Чрево машины

Пони пробуждается в стальном саркофаге корабля. Ни ветра, ни света, ни жизни. Могила времени. И лишь гнетущий хор гидравлики, труб и насосов, гудящий в ушах, зовущий вглубь — в чрево машины.

Другие пони

Флатти

По мотивам рассказа Jbond «Флаттершай и кровожадный Энджел»

Флаттершай Эплджек

Кобылки дедушки Рича

Где-то далеко за Понивиллем, в богатом особняке доживает свои годы известный богач, филантроп и основатель первого в Эквестрии эротического журнала, жеребец по имени Филти Рич.

Диамонд Тиара Фото Финиш Другие пони

Полезная книга

Нет покоя эквестрийскому злодею! Фенек Шейт Тамиин опять пытается создать коварный план, чтобы завоевать страну говорящих пони.

Другие пони ОС - пони Дискорд Найтмэр Мун Кризалис Король Сомбра

Обелённая Развратность

Кто лучше разбирается в нечестивых тайнах сердца, нежели сама Принцесса Любви Кейденс? И как-то раз вернувшись домой, Шайнинг Армор обнаруживает на их с женой постели совсем не того, кого ожидал увидеть.

Твайлайт Спаркл Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Звон колокольчиков

Снежинки падают с небес, а в далеке звенят колокольчики...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Двигатель дружбы

С подачи Скуталу, Метконосцы решают поучавствовать на выставке юных изобретателей в надежде получить свои метки.

Эплблум Скуталу Свити Белл

БигМак и Карамел — секретные агенты?

Одним прекрасным днём Биг Макинтоша и Карамела вызвали в понивилльскую школу из-за иллюстрированной книги, которую сделала Эппл Блум для школьного проекта. Она написала историю о том, как её старший брат БигМак и её дядя Кара стали секретными агентами. На первый взгляд история кажется довольно невинной, но когда Чирайли просит их прочесть её, парочка не знает, что и сказать…

Эплблум Биг Макинтош Черили Карамель

Lunacy

Долгое одиночество на луне оставило свой отпечаток на рассудке Принцессы Луны. Ее разум изломан и трескается на части, на каждом углу ее встречают выходцы из ночных кошмаров и галлюцинации. Она пытается, собрав волю в копыто, достичь единственного, как ей кажется, выхода...

Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

После уроков

Сансет Шиммер только начала познавать дружбу. И, надо сказать, у неё прекрасно получается. Уверенно шагая прочь от темного прошлого, она стремится помочь всем и каждому. Но этот путь тернист и долог, кто знает, какие опасности впереди ей уготовила судьба? Сможет ли она сама стать маяком, для тех кто блуждает в потёмках?

Твайлайт Спаркл Другие пони Человеки

Автор рисунка: Noben

На улице стояло лето. То самое жаркое лето, которое устраивают погодные пегасы после сезона проливных весенних дождей, то самое лето, которое своим теплом помогает всходам земных пони как следует прорасти и набрать силу, чтобы дать обильный урожай к осени, то самое лето, в которое каждый пони стремится поскорее ускользнуть с улицы домой, где можно открыть окно и спокойно отдыхать в тени, а не на солнцепёке, что превращает улицы городка будто в раскалённые пустыни Кладжтауна. Даже самые верные почитатели Селестии в такие дни нет-нет, да и недовольно нахмурятся, смотря в сторону солнца: иначе как невыносимой, эту жару назвать нельзя.

Впрочем, Твайлайт, сидящую в своём замке, погода на улице нисколько не заботила. О комфортной температуре внутри заботились сами пропитанные магией кристальные стены, и прохладный полумрак, царивший в библиотеке замка, нисколько не напоминал то, что творилось за его пределами.

«…И тогда граф Рэйвенхуф перегородил путь самому Пуддингхеду, и воззвал к нему: смотри, великий канцлер, твои пони совсем обессилели, они едва успели снять первый урожай и толком не обосновались ещё на Новой Земле, а ты уж вновь ведёшь их прочь! Постой, дай нам собраться с силами, молвил он. Но Пуддингхед был непреклонен, ибо вновь бежать от виндиго, что опять разорили только лишь обретённые земными пони владения, виделось ему единственным решением. Нет, ответствовал он Рэйвенхуфу, я здесь приказываю, и коли ты думаешь, что знаешь лучше и поднимаешь здесь смуту, так и оставайся сам, ведь неужели невдомёк тебе, что лишь те, кто пойдут дальше со мной — выживут, а ты и твоя дружина того лишь добьются, что замёрзнут здесь. И пусть тогда подле Рэйвенхуфа стояли почти все пони Новой Земли, ночью перед выступлением на новые поиски дружинники Пуддингхеда во главе со Смарт Куки обошли все дома, и кого обещаниями, а кого и угрозами заставили следовать за канцлером. Лишь несколько десятков пони остались верны Рэйвенхуфу и не покинули свои жилища на Новой Земле. С тех пор летописи молчат о них, и лишь изредка на склонах горы Эверхуф замечают одного-двух одичавших снежных пони…»

— Чушь какая-то, — пробормотала Твайлайт. — Опять эта конспирология про снежных пони…

— Ты что-то опять откопала, Твай? — Спайк, развалившийся на диванчике у входа в библиотеку с очередным выпуском комиксов, лениво посмотрел в сторону сердито фыркнувшей Твайлайт. — Что тебе опять не так?

— Да всё как обычно, — она мотнула гривой, будто старалась вытряхнуть из головы прочитанное. — Опять какие-то попытки сойти за древние легенды. Я же говорила: давно пора выкинуть все подобные книги. Ну там про «плоскую Эквестрию», про то, что Найтмер Мун никогда не была на Луне и тому подобное, — Твайлайт возмущённо топнула ногой, так, что книжный столик, стояший перед ней, чуть не завалилися набок. — Они даже как художественные произведения — такое себе, а уж то, что они претендуют на то, чтобы быть настоящими…

— Выкидывать книги? Я тебя не узнаю, Твай, — развёл лапами Спайк.

— Это не те книги! — возмутилась Твайлайт. — Нормальную книгу я никогда и копытом не трону! Но эти подделки…

— Ты думаешь, что книги, которые тебе отправили сюда из исторического отдела библиотеки Кантерлота — подделки? — недоверчиво прищурился Спайк.

— Ох, Спайк, ну это определённо ошибка. Сам посуди, это ведь даже жеребята знают. Снежные пони — выдумка! Я так боюсь, что в этой же партии книг я найду что-нибудь про то, что якобы Стратополис на самом деле существует, или там принцесса Селестия ненавидит чай… Если уж про каких-то снежных пони прямо целый том.

— Ты никогда не проверяла, Твай.

— Это и не нужно проверять! Слишком много свидетельств тому, что это лишь сказки! — Твайлайт, негодующе топая, принялась ходить кругами по библиотеке. — Пони не могут выжить на крайнем севере — там просто нечего есть! Даже древняя Як-Кьютская империя к северу от Эверхуфа просуществовала меньше столетия, после чего яки её покинули, уйдя на юго-запад, где теперь располагается Якякистан. Если даже яки перебрались в более тёплые края, то пони там тем более не место.

— А те фотографии в Мэйнхэттенских газетах?

— Ты шутишь что ли, Спайк? Подделать фотографию проще простого. Вспомни, у нас даже наши жеребята такое умели, что уж говорить о профессионалах из Мэйнхэттена.

— Твай, ты сама говорила, что без должной проверки никакой научный факт… Твай? — отшатнулся Спайк, когда увидел, как Твайлайт, остановившись посреди очередного круга, стала медленно подходить к нему.

— Так, Спайк, — медленно проговорила она. — Проверки тебе не хватает, да? Раз так… Раз так, то я сама отправлюсь туда и принесу тебе доказательства. Никого там нет и быть не может! — она почти прокричала Спайку в лицо, после чего с громким хлопком телепортировалась прочь.

— Твайлайт! Твайлайт! — раздалось секундой позже из-за входной двери. — Мне для нового семестра в школе нужны учебники по… — запыхавшаяся Старлайт, вбежав в библиотеку, принялась озираться по сторонам, явно ища хозяйку здешних книг. — Что такое? А где Твайлайт? — наконец заметив Спайка, спросила она.

— О привет, Старлайт. Боюсь, тебе придётся подождать. Пару недель минимум. Твайлайт опять твайлайтирует, и похоже, она в настроении вот прямо сейчас отправиться на крайний север, и вряд ли ты успеешь её остановить…

— Чего? — только и смогла ответить Старлайт, удивлённо сев на пол прямо там, где стояла.


— Фоулдер! Фоулдер! Пофмотфи! — радостная пони с крупной тушкой рыбы в зубах прыгала вокруг ещё одной, что методично копала ямку в снегу рядом с кучкой углей от костра. — Пф! — выплюнув рыбу на снег, она продолжила: — Смотри, Шоулдер, это форель! Они пошли в реку, значит, сегодня начнётся большой лов! Ууу, как же я ждала этого дня, наконец мы…

— Фрости! Да отстань же ты, мешаешь! — Шоулдер грубо оттолкнула её, но это не остановило поток радостной болтовни Фрости.

— А что ты делаешь? А зачем ты копаешь? А я могу помочь? — она продолжала суетиться вокруг.

