Необычное нововведение

Однажды у лучшей в Понивилле медсестры появилась новая пациентка. Чуть позже Редхарт обнаружила, что в той есть нечто большее, чем кажется на первый взгляд. Типа, гораздо большее. И даже самой Клауд Кикер этого не переплюнуть…

Другие пони Сестра Рэдхарт

Орк в Эквестрии

Наш герой — настоящий гриб, Гриб с большой буквы. Механьяк, попавший в Эквестрию вполне закономерно (нет, действительно, если стоять рядом с пьяным чуднабайцом, то можно и не только в Эквестрии оказаться). Первое знакомство с Эквестрией оказывается очень по душе истинно орковскому байцу. На этом историю оставляю вам.

Хранители гармонии

Эквестрия хранима могущественной магией Элементов Гармонии, сущности которых ныне воплощены в шести пони. Они защитят свою страну от любой угрозы, будь то утративший разум чародей или сам Повелитель Хаоса. Они – хранители гармонии этого мира. Но кто будет хранить хранителей?

Дискорд Найтмэр Мун Кризалис Король Сомбра

Печать Овиноманта: Тучи над Финсмутом

Городок Финсмут лишь недавно вошёл в состав Эквестрии, буквально появился из ниоткуда, но уже снискал печальную славу. Сможет ли одинокий и усталый ветеран Кровавого Кутёжа на реке Спрейнед Энкл справиться с тем ужасом, что творится там?

ОС - пони

Сказка об изгнанном Принце

Продолжение рассказа "Сказка о Городе". По большей части это записи из дневника изгнанного из своего Города Принца земли. Эта история о поиске.

Рэйнбоу Дэш Зекора ОС - пони

Формула любви.

Мы с другом упоролись и решили написать клопик.

Эплджек ОС - пони

Маленький хейтер

Маленького хейтера мучают ночные кошмары.

Пинки Пай Человеки

Там, где скитается разум - продолжение

Принцесса Селестия случайно получила написанный Твайлайт клопфик, в котором главными героями были они сами... И, естественно, прочла его. Что же будет дальше?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

И засияет радуга...

Санбим - так зовут главную героиню рассказа. Единорог, есть своя собственная семья. Мужу приходится много работать, чтобы зарабатывать деньги на жену и детей. И однажды он приносит домой весть. Нет, его не уволили и не повысили. Его отправили на войну. Но Санбим подозревает, что с этой войной что-то не так...

Эплджек Эплблум Принцесса Селестия Биг Макинтош Дерпи Хувз Другие пони ОС - пони

Письма

Однажды принцесса Луна находит в своих покоях таинственное письмо с интригующим содержанием. "Кто же автор этого письма? И чего он добивается?" - на эти вопросы богине придётся ответить самой. Благо, таинственная личность даёт кое-какие подсказки.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Стража Дворца

Автор рисунка: Noben
Глава 4: Дневная суета Каденс и Кризалис Глава 6: Происшествие на Ночь Кошмаров

Глава 5: Вечерние посиделки в кругу семьи

– Ну же, милый, не хмурься, этот костюм тебе очень идет, – сказала Каденс, заметив, как Шайнинг в очередной раз остановился и начал одергивать на себе дорогую белую рубашку под парадным пиджаком нежно-голубого цвета.

– А я и не хмурюсь, просто мне в нем… ух… очень трудно дышать, – ворчливо заметил жеребец, не прекращая вертеться. – И вообще, зачем мы его взяли, да еще и в самом дорогом магазине одежды?

– Ты так говоришь, словно тебе пришлось за него платить, – заметила принцесса.

– Да, муженек, не будь таким ханжой. Мы пошли в этот магазин, потому что он принадлежит моему сыну. И с его стороны было довольно щедро подарить тебе полный комплект одежды, – подмигнула ему королева. – Вместе с замечательным браслетом для Каденс.

Она кивнула на красивый платиновый браслет с драгоценными камнями, который красовался на передней ноге аликорна и стоил как годовое жалованье Шайнинга.

– Ну да, он был очень любезным, но чем вам не угодил мой старый пиджак? – спросил единорог, мысленно удивляясь – как чейнджлингу удалось стать самым известным модельером жеребцовой одежды.

– Ты о той отвратительной тряпке, что поела моль? – поморщилась Кризалис. – Брось, Шайни, не мог же ты появиться перед своей семьей в обносках, в которых ходил на выпускной.

– И на которых осталось пятно от клубничного джема, – прибавила Каденс.

– Вот-вот, так что сам понимаешь – это было жизненно необходимо. И поскольку сегодня мне представился замечательный шанс поближе познакомиться с твоими родными, все должно быть просто идеально. Ты должен блистать, находясь в нашей с Кади компании.

Она положила свою ногу ему на шею.

– Согласись, я буду выглядеть никудышной женой, если позволю своему муженьку разгуливать в старом пиджаке, – улыбнулась она.

– Поддерживаю, твои родные неправильно нас поймут, если это случится. А, кроме того, этот костюм прекрасно сочетается с нашими платьями, – прибавила Каденс, тоже обнимая его за шею. – И нам было очень непросто подобрать к ним подходящий цвет.

– О, да, – печально кивнул жеребец, вспоминая те жуткие сорок минут, во время которых его супруги перемерили на нем с добрую половину магазина и довели одного из продавцов до нервного срыва, пока не убедились, что его одежда подходит к вечернему наряду Кризалис и воздушному платью Каденс. И это не говоря о том долгом часе дома, во время которого они сами переодевались и наносили себе макияж. И если в случае с Каденс это было понятно, то Кризалис могла бы так долго не собираться. Ведь она же чейнджлинг и может просто поменять свой облик. Но нет, она настояла, что сегодня должна выглядеть естественно. Эх…

– Только представь, еще немного и мы трое предстанем перед твоими родителями, – продолжила говорить Каденс. – Как же они будут счастливы, когда увидят тебя.

