Автор рисунка: Siansaar
Глава 10: Красный след

Глава 11: Колхоз «Красный серп»

– Значит за всеми событиями в этом населённом пункте Сталлионграда стоял демон найтмер?

Принцесса Селестия гордо восседала на своём троне. У его подножия, в коленопреклонении стоял Брайт Монт. Бирюзовый единорог доложил властительнице солнца информацию, полученную от агента Дропс.

Когда с ней пропала связь, в центре решили, что кобылка была раскрыта и миссия провалена. К счастью через несколько дней голографический кристалл агента ожил, и она сообщила, причину своего отсутствия на связи, поразив Брайт Монта и весь центр.

Информация о том, что на землях ССР обитал один из демонов найтмеров, заставила паниковать не только внешнюю разведку, но многие структуры, связанные с безопасностью. Особенно запаниковали Ночные стражи, памятуя о том, как их правительница оказалась одержимой одним из них.

– Достоверно неизвестно, стоит ли за всем именно демон или правительство Сталлионграда, – сказал единорог, – нет данных о том, откуда он взялся. Нельзя исключать, что он был призван советскими магами.

– Вы в этом уверены?

– Нет, ваше высочество. Нам необходимо больше информации. Свити Дропс уже получила дополнительные инструкции и продолжает выполнение задания.

– Что же, – Селестия улыбнулась и встала с трона, – продолжайте господин Монт. Надеюсь, вы знаете, что делаете. Всецело полагаюсь на вас.

– Я ценю ваше доверие принцесса, – единорог встал с колен, – я вас не подведу. Более нет.

Селестия помнила провал Монта под Санкт Питерсхуфом. Военная операция, что обернулась трагедией для армии на северо-востоке. С тех пор единорог искал искупления своим ошибкам, и принцесса милостиво предоставляла ему такую возможность.

Единорг покинул тронный зал, а солнечная богиня направилась к балкону. Она оглядела раскинувшийся у подножия горы Кантерлот и грустно задумалась. Холодный ветер трепал её шёрстку, развивал гриву, заставляя гнев её остывать.

– Что же вы задумали, мои маленькие пони?

Принцесса закрыла глаза, погрузившись в пучину раздумий. Она вспоминала причины, по которым остановила кровопролитие. Ей казалось, что это было единственным верным шагом, но сейчас. Сейчас, когда импульсы тёмной магии становились всё сильнее, а разведка докладывала о готовности Сталлионграда к боевым действиям, она усомнилась в себе.

Демон, подобный тому, что соблазнил её сестру, неизвестное количество времени крутился около земель Эквестрии. Неизвестно, что он ещё мог натворить. Но главное, сколько ещё таких порождений тьмы осталось на земле и как они связаны со Сталлионградом?

Новости были, несомненно, неутешительными. Всплеск тёмной магии, найтмар, а также то, что Сталлионград в данный момент вёл боевые действия на северных территориях, не могло не пугать. Панцушенко и его прихвостни явно что-то готовили. Но принцесса не могла действовать прямо сейчас, она боялась ошибиться. Слишком многое было поставлено на карту.

– Думай Селестия, – сказала принцесса сама себе, – думай. В прошлый раз ты это явно не смогла.

***

День начинался просто великолепно. Яркое солнце заливало округу, наполняя воздух теплом, легкий ветерок колыхал верхушки деревьев, а щебет бесчисленных птиц расслаблял и настраивал на позитивные мысли. Деревья, трава, цветы, всё воспряло, теперь, когда тёмная магия более не искажала природу.

Пони собирались перед сельсоветом. Несмотря на то, что у большинства болела голова после праздника, все улыбались и были счастливы. Тотеншванц и Бель Канто что-то весело обсуждали, Роттенберг оставив свои отчеты, тоже пришёл на собрание и вёл себя неестественно дружелюбно. Даже вечно мрачный Иван Хеллсинг сегодня позволил себе слегка улыбнуться.

Из громкоговорителя слышались новости об успехах сталлионградской армии в боях против северных бандитов. Диктор также радостно подмечал, что северное правительство приняло условия сотрудничества и всячески помогает в уничтожении рейдеров. Аналитики уже предрекали, что вскоре и на севере к власти придут коммунисты.

