Автор рисунка: Siansaar
Глава 2.3 Танец Сансет

Глава 3.1 Берегитесь чейнджлингов! (нет)

Ни в книги, ни в игры этой чудесной вселенной вмешиваться слишком уж сильно не хотелось, так что пускай будет попытка небольшого фикса событий, которые игрок всё равно не может изменить. Постфактум, правда, кое-чей квест всё равно неслабо так упростится.

Чего хорошего в прогнившем, тёмном месте?
Любовь и дружба здесь стократ ценней!
На грани осознанья самой горькой вести
Пришелец будет многих жёстче и страшней.

Стар Свирл, Забытое пророчество, 3

Единственный взгляд от Медоубрук напугал Старлайт сильнее, нежели вся тёмная магия графа Дуку.

— Со мной всё в порядке! Видите, копыта на месте, голова тоже…

— Немедленно в койку, Старлайт Глиммер! Ты сейчас же выпьешь это зелье, потом это, потом ещё это, а потом я буду советоваться с Зекорой.

— Но я отлично себя чувствую!

По правде говоря, тело и впрямь побаливало после молний Дуку, ну так и от попадания боевых заклинаний подобное бывает, а потом всё проходит! А Медоубрук с Зекорой развернули здесь целый полевой госпиталь. Правда, Рэйнбоу им надолго удержать не удалось: стоило целительницам отвлечься, как та вскочила со своей кровати и направилась к Эпплджек.

— И я такой же была? Вы что, меня первой спасать решили?

— Моё портальное заклинание старается распределить миры по скорости течения времени, — пояснил Дискорд. — Пока вы приключались, здесь минуло лишь три часа.

— А вам особое приглашение нужно? — продолжила Медоубрук. Старлайт оглянулась — там Сансет изо всех сил пыталась спрятаться за Санбёрстом.

— Я тоже совершенно здорова!

— Из вас троих лечение не требуется лишь жеребцу, — фыркнула Медоубрук.

— Кстати, Рэйнбоу, Обри просила передать тебе его, в качестве благодарности, — Санбёрст достал световой меч, который совсем не изменился после прохода через портал. Дискорд сопроводил меч очень странным взглядом.

— Вау! Это просто потрясно! Теперь я точно навсегда запомню самое супер-крутое из моих приключений!

— Не приближайтесь к ней футов на тридцать, пока не наиграется! — предупредила Сансет. — Рэйнбоу, пожалуйста, поосторожнее с ним.

— Замётано! Эх, жаль у меня теперь нет рук. Полагаю, нужно взять меч в зубы… или в крыло…

— Знаете, Медоубрук, койка — не такое уж и плохое место… — пролепетала Старлайт, опасливо косясь на Рэйнбоу.

Через пару часов, в течение которых Старлайт и впрямь сначала пришлось выпить три зелья, потом ещё два (невероятно омерзительных на вкус!), и потом шестое, которое Зекоре пришлось варить с нуля, да ещё и с помощью Эпплблум, она почувствовала себя значительно лучше. Сансет отделалась гораздо легче. И всё это время работал портал.

— Дискорд, почему ты его не закрыл? Вдруг оттуда какой-нибудь ситх выпрыгнет?

— Мне проще поддерживать портал, чем постоянно открывать новый. Сейчас он ведёт в моё небольшое измерение, так что всё путём!

Довольно необычно. Нормальная магия работала строго наоборот. Но Хаос есть Хаос, так что удивляться нечему.

— Думаю, мы достаточно отдохнули и готовы к следующему миру, — выразила общий настрой Сансет.

— На мой взгляд, вам необходимо ещё хотя бы четыре часа сна! — Медоубрук покачала головой.

— А вдруг в следующем мире за это время пройдёт четыре дня?! — воскликнул Санбёрст. — Мы едва спасли Рэйнбоу из лап местного злодея. Лучше не рисковать!

— Кстати. А можно мне с вами?!

— Нет, — ответил Дискорд. — Мне едва хватает сил на троих пони.

Рэйнбоу что-то пробурчала себе под нос, но спорить не решилась. А портал тем временем окрасился в насыщенный аквамариновый цвет, покрылся белой пылью, а в центре, будто вдали, засиял серебристый круг.