– Как будто раньше они меня не видели, – саркастично заметил он.

– Таким красивым – точно нет, – заявила принцесса, плотнее прижимаясь к нему.

– Да еще в компании столь обворожительных спутниц как мы, – вставила Кризалис, делая то же самое, отчего единорог почувствовал себя зажатым в тисках.

– А, кроме того, мы идем к ним не с пустыми ногами, – сказала Каденс, демонстрируя большую коробку перевязанную ленточкой, в которой лежал купленный ею подарок. – Как только я вручу им этот замечательный хрустальный сервиз, изготовленный лучшими мастерами Эквестрии, они придут в настоящий восторг. Надеюсь, ты не забыл свой подарок?

– Нет, дорогая, я держу его у самого сердца, – ответил он, с трудом поднимая переднюю ногу и показывая ей на висевший у него сбоку пакет, где была коробка со сборным макетом корабля (что так любил коллекционировать его отец), серебряная рамочка с семейной фотографией (на которой обе кобылы, как хищницы, прижимали Шайнинга к себе, держа в ногах брачный договор), и бутылка дорогого вина.

– Кстати, а где твой подарок, Кризалис? – спросила принцесса. – Мы же договорились, что миссис Спаркл я беру на себя, а ты должна будешь купить что-нибудь ее супругу.

– Не волнуйся, мой подарок уже в пути, и скоро я его получу, – ответила королева, бросив взгляд на дорожный знак с названием улицы. – Ага, Улица Фиалок, значит, он уже совсем недалеко. Вы не против, если мы его подождем?

– Его? Ты наняла курьера? – спросил единорог.

– Ну, почти, сейчас ты все увидишь, – с улыбкой сказала она, останавливаясь у столба и поглядывая по сторонам.

Вскоре к ней из-за угла выбежал высокий атлетичный пегас в форме полицейского и передал небольшую коробку с круглыми дырками по бокам.

– Вот, держи, мама, – произнес он. – Джизл, передал ее мне полчаса назад.

– Благодарю, дорогой, – сказала королева, забирая коробку и несколько раз гладя пегаса по голове. – Надеюсь, вы ее не разбудили?

– Вроде бы, нет. По крайней мере, когда я проверял ее, она лежала тихо и, свернувшись клубком, мирно спала, так что не думаю, что моя пробежка потревожила ее, – улыбнулся он, поглядев на Шайнинга и Каденс.

– Вот и замечательно, вы с Джизлом просто молодцы, – похвалила его Кризалис.

– Спасибо, мама, – козырнул пегас. – Ну, я побежал. Пора вернуться к патрулированию улиц и защите невинных пони от опасных преступников.

– До свидания, милый. Береги себя. И помни, если у тебя опять заболит животик, то попроси Миллу сделать тебе пюре из отварных яблок или вареный рис.

– Конечно, мама. Ну, пока, – кивнул он и, расправив крылья, улетел в сторону центра.

«Еще один чейнджлинг! И, вдобавок, полицейский. Сколько же их вообще живет в городе?» – мысленно задал себе вопрос Шайнинг Армор. Похоже, что от его стражи вообще не было толку. О, а что если некоторые из них тоже чейнджлинги?! Что ж, это многое бы объяснило. Например, почему во время последнего призыва был такой сильный наплыв добровольцев.

Каденс тем временем интересовал другой, не менее важный вопрос. Она с интересом посмотрела на коробку Кризалис, где через дырки можно было увидеть свернувшийся кожистый комок, который тихо сопел и похрапывал.

– Ой, а кто это? Ты решила подарить родителям Шайнинга домашнего зверька?

– Именно, – лучезарно улыбнулась королева.

– А он случаем не опасен? – с сомнением спросила принцесса.

– Нисколько, эти малыши в изобилии водятся неподалеку от нашего улья, и мои дети их просто обожают, – сказала королева. – Уверяю, он совершенно безвреден и придется по душе семейству Шайни.

– Я в этом сильно сомневаюсь, – тихо вздохнул единорог, вспоминая, как его мама была сердита, когда он в десять лет привел с улицы котенка и тот разодрал ее любимый диван.

– Не бойся, они его сразу полюбят, – подмигнула она и, левитировав коробку в правый бок, продолжила идти с ними дальше по улице.

– Кстати, все хотел у тебя спросить, – пока они шли, решил задать вопрос Шайнинг Армор, – а как много чейнджлингов живет в Эквестрии?

– Ну, где-то около двадцати тысяч, – беззаботно ответила она.

– Чего? – удивленно открыл рот жеребец.

– И это все твои дети? – не менее изумленно ахнула аликорн.

– Конечно же, нет, многие из них родом из других ульев.

– Других? Выходит, есть и другие чейнджлинги с другими королевами? – спросил Шайнинг.

– Конечно, глупенький. Ты же не думаешь, что я способна произвести на свет так много малышей, – хохотнула Кризалис. – В мире очень много королев и они, как и я заботятся о своих детях и помогают им находить любовь среди других народов, внедряясь в их общество.

– Ничего себе, – изумленно проговорил жеребец.

– Но ты не волнуйся, муженек, многие из них, как и я – хотят жить в мире с остальными видами и не планируют устраивать войну с пони, кроме пары изгоек из западной пустыни. Но они живут почти на самой ее окраине и вряд ли отважатся напасть на кого-то так далеко от дома. А, кроме того, я и другие королевы, время от времени им мешаем, не давая порочить честное имя чейнджлингов.

– Но… если чейнджлинги и так живут среди нас, зачем тебе вообще было притворяться мной и устраивать всю эту свадебную кашу? – спросила Каденс.

