

Доля секунды и упав на спину прислоняю ствол пп к тросику болы что связывал мне задние ноги после чего жму на курок. Тросик больно врезался, но в сравнении с пережитым это была сладкая боль. Тросик же полностью не прострелился, но оставшиеся нити всё равно легко порвались. План сработал. Жаль только, что в момент, когда простреливал тросик на меня не нападали, тогда бы был шанс в кого-нибудь попасть, но это было бы слишком хорошим вариантом. В итоге я был всё равно безмерно рад освободившись от оков, хотя умом понимал, что на моём пути к свободе ещё стоит четверо копытных.

Несложно догадаться что фестралы и земной пони были в замешательстве. Менее чем за десять секунд я освободился и ликвидировал шестерых. Тем не менее я понимал, что замешательство быстро пройдёт и гвардейцы, будучи всё ещё в большинстве и при оружии реализуют своё преимущество. У меня же пп был пустым, а на поиски магазина на теле крупного фестрала и тем более перезарядку не было времени. Благо план был продуман и до этого момента, только увы тут в нём была ошибка.

Разумным решением было бы отбросив пустой пп взять другой пп с тела после чего окончательно зачистить помещение, вот только продумывая план я включил в него использование бомб которые у Темпест отобрал и учитывая что план пока работал не собирался на переправе коней менять. Итогом такого решения стал пустой пп брошенный в сторону противника. Я не надеялся попасть, да и гвардейцы были в шлемах, но это могло их хоть на секунду отвлечь. Может и отвлекло (не видел) вот только не помогло. План не учитывал одну маленькую деталь – гвардеец после того как открыл сумку и продемонстрировал её содержимое прежде чем положить плотно её закрыл, чтобы бомбы не раскатились. На то чтобы открыть сумку не требовалось много времени вот только у меня и его не было.

В момент, когда, подняв сумку осознал свой просчёт боковым зрением заметил мчащегося на меня ночного пегаса. В этот раз у меня не было перьевой ручки, а отбиваться сумкой полной бомб не решился (хотя газ который органику в обсидиан превращает на меня имеет временный эффект, так что нерешительность была очередным просчётом) так что, бросив на пол сумку сам бросился в рукопашную.

Гвардеец как и его коллеги напал на меня выдвинув клинки из своих поножей, хотя на них же с другой стороны было стреляющее устройство. То, что гвардеец им не пользовался мог объяснить только непривычностью огнестрельного оружия для Ночной Гвардии в пользу холодного оружия. Я же хотя и отдавал предпочтение огнестрелам, но также имел богатый опыт ножевого боя и не растерялся.

Фестрал хотел насадить меня на клинки вот только предвидев его атаку, не став уклоняться, пошёл навстречу, и грубо отведя заточенную сталь сцепился с гвардейцем в необычных объятиях. Тот не пытался вырваться, наоборот злобно скалясь он давил на меня желая, чтобы его клинки вошли мне под шкуру, даже крыльями помогал. Я же на такой напор мог ответить лишь грубой силой, благо несмотря на многочисленные раны, будучи пусть и худощавым но аликорном, физически я всё ещё был сильнее. Злобный оскал фестрала быстро сменился на помесь страха и удивления, когда не он, а я со злобным оскалом начал приближать клинок к горлу противника. Однако медленно вонзить клинок в горло гвардейца помешал другой фестрал которого я заметил боковым зрением. Вскинув свой пп он уже навёл ствол так что не желая получить интоксикацию свинца резко меняю план и резким движением меняю положение прикрывшись фестралом как щитом. К сожалению или к счастью, гвардеец с пп не успел нажать на курок так что мой щит не получил свою очередь, однако опасность не миновала. Было понятно, что гвардеец с пп догадается сменить позицию или выстрелит очень точно прицелившись, а тушка у меня была крупнее фестрала которым прикрывался, да и само прикрытие отчаянно сопротивлялось. Неприятная ситуация, и чтобы её исправить нужно было решиться на что-то дерзкое что я и сделал.

Физических сил у меня было мало, но достаточно чтобы медленно воткнуть в фестрала его же клинок, но чтобы сделать это быстро нужно чтобы он хоть на мгновение прекратил сопротивление. Магических сил было куда меньше, всё ушло в разряд, которым я крупного фестрала свалил, однако я чувствовал, что ещё могу сгенерировать немного электронов. Так я и сделал разделив с фестралом небольшой разряд. Он был действительно небольшим чуть ли не на уровне статического электричества, но как в случае с «элементами гармонии» для них была нужна одна искра и чтобы противник замешкался хватило совсем небольшого разряда. Для смотрящего со стороны фестрала казалось ничего не произошло, но я почувствовал, что от неожиданности противник ослабил сопротивление. Я не упустил шанс.

Резкое движение и передняя нога гвардейца с громким хрустом заломана назад в совершенно неестественном направлении. Гвардеец на это ответил жутким криком, но меня он не смутил. Теперь стреляющее устройство на поноже гвардейца смотрело назад прямо на стоящего фестрала так что понимая, что другого шанса не будет нажимаю на ударник. Пуля вошла гвардейцу в левый глаз убив на месте вот только после смерти он непроизвольно нажал на курок и падая выпустил короткую очередь. Благо большая её часть попала в спину гвардейца, которым я прикрывался, а те что меня задели прошли по касательной. Удивительно, но гвардеец с которым я «обнимался» после такого остался жив, так что пришлось вновь выкрутить его сломанную ногу проведя выдвинутым из поножа клинком ему по горлу. Упав на пол, он «булькал» чуть дольше пяти секунд. Это куда дольше наших обнимашек.

Однако ещё до того, как фестрал скончался от пореза сонной артерии (или что там у копытных) на меня налетел последний из девяти гвардейцев. Этот фестрал не использовал клинки, огнестрелы и вообще какое-то оружие если не считать за него железные накопытники которыми он меня бил. Не знаю нравился ли ему такой стиль борьбы или видя, как я использую оружие противника против него же он решил действовать по старинке, но я ничего не мог противопоставить его быстрым ударам. Я вовсе не был неповоротливым и даже подравшись с Темпест смог ей по морде заехать (а она была куда ловчее фестрала), но будучи весь в ранах, да ещё и со сломанными крыльями был не столь проворным. Фестрал же был неуловим нанося мне удар за ударом. От очередного удара по морде у меня даже зрение потускнело, так что пришлось использовать особое, которое позволяло ауру и через стены видеть и какая удача, избивающий меня фестрал был с яркой аурой. Тем не менее было поздно переговоры вести, да и в суматохе я язык прикусил так что пытался подгадать момент, когда гвардеец в очередной раз решит нанести лягающий удар. Не получилось. Удар я пропустил причём он был сильнее обычного и даже повалил меня на пол. Утешало что не в голову. Также было утешением что помутнённое зрение начало восстанавливаться так что лёжа на полу заметил что упал как раз туда где было разложено содержимое моих карманов.

На мысли не было времени так что хватаю свёрток из листьев с лепестками синего цветка и швыряю его в агрессивного ночного пегаса. Свёрток упал прямо на гребень его шлема и порвавшись окатил фестрала синим дождиком.

В этот раз эффект проявился быстрее случая с Эпплджек. Практически сразу фестрал почувствовал эффект ядовитой шутки и крича «Что ты сделал?!» взлетел под высокий потолок тренажёрного зала. Зрение у меня хоть и начало восстанавливаться, но всё ещё было мутным так что я не видел процесса действия «шутки» и просто встав на ноги услышал лязг упавших доспехов.

Помня встречу с элементом честности, я предположил, что с гвардейцем произошло нечто похожее хотя насколько знаю «шутки» у синего цветка бывают очень разными. Бывают разными, но тут похоже цветок был не столь разнообразен. Меня это устраивало. С гвардейцем я справился, оставалось только его найти после чего больному ночному пегасу поможет добрый доктор копытце.

Поиски были недолги и уже на следующую секунду догадавшись посмотреть особым зрением я увидел за лежащим мёртвым гвардейцем маленький свет ауры. Идя на этот свет, далее убрал особое зрение так как хотелось посмотреть на «больного шуткой» без магических эффектов, вот только… Подходя к жертве шутки вдруг заметил, что стою на месте, где ранее лежал крупный ночной пегас, который меня пытал. Теперь его здесь не было, но не мог же этот амбал бесследно пропасть. Выход был рядом и дверь оставалась закрытой значит…

«Гениальную дедукцию» прервало ощущение тросика болы на шее, которую подкравшийся ко мне фестрал использовал как удавку. Вопрос «почему он выбрал столь странный способ убийства» был не так интересен, как этот копытный амбал вообще смог подкрасться незаметно, хотя последнее отчасти объяснялось тем, что от ударов по голове могло помутиться не только зрение. Благо разум ещё был ясным так что, чувствуя тросик на шее вспомнил будущее, в котором Лира набросила мне на шею свою удавку. В сравнении с фестралом Лира не такая сильная, так что и затягивала удавку она не так туго, вот только в случае с гулифицированной единорожкой, удавкой служила струна от пианино, которая больно врезалась в шею, да и чтобы удавкой воздух перекрыть сил много не надо. Отчасти опыт из будущего и попытка видеть ситуацию с хорошей стороны помогла найти выход.

Шансы поддеть удавку ослабив нажим были равны нулю, тоже можно сказать про шанс грубой силой сбросить крупного фестрала, а вариант поддастся и притворится мёртвым я отбросил как тупой даже по моим меркам. Однако сама идея, при отсутствии возможности сопротивляться, поддастся была не такой уж плохой. Исходя из неё я поддался давлению назад причём всем телом. Пони хоть и способны стоять на двух ногах, но эта поза для них крайне неестественна, так что фестрал с занятыми удавкой передними копытцами быстро потерял равновесие. Так мы и упали оказавшись в довольно односмысленной позе. Подобного фестрал не ожидал так что полу секундное замешательство позволило мне сделать неглубокий вдох, однако далее он не растерялся и зафиксировав меня уже задними ногами продолжил затягивать болу. Хоть я и лежал на своём противнике, но эта позиция вела к печальному исходу так что далее начинаю раскачиваться после чего мы заваливаемся на левый бок. Давление это не ослабило так что покраснение в глазах постепенно стало меняться на помутнение, однако безнадёжную ситуацию спасло что помутнённым взглядом разглядел лежащий рядом мой отломанный рог. Разрезать тросик болы этим сверлом было невозможно, но был шанс, используя его как оружие, хотя бы задеть того кто сломал мне этот рог. Шанс я не упустил и схватив кинезом копытца отломанную часть своего тела выкрутил переднюю ногу под невозможным для земных копытных углом и вонзил сверло в глаз фестрала. Ну как вонзил… Я не видел куда бил, просто тыкнув обломком себе за затылок, насколько позволяла степень свободы передней конечности, так что вонзить не получилось, но попал не в бровь, а в глаз; крупный глаз.