— Вперёд! У нас есть пони, которых нужно спасти! — воскликнула Старлайт. И портал выбросил её с друзьями в неприметном переулке.

— Найдись в Кантерлоте трущобы, они бы выглядели именно так! — сказал Санбёрст.

— Запах более чем соответствует… — согласилась Сансет.

***

— Трисс? С тобой всё хорошо?

Рарити подняла голову и несколько раз как следует моргнула. Наваждение никуда не пропало — прямо перед ней сидело разумное существо, известное ей (в основном из рассказов Твайлайт) как «человек». Краешком сознания оценив элегантный открытый наряд собеседницы — память каким-то образом подсказала, что ту зовут Фелиция — Рарити спросила:

— Ч-что случилось? Где я?

— Вам ненадолго стало не по себе, госпожа Меригольд, и вы потеряли сознание. От волнения, наверное. Эти Охотники за колдуньями кого угодно с ума сведут!

У Рарити хватило сил лишь на то, чтобы кивнуть и удержать челюсть, стремившуюся самым неприличным образом отвиснуть. В этом месте, куда бы она ни попала, существовали маги, и на них охотились. Быть может, это и вовсе кошмарный сон? Кто знает, на что способен взбесившийся портал? А раз так, то и Луна наверняка пострадала, на её помощь можно не рассчитывать. Придётся как-то просыпаться самой. Рарити ущипнула себя, потом ещё раз. Ничего не произошло.

— Трисс? Тебе плохо?

— Я… у меня, кажется, возник небольшой провал в памяти. Примерно с этого утра, — едва заметно смогла улыбнуться Рарити. Первым делом надо разобраться, что случилось с ней и что творится вокруг! — Не подскажешь, чем мы здесь занимались?

— Ох, госпожа Меригольд, ну я же предупреждала: долгие разговоры по мегаскопу невероятно выматывают! — Фелиция укоризненно покачала головой. — Мы ждём Кардуина, чтобы согласовать план визита в темницы Охотников и освободить наших коллег по ремеслу. Калеб Менге, да сожрут его утопцы, намерен громко заявить о том, как не рады ныне чародеям в Новиграде… большим сожжением на площади Иерарха. Послезавтра. Теперь вспоминаешь, Трисс?

Рарити сглотнула. Сожжением? Кажется, она недостаточно хорошо осознавала, сколь ужасные события здесь творятся. И в её силах предотвратить кошмар. Но достаточно ли она хороша в сравнении с настоящей Трисс, кем бы та ни была? Фелиция, кажется, считала её очень сильной волшебницей. Не стоит ли прямо сейчас признаться в нечаянной подмене?

Раздалось семь коротких стуков в дверь.

— Это Кардуин, как мы и условились! — возвестила Фелиция. — Пойду открою.

Рарити пригладила гриву на голове (кажется, она называется «волосы»), и постаралась выглядеть как можно более естественно.

Вошедший сразу приглянулся ей. Она не знала, был ли он по меркам людей симпатичным, но вот его одежды оказались невероятно оригинальными. По возвращении в Эквестрию — этим, конечно, надо будет озаботиться, как только решатся насущные проблемы — Рарити обязательно воплотит в жизнь несколько идей, только что пришедших ей в голову!

— Госпожа Меригольд, Фелиция, — кивнул Кардуин. — Не буду затягивать. У нас возникли небольшие затруднения. Менге перенёс казнь на завтра, а мне пока не удалось раздобыть одеяние Охотников за колдуньями. Придётся подкорректировать наш план. Предлагаю...

— Не придётся, — Рарити чуточку даже самодовольно улыбнулась. — Дайте мне повнимательнее взглянуть на одеяние, и я сошью такое же за пару-тройку часов.

— В-вы, госпожа Меригольд? — сразу встрепенулся Кардуин. Фелиция же просто воззрилась на Рарити в немом удивлении. — Не знал, что вы умеете. Не пристало людям нашего статуса заниматься работой черни!

Кардуин враз показался Рарити менее симпатичным. Какая противная (поистине кантерлотская!) заносчивость! Остаётся надеяться, что не все чародеи такие, иначе свои гонения они вполне заслужили… хотя, конечно, сожжение — это чересчур. С другой стороны, Фелиция производила впечатление весьма доброй и отзывчивой пони… девушки.