– Все просто, Кади, – ответила королева. – Сейчас они живут среди вас тайно, и боятся показываться простым пони на глаза. Я же хочу это изменить и сделать так, чтобы вы их приняли и им не пришлось все время прятаться. Я верю, что однажды чейнджлинги смогут спокойно разгуливать без маскировки и дружить с пони, не рискуя за это попасть в тюрьму или быть избитыми.

– Да, это было бы здорово, – одобрительно кивнула принцесса.

– А, кроме того, если у меня все получится, то и другие королевы однажды могут решить заключить с вами мир, чтобы их дети перестали голодать. А там, кто знает, может даже Ашаиша и Рохара прекратят со всеми враждовать и начнут дружить с другими народами.

– Это те изгойки, о которых ты говорила? – спросил единорог.

– Да, и они те еще мегеры. Но, как и я – они очень любят своих детей, а потому я не могу судить их слишком строго и хочу, своим примером склонить всех чейнджлингов к союзу, а не вражде.

– Надо же, я этого не знал, ты очень благородная, моя дорогая, – сказал Шайнинг, невольно приходя в восторг от ее слов и приподнявшись, поцеловал Кризалис в губы, искоса глянув на Каденс, опасаясь, что ей это не понравится. Но та, не проявила никакого недовольства и лишь искренне ему улыбнулась.

«Фух, а они и вправду помирились, и больше не злятся из-за меня. В это сложно поверить, но, похоже, этот брак, постепенно начинает приходить в норму. И мне в нем будет очень комфортно», – мысленно обрадовался он, расправляя плечи и уверенно шагая между двумя своими замечательными супругами.

Они продолжили путь и вскоре оказались на окраине Кантерлота, в районе с небольшими коттеджиками и уютными двухэтажными домами.

– Ну вот, мы почти на месте. Еще несколько минут, и мы дойдем до дома мистера и миссис Спаркл, – быстрым движением ноги поправив свою уложенную гриву, сказала принцесса. – Интересно, друзья Твайлайт уже пришли?

– Ага, мне тоже, – слегка дрогнувшим голосом прибавила королева.

– В чем дело, Кризи? – спросила у нее Каденс, заметив как та взволнована. – Что-то случилось?

– Нет, ничего. Просто, я не совсем уверена, что твои знакомые мне обрадуются. Все-таки совсем недавно я выдавала им себя за тебя и была не слишком-то вежливой. Вот и боюсь, что не понравлюсь им. Особенно Твайлайт.

– Ай, не переживай ты так. Я хорошо знаю свою воспитанницу. Она очень отходчивая и добрая, а ее подружки и вовсе – сама милота. Уверена, у тебя не будет с ними никаких проблем, – подойдя к ней, прошептала принцесса. – Так что не переживай, Кризи. Если что, я тебя поддержу.

И она легонько поцеловала ее в щеку.

– Д-да, спасибо, – тихо хихикнув, сказала королева.

«Ого, а они стали гораздо ближе, чем я думал», – заметив их поцелуй, подумал жеребец, почему-то испытав от этого легкое возбуждение.

Тем временем, они уже подходили к дому его родителей. Это был простой одноэтажный коттеджик с маленьким двориком и невысоким белым забором, значительно уступавший тому месту, где теперь жил их сын, но при этом довольно уютный и красивый, как и многие дома в Кантерлоте.

Пройдя по узкой каменной дорожке, окруженной фарфоровыми бризи и уточками, Шайнинг с женами по бокам (которые словно конвоировали его на эту встречу) подошел к входной двери и, собравшись с духом и несколько раз глубоко вдохнув, нажал на дверной звонок.

«Ну вот, понеслось», – мысленно произнес он, услышав с той стороны торопливые шаги. Он был так напряжен, словно готовился к ужасному сражению с превосходящим его по силе противником.

И вот дверь открылась и к нему навстречу вышла его мама, одетая в красивое домашнее платье и небольшие сережки с ожерельем.

– Шайни, дорогой! – обрадовалась она, подходя к жеребцу и крепко обнимая его, а затем начала целовать. – Как я рада тебя видеть, мой милый! О, какой на тебе шикарный костюм! Ты в нем – такой лапочка! Такой красавчик!

– Ну вот, мы же тебе говорили, – хихикнула Каденс.

– Ой, мама! Прошу, хватит! Прекрати! – тем временем смущенно приговаривал Шайнинг, пытаясь освободиться из объятий чересчур заботливой мамы. – Я же здесь не один!

– Да-да, я знаю, привет, Каденс, – поздоровалась она с принцессой. – Ох, какое платье! А браслет! Никогда раньше не видела столь искусную резьбу и огранку. Держу пари, он стоил целое состояние.

– О, да, миссис Спаркл, – кивнула аликорн, приветственно поклонившись, – но благодаря одной моей доброй знакомой я смогла получить его даром.

– Не может быть! Она, наверное, безумно богата, раз может делать такие дорогие подарки. Это принцесса Селестия, я угадала?

– Не совсем, я говорю о своей, то есть о нашей с Шайнингом третьей половинке.

– Мэм, – в свою очередь поклонилась королева.

– Эм, да, рада с вами познакомиться, – миссис Спаркл испуганно посмотрела на высокую и смотрящую на нее сверху вниз королеву.

– Взаимно, я – Королева Улья и Повелительница Пустынного Альбиона Западной Долины Смерчей, Кризалис Миридия Эрашан, – представилась длинным титулом королева, удивив этим Шайнинг Армора и Каденс.

– Что? – увидев их реакцию, спросила чейнджлинг. – Вы сами сказали мне, что у пони при знакомстве с родными мужа нужно вести себя как на торжественном приеме. А в таких случаях положено называть свое полное имя и титулы.

– Ну да, что-то вроде того, – неловко усмехнулся жеребец, поглядев на маму.

