Она вернулась!

Вы не задумывались, как какой-то всего лишь единорог, пусть и очень злобный, скрыл на целое тысячелетие довольно большую долину со всеми её жителями? Куда делась Кристальная империя, и почему она вернулась?

Человеки

День кьютимарки

Малышке Эпплблум наконец пришла пора получить свою кьютимарку. Но у семьи Эпплов на этот счёт есть одна давняя традиция...

Эплблум

Метаморфоза

-Что вы со мной сделали?- испугалась Ловинг. Она замерла и внутри неё всё похолодело. -Это ещё часть превращения... - улыбнулась Кризалис. - Пройдёт ещё немного времени и ты будешь полноправным членом Улья. -Нет... Никог... -сонно проговорила Ловинг, но с каждой секундой внутри кокона она теряла силы. Но перед тем, как она заснула голове промелькнула мысль: - Ты никогда не станешь прежней.

Другие пони

Переломанный

Дискорд всегда чувствовал перед ними вину. Не за что-то конкретное, просто... просто он до последнего надеялся, что все само вернется на круги своя. Что масштабы относительны.

Принцесса Селестия Другие пони Дискорд Человеки

Меткоискатели - призыватели апокалипсиса!

Меткоискатели, разочарованные своими постоянными неудачами, решают найти больше информации о Метках и способах их получения в библиотеке Твайлайт. Их не оставляет надежда, что именно там они смогут найти способ получить желаемое. Однако, троица натыкается на древнюю книгу, полную зловещих заклинаний и подружки решают получить Метки худшим возможным способом.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл

Птицы

Каждому пегасу рано или поздно приходится столкнуться с ними. Иногда даже буквально! Сегодня этот пегас - Рэйнбоу Дэш; и тот факт, что она уже хорошенько приложилась головой, ситуацию только усугубляет.

Рэйнбоу Дэш

Куда уходит музыка

Винил Скрэтч решила узнать, куда по ночам уходит Октавия, однако, ответ её приятно удивил

Флаттершай Принцесса Луна DJ PON-3 Октавия

Мгновения тишины

Иногда тишина - высшее благо.

ОС - пони

Одиннадцать минут

Небольшая хронология жизни Дежурного космического корабля.

Другие пони

Специальная доставка

Обычный рейс, необычный груз. Компания гарантирует сохранность!

Другие пони Найтмэр Мун

Автор рисунка: Stinkehund
Глава 6: Происшествие на Ночь Кошмаров

Глава 7: Две дикие оторвы

Яркое осеннее солнце не спеша уходило за горизонт, бросая последние лучи на улицы Валдсберри – типичного ковбойского городка, который состоял из множества покосившихся деревянных домов и редких каменных зданий, оставшихся со времен освоения пустыни, когда первые пони-колонисты прибыли в эти земли, чтобы заселить их. Разумеется, с тех пор многое изменилось. Обычные деревянные повозки уступили место грузовикам, масляные светильники электрическим фонарям с энергосберегающими лампами, да и стоявшие тут и там автоматы с закусками и рекламные щиты красноречиво говорили о том, что времена фронтира давно прошли, и теперь в это место пришла цивилизация.

Но прежде чем солнце успело скрыться, где-то вдалеке раздался паровозный гудок и из-за горы появился столб дыма. Вскоре оттуда вынырнул поезд, который на полном ходу направлялся в сторону города. По мере его приближения рельсы возле железнодорожной станции все сильнее начинали дрожать, и это вспугнуло сидевшую неподалеку муху. Поднявшись в воздух, она по неровной траектории полетела вверх, двигаясь к ближайшему телефонному столбу. Однако полет ее был недолгим. Внезапно у нее на пути возникла упругая и липкая преграда в виде паутины, которую сплел вдоль одной из перекладин большой пустынный паук. Хищно потирая свои лапки, он неотвратимо начал приближаться к своей жертве, готовый опутать ее паутиной и съесть. Глаза испуганной мухи уставились на безжалостного хищника, что хотел оборвать ее жизнь. Ее судьба была предрешена и вот-вот должна была свершиться.

Но тут из-за вибраций поезда, плохо вбитый в землю столб слегка наклонился, и паутина сорвалась вниз, унося вместе с собой паука и муху. Плавно раскачиваясь на ветру, они рухнули на платформу, к которой приближался состав. Муха, почувствовав, что несколько ее ножек оказались свободны, попробовала взлететь. Расправив крылья, она дернулась вперед, отчаянно пытаясь вырваться. Однако паук не готов был так просто сдаться и, высвободившись из собственной паутины, вновь стал надвигаться на нее, угрожающе клацая смертоносными жвалами.

Муха удвоила усилия, но паук был уже близко, и не обращая внимания на грохот и шум останавливающегося поезда, приближался к ней. Всего за несколько секунд он добрался до своей жертвы и в предвкушении поднял вверх ноги, чтобы схватить муху, как вдруг на него сверху наступило копыто вышедшего из вагона темно-бежевого жеребца, у которого на лице была легкая щетина. Бросив взгляд на железнодорожную станцию, он поправил одетую у него на груди пеструю рубашку с узором в виде ананасов.

– Ну вот, мы и прибыли, – удовлетворенно произнес он, после чего сдвинув на рог бакбольную кепку и опустив вниз пару сумок, прибавил: – Валдсберри – красивый ковбойский городок, где живут отважные искатели приключений, которые на заре борются с опасными дикарями, а по вечерам выпивают двойное виски, заедая его кубиком соли. Тут определенно есть на что посмотреть.

– Да-да, вот только мы приехали сюда не для того, чтобы любоваться видами, дорогая, – сказала вышедшая вслед за ним высокая розовая кобыла, одетая в длинную летнюю юбку и куртку с рукавами, у которой на голове была широкополая шляпа туристки.

– Ш-ш-ш! Не так громко, любимая. Тебя может кто-нибудь услышать, – настороженно сказал жеребец, оглядываясь на выходящих из других вагонов пони, которые по одежде не сильно-то отличались от этой парочки.

– Не беспокойся, я сказала это тихо. И потом, вдруг это у нас такая фишка и ты очень любишь переодеваться в кобылок? Ведь никто же не знает, чем мы с тобой занимаемся, когда остаемся наедине в спальне, – ответила ему кобыла, поставив возле себя пару дамских сумочек и большой чемодан.

– И очень хорошо. Они бы точно ужаснулись, – усмехнулся единорог.

– Или сгорели бы от зависти, – фыркнула его спутница. – Кстати, мне кажется, ты на что-то наступила.

– Где? Фу, паук! – посмотрев на свое копыто, произнес жеребец, по-кобыльи поджав ногу и подойдя к стойке регистрации, взял пару туристических брошюрок, чтобы вытереть ими копыто.

– Итак, мы на месте, – тем временем сказала розовая кобыла, поглядев на город впереди, где уже начали зажигать первые фонари. – Ну и долгая же была поездка.

– Долгая, но я надеюсь не бесполезная, – прибавил жеребец, когда все остальные туристы ушли и они остались на платформе одни. – Ведь именно здесь мне назначили встречу.

– Да, и я очень надеюсь, что похитители на нее придут. Если они вдруг что-то заподозрят, то могут сделать нашему милому больно.

– Не беспокойся, мы все грамотно провернули. Так что они вряд ли за нами следили, – подмигнул ей единорог.

Да, эти двое внешне ничем не примечательных туристов на самом деле были замаскированными Каденс и Кризалис, которые под прикрытием приехали в город, где должны были встретиться с теми, кто украл их супруга. Точнее, на эту встречу должна была отправиться одна лишь Кризалис. Вот почему, чтобы не спалиться кобылы провернули целый отвлекающий маневр. На следующее утро к ним в особняк тайком прибыло несколько детей королевы и она, рассказав им о случившемся, приказала двум самым ловким своим сыновьям принять ее с Каденс облик, после чего отправила их гулять по городу. Пока они отвлекали на себя внимание, кобылы успели замаскироваться и, прождав несколько часов, покинули дом. Добравшись до железнодорожной станции, они выехали в Валдсберри. Разумеется, они не были уверены в том, что их план сработает, но особого выбора не было. Каденс и Кризалис не хотели рисковать, поднимая на уши весь Кантерлот, и решили провернуть это дело сами без принцесс или Твайлайт с ее подругами.

Спустившись с платформы, кобылы направились в сторону главной улицы.

– Ну а теперь постараемся вести себя как можно тише и не привлекать ненужного внимания, – сказала Кризалис, держа в телекинезе их с Каденс вещи. – Что будет совсем непросто, учитывая нашу нелепую одежду.

Она бросила неодобрительный взгляд на свою рубашку с ананасами, которая больше подходила к прогулкам по пляжам, чем к путешествию на Дикий Запад.

– Эх, зря мы все-таки так оделись, дорогая. Наши наряды слишком заметные и буквально бросаются в глаза, – посетовала она.

– В том-то и дело, мы с тобой выглядим как самые обычные туристы, а в этой части Эквестрии как раз начинается туристический сезон. Так что мы вряд ли будем сильно выделяться, особенно… – сказала аликорн, вместе с королевой выходя на главную улицу Валдсберри, – …среди толп других отдыхающих здесь пони.

Она взмахнула ногой, показывая вперед.

– Вау! – ахнула Кризалис, поглядев в ту сторону.

Прямо перед ней открылся впечатляющий вид на ярко-освещенную улицу города, которая состояла из множества сувенирных магазинов, миниатюрных музеев и оформленных под ковбойские салуны ресторанов. Между ними гуляли бесчисленные толпы туристов всевозможных рас, одетые в просторные летние рубашки и полупрозрачные платья. У каждого из приезжих висел на шее фотоаппарат, которым он без устали щелкал все, что попадалось ему на глаза, будь то старинная постройка, поилка для ковбоев или обычный на вид камень, который показался ему невероятно красивым.

– Ну, что я тебе говорила? – улыбнулась Каденс.

– Да, признаюсь, такого я не ожидала, – сказала ей чейнджлинг, поглядев на вывеску ближайшего к ней бара, где, если верить рекламе, продавались самые крепкие в мире кактусовые коктейли. – Это место не очень-то походит на старый поселок из спагетти-вестерна.

– Ну, возможно когда-то он таким и был, но с приходом прогресса его решили переделать в туристический городок, – сказала принцесса. – Так, что мы здесь будем совершенно неузнаваемы.

И игриво толкнув Кризалис крупом, она направилась с ней дальше по улице мимо громко разговаривающих гостей и развлекавших их работников увеселительных заведений.

– Эй, друзья! Не желаете ли принять участие в одной из наших жутчайших экскурсий по кладбищу с привидениями? – внезапно обратился к ним одетый в потрепанный ковбойский наряд жеребец, чье лицо было измазано белой краской (придававшей ему сходство со скелетом), а на шее висела петля от виселицы.

– Кладбище с привидениями? – переспросила аликорн.

– Да, это наша главная достопримечательность, кладбище, на котором обитают самые настоящие призраки. Мы проводим по нему экскурсии каждые несколько часов после захода солнца и в связи с завершением Ночи Кошмаров, наши билеты продаются со скидкой, – охотно объяснил он.

– Что ж, спасибо вам за информацию, мы обязательно об этом подумаем, – сказала Кризалис.

– Конечно. В таком случае, вот вам брошюрка, – сказал он, вручив королеве небольшую глянцевую листовку, на которой были изображены стереотипные привидения похожие на простыни, от которых с веселыми мордочками убегали жеребята. – И если вдруг захотите испытать незабываемые приключения, приходите сюда. Я с удовольствием запишу вас и добавлю к одной из групп.

– Ага, пока, – помахала ему чейнджлинг. – Да уж, в этом месте и вправду настоящее раздолье для туристов, – обратилась она к Каденс. – Даже удивительно, что похитители решили позвать меня сюда.

– Может быть, в этом-то все и дело? Чем больше вокруг пони, тем легче им будет затеряться в толпе.

– Наверное, ты права. Ну, что ж, идем, поищем гостиницу, где можно будет оставить наши вещи.

Побродив немного среди магазинов и тематических забегаловок, которые кишели толпами туристов, они, наконец, нашли небольшую деревянную гостиницу похожую на старый кавалерийский форт, где весь персонал был одет как солдаты времен гражданской войны с бизонами-индейцами. Поселившись там, они оставили свои чемоданы в номере, после чего отправились гулять по городу.

– Итак, теперь, когда мы не стеснены вещами, ничто не мешает нам немного осмотреться и сходить на разведку в тот клуб, о котором говорилось в записке, – сказала Кризалис, которая по примеру остальных взяла с собой фотоаппарат и для вида стала щелкать разные достопримечательности.

– Ага, вот только сперва нам надо будет его найти. Проклятье! В этом путеводителе по самым интересным местам, нет ни одного упоминания об этом заведении, – сказала Каденс, листая небольшую программку, взятую из гостиницы.

– Может, он только для местных? Давай-ка поищем его сами. Уверена, это не займет много времени.

– Да, городок ведь совсем маленький, так что мы очень быстро его найдем, – согласилась принцесса.


– Фух, ну вот, еще один тупик, – спустя час ворчливо сказала Каденс, когда они обошли четвертую по счету улицу и оказались перед кирпичной стеной. – Что за издевательство?!