— Чтобы наилучшим образом формулировать свои запросы, иногда полезно самой разбираться в ремесле, Кардуин, — холодно произнесла Рарити. — Ну, пони-будь знает в окрестностях приличную швейную мастерскую, в которой нам не станут задавать лишних вопросов?

Фелиция оживилась.

— Да, госпожа Меригольд! Элихаль временами помогает мне с нарядами. Но он эльф, поэтому его мастерская за городскими воротами, придётся немного прогуляться. Но зато мы наверняка встретим не одного Охотника в пути. В последнее время город негодяями так и кишит. Не забудьте одеть плащ.

— Да уж. Слетелись, как мухи на… неудачное сравнение, простите.

— Веди, Фелиция, — улыбнулась Рарити.

На удивление быстро освоившись с необходимостью ходить на двух ногах, Рарити неприятно поразилась облику города снаружи. Как грязно! И эта вонь! И какие тесные улицы! И сколько на них всяких оборванцев! Никакого сравнения с Понивиллем, или с Кантерлотом, или с Мэйнхэттеном! Во всей Эквестрии столь неприглядный город могли бы построить разве что алмазные псы. Но хоть за воротами оказалось почище, а поля и леса вдали уже напоминали Эквестрию гораздо сильнее.

В мастерской Элихаля же Рарити и вовсе почувствовала себя словно в родном бутике. Только места поменьше. В самом же эксцентричном эльфе Рарити отыскала поистине родственную душу. Интересно, вот чисто гипотетически, его нельзя будет взять с собой в Эквестрию? Рарити и ощущала в нём большой потенциал как модельера, и полагала, будто более удачной и покладистой модели не сыскать во всех мирах. Вдвоём им удалось очень быстро справиться с одеянием Охотника за колдуньями.

— Госпожа Меригольд… — задумчиво проговорил Кардуин, когда они покинули лавку Элихаля. — Не слыхал прежде, чтобы вы проявляли столь выдающиеся телекинетические способности. Честно говоря, я не подозревал, что такое вообще возможно.

— Ерунда! — отмахнулась Рарити. — Если достаточно усердно тренироваться, всё получится.

— Но так тонко контролировать столько небольших вещей одновременно!.. — присоединилась Фелиция.

— Практика, просто больше практики! — мда, похоже, магия в этом мире сильно отличалась от эквестрийской. Может, стоит признаться сейчас? А ну как у настоящей Трисс тоже есть уникальные способности, которых нет у самой Рарити? Но, с другой стороны, раз времени в обрез…

Ближе к вечеру они собрались у мрачного с виду здания — базы Охотников за колдуньями. Рарити предложила ещё раз обсудить план, о котором на деле слышала впервые.

— Действительно, давайте всё повторим в последний раз, — согласился Кардуин. — Я переодеваюсь Охотником и конвоирую Фелицию до темниц. Дальше рядовых членов ордена не пропускают, так что увы. Фелиция наденет фальшивые наручники, имитирующие двимерит. Внутри темниц она разместит якорь для портала. Вы, госпожа Меригольд, как особенно искусная в этом разделе магии, открываете портал в темницу и вместе с Фелицией освобождаете наших собратьев. В это же время Ляшарель, наш человек среди высшего духовенства Вечного Огня, прибывает к темницам якобы для смотра стражи по назначению самого Иерарха. Благодаря этому ваша операция остаётся незамеченной, и вы уводите всех через портал. Вы и Ляшарель вступаете в дело, когда я покину базу Охотников, не раньше. Начнём!

Рарити нахмурилась. Похоже, методики мгновенного перемещения здесь отличались от эквестрийских. Телекинез и режущие заклинания сработали как положено, но вот мгновенное перемещение в пространстве — материя куда более тонкая. По счастью, память почти сразу явила Рарити знание о порталах и обо всём, что с ними связано.

— Я хотела бы лишний раз взглянуть на якорь.

— Вот, пожалуйста, — Фелиция показала Рарити большой сапфир. Отлично! Однажды увидев, она сможет отследить местоположение такого чудесного самоцвета в два счёта! Теперь спасательная операция пройдёт без сучка без задоринки. А вот потом, когда несчастным перестанет грозить гибель, можно будет открыться Фелиции, Кардуину и другим чародеям. В благодарность они наверняка помогут Рарити разобраться с её проблемой и вернуться назад в Эквестрию.

