Выбор

Главный герой сталкивается с выбором..кого любить и кем быть любимым.

Рэрити Человеки

Путеводная Звезда

Эта история расскажет вам о том, как счищая пыль и налёт времён с событий давно ушедших лет, пони шаг за шагом меняют своё представление не только об истоках собственной цивилизации, но и устремляют свой взор в хорошо забытое будущее. Будущее, где их, возможно, ещё ждут...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Другие пони ОС - пони Дэринг Ду Чейнджлинги

Мастер рисования

Исполнить свою мечту можешь только ты сам. Но порой для этого нужна помощь - или хотя бы толчок.

ОС - пони

Корона плюс отчаяние.

Вы когда нибудь думали, что Даймонд Тиара влюбится? Я тоже нет. Но это случилось в моем рассказе.

Диамонд Тиара Сильвер Спун ОС - пони

Взгляд изнутри

Так ли легко быть богом? Так ли легко знать все и обо всех.Возможно великая сила, о которой все так мечтают, не так уж и хороша?

Девочка и Королева: Киновечер

Мир Гигаполисов. Прошло несколько месяцев с того момента, как Одри Бекер и Кризалис Минина пережили ряд опасных приключений и решили почти все житейские проблемы, что свалились им на головы. И вот сейчас самое время взять небольшой перерыв и посмотреть сам сериал, дабы узнать, а какой финал ждал каноничную Кризалис...

Другие пони Человеки Кризалис

Твай и зеркальный пруд

Твайлайт не может удержаться. Слишком интересно, что такое Зеркальный пруд, как он возник... И она решила поэксперементировать. У нее появляется двойняшка, которая остается в Эквестрии.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк

Детектив Свити Дропс

Детективная история с малышкой Свити Дропс в главной роли. Вместе со своей помощницей, она идет по следу коварного похитителя...

Бон-Бон Кэррот Топ

Принцесса Селестия в твоей стиральной машине

Прошло три месяца с тех пор, как принцесса Селестия появилась в твоей постели. Три месяца назад она взяла эту постель вместе с простынями и подушками. Три месяца, как она чуть не увела твою девушку от тебя. Но всё уладилось и теперь шло довольно гладко. Жизнь даже начинала налаживаться. До сегодняшнего дня.

Принцесса Селестия Человеки

My little serious pony

История о том как две легенды компьютерных игр Крутой Сэм и Дюк Нюкем попали в Эквестрию.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 5: Вечерние посиделки в кругу семьи Глава 7: Две лихие оторвы

Глава 6: Происшествие на Ночь Кошмаров

– Ах, Ночь Кошмаров, Ночь Кошмаров, все вокруг пугает нас! – тихо пел себе под нос Шайнинг Армор, балансируя на верхней ступеньке приставной лестницы и развешивая на воротах особняка украшения в виде летучих мышей и пауков. Закончив с ними, жеребец ловко соскочил вниз и направился к гаражу, где у него были приготовлены манекены-зомби, которые стояли в ужасающих позах с широко раскрытыми ртами.

– Проклятье, похоже, что этот был слишком близко к батарее, – задумчиво произнес единорог, заметив, что у одного из них часть туловища и лицо немного оплавлены. – А, впрочем, так даже лучше. Пусть будет зомби-мутантом.

Взяв несколько манекенов телекинезом, Шайнинг принялся расставлять их во дворе дома, среди пластиковых надгробий и игрушечных скелетов.

– Красота, – произнес он, в завершении подтащив к широко раскрытым воротам небольшую фигурку в виде миловидной кобылки одетой в деревенское платьице, а затем с силой вонзил ей в спину топор. – Ну вот. Теперь осталось только добавить крови, и образ будет завершен.

Сходив в дом, он вернулся с небольшой бутылочкой кетчупа и начал обильно поливать им лезвие топора и несчастную пластиковую пони, которая по его задумке должна была изображать жертву психопата в хоккейной маске, который стоял неподалеку.

– Идеально, – довольным голосом произнес единорог, отряхивая на себе шерстку и разглядывая результаты собственных трудов.

Его двор выглядел весьма устрашающе и походил на декорацию к фильму ужасов – повсюду стояли поросшие мхом могильные памятники и лежали скелеты, а из беседки при помощи ножовки и покрашенных в серый цвет досок он сделал мавзолей из которого, приоткрыв дверь, выглядывала одетая в черный плащ Графиня Кровавое Копытце, с чьих бритвенно-острых клыков стекала ярко-красная кровь (а точнее кетчуп, но в этот раз чили).

– Да, графиня, ваша жуткая улыбка сегодня точно кого-нибудь напугает, – усмехнувшись, произнес он, обращаясь к игрушечной кобыле, после чего вышел за ворота, чтобы полюбоваться на вечернюю улицу, по которой уже начинали ходить маленькие жеребята, одетые в страшные костюмы. Сбившись небольшими группками, они гуляли по домам, выпрашивая у взрослых конфеты, что было давней традицией этого замечательного праздника, который так любил Шайнинг Армор.

– Эх, счастливые малыши. Как жаль, что я больше не могу ходить вместе с вами, – сказал он, вспоминая свое детство, когда впервые вышел на улицу одетый в костюм черного рыцаря и всего за пару часов собрал целый мешок всевозможных сладостей.

– Хорошее было время, – вздохнул Шайнинг, незаметно смахнув ногой крохотную слезинку и ненадолго замолчав. – Но, это не беда, – уже через несколько минут бодро произнес он. – Теперь я взрослый. И благодаря своему умению украшать дворы и целой куче конфет, за которыми пошла Каденс, я смогу устроить этим сорванцам самый лучший праздник в их жизни.

Тут он заметил приближающуюся к их дому знакомую пони одетую в черный костюм ведьмы с остроконечной шляпой и соблазнительными зелеными в полоску чулками.

– А вот, кстати, и она, – улыбнулся жеребец. – Привет, любимая, ну как прошел твой поход за конфетами? Ты купила все что нужно?

– Конечно, целую кучу угощений, – сказала она, продемонстрировав ему раскачивающиеся в телекинезе пакеты из которых торчали разные сладости. – А еще я заглянула к тете Тии. Этой ночью она устраивает грандиозную вечеринку и приглашает нас всех к себе во дворец.

– Замечательно, значит, нам будет, чем заняться после конкурса на самый жуткий двор, – одобрительно произнес единорог.

– Конкурса? Ах да, верно, я и забыла, что ты решил принять в нем участие.

Она заглянула во двор.

– И должна заметить, что ты потрудился на славу. Наша лужайка просто великолепна. Ты отлично ее украсил.

– Спасибо. Не хочу, конечно, хвастаться, но это моя лучшая работа, – весело произнес он, слегка наклоняя в бок висящего на воротах паука. – И потом, мне нравится поддерживать праздничные традиции Ночи Кошмаров и радовать маленьких жеребят. Чего не скажешь о наших соседях. Слишком многие пони нынче не включают на пороге свет и делают вид, что их нет дома.

Он посмотрел на соседний дом, вокруг которого, в отличие от его двора, не стояло никаких украшений, а все окна были плотно закрыты ставнями и жалюзи.

– Игнорюга! – возмущенно крикнул он выглянувшему на крыльцо жеребцу и тот тут же нырнул обратно за дверь. – Как можно не любить праздник, на который разрешается есть сладости мисками и совершенно не думать об уровне сахара в крови?!

– Хи-хи, да. Уж я-то знаю, как ты любишь все сладкое, – фыркнула аликорн, доставая из пакета шоколадную конфетку и засовывая ее под язык супругу.