– И не говори. Кто ж знал, что этот Валдсберри окажется таким запутанным? – устало произнесла Кризалис, поглядев на сборище мусорных баков к которым они подошли. Возле них, впрочем, как и везде, не было ничего интересного, кроме нескольких бродячих котов и отдыхающей неподалеку парочки, что тайком целовалась в углу.

– Ага, мы так за сто лет не найдем этот клуб, – опираясь на стену одного из домов, сказала принцесса.

– В таком случае, я предлагаю перейти к плану «Б», – заявила королева.

– И что же это за план? – спросила аликорн.

– Мы пойдем и поищем кого-нибудь местного, кто подскажет нам верное направление.

– Да, хороший план. Значит, нам нужен один из здешних работников, – кивнула принцесса, и они вернулись на центральную улицу, где направились к ближайшему летнему кафе, оформленному под жилище индейцев – типи. Возле него стоял бизон в традиционном костюме и в данный момент позировал для снимка с туристками-грифоншами.

– Извините, не могли бы вы… – обратилась к нему Каденс.

– Одну минутку, мэм, если хотите сделать со мной снимок, то вам в ту сторону, – не поворачивая головы, сказал он, показав ногой на длинную очередь из пони, справа от себя.

– Нет уж, спасибо, – фыркнула принцесса и, покрутив головой, направилась дальше, в сторону салуна-ресторана, где стоял прислонившийся к столбу ковбой в фартуке и расслабленно курил сигарету.

– Простите, я бы хотела… – начала она.

– Что?! Разве не видите, я на перерыве? – коротко посмотрев на нее, произнес он и тут же возмущенно всхрапнул: – А, это опять вы! Да во имя Селестии, сколь уже можно меня доставать?! Я же сказал вам, что я не повар и не отвечаю за качество здешних блюд, – сердито выговорил ковбой, очевидно, ее с кем-то спутав. – И если вашего жеребенка стошнило от нашей стряпни, обращайтесь с претензиями к нему или к менеджеру, но не ко мне. Я – обычный официант и ни за что здесь не отвечаю, Дискорд побери! – прибавил он и, затоптав ногой сигарету, ушел обратно в салун.

– Грубиян, – недовольно поморщилась аликорн и подошла к еще одному юному жеребцу-единорогу на другой стороне улицы, который стоял возле тележки с мороженым и продавал его жеребятам.

– Здравствуйте, не могли бы вы подсказать мне, где тут… – вновь попыталась завязать она диалог.

– Простите, мэм, но я сейчас слишком занят. У меня тут целая куча малышей, у которых как назло нет ни одной мелкой монеты, – с измученным видом сказал подросток, быстро черпая из своей тележки-холодильника разные сорта мороженого и кладя их на вафельные рожки. – Ай, кто там кусает меня за ногу?! А ну, прекращайте!

– Но послушайте, я не отниму у вас много времени, мне всего лишь надо найти «Кособокую гору».

– «Карамельную гору»? Извините, но она уже вся закончилась, – невнятно ответил ей продавец, продолжая обслуживать жеребят.

– Бесполезно, из-за всех этих туристов мы тут многого не добьемся, – огорченно произнесла принцесса, возвращаясь к Кризалис. – Может нам стоит вернуться сюда завтра утром, когда здесь будет не так шумно?

– Ни в коем случае! Завтра у меня уже назначена встреча с похитителями и у нас не будет времени на разведку, – отрицательно замотала головой чейнджлинг.

– Но, что же нам делать? Никто меня не слушает.

– Ай, просто ты подошла к этому делу не с той стороны. Не забывай, Кади, все эти пони – ковбои и к ним нужен особый подход. Дай-ка я попробую, – сказала Кризалис, отдавая ей фотоаппарат, после чего зашла за ближайший дом. На миг там полыхнула зеленая вспышка и уже через секунду к принцессе вышла одетая в короткую рубашку и узкие джинсы миловидная кобылка, у которой на голове была ковбойская шляпа.

– Вот так-то, подруга, – сказала она с легким деревенским акцентом. – Теперь я самая настоящая лапуля и легко смогу охомутать любого жеребца.

Слегка приспустив джинсы, она направилась к продавцу мороженого, не прекращая изящно раскачивать крупом. Поравнявшись с молодым жеребцом, она легонько толкнула его боком.

– Эй, малыш, я тут не местная и совсем не знаю города, – сказала она, оттащив его от холодильника и сделав невинные глазки. – Не мог бы ты помочь мне найти один клуб?

– Что? О, д-да, конечно. Всегда рад услужить, красавица. Как он называется? Если хочешь, я мог бы, потом проводить тебя до него, – обомлев, произнес он, уставившись на ее стройные ножки и совершенно позабыв о жеребятах, которые громко кричали и тянули его за халат.

– «Кособокая гора». Тебе уже доводилось бывать там?

– К-конечно, в смысле, нет! Ни в коем случае! Я никогда не бывал там, но постоянно прохожу мимо него, когда иду на работу. Кстати, я живу тут совсем недалеко в большом и красивом доме, – с намеком сказал он.

– О, как интересно, я это учту. А теперь скажи, где находится этот клуб, который так близко к твоему дому? – спросила королева потеревшись щекой о его скулу.

– Да всего лишь в двух кварталах отсюда. Сперва тебе надо дойти до конца этой улицы, а потом повернуть направо и двигаться вдоль скалы до большого каменного здания. Это и будет клуб «Кособокая гора». Ты легко его узнаешь.

– Спасибо, малыш, я знала, что на тебя можно положиться, – кокетливо хихикнула королева.

– Да не за что. Вот только я не понимаю, зачем тебе понадобилось это место? Ведь оно же не для обычных кобылок. Если только…

Тут он внезапно всхрапнул и брезгливо попятился.

– Ой, Селестия дорогая, так ты что, одна из этих? – спросил он.

– Из этих? – не поняла Кризалис.

– Ну, этих, которые… фу! – он поморщился глядя на ее круп. – Извини, но я не из таких. Хотя выглядишь ты неплохо. Я бы сказал, очень даже реалистично. Уверен, ты там быстро найдешь себе подходящего ухажера. Ну а меня это не интересует. Пока.

И он тут же отвернулся и пошел к холодильнику, не прекращая тихо ругаться.

– Ого, что это было? – ничего не понимая, спросила королева, вернувшись к супруге.

– Может, он догадался, что ты чейнджлинг? – предположила Каденс.

– Не думаю, ведь я вела себя довольно убедительно. И потом, причем тут этот клуб?

– Какая разница? Главное, теперь мы точно знаем, куда нам надо идти, – сказала Каденс.

– Да, ты права. В таком случае, не будем мешкать, пошли, – согласилась Кризалис и они обе направились в ту сторону, куда указал им жеребец.

– И все же, что имел в виду мороженщик, когда сказал мне, что этот клуб не для обычных кобылок? – пока они шли, спросила королева.

– Может, там собираются пьяные дебоширы, и обычные пони держатся от него в стороне? И раз уж ты туда идешь, то и сама наверняка из какой-нибудь банды, которая любит устраивать драки.

– Думаешь?

– Ну да. Ты же смотрела боевики и наверняка в курсе, на что похожи подобные места, где тусуются пустошные кобылы с их дружками в кожаных куртках, которых хлебом не корми, дай только с кем-нибудь подраться.

– Да, возможно, – кивнула Кризалис. – Или же он подумал, что я кобылка легкого поведения.

– Кто знает. Так или иначе, если это и вправду такой клуб, у нас там могут возникнуть проблемы, – прибавила принцесса.

– На счет этого можешь не переживать, Кади. Если к нам вдруг пристанут пьяные мерзавцы, я всегда могу превратиться в кого-нибудь крупного и надавать им по зубам, – подмигнула ей чейнджлинг. – Так что все у нас будет в порядке.

– А я в этом и не сомневаюсь, Кризи, – улыбнулась принцесса.

Они дошли до конца улицы и завернули за угол.

– Однако существует и другая проблема. Нас могут и вовсе туда не пустить, – сказала Каденс, – если у этого места есть дресс-код.

– Подумаешь, даже если он там и будет, любой охранник без вопросов нас впустит, когда увидит наши милые мордашки.

Они прошли вдоль нескольких частных домов, что стояли возле горы и подошли к большому освещенному яркой неоновой вывеской клубу.

– А хотя, я могу и ошибаться, – вдруг сказала королева, бросив на него изумленный взгляд.

Принцесса Каденс тоже на него посмотрела и широко открыла рот.

Клуб «Кособокая гора» оказался совсем не таким как они ожидали. Вместо уличных банд и суровых ковбоев, стоящих возле грузовиков, они к своему удивлению увидели там множество гламурных жеребцов одетых в обтягивающие латексные костюмы и изящные наряды, вроде мини-юбочек и коротких топиков. Весело общаясь, они вели себя точь в точь как кобылки, то и дело хихикая, и шлепая друг друга по крупу. Вдобавок, на крыше здания возле неоновой вывески с названием были установлены два соединенных вместе кольца со стрелочками, и развевался радужный флаг.

– Во имя тети Селестии, что это такое? – медленно произнесла Каденс.

– Жеребцы в кружевном белье, флаги, парики, это же клуб для голубых, – сказала Кризалис.

– Да, вот уж неожиданность, – прищурившись, сказала принцесса. – И здесь тебе назначили встречу? Не понимаю.

– Может все дело в том, что я чейнджлинг и легко могу войти сюда под маскировкой? – предположила королева.

– Или же похитители нашего Шайни и сами…

Они обе испуганно посмотрели друг на друга.

– Нет, все дело в том, что ты чейнджлинг! – поспешно вставила Каденс.

– Да-да, именно в этом! А не в том, что они грязные извращенцы, которые засовывают в нашего Шайни всякие… ох…

– Прошу, не говори так! Я не хочу даже думать о том, что они могут сделать с нашим любимым!

– Согласна, только нам с тобой позволено пихать в него разные штуки.

– Ну все! Хватит об этом! Я немедленно иду туда! – твердо сказала аликорн.

– Да? И как же ты планируешь это сделать? Ведь из нас двоих только я могу менять облик, а ты слишком уж красивая, чтобы походить на здешних посетителей.

– Согласна, это все усложняет. Но что же нам делать? Как пройти в этот клуб, не привлекая к себе внимания?

– Хм, а что если нам… точно, я придумала! – вдруг весело произнесла Кризалис.

– Что? – спросила Каденс.

– Скажи, ты взяла с собой тот костюм в стиле садо-мазо, на случай успешного спасения Шайни?

– Да, он у меня в чемодане, а что?

– Скорее идем за ним! У меня есть идея! – потянув ее за собой, сказала чейнджлинг.


– Эй, малыш, отпадная юбочка. Добро пожаловать в наш клуб, – характерным манерным голосом произнес подтянутый жеребец-пегас в сетчатой майке и кожаных штанах, который стоял у входа в «Кособокую гору» и впускал посетителей. – Надеюсь, тебе у нас понравится.

– Я тоже, красавчик. Ну, еще увидимся, – шаловливо подмигнул ему молодой жеребчик в парике, одетый как кобылка. Подарив охраннику воздушный поцелуй он прошел за дверь, заставив того издать восторженный вздох.

– Ах, какой лапочка, – мечтательно произнес он. – Давненько у нас не было таких сладких конфеток. Впрочем, и остальные ничуть не хуже. Столько новых мордашек и все за одну ночь.

Сегодняшняя ночь и вправду была довольно оживленной. В их клуб прибыло множество разных гостей со всех уголков в Эквестрии, и это очень радовало здешнего охранника, который мог тайком любоваться на их крупы, каждый из которых вызывал у него неподдельный восторг. И неважно были ли они тощими и изящными или пышными и аппетитными, они все его заводили и заставляли мысленно раздевать их владельцев и приподнимать им вверх хвостики.

Внезапно мысли пегаса были прерваны, когда стоявшие неподалеку посетители вдруг начали восторженно свистеть и махать кому-то на дороге.

Он посмотрел в ту сторону и его челюсть отпала. Прямо к нему, игриво покачивая крупом, приближался самый красивый и изящный из всех когда-либо виденных им жеребчиков, который вел на поводке еще одного милашку, одетого в закрытый латексный костюм. Они оба были так прекрасны, что казалось, излучали божественную красоту. Тот, что шел впереди был высоким нежно-голубым единорогом с красивой розовой гривой, чья стройная фигура так и манила подойти ближе и упасть перед ним на колени. Он был одет в узкие джинсовые шорты, белую майку и фуражку полицейского, а его задние ноги закрывали сетчатые чулки. Что касается второго жеребчика, который тоже был единорогом, то хоть его лица и не было видно из-за плотной маски, его тело было настолько идеальным, что он почти походил на настоящую кобылку.

Приблизившись вплотную к охраннику, голубой единорог по-кобыльи подбоченился и, посмотрев на него полным страсти и соблазна взглядом, произнес:

– Эй, большой мальчик, мне сказали, что у вас тут самый лучший клуб для любителей потрясти крупом. Это так?

Он широко расставил задние ноги и игриво взмахнул хвостом.

– Да, малыш, и наши двери всегда открыты для таких очаровашек, как ты, – с трудом выйдя из ступора, ответил пегас, переводя взгляд на его спутника, у которого между ног под латексом был заметен очень крупный и соблазнительный бугорок.

– О, ты такой милый, – сказал единорог в фуражке, широко улыбнувшись охраннику своей акульей улыбкой. – Тогда, может быть, впустишь нас?