– Что ж, ну а я – Твайлайт Вельвет, или просто миссис Спаркл, для родных и близких, – немного помолчав, с улыбкой произнесла кобыла. – Повелительница и хозяйка этого дома и всего что в нем есть.

– А еще, я мама нашего милого и скромного Шайни, – прибавила она, незаметно достав телекинезом платочек и быстро вытерев у единорога на лбу капельки пота, вызвав у того новый приступ смущения.

– Да, я знаю. Это большая честь для меня, – сказала Кризалис, и подошла к ней, собираясь по-семейному обнять.

Миссис Спаркл боязливо посмотрела на нее, а затем на Шайнинга, но увидев, как тот добродушно кивнул, тоже шагнула на встречу королеве. Однако прежде чем они обнялись, позади Кризалис внезапно прогремел раскат грома, перепугавший зверька в ее коробке, и вспыхнула яркая молния, которая на миг осветила местность вокруг и закрыла тенью облик королевы, сделав ее вид необычайно зловещим и мрачным.

Миссис Спаркл испуганно охнула и отступила назад, прижавшись крупом к стене.

– Что это? Откуда здесь молния? – вздрогнув, произнес Шайнинг Армор, поглядев на чистое вечернее небо.

– Рэйнбоу! – вдруг воскликнула выскочившая из двери оранжевая земная пони, одетая в клетчатую плотную рубашку и сердито ткнула ногой за спины гостей. Они обернулись и увидели там низко парящее маленькое облачко, на котором расположилась голубая пегаска с радужной гривой, одетая в короткую летнюю куртку и кожаную юбку. – Ты же обещала, что не будешь этого делать!

– Да-да, прости, Эпплджек, я знаю. Но это было так забавно, что я не удержалась, – ответила та, со смехом катаясь спиной по облачку.

– Ты что забыла, как однажды разгневала этим принцессу Луну? И едва не лишила нас Ночи Кошмаров? – сердито напомнила Эпплджек.

– Ай, брось, это же просто шутка, ничего плохого не случилось, – беззаботно произнесла пегаска.

– Да ну? – земная пони бросила многозначительный взгляд на перепугавшуюся миссис Спаркл, которая держалась одной ногой за сердце и Шайнинг Армора, чья грива встала дыбом.

– Эм, да, хи-хи, ну я… просто… – неловко потерев шею, усмехнулась Рэйнбоу Дэш.

– Я прошу прощения, за свою подругу, – сказала земная пони, проходя мимо собравшихся гостей к низко парящему облачку и подпрыгнув, ухватила пегаску за хвост, скинув ее на землю. – Она просто не понимает, что сегодня не самый подходящий вечер для шуток.

– Ай, не будь такой букой. Ты ведешь себя прямо как Твай… – попыталась возразить пегаска, поднимаясь на ноги, но земная пони быстро заткнула ей рот копытом.

– А потому, она искренне извиняется перед вами и обещает, что такого больше не повторится, – закончила за нее земная пони. – Верно?

– Угухум-вум! – неразборчиво произнесла Рэйнбоу Дэш с ногой во рту.

– Вот и славно. Ну, а теперь, давайте, что ли познакомимся, – простодушно поправив на себе рубашку и вытерев об нее копыто, сказала земная пони. – Меня зовут – Эпплджек, я яблочный фермер из Понивилля и подруга сестры Шайнинг Армора.

Она протянула ногу королеве.

– Да, я помню тебя, пони. Мы уже общались с тобой, когда я была, кхе-кхем, в обличии Каденс, – сказала Кризалис, пожимая ее.

– Верно. И помнится, вы тогда отправили мои кексики в мусорный бак, – заметила Эпплджек.

– Ну да, я была довольно груба с тобой и искренне прошу за это прощения, – виновато опустила голову чейнджлинг.

– Ай, ладно, забудем об этом, – спокойно произнесла земная пони. – Я не злопамятная. И потом, моя сестренка – Эппл Блум и не такие коленца выкидывает, когда я заставляю ее есть овсяную кашу. Так что мне не привыкать.

Она весело подмигнула.

– И я совсем не прочь начать все с чистого листа.

– Я тоже, – с заметным облегчением, сказала Кризалис. – И очень надеюсь, что мы с тобой сможем подружиться.

– А то. Лично у меня нет никаких предрассудков, касательно чейнджлингов. Хотя, по правде, я никогда их до той свадьбы не видела.

– Серьезно? Удивительно это слышать от соседки одной из моих дочерей, которая живет совсем рядом с вашей фермой, – сказала королева.

– Вот как? Я ее знаю? – с заметным интересом спросила Эпплджек.

– Думаю, да, по крайней мере, она не раз положительно отзывалась о тебе как о доброй и щедрой соседке, которая всегда готова поделиться лишним мешком удобрения или средством для борьбы с паразитами, поедающими морковь, – сказала Кризалис.

– Морковь? Подождите-ка, выходит Слэнд Кэррот…

– Да, она моя дочь, – улыбнулась королева.

– Ну, ничего себе! Вот так новость! Клянусь своими яблочками, такого я точно не ожидала. А… а ее муж?

– О, он обычный земной пони. Такой же, как и ты.

– И он знает, кто она? – с интересом спросила Эпплджек.

– Насколько мне известно, да, – подтвердила Кризалис.

– Ядрить-лягать! Вот Большой Маки удивится! – весело притопнула ногой пони-ковбой. – А их жеребята? Как же им удалось их...

Тут Рэйнбоу издала тихий кашель.

– А впрочем, мы можем поговорить об этом позже, – поспешно вставила Эпплджек.

– Согласна, за обеденным столом у нас будет масса времени обо всем поболтать, – прибавила голубая пегаска, подлетая к королеве и бесцеремонно пожимая ей ногу. – Кстати, я Рэйнбоу Дэш, самая быстрая и крутая пони в Эквестрии и нашей команде. Эй, отличный, наряд. Точь в точь как у повелительницы вампиров из «Ночи Кровавой Луны». Только более чистый и без паутины.