– Еще как люблю, – улыбнулся он, с удовольствием ее жуя.

А Каденс, тем временем, окинула взглядом его декоративное кладбище и посмотрела на сидевших на верхушке живой изгороди пластиковых кошек.

– Кстати, не хочу придираться, но здесь ты немного оплошал, – сказала она. – Согласно поверьям, черных кошек должно быть тринадцать, а у тебя их четырнадцать.

– Не может быть! – удивленно произнес Шайнинг, поднимая голову. – А мне казалось, что я купил ровно тринадцать фигурок. Ну, ничего, сейчас я одну уберу.

Подхватив телекинезом лестницу, он приставил ее к забору и, поднявшись наверх, попытался снять ближайшую из кошек. Но стоило ему протянуть к ней ногу как кошка внезапно «ожила» и, зашипев, быстро спрыгнула вниз, не на шутку перепугав не ожидавшего этого единорога.

– Вау! Ах ты, мерзкая пожирательница тунца! – воскликнул он, с трудом удержав равновесие.

– Что такое? Ты в порядке, дорогой? – спросила у него Каденс.

– Да, все хорошо, просто одно из украшений чуть не оцарапало мне нос, – нервно усмехнулся он, поспешно спускаясь вниз.

– Понятно, видно ей не понравилось, что ты решил разлучить ее с друзьями, – улыбнулась принцесса.

– Ну да, – кивнул жеребец, убирая лестницу. – Что ж, думаю, теперь все готово к конкурсу на самый страшный дворик ужасов, – еще раз оглядевшись, прибавил он, принявшись собирать по двору свои инструменты и складывать их в большую тележку.

– Еще как. Уверена, судьи отдадут золотую ленточку тебе, как только увидят всех этих жутких скелетов и покрытых кровью зомби, – согласилась аликорн, легонько толкнув одного из манекенов ногой. – Но до этого у нас есть и другие дела. Мы должны подготовиться к встрече жеребят: выложить в миски конфеты, зажечь фонарики-тыквы, а тебе еще нужно сходить переодеться. Ты же не будешь приветствовать малышей в костюме плотника?

Она окинула критическим взглядом его рабочий фартук, из которого торчали отвертки и кисть.

– Нет, любимая. Мой костюм уже готов и ждет меня в комнате. Я сейчас же пойду, переоденусь, – сказал Шайнинг.

– Ну, хорошо, а я пока приготовлю праздничные зефирки в виде глазных яблок, – кивнула Каденс, направляясь в сторону дома.

– Умм, зефирки в виде глазных яблок, – мечтательно протянул единорог, собираясь пойти вслед за ней, как вдруг одна из веток живой изгороди громко зашуршала.

– А? – дернув ухом, произнес Шайнинг Армор, подходя ближе и внимательно ее осматривая.

– Ты идешь, дорогой? – спросила Каденс.

– Да-да, сейчас, – сказал он, немного поглядев на изгородь. – Видимо еще одна кошка решила забраться к моим статуэткам.

Он поднял голову.

– Эх, надеюсь, она не станет скидывать их вниз, они очень хрупкие.

И отвернувшись от изгороди, он зашел в дом.

– Эй, муженек, ну как у тебя дела? С украшениями на праздник полный порядок? – заметив его, спросила Кризалис, которая стояла в прихожей и внимательно разглядывала себя в зеркале.

– Ха, еще бы! Когда дело доходит до Ночи Кошмаров, в вопросах украшений я настоящий виртуоз, – ответил жеребец, подходя ближе и целуя ее в щеку. – А что насчет твоего костюма?

– Все никак не могу выбрать, какой образ мне лучше принять, – ответила королева, отступая назад и топнув ногой, во вспышке пламени превратилась в покрытую заплесневелыми бинтами мумию. – Может быть, что-нибудь классическое?

– Ну, даже не знаю, – покачав головой, сказал единорог. – Сейчас этим уже никого не напугаешь. Нынешние жеребята стали слишком разборчивыми.

– Понятно. А как насчет этого? – спросила она, и вновь топнув ногой, превратилась в скованного цепями призрака, который был настолько реалистичным, что ее тело буквально просвечивалось насквозь, а сама она начала парить над полом.

– Уже лучше, но в таком виде никто не увидит твою стройную фигуру, – ответил Шайнинг.

– Да, ты прав. Мне нужно что-нибудь дерзкое и необычное. Что-то, что подчеркнет мою творческую натуру и природную красоту.

Еще один цок, и она стала походить на безумную художественную абстракцию с угловатыми частями тела, каждое из которых было покрашено в дикие кислотные цвета.

– Брр, ну и жуть, – заметил Шайнинг, отступая от нее. – От такого даже мне страшно. А я ведь не из робкого десятка.

– Да, согласна, так можно кого-нибудь и до инфаркта довести. Но кем же мне тогда быть?

Она постукала своим треугольным копытом по подбородку.

– О! А почему бы и нет?

Очередная вспышка зеленоватого пламени и тело Кризалис покрыли длинные хитиновые наросты, хвост вытянулся вперед, а на конце его появилось острое жало. Но большим изменениям подверглась голова королевы, которая увеличилась в размерах, а позади нее выросли рожки, которые соединялись между собой полупрозрачными кожаными перепонками.

– Ого! Ты решила стать пришельцем из фантастического фильма? – присвистнул жеребец, найдя ее внешний вид довольно экзотическим.

– Не просто пришельцем, а королевой пришельцев, – игриво подмигнув, прошипела она. – Ведь у нас с ней столько всего общего. Она такая же неукротимая, могущественная, сильная.

– А еще ей, так же как и тебе идет черный цвет, – прибавил Шайнинг. – А эти рожки и хитин подчеркивают твою сексуальность.

– Вот как? Тебе нравятся хищные инопланетянки с кислотой вместо крови? – усмехнулась Кризалис и, обвив его тело хвостом, притянула ближе.

– Так может нам стоит воплотить эту фантазию в жизнь? – прошептала она ему на ухо вылезшим из ее глотки небольшим клыкастым ротиком. – Ты будешь отважным космонавтом, который хочет помешать мне уничтожить космическую станцию, а я дикой и необузданной королевой пришельцев, желающей, чтобы ее оплодотворили.

– Вообще-то в фильме все было немного иначе, – подсказал ей раскрасневшийся жеребец.

– Подумаешь, это просто детали, – отмахнулась чейнджлинг. – Ну, что скажешь, муженек? Идем в кроватку?

– Ну… эээ… – неуверенно протянул Шайнинг.

– Что такое, большой мальчик? Мы женаты с тобой уже несколько месяцев и обычно ты не сильно-то сопротивляешься.

– Да, это так, но давай-ка лучше мы отложим наши ласки на потом, – смущенно ответил он, прикрывая правый глаз, на который капнула слюна его изменившейся супруги. – А то, мне еще надо сходить наверх и подготовиться к встрече с жеребятами.

– О, а ведь верно, – кивнула Кризалис, распутывая свой хвост и ставя Шайнинга на место. – Я и забыла, что в эту ночь пони должны раздавать малышам конфеты. А малыши – это святое. В таком случае, иди, муженек. Мне уже не терпится увидеть твой праздничный костюм.

– Конечно, любимая. Уверен, он тебе понравится, – сказал ей единорог, украдкой ощупывая свое тело после необычайно крепкой хватки Кризалис, после чего стремительно взбежал вверх по ступеням.