Как только Шоколадкин был убит, все его чары рассеялись. Теперь с большой землёй была связь, в том числе и радиосвязь. Сегодня утром прибыл дирижабль, который привёз свежие продукты и медикаменты, также сообщили, что скоро должны прибыть строительные бригады, для прокладки туннеля в горах, дабы не пользоваться непрактичным фуникулёром.

Одна новость была восхитительнее другой, давая жителям деревни надежду на светлое будущее. Самое страшное было позади и его хотелось забыть, как можно скорее. Нужно было разобрать баррикады, укрепления, навести порядок в окрестностях и восстановить всё, что было разобрано или поломано.

– И что мы будем делать? – спросил глава собравшихся жителей.

– Молчать в тряпочку! – хором крикнула толпа.

– И, если нас спросят? – радостно продолжал глава.

– Мы ничего не видели!

– Прекрасно товарищи! Теперь, когда мертвецы более не угрожают нашей деревне, предлагаю вернуться к выполнению наших прямых обязанностей. Мы отстаём от планов по всем показателям. Я связался с райкомом, и они сообщили, что понимают нашу ситуацию. Однако я прошу вас проявить рвение в труде и попытаться догнать план. Мы должны восстановиться после кризиса и показать, что никакие невзгоды нас не сломят и не заставят свернуть с намеченного пути.

– Пятилетку в четыре года! – хором крикнули собравшиеся.

– Ну и по поводу нашей гостьи. Что мы скажем про Блю Стар?

– Хорошая пони! Верный друг и надёжный товарищ! Более ничего не знаем!

Свити слышала, как толпа кричала про неё, и улыбка украсила её мордочку. Она была дома, собиралась в дельнейшее путешествие. Свити уговорила местных не сильно распространяться о её визите. Просила, чтобы поменьше пони знало о ней. Жители Цветково с удивлением пообещали выполнить её просьбу. После того, как она, фактически, спасла их всех, они были готовы на всё, чтобы помочь ей.

Все искренне надеялись, что она останется. Особенно сильно на это надеялся Икурварха. Он прекрасно понимал, что она не может отложить своего путешествия, но робкая надежда теплилась в его сердце. Кобылке было жалко расставаться с ним. За время, проведённое в деревне, она очень привязалась к нему. Кроме того, она жалела своего нового друга. Он потерял всех, кого считал друзьями, а последний, кого он мог назвать другом, уезжал в далёкие дали и не фак, что вернётся.

Но, агент Дропс не могла оставаться в деревне. Долг перед принцессой и Эквестрией звал её вперёд. Она и так задержалась более чем на неделю. Выполнение операции было под угрозой. Можно было с уверенностью сказать, что спецслужбы Сталлионграда очень заинтересуются происходящем в деревне и будут проводить обширное расследование. Её раскрытие, это только вопрос времени.

Но, оставалась робкая надежда на успех. Свити точно знала, что куратор, который должен был встретить её, жив и скрывается. Скорее всего, он знает, что происходит в Сталлионграде и сможет поделиться информацией. Но где его искать? Ведьма, что сообщила ей эти радостные новости, не знала. Она только сказала, что он как-то заявился к ней и попросил помощи. Именно куратор сообщил о прибытии Свити. Почему он так поступил, ни ведьма не уж тем более Дропс не знали.

Центр дал чёткие инструкции. Необходимо было добраться до столицы и встретится с информатором, который и сообщил бы необходимые сведенья. Ей передали пароль для встречи и координаты, по которым его можно было найти. Оставалось самая малость, добраться до Сталлионграда.

Свити остановилась на пороге, оглядела напоследок дом и вышла на улицу. Она сразу направилась к фуникулёру, стараясь минуть всех встречных пони. Ей не хотелось ни с кем говорить. Несмотря на победу над Шоколадкиным-найтмером, она чувствовала груз вины за гибель Ирис. Всё вокруг напоминало о милой дурочке, которая стала невольным свидетелем преступления, но никого не сумела предупредить.