Хватка мгновенно ослабла после чего делая быстро вдох ползком отдаляюсь от фестрала и встав на ноги наблюдаю как тот держится копытцем за кровоточащую глазницу. Фестрал при этом ещё что-то кричал, но у меня уши заложило. Воспринимая произошедшее как шанс делаю глубокий вдох после чего бросаюсь на ночного пегаса в рукопашную. Тот же, отойдя от первого шока не упустил момента, и видя своим единственным глазом мой рывок проявил какую-то сверхчеловеческую реакцию. Перестав держаться за пустую глазницу он не только успел встать в стойку, но и выдвинуть клинки после чего уклониться от моей атаки полоснув при этом клинками. Далее он контратаковал, а вот я оказался не столь прытким. Фестрал вновь меня зафиксировал, но только не удавкой, а своей левой передней ногой, правой же он выдвинув клинок воткнул мне перо под ребро, начав проворачивать его против часовой стрелки. Если ранее я был в позиции сверху, то теперь мы были пузо к пузу; опять односмысленность.

Из очередной безнадёжной ситуации я смог выбраться, используя приём что на мне применяла Литлпип и Темпест после нашей встречи. Членовредителем я не был, но всё бывает впервые. Учитывая в какой тесной и двусмысленной позе я был с ночным пегасом вариант напрашивался сам собой. Левое переднее копытце и так было там где надо, так что действуя «на ощупь» создаю вокруг него ауру после чего резко сжимаю эту ауру вместе со всем содержимым. Очередной крик боли фестрала, а также ощущения чего-то жидкого и тёплого на мягких частях копытца показывало, что больше этот мышекрылый насильник не сможет «рвать петли».

Пока чёрный мерин не отошёл от болевого шока грубой силой освобождаюсь от его захвата и клинка под ребром, после чего секунду держусь за ножевое ранение, но решив, что ничего важного не задето (а то уже был бы мёртв) бью фестрала классическим хуком справа. Удар пришёлся по шлему, но он смог свалить мышекрылого тяжеловоза. Тот тут же начал вставать на ноги, но я, вспоминая человеческую природу, встаю на свои задние и бью ногой с разворота. Последний удар был гораздо сильнее сумев не только ненадолго оглушить фестрала, но и оставить солидную вмятину на его шлеме. Далее собирался накинуться на мерина и прижав его к полу вдавить его морду ему в шлем, но ярость уступила место разуму.

Я вспомнил что всё в этом мире символично, так что и действовать должен не следуя слепой ярости. Крупный фестрал говорил, что его талант имеет образ перьевой ручки, вот только я её уже использовал как оружие. Сейчас она торчит в горле какого-то другого фестрала и было противно её оттуда доставать, так что решил – раз ночной пегас пытался меня придушить тросиком болы, то будет справедливо подарить ему такую же смерть. Бола лежала совсем рядом так что фестрал ещё от кругов в глазе не отошёл как я затянул удавку на его толстой шее. Без воздуха человек может прожить три минуты, фестрал же и тридцати секунд не продержался, после чего прекратил дёргаться. Ещё пять секунд стягивая болу убедился, что дело сделано и брезгливо оттолкнув тело ложусь на пол.

Справился. Это было непросто и далось дорогой ценой, но справился. Однако было ощущение что что-то забыл. Лежащий без движения крупный фестрал даже мёртвым выглядел угрожающе. Этот амбал меня пытал и рог сломал. Я же глаз ему выколол и мерином сделал, а далее убил путём удушения, то есть даже не царапая. Хотелось это исправить. Хотелось рассчитаться с чёрным фестралом за все переломы, порезы и сломанный рог, пусть даже после его смерти. Исходя из этого желания встаю на ноги и подкатываю к телу ночного пегаса валяющуюся рядом штангу; ту самую которую он закатил мне под основание рога. Далее поднимаю голову фестрала и закатываю её ему под шею. Помимо той самой штанги взял и тот самый блин, которым гвардеец мне рог сломал (огромный тяжёлый железный блин с надписью «STANDARD 45LB») и усевшись на мёртвое тело поднимаю деталь тренажёра. Этот фестрал хотел мне не просто череп раскроить, а сделать это при принцессах напоив их моей кровью. Воспоминание этого маленького нюанса усилило мою и без того большую ярость, так что ударил блином с необычным для себя чувством удовольствия. Это действительно было удивительно приятно (хотя немного огорчало что фестрал был уже мёртв) так что одним ударом не ограничился. Сколько их было не помнил, но они (удары), смяв шлем размололи череп фестрала. Никакой лечебной ауры при этом не появилось, но зрелище было приятным и душу точно подлечило. После того как вид кровавой каши перестал удовлетворять я закончил мучить труп. После последнего удара отбрасываю блин и со словами на русском «Вонючий кусок сала» бросаю на тело презрительный взгляд, после чего встал на ноги и отдышавшись начал думать над произошедшим.

Это было жёстко, даже по моим меркам. Даже Литлпип в будущем не попадала в столь безнадёжные ситуации и тем более не выходила из них победителем. Конечно в самом начале ей пришлось довольно жёстко расправится с окружившими её работорговцами, но (не помню сколько их было) их было гораздо меньше трупов в помещении. Литлпип перед этим не пытали, её не связывали, у неё была магия и она застала противостоящих ей земных пони врасплох; те не ожидали от мелкой единорожки такого владения кинезом. В моём случае, конечно, тоже не ожидали что у призрака-аликорна копытца током бьются, но всё равно это было слабым преимуществом. Я смог отправить на «Райские луга» девятерых… Восьмерых! Голова садовая!

Вспомнив нечто очень важное резко встаю и тут же чуть не заваливаюсь от нахлынувшей боли. Адреналин ослабил свой эффект, а значит переломы, порезы, ножевые и пулевые ранения стали ощущаться гораздо сильнее. Сознание хоть не потерял, но был риск, так что хватаюсь за бок с проникающим ножевым опасаясь потери крови. Зрение же было немного мутным, но проморгавшись смог найти силы посмотреть в особом спектре видя маленькую точку, прячущуюся за тренажёром. Зная, что это за точка снимаю с шеи чёрного фестрала болу и швыряю её в сторону цели. Попадание было не прямым, но маленького фестрала всё же задело сферическим грузом. Он даже недалеко отлетел из своего укрытия так что я убрал особое зрение.

Сильно же «Ядовитая шутка» его изменила. Ночной пегас будучи пони и так по человеческим меркам был небольшим, но теперь он был не крупнее летучей мыши. Хотя рукокрылые бывают разными так что уместней сравнение с воробушком. Фестрал был не больше воробушка. В таком виде лёжа на полу он не отойдя от удара мог только угрожающе шипеть в мою сторону клацая при этом зубками (https://youtu.be/q6o4rAEAVdQ?t=2), но я не повёлся на угрозы избавив больного «ядовитой шуткой» от страданий опустив на него копытце. Шипение затихло на секунду уступив место негромкому хрусту после чего на месте «воробушка» осталось мокрое место.

Брезгливо отряхивая копытце вдруг задумался над моральной стороной содеянного. Одолеть гвардейцев было непросто, но с этим справился просто на него наступив. Ведь этот фестрал уже был обезврежен и физически не мог угрожать, а я его в лепёшку. Ранее ведь я паука передумал давить, вспомнив что местные существа все разумны или полу разумны. С Эпплджек заражённой шуткой поступил заперев её в банке из-под яблочного варенья. Может и с фестралом можно было поступить, сохранив ему жизнь? Может и можно, но теперь поздно. Хотя стоит ли себя осуждать? Он был врагом. Пускай судя по ауре кровь он не пил, но всё равно он был в рядах тех, кто приведёт этот мир к будущему, которое хочу предотвратить. В тот момент, когда я его шуткой заразил он нападал. Также после всего содеянного, после того как я убил сослуживцев этого гвардейца, было бы глупо надеется на его сотрудничество, что он не найдёт способ добраться до своих и всё им не расскажет. Да и в роли языка он был бесполезен, ведь крупный фестрал рассказал достаточно чтобы я знал, что буду делать дальше. Так что, пожалуй, правильно поступил. Аморально, но правильно, как бы странно это ни звучало. Убив девятерых, я сделаю тоже самое с десятками если не сотнями, но спасу тысячи.

Сейчас же девять копытных… Странная эта цифра девять. Понятно, что восемь гвардейцев подчинялись девятому (прямо римский контуберний), но всё равно странно. Появилась навязчивая мысль будто должен быть десятый вот только я чётко помнил про девятерых ночных пегасов. В помещении были восемь мышекрылых тел, а у меня на копытце была кровь девятого от тела которого осталась небольшая лепёшка. Но ведь десятый необязательно должен быть фестралом.

И тут меня будто током ударило. Передо мной никого не было, но боковым зрением увидел движение. Догадываясь, кто это был осторожно поворачиваю голову и вижу прятавшегося за тренажёром коричневого земного пони, только теперь он не прятался. Держа в копытцах дробовик, он направил на меня его ствол смотря при этом серьёзным немигающим взглядом.

Если из предыдущих безнадёжных ситуаций я смог найти выход, то эта точно не пополнит их число. Ствол был направлен прямо на меня и находился достаточно близко чтобы я словил достаточно дроби, но слишком далеко чтобы, бросившись вперёд опередил того, кто нажмёт на курок. Прятаться было негде. «Под рукой» не было ничего полезного что можно бы было быстро схватить, используя как оружие или щит. Магичные способности… Это просто смешно. Без сверла я мог лишь копытцами магичить (и то только аура да разряды) вот только радиус этой магии исчисляется сантиметрами.

Проще говоря, я был как на ладони. Земному пони ничего не мешало меня пристрелить, и я никак не мог этому помешать. Примерно в том же положении был полковник Отем перед Литлпип с поправкой что я не был обездвижен. Будто возможность двигаться что-то давала. Скорее наоборот. Я сам замер не желая провоцировать противника отчаянно придумывая план атаки или побега, вот только ни то ни то было невозможно. Неприятная ситуация с одним ещё более неприятным исходом, так что перед тем как всё закончится пытался хотя бы победить противника в игре в гляделки. Земной пони смотрел на меня серьёзным взглядом, и я не остался в долгу сдвинув брови (https://youtu.be/-t1CrAk4o44) только что-то подсказывало что это выглядело не столько грозно сколько смешно, так что далее прервал неловкое молчание:

— У тебя оружие, а у меня его нет. Вы можете застрелить меня, но морально я сильнее.

Земной пони молчал смотря на меня полным эмоций взглядом, а неловкая пауза становилась всё более неловкой так что вновь прервал затишье:

— Выстрелишь? Вид испуганный.