– Итак, дамы, приготовьтесь! Сейчас вы узрите самого стильного и обаятельного жеребца на свете! – через несколько минут, сказал Шайнинг Армор, спустившись по одной из перил на первый этаж и приземлившись прямо напротив жен. На нем были надеты чуть поношенные белоснежные панталоны с гульфиком и такого же цвета пижама с перекинутыми через нее подтяжками. Завершал образ черный котелок, красовавшийся у него на голове.

– Та-да! – громко прибавил он, подняв вверх изогнутую дубовую трость, которая была у него в телекинезе. – Ну? Что скажете?

– Очень оригинально. Ты смотришься великолепно, дорогой. Вот только никак не могу понять – кто ты? – задумчиво произнесла Каденс, разглядывая правый глаз жеребца, ресницы которого он слегка подкрасил тушью.

– А я вот догадываюсь, – улыбнулась Кризалис. – Хороший костюм Алексиуса Дискордиуса, Шайни. С твоей стороны довольно смело переодеться на Ночь Кошмаров героем «Безумного мандарина».

– Спасибо. Я уже давно хотел перевоплотиться в него, еще когда учился в младших классах, однако мама мне этого не позволяла. Но теперь я взрослый и больше никто не помешает мне сеять хаос и смуту в нашем идеальном обществе, – насмешливо сказал жеребец, слегка сдвинув на бок котелок.

– Хи-хи, ну да. Ты главное не начни срывать браслеты с ног обеспеченных пони, когда мы пойдем на вечеринку во дворец, – захохотала чейнджлинг.

– Не беспокойся, крошка, поскольку мои мотивы лишены корысти, я не стану обижать этих неженок, – коварно улыбнулся Шайнинг. – Разумеется, если того не потребует бедлам, царящий в моей душе.

Прозвенел звонок.

– О, а вот и первые жеребята! Простите, любимые, но пришло мое время. Пора заняться раздачей сладостей, – сказал он и, подхватив с тумбочки миску с конфетами, направился в сторону двери.

– Ночь Кошмаров, погляди! И конфетами нас угости! – нараспев произнесла небольшая группа малышей одетых в костюмы ведьмы, зловещего клоуна, привидения и синего ежика в красных кроссовках.

– Приветствую вас, крохи! Надо же, какие на вас страшные наряды! – громким голосом сказал Шайнинг, разглядывая маленьких жеребят. – Я просто в ужасе! А это значит, что вас нужно хорошенько вознаградить этими вкусными и очень сладкими конфетами, – сделав зловещее лицо, прибавил он, после чего положил каждому из малышей по паре конфеток в висевшие на их шее мешочки.

Жеребята весело расхохотались и, поблагодарив единорога за угощения, пошли к следующему дому, на ходу обсуждая стоявших у него во дворе зомби и с интересом тыкая в них ногой.

– Счастливой вам Ночи Кошмаров! – помахал им Шайнинг.

– Ах, какой же он все-таки милый, – наблюдая за ним, прошептала Каденс.

– И такой заботливый. Из нашего Шайни, выйдет самый лучший папа на свете, – поддержала ее Кризалис.

– Кстати, как думаешь, может нам стоит поговорить с ним об этом? Пока он в хорошем настроении? – спросила принцесса.

– Возможно. Но давай лучше отложим это до вечеринки. Пусть он сперва как следует отдохнет и немножко повеселится, – ответила ей королева.

– И самую малость выпьет, – подмигнула аликорн.

– Ну, это само собой. А уже после мы им займемся, и когда он будет меньше всего этого ожидать, возьмем его в тиски и заговорим о жеребятах. Уверена, он не сможет нам отказать.

– Ты просто читаешь мои мысли. Ну, хорошо, в таком случае ждем до вечеринки, – по-заговорщицки стукнувшись с ней копытом, сказала Каденс.


– И, главный приз получает… – громким голосом произнесла единорожка, что была судьей в состязании на самый жуткий двор. Она уже целый час гуляла по дворам конкурсантов и разглядывала их украшения, и теперь поднявшись на платформу, обратилась к собравшимся возле нее участникам, которые с нетерпением ждали ее вердикта.

– Ну же, прошу-прошу, – сложив передние ноги крестиком, приговаривал Шайнинг.

– Двор Шайнинг Армора с его композицией в виде кладбища с зомби! – после драматической паузы закончила она.

– Ура! Я победил! Победил! Да! Я знал, что обязательно выиграю! – закричал единорог, от радости обнимая своих жен, после чего пулей взбежал на платформу и встал возле судьи.

– Пфф, подумаешь, кладбище. Да что вы понимаете? Мой двор гораздо страшнее, – недовольно буркнул его сосед, стоявший внизу и наблюдавший, как Шайнингу вручают золотую ленточку. – Как могут какие-то жалкие зомби сравниться с моими отвратительными чейнджлингами?

И презрительно задрав подбородок, он гордо удалился.

– Отвратительными чейнджлингами? Да ты на себя посмотри, небритый с залысинами расист! – недовольно прошипела Кризалис, показав ему за спиной язык.

– Ай, не бери в голову, Кризи. Он просто напыщенный кантерлотский сноб, – спускаясь с трибуны, сказал Шайнинг, обнимая ее.

– Вот именно, забудь о нем, – прибавила Каденс. – Не ему судить о внеземной красоте чейнджлингов.

И сказав это, она нежно поцеловала королеву в щечку.

– Ах, любимые мои, вы всегда знаете, как меня утешить, – хихикнула Кризалис.

– А, кроме того, у нас есть дела и поважнее, чем дуться на какого-то хама, – сказал, потирая копыта Шайнинг Армор. – Теперь, когда конкурс остался позади мы можем отправиться на праздник во дворец.

– О да. Вечеринка тети Тии наверняка уже в самом разгаре и нам лучше на нее не опаздывать, – сказала принцесса, поглядев на часы у себя на ноге.

– Согласен любимая, – бодро произнес жеребец, вставая в центр между Каденс и Кризалис.

– Ну, девчата, идем развлекаться. Покажем этим богатеям из высшего общества – как веселятся анархично настроенные драконикусы и их подружки.

– Конечно, мой милый Повелитель Хаоса, – сказала королева, беря его под ножку и втроем с Каденс пошла вдоль улицы в направлении королевского дворца, мимо многочисленных коттеджей и особняков, во дворах которых призывно горели огни, и раздавались подвыпившие голоса. На улице уже давно было за полночь, и все малыши легли спать, а это значит, что пришло время взрослых, которые могли без помех покуролесить и предаться эротическим фантазиям в кругу своих друзей и близких.

Миновав несколько кварталов, они подошли к воротам замка, которые охраняли стражники, одетые в честь праздника в костюмы древесных волков и, пройдя по двору, приблизились к бальному залу, где гремела громкая музыка, а в окнах можно было заметить танцующих пони.

– Эй! Мы пришли! Открывайте! – постучалась Каденс.

Дежурившие с той стороны слуги распахнули двери и супруги вошли в большой затемненный зал, окна которого были драпированы изодранными махровыми шторами, а столы с закусками походили на потрескавшиеся саркофаги и гробы, возле которых стояли чаны с водой и яблоками и огромные заколдованные тыквы. Зловеще ухмыляясь, они следили за гостями, и стоило кому-то пройти мимо, тут же поворачивались к ним и начинали угрожающе открывать рты и щелкать треугольными зубами. Но главным украшением служили светящиеся коконы, похожие на те, что были у чейнджлингов. Подвешенные под потолком они подобно диско-шару вращались по кругу и создавали на полу и стенах миниатюрные тени в форме разных монстриков и скелетов.