— Слушай, отстань, а? Литл Сноуфлейк вчера простудился, надо жира натопить ему, а то как бы хуже не стало. Нет, помощь не нужна, ты только испортишь всё, как обычно.

— Ну так уж я всё и порчу! — обиженно надулась Фрости.

— Тебе напомнить, кто неделю назад случайно засыпал снегом костёр, а позавчера — опрокинул кадку с рыбой обратно в реку? Нет уж, спасибо, тут я справлюсь сама. Ты лучше, раз уж говоришь, что форель пошла в реку, вон пойди найди Салмон Ран и пусть она тогда подготовит завтрашний лов. Надо на зиму наморозить достаточно рыбы, чтобы не было, как в прошлом году.

— Ну вот и пойду, — ответила Фрости и направилась прочь, дав, наконец, Шоулдер возможность вздохнуть спокойно и продолжить своё занятие.


Твайлайт нередко принимала импульсивные решения. Иногда она не осознавала этого, но сейчас, сидя в душном вагоне одного из тех редких поездов, что направлялся в сторону Гриффонстоуна через Кристальную Империю, и наблюдая скалистые вершины Единорожьего хребта, даже она не до конца понимала, что она здесь теперь делает и почему. Зачем она ввязалась в эту авантюру? Ради того лишь, чтобы доказать Спайку невозможность существования снежных пони? Да Дискорд побери, это же так очевидно! Может, ещё есть время отказаться от этой глупости, выйти на ближайшей станции и сесть на ночной поезд из Ванхувера обратно в Кантерлот?..

«…Без должной проверки никакой научный факт…»

— …Не может быть признан более чем гипотезой, — завершила фразу Спайка Твайлайт. — Что ж, раз уж я еду туда, то я лично облечу территорию Як-Кьютии, сфотографирую все тамошние безжизненные заснеженные равнины и предгорья, и докажу, что разумной жизни там быть не может, — добавила она про себя.

Что ж, тогда это будет не гипотеза, а самый что ни на есть доказанный факт. И пусть все эти конспирологи утрутся: фотографиям от четвёртой принцессы Эквестрии будет куда больше доверия, чем этим шарлатанам из Мэйнхэттена.

Твайлайт проверила седельные сумки: всё было на месте. Фотоаппарат с запасом плёнки, карта древней Як-Кьютской Империи, много тёплой одежды, походное снаряжение на все случаи жизни, портативная магическая горелка, лекарства от простуды — не хватало ещё прервать своё исследование из-за болезни, герметичные ёмкости для еды и воды с наложенными заклинаниями консервации и, само собой, билет на этот поезд — на который Твайлайт всё-таки удосужилась сесть, после того, как поняла, что преодолеть на своих собственных крыльях, не говоря уж о телепортации, путь в почти тысячу миль не выйдет. За окном стемнело — Селестия опустила солнце за горизонт, и Твайлайт приготовилась спать: до горы Эверхуф поезд дойдёт только к завтрашнему утру, а пока можно и отдохнуть перед будущим путешествием в столь морозные края.


— Ну как? — спросила Шоулдер остальных пони, собравшихся в самом большом здании посёлка — если, конечно, купол, сложенный из спрессованных снежных блоков с дырой в самом сверху, через которую выходил дым разожжённого в центре костра, можно было назвать зданием.

— Плохо, — покачал головой один из жеребцов. — Великий Виндиго нацелился на душу Литл Сноуфлейка, и вряд ли мы отберём её у него…

— У него сильный жар. Твоё лекарство, Колд Шоулдер, помогло ему днём, но к ночи его опять залихорадило… — грустно добавила кобылка, сидевшая с ним рядом. — Я буду молиться духу солнца, чтобы согрел беднягу и прогнал болезнь, но кроме молитв, нам нечего ему предложить. Лов начнётся только завтра, а тогда может быть уже поздно…

— Сожалею, — вздохнул крупный жеребец, сидевший напротив входа. — Жизнь в землях Са Ха никогда не была лёгкой. Такова наша доля, завещанная нам предками. Да.

Повисла тяжёлая пауза, прерываемая лишь потрескиванием веточек в костре.

— Мы все это понимаем, Грейт Глэйсиер. Давайте спать, что ли, — предложила наконец Шоулдер. — Завтра большой лов, Салмон подготовила снасти, я завтра выгоню туда к вам Винтер Вандер и Фрости Флейкс, надеюсь, они ничего там не учудят. Про Литл Сноуфлейка — сейчас мы ему ничем не поможем. Сноуфлейк Сторм, Литл Айсикл — тогда вы завтра присматривайте за своим жеребёнком, остальные пойдут на реку за рыбой. Всё, решили, — Шоулдер встала и направилась к выходу, вслед за ней вскоре последовали и остальные присутствующие.


Здесь было холодно. Ужасно холодно. Казалось бы, два дня назад Твайлайт, вознамерившись что-то доказать Спайку, выскочила на почти обжигающий воздух Понивилля — а теперь она, укутавшись во всю зимнюю одежду, что у неё была, едва не замерзала от продувающего насквозь морозного ветра. Северные склоны горы Эверхуф определённо были не приспособлены для жизни. Твайлайт достала свой фотоаппарат и попыталась сделать первые снимки. «Я же говорила», — думала она. Однако фотоаппарат очень неохотно слушался магии её рога, и в конце концов при попытке сделать первую фотографию что-то внутри него хрустнуло, и он отказался работать вообще. Тут бы Твайлайт вернуться, взять более холодостойкую модель — но научный интерес всё-таки гнал её вперёд. В конце концов ей пришлось признать, что несмотря на всю глупость утверждения, что на землях Як-Кьютии могут жить снежные пони, она вряд ли успокоилась бы, пока не удостоверилась бы самостоятельно в этом.

…Тем неожиданнее было для Твайлайт, когда на неё, в очередной раз свалившуюся со скользкого утёса, и лишь в последний момент сумевшую воспользоваться замёрзшими крыльями и спланировать к подножию горы рядом с протекающей рядом небольшой речушкой, набросилось какое-то серое лохматое чудовище и, почти коснувшись своей мордой носа Твайлайт, проревело:

— Ыра кун пултар, тус щене!


— Привет, новый друг! — воскликнула Фрости Флейкс. Ей, в поиске хорошего места для ловли идущей вверх по течению рыбы, вздумалось переплыть речку и, заинтересовавшись зарослями молодых елей на этом берегу — вряд ли в мире была бы какая-то вещь, которая не смогла бы заинтересовать Фрости, — выйти к скалам у подножия Великой горы, из-за которой день за днём вставало солнце и за которую же оно уходило вечером. И здесь она увидела нечто намного более интересное — удивительное фиолетовое существо, своим видом едва напоминающее пони, но с такими же крыльями, как у чаек, что, говорят, живут на далёких берегах Северного океана, и с таким же клювом, что рос прямо из её лба. Фрости на секунду даже подумала, что собранный ею вчера из-под снега прошлогодний съедобный мох оказался не столь уж и съедобным, и ей теперь мерещится что-то непонятное — и она избрала единственную тактику, которой можно было бы развеять это наваждение: вступить с ним в контакт.

Однако оно не развеялось. Существо испуганно вскрикнуло, отпрыгнуло назад и заверещало:

— Ху ин зе нэйм оф Дискорд а ю, ай… Ай вилл… Ай вилл дефенд майселф!

Существо мотнуло головой — и с неё свалился небольшой шерстяной предмет одежды. Фрости, бесстрашно подойдя к удивительному существу, схватила этот предмет зубами и подкинула его вверх, ловко поймав его своей головой. Кто знает, может, это такой обычай знакомиться? Фрости Флейкс улыбнулась ещё шире, чем до этого — собственно, мало кому удавалось когда-либо увидеть Фрости без её пусть наивной, но всё равно лучезарной улыбки — и, начала расспрашивать существо:

— Кто ты? Откуда ты здесь? Ты дух этих мест? А давно ты тут обитаешь? А какая рыба тебе нравится? А почему ты такая разноцветная? А как это — иметь крылья? Ух, наверное, ты птица! Но ты и пони! Хотя нет, у тебя так мало шёрстки… О! Ты бесшёрстная пони! Ничего себе, я и не думала, что такие существуют!..

Существо сначала обескураженно глядело на Фрости, потом, видимо, поняв, что Фрости не представляет для него опасности, попыталось что-то произнести, а потом вдруг его клюв на голове засветился, и оно начало говорить на языке пони:

— Упс, я забыла запустить заклинание перевода. Извини. Можешь повторить?

— Пожалуйста! — ответила Фрости и вывалила весь свой список вопросов на гостью ещё раз.

— Э-э-э… У тебя случаем не было Пинки Пай в родственниках? — увидев недоумение Фрости, существо добавило: — А хотя что это я, конечно же нет. Давай знакомиться, я Твайлайт Спаркл, а ты?

— Фрости Флейкс! — бодро ответила пони. — А теперь всё-таки расскажи… — и она обрушила свой вихрь вопросов на Твайлайт в третий раз.