– Конечно, с удовольствием. Эм… а могу я узнать твое имя? – пустив слюну, спросил пегас.

– Цианид, – сказал единорог. – Меня зовут – Цианид.

– Ух-ты! Какое у тебя пылкое имя! – восторженно произнес охранник.

– Ты хотел сказать очень ядовитое, верно? – облизав верхушку губы, подмигнул единорог. – Да, красавчик, оно у меня такое.

– Tu charmes tout simplement (франц. какая же ты прелесть), – томно прошептал пегас. – А кто твой друг? – он посмотрел на одетого в латекс жеребца.

– Это? Всего лишь мой питомец, которого я выгуливаю. Я зову его – Мистер Мазохист, и он просто обожает, когда я его за что-нибудь наказываю. Верно, Мистер Мазохист? – спросил единорог, отвешивая смачный шлепок своему спутнику.

– Уфувум! – невнятно произнес тот, через закрывавшую его рот молнию, но даже она не смогла скрыть насколько нежным и женственным был его голосок.

– Понятно. Что ж, проходите. Желаю вам хорошенько повеселиться, – сказал охранник, открывая им дверь и запуская внутрь.

– Спасибо. Ну, до скорого, крепыш, – подмигнул Цианид, увлекая за собой Мистера Мазохиста. Стоило им зайти в клуб, как пегас тихо охнул и, прижавшись к стене, опустился на круп.

– Настоящие богини! – закрыв глаза, прошептал он.

А единорог в фуражке тем временем отошел как можно дальше от входа и, оглянувшись в полутемном коридоре, произнес:

– Все окей, Кади, мы прорвались. Я же говорила тебе, что мой план сработает.

– Ага, – расстегнув молнию у рта, сказала Каденс. – Ух, в этом костюме так жарко и практически ничего не видно. И как только Шайни в нем ходит?

– Ну, он же носит его только во время наших игр, и мы очень быстро его раздеваем, – хохотнула Кризалис. – А теперь давай, входи в роль, дорогая, и следи за тем, чтобы у тебя не выпала картошка промеж ног.

Она наклонилась и аккуратно поправила сползшую на бок крупную картофелину, которая играла роль члена Каденс.

– Я постараюсь, хотя мне очень непросто изображать из себя жеребца. Да и крылья немного болят, – пожаловалась принцесса, растирая бока.

– Не волнуйся, у тебя неплохо получается, – подбодрила ее королева, вновь взяв в копыто поводок. – Ну, идем, Мистер Мазохист, пришло время повеселиться.

И сказав это, Кризалис пошла дальше по коридору, таща за собой Каденс. Дойдя до небольшой бархатной занавески, она отодвинула ее в сторону, и они оказались в просторном затененном зале, где звучала ритмичная музыка и переливались разноцветные огни.

– Ух-ты! Вот это я понимаю движуха! – ахнула королева, окинув его восторженным взглядом.

Прямо перед ней, раскачиваясь у шестов и танцуя на столиках, трясли крупами многочисленные атлетичные жеребцы. Многие из них были почти без одежды или в откровенных кобыльих нарядах, которые практически ничего не скрывали, включая их крупные шлангоподобные "хозяйства". Сидевшие за столиками посетители то и дело им громко аплодировали и кидали монеты в специальные баночки для чаевых. И это не говоря о других гостях клуба, одетых в безумные и весьма неоднозначные костюмы, от моряков и варваров (в узких набедренных повязках), до бакбольных чирлидерш и вампиров, которые танцевали на расположенных по краям зала широких танцполах, возле большого диджейского пульта.

– Да, здесь есть на что посмотреть, – согласилась Каденс. – Надо же, я и не знала, что в гей-клубах бывает такое веселье.

– Я тоже. А где же та озорная мелодия? – спросила королева, прислушиваясь к звучавшей из динамиков на стенах музыке. – Ну, знаешь, та самая, которая играла в фильме «Кантерлотская академия»?

– Думаю, осталась в 80-х, вместе с сериалом «Магический скачок», – пошутила Каденс. – Эх, хороший все-таки был сериал.

– Ну да. Ладно, идем внедряться в это общество, – азартно потерев копыта, прошептала Кризалис.

– Пошли, только сильно не увлекайся, дорогая, – сказала принцесса и ворчливо прибавила: – Особенно в присутствии жены. Не забывай, этим жеребчикам совсем неинтересны такие как мы.

– За кого ты меня принимаешь, Кади? Да я сама невинность. Просто раз уж мы находимся тут под прикрытием, то и вести себя должны соответственно, – хихикнула Кризалис, отвешивая проходившему мимо танцору шаловливый шлепок, после чего направилась к большому круглому бару в центре клуба, за которым стояло несколько одетых в костюмы кроликов молодых жеребцов.

– Эй, бармен, налей-ка мне и моему малышу парочку вкусных коктейлей! – сказала она, запрыгивая на высокий стул и, подхватив телекинезом супругу, посадила ее возле себя. – Но не сильно алкогольных. Мы хотим сегодня веселиться на трезвую голову.

– Конечно, милашка, я сделаю вам два «Поцелуя бризи», одну минутку, – кивнул ей ближайший жеребец и, игриво раскачивая крупом, быстро смешал в шейкере несколько напитков и ликеров, которые потом разлил в похожие на спираль бокалы, прицепив к ним сверху кусочки лайма.

– Прошу, – сказал он, поставив их перед кобылами.

– Спасибо, лапочка, – поблагодарила чейнджлинг, беря один из них ногой и делая пару глотков через трубочку.

Окинув взглядом барную стойку и клуб, она произнесла:

– Я смотрю у вас тут сегодня очень весело.

– Это верно. Давно уже мы не обслуживали так много посетителей за одну ночь, – ответил ей бармен.

– Да, тебе везет. Столько очаровательных мордашек и со всеми можно мило поворковать, – улыбнулась Кризалис. – Особенно с теми жеребчиками, что живут неподалеку и готовы к более длительным отношениям.

– Ха-ха, ну да. У нас в округе есть парочка завсегдатаев, которые время от времени к нам заглядывают, чтобы блеснуть передо мной своим несравненным ковбойским шармом, – хихикнул жеребец.

– Вот как? Скажи, а нет ли среди них кого-нибудь необычного? – задала вопрос королева.

– Необычного? – переспросил бармен.

– Я имею в виду, кого-нибудь страстного, дикого. Того, кто настолько брутален, что совсем не похож на голубого.

Жеребец удивленно на нее посмотрел.

– Видишь ли, дело в том, что я и мой дружок очень хотим затусить с настоящими суровыми жеребцами, у которых щетина на лице и дерзкий мужественный взгляд, – объяснила королева. – Вот я и спрашиваю, вдруг сюда такие заглядывают.

– Хех, ясно. В таком случае, вам крупно повезло, ребята. У нас таких жеребцов просто пруд пруди. И если вы немного подождете, то обязательно с ними встретитесь, – понимающе подмигнул бармен.

– О, это хорошо. Спасибо за помощь, малыш. Вот, держи на чай, – она протянула ему пару крупных монет.

– Благодарю. Ну, ладно, хорошего вам вечера, друзья, – сказал он и пошел обслуживать другого позвавшего его клиента.

– Да, полный облом, – шепотом вздохнула королева, когда они с Каденс остались одни.

– И не говори. Сюда приходит столько разных пони, что мы вряд ли найдем среди них тех, кто похитил нашего Шайни, – сказала Каденс, попивая коктейль. – Ну, и что будем делать?

– Предлагаю ненадолго разделиться и поискать их самим, – ответила ей Кризалис, тоже сделав пару глотков. – Уверена, они где-то неподалеку.

– Но ведь встреча должна пройти завтра. Откуда ты это знаешь? – спросила принцесса.

– Можешь называть это чутьем, – ответила Кризалис. – За долгие годы жизни я провела немало скрытых проникновений и разных диверсий. Я же чейнджлинг и имею в этом деле опыт. Кхе-кхем… особенно в вопросах похищений, – громко кашлянув, закончила она.

– Кризи! – возмущенно произнесла аликорн.

– Что? Я же не всегда была хорошей. Да и те, кого я похищала, были отнюдь не паиньками. Скажем, тот же император грифонов Ксардис, который жил триста лет назад. Он угнетал свой народ и угрожал нам войной. Так что украсть его было благом не только для чейнджлингов, но и для всего Грифонстоуна.

Заметив, как на нее смотрит принцесса, она поспешно прибавила:

– Но с ним ничего плохого не случилось! Я и мои дети лишь несколько часов попугали его, а затем отправили домой целого и невредимого… кхе-кхем… предварительно вырвав ему пару-тройку когтей ну и с десяток перьев, но это не смертельно. Ни один грифон в том похищении серьезно не пострадал, можешь мне поверить или лучше прочитать об этом в учебнике по истории.

Она залпом выпила свой коктейль.

– В общем, мне уже доводилось бывать на таких встречах и я знаю, что перед их началом всегда нужно сходить на разведку и все тщательно осмотреть.

– Допустим. А что если нас увидят похитители?

– Ну и что? Мы же с тобой замаскированы и не станем говорить о похищении напрямую. Нам просто нужно немного прогуляться и послушать о чем тут болтают. И даже если мы ничего не узнаем, у нас впереди еще целый день, и мы можем прийти сюда завтра.

– Согласна. Ну что, тогда идем к этим чудикам? – бодро произнесла Каденс, вставая на ноги. Стоило ей пошевелиться, как ее картошка тут же переместилась и застряла у нее под хвостом.

– Ой! – ахнула пони, быстро возвращая ее на место.

– Хотя, если подумать, посиди-ка ты тут, Кади, – заметив это, сказала королева. – А то слишком уж ты красивая, да и твое "хозяйство" все время убегает, а это очень подозрительно.

– Да, пожалуй, ты права, – согласилась аликорн, осторожно садясь на стул и сдвигая ноги (чтобы вновь не потерять картофелину). – Только, чур, никаких заигрываний, – напомнила она.

– Само собой, любимая, – пообещала Кризалис, расправляя на себе шортики.

«Ну а я пока покараулю тут. Вдруг похитители тоже решат выпить», – мысленно сказала себе принцесса и помахала бармену: – Эй, красавчик, сделай-ка мне еще один «Поцелуй бризи»!

Кризалис не спеша направилась в центр зала, где были подиумы с танцорами, разглядывая тусовавшихся там гостей и незаметно прислушиваясь к их беседам, в надежде услышать от них что-нибудь полезное, что может быть связано с завтрашней встречей или похищением. Но ей не повезло и после получаса упорного подслушивания и наблюдений, ей так и не удалось узнать ничего стоящего. А все с кем она разговаривала, лишь приглашали ее на свидание или обсуждали различные гламурные дела.

«Да, если похитители и вправду где-то рядом, то найти их будет совсем непросто, – подумала чейнджлинг. – Похоже, одних разговоров тут явно недостаточно. Мне нужно привлечь их внимание и расположить к себе. Но для этого сперва необходимо как-то выделиться».

Она еще несколько минут побродила по залу и тут остановилась возле большого огороженного мягкими бортиками аттракциона, посреди которого был установлен крупный механический бык, на котором в данный момент раскачивался крепкий жеребец в костюме пожарного.

– Идеально! Победа в состязании быстро сделает меня популярной, – довольно произнесла королева, подходя к толпе зрителей наблюдавших за пожарником, который спустя пару секунд потерял равновесие и с криком вылетел из седла.

– Оу! Какая жалость! Еще один конкурсант лежит на полу! Похоже, сегодня Эль Торо настроен решительно и не позволит никому себя объездить! – сказал одетый в одежду кобылки-ковбоя единорог, который стоял неподалеку с микрофоном в телекинезе.

К упавшему жеребцу тут же подошли двое охранников и помогли покинуть вольер.

– Итак, кто следующий? Кто готов бросить вызов нашему дикому быку? – спросил ведущий, поправляя на себе юбочку.

– Я хочу, – выйдя вперед, громко произнесла Кризалис.

– Ага! У нас новый участник, решивший бросить вызов старине Эль Торо! Как тебя зовут, малыш? – спросил ведущий, направив микрофон в сторону королевы.

– Цианид, и сейчас я покажу вам, как нужно держаться в седле, – с вызовом сказала Кризалис.

– Отлично! Что ж, Цианид, тогда взбирайся на нашего Эль Торо, и мы посмотрим, сможешь ли ты усидеть на нем дольше одной минуты!

Кризалис ловко запрыгнула в седло и засунула переднюю ногу в специальный ремешок.

– Итак, приготовься! На старт! Внимание! Марш! – крикнул жеребец и нажал на кнопку возле себя.

Бык тут же начал резво подпрыгивать и вращаться в разные стороны, то и дело останавливаясь и меняя направление.

«Хех, ерунда, не сложнее чем укрощать мою Кади, во время наших утренних забав», – мысленно усмехнулась королева, уверенно держась в седле и не давая себя сбросить.