– Оригинально, – посмотрев на них, сказала Кризалис.

– И не говори! Вот так вечеринка! Тут есть на что посмотреть! – прибавила Каденс, поднимая голову вверх и наблюдая за двумя изрядно подвыпившими пегасками в костюмах куролисков, которые гонялись друг за другом и обстреливали соусами. – Надо же! Никогда бы не подумала, что министр финансов и советница по сельскому хозяйству могут так жеребячиться.

– Это еще что, вы бы видели, какие пляски тут устроила капитан Вондерболтов всего сорок минут назад, – вдруг услышали они знакомый голос и, обернувшись, увидели, как из-за ближайшего столика к ним подошла принцесса Луна, одетая в костюм Кризалис.

– Хе-хей! Привет, друзья! Добро пожаловать в мой улей ужасов! – сделав зловещий оскал, произнесла она.

– Привет, Луна, отлично выглядишь, – хихикнула Каденс.

Однако королева чейнджлингов была явно не в восторге.

– Ох, Луна, и ты туда же, – недовольно произнесла она, придирчиво осматривая ее наряд. – Ты тоже считаешь, что я достаточно страшная, чтобы подходить на роль монстра?

– Вовсе нет. Я оделась так, не потому, что ты страшная. Наоборот, мне всегда нравились чейнджлинги. И именно поэтому я выбрала такой костюм. Он брутальный и броский. А еще прекрасно сидит на моей изящной фигуре. – Она шаловливо покачала крупом, одетым в кожаные штаники. – Кроме того, сегодня же Ночь Кошмаров и нет ничего плохого в том, чтобы побыть букой. Между прочим, многие жеребцы обожают мрачных красоток и считают их очень сексуальными, – заметила Принцесса Ночи, подмигнув их супругу. – Верно, Шайнинг?

– Хи-хи, ну да, – подтвердил он, приобнимая королеву.

– Ладно-ладно, будем считать, что вы меня убедили, – улыбнулась Кризалис.

– Кстати, о жеребцах, разрешите представить вам моего нового ухажера, – сказала Луна, поманив к себе миловидного молодого пегаса, который стоял неподалеку. На нем был надет черный тюремный пиджак с номером «6240» и полосатая рубашка, а грива зачесана вперед и покрыта черным лаком. Несмотря на его спортивную и подтянутую фигуру он выглядел каким-то растрепанным и немного уставшим.

«О, мне хорошо знаком этот взгляд, – мысленно усмехнулся Шайнинг, увидев его. – Именно так выглядит жеребец, который встречается с божественной кобылой».

– Знакомьтесь, это Раш Винд, – представила его Луна, прижимая крылом к себе. – Раш – известный спортсмен, с которым я познакомилась две недели назад. Раш, позволь представить тебе моих друзей: это принцесса любви Каденс, королева чейнджлингов Кризалис и капитан дворцовой стражи Шайнинг Армор.

– Эм, привет, рад с вами познакомиться, – произнес пегас, пытаясь протянуть им ногу, но его вновь крепко обняла Луна.

– О, он такой милашка. Между прочим, команда Раша будет принимать участие в следующей олимпиаде, и представлять нашу страну в состязании по бакболу. Верно, дорогой? – сказала Принцесса Ночи, игриво щекоча ему подбородок.

– Д-да… я… – вновь подал голос пегас.

– Самый лучший принимающий на свете, – закончила за него Луна. – Вы бы только видели, как ловко он отбивает мячи, и как красиво при этом напрягаются его мускулы.

Последние слова она прошептала Рашу на ухо, после чего крепко поцеловала прямо в губы.

– Ах ты моя сладкая конфетка, – сказала Луна.

– Нда… конфетка… – осторожно кивнул пегас, слабо улыбнувшись.

– Ну ладно, друзья, желаю вам хорошенько повеселиться, – сказала Принцесса Ночи, беря Раша за ногу. – Идем, дорогой.

– Подожди, Луна, а где тетя Тия? – спросила у нее Каденс.

– Вон, на сцене. Поет вместе с музыкантами, – невозмутимо ответила аликорн.

Она кивнула в дальний конец зала, где на большой освещенной фонарями сцене выступала группа музыкантов одетых в костюмы скелетов. Между ними то и дело, подпевая и раскачивая крупом, неуверенно расхаживала принцесса Селестия в обтягивающем кремовом платье, полностью закрывавшем ее задние ноги (и выделявшем пышные формы) и большой с полями шляпе. Губы Принцессы Солнца были обведены красной помадой, а во рту поблескивали длинные бутафорские клыки.

– Да уж, похоже, тетя Тия малость перебрала, – со смешком сказала Каденс, наблюдая, как та уронила на пол несколько инструментов. – Она никогда не умела пить.

– Согласна. Ну, по крайней мере, она счастлива, и ей точно будет о чем вспомнить завтра утром, когда она проснется, лежа в ванной, – сказала Луна. – Или в саду под деревом городского парка, одетая в одну сорочку, как это было в прошлом году.

И подмигнув Шайнингу и его женам, она с Рашем направилась к столу с закусками.

– Ну вот, похоже, что и Луна решила остепениться и нашла свою любовь, – со счастливой улыбкой сказала Каденс.

– Ага, вот только я не уверен, что это продлится слишком долго, – заметил Шайнинг.

– Почему? Ты думаешь, что он разобьет ей сердце? – спросила аликорн.

– Не совсем, но вот она может запросто переломать ему все ребра, если и дальше продолжит так заигрывать, – хмыкнул жеребец. – Ей стоит немного сбавить свой пыл, если она не хочет потерять его.

– Ай, не суди ее строго, – отмахнулась Каденс. – Луне просто нужно немного времени, чтобы привыкнуть к нему. Уверена, она справится.

– Конечно, справится, мы же вот научились заботиться о тебе, – фыркнула Кризалис, хлопнув его по спине с такой силой, что у Шайнинга подкосились ноги. – Ну ладно, любимые, идем развлекаться.

– Но сперва перекусим, а то я уже целый день ничего не ела, кроме шоколадок и печенья, – отозвалась Принцесса Любви, кивнув в сторону одного из столов, на котором были разложены всевозможные закуски, стилизованные под жуткие вещи, вроде овощных шашлыков-змеек или сэндвичей-черепов. А еще там были напитки, каждый из которых подавался в необычных стаканах, таких как головы драконов или лапы вервольфов держащих в своих когтях прозрачные бокалы.

Принцесса с королевой взяли себе пару сэндвичей, в то время как Шайнинг отдал предпочтение шоколадным кексам, испеченным в форме летучих мышей, однако нормально поесть ему так и не дали. Стоило жеребцу проглотить несколько сдобных крылышек, как музыканты ненадолго прервались, и к микрофону подошла покачивающаяся принцесса Селестия.

– А теперь леди и… ик… ой… джентельпони пришло время для танцевального конкурса! Все кто хочет в нем поучаствовать, разбейтесь на пары и про… ик… пройдите в центр зала!

– Ура, танцевальный конкурс! – в предвкушении воскликнула Каденс, отбрасывая сэндвич и залпом выпивая стакан с лиловым пуншем. – Я обожаю танцевать! Идем, Шайнинг, мы легко всех обставим!