Наступало время обеда. Винтер Вандер тащила кадку, полную свеженаловленной Салмон Ран и её друзьями рыбы, к большому костру, когда увидела Фрости Флейкс, которая только что выбралась из речки на берег и интенсивно отряхивалась. Но её внимание больше привлекла не сама Фрости, а нечто разноцветное, парившее рядом с ней. Винтер Вандер изначально подумала о тех хищных птицах-львах из древних сказок, и, бросив кадку, поспешила на помощь. Но, уже подбегая, она поняла, что это разноцветное существо совсем даже не пытается сожрать Фрости или утащить её к себе в гнездо, зато Фрости, увидев Винтер Вандер, радостно помахала ей копытом, представив свою новую подругу:

— Привет, Винти! Знакомься, это Твайлайт!

Винтер Вандер, не в силах свыкнуться с происходящим, лишь спряталась за ближайший сугроб и обвела непонимающим взглядом Фрости и её компаньонку. И лишь когда вокруг стали собираться другие пони — точнее, самые смелые из них, остальные наблюдали за этой сценой с безопасного расстояния, — к Винтер Вандер наконец-то вернулся дар речи.

-Ч-что? — пробормотала она, высунувшись из-за сугроба и во все глаза глядя на гостью и сопровождающую её Фрости.

Весть о диковинном существе из-за гор — как это существо само сказало — разнеслась по посёлку быстрее урагана. У обеденного костра было не протолкнуться: обычно пони, набрав себе рыбы, разбредались по своим домам или сидели у мелких костерков в кругу семьи или друзей. Сейчас же все, пожалуй, помимо семьи Сноуфлейк, занятой заботой о своём больном жеребёнке, не спешили покидать центр посёлка, до самого заката слушая рассказ гостьи из-за гор о лежащей там удивительной жаркой стране, в которой живут яркие цветные пони с короткой шёрсткой, а иногда — с крыльями и клювами, точнее, рогами на голове. О стране, в которой можно уметь летать и колдовать, и в которой лето наступает не тогда, когда Великий Виндиго решит смилостивиться над населяющими эти снежные предгорья пони, а когда пони сами захотят и просто соберутся вместе и уберут зиму.


Твайлайт была удивлена. Нет, «удивлена» — не так. Она была буквально сбита с толку. Весь её опыт подсказывал, что то, что она видит — идёт вразрез со всеми представлениями современной эквестрийской истории, археологии и даже биологии пони. То место, где температура выше тридцати двух по Мэйренгейту бывает лишь пару месяцев в году, просто неспособно прокормить даже небольшие поселения пони, не говоря уже о какой-либо цивилизации. Нет, конечно, особой цивилизации тут не наблюдалось, но существование даже этого посёлка выглядело как что-то невероятное. Твайлайт даже спросила, не имеют ли они торговых отношений с Кристальной Империей, Якякистаном или Гриффанскими островами, но вскоре поняла, что места южнее горы Эверхуф для снежных пони неизвестны, а сами горы ими считаются непроходимыми. Впрочем, на вопрос, что пони здесь едят, Твайлайт получила ответ достаточно быстро…

— Это… Это что? — Твайлайт недоверчиво подняла глаза на Фрости, когда та сунула ей под нос горячую плошку с какой-то жидкостью, где плавало что-то, напоминающее рыбьи хвосты.

— А! Это рыбный суп, глупышка, — Фрости слегка похлопала Твайлайт копытом по плечу. Ешь давай, что такого странного? Он вкусный и питательный! Или ты хочешь сказать…

— Я… Я хочу сказать, что у нас это пища грифонов, а также кошек и других зверей… Где это видано, чтобы пони ели рыбу? — Твайлайт сначала было с упрёком подняла глаза на Фрости, сидящей с ней рядом, но, встретившись с ней взглядом, вдруг поняла, что это могло прозвучать обидно. — Я… Ну, я имею в виду, что…

— Хи-хи-хи! — рассмеялась в ответ Фрости. — Где это видано, чтобы пони не ели рыбу? Ну, конечно, у нас есть мох, летом бывают трава и ягоды, ещё иногда можно кору с молодых деревьев собрать, но ей не наешься, это скорее для вкуса. Или, — Фрости, широко раскрыв глаза от удивления, почти уткнулась носом в нос Твайлайт, — ты всё-таки дух, который требует особенных подношений?

— Э… — Твайлайт осторожно отодвинула её мордочку копытом. — Нет, я не то, чтобы дух, я вполне обычная живая пони, я думала, мы этот разговор закончили ещё когда я рассказала про пегасов, единорогов и аликорнов. Вот только…

— Что только? Ешь уже, глупышка! — Фрости потрепала Твайлайт по гриве, но та лишь натянула на себя своей магией шапку, ту самую, что Фрости попыталась «примерить» на себя при их первом знакомстве — и вновь с недоверием посмотрела в плошку.

Наконец, Твайлайт зажмурилась и отхлебнула чуть-чуть супа. Эти пони не знали о столовых приборах — не то что о связанном с ним этикете, которому Твайлайт так безуспешно в своё время пыталась учить Старлайт, — поэтому приходилось есть так. Твайлайт вздохнула, погрузившись в воспоминания про свой замок и Эквестрию — и не заметила, как успела съесть почти пол-плошки: хоть вкус был странным и непривычным, но в питательности этому вареву было сложно отказать. Особенно когда вокруг мороз и то и дело налетающий пробирающий до костей ветер, а нормального обеда не было, пожалуй, с утра. Даже как-то не хотелось думать о том, что это грифонья еда, а просто хотелось наслаждаться разливающимся по телу теплом и этими неспешными разговорами пони, собравшихся вокруг костра — в чьё существование ещё утром Твайлайт не могла даже поверить.

Когда солнце уже скрылось за западными отрогами горы Эверхуф, рыжая пони, которую Фрости представила Твайлайт как Салмон Ран, притащила к костру кадку со свеженаловленной рыбой. Пони начали нанизывать её на палочки и жарить на костре — в самом деле, будто первобытные грифоны из древних легенд, как отметила про себя Твайлайт. Ей тоже дали пару палочек с рыбой — и она, глядя на других, поднесла их к костру своей магией, стараясь себя убедить в том, что это не особенно-то и отличается от обжаривания зефирок на костре, в котором ей не раз доводилось участвовать по ту сторону Эверхуфа, когда Рэйнбоу или Пинки вытаскивали её в подобные походы. Разве что тогда окрестные пони не смотрели на то, как Твайлайт использует телекинез, с таким удивлением, как сейчас.

Жареная рыба тоже оказалась на удивление съедобной — хоть Твайлайт и понимала, что вряд ли она бы согласилась есть подобное в другой ситуации. Она даже почти почувствовала себя сытой, когда…

— Шоулдер, Шоулдер, подойди, пожалуйста, там всё плохо… — пара расстроенных пони, подошедших к костру, позвали с собой ещё одну. Твайлайт услышала их разговор краем уха. В их голосе проскакивали такие нотки безнадёжности, что Твайлайт не выдержала, отдала палочку с недоеденной рыбой сидящей рядом Винтер Вандер и поднявшись, спросила:

— Могу я чем-нибудь помочь?


— О Селестия! Это же пони-грипп! Откуда он тут мог взяться… — бормотала Твайлайт, озабоченно ходя вокруг импровизированной кровати с Литл Сноуфлейком, к которому её привели те несчастные пони и Колд Шоулдер. — Мы в Эквестрии давно победили его благодаря прививкам, у нас уже забыли про специфические препараты от него… Так, — она схватила свою седельную сумку, оставленную у входа в дом, и принялась энергично в ней рыться. — Есть общее противовирусное, которое мне давали в больнице Понивилля, когда я в прошлый раз загремела туда с простудой, есть травы от Зекоры для укрепления иммунитета, есть жаропонижающее и пенициллин, плюс пара магических антибиотиков, но они действуют только на единорогов и аликорнов, поэтому вам они не подойдут…

— Она вообще на каком языке говорит? — тихо спросил Сноуфлейк Сторм свою жену.

— Тихо! Не мешай ей! Ты не видишь что ли, она шаманка и читает заговор! — шикнула она на него в ответ.

— …Ага, — Твайлайт закончила, наконец, свои мысли вслух. — Быстро, идите, сделайте плошку кипятка и заварите в нём вот эти травы, — скомандовала она родителям Литл Сноуфлейка, — будете делать это три раза в день, пить по трети плошки вы оба и жеребёнок. Да, вы тоже — не хватало ещё и вам заразиться. Теперь, вот, — Твайлайт отделила немного от содержимого своего мешочка с лекарствами и отдала Сноуфлейкам, — это раз в день будете давать ему на протяжении не менее пяти дней, даже если завтра-послезавтра покажется, что он выздоровел. Иначе недолечите и он снова заболеет. Вот это вот, когда будете пить отвар, сыпьте туда тоже по одной щепотке, если будет температура или будете плохо себя чувствовать — то по две…

Родители кивали с каждым указанием Твайлайт и лишь с благодарностью принимали от неё снадобья — Твайлайт даже подумала, насколько они сговорчивее некоторых понивилльцев, которые считали себя достаточно умными, чтобы спорить с сестрой Редхарт, когда та прописывала им курс лечения чего-нибудь — что для них неизменно заканчивалось очередным попаданием в больницу. Когда Твайлайт, наконец, рассказала им всё, они побежали кипятить воду, а она сама устало уселась перед кроваткой Литл Сноуфлейка.