Шла кобылка быстро. Она пересекла мост и двинулась по тропинке в гору. На пыльной дорожке виделись следы многочисленных копыт. Многие жители хотели, наконец, посетить большую землю. Свити поняла, что незаметно покинуть деревню ей не удастся. Так оно и оказалось.

У фуникулёра стояла большая толпа. Многие в ней были знакомы кобылке. Тут были и глава с Иваном, и Шпунтиков с женой и весёлая троица подозреваемых и даже трактирщик. Кобылка слегка удивилась тому, как они так быстро добрались сюда.

– А вы разве не на митинге, – спросила она.

– Ну, мы решили закончить пораньше и проводить тебя, – сказала старшая по теплицам.

– Очень мило с вашей стороны, – улыбнувшись, ответила Свити.

– С нашей стороны, было бы настоящим кощунством, не поблагодарить вас за помощь ещё раз, – Бель Канто вежливо поклонился.

– Если бы не вы, не знаю, чем бы тут всё закончилось, – хитро улыбнулся Тотеншванц.

– Мы бы сначала тебя бы сожгли, а потом стали бы думать, что делать дальше, – трактирщик, глядя на чейнджленга, засмеялся.

– Позвольте ещё раз от нас всех выразить благодарность вам.

Глава был краток, но говорил очень искренне. Все собравшиеся радостно зааплодировали. Свити от смущения слегка покраснела. Ей действительно было очень приятно. Но опять же, она чувствовала небольшую грусть. Несмотря на то, что она желала искренне помочь жителям Цветково, она осознавала, что обманывает их. Та, кого они величали героиней, была почти их врагом.

– Спасибо вам всем, – подавляя смущение, сказала кобылка, – для меня было большой радостью помочь вам. Надеюсь, я не сильно вас всех раздражала при этом. Она с иронией поглядела на тройку основных подозреваемых. Те, в свою очередь, понимающе закивали. По толпе прошёлся лёгкий смешок.

– Будем надеяться, что ваш седеющий визит в нашу деревню, обойдётся без подобных эксцессов, – глава позволил себе улыбнуться.

– Я тоже на это надеюсь. Ну, что же, товарищи, время прощаться.

Кобылка прошла через толпу. Пони вежливо расступались перед ней, выражая искреннюю благодарность. Многие жалели, что она покидает деревню. Но при этом все надеялись, что однажды она вернётся.

Аспид уже запустил генератор фуникулёра и готовился активировать двигатель в любой момент. Помимо Свити на ту сторону ущелья собиралась переправиться ещё несколько десятков пони, но её пропустили вперёд и без билета. Но, это была только доля от общей благодарности. В дорогу ей собрали и еды и денег и подробно рассказали, как быстрее добраться до столицы. Некоторые, даже, предлагали выступить гидами и проводить её до нужного места, но кобылка отказалась.

Свити вошла в гондолу фуникулёра, ей в этом услужливо помог Икурварха, он занёс её седельные сумки и галантно подал ей копыто. Кобылка была польщена подобным обращением, ей даже стало немного грустно, расставаться с новым другом. Она вспомнила все их встречи, приключения, разговоры и посиделки. Грустные воспоминания нахлынули словно волна, заставив Свити даже прослезиться. Поддавшись эмоциям, она обняла жеребца. Икурварха слегка опешил, но через мгновение улыбнулся и обнял её в ответ. Окружающий умилительно вздохнули.

Жеребец покинул гондолу, железная дверь за ним закрылась. Аспид громко и с матами, через мегафон сообщил, чтобы провожающие отошли подальше. Механизмы пришли в движение, и кабина двинулась в направлении плато на другой стороне ущелья. Взору Свити открылся завораживающий пейзаж. Под ней простиралась заполненная туманом долина. Сквозь белую пелену в некоторых местах прорывались острые черные камни. Долина шла от болотистых лесов на севере, до подножия огромной, монументальной горы, что чёрной громадой возвышалась на юге. Вокруг горы росли уродливые чёрные ели, корявые дубы обтянутые зловещими лианами. Старушка, что также ехала с ней пояснила, что это и была Тёмная долина, через которую жители Цветкова очень боялись ходить.