– Ха, да неужели? Не смеши меня, Каденс! В этом конкурсе победительницей буду я и мой милый Раш, – насмешливо сказала ей Луна, стоявшая неподалеку, после чего ловко обхватила крылом своего спутника и поскакала с ним на танцпол.

– Ишь, какая шустрая! Ну, нет, я не дам ей выиграть! – фыркнула Каденс, беря телекинезом Шайнинга (у которого изо рта выпал кусок кекса) и галопом следуя за ней.

– Эй, вы забыли про меня! – воскликнула королева, бросившись к ним.

– Люб-любимая… кха… может нам не стоит… – кашляя и пытаясь не подавиться, произнес Шайнинг, но Каденс уже поставила его на пол рядом с собой. Сзади встала Кризалис, а справа от них были Луна и Раш и еще несколько конкурсантов, которые с опаской поглядывали на принцесс и королеву.

– Итак, все готовы?! Тогда начинаем! Сейчас мы вспомним классику и станцуем Джонни-Бобби-Джингл-Рок, – хлопнув себя по крупу, провозгласила Селестия. – И пусть победит сильнейший! Или лучше сказать… ик… быстрейший!

– Ой, мама, – испуганно промямлил Шайнинг, понимая, что за этим последует.

Каденс резко притянула его к себе и сдавила бока.

– Уй, – напрягшись, выдохнул он.

Несмотря на то, что за последние пару месяцев, он сумел привыкнуть к некоторым особенностям своих супруг, их сила по-прежнему оставалась для него огромной проблемой.

А музыканты тем временем заиграли веселую рок-н-рольную мелодию, и все собравшиеся пары, взявшись за ноги, принялись лихо отплясывать в центре бального зала.

Шайнинг сперва, как мог, пытался не отставать от Каденс, которая энергично размахивала ногами и приседала, двигаясь в ритм музыки, но очень быстро начал уставать и спотыкаться. Тогда принцесса уже в открытую обхватила его за шею и словно тряпичную куклу стала таскать за собой, периодически передавая Кризалис. Рядом с ними так же быстро отплясывала Луна, которая водила за собой Раша.

Через несколько минут Шайнингу стало жутко не по себе.

– Ай! Девочки! Девочки! Может, вы не будете так спешить?! А то еще чего доброго упадете! – с трудом произнес он, оказавшись в крепких объятиях Кризалис, которая, как и Каденс стремилась обойти принцессу Луну и то и дело ускорялась, изредка начиная подбрасывать его над собой.

– Не смеши меня, Шайни, мы еще только начали, – ответила ему королева, посылая в сторону Каденс.

– Вот именно! И как только разогреемся, покажем Луне настоящую страсть, – прибавила принцесса, поднимая единорога и закидывая себе на спину, а затем резко схватила и, протащив под собой, вновь поставила на ноги, прежде чем вернуть обратно Кризалис.

«Страсть? Селестия милосердная, мне конец», – мысленно ужаснулся он, с трудом переводя дыхание между редкими перерывами, когда его не прижимала к себе одна из супруг.

А танец, казалось, никогда не закончится. Принцесса и королева отплясывали все энергичнее и быстрее. Заметив, как они ускорились, Луна пошла на решительный шаг: схватив Раша передними ногами, она подняла его над полом и, подпрыгивая, пронесла через весь зал.

– Вот как? – глянув на нее, фыркнула Каденс, и тут же подхватив Шайнинга за ноги, принялась раскручивать.

– А-а-а! – закричал перепуганный жеребец, у которого перед глазами все завертелось и поплыло.

Наконец, Каденс перестала его раскручивать и перекинула Кризалис. Королева обхватила единорога ногами и, сделав несколько танцевальных движений, с силой подбросила его в воздух под самый потолок.

– Привет, птички, – тихо произнес он, заметив на одной из перекладин гнездо с птенцами, прежде чем гравитация потянула его вниз, и он приземлился в сложенные ноги обеих жен.

– Так-так-так, я еще никогда не видела ничего подобного, – подходя к ним, сказала Селестия, поглядывая на еле державшегося на ногах жеребца. – Похоже, что у нас есть победитель. Извини, Лулу, но в этом конкурсе лучше всех себя показали Каденс и Кризалис. Ну и, конечно же, Шайнинг. Поздравляю вас!

– Ура! Мы выиграли! – воскликнули довольные кобылы, отпуская жеребца, чтобы обняться.

– Да, ура, – вяло произнес Шайнинг, как подкошенный падая на пол.

– Ну ладно. В этот раз ваша взяла Каденс и Кризалис, но мы с Рашем еще отыграемся, – фыркнула Луна и поволокла за собой измотанного пегаса, который, как и Шайнинг, с трудом мог передвигаться.

– Да-да, мечтай дальше, – сказала Принцесса Любви, стукаясь с королевой боками. – Ну вот, здорово мы ей показали?

– Ха, еще бы! Их плясульки даже близко не стояли с нашим заводным танцем. Верно, муженек? – спросила чейнджлинг у развалившегося у ее ног единорога.

– Воды, – тихо пробормотал он.

– Что? – не поняла Кризалис.

– В смысле, ты абсолютно права, дорогая. Вы были на высоте. Просто я… ух… немного устал… и мне… ух… нужно время, чтобы перевести дух, я сейчас… сейчас, – часто дыша, произнес он и с трудом поднявшись на ноги, направился к столу с закусками, где в кувшине-тыкве был налит прохладный фруктовый пунш.

Критически осмотрев стоящие неподалеку крохотные стаканчики, единорог схватил весь кувшин целиком и залпом опустошил его до половины.

– Фух, вот так-то лучше, – ненадолго прервавшись, произнес он.

– Да уж, приятель, как я тебя понимаю, – сказал подошедший к нему Раш, всем своим видом напоминавший выжатый лимон. – Нелегко быть ухажером принцессы.

– Особенно мне. Ведь у меня помимо нее есть и королева, – заметил Шайнинг. – Так что тебе, друг мой, еще крупно повезло.

– И как ты с ними уживаешься? – спросил пегас, налегая на другой большой кувшин. – Я-то и с одной не могу управиться, а у тебя их сразу две.

– На самом деле, все не так уж плохо. Пока им в голову не приходит очередная безумная идея они, как правило, довольно милые, хоть иногда и забывают, что в отличие от них я не бессмертный и не обладаю их божественными силами. Так что к этому просто нужно привыкнуть. Ну и получше натренировать мускулы на ногах и спине.

– А это еще зачем? – удивился Раш.

– Как зачем? У вас с Луной что, еще не было интима?

– Пока нет, – ответил пегас. – А что?

– О, с тобой все ясно. В общем, советую тебе как можно быстрее начать тренировать ромбовидные мышцы и трицепсы, а также мышцы таза. Ведь на то, чтобы удовлетворить возбужденного аликорна уходит слишком много сил. А еще, иногда она может потерять над собой контроль и с силой прижать тебя к себе. И вот тогда тебе пригодятся крепкая спина и ноги, чтобы не пострадать и, в случае чего, выскользнуть из ее объятий. Будь ты единорогом, я также посоветовал бы тебе выучить заклинание укрепленного щита, чтобы уберечься от ее магии во время оргазма.

– Чего? – обеспокоенно произнес Раш.

– Видишь ли, иногда аликорн может от наслаждения ненароком пальнуть из своего рога силовым лучом, а это, скажем так, будет иметь для тебя не самые приятные последствия, но не переживай, – прибавил он, заметив, как побледнел его собеседник, – тебе просто нужно приобрести защитную каску с отражающей поверхностью и все будет хорошо. Да и еще: советую тебе натренировать легкие. Ведь для многочасовых ласк потребуется феноменальная выносливость.