— Вот же какие дела, никогда не думала, что буду выездным фельдшером в Як-Кьютии… — со вздохом проговорила она.

— Это, я не то, чтобы прерываю, просто интересуюсь: тут всё? — спросила Колд Шоулдер, заглянув в домик и ещё от входа отыскав взглядом «шаманку».

— Ох! — Твайлайт шлёпнула себя по лбу копытом. — Тебе ведь тоже надо пить травы Зекоры, раз ты контактировала со Сноуфлейками!

— Чего?.. — только и смогла выдавить из себя Шоулдер.


— Ничего себе! — Фрости удивлённо прыгала вокруг Твайлайт, то и дела обдавая ту снегом из-под копыт: они вдвоём, чтобы не мешать местным пони разобрать большой костёр и поставить тёплые угли на ночь в дома, отправились по предложению Фрости на вечернюю прогулку вокруг посёлка. — Это и есть та магия из страны за горами, про которую ты говорила?

— Нет, это всего лишь медицина. В том, чтобы лечить простуду, на самом деле нет особо сложных вещей, тем более, когда у тебя в библиотеке хватает медицинских книг. Я удивлена, что вы тут почти не довели до печального конца, хотя я… Ух ты! — Твайлайт, случайно посмотрев на небо, заворожённо застыла и, спустя несколько секунд, уселась прямо на снег. — Красиво тут у вас… Какой цвет неба! Никакой засветки! Тут можно видеть, — Твайлайт прищурилась, — звёзды шестой, и, кажется, даже седьмой величины! Ух, как бы я хотела приехать сюда с телескопом… И… Смотри! Это же полярное сияние, там, на севере! Естественное, не магическое! У нас такое бывает либо только зимой, когда электромагическое поле планеты…

— П-ф-ф! Глупышка, у нас тут каждую ночь такое. Иногда это лишь там, на самом северном краю неба, а иногда, в самые-самые морозы, аж прямо над нами! Когда небесный як скачет по звёздам, чтобы не дать Великому Виндиго заморозить нас до смерти, получаются эти дорожки. Весной и летом они дерутся там, над Северным океаном, а осенью и зимой добегают аж сюда! — Фрости указала вверх, на небо. — Видишь вот эти три звезды? Это мост между летом и зимой, и небесный як не пускает Великого Виндиго сюда…

— Но это же Орион! Это созвездие, которое назвали пегасы по имени их легендарного героя, который охотился на древесных волков на землях под Стратополисом, а потом он снял свой заколдованный пояс, и его укусила мантикора… И вот это его пояс, а там…

— П-ф-ф! Вот же странные у вас сказки! Пегасы, древесные волки, мантикоры… Кто все эти существа? Смотри же, тут всё просто: вон логово небесного яка, вон там — великий лес, вот здесь — большая река, по которой звёздная форель плывёт на восток, вот — Сияющие горы, когда по ним днём проходит солнце, это означает, что осень становится зимой или весна становится летом… А вон большая фигура за Сияющими горами — Рэйвенхуф, воитель прошлого, который пришёл в эти горы и породил всех нас, и с тех пор мы живём здесь, на этой земле, которую он нам подарил, а сам он поселился на небе, чтобы светить нам по ночам.

— Ого… У нас это всего лишь созвездия Единорога, Пегаса, Двух Сестёр, астеризм Дружбы и скопление Гармонии, но… Честно скажу, мне бы хотелось побольше узнать о том, как вы всё это видите. Расскажешь?..


Твайлайт не заметила, как едва не замёрзла, слушая непрекращающиеся рассказы Фрости о всём, что было той известно про связанные с ночным небом детали мифологии снежных пони. Твайлайт уже была уверена, что вернувшись, обязательно напишет книгу обо всём этом — столь удивительная культура, много веков развивающаяся по другую сторону Эверхуфа в полном отрыве от Эквестрии, явно стала бы сенсацией. Твайлайт уже довелось участвовать в интеграции в Эквестрию тех культур, о которых она знала почти что исключительно из книг — а теперь в Гриффонстоун была проложена железная дорога, с драконами были установлены весьма дружеские отношения, и даже в школе дружбы училась одна представительница гиппогрифов с южного края континента. Для полного комплекта не хватало только киринов, но и те, скорее всего, тоже рано или поздно вольются в эквестрийское общество. Как бы обогатило культуру Эквестрии наследие снежных пони? Их странный язык, их мифология, совершенно не похожая на мифологию народов центральной Эквестрии, их образ жизни — да и вообще возможность выживать в тех условиях, которые для себя сочли неприемлемыми даже яки…

Твайлайт очнулась только тогда, когда Фрости ткнула её копытом в нос и вынесла вердикт:

— Ой! Холодный! Ты ж так совсем замёрзнешь. Это я-то, — она распушилась для виду, — могу тут часами сидеть, а тебе с твоей короткой шерстью, даже в этой твоей одежде, мороз может сделать плохо-плохо. Пойдем-ка лучше домой, а? Я так тоже уже спать хочу, а заснуть ночью в снегу — ещё чего не хватало! Таких Великий Виндиго только в путь к себе забирает.


Твайлайт оглядела жилище Фрости, когда та привела её к себе. Сложенное из снежных блоков, которые были завешены изнутри чем-то типа шерстяных одеял — насколько было видно в свете масляной лампы, принесённой хозяйкой жилища, цветовая гамма шерсти не оставляла сомнений в том, что они сделаны, похоже, из шерсти самой Фрости, видимо, выпадающей при весенней линьке, — оно не казалось тёплым на вид. Однако, к своему удивлению, Твайлайт поняла, что первое впечатление было обманчиво: здесь уже стояло металлическое ведёрко с углями из костра, которое нагрело воздух внутри до достаточно комфортной температуры, а от снежных стен совсем не чувствовалось холода. Твайлайт даже сняла свою верхнюю одежду, пожалуй, первый раз с тех пор, как вообще попала сюда, и наконец смогла отогреть замёрзшие крылья.

— Ну что, давай спать, что ли, — предложила Фрости.

— Э-э-э… А где? — поинтересовалась Твайлайт, оглядев кучу барахла, лежащего на полу: какие-то ящики, кадушки, плошки, принадлежности для ловли рыбы и такие же одеяла, как и те, которыми были увешаны стены.

— Пфф, глупышка, да прямо здесь! — Фрости указала на слегка примятый ворох одеял, который, пожалуй, больше напоминал птичье гнездо, а не кровать для пони.

— М-м… — пробормотала Твайлайт, оглядываясь в поисках чего-то, где можно было хотя бы более-менее удобно устроиться — и поймала удивлённый взгляд Фрости.

— Ты чего?

— Я? Ну… Я ищу, куда мне лечь, вообще-то…

— Так вот же, я же тебе показала!

— Что? Но это же твоё место, как я понимаю…

— Уф, да что ж ты как не местная? А, да, ты же и правда не местная, хи-хи, я уж и забыла! — Фрости рассмеялась, даже несмотря на непонимающий взгляд Твайлайт. — Ложись сюда, я рядом, вместе будет теплее. У нас все так спят, редко кто по одному — я сама-то укутываюсь во всё, что есть, а уж ты-то одна точно замёрзнешь ночью! Угольки греют не так уж и долго, к утру станет холодно, а обнимашки во сне — лучший способ сохранить тепло!

— Э… Ты не поняла, наверное, — Твайлайт смущённо отвела взгляд. — Ну, так у нас спят только, м-м, как бы тебе сказать, те, кто друг другу больше чем друзья, ну может, ещё маленькие жеребята, и вообще, две кобылки в одной кровати — это не то, чтобы прямо общепринято, я, конечно, не отвергаю все эти идеи разнообразия, но не то, чтобы я сама… — Твайлайт, борясь со смущением, одновременно пыталась подбирать слова, так что не заметила, как копыта Фрости схватили её и повалили прямо на эти одеяла, куда мгновением позже, задорно смеясь, упала сама Фрости и, крепко обняв свою гостью, схватила зубами и набросила на них двоих сверху ещё пару одеял.

Твайлайт поначалу попыталась было сопротивляться, но потом, почувствовав, что вместе и правда намного теплее, а сама Фрости вряд ли поймёт всё то, что Твайлайт ей пыталась сказать — решила всё-таки сдаться.

«Хорошо, я просто буду делать вид, что это дружеские объятия от Рэрити или Флаттершай, и постараюсь поменьше думать о том… О том…» — Твайлайт даже не успела закончить свою мысль, как провалилась в сон.


Наутро спящих Твайлайт и Фрости разбудил не мороз, не ветер, а сердитый голос Колд Шоулдер.

— Фрости Флейкс! Вставай! Сегодня лов начинаем рано — вчера весь день после обеда пропал зря. Салмон уже на реке, так что потрудись побыстрее собраться и помочь. У нас всего несколько дней, и если мы их пропустим, зимой опять будем голодать. Сейчас нам только этого не хватало…

— Ну иду уже, иду, — лениво заворочалась Фрости.