Сказанное было глупо даже по моим меркам. Провоцировать того кто в тебя из дробовика целится – очень плохая затея, а страх и огнестрел — отличное сочетание. Хотя что ещё оставалось? Улыбаться? Может раньше я и хотел встретить смерть с улыбкой но теперь отношусь к ней куда серьёзней. Пускай мне в морду прилетит дробь, но хоть встречу её с серьёзным выражением лица. Эта странная дуэль продолжалась примерно десять секунд закончившись тем, что я никак не ожидал.

— Я могу помочь, – сказал земной пони перестав целить в меня дробовик. — Вы тяжело ранены.

— Что?! – ответил на русском.

— Я Доктор и могу помочь. Позвольте вас осмотреть.

— Что?! – переспросил на английском.

Вместо ответа земной пони положил дробовик на пол и достав из-за тренажёра сумку направился ко мне. Я же наблюдал это в замершем состоянии только теперь замер скорее от удивления. Всё говорило, что этот земной пони действительно хочет помочь, вот только после произошедшего не верилось. Желая подтвердить своё неверие даже посмотрел на лежащий дробовик особым зрением ожидая что он не заряжен, но нет, он был в боеготовом состоянии, да и держал его земной пони не так будто впервые его в копыта взял.

Если предыдущая ситуация была неприятной, то эта… странная. Очень странная. Желая получить хоть немного ясности задал копытному самый резонный вопрос:

— Кто ты такой?

— Я Доктор, — ответил земной пони.

— Не профессию, а имя спрашивал.

— Это и есть имя, — ответил пони, — я сам его выбрал.

— На радость психиатрам. Это не имя, это диагноз, — вот кто за язык тянул.

— Моё полное имя Доктор Хувс, – пояснил коричневый копытный, — но Хувс — слишком распространённое в наших краях имя. В Понивиле так пегаску на почте зовут, а в Ночной Гвардии есть фестралка Сивира с такой же фамилией. Хувсы в нашем мире распространены примерно также как семья Эпплов, только не являются родственниками, вот и придумываем себе имена. Пегаска с почты себя Маффинс назвала, а я назвался Доктором.

Интересная лекция и ведь звучит правдиво. Я понял о какой пегаске с почты шла речь и она вполне могла назвать себя Маффинс. В будущем её правда все звали Дерпи, хотя она на доске писала что её настоящее имя Дитзи, но это было далёкое будущее и многое могло изменится, особенно в голове косоглазой пегаски. Но речь не о ней, а о Докторе. Назвать себя Доктором…

— Но ведь доктор это и профессия? Вы ведь и в этом смысле доктор?

— Скорее доктор технических наук, — с небольшой улыбкой ответил земной пони.

Улыбаясь копытный подошёл ко мне в плотную после чего положив на пол свои сумки велел мне лечь. Далее используя содержимое сумок, он занялся моими ранениями. Проникающее-ножевое обработал охлаждающим спреем после чего закрыл его бинтами. Ножевые и пулевые обработал аналогичным образом, только тратил меньше спрея, благо ранения были неглубокими о чём даже немного жалел. Холод был приятен. С переломами на крыльях увы было по-другому. Прежде чем обработать переломы спреем земной пони вставлял кости на место, что было очень болезненно. Далее выломав с пола паркетные доски, он использовал их, накладывая шины. Лишь когда шина была наложена боль уступала место приятному холоду от спрея, вот только по понятным причинам холод не был панацеей.

Пускай он и оказывал на меня лечебное воздействие и ранения от него затягивались аномально быстро, но всё же не так быстро, как у местных при использовании лечебных зелий. И это в случае мягких тканей, с переломами эффект был гораздо медленней. По словам земного пони при таком лечении кости срастутся через двое суток, а если заново сшить разрезанные перепонки, то даже летать смогу, но как не умеющий летать насчёт этого я несильно волновался. Куда больше волновал сломанный рожок и здесь прогнозы Доктора были неутешительны. С его слов в случае своевременного лечения вполне возможно поставить на место отломанный рог, даже со столь неровным сколом, однако есть множество нюансов. Данная процедура будет очень сложной, долгой и не факт, что успешной. Есть риск что поставленный на место рог не будет функционален оставшись просто торчащим из головы отростком. Также Доктор не может взяться за такого рода лечение в силу своей подвидовой принадлежности. Чтобы вернуть рогатому рог нужен кто-то другой рогатый, причём мастерски владеющий магией. Также мой случай усложняет что я – аликорн у которых строение рога несколько сложнее чем у единорогов, а также одержимый. У одержимых аномальная магическая структура, в которой всё похоже и всё не так. Результат лечения, как и то, как его нужно проводить – неизвестен. Я могу как показать свойственную для одержимых аномальную способность к самовосстановлению, так и невосприимчивость к местным способам лечения, но в любом случае Доктор был уверен, что столь сложный орган как магический рог не вылечить банальным холодом.

Интересная и неоднозначная была лекция у этого Доктора, но меня куда больше волновал он сам. Этот коричневый земной пони был очень подозрителен. Помогая Ночной Гвардии, он видел, как я убиваю фестралов, как мне болу на шее затягивали, как я блином от штанги превращал в блин голову фестрала что меня пытал, как я наступил на больного «злой шуткой». Всё это он видел прячась за тренажёром, а когда всё закончилось нацелил на меня дробовик, но не выстрелил, а наоборот – предложил помощь.

У меня не было логического объяснения произошедшему кроме того, что Доктор, следуя своему имени, клятву демократа решил выполнить, но это слишком натянутое объяснение. Понятно, что в этом мире работники здравоохранения в лучшую сторону отличаются от своих коллег с Земли (для последних слов цензурных нет), но будет глупо поверить, что Доктор, который и доктором то судя по метке не является, решил помочь просто из лучших побуждений. Исходя из этих нехитрых выводов подозревал что меня в очередной раз хотят заманить в ловушку. Иронично бы вышло что того, кто хочет изменить будущее заманит в ловушку копытный с меткой песочных часов. Хотя…

Чего-то рано начал подозревать того кто решил мне помочь. Из всех кого я повстречал в городе у леса дружелюбно ко мне отнеслись только работницы СПА-салона, так что нужно ценить тех немногих кто не пытался меня убить, покалечить или просто морду набить. Прежде чем подозревать того кто помогал Ночной Гвардии и целился в меня из дробовика, нужно вначале хотя бы узнать, как он воспринял произошедшее. Нужно его разговорить. Даже не так. Нужно его замариновать. Гармония меня мариновала, пусть даже безуспешно, гвардейцы меня мариновали и вот тут я сболтнул лишнего. Утешает что они (точнее один из них) тоже многого наговорили, но знания лишними не бывают. Если коричневый земной пони работает на Ночную Гвардию, он может рассказать много полезного, нужно лишь его разговорить, что я и попытался сделать со своим низким уровнем красноречия.

— Неужели моя просьба «встать рядом» была услышана?

— Я внимал каждому вашему слову, – ответил копытный обрабатывая мне ножевое ранение, — и действительно, слышать такое от убийцы с вишнёвого холма несколько странно.

Намёк на судьбу Эпплснэка вновь задел остатки моей совести так что не желая продолжать неприятную тему перевёл стрелки перейдя сразу к делу:

— Но ведь дело не только в словах. Никакие слова после того, что я устроил не смогли бы переубедить.

— Это точно, – посмеиваясь согласился копытный, — даже если забыть про вишнёвое ранчо, после того что вы устроили в Понивиле, после того как несчастную Флаттершай напугал, запер Эпплджек в банке и избил моего друга Балка… Скажу так – в этот раз я с энтузиазмом согласился помочь гвардейцам найти очередного одержимого, вот только гвардейцы забыли пояснить что они его не призывали. То, что одержимый окажется путешественником во времени, да ещё и аликорном многое меняло.

— Аликорном значит, – отметил злобно ухмыльнувшись. — Всё решила расовая принадлежность, а ведь я даже жалел, что попал в это время в крылато-рогатом образе. Вряд ли бы гвардейцы стали церемониться пытаясь разговорить земного пони, — отметил я пытавшись пошевелить крыльями с наложенными шинами. Было больно.

— Смею заметить – ваши слова были услышаны, – ответил Доктор. — Ваш вопрос о том, за что мы готовы умереть… Тогда я понял, что нахожусь не на той стороне.

— Но вряд ли бы выступили против этих мышекрылых садистов, — не знаю зачем пытался уязвить того кто мне помогает.

— Боюсь у меня нет навыков позволяющих в одиночку справится с девятью фестралами, причём будучи связанным, однако в одном мы всё же похожи – я бы тоже отправился в прошлое чтобы спасти будущее.

— Эмм…. Что? У тебя есть «машина времени?»

— Понимаю ваш вопрос и боюсь то что я сказал звучит слишком амбициозно, но уверен в будущем у меня будет такая возможность.

— Что? – после потери крови я слегка туго соображал, так что не мог задать более конкретного вопроса.

— Спешу вас обнадёжить, у меня нет машины для перемещения во времени. Пока нет, но есть планы и абсолютная уверенность в возможности её создания.

— У каждого из нас есть своя машина времени, — ответил, вспоминая фразу сказанную толи Дискордом толи Гармонией. — Та что перемещает в прошлое называется воспоминаниями, та что в будущее — мечтами.

— Красиво звучит, — с улыбкой отметил Доктор, но далее говорил серьёзно, — но ненаучно. Время в моём понимании — относительная размерность пространства. Я иду по пути науки, а не философии, и не использую термин «Машина времени». То что я создам будет носить название «Темпарально Абсолютно Радикальная Информационная Система», сокращённо ТАРДИС.

Тут меня будто молнией ударило. Я ведь помню эту аббревиатуру. Так называлась та ржавая будка, которую Вельвет Ремеди назвала проектом Тёмные Дни, и которая перенесла меня в это время. Также будущий элемент доброты рассказывала историю как к ней попала эта будка и что стало с её владельцем. С её слов эта будка была обита синими досками и впервые её повстречала Хомэйдж ещё до того, как обосновалась в башне десяти пони. Эта умеющая менять голос лесбиянка даже общалась с путешественником в этой будке ответив на его вопрос о самой страшной угрозе на пустоши. По её мнению, этой угрозой была Богиня из Прекрасной Долины с её армией аликорнов называемых Единство. Несложно догадаться что путешественник, узнав о такой угрозе решил проверить услышанное и переместился в недалёкое будущее как раз в эту долину. И какая ирония – в этом будущем Литлпип как раз устраняла эту угрозу путём её подрыва мегазаклинанием. У этого плана было множество последствий, начиная с уничтожения собственно Богини и ведущего с ней переговоры руководства Анклава, заканчивая моим появлением в ином мире. Теперь выяснилось, что геройство Литлпип повлияло не только на настоящее и будущее, но и на прошлое помешав Доктору его исправить. Со слов Вельвет, от Доктора после взрыва мало что осталось и его опознали лишь по чудом сохранившемуся куску метки. Якобы с ним ещё была ассистентка, но от неё остались лишь угольки и учитывая в каком виде была будка этого Доктора, охотно верю. Личность ассистентки в итоге тоже удалось раскрыть. Лира из будущего говорила, что в прошлом некий земной пони бегал по Понивилю предлагая кобылкам участие в чём-то что изменит будущее и прошлое. Лира отказалась от такого предложения, а вот одна из её подруг цветочниц с именем Роуз согласилась. Эту земную пони в будущем и изжарило до состояния угольков. Теперь же я вспоминая это будущее сделал нехитрые выводы уставившись на Доктора немигающим взглядом.