Услышав все это Раш нервно сглотнул.

– Но главное, не забудь, что принцесса восстанавливается гораздо быстрее тебя и может хотеть секса буквально каждые пару часов, – в заключении прибавил единорог.

– П-понятно, спасибо за совет, – немного побледнев, сказал Раш, отходя от Шайнинга и направляясь к зовущей его Луне.

– Не за что, – помахал ему единорог, делая еще несколько длинных глотков. – Бедный малый. Ну, ничего, у него еще все впереди.

Он повернулся и окинул взглядом зал, где одетые в костюмы гости продолжали есть и веселиться.

– Да, очень надеюсь, что сегодня больше не будет никаких состязаний, а не то я…

– А сейчас мы начинаем конкурс по поеданию сдобных булочек! – в этот момент громко провозгласила принцесса Селестия.

– Нет, только не это! – испытав острый приступ тошноты, воскликнул Шайнинг.

Не желая быть втянутым в очередной безумный конкурс (в котором ему точно придет конец) жеребец быстрым шагом направился через широко раскрытые двери на улицу в красивый декоративный сад, разделенный на несколько отдельных полянок с беседками, по которому лениво бродили павлины, а в кустах и на деревьях чирикали ночные птички. Здесь он почувствовал себя в относительной безопасности. Вокруг не было ни души. Даже стражники сюда не заходили, а потому он мог ненадолго расслабиться.

– Вот так, укроюсь пока тут, – произнес он, оглядываясь назад. – Я, конечно, очень люблю своих жен, но иногда мне нужно ненадолго от них спрятаться, чтобы спокойно прожить еще пару дней. Надеюсь, они не сильно расстроятся, заметив, что меня нет.

Рассуждая об этом, он прошел сквозь сад и приблизился к небольшому мерцающему в свете луны озерцу, расположенному в самом его центре. Усевшись на берегу, Шайнинг сделал еще несколько глотков забранного с собой пунша.

– Ах, какая чудесная ночь, – просидев там пару минут, сказал он, разглядывая чистое звездное небо. – Такая беззаботная. И хотя мне пришлось пережить раскручивание в стиральной машине (он с содроганием вспомнил, как его вращала за ноги Каденс), я думаю, что сегодняшний день был просто замечательным. Жду не дождусь, когда мы с женами отправимся домой, где сможем хорошенько отдохнуть и провести время за просмотром… хе-хе… какой-нибудь романтической комедии. Да, именно этим мы и займемся. Уверен, Каденс и Кризалис поймут, почему я устал, и не станут требовать этой ночью секса.

Тут позади него громко зашуршали кусты.

– А? Кто там? – обернувшись, спросил он. – Каденс? Кризи? Это вы?

Он встал и не спеша приблизился к кустам.

– Если вы пришли, чтобы уговорить меня принять участие в конкурсе обжор, то вынужден вас разочаровать, потому что я…

Он раздвинул телекинезом ветки и вышел на небольшую полянку, где увидел закутанную в плащ кобылку, которая повернувшись к нему спиной, стояла в тени. Судя по ее росту, это была обычная пони.

– Ой, прошу прощения. Обознался. Я подумал, что вы одна из моих супруг, – усмехнувшись, сказал он, неловко потерев затылок.

Кобылка обернулась и посмотрела прямо на него, но ничего не ответила.

– Эм… ладно, – немного напрягшись от ее молчания, произнес Шайнинг. – Выходит, вы одна из гостей? Тоже решили немного прогуляться на свежем воздухе?

Неизвестная пони подошла к нему ближе и откинула назад капюшон. Внезапно у нее на голове вспыхнула яркая магическая искра, полностью закрывшая ее лицо. Она оказалась единорожкой, и сейчас создавала мощное электрическое заклинание.

– Эй, что это вы делаете?! Это же… – отступая от нее, произнес Шайнинг, собираясь вызвать щит, но кобылка оказалась быстрее, и прежде чем он успел что-либо сделать, выстрелила в него молнией, которая попала прямо в грудь. Шайнинг вскрикнул и мелко дернувшись, рухнул на землю, потеряв сознание.


– А после, когда мы закончили спускаться с водопада, я повела Раша в парк аттракционов, где мы весь день катались на бизоньих горках, прыгали с тарзанки и носились в безумных бочках, ну тех самых, которые вращаясь, поднимаются вверх на сорок этажей, а потом резко падают вниз. Ух! Как же это было здорово! До сих пор помню, как мы в тот день повеселились! – восторженно рассказывала Луна о своих развлечениях Каденс и Кризалис.

– Вау! Ну ты даешь, – удивленно фыркнула Кризалис.

– Ага, последние пару дней у вас выдались очень насыщенными, – прибавила Каденс.

– О, это еще что! На следующие выходные я планирую поехать с ним на Пик Ужаса и подняться на самую высокую гору в Эквестрии, причем без крыльев. Крылья мы себе свяжем, и будем использовать только собственные ноги. Представляете, какое это будет веселье? Морозный воздух, недостаток кислорода и только я и мой любимый пони, который может меня согреть, – мечтательно вздохнув, сказала Луна. – Романтика.

Каденс и Кризалис удивленно переглянулись.

– Что? – заметив их взгляды, спросила аликорн. – Думаете, что это не очень романтично?

– Ну, не то что бы не романтично, просто я не уверена, что это поможет тебе и Рашу по-настоящему сблизиться, – осторожно начала Каденс.

– Почему? Мой Раш – настоящий спортсмен и обожает такие нагрузки, а потому будет искренне рад подобному приключению, – заявила Луна.

– Да, может он и спортсмен, но уж точно не аликорн, – сказала Кризалис. – И вряд ли перенесет недостаток кислорода и пробирающий до костей холод.

– Но… – попыталась возразить Луна.

– Пойми, Луна, ты – бессмертная принцесса, а он – обычный пегас и не в силах наравне с тобой переносить суровые испытания. Ты должна быть с ним помягче, если хочешь, чтобы у вас все сложилось хорошо, – поучительным тоном сказала Каденс.

– Но… если мы не будем с ним развлекаться то, что же нам тогда делать? – спросила Принцесса Ночи.

– Может, займетесь чем-нибудь менее экстремальным, но таким же веселым? – предложила королева.

– И чем же? – спросила Луна.

– Сходите в кино, – сказала Каденс.

– Или на прогулку у озера, – прибавила Кризалис.

– А еще вы можете заняться каким-нибудь хобби, – предложила Принцесса Любви.

– Или… о, точно! Может вам вдвоем поиграть в видеоигры? Каденс говорила, что ты обожаешь в них играть, верно? – спросила королева.

– Верно. Хм, а что, это не такая уж и плохая идея. Видеоигры. Я в них просто богиня! Еще никому не удавалось одолеть меня в «Pony Fighter V»! Но, а вдруг ему это не понравится?

– Понравится, – сказала розовая пони. – Даже не сомневайся.

– Ты главное не дави на него, и он с удовольствием станет проводить с тобой досуг, – поддержала ее Кризалис. – Каким бы он ни был. Ведь для жеребца важны не сами развлечения, а возможность хорошо провести время со своей второй половинкой.

– Что ж, ладно, я так и сделаю, – сказала Луна. – И как только Раш вернется, попробую уговорить его поиграть со мной на моей новенькой приставке. Спасибо вам за совет, дамы. Ну а сейчас, если вы не возражаете, я бы хотела сходить в "комнату для маленьких кобылок". Еще увидимся.