Твайлайт, обнаружив себя спящей в обнимку с Фрости, испуганно вскочила, попытавшись вспомнить, что же было вчера. Впрочем, память не подкинула ей ничего, кроме вполне невинных воспоминаний, и Твайлайт вскоре успокоилась. Как оказалось, вовремя, потому что за всё это время, что Твайлайт пыталась собраться с мыслями, Фрости тоже успела встать, собрать какие-то вещи и с радостным возгласом «Идём на речку!» кинула в Твайлайт её одежду, так, что та едва успела поймать её своей магией.

— Ух, я так хорошо выспалась! — Фрости делилась впечатлениями с Твайлайт, пока они шли к берегу. — Я с тех пор, как мама ушла в страну вечного лета, никогда не спала с кем-то вместе — все говорят, что я слишком шумная, — она обиженно хмыкнула, на что Твайлайт лишь покачала головой, прекрасно понимая, почему все так говорят. — А сейчас так тепло было, я даже утром не замёрзла! Спасибо, Твайлайт! — Фрости потёрлась носом о щёку своей компаньонки, заставив ту смутиться снова. — Впрочем, вот мы и пришли!

У склона стояла Салмон Ран, осматривая снасти пони, что спускались к воде, ещё покрытой льдом у берегов.

— Доброго те утречка, Фрости, — бросила она подошедшим и оглянулась. — О, а… Вы вместе решили, шо ли, ловить? Ну, нам помощь, конечно, нужна, но, — она наклонилась к Фрости, — ты точно уверена, шо твоя подруга умеет ловить рыбу… И делает это хотя бы не хуже, чем ты? — Салмон строго нахмурила брови.

— Ой, Салли, да пустяк, научится же! — Фрости широко улыбнулась и обняла Твайлайт за плечи, отчего та обескураженно пискнула.


Твайлайт, конечно, видела грифоньи удочки, сети и прочий подобный инструментарий. Вот только видела она его лишь на картинках. И несмотря на то, что Фрости рассказала ей то, что могла, о ловле рыбы — ей это мало помогло, особенно учитывая то, что стиль рассказа Фрости не так уж далёк был от стиля Пинки Пай: неимоверно быстро, неимоверно эмоционально, да ещё и то и дело сбиваясь на всякие побочные темы. Твайлайт так ничего и не смогла выловить за то время, за которое у её соседей кадушки наполнились чуть ли не на треть — рыба просто шла мимо, дразня незадачливую принцессу, не имеющую тем не менее никакой власти над форелью, покачиванием своих плавников в глубине. Она уже начала было вспоминать, как ловят рыбу медведи — когда-то ей пришлось слушать об этом от Флаттершай, — но тут её осенило.

— Слушайте, а у вас тут нет каких-нибудь глупых запретов на использование магии, как у нас в Понивилле во время зимней уборки?

— Чего? — переспросила её сидящая рядом пони.

— Значит, нет! — хитро улыбнулась Твайлайт. — Что ж…

Она встала, гордо отложив удочку в сторону — пусть и поймав пару неодобрительных взглядов от соседей. Выпрямившись, она закрыла глаза и нащупала магией тушку рыбы в воде. Та попыталась выскользнуть, но Твайлайт лишь перегруппировала облачко заклинания и с победным криком выдернула его — вместе с трепыхающейся рыбиной — из воды.

— Вот так! — она топнула передними копытами от радости.

— Не шуми, рыбу напугаешь! — прикрикнула на неё соседка.

— Ой, извините, — Твайлайт прижала уши и повернулась обратно к реке.

Но теперь она уже знала, что делать.

Её кадка наполнилась до краёв не более, чем за полчаса. Потом она помогла уже не столь сердитой на неё соседке. Потом — ещё каким-то пони, собравшимся вокруг. И так она не заметила, как, по сути, превратила ловлю рыбы в какое-то магическое шоу, сродни тем, что устраивала Трикси в Эквестрии — но тут вместо фокусов и пиротехники была вполне осязаемая еда для этих несчастных пони, вынужденных вести борьбу с такими неприветливыми природными условиями. И что, что эволюция за эту тысячу с лишним лет одарила их плотной и длинной шёрсткой, пусть и потерявшей за многие поколения цвет, активным и горячим темпераментом и приучила их питаться тем, что ни один уважающий себя пони по ту сторону Эверхуфа и в рот не возьмёт — их жизнь в прямом смысле зависела от того, сколько рыбы они наловят, чтобы дотянуть до следующей весны…

Размышления Твайлайт прервал удивлённый присвист Салмон Ран.

— Ничё себе, эт вы меньше чем за полдня наловили дневную норму? — удивлённо оглядывала она пони-рыбаков. — Шо? Не вы, а она? — Салмон Ран проследила за копытом одной пони, указавшей на Твайлайт. — Ну, я как-т много слышала сказок про существ из других стран, но не думала, шо они столь могучи в ловле рыбы. Благодарю, — она подошла к Твайлайт и подняла копыто, а дождавшись ответного жеста от Твайлайт, стукнулась с ней. — Я-т переживала вчера, шо из-за твоего визита мы пропустим полдня ловли, а оно вон оно как получилось, — улыбнулась ей Салмон.

— Это… У тебя не было в родственниках Эпплов? — вырвалось у Твайлайт, прежде чем она сообразила удержаться от столь внезапного вопроса.

— Шо? — Салмон сделала круглые глаза, почти как у Винтер Вандер, той подруги Фрости, что вчера вечером с таким же неуёмным интересом слушала рассказы Твайлайт про Эквестрию. — Не понимаю, о чём это ты… — она почесала копытом за ухом.

— Нет, ничего, — усмехнулась Твайлайт, представив у той ковбойскую шляпу на макушке.

— Лан, — она отвернулась к остальным пони. — Тогда сёдня вечером попробуем наловить ещё, а часть из наших я тогда возьму и будем вместе строить холодный погреб для рыбы! Чувствую, этой зимой нам голодать не придётся!

«Точно были, — подумала Твайлайт. — Хоть это и невозможно…»


Обед сегодня начался пораньше, чем вчера: вести об успехе сегодняшнего лова достигли посёлка раньше, чем туда с тяжёлыми, необычно полными кадушками добрели пони с реки. Твайлайт хотела было помочь им своим телекинезом, но тут уже рыбаки сами отказались: в конце концов, не очень удобно, когда за команду всю работу делает единственная пони, пусть и пришелица из-за гор.

Впрочем, в посёлке пришедших ждала ещё одна радостная весть. Выйдя из-за сугробов, за которыми петляла дорога к реке, они увидели, как Грейт Глэйсиер — как вчера сказали Твайлайт, староста посёлка — что-то оживлённо обсуждает с семейством Сноуфлейк, а те, лишь только заметили возвращающуюся с реки Твайлайт, галопом кинулись к ней — включая и Литл Сноуфлейка, который, в отличие от своего вчерашнего состояния, был вполне бодр и весел и не отставал от своих родителей.

— Как нам вас благодарить? — заговорил Сноуфлейк Сторм.

— Вы посмотрите, малыш как будто и не болел вовсе! — со счастливой улыбкой замахала копытами Литл Айсикл.

— Э-э… — задумалась Твайлайт. — Не то, чтобы я…

— Возьмите, что хотите, у нас есть рыба, есть запасы сушёного мха, есть ткань, есть немного инструментов для рыбной ловли, заготовки дерева и камня, есть… — забормотал отец семейства, обняв за плечи счастливую жену, к которой на передние копыта запрыгнул Литл Сноуфлейк.

— Не то, чтобы я хотела вас обидеть отказом, но я боюсь, что то, что вы можете мне предложить, мне либо не составит труда добыть, либо оно мне не будет нужно в Эквестрии… — замялась Твайлайт.

— Понимаю, — угрюмо качнул головой Сноуфлейк Сторм.

— Тётя Твайлайт! Тётя Твайлайт! А покажите магию! И как вы летаете! — вдруг воскликнул жеребёнок. Испуганная и смущённая мать попыталась его заткнуть, но Твайлайт только улыбнулась.

— Хех, будем считать, что это будет ваша благодарность — дать мне показать вашему сыну, что я могу, — Твайлайт хихикнула, увидев ответную улыбку жеребёнка. — Смотри! — она взмахнула крыльями, и приподнявшись над землёй, зажгла свой рог…

Глядя на эту сцену издалека, Колд Шоулдер задумчиво хмыкнула. «Кто знает, может это и удача, что к нам именно в этот момент пожаловала волшебная пони из-за гор, — подумала она. — Надо будет помягче с Фрости, она, конечно, заноза в крупе ещё та, но сложно не признать, что в этот раз она спасла посёлок».


Обед закончился достаточно быстро: пони не терпелось взять поскорее свои снасти и вновь отправиться к реке, чтобы стать свидетелями того чудесного способа ловить рыбу, который использовала Твайлайт, и, быть может, попытаться даже посоревноваться с ней — хотя за кем будет победа, всем было очевидно. Но перед тем, как отправить жителей посёлка вновь на реку, кроме, пожалуй, только семейства Сноуфлейков, которым Твайлайт строго-настрого приказала ещё несколько дней пить лекарства, сидеть в тепле и не перетруждаться, чтобы не заболеть вновь, а Колд Шоулдер, с которой никто в посёлке не отваживался спорить, лишь подтвердила это решение, Салмон громким окриком попросила внимания. Выйдя в центр перед костром, она подозвала к себе Колд Шоулдер и Грейт Глэйсиера и символически уступила им место.