Странное чувство внезапно окутало разум Свити. Внезапно этот пейзаж показался ей очень знакомым. Что-то неуловимое, словно давно забытый страшный сон, который внезапно возник в голове. Кобылка глядела на гору и пыталась вспомнить, откуда она могла помнить этот пейзаж и почему он вызывает в ней странную тревогу.

Однако небольшая встряска отвлекла её от мыслей. Кобылка поглядела по направлению движения гондолы. Плато становилось всё ближе, и теперь были видны и поселение, поля, окружающие его, железнодорожный мост и руины замка, видимого из-за леса. Уже была видна площадка фуникулёра, на которой уже суетились пони.

И вот, наконец, она уже на той стороне. Дверь отварилась и Свити сошла на землю. Пони на площадке тут же кинулись к приехавшим. К старушке подбежали трое жеребят, радостно обняв ей. Двое пони кобыла и жеребец подбежали к приехавшей вместе со Свити кобылкой, радостно обняв её. Все радовались, приезду своих близких. Толпа гудела, некоторые порывались заскочить в гондолу. Многие просто хотели попасти туда, где у них были родственники, друзья, любимые, с которыми они уже несколько недель не могли увидеться, а уже когда стали известны новости о гуляющих по улицам мертвецах, тут началась натуральная паника. Однако никто не спешил войти в гондолу. Все толпились, мялись, шептались, но стояли.

Причина открылась тут же. Мимо толпы обывателей шагали трое в чёрных, кожаных плащах и фуражках с темными красными звёздами. Двое жеребцов сурового вида, с армейской выправкой и холодным взглядом. Возглавлял их серый грифон с черными крыльями. Мерными механическим шагом он шёл в сторону гондолы. Проходя мимо Свити, он кинул на неё мимолётный взгляд тёмно-красных, стеклянных бесчувственных глаз.

Группа погрузилась в гондолу, и тут же фуникулёр отправил их в Цветково. Свити сочувственно поглядела на удаляющуюся кабину. Жителям деревни предстояло ответить на ряд очень неприятных вопросов. Скорее всего, глава и его сподвижники отправятся в далёкие края. Оставалось только надеяться, что всё обойдётся.

– День добрый товарищ Блю Стар, – раздался мягкий, немого хрипловаты голос.

Кобылка обернулась и увидела перед собой красного единорога, одетого в бежевою кепку и пиджак. Единорог вежливо улыбался, глядя на кобылку. Свити подозрительно посмотрела на него, но ничего угрожающего в его поведении не усмотрела.

– Здравствуйте, – кобылка быстро смерила собеседника взглядом, – вы меня знаете?

– Нам сообщили о героине, что спасла деревню от мертвецов, – улыбаясь, ответил единорог, – естественно нам очень интересно было узнать о ней.

«Неужели обо мне уже сообщили куда надо? Вот ведь зараза!»

– И что вы хотели узнать? – поинтересовалась она.

– Все подробности, – единорог извлёк магией из кармана блокнот и чернильницу с пером, – для начала разрешите представиться, меня зовут Скрипт Шрайбикус, я корреспондент Сталлионградской правды. Разрешите задать несколько вопросов?

«Вот только журналистов мне и не хватало». Свити надеялась, что в общей суматохе её просто не заметят. Изначально ей предлагали в одиночку пересечь ущелье, чтобы никто не мешал, но кобылка побоялась, что если бы она одна заявилась сюда, это привлекло бы нежелательное внимание к её персоне. Кобылка хотела слиться с толпой, но, похоже, ей это не удалось.

– Хорошо, но я очень спешу, можно это сделать как-то побыстрее?

– Разумеется, – Шрайбикус сделал жест, приглашая кобылку пройтись, – я полагаю, у вас мало времени.

– К сожалению да, я и так задержалась. Так что вы хотели узнать?

– Что вы можете сказать по поводу событий в Цветково? – журналист с искренним интересом посмотрел на собеседницу.

– Могу, только, сказать, что раньше никогда такого не видела. – кобылка старалась отвечать как можно менее многословно, чтобы не взболтнуть лишнего.

– Нам сообщили, что вы приехали из-за границы, вы прибыли на постоянное место жительства или проездом?