И поклонившись, она направилась в сторону одной из дверей.

– Пока! Ну, и как тебе, Луна? – помахав ей, спросила Каденс у своей супруги.

– Довольно интересная, особенно для принцессы, которая провела тысячу лет на луне, – ответила Кризалис. – Хотя, в вопросах отношений она полная профанка. До сих пор не верится, что она так изматывала Раша.

– Да, ее ухажеру, наверное, очень нелегко находиться с ней в отношениях.

– Похоже, в чем-то наш муженек был прав, когда сказал, что ей надо поубавить свой пыл, если она не хочет расстаться с Рашем.

– Кстати о нем, мы проговорили с Луной аж целых сорок минут. Где Шайни? – сказала Каденс, посмотрев на часы.

– Наверное, пошел отдохнуть. Ты заметила, что он выглядел каким-то уставшим?

– Заметила. А знаешь, я тут подумала, мы ведь и сами иногда любим перегибать с ним палку.

– Ага. Особенно в последнее время. Мы сильно его загоняли, – согласилась Кризалис.

– И хотя он очень милый, чтобы признаться в этом, но я порой вижу, что ему трудно поспевать за нами.

– Может, нам стоит слегка притормозить и дать ему небольшой перерыв?

– И показать, как много он для нас значит, и что мы ценим его заботу.

– Да. Давай найдем его и все обсудим.

– И пусть завтра он, как следует, выспится. Шайни это заслужил.

– Само собой. Ну а мы, в случае чего, сможем удовлетворить друг друга сами, – подмигнула Каденс и вместе с Кризалис пошла вдоль стены зала, мимо танцующих гостей, выискивая глазами белого единорога. После нескольких минут безуспешных поисков они спросили у одного из слуг о том, видел ли он капитана стражи и тот указал им на открытую дверь, ведущую на улицу.

– Шайни, муженек, где ты? – громко позвала его королева, выходя в сад.

– Дорогой, можешь не прятаться, мы больше не будем заставлять тебя участвовать ни в каких безумных конкурсах, – прибавила Каденс. – Мы просто хотим пойти домой и отдохнуть. Любимый, ты тут?

Они внимательно осмотрели несколько полянок с беседками, и лишь после направились к пруду.

– Очень странно, я чувствую здесь слабый след от его любви, но его самого нигде нет, – нахмурившись, сказала Кризалис.

– Ты уверена? Может он просто ушел домой? – недоверчиво предположила принцесса.

– И не предупредил нас? – хмыкнула чейнджлинг.

– Ну, он мог испугаться, что мы опять захотим с ним устроить пляски или…

– Даже если и так, на него это не похоже. Шайни никогда бы не ушел, не сказав нам куда идет, – перебила ее Кризалис.

– Да, ты права, – мрачно кивнула принцесса.

– Туда, там тоже есть его любовь! – покрутив головой, сказала Кризалис, махнув в сторону ближайших кустов.

Они быстро подошли к ним и, раздвинув, вышли на небольшую полянку.

Внезапно Каденс настороженно всхрапнула.

– Эй, смотри! – сказала она, указав куда-то вниз.

Королева проследила за ее ногой и увидела лежащий на земле котелок.

– Это же его шляпа! – подбегая к нему, сказала она. – Но где он сам?

– Не знаю. Что-то мне все это не нравится. А это что? – она склонилась над шляпой и заметила рядом с ней несколько обугленных травинок.

– Заклинание молнии, – уверенно сказала принцесса. – Причем созданное профессионалом.

– Почему ты так думаешь? – спросила чейнджлинг.

– А ты посмотри: трава еле обожжена. Если бы колдовал кто-то неопытный, то наверняка устроил бы тут настоящий пожар.

– Но, если тут использовали молнию, а рядом лежит шляпа Шайнинга, то… – испуганно ахнула Кризалис.

– Да, нашего мужа похитили! Срочно, бежим во дворец! – воскликнула Каденс и они галопом помчались в бальный зал.


– А потом, она зажала меня в углу и начала везде тискать, предлагая поиграть с ней в «World of Ponycraft», – сказал Раш одному из дежуривших возле помещения охраны стражников-пегасов, который был его братом.

– Ого! Ну, ты и везунчик, братец, – присвистнул тот. – Да любой жеребец отдал бы за такое душу.

– Ага, как же. Ты даже не представляешь, насколько сильными могут быть ее объятия, а еще…

Тут в коридор неожиданно влетели Каденс и Кризалис и оттолкнули в сторону Раша.

– Прости, – бросила ему Каденс. – Но у нас срочное дело! Кто у вас старший? – спросила она у стражника.

– Наш капитан – Шайнинг Армор, а в его отсутствие – лейтенант Варис. А что у вас произо… – хотел, было спросить изумленный брат Раша, но Кризалис его резко перебила:

– Нет времени объяснять! Скорее, зови его сюда! Случилось нечто ужасное! Шевелись! – быстро проговорила она, подхватывая стражника передними ногами и быстро тряся, словно тряпичную куклу.

– Хо-хо-ро-шо, сей-ча-час по-по-зо-зо-ву, то-толь-ко-ко от-пу-пу-стите ме-меня! – заикаясь, произнес он, и когда королева поставила его на пол, тут же забежал в помещение.

Вскоре оттуда вышел атлетичного телосложения единорог с крепкой спиной и широкими скулами, которого сопровождали несколько жеребцов и кобылок, облаченных в доспехи.

– Да? Что произошло? Рядовой Брангман сказал мне… – начал он, поглядев сперва на прислонившегося к стенке Раша, а потом на двух перепуганных кобыл.

– Ох, это ты, Виззи! Слава Праматери Роя! У нас беда! Так что сейчас нет времени для притворства! – вдруг произнесла королева, бросаясь к нему.

– Виззи? Он что, тоже твой сын? – удивленно прошептала Каденс.

– Вообще-то, это моя дочь, но давай сейчас не будем об этом, – ответила ей Кризалис и снова повернулась к единорогу:

– Виззи, помоги! Кто-то украл нашего мужа! Вот его фото!

Она открыла свою сумочку и достала оттуда сложенную в несколько раз фотографию, которую тут же развернула.

– Эм, мама, – смущенно покраснел единорог.

– Что? – не поняла Кризалис.

– У тебя нет чего-нибудь менее откровенного? – он коротко махнул на нескольких кобылок-стражниц, которые с интересом уставились на ее фотографию.

– Ой! – запоздало спохватилась королева, глянув на нее. На фотографии был изображен раскинувшийся в откровенной позе Шайнинг Армор, который с лукавой ухмылкой лежал на боку, выставив на всеобщее обозрение свое «хозяйство».

– Эй, откуда она у тебя? Что-то я не помню, чтобы Шайнинг позировал для таких фотографий, – подозрительно произнесла аликорн.

– Ну, я... – промямлила Кризалис, быстро убирая фотографию в сумочку.

– Послушайте, дамы, это не важно, давайте лучше поговорим о деле, – перебила их одна из кобылок, первая отойдя от ступора и несколько раз встряхнув головой.

– Согласен, и потом, мама, я и так хорошо знаю, как выглядит наш капитан, – шепотом сказал ей Варис, который на самом деле был кобылкой. – Значит, вы говорите, его похитили? – уже громко произнес он.

– Да, мы нашли во дворе замка его шляпу и выжженный след на земле. Нам кажется, что его оглушили молнией, а затем незаметно вынесли из дворца, – сказала королева, протягивая котелок, в котором ходил Шайнинг. – Прошу, сделай что-нибудь!