Пока Кризалис ушла на разведку, Каденс продолжила сидеть возле барной стойки, незаметно прислушиваясь к разговорам отдыхавших неподалеку гостей. Она очень надеялась, что кто-нибудь из них рано или поздно станет обсуждать недавнее похищение Шайни, но кроме безумных разговоров о сексе и о моде на кружевные трусы она так ничего и не услышала. В итоге, все что ей оставалось делать – это ждать возвращения супруги и от нечего делать наслаждаться восхитительными фруктовыми коктейлями, которых она успела выпить аж целых пять штук. Время от времени к ней подсаживались подвыпившие жеребцы, предлагавшие неплохо провести с ними время, и Каденс как могла им отказывала, с трудом разговаривая низким с хрипотцой голосом и стараясь не дать к себе притронуться. Однако пары наглых шлепков ей все же не удалось избежать, и в какой-то момент она не выдержала и отвесила одному из этих приставал смачный удар в челюсть, отправив его в ближайший горшок с фикусом.

– Да, с такими темпами я точно вскоре спалюсь. Ну, где же Кризи? Я не могу слишком долго сидеть тут одна. А, кроме того… ай! – она болезненно сжалась. – Мне не стоило пить так много коктейлей! Ух! Мне срочно нужно в туалет!

Она уже пару раз пыталась сходить в него, но там все время кто-нибудь находился, а один раз она и вовсе услышала в одной из кабинок подозрительные громкие стоны и пулей выбежала оттуда.

Целых полчаса она просидела на стуле, то и дело перекидывая одну ногу на другую и изнывая от желания пописать, пока ей стало невмоготу.

– Ай, Дискорд с ними! Я иду туда! Пусть уж лучше меня отсюда выгонят, чем я и дальше продолжу терпеть! – издав обреченный вздох, сказала Каденс и, встав на ноги, быстро зашагала к дверце единственного в этом клубе туалета.

Приоткрыв ее, она осторожно заглянула внутрь. Здешний туалет был очень чистым и ухоженным. Стены и пол в нем покрывал изящный плиточный мрамор, украшенный декоративными узорами, который дополняли маленькие киринские картины и пушистые коврики для копыт.

Аликорн полностью зашла в него и увидела, что на столике возле раковины, помимо мыла и лосьона для ног стоит также вазочка с… очень крупными презервативами.

– Брр, вот ведь извращуги, – поглядев на них, фыркнула принцесса, вспоминая те странные стоны и тут же громко произнесла: – Эй, здесь есть кто-нибудь? Ау?

Ей никто не ответил.

– Фух, слава тете Тии, я тут одна. А теперь скорее к "белому другу", – сказала Каденс, быстро расстегивая молнию и доставая оттуда картофелину.

Проигнорировав ряд высоких писсуаров, она повернулась к нескольким туалетным кабинкам, которые как назло имели очень маленькие дверцы, причем настолько, что их края буквально доходили до линии унитаза. Кроме того, на самих дверцах были вырезаны небольшие окошки в форме сердечек.

– Проклятые голубые, и зачем было так делать? – недовольно произнесла Каденс, уставившись на них. Если сюда зайдет кто-нибудь посторонний то сразу заметит, что внутри сидит кобыла. Однако выбора у нее не было, она уже еле держалась на ногах, а потому предпочла рискнуть.

– Ладно, сделаю это по-быстрому, – решительно сказала она, забегая в одну из кабинок и закрывая за собой дверцу.

– Ах! Вот так! – расслабленно выдохнула она, раздвигая задние ноги. – Наконец-то я опустошена! Какое блаженство!

Она восторженно закрыла глаза и начала напевать веселую песенку о паучке и сильном дождике, как вдруг дверь туалета резко распахнулась. Каденс поняла это, когда игравшая в клубе музыка ненадолго стала гораздо громче.

Быстро прекратив писать, она вскочила с унитаза и, не придумав ничего лучше, подпрыгнула вверх, упершись всеми четырьмя ногами в заднюю стену и дверцу кабинки.

«Ох, только этого мне еще и не хватало!» – недовольно подумала она, с трудом сдерживая не до конца вышедшую из нее мочу.

– Эй, проверь-ка унитазы, – сказал один из зашедших и, судя по раздавшимся шагам, его приятель стал не спеша прогуливаться вдоль кабинок и смотреть, не сидит ли в них кто-нибудь.

– Порядок, мы тут одни, – спустя пару секунд произнес он.

«Я надеюсь, они пришли сюда не для того, чтобы потрахаться. Не знаю, сколько еще я смогу терпеть», – про себя подумала принцесса, зажмурившись от напряжения.

А неизвестные жеребцы тем временем подошли к обычным писсуарам и стали в них мочиться.

«НУ ЖЕ! ТОРОПИТЕСЬ! – мысленно рявкнула она, не в силах переносить провоцирующе громкие звуки падающей жидкости. – Так, мне нужно срочно отвлечься! Думай о пустыне, Каденс! Думай о пустыне! Где сухо и жарко и нет никакой воды».

– Ох, как же я ненавижу приходить сюда, – вдруг произнес один из неизвестных. – Это место меня жутко раздражает. Куда не плюнь – одни извращенцы.

– Ничего не поделаешь, брат, такова наша работа. Придется тебе потерпеть, – ответил ему второй.

«Ай! Ну, зачем? Зачем ты сказал это слово?» – подумала Каденс, с силой стиснув зубы.

– Да, но что мы забыли тут сегодня? Ведь королева должна приехать лишь завтра, – тем временем продолжил первый жеребец.

«Королева? Неужели они имеют в виду Кризалис?» – промелькнуло в голове у принцессы, и она внимательно прислушалась.

– На разведку. Ты что забыл, с кем мы имеем дело? Она могущественная полубогиня, которая к тому же умеет менять свою внешность.

– Ха, эка невидаль, – фыркнул его дружок.

– Неважно. В общем, нам нужно все тут осмотреть и запомнить, как выглядит местный персонал. Ну, знаешь, на всякий случай.

– Да, но ведь сюда захаживает так много туристов, как мы ее найдем? К тому же, вряд ли она захочет с нами сотрудничать.

– Не переживай. Ей придется играть по нашим правилам. Если конечно, она не хочет, чтобы с ее муженьком произошел несчастный случай.

«Да, это точно они – похитители! Мне нужно срочно рассказать об этом Кризи, пока они… ай!»

Каденс почувствовала, как с ее хвоста скатилось несколько крупных капель.

«Нет! Только не сейчас!» – взмолилась она, понимая, что за этим последует.

Ее мочевой пузырь болезненно сжался и она, сама того не желая, принялась писать, обливая сиденье расположенного снизу унитаза.

– Эй, что это за звук? – сказал один из похитителей.

– Может, где-то трубу прорвало? – предположил второй.

– Нет, он идет от одной из кабинок. Возможно, там кто-то есть.

«Проклятье!» – подумала аликорн, и тут раздался треск. Дверца туалета, в которую она уперлась, слегка надломилась и начала громко хрустеть.

– Мама! – закричала Каденс, рухнув вперед вместе с дверью.

– Эй, а ты еще кто такой? Какого хрена тут прячешься? – спросил один их жеребцов, уставившись на распластавшуюся на полу принцессу.

– Я… я… – неуверенно произнесла Каденс, спешно застегивая молнию.

– Еще один гадкий извращенец! Что, решил за нами пошпионить, а? – злобно процедил второй, рывком поднимая ее и прижимая к раковине.

Каденс посмотрела на схвативших ее пони. Это были два крепких одетых в кожаные куртки и чапсы поверх джинс единорога, которые, судя по всему, пытались закосить под местных посетителей. Вот только у них это не очень хорошо получилось, они зачем-то украсили свои куртки многочисленными рекламными нашивками вроде эмблемы морковной газировки или кофейни Пончика Джо.

– Вообще-то, я не извращенец. Жеребцов вроде меня принято называть голубыми, и я ни за кем тут не шпионил, – попробовала выкрутиться из непростой ситуации аликорн.

– Вот как? И что же ты тогда делал? Справлял нужду? – издевательски заметил один из них, с небольшой бородкой на лице.

– Именно, и как ты догадался? – саркастично заметила Каденс.

– Остряк значит? Давай-ка проучим его, Берт, – сказал второй жеребец, потирая свое потрескавшееся копыто.

– Не советую вам этого делать, ребята, – предостерегающе произнесла принцесса. – Хоть этого и не заметно, на деле я очень крепкий и легко могу вас зашибить.

– Ну-ну, как же. Сейчас мы посмотрим, кто кого зашибет, – угрожающе усмехнулся Берт и попытался врезать Каденс по лицу, но та ловко увернулась, и жеребец с силой ударил ногой по зеркалу, разбив его вдребезги.

– А-а-а! – закричал он, отдергивая раненую ногу.

– Да, не повезло, приятель, – иронично усмехнулась аликорн, посмотрев на разлетевшиеся повсюду осколки. – Какой-то ты медлительный.

– Ах ты, мулов сын! – выругался другой похититель, замахиваясь для удара, но Каденс тут же подставила ему подножку и тот, потеряв равновесие, рухнул на пол, стукнувшись челюстью о раковину.

– Ну, мы закончили? – спросила Каденс, посмотрев на поверженного врага.

Берт тем временем зашел к ней сбоку, собираясь незаметно напасть, но аликорн была начеку и, запустив в него горстью презервативов, ударом ноги отправила в сторону одной из кабинок, которую он снес своей спиной.

– Ну вот, говорил же, что зашибу, – весело произнесла Каденс, отступая от единорогов и вставая спиной к двери ведущей в зал. – А теперь, вы двое пойдете вместе со мной и ответите на пару…

Тут позади нее раздался скрип, и музыка вновь стала ненадолго громче. Принцесса обернулась и увидела, что в туалет вошел еще один крепкий жеребец в кожаной куртке, который был в два раза больше своих дружков.

– О, привет! Ты, наверное, стоял сейчас у двери и услышал шум, гадая: «Что же это там, Дискорд побери, происходит?». Так вот, хочу заверить тебя, что я не… – только и успела с нервной улыбкой произнести Каденс, прежде чем этот верзила схватил ее за шею и ударом наотмашь отправил в сторону выхода.


– Да! Да! Поприветствуйте Цианид – нашего нового чемпиона, который продержался на старине Эль Торо аж целых девять минут! Он настоящий укротитель диких быков! – восторженно закричал ведущий в наряде ковбойши, когда под громкие аплодисменты Кризалис спрыгнула на пол и замахала всем ногой.

К ней тут же подошел молодой жеребчик в деревенском платье и, поцеловав ее в щеку, вручил небольшой золотой кубок, на котором был изображен разъяренный бык.

– Спасибо вам! Спасибо! – поблагодарила Кризалис, поднимая его вверх и широко улыбаясь.

«Ну вот, теперь я наверняка смогу привлечь внимание похитителей», – мысленно сказала она, посылая несколько воздушных поцелуев.

– И сейчас, в честь нашего чемпиона, я приглашаю вас… – начал было ведущий, но тут позади него раздался грохот и дверь туалета резко распахнулась. Оттуда, снеся спиной нескольких посетителей, вылетела Каденс и упала прямо напротив королевы.

– Кади? – удивленно произнесла Кризалис, поглядев на нее.

Толпа зрителей испуганно вскрикнула и начала разбегаться во все стороны.

– Что это? У нас пьяная драка! Охрана! Охрана!!! – закричал ведущий и, уронив микрофон, поскакал за подмогой.

– Дорогая, что с тобой произошло? – спросила чейнджлинг, подходя к принцессе и помогая ей встать.

– Вон он! Эй, ребята, все сюда! Проучим этого кретина! – воскликнули вышедшие из туалета жеребцы, направляясь прямо к аликорну. Но тут у них на пути появилась Кризалис.

– Ты кого это назвал кретином, коротышка? – сказала она идущему впереди единорогу.

– А ну-ка отойди, это не твое дело! – угрожающе произнес он, толкнув ее грудью.

– А вот тут ты ошибаешься. Если ты хочешь обидеть моего малыша, то будешь иметь дело со мной, – сказала королева.

– Так, а ну-ка все разойдитесь! – произнес подбежавший в этот момент ведущий, за которым по пятам следовало двое охранников-пегасов. – У нас в клубе запрещены драки. И я требую, чтобы вы немедленно…

Тут позади него раздались шаги. Ведущий вздрогнул и, обернувшись, увидел, что к ним подошли еще четверо одетых в кожаные куртки с нашивками жеребцов. Все они были единорогами с очень крепкими и накачанными ногами.

– Требуешь? – издевательски хохотнул один из них. – Да кто ты такой, чтобы что-то от нас требовать?

И с этими словами он ударил ведущего, откинув его на несколько шагов вперед.

– Хех, клоун ряженый, – прибавил верзила-единорог.

Охранники хотели было вмешаться, но на них тут же набросились остальные жеребцы и чередой сильных ударов повалили на пол.

– Вот и славно, – сказал единорог с бородкой, которого звали Берт, наблюдая за тем, как его приятели без особых усилий расправились с охраной и вновь повернулся к Кризалис: – А теперь брысь отсюда, дрыщ, пока я не сделал то же самое с тобой!

– Ха, не дождешься! – дерзко сказала чейнджлинг.

– Что? Тоже хочешь схлопотать по морде? – навис над ней Берт.

– Нет. Потому что по морде получишь сейчас ты, – сказала Кризалис, незаметно подбирая своим телекинезом стоявшую на соседнем столике бутылку пива.

– Дорогой, может, тебе не стоит, – попыталась остановить ее Каденс.

– Не бойся, я знаю что делаю, – отмахнулась королева.