Вот она знаменитая временная петля, которая вот-вот замкнётся. Передо мной был пони, благодаря которому я и попал в настоящее, а значит я не мог сказать ему о его незавидном будущем. Нет, технически ещё как мог вот только был огромный риск разорвать временную петлю, но не в той части что предотвратит наступление войны. Если я ему сейчас всё расскажу, то он может передумать в будущее перемещаться или переместившись там не погибнет. В последнем случае Доктор может сам изменить будущее, но мне отнюдь не хотелось перекладывать на него свою миссию. Или…

Все эти временные петли, временные сдвиги и прочее скорее по части того, кто носит метку связанную со временем. Это выше моего понимания. В любом случае то, что предотвратит войну должно произойти в этом времени, так что лучше делать то что собирался не акцентируя внимание на Докторе с его машиной, которая к тому же пока ещё не существует.

Вообще решение продолжать делать что-то заведомо глупое, игнорируя столь важную находку как пони благодаря которому я и попал в это время, достойно лоботомита, и я даже возмутился бы этому факту если бы таковым не являлся. В любом случае решение принято и оно мало связано с тем что там Доктор планирует узнавать в будущем, менять в прошлом и с помощью какой машины он это сделает, вот только задумавшись над всем вышеперечисленным я невольно показал в своих тёмных глазах гамму эмоций, которые не прошли незамеченными. Не знаю что там подумал Доктор, но усмотрев на моей морде немалое удивление и желание задать множество вопросов, он не удержался от рассказа о своих планах. Гордо задрав морду смотря в потолок будто в грядущее будущее, копытный продолжил свою речь.

— ТАРДИС – моя мечта. Наука что превзойдёт магию. Врата ко всему что было или будет, — тут пони сделал драматическую возвышенную паузу, но продолжил уже не так возвышенно: — Но не тому, что могло бы быть.

— В смысле? – честно говоря я не понимал к чему вообще было добавлено «могло бы быть», и к чему вообще спрашиваю, но так как ничего не понимал то решил спросить хоть что-то.

— Известны ли тебе законы путешествия во времени? – вопросом на вопрос ответил копытный.

— Что по одному — прошлое невозможно изменить, а по второму — всё изменится стоит лишь наступить на бабочку и эти законы не могут существовать одновременно.

— Поэтому не наступай на бабочек, — не знаю была ли это шутка и если была, то отнюдь не смешная так что Доктор, видя мою недовольную физиономию дальше говорил серьёзно:

— Мой талант – время, и он выражается не только в том, что я никогда не опаздываю. С детства меня интересовал вопрос: возможно ли заглянуть в прошлое? Можно ли его изменить? Годы теории, сотни прочитанных книг, а результат – сказанные вами два закона да обнаруженное в библиотеке Кантерлота древнее заклинание которое перемещает в прошлое лишь на минуту выкидывая путешественника обратно в своё время.

— Разве этого мало? – задал я резонный вопрос и даже пояснил в чём резон: — Хотели заглянуть в прошлое и вот уже есть готовое заклятие, а то, что на одну минуту – чтобы что-то увидеть хватит и секунды.

— В том то и дело что просто увидеть, но я рассчитывал на большее и это не говоря, что это заклинание не может использовать земной пони. Старсвил Бородатый что его создал был единорогом.

— Эммм… тут меня пронзила неприятная догадка. — Ты ведь не собираешься аликорном стать и услышав, что я когда-то был земным…

— Нет! – перебил меня коричневый копытный. — Ничего подобного! Я иду по пути науки, а магия для меня – лишь вспомогательный инструмент.

— Охотно верю, — ответ был наигранно саркастичен так как в тот момент вспоминал процесс перемещения во времени.

— Главная проблема перемещения во времени – это его первый закон согласно которому прошлое невозможно изменить, — продолжал земной пони будто не замечая моего ответа, судя по энтузиазму в его голосе он явно хотел выговорится. — Полагаю то, что заклинание Старсвила перемещало всего на одну минуту было следствием этого закона. За одну минуту будущее сильно не изменишь, а если вмешательство всё же произойдёт время само всё исправит.

— Время исправит, — повторил я, намекая что сейчас он говорил о времени как о некой живой сущности. Тот понял намёк и пояснил момент:

— Я так говорил про время из-за своего таланта. Когда о чём-то так много думаешь начинаешь воспринимать его как живое. В действительности время сложно с чем-то точно сравнить. Можно приводить ассоциации, но ни одна не отразит действительности, однако всё же попробую. Время… Оно как река. Река у которой есть своё русло, по которому оно течёт неспешным потоком, однако путешественник путешествуя по этой реке может случайно или намеренно бросить в эту реку препятствие или собой перекрыть его течение создав новое русло. Однако, чтобы это произошло и препятствие должно быть большим. Куда вероятней что течение всё равно вернётся в изначальное русло лишь в одном участке протекая по непривычному маршруту, но и в этом случае временной поток пытается снести препятствие. То что Старсвил смог создать заклинание перемещающее в прошлое на столь короткий срок, как раз следствие этой попытки.

— Какая-то натянутая теория, — заметил, приведя собственный пример: — Я ведь в этом времени куда дольше одной минуты.

— И являясь препятствием уже столкнулись с попыткой времени его смести, — серьёзно ответил Доктор. — В Понивиле это выразилось практически с каждым пони, которого вы повстречали, а здесь вас пыталась устранить Ночная Гвардия. Мне известно, что вы были в Вечносвободном лесу и там внезапно пробудились звёздные медведи. Может было ещё что-то о чём я не знаю пытавшиеся вас убить или покалечить. Может это действительно звучит натянуто, но для путешественника во времени не может быть случайных встреч и вообще не может быть ничего случайного.

— То есть то, что мне Флаттершай по морде дала и гвардейцы желавшие меня в мою же машину-душегубку запихать были следствием желания времени препятствие устранить?

— Понимаю, что глупо звучит, но это так.

— Л… Ладно. У вас метка связанная со временем так что может вы и правы, но есть один нюанс, — тут замялся так как не знал как выразить свою мысль. — Могу использовать ваши аналогии с потоком и руслом?

— Разумеется и я весь в внимании.

— Мне точно известно, что тот временной поток, в котором мы сейчас находимся сам является следствием препятствия, которое я должен устранить. Чего тогда время мне препятствия ставит?

— И что же это за препятствие? – поинтересовался Доктор.

— Принцессы и Ночная Гвардия, – мой ответ был неуверенным.

— …. – земной пони замялся. — Препятствие действительно огромное. Устранить принцесс…

— Не собираюсь их устранять, — пояснил неправильно понявшему меня копытному, — только убедить отказаться от своих планов, а вот насчёт ночных пегасов термин «устранить» был точным в самом жёстком его определении.

— В любом случае это препятствие огромно, причём настолько что потоку времени проще пробить себе новое русло. Не хочу вас разочаровывать, но боюсь даже без вмешательства времени ваши шансы нулевые, а с учётом времени вообще в минус идут.

— У меня вся вторая жизнь состоит из таких шансов.

— Боюсь вы не поняли. Я непросто так упомянул что сравнение времени с потоком – весьма неточно. Сущность времени всюду искривлена. Она сплошь состоит из вероятностей и непредсказуемых моментов, однако факт наличия путешественника во времени создаёт стабильные точки событий, являющиеся частью самой реальности, которые нельзя избежать. Их можно изменить, отсрочить или приблизить, но не избежать.

— Может вернешься к ассоциациям, — сказал я заметив, что перестаю понимать о чём идёт речь. Ассоциации давали хоть какое-то представление.

— Представьте себе спираль… Даже не так – воронку в потоке, в которой поток времени затягивает путешественника к определённой точке.

— Допустим, — ответил я хотя с трудом представлял о чём идёт речь.

— Путешественник находясь на краю этой воронки не сразу поймёт что происходит так как поток всё ещё будет казаться ему медленным, но в процессе воронка будет затягивать его всё глубже, радиус этой воронки будет становится всё меньше, а течение всё быстрее. Путешественник может поддаться потоку, может плыть по его ходу ускорив темп событий или может плыть в обратном направлении наоборот оттягивая момент. Чего он не сможет так это вырваться и избежать прихода к точке на дне этой воронки. Эта точка – событие которое не может не произойти, часть самой реальности и боюсь вы уже затянуты в эту воронку, а событие на её дне, — тут копытный сделал паузу и я, догадываясь что он скажет хотел, чтобы она продлилась по дольше, – ваша смерть.

— Это ещё почему? – моё вопрос был наигранно возмущённым. Конечно я не знал ответа, но догадывался что у этого мира достаточно причин желать мне смерти.

— В противном случае неизбежен парадокс, а время не терпит парадоксы.

— Какой ещё парадокс?

— Парадокс в том, что если вы выживите, то будучи аликорном наверняка проживёте долгую тысячелетнюю жизнь, а то и вообще будете жить вечно, вот только в этом случае вы вряд ли позволите наступить тому будущему, которое хотите предотвратить, а значит в этом будущем не будете призваны в наш мир. Это ведь простая логика. Вы либо должны отказаться от своих планов изменить будущее и затаится, либо погибнуть.

Как-то сказанное Доктором не воодушевляло. Нет, я готов погибнуть за будущее, но слышать, что это псевдонаучно обосновано… Хотя Гармония ведь говорила, что я не путешественник во времени, пусть и считаю иначе. Якобы воспоминания в этом мире не пропадают в никуда. Что меня не переместили из будущего, меня воссоздали в настоящем с воспоминаниями из будущего, которое может и не произойти. В теории это должно меня уберечь от некого парадокса, вот только слова Доктора насчёт некоторых событий… Насчёт того, что каждый кто мне встречался непросто так пытался меня убить или просто морду набить – всё это было неслучайно. Может глупо в такое верить, тем более услышанное чуть ли не от первого встречного, но если задуматься, то ведь есть своя логика. Хотя всё равно многое непонятно. Главный вопрос был в том почему Доктор вообще мне это рассказывает. Нет, он конечно говорил что моя речь откликнулась в его сердце, что у него метка связанная со временем и я как путешественник из будущего ему интересен, но это слишком абстрактно. Доктор явно хотел от меня чего-то конкретного и будто прочитав мои мысли (а может Гармония у меня прочитала и подсказала их Доктору) продолжил свою лекцию:

— Что бы вы не задумывали вам лучше передумать и остаться со мной.