– Не беспокойся, мы немедленно этим займемся, – сказал Варис, надевая шлем. – За работу, ребята! Нам понадобятся поисковые собаки и единороги-следопыты!


– Что ж, спасибо тебе за все, что ты сделала, – выходя из тронного зала, сказала Кризалис идущей рядом с ней принцессе Селестии, когда спустя пару часов напряженных поисков ее стражники потеряли след предполагаемого похитителя (чьи следы обрывались около водопада невдалеке от города) и ни с чем вернулись во дворец.

– Не за что. Очень жаль, что мы не смогли найти Шайнинга, но я обещаю, что мы не сдадимся, и завтра же утром продолжим его искать, – сказала она, провожая обеих кобыл до выхода. – И если что-то узнаем, сразу вам сообщим.

– Благодарю, тетя Тия, – со вздохом произнесла Каденс. – Очень надеюсь, что с ним все в порядке.

– Не волнуйся, дорогая, мы обязательно его спасем. С Шайнингом все будет в порядке, – пообещала Принцесса Солнца. – Я немедленно отправлю письмо Твайлайт и сообщу о том, что произошло. Уж если кто-то и сможет во всем разобраться так это она и ее друзья.

Она открыла им дверь.

– Ну а пока, вам лучше пойти домой и немного отдохнуть. Доброй ночи, – сказала Селестия.

– Доброй ночи, – пожелали ей Каденс и Кризалис, спускаясь вниз по ступенькам.

Покинув замок, они вышли на главную улицу Кантерлота.

– Как думаешь, кто мог его похитить? – спросила королева по пути домой.

– Не знаю. Может это как-то связано с его работой? Ведь Шайни – капитан стражи и у него наверняка есть враги, – ответила принцесса.

Она на секунду замолчала.

– Впрочем, как и у нас, – прибавила она.

– Что? Ты хочешь сказать, что похитители могли сделать это, чтобы выйти на нас? – встрепенулась Кризалис.

– Да. Как королева и принцесса мы с тобой много кому насолили. Так что, это вполне может быть связано с нами.

– Но, если это правда, чего же они хотят? Шантажировать нас?

– Возможно. И я очень надеюсь, что стражники найдут его раньше, чем это случится. Хоть наш Шайни и сильный, я не переживу если ему сделают больно.

– Давай лучше не будем об этом, – попросила Кризалис. – Я уверена, что муженек сможет за себя постоять.

Дальнейшую часть пути они проделали молча, прижимаясь друг к другу и мелко подрагивая от легкой ночной прохлады. Добравшись до особняка, они приоткрыли ворота и вошли к себе во двор. Скелеты и зомби, которых этим вечером расставлял их муж, теперь казались им какими-то зловещими и навевали печальные мысли.

Не поднимая голову, кобылы поднялись на крыльцо дома и остановились возле двери. Каденс полезла в сумочку за ключами.

– Эй, что это? – вдруг произнесла Кризалис, посмотрев на стоящего возле входа зомби.

У него во рту был зажат небольшой клочок бумаги.

Быстро схватив листок телекинезом, Кризалис развернула его и, осветив своим рогом, прочитала следующее:

«Королева Кризалис, как ты, наверное, уже догадалась, мы похитили твоего мужа и теперь держим его в плену, в одном очень надежном месте. Если ты не хочешь, чтобы с ним произошел несчастный случай, отправляйся на северную границу Эквестрии, в городок Валдсберри и встреться с нами через два дня.

P.S. Надеюсь, ты понимаешь, что должна сделать это одна? Если ты расскажешь об этом страже или кому-нибудь из аликорнов, Шайнингу сильно не поздоровиться. Ждем тебя в клубе «Кособокая гора» в десять часов вечера. И смотри без шуток. Мы будем следить за тобой»

– Без подписи. Выходит, все дело во мне, – опускаясь на круп, обреченно вздохнула королева. – Кто-то из моих недругов решил отомстить мне и украл моего любимого и… ах, они сволочи!

Тут она решительно топнула ногой. Ее тело охватило пламя, и она превратилась в большого клыкастого дракона, под ногами которого заскрипело крыльцо.

– Ну, хорошо, если им так нужна я, они меня получат! Я приду на эту встречу и разорву их в клочья! – зарычала она, выпуская изо-рта огонь, которым растопила нескольких зомби. – А после спасу своего Шайни!

– Ты хотела сказать – нашего Шайни, – вставила принцесса. – Я надеюсь, ты не думаешь, что я отпущу тебя одну? Мы отправимся вместе.

– Что? Но ты же видела, что написали похитители? Если я приду туда не одна, они… – пробасила драконица.

– Это не важно! Они явно хотят тебе навредить. И нет никакой гарантии, что ты с ними справишься, и что они отпустят Шайни. Так что я не могу вами рисковать. Мы пойдем туда вдвоем и отобьем нашего мужа!

Она агрессивно стиснула зубы.

– И те, кто его похитил здорово об этом пожалеют.

– Спасибо тебе, Кади, – вновь принимая свой обычный внешний вид, сказала Кризалис, крепко обнимая аликорна.

– Ну, что ж, пришло время вспомнить свои прежние геройские годы, – спустя пару секунд, сказала принцесса, становясь вместе с королевой чейнджлингов в эпическую позу.


– Ай! Моя голова! – придя в сознание, пробормотал Шайнинг Армор, с трудом открывая глаза.

Аккуратно приподняв голову, он осмотрелся и понял, что лежит в небольшом полутемном помещении без каких-либо окон, чьи каменные стены покрывала обильная влага, а с потолка свисала тусклая лампочка. С тихим скрипом она раскачивалась из стороны в сторону, освещая небольшой клочок его загадочной темницы.

– Ничего не понимаю, где я? Как я сюда попал? – нахмурившись, произнес он, пытаясь встать на ноги, но тут почувствовал, что его что-то не пускает.

– Что такое? – он посмотрел на свою заднюю ногу и увидел, что ее удерживает толстая металлическая цепь. – Не может быть! Меня приковали как какой-то самокат. Но кто мог это сделать?

В его голове тут же пронеслись десятки всевозможных сценариев, связанных с заговорами и военными интригами, с которыми он уже несколько раз сталкивался во время несения службы, но все они вмиг позабылись, когда он услышал раздавшийся в тишине голос, искаженный статичными помехами:

– А, вижу, ты наконец-то проснулся! – произнес неизвестный из висящего на одной из стен динамика. – Великолепно!

– Кто ты? Это ты меня похитил? Что здесь происходит? – крикнул ему Шайнинг.

– Надо же, сколько вопросов. Похоже, что твоя воля еще не полностью сломлена. Это хорошо. Но не будем торопить события. Скажу лишь, что я – друг, а ты влип в очень нехорошую историю, приятель. Ты связался с королевой чейнджлингов, и она промыла тебе мозги.

– Что? Что это еще за чушь? Ты что спятил? Мои мозги никто не промывал! – рассерженно произнес жеребец.

– Это тебе так кажется. Ее чары слишком сильны, чтобы ты мог их заметить. Но не переживай, я смогу это исправить.

Внезапно под потолком вспыхнула огромная волшебная сфера, которая осветила помещение и заставила Шайнинга зажмуриться.

– В конце концов, мне известны все ее методы и я сумею тебя исцелить.

Неизвестный громко захохотал:

– Это лишь вопрос времени.