— Я. Как староста этого селения. Да, — начал Глэйсиер.

— И я, как помощница старосты, — добавила Шоулдер.

— Мы вместе, — эстафету вновь принял Глэйсиер. — Мы хотим выразить благодарность нашей гостье из-за гор. Твайлайт Спаркл. От лица всех пони. Да.

— Мы и не знали, что там действительно кто-то живёт, — Колд Шоулдер ковырнула снег перед собой копытом, — а если и живёт, мы не понимали, что нам могла бы принести встреча с жителями той стороны. Теперь мы уверены, что для нас такая встреча обернулась большой удачей.

— Да, — кивнул Глэйсиер. — Наш посёлок теперь будет жить. Жить счастливо. Да.

— И я надеюсь, что Твайлайт Спаркл будет здесь чувствовать себя как дома… Хотя, конечно, — пожала плечами Шоулдер, — не думаю, что там, в стране, где такая короткая зима, жизнь похожа на нашу…

— Хи-хи, она уже чувствует! — вдруг воскликнула Фрости, которая сидела рядом с Твайлайт. — Она говорила, что ей тут нравится!

— Э-э… я? — Твайлайт удивлённо посмотрела на неё.

— Да! О, а что ты сидишь? Пойди скажи тоже что-нибудь! — Фрости чуть ли не пинком вытолкнула её из круга собравшихся пони к костру.

— Я… Э… — Твайлайт замялась. — Не то, чтобы я хотела что-нибудь сказать…

Она обернулась на Грейт Глэйсиера и Колд Шоулдер: они выжидающе смотрели на неё. Как, впрочем, и все пони посёлка.

Твайлайт на мгновение почувствовала себя Флаттершай. Неожиданно, без подготовки, говорить речь перед аудиторией, совершенно не представляя о чём — такого даже принцессе не пожелаешь…

«Стоп, — подумала Твайлайт. — Я же принцесса!»

Она глубоко вздохнула, мысленно сосчитала до десяти и представила себя на балконе Кантерлота рядом с Селестией и Луной, в парадном платье и с тиарой на гриве.

— Мои маленькие пони! — начала она с фразы, которой не стыдно начать любую речь принцессы. — Признаюсь честно, я отправилась сюда с целью увидеть своими глазами, насколько безжизненны места к северу от Эверхуфа… Великой горы, как вы её называете. Однако я увидела здесь не бесконечные равнины, засыпанные снегом, а этот милый посёлок, в котором меня столь гостеприимно приняли. И именно за это гостеприимство мне хотелось бы, в свою очередь, поблагодарить всех вас. Там, у себя дома, я занимаюсь всем, что связано с дружбой — будь то дружба между двумя конкретными пони, или дружба между нациями и государствами. И за эти пару дней, что я пробыла тут, я почувствовала, что приобрела друзей. Всё то, что я делала для вас, всё то, что вы делали для меня — всё это то, что друзья делают друг для друга. И пусть я здесь ненадолго — думаю, что я побуду здесь ещё несколько дней, а потом вернусь домой, — но как поётся у нас в одной из песен, «пусть идут года — наша дружба навсегда». Так и я надеюсь, что мы навсегда запомним друг друга и эта наша встреча оставит у вас только хорошие впечатления — которые она уже оставила у меня. В конце концов, снег и холод — не преграда для дружбы!

Твайлайт, наконец, опустила голову и обвела взглядом собравшихся пони. Почти все из них улыбались, не говоря уж о Фрости, которая радостно притопывала копытом. Даже всегда серьёзная и собранная Колд Шоулдер довольно прищурилась. И Твайлайт, наконец, облегчённо вздохнула.

Они её приняли. Приняли по-настоящему. Приняли, как друзья принимают друг друга.


В посёлке был праздник. Не сказать, что это можно было сравнить по размаху с каким-либо праздником в Эквестрии, но местные жители старались как могли. Везде горели праздничные костры, местные сестры-повара, Ямми Салмон и Ямми Траут приготовили кучу праздничных блюд — пусть и все они в том или ином виде представляли собой варёную, жареную, запечённую и Селестия-знает-как ещё приготовленную рыбу, — и даже кобылка-художница Арктик Инк, неведомо как сумевшая воплотить свой талант здесь, в этом посёлке, своеобразно украсила его к празднику, разрисовав снег разноцветными узорами, подобных которым Твайлайт не могла вспомнить ни в одной известной ей культуре.

Впрочем, не то, чтобы праздник был по радостному поводу. Твайлайт Спаркл, что провела здесь почти полторы недели, собиралась обратно к себе домой в Понивилль — и завтра, лишь только над горой Эверхуф взойдёт солнце, она намеревалась начать свой путь обратно — чтобы к полудню пересечь хребет, а к вечеру оказаться на железнодорожной станции с расчётом успеть на поезд из Гриффонстоуна, что ходил лишь раз в неделю.

Но пока было время, в которое можно было ещё не думать, что будет завтра, и просто веселиться вместе со всеми. Угощаться местной едой, к которой Твайлайт за столько дней уже привыкла, играть с местными жеребятами, петь и танцевать местные песни и танцы. Собственно, как и сейчас — весь посёлок, собравшись у костра, пел одну из традиционных песен снежных пони.

«…Вечная схватка, вновь нашей лететь над снегами погоне…» — пробасил Грейт Глэйсиер.

«…Бледный Виндиго шепчет: на север, вы серые пони!» — угрожающим тоном продолжила за ним Колд Шоулдер.

«…Но когда солнца первый луч заскользит над Великой горой…» — самозабвенно пропела Фрости, сидящая между ней и Твайлайт, и, улыбнувшись, посмотрела на последнюю.

«…Встречай нас, Селестия, мы вернулись домой!» — внезапно не сумев совладать с переполнившими её чувствами, что есть силы закричала она.

«…Мы вернулись домой, мы вернулись домой!» — подхватил нестройный хор голосов. Твайлайт уже не обратила на него внимания — она наконец поняла, что она ждала и что она получила от всего этого. Что за все эти дни она сама не поняла как, но приобрела себе целый посёлок друзей. Друзей, которые настолько отличаются культурой от неё самой, что даже кирины или кристальные пони казались бы на этом фоне одинаковыми с пони центральной Эквестрии. Даже такая разница не стала преградой для дружбы! В конце концов, кому, как не принцессе этой самой дружбы, это понимать?

И утром, когда Твайлайт, нацепив на себя седельные сумки и раздарив часть ненужного уже барахла вроде сломанного фотоаппарата, который тут же начала изучать интересующаяся всем на свете Винтер Вандер, была уже готова оттолкнуться от этой гостеприимной земли и начать набирать высоту, чтобы пересечь первые, невысокие скалы, что потом поднимались всё выше и выше, в конце концов заканчиваясь громадой Эверхуфа, она именно с этим чувством прощалась с местными пони.

— До свидания, подруга, — полушёпотом сказала она, в последний раз обнимая Фрости Флейкс.

— До свидания, подруга… — потёрлась та носом о щёку Твайлайт в ответ. — Хотя… Подожди! — она внезапно отпрыгнула и галопом унеслась в сторону своей хижины. Несколько мгновений спустя она появилась оттуда с одним из одеял в зубах и пустилась к Твайлайт. Добежав до неё, она накинула принесённое одеяло ей на плечи и завязала узлом на груди.

— Фот таф фот, — она наконец затянула узел зубами и повторила: — Вот так вот. Едва не забыла! Знаю, что там у тебя морозов нет, но если вдруг будут, а то кто знает, вдруг Великий Виндиго отправится к вам туда, то не стесняйся укрываться этим одеялком, а то ты же любишь спать одна, кто тебя согреет в такую морозную ночь? Хи-хи, — Фрости засмеялась, увидев, как Твайлайт вновь смутилась, и напутственно похлопала ту копытом по плечу. — И кто знает, может, ты найдёшь мой маленький сюрприз! Я старалась, в конце концов. Ну что ж, бывай! — Они стукнулись копытом в последний раз, и Твайлайт, развернувшись, наконец, взмахнула крыльями, сбив одеяло со спины набок, и толкнулась задними ногами, позволив морозному ветру подхватить её.

Пони ещё несколько минут смотрели ей вслед, щурясь от восходящего над белоснежной вершиной Великой горы солнца, пока фиолетовая точка наконец не растворилась где-то там, в голубом небе.

— Думаю я, это первый, но точно не последний визит пони с той стороны сюда, — усмехнулась Колд Шоулдер.

«Я уверена, это первый, но точно не последний визит пони из Эквестрии в Як-Кьютию», — подумала Твайлайт, ловя крыльями восходящий поток перед очередной высокой скалой.


— Ох ты, ничего себе! Привет, Твай! — поприветствовал владелицу замка Спайк, когда она, наконец, добралась до него пару дней спустя с того момента, как распрощалась с жителями северных краёв. — Ты чего такая… такая? — он удивлённо оглядел Твайлайт, стоящую на пороге — её грива заметно пострадала от ветра и мороза, шерстка была до сих пор кое-где испачкана в золе, да и сама Твайлайт выглядела так, будто неделю не видела никаких благ цивилизации. Впрочем, так, по сути и было…

— Спайк, они существуют, — отрешённо пробормотала она в ответ.