– Рэйнбоу! – ужаснулась такому поведению Эпплджек, но Кризалис лишь весело усмехнулась:

– Да-да, я знаю этот фильм. Очень интересный. Выходит, ты любишь фильмы ужасов?

– Ха! Еще бы! Что может быть лучше хорошего ужастика и страшных клыкастых монстров, которые подстерегают тебя по ту сторону экрана? Я со своей мелкой каждый вечер их смотрю, с тех пор как она переехала ко мне домой, – весело заговорила пегаска. – Хотя, ей больше нравятся современные фильмы, а я, если честно, отдаю предпочтение классике. Вроде «Жути на улице Буков» или «Четверга четырнадцатого».

– Правда? А я, между прочим, когда-то тоже играла в фильме ужасов. Хоть это и было очень давно, лет семьдесят назад, – сказала королева.

«Семьдесят лет?» – мысленно удивился Шайнинг Армор. До него только сейчас дошло, что он и понятия не имел о возрасте своей долгоживущей супруги.

– Вау! Не может быть! Ты, исполняла роль в классическом кино?! – тем временем возбужденно проговорила пегаска.

– А то! Одну минутку, – королеву охватила яркая вспышка пламени, и она предстала перед всеми в виде бледной единорожки со швами на коже и высокой черной гривой убранной в причудливую башню. – Меня породил безумный гений, чтобы я стала невестой ужасного монстра! – с потусторонним стоном проговорила она, а затем прежним беззаботным голосом прибавила: – Я была настоящей звездой во времена черно-белого кино. Его, кстати, снял в те годы мой сын, который считал, что будущее – за страшными фильмами.

– Вау! Вот здорово! Слыш, а ты довольно крутая, для королевы оборотней. Уверена, Скутс будет в восторге, когда я расскажу ей, что познакомилась с тобой. Если хочешь, мы могли бы как-нибудь потусить вместе или даже…

– Ладно, Рэйнбоу, хватит, – на этот раз остановила ее Эпплджек. – Не отвлекай королеву.

– Ничего страшного, я совсем не против немного пообщаться, – вновь принимая свой естественный вид, сказала Кризалис.

– Ха! Вот видишь, Эй-Джей, она не такая зануда, как ты! Ну ладно, народ, идемте уже в дом. Я жутко проголодалась, а там нас ждет целая куча закусок.

– Верно, что это мы все стоим на улице. Прошу вас, заходите, – поддержала ее миссис Спаркл, вместе с гостями направляясь внутрь.

– Вот видишь, Кризи, – тихо шепнула Каденс, – я же говорила, что тебя тут примут.

– Ну да, пока все складывается довольно гладко, – кивнула королева, вместе со всеми заходя в залитую светом просторную прихожую, которая вела в другие комнаты.

Домик родителей Шайнинга был очень уютным и обставленным, преимущественно антикварной мебелью и различными статуэтками и вазочками, которые находились на маленьких полках и комодах. И, конечно же, повсюду висели семейные фотографии в рамочках, на которых были изображены юные Твайлайт и Шайнинг Армор в компании своих родителей.

– О, а у вас тут очень мило, – сказала королева, подходя к одной из фотографий на которой маленький Шайнинг купался в ванне с уточкой (и тем самым заставив жеребца сильно покраснеть). – Сразу видно, что это дом, в котором живет любящая семья.

– Спасибо, мы очень гордимся нашими детьми, – улыбнулась мисс Спаркл. – Надеюсь, что и я когда-нибудь смогу побывать у вас в улье и познакомиться с вашими. Насколько я поняла из рассказов моего Шайнинга – я стала бабушкой огромного количества внуков.

– Да, это так. И вас это ни капельки не смущает? – спросила Кризалис.

– Нисколько. Дети – это счастье и неважно кто они, чейнджлинги или пони.

– Ха, ну надо же! Вы весьма прогрессивная кобыла, миссис Спаркл, – сделала ей комплимент королева.

– Спасибо. И вдобавок, очень молодая бабушка, – заметила Твайлайт Вельвет. – Но я искренне надеюсь, что это только начало. Вы уже думали о жеребятах?

– Ну, вообще-то, мы еще не… – начал, было, жеребец.

– Конечно, мы с Кризалис уже все обсудили, и она уговорила меня завести с Шайнингом жеребенка, – ответила вместо него Каденс.

– Решили? Но, а как же… – хотел было вставить свое слово единорог, но тут заговорила Кризалис:

– Да и мне было бы неплохо, обзавестись несколькими малышами. А то, я уже много лет не заботилась о маленьких личинках.

– Но, погодите! Ведь я еще ничего не… – вновь попытался вмешаться жеребец.

– И на сколько же малышей вы готовы отважиться? – спросила у них миссис Спаркл.

– На одного, – ответила ей Каденс. – Для начала. А там, кто знает, может их будет и трое.

– Что? – испуганно выдохнул Шайнинг. – Трое?

– А я, пожалуй, начну с тридцати, – прибавила Кризалис.

– С тридцати?! – ошалело произнес жеребец.

– Что? Думаешь слишком мало? Ну, хорошо-хорошо, пусть будет семьдесят, – неправильно его поняв, сказала королева. – Но не больше. Мне ведь еще нужно держать себя в форме.

– Ой, мама дорогая, – дрожащим голосом пробормотал единорог, чувствуя как у него подкосились ноги, стоило ему представить целую ораву жуко-жеребят, которые кусают его, пихают и тащат во все стороны.

– Ну-ну, сынок, держи себя в ногах. Все мы поначалу немного пугаемся, когда наши любимые начинают говорить нам о жеребятах, – с хохотом произнес вошедший в этот момент в прихожую темно-синий жеребец, одетый в просторный твидовый пиджак. – Но все не так уж плохо. И потом, большая семья – это залог успеха.