– Да, но они же…

– Нарвались, на кого не следует? Да, я в курсе, – с вызовом сказала Кризалис, убирая бутылку себе за шею. – Ну, держитесь, дуболомы, сейчас я вам покажу! Я пересмотрел кучу боевиков и вестернов и прекрасно знаю как себя надо вести в данной ситуации.

И сказав это, она с силой ударила Берта бутылкой по лбу собираясь разбить ее. Вот только бутылка осталась целехонькой и лишь издала приглушенный звук.

– Ой, что-то не получилось. Попробую-ка я еще раз, – не унывая сказала королева, и вновь огрела единорога по голове с все тем же нулевым результатом.

– Ну же! Бейся, бейся! – приговаривала Кризалис, стукая его бутылкой.

– У тебя все в порядке, дорогой? – шепотом спросила принцесса.

– Да, все хорошо, просто я, ох… – она заметила с какой лютой ненавистью смотрит на нее жеребец и тихо прибавила: – …совсем позабыла, что когда меняю внешний вид, то и сила моя изменяется тоже. Мелочь, конечно, но досадная.

– Я разорву тебя в клочья! – вдруг воскликнул единорог и, схватив королеву, закинул ее в вольер с механическим быком.

– Сволочь, – крикнула Каденс, и тот ударом ноги отправил ее вслед за чейнджлингом.

– Что ж, ребятки, предлагаю нам немного размяться, – насмешливо сказал Берт засучивая рукава на передних ногах и неспешно приближаясь к уже поднявшейся Кризалис. – Давайте-ка, мы проучим этих жалких…

Он замахнулся, собираясь ее ударить, но королева резко пригнулась и с разворота лягнула его сразу обеими ногами, отбросив на соседний стол.

– Да, может я и слаб, но вот опыт у меня остался прежним, – прищурившись, сказала она, когда он поднял вверх голову.

– Вперед, ребята, проучите их! – скомандовал Берт, и жеребцы понеслись в сторону вольера.

– Приготовься, Кади, они идут сюда, – сказала Кризалис, помогая супруге подняться. – Придется дать им бой.

– Ага, вот только это будет непросто в таком-то костюме, – сказала принцесса, пару раз поведя плечами.

Единороги все как один перепрыгнули через мягкие стенки аттракциона и напали на кобыл.

Первые трое устремились к Каденс, в прыжке попытавшись ее сбить, но пони, словно акробатка ловко их перепрыгнула (с хрустом разорвав свой латекс), и в полете схватила самого крупного из задир своим телекинезом, запустив его прямо в сторону дружков. Единороги словно кегли повалились вниз, образовав кучу малу.

– Страйк! – усмехнулась принцесса, весело замахав ногой.

Один из упавших тут же встал – тот самый амбал, что ударом выбросил Каденс из туалета и вновь бросился в атаку. Замахнувшись, он хотел было заехать ей по носу, но та без особых усилий увернулась и перехватила его копыто. Раздался хруст. Жеребец болезненно запищал.

– И это, по-твоему, удар? – еще сильнее сжав его, спросила аликорн глядя единорогу прямо в глаза и тут же с размаху врезала ему второй ногой в челюсть, выкинув из вольера. – Вот – удар.

В это время на Кризалис напали остальные жеребцы, похватав с ближайших столов и подиумов все, что попадалось им на глаза. Один из них, самый резвый, вырвался вперед и набросился на королеву с плеткой-девятихвосткой, которую оставил один из посетителей. Несколько раз ею взмахнув, он попробовал хлестнуть чейнджлинга по лицу, но та без особых проблем от нее уклонилась и, схватившись за кончики плетки, забросила единорога за спину, после чего выпнула его за пределы аттракциона.

Другой жеребец атаковал ее большой лопаткой усеянной резиновыми шипами. Кризалис выбила ее ногой, и в воздухе перехватив телекинезом, ударила нахала по лбу, отправив его обратно за вольер.

– Гребаный гей! – выругался Берт, внезапно схватив ее лопатку ковбойским кнутом.

Кризалис уперлась и попробовала ее вырвать, но единорог не сдавался и продолжил тянуть на себя.

– Что? Она тебе так нравится? Тогда забирай! – еще немного поборовшись, сказала чейнджлинг и вдруг резко ее отпустила, послав прямиком в нос Берта.

– Ай! – вскрикнул он, со слезами на глазах упав на пол.

Пока королева ловко отражала атаки при помощи секс-игрушек, Каденс боролась своими ногами.

Те жеребцы, которых она отметелила, еще несколько раз пытались ее атаковать, за что получили болезненные тумаки и затрещины, а одного, самого наглого, принцесса заманила к стоящему в центре механическому быку, и когда тот попробовал на него вскочить, схватила его за ногу и засунула в ремешок в седле, плотно к нему привязав.

Единорог попробовал было вырваться, но Каденс огрела его по зубам, после чего подскочив к пульту управления, нажала на кнопку.

– Эй! Что ты творишь?! Стой! – закричал он, когда бык начал быстро вращаться, заставляя его бегать за собой.

– Любимый, не подашь-ка мне свою лопатку? – с хохотом сказала принцесса, наблюдая за этой сценой.

– Само собой, малыш, – отозвалась королева, которая уже успела вернуть лопатку обратно и теперь гоняла ею врагов.

Отвесив одному из похитителей чувствительный удар по спине, она перекинула ее Каденс и та стала шлепать бегающего по кругу жеребца, приговаривая:

– Плохой мальчик! Плохой мальчик!

– Вы что идиоты?! Хватит им поддаваться! Остановите их! – воскликнул оклемавшийся Берт и, покинув вольер, начал хватать со столов бутылки и кружки и кидать их в Кризалис.

– Ах, вот ты какой! Решил поиграть со мной в хуфбол?! – уворачиваясь от них, усмехнулась королева и крикнула принцессе: – Эй, мне нужна моя лопатка!

– Держи! – ответила Каденс, отвешивая последний болезненный удар по красному крупу жеребца и отправляя ее супруге.

– Спасибо! – поблагодарила Кризалис, на ходу ловя ее телекинезом, и тут же отбила очередную бутылку, запустив ее Берту в лоб. Жеребец пошатнулся и, как подкошенный, с глупым видом рухнул на бок.

– В яблочко! – хихикнула чейнджлинг, продолжая вместе с Каденс отражать атаки нападавших на них жеребцов. Впрочем, они дрались уже не так резво и, словив с десяток крепких тумаков и обзаведясь парой крупных фингалов, повалились на пол, не в силах больше драться.

– Ну вот, мы их проучили, – довольно растирая себе плечи, сказала Кризалис, вместе с принцессой вылезая из вольера.

– Да, давненько я уже так не веселилась, – усмехнулась Каденс, отвешивая удар одному из негодяев, который попробовал встать на ноги.

– И все-таки, что у вас там произошло? Почему они на тебя напали? – спросила королева.

– Потому что они похитители, Кризи. Я подслушала их разговор в туалете и узнала, что это они украли нашего Шайни, – ответила Каденс.

– О, тогда все понятно, – понимающе произнесла чейнджлинг, снимая с себя фуражку и приглаживая вспотевшую гриву. – Выходит, моя догадка была верна, и они пришли сюда на разведку.

– И я их нашла, – хвастливо сказала принцесса.

– Молодец, любимая. С такими талантами в шпионаже из тебя вышел бы неплохой чейнджлинг, – похвалила ее Кризалис.

– Нет уж, спасибо. Быть пони мне нравится больше. И потом, в нашей семье есть место только для одной хитиновой красавицы.

Она подошла к королеве и, надев ей на голову фуражку, крепко поцеловала в губы.

– Хи-хи, ну да, – улыбнулась Кризалис.

– Кстати, тебе очень идет этот образ, – прибавила аликорн, разглядывая жеребцовое обличие королевы. – Нам нужно будет как-нибудь воспользоваться им во время наших игр.

– Само собой, – поддержала ее чейнджлинг.

– Ну, а пока…

Принцесса повернулась и посмотрела на лежавших на полу негодяев.

– Нам нужно заняться этими типами. Ведь теперь у нас есть целая куча свидетелей или, лучше сказать, преступников укравших нашего мужа и я предлагаю одного из них допросить, чтобы выяснить, где они его держат.

– Само собой. Правда, все они сейчас лежат без сознания и вряд ли смогут нам что-нибудь рассказать, – заметила Кризалис, ногой приподнимая одного из них и заглядывая в его разукрашенное синяками лицо.

– Да, мы с тобой малость перестарались, – кивнула принцесса, снимая с себя маску и расправляя гриву.

– Ничего, мы вполне можем и подождать. И когда кто-нибудь из них оклемается мы мигом…

– Ты! – вдруг перебил ее голос Берта.

Кобылы обернулись и увидели стоявшего неподалеку единорога с расквашенным носом, который, как оказалось, был в сознании.

– Ты! – еще раз повторил он, уставившись на Каденс. – Ты – Принцесса Любви!

– Ой-ой! – ахнула пони, поняв, что ее раскрыли.

– Но, если ты Принцесса Любви, то он на самом деле… – он перевел свой взгляд на королеву, – …Кризалис!

– Твою мать! – выругалась чейнджлинг.

– Ты здесь! Все пошло не по плану! Я должен предупредить остальных! – крикнул жеребец и тут же сорвался с места, поскакав в сторону выхода.

– Нет! Он убегает! Хватай его! – крикнула Каденс попытавшись поймать его телекинезом, но он словно кусок мыла вырвался из ее хватки и, проскользнув под столами, покинул зал.

– За ним! Нам нельзя упустить его! – воскликнула Кризалис, вместе с супругой побежав вслед за Бертом.

– Простите! Извините! – приговаривали они, расталкивая толпившихся в коридоре посетителей, пока, наконец, не выскочили на улицу.

– Где он? Я его не вижу! – сказала Каденс, быстро оглядываясь по сторонам.

– Там! За мной, любимая! – сказала Кризалис, заметив среди множества выбежавших на улицу жеребцов одного одетого в кожаную куртку с нашивками единорога, и они рванули к нему.

– С дороги, извращуги! Вон! – ругался Берт, агрессивно расталкивая мешавших ему голубых.

– Нет, не уйдешь! А ну, стой! – кричала ему королева, словно таран, вклиниваясь в толпу и разгоняя всех, кто стоял у нее на пути вместе с Каденс, которая следовала за ней по пятам.

Однако Берт оказался шустрее и, быстро вырвавшись из толпы, начал от них отдаляться, держась наиболее темных участков улицы.

– Скорее! Мы не должны… – хотела было крикнуть Кризалис, но тут у нее на пути возник какой-то тщедушный единорог с залысиной, в чьем телекинезе болтался плакат с перечеркнутым радужным флагом.

– Гомосексуализм – это грех! Принцессы не одобряют таких как вы! – громко произнес он, увидев, во что одеты кобылы.

– Ох, вот только таких как ты нам еще и не хватало! – нетерпеливо фыркнула Каденс, и быстро оглянувшись по сторонам, схватила жеребца и запихала его в ближайший мусорный бак.

– Вот, посиди-ка в отбросах! Вперед, Кризи! – энергично крикнула она, продолжая погоню.

– Вау! Ну, ты даешь! – удивленно поглядев на торчащие из бака ноги жеребца, сказала Кризалис и побежала за ней.

– О нет, он исчез! Скорее, превратись саму в себя и поднимись в небо! – сказала аликорн, когда они выбежали на открытую территорию.

– Окей, – кивнула королева и с зеленоватой вспышкой вновь стала чейнджлингом.

Расправив крылья, она с жужжанием взлетела в воздух и стала с высоты осматривать землю, пока Каденс быстро скидывала с себя латексный костюм Шайнинга.

– Есть! Я его вижу! Он бежит в сторону кладбища! – спустя пару секунд крикнула Кризалис и, приземлившись рядом с аликорном, увлекла ее за собой.

– Скорее! Мы должны схватить его, пока он не добрался до своих дружков! – сказала королева, не дав ей стянуть последнюю штанину.

– Согласна. Если он предупредит их, они точно сбегут, и тогда нашему милому не поздоровится, – сказала Каденс, наконец, сбросив с себя костюм и уже без помех присоединившись к погоне.

Ловко огибая одинокие кактусы и невысокие кустарники, кобылы быстро добежали до кладбища и оказались перед трухлявой деревянной аркой, за которой начинались старые мавзолеи и слегка покосившиеся покрытые пылью могильные памятники.

– Брр! Жутковатое местечко, – поежившись, сказала Каденс.

– Что такое, Кади? Ты боишься? – усмехнулась Кризалис.

– Еще чего! – возмущенно фыркнула принцесса. – Просто тут… как-то неуютно.

– Очень неуютно, – поддержала ее королева. – Но зато, есть где спрятаться, – прищурившись, прибавила она, осторожно заходя на кладбище вместе с принцессой.

– Будь внимательна, этот мерзавец может быть где угодно, – сказала чейнджлинг, заглянув за ближайший могильный памятник.

– Ага. Только пообещай мне, что не будет никакого: «давай разделимся». Ненавижу эту чушь из фильмов ужасов. Как вообще можно выжить, расхаживая в одиночку?

– Ну-ну, не будь такой трусихой, любимая, – хихикнула королева. – Я буду рядом. И потом, это просто заброшенное кладбище, где не может произойти ничего плохого.