«Интересно, кто это такой языкастый? Возможно глава или Иван. Но Иван клятвенно заверил меня, что не будет ближайшее время никуда обо мне докладывать. Глава сейчас ни о чём, как о попытках спасти свой круп думать и не сможет».

– Я проездом.

Заколдованное перо тщательно записывало в блокнот речи кобылки.

– Как вы думаете, восстание мёртвых, может быть проискам наших эквестрийских соседей?

– Почему вы так думаете? – Свити почувствовала, что вопрос Шрайбикуса носил провокационный характер.

– Многие бояться, что принцессы применят на нас черную магию. Восстание мертвецов совпало с прибытием в нашу страну принцессы Твайлайт. Её шар, как раз пролетал над этими землями.

– Увы, но всё это началось аж более пяти лет назад.

– Интересно, – единорог задумался, – а кто мог это устроить?

– Не знаю, – Свити печально склонила голову, – знаю, что к этому был причастен демон найтмар.

– А ничего более реалистичного придумать не могла! – зарычал кто-то над самым ухом у Свити.

От испуга кобылка, вмести с тяжёлыми сумками, перепрыгнула единорога и спряталась за него. Она удивлённо посмотрела на того, кто на неё так рявкнул. Рядом с ними стоял алмазный пёс. Высокий, со злобными бирюзовыми глазами, тёмно-серой шерстью и торчащими из под нижней губы клыками.

– Серый! Мать твою! – прошипел сквозь зубы Шрайбикус.

Единорог повернулся к Свити, и широко улыбнувшись, сказал:

– Этой мой помощник Серый. Он работает недавно, ещё не научился разговаривать с респондентами.

– А чего я такого сказал? – возмутился Серый.

– Ты напугал нашу гостью, не надо так делать.

Путь продолжили уже втроём. Шрайбикус без устали, задавал вопросы о том, не желает ли гостья остаться в Сталлионграде, есть ли у неё тут родственники и как она относится к советской власти. Иногда в разговор встревал Серый, задавая Свити грубый или бестактный вопрос. Кобылка старалась отвечать как можно более нейтрально.

– А скажите, – Шрайбикус сверкнул своими круглыми пенсне, – известно ли вам, мог тот, кого вы знаете, как Шоколадкин, действовать в одиночку или в группе?

– Мне, об этом ничего не известно.

Свити задумалась. «А ведь действительно, что если он не один»?

– Хватит увиливать! – рявкнул Серый, – мы знаем, что ты врёшь!

– Дайте мне пять минут, – с вежливой интеллигентной улыбкой единорог отвёл алмазного пса подальше и начал ему что-то объяснять, периодически нанося ему удары копытом под дых.

Свити решила не дожидаться окончания их разговора и направилась в сторону поселения. Указатель у дороги известил её о том, что она направляется в колхоз с гордым названием «Красный серп». Идя по пыльной дорожке, кобылка осматривала растущие по обе стороны густые сосновые рощи. Постепенно звуки поселения становились всё ближе, судя по ним, работа кипела во всю мощь.

Вскоре она вышла на широкое картофельное поле, которое старательно обрабатывали пони. Работа кипела, сопровождаясь жизнерадостной песней. Жеребцы, кобылы, жеребята старательно окучивали урожай. Сорные травы вырывались и уносились с поля. Гудели трактора, вывозившие с полей сорную траву. У дороги дымила полевая кухня, со стороны которой ветер доносил запах свежего овса. Каждый был занят своим делом. Кобылка улыбнулась, если все работают, то на неё вряд ли обратят внимание, и она сможет без лишнего внимания добраться до вокзала.

План, как обычно, не удался. Едва кобылка ступила на перекрёсток дорог ведущей от фуникулёра и дороги, опоясывающей поле, как в неё кто-то врезался. Свити повалилась на землю, столкнувшийся с ней, сделал сальто в воздухе и упал на неё сверху. Образовавшаяся куча мола тут же обратила на себя внимание всех полевых рабочих.

– Вот ведь зараза! – громко крикнула, судя по голосу кобылка, – Это в кого я врезалась?