– О, да, папа. Ты всегда знаешь, как меня утешить, – с довольно кислой миной сказал ему Шайнинг.

– Ну а то! В конце концов, для чего еще нужны родители? – подмигнул старший пони, подходя к гостям.

– Я с вами полностью согласна. Значит, вы папа нашего Шайнинга? Рада с вами познакомиться, – с поклоном сказала ему Кризалис.

– Взаимно, многоуважаемая королева. И да, мое имя – Найт Лайт, я отец этого сорванца, который смог очаровать столь обворожительную красавицу-чейнджлинга и не менее прекрасную принцессу-аликорна, – усмехнулся он, поочередно поцеловав ножку каждой из кобыл, а затем подошел к сыну и по-семейному взъерошил ему копытом гриву. – Ах ты, ловкий соблазнитель! Сразу видно – мои корни!

– Ай, пап, прошу, не надо! – недовольно воскликнул Шайнинг отчаянно пытаясь освободиться.

– Да ладно, тебе, сынок, будь проще. Ты же не стесняешься своего старика? – невозмутимо произнес его папа, подмигнув обеим кобылам, которые весело хихикали, наблюдая за этой сценой.

– Нет, но ты ведешь себя со мной как с маленьким жеребенком, – ответил единорог. «Да и подруги Твайлайт совсем рядом», – мысленно прибавил он, видя, как ухмыляются Рэйнбоу Дэш и Эпплджек. – А потому – прошу, не надо.

– Ну, надо же, какие мы серьезные, – усмехнулся Найт Лайт, отпуская его и Шайнинг, краснея, поправил свою челку.

Вскоре в прихожую вошли еще несколько кобылок, которые, как помнила Кризалис, тоже были подругами сестры его мужа. Первая из них была небольшой розовой земной пони, в легком разноцветном платье, украшенном пуговками в виде конфеток. Короткими прыжками она подскочила к гостям, и жизнерадостно поприветствовав каждого, повернулась к королеве, принявшись быстро трясти ее за ногу.

– О, приветик, рада познакомиться! Хотя, мы с тобой и так уже знакомы! Ну, то есть, не совсем! Во время нашей прошлой встречи мы были не слишком хорошо знакомы, ведь ты тогда была похожа на Каденс, и я думала, что ты – это она! Да, забыла представиться, меня зовут Пинки Пай! Я – подруга Твайлайт! Помнишь, я показывала тебе, как украшен праздничный зал, и какие развлечения я для всех приготовила? Ах, да, в тот раз они показались тебе чересчур детскими, и я сперва была жутко огорчена, но потом мне стало легче и я перестала грустить и дуться на тебя! Особенно теперь, когда ты стала женой братика, моей подружки Твайлайт! Я уже говорила, что мы с ней подружки? А, не важно! Теперь, когда вы с Шайнингом стали настоящей семьей, мы можем устроить примирительную вечеринку! Ты любишь примирительные вечеринки? Я – да! Я могу испечь для тебя самый большой-пребольшой примирительный торт! А вы чейнджлинги едите торты? Если да, то с какой начинкой? К сожалению, я не умею добавлять в них любовь, но пеку их с исключительной любовью? Это считается? А? Это похоже на настоящую любовь? Скажи мне? Похоже? – быстро тараторила она, не прекращая энергично дергать королеву за ногу и радуясь как маленькая кобылка.

– Эм, ну… я… эм… – растерянно бормотала Кризалис не успевая ответить ни на один из ее вопросов, и смущенно поглядывая на окружающих, которых эта сценка, похоже, забавляла.

– Пинки, нога, – подходя к подруге, прошептала Эпплджек.

– Что, нога? – не поняла Пинки.

– Ты оторвешь королеве ногу, – более доходчиво объяснила фермерша.

– О, понятно! – ничуть не смутившись, сказала весело улыбающаяся кобылка, отпуская Кризалис, у которой все еще подрагивала конечность. – Ну, а что насчет вечеринки? Все остается в силе, верно? Хотя, о чем это я? Мы же еще ничего не обсудили! Что ж, тогда давай начнем все сначала… кхе-кхем… итак, я…

– Подожди, Пинки, может, лучше отложим эту беседу на потом? – поспешно оттащив ее от королевы, сказала Эпплджек. – Уверена, вы с ней обязательно устроите замечательную примирительную вечеринку, но как-нибудь в другой раз. Ты согласна?

– Ну, разумеется! Можешь дальше не продолжать, Эпплджек! Я прекрасно тебя поняла! И ты совершенно права – вечеринка никогда не бывает лишней, – ничуть не смутившись, ответила розовая говорушка. – И потом, сейчас мне не обязательно печь примирительный торт, ведь на столе у миссис Спаркл стоит множество вкусностей, и очень скоро мы их попробуем! Ох, жду не дождусь!

И сказав это, она пулей вылетела из прихожей.

– Вау! Это было что-то! – только и смогла произнести Кризалис, поглядев ей вслед.

Может ей это только показалось, но она готова была биться об заклад, что когда Пинки Пай сорвалась с места, в воздухе еще несколько секунд витал ее пыльный силуэт, словно скорость, с которой она стартанула, была гораздо выше скорости света.

– Ага, Пинки Пай – та еще доставучка, – весело произнесла Каденс. – Но при этом она очень добрая и милая, и с ней никогда не бывает скучно.

– Да неужели? – усмехнулась Кризалис и посмотрела на белоснежную единорожку, которая была одета в красивое вечернее платье с шелковыми бантами и драгоценными украшениями. – Привет, а ты… эм…

– Рарити, рада с вами познакомиться, – с поклоном сказала кобылка, приподнимая край платья, словно придворная дама.