— … — на предложение земного пони я ответил суровым взглядом, в котором также читалось недоумение.

— Может я недостаточно убедителен и говоря о времени как о чём-то живом был некорректен, но суть верна, — отвечал копытный отвечая на моё молчаливое выражение лица своей речью и серьёзным взглядом. — Это не магия – это наука. Прибыв из будущего и пытаясь его изменить, путешественник становится обречён. Вы не сможете его изменить, не создав парадокса, вот только время не терпит парадоксы и тем кто вольно или невольно их создаёт, выносит приговор.

— Оно в любом случае вынесет мне приговор, — ответил я. — Все мы когда-нибудь умрём и в этом мне повезло. Делаю это не впервой, знаю за что стоит умереть и даже выбрал такое счастье.

— Это не счастье – это участь, и вы её можете избежать.

— Вы же говорили, что из воронки нельзя выбраться.

— Нельзя, но можно отсрочить момент, когда дойдёте до точки и за это время можно найти другой путь.

— Что? – обычно я задаю конкретные вопросы, но тут всё было слишком абстрактно, так что и вопрос был без конкретики, просто показывающим моё недоумение. Благо Доктор был далее более точен в формулировках.

— Вы хотите изменить будущее, вот только вмешательство в ход времени лучше доверить тому, у кого есть соответствующий талант, — пони явно намекал на свою метку. — Несложно догадаться какие у вас методы, — сказал копытный оглядев помещение полное трупов ночных пегасов, — и с уверенностью заявляю – так будущее не изменить. Со временем не нужно воевать, с ним нужно договариваться. По этому принципу будет работать и моя будущая ТАРДИС. То что вы прибыли из будущего и существование заклинания Старсвирла, доказывает возможность её постройки, нужно лишь решить технические вопросы.

— Будку телефонную что ли найти? – зря это сказал. Копытный тут же сменил выражение серьёзности на радостную улыбку.

— Вы знали!.. У меня получится! Всё получится!

— Всё кроме «договорится со временем», — ответил я вспоминая судьбу Доктора в будущем.

— Вот для этого мне и понадобится ваша помощь. Она не только поможет ускорить создание ТАРДИС, но и убережёт от множества ошибок. Конечно мне бы было приятнее путешествовать с симпатичной ассистенткой, но призрак-аликорн – тоже заманчивый вариант.

— Вначале технические проблемы реши, причём я не технарь, — ответил, вспоминая покойного полосатого гуля, который и занимался починкой ТАРДИС в будущем, но так и не понял, как она работает.

— Любые намёки, — улыбаясь говорил Доктор, — да хоть описание как она выглядит, всё что угодно будет огромной помощью. Вместе мы построим ТАРДИС раньше, чем случится непоправимое.

— Сами себе противоречите, — ответил я действительно заметив несоответствие, — либо тот приговор который невозможно избежать ждёт меня в другом времени, так что какой смысл?

— Смысл в том что будущее нельзя изменить просто кого-то убив, нельзя воздействовать на время насилием. Со временем нужно договариваться, на этом и будет построена моя ТАРДИС — «Темпарально Абсолютно Радикальная Информационная Система». Это не просто аббревиатура. Такой машине понадобится огромная вычислительная мощность. Настолько огромная что уровень искусственного интеллекта этой машины позволит считать её живым существом способным путём вычислений и логических заключений предсказывать будущее и видеть прошлое. В этом и заключается техническая проблема её создания. Вторая проблема – источник энергии для машины способной перемещаться в пространстве и времени. Третья — экранирование от столь мощной энергии. Проблемы очень серьёзные, причём настолько что даже сомневался в возможности их решения, но не теперь. Собрав ТАРДИС, мы сможем переместиться… Даже не так. В такой машине не перемещаются, также как со временем, с ней договариваются, после чего нас закинет в точку пространства и времени где мы сможем вернуть ход течения времени в изначальное русло не создав парадокса.

— Или перенесёмся в точку, в которой погибнем ничего не изменив тоже не создав парадокса, — ответил, всё ещё вспоминая судьбу Доктора из будущего.

— С ассистентом знающим это будущее, — копытный явно меня имел ввиду, — риск будет минимальным. В любом случае для вас это куда лучшая судьба чем тот приговор, который время устроило вам в этом… времени. И прошу прощения, — тут копытный опустил уши указывая взглядом на мои многочисленные раны, — но вам нужен доктор.

— Вам тоже, только со специальностью психиатрия, — ответил я тому кто со временем договариваться собирался.

— Вы не понимаете, "приговор времени" — это не абстрактное название. Это такой же научный термин как парадокс или временная петля.

— Мне всё равно.

Время устроило во времени – какое-то масло масляное, но я понял, что Доктор имел ввиду, да и в моём состоянии лезть в бой – самоубийство и без всякого приговора времени. Однако у медали была и другая сторона. Гармония говорила, что я не из будущего, что я воссоздан в настоящем (пусть и с воспоминаниями из будущего, но в мире созданном Чернильницей воспоминания значат нечто большее своего классического понятия), а значит могу и не создать парадокса. Однако Доктор указал на неслучайность того, что в этом мирном мире ко мне мало кто относится мирно. Может это и звучит как бред, но не самая бредовая теория в сравнении с теми что казались правдой. Также если я послушаю Доктора возможность изменить будущее никуда не пропадёт. Уж мне то известно, что он точно соберёт свою машину и если я ему расскажу на чём будет основана его «Темпарально Абсолютно Радикальная Информационная Система» и какой у неё будет источник энергии то точно быстрее создадим эту ТАРДИС. С другой стороны, Гармония будет недовольна что кусок её дерева будет деталью телефонной будки, да и факт использования её элементов как батареек может быть воспринят не лучшим образом. Не лучшим, но не откажет. Скажет пару ласковых, может в кристаллы замурует, но примет новый план. Хотя такой ли он новый? Технически я ведь уже «договорился с ТАРДИС». У меня был диалог с Гармонией как в будущем, так и в настоящем. Она показывала мне что было, что будет, что может быть. Я не принял её предложение решив изменить мир другим способом, в котором я не буду исполняющим обязанности Чернильницы. Как правда в таком случае я избегал парадокса и приговора времени, но со способностями Чернильницы и возможностью видеть будущее могу поверить, что можно изменить что угодно, даже в обход законов времени. Однако даже то заманчивое предложение Гармонии я отверг, так что логично что и предложение Доктора постигнет та же участь, вот только его фраза… «Вам нужен доктор».

Гвардейцы хорошо поработали. Не так хорошо, как Литлпип и некоторые герои пустоши, но всё равно хорошо. Пускай холод от спрея уже начал затягивать раны, но многочисленные переломы, промежутки в зубах, боль в голове (особенно в той части из которой обломок рога торчал) и многое другое было не в пользу изначального плана. Я и в таком виде боеспособен, но намеренно в таком состоянии идти против Ночной Гвардии при возможности подождать залечив раны, будет глупым решением. Я это понимал и отнюдь не хотел принимать решение достойное лоботомита, вот только в ситуации был один нюанс.

Оставим подробности насчёт того, что вся эта теория про парадоксы, потоки времени, события которые часть самой реальности, временные воронки, возможность договорится со временем и его приговор, что во всём этом не то что ноль логики, а она уходит в минус. Оставим это на совести копытного с меткой песочных часов которому отчасти я поверил. Собственное состояние, предложения Доктора и Гармонии, грядущий приговор времени, судьба этого мира и многое другое, всё это перевешивалось фактом незадачливой фокусницы.

Огромный фестрал (которого я мерином сделал) говорил, что её схватили и у него есть планы на её петлю. Ещё до того, как я раскроил череп этого мерину он утратил возможность насильничать, вот только вряд ли в гвардии он был единственным таким «любвеобильным». Пока тут меня Доктор лечил параллельно дискуссии о времени, какой-то другой фестрал с глазом на броне может сейчас хорошо проводить время с несчастной единорожкой и вряд ли всё будет по обоюдному согласию.

Мысли о том что фестралы Трикси по кругу пустили заставляло моё сердце биться чаще, а копытца не сильно искрится. Доктор это заметил и напомнив, что эмоции порождают магию, а у земных пони магия находит выход именно в копытцах, предложил попробовать помагичить без использования рога; всё равно он был сломан. Я принял совет и вначале упорядочив разряды далее убрал их, создав на их месте ауру холода. Доктор впечатлился увиденным, а вот я не очень, ведь и ранее так мог. Ну хоть такая способность осталось. То, что потеряв рог не лишился возможности копытцами магичить очень радовало, вот только рог всё же был полезной частью тела. Если исключить посиделки с Гармонией большую часть времени в этом (пардон) времени я провёл под заклинанием невидимости, что с моей внешностью было фактором выживания. Теперь я так не мог и придётся… Применять опыт Лиры из будущего? В коробке прятаться? У Лиры конечно была колоритная внешность, но её толстовка и арафатка всё же не так заметны как мой рост и кожистые крылья; последние ещё и с шинами на каждом «пальце». Затеряться в толпе не получится, а прятаться в мире населённом существами со столь огромными глазами…

Недодумав мысль начал отчаянно пытаться создать заклинание невидимости без использования рога. Конечно на первый взгляд это было невозможно, но ведь мой кинез на копытцах в сравнении с местными был более развит, также в будущем я смог создать ауру позволяющую по облакам ходить, а в настоящем создавал разряды и холод. Конечно для сложных заклинаний нужен «инструмент» по сложнее копытц, но аура невидимости технически была не очень сложной. Её Трикси «изобрела» будучи посредственной фокусницей и даже я освоил этот навык. Теперь же мне надо освоить навык использования этого заклинания без помощи рук, то есть рога.

Это было непросто, но воодушевляющие слова Доктора и мои эмоции вызванные судьбой Трикси сделали своё дело. Спустя примерно три минуты странной медитации копытца стали прозрачными. После чего эта прозрачность за пять секунд распространилась по всему телу. Ранее заклинание действовало мгновенно за секунду делая невидимкой, но был рад и такому эффекту. Что огорчало так это какие усилия приходилось прикладывать чтобы это заклинание сотворить и как напрягаться чтобы удержать. Конечно, и ранее не мог постоянно ходить как стекольщик, но теперь мог находится в таком виде буквально минуты и то казалось, что малейшее отвлечение, будь то пролетающая муха, собьёт концентрацию. В любом случае это было лучше чем ничего и земной пони смотря на происходящее высказал восхищение. В ответ я его поблагодарил за лестные слова и остальную помощь.