Дракон недоверчиво прищурился.

— Кто существуют? — удивился он. — За кем ты там хоть гонялась?

— Они. Снежные пони. Жители северных предгорий Эверхуфа и побережья Северного океана.

— Эээ… Что? Твайлайт, ты там совсем что ли простудилась? Я же пошутил! Я не думал, что ты это примешь так близко к сердцу! На самом деле я тоже, как и ты уверен, что их не бывает… Стоп, что?

— Они существуют, Спайк. Я с ними говорила. Я жила у них в посёлке. Я ночевала с ними в одном доме. Я ела с ними, — Твайлайт поморщилась, вспомнив, — я ела с ними рыбу. Я спала с одной из них… В одном доме, — Твайлайт решила не уточнять, как именно. — Они совсем не такие как мы, и всё же они выжили там все эти столетия. Там, где никто из нас не прожил бы и недели. Там, где невозможно растить себе еду — проклятие виндиго там так и не развеялось за всё это время, и снега у них нет лишь два-три месяца в году, и то если повезёт. Там, где единственное укрытие от смертельного холода — дом из снежных кирпичей с ведром углей внутри. Там, где любая простуда — почти смертельна. Там, где от многих поколений близкородственного скрещивания пони лишились того, что отличает их от других — цвета, став поголовно серыми и лишь иногда — рыжими, зато приспособились к холоду, отрастив длинную шерсть. Там, где никто в здравом уме не останется жить — и всё же Рэйвенхуф со своими пони остался. Спайк, это пони, которые не имели с нами культурных контактов больше тысячи лет! У них даже язык другой, не говоря уже о том, что для них являются нормой те вещи, которые для нас немыслимы — и наоборот… И в то же время они такие же как мы! Представь, там даже есть местная Эпплджек — Салмон Ран, и Пинки Пай — Фрости Флейкс. И они так же понимают дружбу, как и мы! Спайк, теперь у меня там есть друзья! Понимаешь? — она, схватив Спайка передними копытами, потрясла его за плечи.

— Так, всё, Твайлайт, я пойду сбегаю за Редхарт, — освободившись из её хватки, заявил Спайк. — Ты что-то совсем плохо выглядишь, у тебя бред. Я серьёзно. Пойди полежи пока, — Спайк указал в сторону спальни Твайлайт, а сам убежал.

Твайлайт подумала было остановить его, но потом просто махнула копытом на это всё. Вместо этого она неторопливо поплелась к спальне, попутно заметив, что стоило бы сходить в душ — но сейчас она была слишком уставшей, чтобы это делать. Войдя в спальню и бросив седельные сумки прямо на пол у входа, она наконец упала на кровать — непривычно мягкую, но и непривычно холодную. Её передёрнуло — ну и что, что на улице жаркое лето, тут всё равно прохладно. По крайней мере, прохладнее, чем…

Твайлайт залезла магией в сумку, где было одеяло от Фрости, которое она сложила туда, как только спустилась с гор к железной дороге в долине на южной стороне Эверхуфа. Вытащив одеяло, она поднесла его к себе, чтобы накрыться — но вместо этого по привычке схватила его всеми четырьмя ногами и обняла — словно Фрости, когда они вдвоём ложились спать у неё в хижине. Не то, чтобы оно было похоже на неё — одеяло, конечно, пахло талым снегом, костром, жареной рыбой, да и самой Фрости, но разница была очевидна. Твайлайт уткнулась носом в одеяло — и вдруг заметила в нём небрежно, наскоро зашитый кармашек. «Нашла?» — подумала Твайлайт. Она перекусила зубами нить, вытащила её, залезла внутрь и выудила магией свёрнутый кусочек ткани. «Нашла!» — порадовалась она. И, развернув ткань, она увидела то, что точно не ожидала увидеть — кривовато, но со всем старанием нарисованную чернилами картинку, изображающую двух кобыл — одну простую земную пони, а другую — с рогом и крыльями — на фоне снежных хижин и костров.

И картинка была подписана:

«Эпе Твайлайтпа тусам».

«Я и моя подруга Твайлайт», — проговорила про себя Твайлайт, на мгновение вновь задействовав заклинание перевода.

«Да уж, всё именно так, моя подруга Фрости Флейкс», — счастливо зажмурилась Твайлайт и ещё крепче обняла одеяло.

Комментарии (72)

+6

Замечательный рассказ про замечательных пони, но есть пара моментов. Железное ведро, у них если и есть железо, то мало и очень оно ценно. Тут больше подошёл бы керамический горшок. Свеча, опять же врятли у них есть воск. А вот масляная лампа на рыбьем жиру вполне впесалась бы.

EldradUlthran
EldradUlthran
#1
0

Чтобы сделать масляную лампу, нужно железо, чтобы создать бак для масла и систему подачи жирка. Керамика тут не подойдёт, от пламени перегреется. А вот тупо свечки, на морозе легко заливаемые в любую форму и выставленные на мороз, тут как раз уместнее.

ВашаПунктуация
ВашаПунктуация
#6
+1

Ты прям сложные конструкции представляешь. Масляные лампы человечество с древнейших времён знает. Вот такие например:
https://pixabay.com/ru/photos/%D0%BC%D0%B0%D1%81%D0%BB%D1%8F%D0%BD%D0%B0%D1%8F-%D0%BB%D0%B0%D0%BC%D0%BF%D0%B0-%D1%81%D0%B2%D0%B5%D1%82-%D1%85%D1%80%D0%B0%D0%BC-%D0%BC%D0%BE%D0%BD%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%8B%D1%80%D1%8C-5323648/
А для свечи воск нужен, откуда пчёлы на севере?

EldradUlthran
EldradUlthran
#7
0

Ну, простейшая масляная лампа — это просто ёмкость с фитилём. Со свечой как раз проблема в том, что похоже, как я сейчас выяснил, у снежнопоней вряд ли мог быть твёрдый жир для изготовления свечей — разве что они своих отправившихся в страну вечного лета товарищей разделывают и используют покомпонентно =) Но это такая себе идея, лол.

makise_homura
makise_homura
#13
0

Спасибо =)

Я думаю, у них всё же не совсем каменный век; железо есть и, хоть и действительно дорого, но в условиях, когда нет войн и капитального строительства, оно вполне могло бы использоваться в быту и на охоте/рыбалке: иголки, крючки для ловли рыбы, ножи, гвозди для деревянных инструментов для обработки той же шерсти (не уверен, что у них появился бы полноценный механический ткацкий станок, но ручной (копытный) горизонтальный — почему бы нет). Сюда же, наверное, и ведёрки. Про горшок я крайне сомневаюсь, что он будет способен держать угли, не растрескавшись (разве что его поначалу прогревать в том же костре), а основная проблема с железом тут будет, наверное, получение тонких листов, пригодных для изготовления тех же ведёрок: они, скорее всего, будут искать болотную руду (которая будет наверняка в изобилии, благодаря тому, что регион холодный и микроорганизмы не так активно возвращают железо в оборот, когда оно попадает в стоячую воду в короткий тёплый сезон), а дальше плавить её в сыродутных печах и выковывать крицы. Но так, скорее всего, можно получить полнотелые изделия (гвозди, лезвия, проволоку), а с листами придётся потрудиться. С другой стороны, возможно, не обязательно делать ведёрки из листа, можно просто на раскалённом обтёсанном камне оковывать крицу вокруг него (хотя, боюсь, потом будет проблема получившуюся ёмкость с камня снять — она же сожмётся, когда остынет).

А вот со свечой, да, проблема: я поначалу решил, что она — очевидный продукт из того же тюленьего жира, но что-то я погуглил и внезапно для себя узнал, что похоже, он при комнатной температуре жидкий, как и рыбий. Так что действительно тут, скорее всего, подойдёт масляная лампа (поправлю). У якутов такой проблемы не было — у них был жир рогатого скота, а вот у снежнопоней, похоже, это не вариант.

makise_homura
makise_homura
#12
0

P.S. Поправил про лампу и внёс коммент о железе в комментарии.

makise_homura
makise_homura
#19
+1

Наконец появился рассказ про этих замечательных северных пони. Что радует, безо всякой "клюквенности". Стоит ли ожидать ещё рассказов на эту тему?

Egi_vandor
#2
+4

Клюква зарезервирована за Сталлионградом.

EldradUlthran
EldradUlthran
#3
0

+10000000000!
Что бы про него не писали, кроме клюквы ничего не получается.

Egi_vandor
#4
+1

Ну, я не знаю, какую тут клюкву можно запилить, разве что про сюрстрёмминг какой-нибудь и всякое из анекдотов про чукч, лол =) Ну и не в моём это стиле — у меня даже когда я хочу какой-нибудь юмор написать, это всё скатывается в философско-психологическую драму =) (даже тут я к концу не удержался и влепил переживания Твайлайт, хотя поначалу хотел просто повседневность с разными бытовыми сценками, лол).
А про ещё рассказов — я эстафету передал, пусть теперь другие пишут, а я почитаю))

makise_homura
makise_homura
#14
0

Анекдоты про чукчей — не самое страшное. Куда хуже, если бы Сталионград впихнули, чтоб ему сгореть. Почему-то с Севером его связывают чаще всего.
Сюрстрёминг — это не самое страшное, есть ещё копальхем :/
А насчёт эстафеты — в отдалённом будущем упомяну этих замечательных пони у себя :) Но это будет нескоро.