Рарити распрощалась с обоими чародеями. Теперь — только сидеть и ждать Кардуина. Как-то тревожно здесь… неприветливые взгляды местных жителей тоже комфорта не добавляют. Скорее бы обратно, домой! Но сначала, разумеется, нужно спасти нескольких ни в чём не повинных волшебников от сожжения заживо. Какой всё-таки неприятный, несправедливый и тёмный мир! Рарити ни за какие коврижки не согласилась бы остаться в таком дольше необходимого.

По мостовой прогрохотала карета и остановилась. Оттуда показался низенький крепкий человек в белом кафтане и сером плаще, взгляд стальных глаз которого напугал Рарити до жути. Память подсказала, что его имя — Ляшарель. Значит, скоро нужно ждать и Кардуина. И точно, вот чародей вышел из ворот базы Охотников и едва заметно кивнул. Рарити зашла в тёмный (и невероятно грязный!) проулок между домами, сконцентрировалась на самоцвете Фелиции и открыла портал.

— Трисс! — почти сразу услышала она. — Трисс, это засада! Мои наручники… они настоящие! И камера… да здесь на каждом углу двимерит! Мы пропали!

У Рарити внутри всё словно оборвалось, она поняла, что действительно не способна создать портал или телепортироваться, но всё же нашла в себе силы улыбнуться.

— Но моя магия по-прежнему со мной. Выберемся!

— Но двимерит!..

Да, колдовать здесь и впрямь оказалось очень непросто. Но годы работы с режущими заклинаниями не прошли даром — разделаться вначале с наручниками, а затем и с прутьями решётки, Рарити хоть и с трудом, но смогла.

— Видишь? Всё не так плохо, дорогая! Ну, и где же чародеи, которых нам нужно спасти?

— В том то и дело! Они вообще не здесь, а в темницах под Храмовым островом! Кардуин — ублюдок, обманул нас!

— Тогда нужно всего лишь выбраться отсюда самим. А затем всё равно займёмся остальными чародеями! — пообещала Рарити, хотя на самом деле с трудом пыталась не запаниковать. Дело плохо. Очень плохо!

— Я знала, что на вас можно положиться, госпожа Меригольд! — восхитилась Фелиция.

— Поспешим же!

Стражи в темницах действительно не оказалось. Но вдруг дверь громко хлопнула, а затем послышался противный скрипучий звук — как будто что-то тащили по полу. Рарити оглянулась — это Ляшарель подпёр дверь массивной деревянной скамьёй. Несчастного, похоже, сильно избили, на его одежде виднелись следы крови. Рарити ощутила лёгкую дурноту. И как теперь выбираться отсюда?!

— Освободились уже? — едва заметно усмехнулся Ляшарель. — Эта темница не вечно принадлежала Охотникам. Здесь есть тайный ход, о котором они не знают. За мной, скорее!

И впрямь, стоило ему надавить на едва заметный кирпич, как в дальнем конце коридора открылся невероятно узкий проход. Рарити поняла, что раньше тот был шире, но им давно не пользовались, и потоки воды отложили на стенах толстый слой известняка. Раздался грохот — дверь в темницу проломили. Их вот-вот поймают, а потом… потом… сожгут!

— Да, мне тут не пролезть, — Ляшарель покачал головой. Рарити уже судорожно вспоминала подходящее заклинание, как вдруг черты его лица словно расплавились, потекли вниз, а затем стали вновь заостряться, а сам Ляшарель сделался меньше и тоньше. Рарити обомлела. Не зря же его взгляд показался столь жутким, ни у одного нормального пони такого не бывает!

— Это тоже ловушка! — догадалась она. — Фелиция, не верь ему! Он — чейнджлинг!

Рарити принялась лихорадочно раздумывать, каким именно заклинанием угостить нового врага. Промедление оказалось роковым. «А ну отведайте двимерита, суки!» — вскричал кто-то, рядом раздался взрыв и воздух наполнился блестящей синеватой пылью. Стоило Рарити сделать единственный вдох — как у неё закружилась голова, и она потеряла сознание.

Продолжение следует...