– Кроме атаки привидений, – нервно усмехнулась принцесса.

– Не глупи, Кади. Привидений не существует. Это просто выдумки и я уверяю тебя, что мы не встретим здесь никаких…

Внезапно неподалеку от них раздался тихий стон. Кобылы резко остановились.

– Ч-что это? – слегка заикнувшись, спросила аликорн, у которой грива встала дыбом. – Только не говори мне, что это ветер.

– Хорошо, не буду, – сказала Кризалис, тоже слегка струхнув, но тут же быстро взяла себя в ноги. – Наверное, это наш похититель хочет нас напугать.

Она громко крикнула:

– Эй, ты! Дубина! Завязывай уже дурачиться! Нас так просто не проведешь! Давай лучше выходи!

Вместо ответа позади них раздалось еще несколько стонов, которые теперь шли сразу с нескольких сторон.

– Думаешь, тебе удастся запугать могущественную королеву чейнджлингов и всесильную принцессу пони этими жалкими стенаниями? – усмехнулась Кризалис, на трясущихся ногах двигаясь дальше вместе с прижавшейся к ее боку Каденс. – Довольно! Обещаю, что если ты нам расскажешь, где вы держите нашего мужа, то мы не станем делать ничего…

Но ей не удалось закончить. Из-под земли вдруг раздалась целая череда ужасающе громких стонов, и оттуда начали вылезать расплывчатые силуэты, которые быстро приобрели форму и стали походить на светящихся пони.

– Привидения! – испуганно вскрикнула Каденс, вцепившись в шею супруги и, как зачарованная стала следить, как к ним приближаются страшные, похожие на трупы незнакомцы, у многих из которых отсутствовали части тела или глазницы или торчали наружу кости.

– Привидения? – слегка побледнев, повторила королева, вместе с ней отступая назад. – Да нет, не может быть. П-привидений не существует.

– С-скажи это им, – дрожа от страха, пробормотала принцесса.

– Эй, минутку! – вдруг бодро произнесла чейнджлинг. – Так ведь это же то самое кладбище, где проводят экскурсии! Ха! Я так и знала!

И уже не трясясь, она спокойно подошла к одному из призраков, у которого были заметны выступающие наружу ребра.

– Так, ну хватит, ребята, мы пришли сюда не как туристы, – громко сказала она, обращаясь к обступившим ее духам. – Мы охотимся за опасным преступником и нам нужно как можно быстрее его найти. А потому, я бы хотела, чтобы вы…

– У-у-у! – завыл стоявший возле нее призрак.

– Да-да, я понимаю, вам нужно придерживаться своей роли, – сказала ему Кризалис. – Но у нас чрезвычайная ситуация. Мы должны найти жеребца, который похитил нашего…

Тут привидение отвесило ей пощечину.

– Ай! Ты что себе позволяешь? Хочешь, чтобы я пожаловалась твоему начальнику? – сердито произнесла королева.

– Милая, сдается мне, что это вовсе не актер, – дрожа как осиновый лист, сказала Каденс.

– Да брось! А кто же еще? – уверено сказала Кризалис. – Обычный актер.

Привидение отвесило ей еще один шлепок.

– Актер, который точно завтра останется без работы, если и дальше продолжит бить меня по лицу! – сердито выговорила королева, поворачиваясь к нему.

– Н-но, Кризи, а что если это и вправду… – пробормотала принцесса.

– Призрак? Не смеши меня. Это явно чересчур увлекшийся своей игрой пони, – поглядев на нее, сказала чейнджлинг. – Сейчас я тебе это докажу.

И, повернувшись к призраку, она схватила его голову телекинезом, а затем резко дернула.

– Видишь? Обычная маска, – сказала она, подходя к принцессе вместе со снятой головой.

– Эм… дорогая… – побледнев на пару тонов, сказала Каденс.

– Что?

Аликорн ткнула своей ногой за спину королевы.

Кризалис обернулась и увидела обезглавленное тело призрака, которое нетерпеливо постукивало ногой.

Ее зрачки испуганно расширились.

– По-о-о-нятно, – протянула она, медленно поворачиваясь к голове, которая осмысленно на нее смотрела своим единственным глазом.

– У-у-у-у! – простонала она.

– Д-да, в-в-видимо я ошиблась и это… – она повернулась и аккуратно водрузила голову обратно на шею владельца, – …настоящие привидения. Кхем… ну тогда, нам остается только…

– Бежать! – крикнула за нее Каденс, когда один из обступивших их призраков прыгнул на нее и попытался схватить ногами.

Королева с принцессой испуганно закричали и, сорвавшись с места, понеслись по кладбищу, убегая от толпы преследовавших их духов.

– Мама! Мама! Мама! – приговаривала аликорн то и дело, подпрыгивая, когда у них на пути появлялись полупрозрачные ноги, которые лезли из-под земли и пытались схватить ее.

– Н-нет, я не вер-рю… ик… сво-своим глазам… ик… нас преследуют привидения! – говорила Кризалис, тоже уворачиваясь от многочисленных духов, чьи жуткие стенания вызвали у нее паническую икоту.

– Я тоже, но кто это если не они! – сказала Каденс, на бегу перепрыгивая через большой могильный камень и заворачивая на одну из гравийных дорожек, что тянулись вдоль всего кладбища.

Проскакав по ней несколько десятков шагов, кобылы оказались возле нескольких больших мавзолеев, откуда десятками стали вылетать новые привидения, беря их в кольцо, и не давай убежать.

– Ай, мы в ловушке! – ахнула королева.

– Скорее, поднимаемся в воздух! – сказала аликорн и, расправив крылья, уже хотела было взлететь, но подняв вверх голову испуганно икнула. В небе над ними кружилась целая армия зловещих духов, которые стеная, закрывали собой все вокруг.

– Они повсюду! Что же нам делать?! – воскликнула Каденс, запрыгивая на шею королевы, которая отступая, уперлась своим крупом в каменную стену покрытого сухими корнями мавзолея.

– Мы не сможем отсюда сбежать, – судорожно дыша, проговорили Кризалис. – А значит, нам остается только драться!

– Драться? Ты что шутишь? – недоуменно спросила принцесса.

– Хотела бы я шутить, но, к сожалению, у нас нет другого выхода. Мы должны как можно быстрее одолеть их, иначе похититель сбежит и мы никогда не найдем нашего Шайни.

Она поставила на трясущиеся ноги свою супругу.

– Ну же! Давай сделаем это, ради муженька, – полубодрым полуиспуганным голосом сказала она, и первой ринулась в атаку.

Развернувшись, она согнула свои задние ноги и резко лягнула одного из призраков. Однако ее копыта бессильно прошли насквозь, обдав ее холодной волной. Чейнджлинг испуганно поджала хвост и вернулась обратно к Каденс.

– Хорошая была попытка, Кризи, – вновь прижимаясь к ней, сказала пони. – Но боюсь, что привидений нельзя ударить ногами.

– П-похоже на т-то, но ведь они же нас как-то касаются, да и я уже это делала, когда сняла телекинезом голову одному из…

Она резко умолкла, и на лице ее промелькнуло озарение.

– Конечно! Телекинез! – сказала она.

– Мы можем использовать против них свою магию! – коварно улыбнулась Каденс и тут же направила рог на одного из призраков, выпустив в него ослепительно яркий разряд молнии.

Привидение мелко задрожало и с воплем улетело прочь, светясь как елка на День Согревающего Очага. Остальные призраки удивленно на него посмотрели, а затем вновь повернулись к кобылам, которые уже стояли с ярко горящими рогами.

– Ну что, Кади, избавим это место от всякой нечисти? – с коротким смешком спросила Кризалис.

– Конечно, любимая. Ведь мы с тобой… – начала принцесса, сделав пару шагов вперед.

– …не боимся никаких привидений, – закончила за нее королева и они обе ринулись в сторону духов, выпуская в них разноцветные магические лучи и ловя их телекинезом, чтобы затем запустить как можно дальше.

Привидения в панике стали разлетаться, пытаясь удрать от разбушевавшихся кобыл или спрятаться от них за памятниками и отдельными деревьями, которые росли на кладбище. Но Каденс и Кризалис, похоже, вошли во вкус и очень быстро их находили, не давая ни единого шанса уйти невредимыми. Вскоре некогда тихое и неприметное кладбище посреди пустыни стало напоминать оживленный парк развлечений, где кто-то решил запустить в небо с добрую сотню очень ярких фейерверков. И среди всех этих бесконечных огней и вспышек в воздухе то и дело мелькали перепуганные призраки, которые никак не могли противостоять летевшим в них заклинаниям.

– Да! Получи! И ты! И ты! А теперь давай скрестим наши лучи! – крикнула аликорн, на бегу подхватывая целую кучу вопящих привидений, и вместе с королевой одним мощным магическим залпом запуская их вверх.

– Вот так! Отправляйтесь на луну! – прибавила она.

Вскоре все привидения полностью разлетелись, и принцесса с королевой вышли за ворота, отряхивая на себе шерстку.

– Юху! Ну мы им и показали! – довольно воскликнула принцесса.

– И раз и навсегда очистили это кладбище от зловредных духов, – прибавила Кризалис, стукаясь вместе с ней копытом. Но потом ее радостная улыбка быстро сползла и она прибавила: – Вот только похитителя нашего мы упустили и теперь вряд ли найдем.

– А ведь верно, – мрачно кивнула принцесса.

Кризалис сердито фыркнула и отвесила пинка ближайшему камешку, запустив его на сотню шагов вперед.

– Поверить не могу! Мы оплошали! И все из-за каких-то привидений! Пока мы сражались с ними, этот негодник успел скрыться.

– Да, словно они нарочно это подстроили, чтобы нас отвлечь, – поддержала ее аликорн.

– Угу, похоже, что мы проиграли, – закрыв глаза, вздохнула чейнджлинг.

Каденс хотела ей что-то сказать, но стоило ей посмотреть на королеву, как она тут же осеклась и слегка прищурившись, обошла ее, подойдя к воротам, возле которых склонила голову.

– Что ты там ищешь? – спросила у нее Кризалис.

– Следы, – коротко ответила ей пони.

– Следы? Кого? Нашего похитителя?

– Именно, он явно здесь был, причем двигался в сторону севера, видишь?

Королева подошла к ней и тоже посмотрела на землю.

– По правде говоря, нет, – призналась она. – Я вижу здесь только несколько еле заметных оттисков копыт, но они могут принадлежать кому угодно. Это же кладбище и сюда наверняка приходят местные, чтобы поскорбеть о своих родственниках, да и мы с тобой только что неслабо тут наследили.

– Да, ты права. Эти отпечатки еще совсем свежие, но не настолько. Смотри, земля на их ободке довольно мягкая и рыхлая, но при этом уже начала подсыхать, а это значит, что их оставили здесь всего несколько минут назад. Кроме того, все они очень маленькие, из чего следует, что тут прошел пони обычного роста и комплекции, а их ширина говорит о том, что это был жеребец, у которого вдобавок… – она наклонилась и показала королеве на несколько подсохших красных капелек, – …шла из носа кровь. А ты, насколько я помню, сломала Берту нос.

– Вау, Кади, я поражена! – изумленно произнесла Кризалис. – Откуда ты все это знаешь?

– Ну, я же много путешествовала, помнишь? И мне доводилось посещать разные дикие племена на востоке нашей страны, где пара опытных охотников обучила меня искусству следопыта.

– Тогда, еще не все потеряно! С твоими знаниями мы в два счета найдем нашего похитителя, верно?

– Верно, – кивнула принцесса и стала внимательно разглядывать землю под своими ногами, буквально чертя носом почву, пока через несколько минут довольно не усмехнулась: – Ага, я поняла! Он побежал в сторону шоссе.

Она показала на расположенное неподалеку полотно дороги, которую освещали яркие фонари.

– В таком случае, скорее за ним! Чем быстрее мы его найдем, тем быстрее спасем нашего муженька! – бодро произнесла королева, и они обе поскакали в том направлении.


Заправочная станция «Гриффико», 1:54 ночи.

– Эх, ну и скука! Как же мне надоело тут торчать. Каждую ночь одно и то же: я заправляю машины, продаю пони чипсы, выдаю им ключ от туалета, и ничего, совершенно ничего не происходит, – с глубоким выдохом произнес молодой единорог, сидевший за прилавком, который от нечего делать барабанил по стаканчикам из-под газировки сувенирным карандашом с портретом принцессы Луны.

Бросив взгляд на пустынную площадку за окном, он широко зевнул.

– Да, тоска зеленая. Хоть бы ко мне какой грабитель нагрянул, и то было бы не так уныло.

Внезапно где-то неподалеку раздались громкие ругательства и раскаты грома.

– Ого! Что это было? Неужели грифоны-байкеры опять решили что-то взорвать? – оживился молодой пони, когда помещение, в котором он находился, слабо затряслось.

Спрыгнув со стула, он стремительно подбежал к окну, где увидел скачущего по дороге жеребца-единорога в кожаной куртке, в которого летели мощные магические лучи, то и дело проносившиеся на волосок от его головы. Наконец, один из них врезался в асфальт у него перед глазами, и жеребец испуганно замер, слегка обернувшись назад.

Вскоре к нему подбежали две агрессивно настроенные кобылы, которые повалили единорога на землю и принялись яростно на него орать.