– В меня, – простонала Свити, потирая ушибленный бок.

– «В меня», это в кого? – столкнувшаяся с ней, недовольно поглядела на Свити.

Кобылка представляла из себя нежно-белую земно-пони, с синей гривой, заплетённой в длинную косу, с красной прядью над левым глазом. Она смотрела на Свити бледно-голубыми глазами в которых читалась искренняя злость и неудовольство. Кобылка вскочила на ноги и грозно сказала:

– Кто такая? Сколько лет? Почему не в армии?

– Меня зовут Блю Стар, – Свити пыталась подняться, но ей никак не удавалось перевернуться на живот из-за седельных сумок, – мне двадцать пять, в армии не служу по причине…

Договорить она не успела. Сбившая её кобылка звонко засмеялась и помогла подняться. В этот момент Свити обратила внимание, что правая передняя нога её была заключена в странную механическую оболочку. При движении гидравлические механизмы в сочленении пищали и шипели.

– Блю Стар, говоришь? – усмехнулась она, – меня Марусей кличут, будем знакомы.

– Очень приятно.

Кобылки стукнулись копытами.

– А вы не та Блю Стар… – попыталась задать вопрос Маруся, но Свити её перебила:

– Нет!

Новая знакомая с подозрением посмотрела на неё. От её взгляда Свити сало не по себе. Но Маруся тут же засмеялась и сказала:

– Ладно, не переживай, никому не скажу, что у нас тут знаменитость.

«Интересно, сколько пони про меня знают? Иван обещал как можно дольше не сообщать о моём прибытии. Может, успели рассказать, когда была связь? Но я не знаю, когда она оборвалась, да и не привлекала я тогда внимания. Такое чувство, что обо мне уже всем успели растрезвонить».

– Была бы весьма признательна. Хотела по-тихому посетить родину бабушки, а вляпалась в такую историю.

– Да, история в Цветково тёмная, – Маруся усмехнулась, – но я гарантирую, что самое интересное у вас ещё впереди.

Маруся громко засмеялась. Её смех вызвал у Свити мелкую дрожь. Полевые работники вновь поглядели на странных кобыл. Что не говори, а внимания было привлечено уже больше положенного. Кобылка хотела уже отойти подальше, но новая знакомая перестала хохотать и спросила:

– Я так понимаю, ты тут проездом?

– Да. Хотелось бы побыстрее добраться до вокзала.

– Давай провожу, до вокзала, – белая кобылка как-то подозрительно это сказала.

Маруся вновь захохотала. В этот раз Свити почувствовала себя не жутко, а, скорее, неловко. Новая знакомая позвала её за собой, попутно показывая местные достопримечательности. Собственно весь колхоз был достопримечательностью, так как располагался на территории усадьбы дворянского рода. После революции имущество и земля были экспроприированы, а позднее тут организовали колхоз.

Фуникулёрная площадка располагалась на западе от колхоза. От него её отделяла сосновая роща. Картофельные поля протянулись от южного леса, соприкасающегося с Тёмной долиной, до северного леса. Через северный лес вела дорога до города Нижние копыта, она шла вначале на север, а потом у сломанной скалы резко поворачивала на восток. На вершине чёрной скалы находился старый, разрушенный замок. На юго-западе находился вокзал, от которого шла железная дорога на запад, мимо секретной военной части, до самого Сталлионграда.

Сам колхоз окружали с юго-запада картофельные поля, раскинувшиеся на месте полей для гольфа, с севера и юго-востока простирались пшеничные поля. В самом центре бывшей усадьбы находилось здание правления колхоза. Оно расположилось в особняке былого владельца этих земель. В домах, где ранее жила прислуга, теперь обитали колхозные рабочие, также для них возводились новые дома. Были тут и хозяйственные постройки, гаражи для техники, амбары для продуктов, сарай для хранения рабочего инвентаря. Что не говори, а сейчас усадьба некого богатого аристократа, была полноценным населённым пунктом.

Небольшая обзорная экскурсия подходила к концу. Маруся хитро молчала, словно готовила для новой знакомой какой-то подлый сюрприз. Они вошли в здание вокзала, и подошли к кассе. Кассир, молодой жеребец, кремового цвета, с белой гривой, улыбнувшись, обратился к ним:

– Добрый день товарищи кобылки, – поприветствовал их кассир.