Доктор действительно мне помог. Он наложил шины на переломы извёл два баллончика с охлаждающим спреем что взял с собой и один найденный в аптечке Балка. Ещё он хотел зашить мне ножевое ранение и колотое на скальпе (от перьевой ручки), но я отказался так что и там только спрей, но всё же земной пони проявил навыки шитья. Используя взятый мной из бутика Рарити швейный набор, он зашил мой комбинезон с балахоном. Зашил довольно грубо, но от земного пони и такого не ждал так что, отдавая ему свои шмотки не думал брать их назад, надеясь найти у мёртвых гвардейцев броню подходящего размера. В итоге передумал и взял назад свой грязный комбинезон с балахоном и арафатку.

Обмундирование Ночной Гвардии хотя и имело возможность подгона, но мне всё равно не подошло. Нестандартные оказались размеры. Броня фестрала заражённого ядовитой шуткой оказалась, мягко говоря, тесновата, у остальных были примерно те же габариты так что не стал раздевать трупы, а вот шмотки чёрного амбала что меня пытал казались подходящим вариантом. Брезгливо я раздел безголовое тело и узнал что насильник не соврал насчёт своего таланта (у него метка действительно изображала перьевую ручку). Морщась одев окровавленную броню, понял, что ходить в ней всё равно что с колокольчиком на шее. Может будучи подогнанной по размеру, она не создаёт лязга при ходьбе, но моё худощавое телосложение сильно отличалось от того, что было у мышекрылого амбала. Как не затягивал ремешки, как не пытался – всё равно лязгало. В итоге без сожаления сбросил эту амуницию с рептильным глазом на груди в пользу своих грубо зашитых грязных шмоток.

Хотя всё же в моей форме одежды появились элементы снятые с амуниции гвардейцев. Шлемы для моей уже не такой рогатой головы по понятным причинам не рассматривал (хотя из любопытства я всё же сняв один сделал интересное открытие — в них была встроена гарнитура) как и накопытники, а вот поножи с выдвижными клинками и стреляющими устройствами оказались очень удобны, да и снимал их не с трупа (они принадлежали заражённому Шуткой) так что не особо брезговал. Так же мой балахон (помимо ремня сдерживающего сломанные крылья) оказался стянут ременно-разгрузочной системой с подсумками и ножнами. В подсумках же были магазины для пп, болы, баллончики со спреем, в ножнах – метательные клинки. Надев этот «джентльменский набор» попрыгал перед зеркалом, после чего подтянул некоторые ремешки. После следующего подпрыгивания убедился – ничего не лязгает.

Закончив с амуницией, далее занялся оружием и тут выбор был очевиден. Дробовики даже не рассматривал. Не был любителем данного типа оружия считая его не универсальным (если будут подходящие условия то лучше его затрофеить на месте), местные интерпретации ПП STEN казались предпочтительней, но и от них отказался в пользу местной версии MAC-10. Этим пп был вооружён крупный чёрный ночной пегас что командовал гвардейцами. Не то чтобы мне льстило использовать трофеи командного состава, но этот пп спас мне жизнь. Пускай это просто стреляющая железка, но не хотелось выбрасывать предмет которому я обязан жизнью в пользу другого пп по виду сделанного из водопроводных труб. Пускай MAC-10 годится лишь для перестрелки в телефонной будке, но я и не собирался сражаться на открытой местности, да и он компактный, под балахоном носить можно. В итоге выбрал именно этот пп, зато боеприпасами снарядился так будто собирался по Балканам гулять. Если гвардейцы были защищены железом доспехов, то я защитился железом полных магазинов в подсумках. Может это и было излишне, но когда прыгал – не лязгало, а груз хорошо распределялся по четырёхногому телу. Завершила эту композицию сумки Темпест с бомбами, которую закинул на спину.

В таком виде я и простоял молча полминуты перед зеркальной стеной любуясь на свой страшный и жалкий вид. Параллельно созерцания своей персоны моё сознание провалилось в одну большую пропасть внутри которой мои воспалённые извилины терзал один злободневный вопрос: кого мне винить? То что я услышал за последние часы многое меняло делая и так сложную ситуацию ещё более неоднозначной. Если кратко перечислить: в этом мире есть и другие кристальные деревья, Гармония многое не сказала и использует для своих неясных целей, Ночная Гвардия оказалась даже более психованной чем предполагал и из-за меня несчастная Трикси стала её пленником. А будущее мне вряд ли удастся изменить так как против меня выступают не гвардейцы, не принцессы и даже не этот мир, а само время и в итоге меня ждёт незавидная судьба – «приговор времени».

Однако в этом мире, в этом времени у меня появился неожиданный союзник, причём как раз с талантом связанным со временем. Он не только раскрыл мне глаза на некоторые странности, но даже предложил план в котором я не погибну и изменю будущее. С его слов это даже обойдётся без жертв путём переговоров. Я сложно представлял эти переговоры, но слова «без жертв» звучали заманчиво. Так и представил как я с Доктором в прошлом или настоящем говорим принцессам о будущем после чего: «Извиняйте я был не прав априори, На убийства теперь у меня мораторий, Доктор и Грей род пони спасли, Всех кроме Эпплснека и Диджея Пон Три». Заманчивое предложение только придётся запастись терпением и оставить несчастную Трикси на потеху мышекрылым насильникам. Последнее всё перечёркивало.

Рассказав о своих планах на Трикси огромный фестрал перешёл в начало моего списка если бы он у меня был. Теперь он мёртв, но в списке ещё сотни других кожистокрылых. Изменю ли я будущее или нет, теперь это было не столь важно. Теперь моей целью было спасти незадачливую фокусницу. Я не мог оставить её на потеху кожистокрылым насильникам так что решение было принято. Пусть будущее не изменится, но Трикси в нём будет жить. Пусть она будет недовольна такой жизнью, но проживёт столетия, умрёт счастливой и её сущность воплотиться на Земле. Может ставить судьбу целого мира в пользу одной единорожки, которая и не будет рада долгой жизни – не логично и не правильно, тем более не так уж я её любил, но она меня любила… точнее будет любить. Я не оставлю её на потеху фестралам-садистам.

Решение было принято, вот только не было конкретики как я должен его воплотить. Гармония говорила что у фестралов под Кантерлотом своя обитель где они творят то о чём Гармония постеснялась говорить, но этого мало. Я не знал где они держат Трикси и не факт что это под Кантерлотом, однако… Доктор. Этот земной пони работал на Ночную Гвардию. Он может помочь.

Сделав нехитрый вывод я вкратце рассказал копытному о своих причинах отказа от его предложения и что мне от него нужно. Тот естественно пытался меня отговорить утверждая что из всех возможных решений это самое худшее. Что я не только не изменю прошлое, но и Трикси вряд ли спасу. Также при этом варианте моя смерть будет вероятной на сто процентов. Но меня устраивал такой процент так что далее начав со слов «Если всё равно скоро меня не станет, то пока я жив давай...» начал задавать много вопросов.

В первую очередь интересовали сами ночные пегасы, точнее то насколько они изменились. Доктор утверждал что его, как пони от науки, привлекли с самого начала, но результаты его исследований будут малополезны. Ему неизвестно по какому принципу это происходит, но употребление крови одержимого действительно освобождает от влияния излучения Дерева Гармонии. Однако у аномальной крови очень короткий срок действия. Холод его немного продлевает, но это не выход. Выход же фестралы нашли разбивая черепа одержимым. Образующиеся при этом облако аномальной ауры не только оказывает на попавших под него благотворное воздействие, но, в случае если попавший употреблял аномальную кровь, иммунитет к излучению Дерева Гармонии становится постоянным. Процесс этого «освобождения» вызывает сокращение всех мышц, сопровождаемое резкой болью. После данной стадии происходит временное замедление сердечной деятельности, которая вскоре восстанавливается. Электрическая активность головного мозга при этом усиливается и кажется беспорядочной, однако также приходит в норму, если считать нормой что она всё равно остаётся усиленной. Внешне при этом пони не изменяется, даже цвет радужки глаз остаётся прежним; хотя у некоторых одержимых после призыва он становился чёрного цвета; у меня как раз такой случай. Помимо освобождения от Гармонии есть и побочные эффекты. «Освобождённые» становятся гораздо активней, испытывают меньшую усталость, становятся сильнее физически. Всё перечисленное относится и к половой активности, что выражается в похищениях устраиваемых фестралами. О их психике Доктор отказался говорить сославшись на то что я уже всё знаю.

Насчёт их логова под Кантерлотом то Доктор был ещё более скуп на подробности. Он утверждал что его туда не пускали о том что там происходит он может только догадываться. Он даже не знает как гвардейцы называют это место и про себя называл его «Обитель Кошмаров». Название вообще то уже было занято. Доктор сказал что так называлось некое тайное место в горах где обитали ночные пегасы отказавшиеся принимать власть Селестии, после того как та изгнала свою сестру. Сам Доктор не верит, что какие-то пони могли не признать в Селестии правителя, но уверен, что «Обитель Кошмаров» действительно существует. После освобождения принцессы Луны от «Ночного Кошмара» её ждала небольшая армия обученных и экипированных мышекрылых пони о которых среди обычных пони лишь ходили легенды. Однако это лирическое отступление.

Где бы не была эта «Обитель кошмаров» мне она не должна быть интересна и настоящие кошмары творятся под Кантерлотом. Именно туда гвардейцы утаскивают призванных одержимых и одиноких кобылок, именно там хранятся документы и оружие из Сталлионграда, записи о заклинании призыва тоже должны быть в этом месте и уж точно именно туда гвардейцы утащили несчастную Трикси. Меня самого собирались туда утащить и вспомнив этот факт даже немного пожалел что убил девятерых гвардейцев.

Теперь передо мной встала проблема как попасть даже не в «Обитель кошмара», а просто в Кантерлот. С моей то внешностью это весьма проблематично, а долго использовать заклинание невидимости я не мог. И тут опять помог (рояль в кустах) коричневый земной пони. Не знаю как (наверное Гармония подсказала), но он догадался о чём я думал и предложил помощь. Он пообещал что не только доставит меня в Кантерлот, но и покажет потайной вход в замок. В ответ же он ничего не попросил, а когда я резонно усомнился предположив что он в ловушку ведёт, то Доктор ответил что я прав. В городе на горе меня действительно ждёт ловушка и «приговор времени», но так как я преследую благие цели, а у него метка связанная со временем, то как честный пони он не откажет в помощи.