– Мне тоже, Рарити, – ответила ей чейнджлинг. – Должна заметить, что у тебя очень утонченный вкус. Твой наряд выглядит просто божественно.

– Ох, благодарю вас, ваше высочество, вы чересчур добры, – сказала единорожка, вновь почтительно приседая.

– Ай, брось ты эти расшаркивания, я пришла сюда не как королева чейнджлингов, а как супруга моего Шайни. Так, что можешь обращаться ко мне попросту – по имени и без церемоний, – сказала ей Кризалис.

– Разумеется, ваше высочество, ой, то есть Кризалис, – смущенно улыбнувшись, сказала Рарити.

– Так, а где же ваша многоуважаемая дочь, которую я видела на свадьбе? – спросила у мистера Спаркла королева. – «И которую я отправила в кристальные шахты под городом», – мысленно прибавила она, с сожалением вспоминая ту неприятную историю.

– Да, пап, где Твайлайт? – поддержал ее Шайнинг не видя среди собравшихся свою сестренку.

– По-моему, она все еще у себя в комнате. Честно говоря, я удивлен, что она до сих пор не вышла, – окинув взглядом прихожую, ответил Найт Лайт. – Твайлайт! Дорогая! Пришел твой братик и его жены! Где ты?

В глубине дома раздались торопливые шаги, и вскоре к ним вышла пурпурная единорожка одетая в слегка растянутый свитер и темные лосины, которую сопровождал маленький фиолетовый дракончик.

– Да, папа, уже иду. Прости, что задержалась. Мне нужно было отправить небольшое письмо принцессе Селестии, – сказала она, приближаясь к гостям.

– Ага, совсем небольшое, – прибавил дракончик. – Размером с добрый коврик.

– Это было очень важное письмо, Спайк. Ты же знаешь, – заметила Твайлайт.

– Конечно, – вздохнул он, разминая свою крохотную лапку, на которой была заметна крупная мозоль.

– Привет, Шайни, как у тебя дела? – сказала Твайлайт, бросаясь на шею брата.

– Нормально, сестренка, сама-то как? Опять что-то изучаешь? – улыбнулся он, прижимаясь к единорожке. – Очередные трудноразрешимые проблемы дружбы, угадал?

– Вроде того. Я занимаюсь одним очень важным исследованием, от которого зависит судьба всей Эквестрии, – она смущенно посмотрела на окружающих. – Но давай лучше, я расскажу об этом позже. Привет, Каденс! Как я рада тебя видеть!

– И я, Твайлайт, – ответила аликорн, нежно обнимая ее за шею.

– Хей, Спайк! Как дела, братишка? – тем временем спросил жеребец у дракончика, ударяясь своим копытом о его кулак.

– Все окей, приятель. Надеюсь, ты не против, что я немного полазил в твоем компьютере, пока Твайлайт была занята?

– Конечно. И что же ты там делал? Небось, опять играл в мои игры? – хохотнул единорог.

– Ну да, – улыбнулся Спайк. – Хотя они у тебя немного устаревшие. Но мне очень понравилась «Lost Griffons».

– Хе-хе, ясно. Когда я был жеребенком, то и сам ее обожал.

– Кстати, если захочешь, мы можем потом сходить к Шайнингу в комнату, – тихо шепнула Каденс, обращаясь к королеве. – Думаю, тебе будет интересно узнать как он жил, когда был маленьким.

«Этого еще не хватало!» – ужаснулся жеребец.

– Ну, что ж, Твайлайт Спаркл, вот мы и встретились, – посмотрев на пурпурную единорожку, сказала Кризалис. – Снова.

– Эм… да, привет, – натянуто улыбнувшись, произнесла кобылка. – Как дела?

– Спасибо, хорошо, – ответила ей Кризалис. – Надеюсь, что и у тебя все нормально.

– Более-менее, – коротко отозвалась Твайлайт, отворачиваясь от нее.

Было видно, что ей не очень-то хочется вести разговор с королевой.

– Слушай, я понимаю, что тебе должно быть неприятно мое присутствие, ведь ты все еще в обиде на меня за тот случай. Но уверяю тебя – я сделала это только по необходимости и не хотела никому причинить вреда.

– Неужели? То есть, когда ты заточила меня и Каденс в шахты и бросила там умирать, ты этого не хотела? – с заметным напряжением в голосе сказала единорожка. – И когда взяла под контроль разум моего брата тоже?

– Твайлайт, ну зачем ты так? – укоризненно произнесла Каденс.

– Нет-нет, все в порядке, Кади, – опустив вниз голову, расстроенно вздохнула Кризалис. – Она права. Я это заслужила.

Чейнджлинг посмотрела кобылке прямо в глаза.

– И мне очень жаль, что я так поступила. Понимаю, одних слов тут недостаточно, но я искренне надеюсь, что наши отношения еще не до конца загублены, и когда-нибудь я смогу заслужить твое прощение.

– Да, я тоже, – жестко произнесла Твайлайт.

Повисла неловкая пауза.

– Кстати, чуть не забыл, мы же пришли к вам не с пустыми ногами, – решил разрядить обстановку Шайнинг Армор, снимая со своей шеи пакет и доставая оттуда коробку с корабликом и бутылку с вином, которые он отдал своему отцу, а после подошел к маме и вручил ей рамку с фотографией.

– О, спасибо тебе, сынок. Ну, ничего себе! Это же копия парусника Джека Черной Гривы! Отличный корабль. Он хорошо впишется в мою коллекцию, – сказал мистер Спаркл, разглядывая изображение судна на коробке.

– Ай, право, какие пустяки, папа, – отмахнулся жеребец.

– А это вам от меня, – прибавила Каденс, отдавая миссис Спаркл свой подарок, – замечательный хрустальный сервиз, который отлично подходит для торжественных мероприятий.