– День добрый, – усмехнулась Маруся, – ну как химеры не кусают?

– Да нет, – неловко усмехнулся кассир, – пока не кусают.

– Это хорошо. Слышал, что, оказывается, в Цветково творилось? Мертвецы ожили и на пони нападали?

– Да ты что? Вот те на! А как же они отбились?

– А ты прикинь! К ним приехала пони из-за границы и нашла того засранца, что мёртвых оживлял. Говорят, ему черепушку прострелили.

– Здорово! Надеюсь, эта иностранная гостья и нас посетит.

– Ага, было бы здорово. Ну, ладно, пошли Блю.

Маруся махнула копытом и пошла прочь от вокзала в сторону колхоза.

– А как же билет? – воскликнула Свити.

– Боюсь, товарищ Стар, – кассир неловко помялся, – я не смогу продать вам билет на ближайшее время.

– Как так? – удивилась кобылка.

– Видите ли, сейчас в военной части, что расположена неподалёку, проводятся какие-то учения и дорога перекрыта.

– А когда закончатся эти учения? – Свити почувствовала, как у неё закипает злость.

– А я-то, откуда знаю.

Немного пробубнив, Свити спросила у кассира:

– А как можно добраться до Сталлионграда кроме как на поезде?

– Через северную дорогу, но…

– Вот и отлично! – Свити развернулась и направилась на север.

– Тебе бы хоть пешком? – ехидно спросила Маруся.

– Как же меня это всё достало! Всё время какие-то препятствия!

– Пойдём, провожу, – Маруся опять засмеялась, – а то, смотри, украдут.

Кобылки направились на север колхоза. Свити молчала, насупившись, глядя прямо перед собой. Маруся трещала без умолку, рассказывая какие-то забавные истории не из её жизни. Одна история, была интереснее другой, но Дропс её не слушала, она размышляла о несправедливости жизни. Очередные препоны на пути возникали один за другим. Вначале пропал куратор, потом она вляпалась в историю с мертвецами, теперь какие-то учения. Оставалась маленькая надежда, что после того, как она достигнет Сталлионграда, то все вопросы разрешаться.

Добравшись до северной окраины колхоза, Свити обратила внимание на группу сталлионградскийх военных. Она расположились у самого входа в северный лес. На удивление военные никак не отреагировали  на появление двух кобылок. Маруся провела её дальше в лес. Тут, располагался блокпост. У шлагбаума двое бойцов играли в домино, третий на вышке следил за дорогой, ещё один сидел за баррикадой с пулемётом целясь в сторону леса.

– Всем здорова! – крикнула Маруся.

Солдаты, не поворачиваясь к ней, поздоровались в ответ.

– Слушайте, тут с Цветково связь наладилась, – кобылка засмеялась, – у них там натуральный зомби апокалипсис был! Как в эквестрийских фильмах.

– Ну и дела, – сказал боец на вышке, – значит ошибся я.

– Ага! – Маруся звонко засмеялась,  – с тебя пузырь. Ладно, ребятки, я вам тут свою знакомую оставлю, не обижайте её.

Скрылась с глаз Маруся также быстро, как и появилась. Свити, удивлённо, проводила её взглядом, следя за клубами пыли, что оставляла после себя странная кобылка. Дропс непонимающе оглядела бойцов, которые никак не реагировали на неё. Кобылка немного подождала и спросила:

– Полагаю, вы меня не пропустите?

– Почему ты так решила? – отозвался один из играющих в домино.

– Ну, вы военные, на посту… – закончить ей не дал второй игрок.

– У нас приказ никого не впускать, а про выпускать, ничего сказано не было.

– Так я пройду?

– Да, валяй.

Немного подождав, Свити двинулась вперёд. Она обошла преграду и потопала по песчаной дорожке. Солдаты не пытались её остановить, они особо и не смотрели на неё. Кобылка прошла метров десять и вдруг подумала, «а что, если они меня сейчас пристрелят, как нарушителя периметра»? Она испуганно оглянулась, но в неё никто не целился. Кроме пулемётчика за баррикадой, но он смотрел куда-то вдаль.