Крупный фестрал рассказал достаточно чтобы убедится — Ночная Гвардия творит ужасные вещи строя ещё более жуткие планы. Доктор не знает что за будущее я хочу предотвратить, но был уверен что его мир не заслуживает участи «Огня и железа» которое ему готовят фестралы. Если мне удастся их уничтожить то если я и не предотвращу это будущее то смогу его хотя бы отсрочить. Если же меня схватят или убьют (что более вероятно), то в своё время всё равно все получат свой приговор, но Доктор надеется на первый вариант — что я смогу спасти Трикси, перебью гвардейцев, а после буду убит. Последнее он не хочет, но тут вступают в дело законы времени.

В любом случае после такого Доктор будет в выигрыше. Ему известно что он играет важную роль в этом мире и даже ночные пегасы ничего ему не сделают без приказа принцесс, а те (принцессы) точно его не отдадут. Если же его всё равно привлекут то он скажет что его в заложники взяли и если с ним что-то случится то это нарушит поток времени. Но скорее всего ему удастся остаться не приделах. Гвардейцы перестанут его привлекать для изучения аномалий и создания оружия и у Доктора будет больше времени чтобы создать свою машину, а в том что её удастся создать Доктор теперь не сомневался.

На этом лирика закончилась и Доктор сказал мне ждать так как ему нужно меня незаметно доставить к воздушному шару. Я принял предложение, но после ухода Доктора опасаясь очередной ловушки занял позицию за одним из тренажёров. Благо опасения были ложными, никакого налёта фестралов не было и Доктор вернулся один, после чего сказал чтобы выйдя из помещения я прыгал в стоящую у дверей повозку. У дверей меня действительно ждала гружённая лепестками роз телега без тяговой силы. То что копытный с меткой песочных часов сам решил впрячься чтобы меня доставить было не так иронично как содержимое телеги в которой я прятался. Мне вспомнились что ассистентку Доктора звали Роуз и теперь в прошлом пони создавший «машину времени» тянет повозку с лепестками роз и тем кто воспользовался этой машиной. Кругом символизм и на розах символизм не закончился.

Доктор действительно привёз меня к площадке с привязанным воздушным шаром вот только, как выяснилось, он не собирался им управлять. Лягнув телегу, что было условным сигналом, он приказал мне выйти после чего я увидел что у шара нас встретила розовая земная пони с жёлтой гривой и хвостом, а также меткой двух вишен. Из одежды на ней был кожистый лётный шлем с очками, что как бы намекало кто будет пилотировать воздушный шар. Доктор говорил что её зовут Черри Берри, что она земная пони с талантом поедания вишни, но никак не связанный с воздухоплаванием талант и просто подвидовая принадлежность земной пони не перечеркнули её детское желание подняться в небо. Теперь эта любительница вишни и полётов должна будет по воздуху доставить убийцу (со сломанными крыльями) с вишнёвого ранчо. Кругом символизм и я даже перестал ему удивятся, а вот Черри Берри...

Её взгляд выражающий удивление моим обликом… Казалось что если бы на ней были надеты лётные очки то их стёкла бы были выдавлены изнутри. Я же ответил без слов неширокой улыбкой без оскала демонстрируя своё дружелюбие, после чего следуя оговоренному с Доктором плану быстро запрыгнул в корзину воздушного шара пока прохожие меня не заметили; хотя было ранее утро так что прохожих было немного. Далее заняв место в корзине навострив уши вслушался в шёпот Доктора. Разобрал не все слова, но понял что земной пони просил воздухоплавательницу не кричать и что я – и есть тот о ком он говорил. Также он упомянул некое агентство (наверное то в котором состоит Лира) и что мы выполняем настолько тайную операцию что о ней не знает даже её руководство и если Берри проболтается то в Тартар её не сошлют, но память точно сотрут.

То что я услышал было не так интересно как возникшие после этого вопросы. Доктор не говорил мне что знает об агентстве. Я думал он СПС (Сам По Себе) просто Ночная Гвардия его подрядила для изучения освобождённых от влияния Дерева Гармонии да прочих научных работ, а тут выясняется что он в курсе про агентство которое память стирает и даже угрожает этим несчастной Черри Берри. Последняя тоже знает об агентстве, но точно там не состоит, а вот насчёт Доктора не так уверен. Хотя… Лира не упоминала что коричневый земной пони был её коллегой, да и поведением Доктор не тянет на тайного агента. Может агентство его подрядило также как Ночная Гвардия? Может, а может и нет. Меня это не волновало. Это были просто мысли насчёт ситуации, а то что по настоящему волновало так это благополучно ли мы доберёмся до Кантерлота и судьба Трикси.

Насчёт первого зря волновался. Полёт прошёл благополучно. Доктор как и я запрыгнул в корзину, Черри Берри отвязала шар и тоже заняла своё место, после чего раскочегарила горелку и воздушный шар с тремя копытными благополучно оторвался от земли. Полёт был долгим так что не обошлось без разговоров на различные темы.

По понятным причинам больше всего внимания было к моей персоне. Черри Берри несколько раз повторяла что до сих пор с трудом верит в моё существование и очень рада что я воспользовался её услугой пилота; знала бы что у меня сумки полные бомб была бы не так рада. Она и подумать не могла что в её мире существует жеребец-аликорн и с румянцем на щеках невольно ляпнула что таких как я только во снах видала. Однако её фантазии небыли калеками, а я с её слов выглядел будто меня «Большая Медведица» прожевала и выплюнула. На данное сравнение ответил, что недавно такое вполне могло произойти только выплёвывать бы не стали, а история как меня привели в такой вид будет неприятна для ушек вишнёвой пони. Черри Берри на такой ответ опустила свои ушки, однако не замолчала. Я её понимал так как воздушный шар не отличался скоростными характеристиками и она, как все пони, будучи общительной желала скоротать время, вот только темы для разговоров были очень неудачными.

Дело в том что Черри Берри, поняв что я не желаю о себе говорить, решила рассказать о своей персоне. Я не был против узнать, как эту пони в детстве на спине пегас прокатил после чего она загорелась желанием самостоятельно подняться в небо, как она свою метку получила и прочее, но вот разговоры о трудовой деятельности этой рабочей лошадки… Она упомянула что когда то жила и работала на ранчо Черри Джубили в Эпплузе и там с ней произошло несколько курьёзов. Большинство связано с тем что Черри Берри имела талант поедания вишни, а не её сбора или выращивания и мисс Джубили была недовольна что её работница съедала больше вишни чем собирала. Данные рассказы может и показались бы забавными если бы не воспоминание о том что я устроил на этом ранчо. Данное воспоминание отразилось гаммой отрицательных эмоций, а те аурой холода вокруг копытц, так что вскоре в корзине воздушного шара резко похолодало. Черри не думала что я без рога магичить могу и решила будто мы прошли через холодные воздушные массы, а Доктор будучи умным пони и знающим про инцидент на вишнёвом ранчо обо всём догадался и попросил Черри закончить тему, а то был риск что аурой холода я могу невольно горелку погасить. За холод я извинился после чего дальше следил за случайной и не случайной аурой, а двое земных пони пытались согреться у горелки. К сожалению, основное тепло уходило вверх к шару, так что пилот этого шара предложила всем обняться, но тут я и Доктор были солидарны помотав мордами. Черри Берри конечно милая пони и мы небыли против обнимашек, но учитывая куда и зачем мы летим лучше воздержаться от такого способа согреться. Если бы Черри Берри знала то всё поняла.

После того как холод выветрился, а мы все поняли что разговоры не заладились розовая земная пони предложила скоротать время за трапезой. У неё с собой была огромная корзина с едой я и Доктор не завтракали так что не отказались. Увы наестся не удалось так как для троих еды всё же было маловато и то она была бутербродами, вишней, да бутербродами с вишнёвым вареньем. Видя такое гастрономическое однообразие думал отказаться так как у меня было слишком много плохих воспоминаний, связанных с вишней, но голод взял своё. В итоге перекус всем пошёл на пользу, даже настроение улучшив так что дальнейший полёт удалось скоротать за разговорами.

Говорили в основном я и Доктор. Доктор очень просил меня передумать и принять его план. Что ещё не поздно развернуть шар или в Кантерлоте вместо того чтобы посещать дворец навестить его хорошую подругу Менуэт. (Так и хочется произнести это имя как… как все догадались.) Что эта единорожка имеет аналогичную метку, связанную со временем, но Доктору не удалось уговорить Менуэт заняться с ним наукой. Однако увидев настоящего путешественника во времени, да ещё и аликорна, она точно передумает. Эта Менуэт станет для Доктора ещё одним ассистентом и втроём мы гораздо быстрее создадим «Темпарально Абсолютно Радикальную Информационную Систему». Также эта единорожка практикует стоматологическую деятельность и подлечит мои зубки, а может и рог на место поставит; специально для этого Доктор даже взял с собой его обломок. Заманчивое было предложение, но я отказался ограничившись лишь вопросом насчёт её адреса. Я собирался вызволить Трикси, так что было полезно знать где можно укрыться если мне вправду удастся вызволить незадачливую фокусницу. Доктор выполнил просьбу и даже сказал что будет нас там ждать, но в случае если вместо меня и Трикси к Менуэт наведается кто-то ещё — будет всё отрицать.

Так за пустыми разговорами мы и долетели до города на горе. Разговоры действительно были пустыми. Черри Берри понятия не имела о чём идёт речь, Доктор впустую пытался меня уговорить «договорится со временем», а я понимая что не вернусь из «Обители кошмара» тем не менее спрашивал Доктора о месте жительства Менуэт «опасаясь» что «возвращаясь» могу перепутать адрес. В итоге после посадки шара Доктор отдал Черри Берри горсть монет, а я все те что дала Гармония; деньги мне теперь точно не понадобятся, тем более из эпохи Дискорда. Далее Доктор велел мне ждать после чего выпрыгнув из корзины поскакал куда-то вглубь городских кварталов. Я его проводил недовольным взглядом высунувшись из корзины скрывая себя заклинанием невидимости чем вызвал интерес у Черри Берри; то что колдовать возможно и без рога её удивило не меньше чем неизвестный аликорн.

Опасения что Доктор вернётся с отрядом гвардейцев не подтвердились так что я перестал держать наготове MAC-10. Коричневый земной пони вернулся будучи запряжённым в телегу с сеном. В этой сухой траве я и скрылся выпрыгнув из корзины и запрыгнув в повозку. Далее меня ждала увлекательная поездка, в которой увы мог лишь изредка высовывая морду любоваться на местную архитектуру. Конечно можно было смотреть прямо через сено и деревянный бортик повозки, особое зрение позволяло, но хотелось оценить довоенный город в его истинных цветах. В итоге как хотел так и перехотел. Местная архитектура, конечно, заслуживала внимания, но любоваться на неё точно следовало не из гружёной сеном повозки. Также это было малость унизительно – так прятаться, когда телегу с твоей персоной тянет брат по разуму. Понятно, что на Земле тоже практикуют рикши, но всё равно было как-то… Чувствовал себя инвалидом, который вынужден скрывать свой недуг. А ведь… Я ведь калека, пусть и скрываю не недуг, а вообще свою персону.