Egi_vandor
#20
0

Ну, Сталлионград — это скорее СССР, а не север вот именно как север (как бы СССР — это тоже не одна тундра, но и, например, Грузия и Узбекистан =)
Сталлионград я иногда упоминаю (тоже на правах отсылки, как тут, например — Стратополис), когда именно нужно влепить что-то, обозначающее аналог СССР во взаимоотношениях с США.
Ну, копальхем просто чуть менее известен, а так-то да =)
Йей, ура, хоть кто-то примет эту эстафету =)

makise_homura
makise_homura
#21
0

Ня :-)
Классные якутские пони, пусть и другие — но всё же те самые, у них есть и Пинки Пай, и Эпплджек :-)

Огромное спасибо, makise_homura! :-)

Mordaneus
Mordaneus
#5
+1

Всегда пожалуйста! =)
Да, одна из побочных идей у меня была "они очень отличаются внешне и по культуре, но всё равно, в глубине такие же, как эквестрийские пони".

makise_homura
makise_homura
#15
0

Забавно получается: доехал на поезде до конечной, день перелета-и уже неизведанная земля с мифическими жителями. То ли народы пони,яков и грифонов совершенно не любопытны,то ли я даже не знаю.
Но в целом позитивный рассказ.

ze4t
#8
0

То ли народы пони,яков и грифонов совершенно не любопытны

Пони — точно. Уже не раз отмечено, что у них "здесь живут драконы" далеко не только на том краю карты, где драконьи горы :-)))

Mordaneus
Mordaneus
#10
0

Пони не любопытные в плане посмотреть кто по соседству живёт.

EldradUlthran
EldradUlthran
#11
+1

Думаю, они просто по всей Эквестрии типичные такие понивилльцы: главное, что дома всё хорошо, а за задним двором — да пусть хоть Вечнодикий лес.

makise_homura
makise_homura
#17
0

Ну вот есть родители Скуталу, которые не такие. И что, мы из любим? ;-)

Mordaneus
Mordaneus
#26
+1

Грифоны — не любопытны по канону (пожалуй, до визита поней в Гриффонстоун единственным грифоном, про кторого известно, что он хотя бы до Эквестрии добрался, была Гильда, и то, видать, она была кем-то типа Иззи в Брайдлвуде, которой было "тесно" дома и она свалила в лётный лагерь, где была Рэйнбоу). Хотя, казалось бы, для их грифоньей натуры торговать с богатым государством типа Эквестрии — сплошная выгода.
Яки — вероятно, они были знакомы со снежными пони, но потом перекочевали в менее суровый климат, к юго-западу, в будущий Якякистан.
А пони — лол, эти пони порой не знают даже, что у них под боком делается, взять тех же киринов, про которых даже Твайлайт было известно не больше, чем тут — про снежных пони. Ну и они, очевидно, были просто уверены, что там, на севере от Эверхуфа ничего быть не может, вот и не совались туда (никто ж из нас не едет в тундру просто так, мол, а вдруг там что интересное).
Плюс день перелёта — не так уж и мало: я думаю, средний пегас, а значит, и аликорн летает хотя бы со скоростью 50 км/ч, то есть день перелёта — пусть часов шесть в полётё, ещё сделаем скидку на трудность подъёма и на проблемы полёта в морозном воздухе, и получим ну под километров 250. Это, к слову, немногим больше, чем средняя ширина Гималайского хребта, и в три-четыре раза больше, чем ширина Урала (и даже слегка больше, чем Альпы в самом широком месте).

makise_homura
makise_homura
#16
+1

Милая и добрая история, мне очень понравилось.

Можно только один вопрос: почему именно у Старлайт проблемы с этикетом и пользованием приборами?

Arri-o
Arri-o
#9
0

Спасибо =)
Ну, думаю, не только, просто Твайлайт эту ситуацию вспомнила наиболее ярко — по событиям начала s6e6 было видно, что реакция Старлайт её сильно задела.

makise_homura
makise_homura
#18
0

У меня после просмотра этого эпизода сложилось впечатление, что реакция Твайлайт вызвана торопливостью Старлайт: та магией мгновенно правильно накрыла стол, не дослушав речь Твайлайт о философском смысле сервировки с помощью своих копыт (тут можно додумать, что когда-то подобный урок ей дала Селестия).

Извините за это крохоборство, мне при работе над моими фанфиками часто приходится отлавливать моменты, противоречащие основному сюжету, к тому же недавно совсем недавно я работал над историей, где происхождение Старлайт из хорошей семьи является довольно важной деталью, из-за чего собственно и возник мой вопрос.

Arri-o
Arri-o
#25
0

> тут можно додумать, что когда-то подобный урок ей дала Селестия
Вот this. Твайлайт просто безмерно боготворит Селестию (в s7e10, например, это прямо откровенно видно), и для неё почти всегда, похоже, как говорится, "есть два способа что-то сделать — способ Селестии и неправильный". Так что тут вполне понятна её реакция, когда она хотела воспроизвести ту копипасту, которую ей некогда втолковала Селестия, а Старлайт не поняла к чему это. И может, со стороны Старлайт это смотрелось бы вполне логично и безобидно, но для самой Твайлайт это, скорее всего, было нехилым таким уколом в самомнение, и она (а в этом кусочке фокальный персонаж — именно она) это наверняка очень хорошо запомнила и вспоминает от случая к случаю.
Ну и кроме того, Старлайт не создаёт впечатления, что она как-то с особым пиететом относится к высокому этикету — она, вероятно, его хотя бы частично знает, но не пользуется им, что для Твайлайт выглядит как безразличие и неприлежность в обучении ему.

makise_homura
makise_homura
#30
+1

Возьмут теперь снегопоньки, да и переселятся в ту же Кристальную Империю. Климат вне купола тот же, а то и мягче, а блага цивилизации ближе.

Кайт Ши
Кайт Ши
#23
+1

Да ну нафиг, там то сомбры-тиреки всякие набигают, то ещё какая напасть.
А тут тыщу лет никто не тревожит,лѣпота!

ze4t
#24
0

Да, кстати, это тоже проблема.

makise_homura
makise_homura
#32
0

Ну, для этого им надо перейти горы, а без помощи извне они этого сделать не смогут. Разве что если туда эквестрийцы пробьют тоннель под горами и пустят ветку железной дороги из Кристальной Империи, например.
С другой стороны, тогда снежнопоньки оттуда смогут поставлять в Эквестрию ту же северную рыбу для реэкспорта в Гриффонстоун (тем более везти недалеко — можно растаможку, фасовку и оформление вести прямо в Кристальной Империи через совместное с кантерлотскими бизнесменами, пролоббировавшими строительство дороги предприятие, а потом перецеплять паровоз в другой конец состава и везти в тех же рефрижераторных вагонах прямо в Гриффонстоун, благо он в одном направлении от Кристальной Империи, что и Эверхуф), продукты тюленьего промысла, лес, возможно, уголь и другие полезные ископаемые, а в перспективе может и нефть, а взамен им будут везти стройматериалы, еду, предметы первой необходимости, металл, инструменты и т.п. — и у них там будет как бы даже не получше ситуация, чем в Якякистане. Да, технически это будет район крайнего севера, но поньки там жить, скорее всего, привыкли, а в окрестности Кристальной Империи ещё не факт, что их пустят (не говоря уж о том, что там могут действовать законы, запрещающие, допустим, рыбный промысел, а рек с нормальной рыбой может и не быть).

makise_homura
makise_homura
#31
0

Вы автор. Будет так, как придумаете.

Кайт Ши
Кайт Ши
#34
0

Ну, я предпочитаю поменьше дойлианской аргументации использовать в объяснении каких-либо особенностей сюжета =)

makise_homura
makise_homura
#36
+2

тут не в законах о добычи рыбы дело, а в отсутствии в КИ рек, полных форели... Так что Як-Кьютским пони там просто нечего и негде ловить!..

Другое дело — ездить в КИ в отпуск, греться!..

Navk
Navk
#44
0

Ну а вот это ещё неизвестно.

Кайт Ши
Кайт Ши
#45
+2

Кстати, да, логично: учитывая то, что в КИ, на равнине — очень холодный климат, логично предположить, что преобладающее направление ветров там — с севера, т.е. воздух мало того, что дует с заснеженных равнин Як-Кьютии, он ещё, перетекая через горы, сильно охлаждается и высушивается, после чего попадает в КИ. То есть климат в КИ холодный и очень сухой, а значит, рек, питаемых осадками, будет очень мало. Не говоря уж о реках, в которых может нереститься форель. Зато на северных склонах гор воздух теряет много воды, которая выпадает на склонах, а потом уходит вниз, продуцируя реки со снеговым и ледниковым питанием (т.е. холодные и очень чистые, что очень любят лососёвые).

makise_homura
makise_homura
#48
Авторизуйтесь для отправки комментария.