Свити зашагала дальше. Шла она быстро, оглядываясь по сторонам. Природа тут была красива. Справа начинала возвышаться скала, слева сплошной стеной росли берёзы. Солнце заливало округу, дул лёгкий ветерок, путь был лёгким, если она продолжит двигаться с той же скоростью, то к вечеру достигнет Нижних копыт. Эта мысль очень порадовала кобылку. Но было в окружающем что-то странное, что-то неуловимо зловещее. Дропс явно ощутила себя неуютно.

Скоре она увидела впереди, возвышающуюся над лесом сломанную скалу, и старый замок на её вершине. Странный пейзаж, внезапно заворожил её сознание. Кобылка почувствовала, что не может продолжать путь, она почувствовала себя невероятно уставшей. Немного отдышавшись она вновь двинулась дальше, но каждый шаг давался ей с трудом, а взгляд всё никак не мог оторваться от сломанных башен на вершине скалы.

Вдруг Свити услышала страшный шум, со стороны берёзового леса. Только тут она поняла, что было не так. Кроме шелеста ветра, в округе не было никаких звуков. Птицы не щебетали, в кустах не скакали зайцы, белки не скреблись по стволам в поиске орехов. Несколько берёз повалились, и на дорогу вышло нечто.

Перебирая тремя массивными копытами, существо несло своё, напоминающее тучный мешок, туловище из которого торчала огромная козья голова без глаз. Там, де должны были начинаться ноги козы, виднелись длинные, непропорциональные лапы, которыми существо ощупывало землю перед собой. Позади росло ещё одно туловище, с головой. Оно напоминало, так любимых её подругой Лирой людей. Вторая «человеческая» голова существа, лысая, без губ и щёк с белыми глазами повернулась и поглядела на кобылку. Свити почувствовала, как её сковал холод. За время работы в агентстве, она не раз встречала ужасных химер, но эта была чем-то поистине неестественным. Обе головы издали протяжный рёв, мерзкие щупальца, растущие вместо рук у человеческого тела, взвились и потянулись в сторону новой жертвы. Уродливая, чёрная туша зашагала в направлении кобылки.

***

Из донесения генерала 6-й северной армии Нестора Лунина:

Нам удалось уничтожить отряды рейдеров планировавших атаку северных территорий. Противник потерял 571 бойцов, из которых 217 убиты, 136 ранены, 118 бежали, 100 взяты в плен. Подтверждено наличие в рядах наёмников действующих под руководством представителей организации Орден Изначального Пламени. Взятые в плен рейдеры сообщили, что они прибыли для совершения вторжения. Однако нет данных, что они участвовали в сражении. Сейчас войска проводят поиски возможного места прорыва отрядов наёмников.

Из донесения народного комиссара внутренних дел ССР Данилки:

На данный момент восстановлена связь с деревней Цветково. Получено сообщение о неестественной магической активности. В деревню выслана оперативная группа, возглавляемая капитаном Райнхартом. Получены однозначные данные о гибели одного из функционеров ТНХ-1138 известного под кодовым именем Реставратор Страха. Продолжаются мероприятия по поискам остальных функционеров группы. Имеются данные о том, что двое из них сейчас скрываются в колхозе Красный серп. Настоятельно рекомендую отложить проведения опытов с «Красной Звездой». В данные момент ведутся наблюдения за гражданкой Блю Стар, имеются серьёзные основания полагать, что она является агентом Эквестрийской внешней разведки. Если наше предположение верно, она может вывести нас на профессора Спелл Лайна.

П.С. Поступило сообщение о том, что в районе города Нижние Копыта замечены подразделения наёмников. Мы не можем пока однозначно утверждать, но есть вероятность того, что это группа, прорвавшаяся совместно с рейдерами. Если это так, то в район ВЧ «616»  необходимо перебросить дополнительные боевые подразделения.

П.П.С. Тело Шоколадкина (Реставратор Страха) было похищено из морга Цветковского медицинского пункта.

Продолжение следует...