Глупые рассуждения, но земной пони тянул повозку не очень быстро, время надо было скоротать, а думая о Трикси опасался, что опять непроизвольно смагичу. Честно говоря хотелось это сделать вполне произвольно высунув копытце и подав небольшой разряд к южному месту тяговой силы моего гужевого транспорта, чтобы хоть немного ходу прибавил, но в один момент Доктор остановил телегу, и не сильно лягнув повозку далее сообщил что мы напротив дома Менуэт.

Осторожно высунувшись, я понял, что житель этого дома точно имеет талант, связанный со временем. Небольшая лестница вела ко странной двери в форме песочных часов. На месте глазка этой двери был вырез в форме песочных часов. Окна были аналогичной формы и над ними также был небольшой фигурный вырез аналогичной формы. У жителя этого дома действительно талант связанный со временем, раз он выражается его не только её меткой, но и видом жилища.

Доктор остановившись напротив этого жилища в очередной раз предлагал мне отказаться от своего плана и вместо того чтобы лезть в подземелья полные злобных ночных пегасов, зайти в дом к дружелюбной единорожке, но я отказался. «В подземельях тоже должна быть одна единорожка и я её не брошу» — после сказанного высунув копытце наконец сделал то что уже давно хотел. Доктор, получив несильный разряд ответил «Дискорд тебя раздери» после чего продолжил путь, но было поздно. Жительница странного дома выглянула в окно после чего открыла дверь и гарцуя прискакала к запряжённому земному пони. Доктор не соврал, у этой Менуэт действительно была аналогичная метка, в остальном в их внешности не было ничего общего. Голубой цвет шкуры, бело-синяя грива и хвост разделённые на цветные половинки (рог единорожки казалось и разделял эти половины), голубые глаза. Поведение единорожки также было прямым противопоставлением поведению коричневого земного пони. Доктор хотя не был обделён эмоциями, но был довольно сдержан, Менуэт же только не светилась, демонстрируя свою радость встречи. А её речь… По уровню писклявости голоса и быстроте произношения слов её обходила разве что Пинки Пай. «Какими судьбами?! Ты раньше меня не навещал. Есть проблемы с зубами? Я не буду заниматься наукой! О чём ты говорил с повозкой?!» — лишь немногое что я разобрал. Доктор на это ответил, что, когда занимаешься наукой смотришь на вещи по-другому и с повозкой есть о чём поговорить, что он действительно приехал к ней, но зайдёт позже и будет не против проверить свои зубки. Менуэт на это ответила каким-то радостным визгом после чего сказав, что ей нужно время подготовить инструменты и угощения ускакала в направлении своего дома. Моментально стало так тихо, и даже скрип колёс казалось не нарушал зловещую тишину, так что Доктор счёл разумным прервать неудобное молчание ответив на незаданный вопрос:

— Не подумай, у нас нет отношений. Менуэт, конечно, милая пони, я был бы счастлив иметь ассистента с аналогичном моему талантом, но не считать её своей особенной. Я люблю, когда в доме тихо, а угощения о которых она говорила – это бутерброды с зубной пастой.

Бррр… Я аж вздрогнул. Кто-то в этом мире кроме яблок ничего не ест, у других мания к вишне, а странная пони с причёской под цвет зубной пасты использует эту пасту как еду; а ведь она даже не космонавт из тюбиков есть. Надеюсь этот бзик – не влияние Гармонии, а то моё и без того неоднозначное к ней отношение упадёт ещё ниже. В любом случае если Доктор не соврал, то решив ради меня погостить у Менуэт он идёт на большие жертвы. Тем сильнее утешение что я отказался от его приглашения.

Дальнейшая поездка прошла без приключений. Жители Кантерлота не обращали на повозку с моей персоной никакого внимания. Они вообще ни на что внимания не обращали задрав морду к небу и даже глаза прикрывали демонстрируя своё пренебрежение к окружающему миру. Исключением была какая-то странная розовая копытная с не в меру длинной шерстью делающей её похожей на овцу и когда она попыталась попробовать сено из моей повозки даже опасался раскрытия, но доктор негромко топнув по брусчатке быстро её отогнал. Далее земной пони проведя меня через какую-то ресторанную улицу (едой почему-то совершенно не пахло) остановился у какого-то входа под навесом. Далее он лягнул повозку сигнализировав что мы приехали и велел пока на улице никого нет быстро выбираться и забегать в помещение. Так я и сделал, приготовив метательные клинки для охраны, но в помещении никого не было. Это просто было пустое помещение, в котором судя по окружению, разложенному инструменту и прочему строительному инвентарю вели косметический ремонт.

На моё недоумение Доктор ответил, что вход именно здесь. Недостроенный ресторан за пределами ресторанной улицы впритык к стенам дворца является идеальным прикрытием. Городская стража обходит этот район как по расписанию так что их ночным коллегам несложно действовать в тайне от них. Местные жители, которые в большинстве задирающие нос снобы, обходят это место, да и пользуются этим входом в основном по ночам, когда все спят. Будучи уверенными в надёжности прикрытия Ночная Гвардия тут даже караул не ставит, так как ночные пегасы особенно днём будут привлекать внимание, а пони других подвидов гвардейцы не доверяют. Даже доверие оказанное Доктору было не полным. Вход то ему показали, но потом спохватились и дальше провели, завязав глаза.

Интересный был рассказ, но малополезный. Раз копытный не знает плана подземелий Кантерлота, то дальше он будет бесполезен так что я не просил его пойти дальше со мной, тем более у нас уже было оговорено что Доктор будет ждать меня в доме Менуэт. Напомнив ему этот момент, я вызвал грусть у земного пони что выразилось опущенными ушами и грустным выражением глаз. Меня даже тронуло что он так беспокоится за мою судьбу, но не так сильно чтобы перебить беспокойство о судьбе Трикси, так что дальше я попросил без разговоров открыть наконец злополучный потайной вход.

С той же печалью в глазах коричневый земной пони начал осматривать кирпичную стену в помещении после чего начал поочерёдно казалось прямо из гривы достал отвёртку и стукая ей по кирпичам после надавил на один из них. К моему удивлению он (кирпич) поддался и вдавился подобно кнопке, после чего стена открылась подобно двери, причём без пыли и грохота.

— Тут наши пути расходятся, – сказал коричневый земной пони, — но это не значит что я не могу продолжить вам помогать. Возьмите мою «звуковую отвёртку», – договорив земной пони протянул мне отвёртку которой стучал по стене.

— Я не был против подарков, но у меня и так хватает холодного оружия, – ответил я земному пони намекая на выкидные клинки на поножах и метательные ножи.

— Это не оружие, – серьёзно ответил Доктор. — Это инструмент. Звуковая отвёртка — одно из моих ранних изобретений.

— И чего же в ней звукового? – спросил недоверчивым тоном внимательно осматривая инструмент выглядящий как самая обычная отвёртка с прямым наконечником.

— Это отвёртка, – чуть неуверенным голосом ответил копытный, — и она издаёт звуки, – в подтверждение слов он постучал отвёрткой по открытой двери, – но её особенность не в этом. В её корпусе спрятана система преобразующая ауру в высокочастотные неслышимые звуковые волны. Предвидя ваш вопрос заявляю – нет разницы какого происхождения эта аура. Отвёртку может использовать хоть земной пони хоть единорог взяв её своей аурой. Аномальная аура «призрака» вызовет аналогичный эффект.

— И?

— Волны способны приводить в движение небольшие металлические объекты, дробить камушки, трескать стекло и многое другое. Отвёртка же производя эти волны откручивает винты, гайки и прочие скобяные изделия, а также отлично открывает замки.

— Полезное изобретение, – ответил я с улыбкой взяв отвёртку, но тут опомнившись усомнился что этот кусок железа имеет указанные свойства. — Как её включить?

— Взяв её аурой вы уже её включили, – брезгливо ответил Доктор. Похоже он заметил моё недоверие и ему это не понравилось. — Железа тут нету, но прислоните отвёртку к строительной пыли и увидите эффект.

Следуя свету земного пони я прислонил отвёртку к небольшой горсти пыли, которые были повсюду в помещении, после чего пыль будто по волшебству «расступилась» в стороны. Эта отвёртка действительно звуковая раз на пыли даже были видны волны, а этот инструмент будет очень полезен. Серьёзно, в будущем было множество случаев когда требовалось открыть дверь или запертый сейф, вот только у меня не было навыков взлома как у Литлпип, так что, либо приходилось ключи искать либо просить Лиру помочь, а чаще обходится тем что есть.

— Тебе бы следовало назваться не Доктором, а Слесарем, – сказал я Доктору. — Если твоя отвёртка вправду замки вскрывает то цены нет этому изобретению.

— Поэтому я и не стал его внедрять. Слишком большой соблазн имея ключ от всех дверей использовать его в нехороших целях. А имя Доктор – всё же больше подходит. Но если решите остаться со мной, можете называть как хотите. Почту за честь работая с вами быть слесарем. Слесарем вселенной.

— Это вряд ли, – ответил я копытному после чего тот слегка опустил уши, — и боюсь если в случае неудами меня схватят то найдя эту отвёртку выйдут на вас.

— Скажу что вы её отобрали, – улыбаясь ответил пони, на дальше говорил без улыбки: — Когда на кону судьба мира и чтобы его спасти понадобилась помощь «призрака» дать ему свою отвёртку — меньшее что я могу сделать, – на этом мы закончили обсуждение слесарного инструмента и цокнув на прощание копытце Доктора я прошёл через потайную дверь.

Подняться в небо, добраться до города на горе, но не полюбовавшись его достопримечательностями тут же быть запертым в подземельях – грустно и иронично. Однако в дальнейшем нужно отбросить грусть и дать волю другим эмоциям; преимущественно ярости. Но это в дальнейшем, а пока нужно с холодной головой следовать плану. Холод я люблю, а план хотя и абстрактен, но у него есть чёткие цели: проникнуть в «Обитель Кошмаров», валить к х…м его обитателей, найти и спасти несчастную фокусницу, а дальше по ситуации. В принципе последний пункт отчасти применим и к предыдущим двум. Короче, всё, как всегда – ворваться, а потом импровизация. Мне это не впервой, но если рассудить здраво…

Меня ожидает встреча с целой армией злобных вооружённых фестралов, при чём на их территории, а у меня сумка полная газовых бомб, трофейный MAC-10 и куча патронов. Что же может пойти не так?

Продолжение следует...