– Нет, это не байкеры. Ну и разборка! – с интересом произнес заправщик, беря телекинезом пакетик с чипсами и открывая его. – Небось, опять какой-то неудачник закрутил шашни за спиной у жены, – прибавил он, отправляя несколько чипсов себе в рот. – Минутку, у одной из них есть рог и крылья? А другая что… чейнджлинг? Да еще и королева?! Ну и дела! Неужели мне это снится?

Он быстро ущипнул себя за щеку и, поморщившись, усмехнулся:

– Нет, это не сон. Вот это да! Настоящая принцесса-аликорн и королева перевертышей выбивают дурь из какого-то бедолаги. И все это у меня за окном. Интересно, чем он так провинился?

А Каденс и Кризалис тем временем, осыпали горе похитителя грубыми словами и отвешивали ему шлепки, от которых он неумело закрывался ногами.

– Ну все, довольно с нас твоих выкрутасов, говори – где вы держите нашего мужа? – отвесив ему еще пару оплеух, произнесла Каденс, у которой из глаз летели молнии.

– Я не знаю, – жалостливо произнес Берт. – Меня наняли, чтобы встретиться с ней, – он кивнул в сторону королевы. – Я просто мелкий исполнитель. Прошу вас, отпустите меня!

– Лжешь! – прошипела аликорн. – Как пить дать лжешь!

– Причем очень нагло! – прибавила чейнджлинг, угрожающе хрустнув шеей. – А это вредно для здоровья.

Единорог испуганно всхлипнул.

– Ну, и что же нам с ним делать? – спросила принцесса у своей супруги.

– Придется нам запачкать ноги и выбить из него всю правду. Нам нужен детектор лжи, – сказала Кризалис.

– Ага, вот только где мы его возьмем?

– Будем импровизировать, – сказала королева и, посмотрев по сторонам, увидела расположенную неподалеку заправку, возле которой стоял магазинчик, а над ним красовался баннер с перечнем предоставляемых услуг.

– Есть! У меня идея, – сказала она и, схватив Берта за шиворот, поволокла его за собой.

– Что ты задумала? – спросила у нее Каденс.

– Сейчас увидишь, – ответила Кризалис, открывая дверь и заходя в помещение.

– Здравствуйте, – убрав в сторону чипсы и поправив на голове кепку, сказал продавец. – Что вам угодно?

– Где у вас принтер? – спросила в ответ Кризалис.

– Эм… вон там, возле отдела с канцтоварами. Вы хотите сделать копию документа? Это будет стоить вам один бит за пять листов.

– Вот, держи, а теперь не мешай, – сказала королева, бросив ему толстый мешочек с монетами и, дотащив похитителя до большого старого принтера, открыла крышку и бесцеремонно засунула его голову в сканер.

– Ну вот, а теперь говори – где вы прячете нашего мужа? – спросила она, запуская принтер.

– Я же сказал, что не знаю! – пропыхтел единорог.

– Ладно, сейчас мы это проверим, – усмехнулась королева, нажимая на кнопку печати.

Принтер тут же со скрежетом заработал, и горячий луч сканера прошелся по зажатой крышкой щеке Берта.

– А-а-а! – закричал он.

– Подержи-ка его, Кади, – попросила Кризалис и, передав принцессе вырывающегося жеребца, подошла к лотку для выдачи бумаги.

– Врет! – сказала она, посмотрев на перекошенную физиономию Берта, которая отпечаталась на листе и, откинув его в сторону, вновь спросила: – Где он?

– Не знаю! – упрямо воскликнул жеребец.

Кризалис опять нажала на кнопку, и единорога еще раз обожгло горячим лучом.

– Снова врет, – сказала она, беря новый листок.

Она повторила эту процедуру еще несколько раз с все тем же результатом.

– Ну не знаю, что-то он не колется, – сказала Каденс.

– Да, ты права, наш детектор работает слишком уж медленно, – постукав ногой по подбородку, сказала королева. – Думаю, нам нужно ускориться и поставить его на скоростное сканирование.

Она переключила режим, и принтер стал работать очень быстро, выдавая целую кучу всевозможных вариантов кривляющегося Берта, который во время каждого сканирования громко кричал.

– Все! Хватит! Я скажу! – после двадцатой копии замахал ногой Берт. – Я все вам скажу!

– Ну? Я тебя слушаю, – сказала Кризалис, вытаскивая его покрасневшую и слегка подпекшуюся физиономию из сканера.

– В трех милях отсюда есть старый ангар, возле горы Манилла. Мы держим его там! – быстро проговорил он, с опаской поглядывая на принтер.

– Опять врешь! – припугнула его чейнджлинг.

– Нет! Клянусь! Он там! – замотал головой единорог.

– Ладно, я тебе верю, – добродушно сказала Кризалис и тут же отвесила ему сильный удар в челюсть, отправив в отключку.

– Отличная работа, любимая, – похвалила ее Каденс. – Теперь мы точно знаем, где находится наш муж.

– Ага. Эй, малыш, где тут у вас гора Манилла? – спросила королева у наблюдавшего за ними жеребца.

– Да совсем недалеко, – ответил он, показав, на расположенную за окном гору. – И насколько я помню, там действительно стоит заброшенный ангар, о котором говорил этот тип.

– Спасибо, – улыбнулась чейнджлинг. – Что ж, все сходится.

– Значит, сейчас же идем туда. А что мы будем делать с этим? – спросила принцесса, кивнув на оглушенного похитителя.

– Пусть останется здесь, – сказала Кризалис и, взяв с одной из полок жеребячье лассо, связала им Берта. – Красавчик, – обратилась она к продавцу, – не мог бы ты позвонить в полицию и сказать им, чтобы они приехали и забрали его.

– Ну да, конечно, – быстро согласился тот, направляясь к телефону.

– Скажи им, что этот пони – опасный преступник и что его задержали по официальному делу принцесс, – прибавила Каденс.

– Окей, – кивнул жеребец.

– Ну а нам с тобой пора в путь, – сказала аликорн, вместе с Кризалис выходя на улицу и направляясь в сторону расположенной неподалеку горы.

– Ух-ты! Ну и ночка! Кому расскажу, ни за что мне не поверят! – быстро набирая 911, восторженно произнес продавец. – У меня на заправке побывала сама принцесса Каденс и королева чейнджлингов, которые на пару отметелили преступника! С ума можно сойти!


– Здесь! – подползая к краю песчаного холма, сказала принцесса, когда вместе с Кризалис приблизилась к проржавевшему обветшалому ангару, расположенному возле небольшой скалы.

– Да, похоже, это он, – отозвалась чейнджлинг, вглядываясь в ту сторону в надежде увидеть там какое-нибудь движение или свет в окошке. – Заброшенный ангар вдали от города. Что ж, в этом есть смысл. Укрыться в таком месте – хорошая идея. Особенно когда ты кого-нибудь похитил.

– И не говори. Ух! Все это напоминает мне сюжет из «Загадочных событий»! – воодушевленно прошептала Каденс.

– «Загадочных событий»? Это что, какой-то сериал? – спросила Кризалис.

– Ну да, идет по выходным на «Понфликс». Советую посмотреть, он очень интересный. Ведь там…

Она на секунду умолкла, когда где-то в пустыне завыл койот и, подождав пару минут, продолжила:

– В общем, в сериале именно в таких местах находятся секретные лаборатории правительственных организаций или база злых пони из Сталионграда.

– Ага, а еще штаб-квартира инопланетян, – усмехнулась Кризалис. – Вот только здесь тебе не сериал, Кади.

– Может быть, вот только вряд ли обычные похитители стали бы связываться с королевой чейнджлингов, которая к тому же замужем за капитаном кантерлотской армии и до кучи жената на Принцессе Любви.

– Согласна. Чтобы пойти на такое, нужно быть самоубийцей или же…

– …кем-то очень могущественным, – закончила за нее Каденс. – Так что нам с тобой нужно быть очень осторожными, если мы не хотим…

– Тихо! – вдруг перебила ее чейнджлинг. – Я кого-то вижу!

– Где? – спросила аликорн.

– Вон там, возле скалы, – громким шепотом сказала Кризалис, показывая ей на дальнюю часть ангара, где не спеша прогуливались двое крепких жеребцов-единорогов с винтовками на спине, явно охранявших это место.

– Да, теперь я вижу, – кивнула пони. – Ну вот, теперь мы точно знаем, что там кто-то есть, и этот кто-то очень не хочет, чтобы к нему наведывались гости.

– Однако ему это не сильно поможет, когда мы проникнем туда, – сердито сжав клыки, сказала королева.

– Но сперва нам нужно как-то вырубить этих двоих, чтобы они не вызвали подмогу.

– Да без проблем. Я уже все придумала. Подыграй мне, дорогая. У меня есть план.

– И какой же?

– Все просто – одна из нас подкрадется к ним сзади, пока другая будет их отвлекать. Лучше всего ты.

– Ну, спасибо, что объяснила, – фыркнула аликорн. – Отвлекать. У них же оружие. И как я, по-твоему, это сделаю?

– Использовав свои кобылкины чары, – подмигнула Кризалис.


– А я ей такой и говорю: «Эй, красотка, если тебе хочется прокатиться по диким местам, то почему бы для начала не укротить мустанга, вроде меня», – со смешком сказал один из прогуливающихся вдоль ангара жеребцов, обращаясь к своему напарнику.

– Пфф, серьезно? Нелепей подката я еще в жизни не слыхивал. Неудивительно, что у тебя уже давно не было ни одной кобылки, – поморщившись, заметил тот.

– А я тебе говорю, что мои подкаты всегда работают! – заявил первый единорог. – Просто они… кхе-кхем… не подходят для местных девиц. Мне нужна какая-нибудь кобылка из большого города. Невинная заблудившаяся милашка, которой нужна будет помощь сильного и решительного жеребца.

– Ага, ну тогда удачи тебе найти ее. В этих краях встретить такую цыпочку шанс примерно один на…

– Эй, мальчики, я заблудилась, вы не поможете бедной и одинокой кобылке? – вдруг произнесла вышедшая из тени горы привлекательная розовая единорожка, у которой была сногсшибательная фигура и длинные грациозные ноги.

– …миллион, – закончил жеребец, удивленно открыв рот.

– Ха, а я тебе что говорил? – сказал его напарник и, быстро пригладив на голове гриву, галантно поклонился: – Привет, красотка! Конечно же, мы тебе поможем. Я и мой брат, Ренни, просто мастера в такого рода делах. Особенно я.

Он игриво подмигнул ей и взмахнул хвостом, как бы невзначай продемонстрировав свой накачанный круп.

– Ох, братец, – смущенно зажмурившись, произнес Ренни.

– Итак, куда бы ты хотела попасть? Ты пришла к нам из ближайшего города?

– Да, из городка, который называется Валдсберри. Я приехала туда вместе со своей сестрой и случайно отстала от группы.

– О! В таком случае, позволь мне проводить тебя. Я знаю, как туда пройти, а по дороге мы можем мило поболтать и узнать друг друга поближе, – улыбнувшись, сказал жеребец.

– Что ж, это будет очень…

– Минутку, – вдруг перебил ее Ренни. – У тебя что, за спиной крылья?

Он поглядел на ее спину, к которой она прижала два длинных крыла.

– Эм… да, но они не настоящие, я купила их в сувенирной лавке, чтобы… – попыталась оправдаться пони.

– Валдсберри? – тем временем пробормотал Ренни. – А ты не… эй! Так ты же принцесса!

Они оба тут же вытащили из-за спин винтовки.

– Точно! Это принцесса! Она пришла за нашим пленником! А ну, стоять! Хоть ты и полубогиня наши пушки мигом тебя уложат! – крикнул Ренни, беря ее в прицел.

– Стойте! Вы все не так поняли! – воскликнула пони, вставая на дыбы и приподнимая передние ноги.

– Эй! Что за дела? – удивленно всхрапнул второй жеребец, когда увидел у нее вместо копыт две ладони с длинными пальцами.

– Это? А! Ну… – сказала она, слегка пошевелив пальцами. – Вынуждена вам признаться, что у меня не все в порядке со здоровьем.

Тут у нее за спиной распустился большой разноцветный хвост.

– Твою мать! Что это?! Что ты за тварь?! – испуганно проговорил Ренни, у которого задрожала в телекинезе винтовка.

– Как что? Обычный павлиний хвост, который данные птицы используют, чтобы привлекать партнеров или…

– …отвлекать врагов, – вдруг раздался насмешливый голос позади них и, прежде чем жеребцы успели что-либо понять, их оторвало от земли облачко телекинеза и с силой стукнуло головами.

– Сладких вам снов, мальчики, – сказала вышедшая на свет настоящая Каденс, небрежно растолкав их ногами и обратилась к своей странной копии: – Отличная работа, Кризи.

– О да, мы неплохо их разыграли, – сказала королева, почесывая пальцем себе нос. – Ах, как это приятно! Везет же минотаврам иметь эти странные отростки.

– Не придуривайся, дорогая, давай лучше займемся делом, – сказала аликорн, подходя к ней и целуя в щеку.

– Лады, – улыбнулась Кризалис, принимая свой нормальный вид. – Ведь теперь, когда эти двое в отключке мы можем спокойно зайти внутрь.

Она подошла к двери ангара и увидела, что она заперта на ключ.

– Закрыто! Посмотри, нет ли у одного из них ключей, – сказала она, повернувшись к Каденс.

– Сейчас, – кивнула принцесса, подходя к оглушенным врагам и поочередно тряся их над землей. Наконец, из кармана Ренни выпала небольшая связка ключей.

– Отлично, похоже, что из вас двоих самый главный здесь ты, – подобрав их, сказала чейнджлинг, и внимательно осмотрев жеребца, приняла его внешний вид. – Ну вот, – ощупав свое новое тело, сказала Кризалис. – Теперь нам будет легче пробираться через их логово.

– Это тебе, а как же я? – спросила Каденс. – У меня, если ты не забыла, нет умения превращаться в кого-то другого.

– Ничего, просто надень эту куртку, – сказала королева, снимая с Ренни одежду и вручая ее супруге. – Мы же не планируем слишком долго там находиться и как только отыщем нашего Шайни, сразу перестанем прятаться и покажем этим горе похитителям почем фунт лиха. Ну а если вдруг кто-то появится, я тебя прикрою.

– Окей, – сказала принцесса, надевая на себя куртку с нашивками. – Фу! От нее пахнет потом!

Она посмотрела на лежащего у ее ног жеребца.

– Как только мы спасем нашего мужа, ты дорого мне за это заплатишь, – сказала она, отвешивая ему пинка.

– Ладно, пошли, – кивнула Кризалис, открывая дверь одним из ключей и осторожно заглядывая внутрь.

– Так, вроде бы тихо, – оглядевшись, сказала она.

– Это хорошо, а я боялась, что с этой стороны нас тоже будет поджидать охрана, – сказала Каденс, заходя вместе с ней и осматривая помещение.

Прямо перед ними был узкий плохо освещенный коридор с расположенными с обеих сторон рядами дверей.

Кризалис крадучись подошла к одной из них и слегка приоткрыла.

– Ну? Что там? – шепотом спросила аликорн.

– Пара ящиков и несколько стульев. Все в пыли, – коротко сказала королева, закрывая ее. Потом подошла к еще одной. – И здесь какой-то хлам. – Открыла третью, – и тут. Проклятье, где же они держат нашего любимого?

Она двинулась дальше, поочередно открывая все двери, а за ней следом шла принцесса.

– Эй, Ренни! – вдруг сказал кто-то впереди и к ним из-за угла вышел еще один охранник-единорог.

– Эй! – в тон ему громко воскликнула Кризалис, и тут же взяв себя в ноги, спокойно произнесла: – Чего тебе?

– Ты почему не снаружи? Да и Квил тоже, – он поглядел на стоящую в тени Каденс.

– Да так, решили заглянуть к вам по одному делу, – не задумываясь, сказала королева.

– Вот как? И по какому же? – с подозрением спросил жеребец.

– Эм… мне, то есть нам очень надо посетить туалет. Вот мы и подумали, что раз уж снаружи довольно тихо, не будет ничего страшного, если мы…

– Твою мать, ну вы и энурезники! Что, на улице это было сделать нельзя? – сердито произнес единорог, а затем со вздохом произнес: – Ладно, идите, но если к нам кто-нибудь проникнет я лично, потом намылю вам шеи.

И встряхнув головой, он пошел по своим делам.

– Окей, – кивнула Кризалис. – И не переживай. Мимо нас и муха не пролетит, ящерица не проскочит. Хе-хе, только не в нашу смену, да… фух, пронесло.

– Ага, какой-то он легковерный, – с облегчением сказала Каденс.

– И хорошо. Нам умные охранники не нужны, – подмигнула королева, после чего направилась вместе с Каденс в противоположную сторону, продолжая проверять все комнаты на своем пути. Вскоре они подошли к большим двустворчатым дверям с круглыми окошками наверху, за которыми начиналось основное помещение ангара.

Кобылы осторожно приблизились к ним.

– Вау, как же их много, – тихо сказала принцесса, заглядывая в одно из окошек.

– Слишком много, – прибавила Кризалис.

С той стороны, возле больших металлических ящиков и нескольких погрузчиков находились многочисленные вооруженные до зубов отряды жеребцов-единорогов, которые занимались своими делами: что-то грузили, перетаскивали, собирали и закручивали, словом вели себя как типичные плохиши из приключенческих фильмов.

– Нда, это и есть твои жеребцы из Сталионграда? – спросила королева.

– Кто знает, – пожала плечами Каденс. – Однако вид у них довольно грозный и, похоже, они готовятся здесь к чему-то крупному.

– И это что-то как-то связано со мной, – поддержала чейнджлинг.

– Ну, и как же нам их обойти? – спросила аликорн.

– Легко. Просто войдем туда и будем двигаться вдоль стены, делая вид что ничего… – начала было Кризалис, но тут заметила многозначительный взгляд супруги. – Ах, да. Верно. Я и забыла, что ты не умеешь превращаться. Ну, тогда мы… э-м-м…

Она стала осматривать коридор в поисках другого решения и тут, подняв вверх голову, заметила под потолком перекрытую решетчатым люком шахту вентиляции.

– О! Ну, конечно! Мы воспользуемся старым проверенным ходом, который так любят все герои, – с улыбкой сказала она, показав на него.

– Да, кишащую тараканами и прочими паразитами ржавую трубу, – вздохнула Каденс. – Ну, что ж, раз иного пути у нас нет... лезем туда.

Расправив крылья, она взлетела к потолку и сорвала телекинезом люк.

– Вот это настрой, – подбодрила ее королева. – Давай, забирайся первой, а я пойду следом, – прибавила она, тоже поднимаясь вверх, и обе кобылы аккуратно заползли в просторную слегка запылившуюся шахту.

– Нда, ну тут и грязь, – стряхнув упавшую ей на волосы паутину, сказала Каденс.

– Зато теперь мы точно как героини из шпионского сериала, – подмигнула королева.

– Угу, – промычала аликорн и, перевернувшись на живот, двинулась вглубь трубы.

– Правда, для полноты образа нам не хватает динамиков в ухе и планшета с картой, – заметила лезущая вслед за ней Кризалис.

– А зачем нам карта? Просто ползем вперед в надежде, что эта шахта рано или поздно закончится и приведет нас куда надо. А еще… ай! – тут труба у нее под животом резко прогнулась, и принцесса испуганно замерла. – Что она не сломается под нашим весом.

– Да уж, – вытерев пот со лба, сказала чейнджлинг. – Не знаю точно, где мы, но я бы не хотела рухнуть вниз.

Немного подождав, они продолжили двигаться дальше. Вскоре труба закончилась и стала резко подниматься вверх. Недовольно фыркнув, принцесса поглядела в темные недра у себя над головой и, упершись в стенки трубы, стала по ней взбираться.

– Ну, скоро ты там? – вдруг раздался тоненький голосок Кризалис. Принцесса удивленно посмотрела вниз и увидела пролетевшую у нее между ног королеву, которая уменьшилась в размерах и превратилась в бризи. Сделав несколько кругов над головой аликорна, она уселась ей на нос.

– Эй, так нечестно! – сказала Каденс.

– Зато удобно, – показала ей язык чейнджлинг. – И потом, в таком виде я могу слетать на разведку и выяснить, что нас ждет впереди.

– Ладно, только будь осторожна, – с глубоким вздохом (то ли от переживания то ли от того, что она из последних сил держится за стенки трубы) сказала пони.

– Само собой, любимая, – согласилась Кризалис и резко взмыла вверх. Добравшись до конца шахты, которая вновь пошла горизонтально, королева полетела вперед, пока не добралась до еще одного решетчатого люка, за которым было видно что-то вроде столовой. Там за небольшим складным столиком сидело два жеребца-единорога, которые непринужденно болтали и пили кофе.

«Так-так, интересно, о чем они разговаривают? Думаю, мне стоит это выяснить», – подумала королева, пролезая между прутьями решетки и незаметно залетая на потрескавшуюся люстру, которая висела над столом.

– Что-то Берт и остальные сегодня запаздывают, – произнес один из них, доставая из коробки большой глазированный пончик и откусывая от него кусок.

– И что? С ним и раньше такое бывало. Он ведь больше остальных любит шататься по соседним городам и погружаться в эту их ковбойскую атмосферу, – ответил ему напарник, несколько раз сжав передние ноги в кавычках.

– Да, но он же пошел в гей-клуб. Не думаю, что там можно во что-то погрузиться, – брезгливо поморщился его собеседник.

– Ну, вообще-то можно, да еще как, вот только я бы ему этого настоятельно не советовал, – усмехнулся первый жеребец.

– Как и любой в этом здании, – прибавил второй, и они оба громко захохотали.

– Кстати, а что у тебя сегодня за задание? – отсмеявшись, спросил первый единорог.

– Очень ответственное, я должен охранять нашего белого гостя.

– Вот как? Так почему же ты сейчас не у него?

– А нафига? Он надежно заперт на четвертом складе и, чтобы оттуда выбраться, ему придется сперва каким-то образом снять с себя цепи, а после миновать множество наших парней. Так что можешь не переживать. Он никуда от нас не сбежит.

– Наверное, ты прав, и я… эй! Куда делся мой пончик? – воскликнул похититель, удивленно уставившись на свое пустое копыто, пока Кризалис стремительно летела обратно к супруге, покусывая большой, как покрышка от автомобиля пончик, который она стянула.

– Ну, и как прошла разведка? – увидев ее, спросила принцесса, которая уже забралась наверх и теперь сидела на краю шахты.

– Вполне успешно. Я узнала, где находится наш любимый, – деловито произнесла чейнджлинг и, приняв свой естественный размер, с ухмылкой проглотила пончик.

– Тогда веди. Пора уже нам заканчивать с этими прятками и показать этим недопохитителям, что бывает с теми, кто лезет к красоткам вроде нас.

– Хорошо сказано, Кади. В таком случае, двигай за мной.

Они поползли вперед и, миновав несколько решеток выходящих в разные подсобные помещения, наконец, добрались до большого люка, под которым был общий коридор. Выбив его ногой, Кризалис аккуратно соскочила вниз и, оглядевшись по сторонам, приняла облик того жеребца, что должен был охранять их мужа.

– Горизонт чист, можешь вылезать, – шепнула она Каденс и та тоже спустилась вслед за ней.

– Ну и где же они держат нашего Шайни? – спросила принцесса.

– На четвертом складе, – ответила ей чейнджлинг. – И я очень надеюсь, что эти самые склады у них пронумерованы.

Они приблизились к первой металлической двери, на которой была нарисована чуть стершаяся цифра шесть.

– Да, нам с тобой везет. Значит, четвертый склад должен быть где-то неподалеку, – улыбнулась Кризалис, продолжая идти дальше и проверяя каждую дверь. Сперва они зашли не туда, о чем догадались, увидев большую цифру восемь на массивных сдвоенных дверях, а потому, развернувшись, направились в противоположную сторону.

– Ага, а вот и наша заветная дверца, – добравшись до нужного склада, сказала Каденс, подходя к покрытой ржавчиной металлической двери. Дернув ее, она поняла, что дверь заперта.

– Проклятье! Прикрой меня, – шепнула она Кризалис и, положив переднюю ногу на замок, с силой нажала на него.

Дверь хрустнула, потом раздался резкий лязг, и замок вылетел внутрь.

– Готово, – сказала аликорн, быстро заходя вместе с Кризалис на склад.

Они оказались в небольшом помещении, которое освещала тусклая лампочка. Несмотря на то, что это место называли складом, в нем не было ни ящиков, ни коробок только пара покосившихся полок стоящих вдоль стены, а посередине…

– Шайни! – хором воскликнули кобылы, увидев лежащего на полу единорога, который был прикован цепью.

Быстро бросившись к нему, они сорвали с него цепь и помогли встать на ноги.

– Муженек, как ты? – спросила Кризалис, принимая свой нормальный вид.

Шайнинг поднял голову и непонимающе уставился на них.

– Не бойся, это мы, – заглянув ему в лицо, ласково сказала Каденс. – Мы пришли освободить тебя.

– Да, мы уже это поняли! Но боюсь, что у вас ничего не получится! – вдруг раздался у них за спиной до боли знакомый голос.

Королева с принцессой обернулись и увидели в дверном проеме в окружении множества наемников кобылку, которую они меньше всего ожидали тут встретить.

– Ты?! Не может этого быть! – ахнула Каденс, отступая назад. – Да как ты могла поступить так с нами?!

– У нее были на то причины, дорогая, – в этот момент произнес стоявший позади них Шайнинг и рты обеих кобыл внезапно зажали тряпки с резким медицинским запахом. – И очень веские.

– Что? – с трудом произнесла принцесса, почувствовав, как ее разум начал плыть.

– М-муженек?! – со слезами на глазах выдохнула Кризалис, безуспешно пытаясь вырваться.

– Поверь мне, мы делаем это ради тебя. И вскоре ты это поймешь, – тем временем сказал Шайнинг, который держал эти тряпки, обращаясь к Каденс.

– О да, – прибавила кобылка, подходя к теряющим сознание принцессе и королеве, – мы хотим уберечь тебя от беды и не дать случиться непоправимому.

Она наклонилась вниз.

– В конце концов, мы с тобой лучшие подруги и ты должна мне верить, – сказала заглянувшая ей в лицо Твайлайт Спаркл и Каденс провалилась в темноту.

Продолжение следует...