– Благодарю тебя, Каденс, это так мило, – сказала хозяйка дома, принимая у нее коробку. – В таком случае, я сегодня же поставлю его на стол.

– Что ж, позвольте и мне вручить вам подарок, мистер Спаркл, который недавно поймали мои дети, – сказала королева, поднимая коробку с дырочками. – Я уверена, что он придется вам по душе.

– О, а что это? Какой-то зверек? – вдруг задала вопрос Твайлайт.

– Эм, ну да. Он обитает неподалеку от нашего улья и я… – хотела ответить ей Кризалис, но единорожка ее перебила.

– Надо же! Как здорово! Я всегда любила маленьких зверят! Ты же не против, если я посмотрю на него, верно? – быстро произнесла она и, не дожидаясь согласия королевы, перехватила коробку телекинезом.

– Конечно, но будь аккуратна, она иногда любит… – попыталась предупредить ее Кризалис, но Твайлайт уже сорвала с коробки крышку, и оттуда выпрыгнул небольшой чешуйчатый зверек, внешне похожий на ящерицу, но с большими любопытными глазами и длинными лапками.

Твайлайт испуганно вскрикнула и окружила себя волшебным барьером, о который ударилась ящерка. Обхватив его стенки своими лапками, она несколько раз облизала его языком, перед тем как медленно сползти на пол.

– Ай! Что… что это?! – воскликнула единорожка.

– Ого, это же эмо-ящерица! – подходя к ней, сказал Спайк. – Давненько я таких не видел.

– Какая-какая ящерица? – переспросила Каденс.

– Эмо-ящерица, – ответила Кризалис, телекинезом поднимая зверька, и сажая его на ближайший стул. – Ее так назвали, потому что она питается чужими эмоциями. Ну, почти как чейнджлинги, а в обмен дарит своему кормильцу приятные ощущения, чтобы ему не хотелось ее покидать.

– Надо же, какая прелесть! – сказал мистер Спаркл, несколько раз погладив по голове ящерку, которая от удовольствия радостно зажмурилась.

– А это не опасно? – спросил Шайнинг.

– Нисколько, – заверила Кризалис.

Тут мистер Спаркл издал тихий смешок, и на лице его появилась расслабленная улыбка. Он медленно сел на пол, и ящерка принялась беззаботно тереться о его шею.

– Хотя ее ласками лучше не злоупотреблять. Особенно если собираешься запрягаться в повозку, – заметив это, сказала королева, поднимая эмо-ящерицу и сажая ее обратно в коробку.

– Ну ладно, подруга, посиди пока тут. Думаю, папе Шайнинга на сегодня достаточно положительных эмоций.

– А? – встряхнув головой, произнес Найт Лайт. – Ух, это было чудно, но довольно приятно.

– Ну, еще бы. Ее чары весьма специфичны. Хотя после трудного рабочего дня, они прекрасно помогают снять напряжение, – сказала Кризалис.

– Несомненно, это и вправду очень полезный зверек, – кивнул Шайнинг Армор. – Но будет лучше держать его в террариуме. По крайней мере, первую половину дня. Во избежание неловких ситуаций.

– Да, тут ты прав, – согласилась королева.

– Что ж, вы пока разговаривайте, а я схожу, проверю, как там поживает картофельная запеканка, – сказала миссис Спаркл. – Дорогой, не мог бы ты проводить наших гостей в гостиную? – попросила она у супруга, направляясь в сторону большой арки за которой виднелась кухня, оттуда шел восхитительный аромат готовящихся блюд.

– Конечно, любимая, – сказал папа Шайнинга и галантным жестом пригласил всех следовать за собой.

Гостиная семейства Спаркл была небольшой, но довольно обставленной: несколько мягких диванов, книжные полки в окружении камина, который весело потрескивал, у дальней стены – большой телевизор, а в углу возле окна – пара кадок с растениями.

Стоило королеве зайти в комнату, как она услышала, чей-то испуганный писк. Повернувшись в сторону звука, она заметила за одной из кадок, в которой росла маленькая пальма, затаившуюся желтую пегаску.

– Эм, а кто это? – спросила она у идущей рядом с ней Рэйнбоу Дэш.

– Это? Всего лишь еще одна наша подруга. Она у нас такая скромница, – ответила ей Дэш, подлетая к кадке и вытаскивая дрожащую пегаску одетую в плотную толстовку с капюшоном и длинную юбку.

– Нет, мамочки, прошу, не надо, – тихим голосом умоляла она, прикрываясь передними ногами.

– Ну же, не вертись! – сказала ей Рэйнбоу, не давая вырваться. – Мы уже говорили тебе, что бояться совершенно нечего.

– Это тебе так кажется, – возразила пегаска.

– Прошу прощения. Когда мы ей сказали, что сюда прибудет королева чейнджлингов, она немного разволновалась и решила… кхем… провести остаток вечера в углу, – прибавила Дэш, посмотрев на Кризалис, и бесцеремонно поставила свою подругу рядом с ней.

– Ну вот, теперь вы можете познакомиться, – торжественно провозгласила она, слегка подтолкнув подругу боком.

Кризалис с интересом посмотрела на желтую пегаску, вызвав у той неподдельный ужас и заставив буквально вжаться в пол.

– Что ж, рада с тобой встретиться, – протянула ей ногу королева. – Меня зовут Кризалис.

– Д-да, взаимно. А я Флат-т-тершай, – тихо, боясь поднять голову, ответила пегаска.

– Эм, что, прости? Боюсь, я тебя не расслышала, – переспросила королева.

– Флаттершай, – все так же тихо повторила кобылка.

– Флаттершай? Ясно. Ну же, не бойся. Я не собираюсь тебя обижать или без спроса пить твою любовь. Я пришла сюда как гость и хочу со всеми познакомиться, – попыталась успокоить ее королева.

– Х-хорошо, – нервно произнесла Флаттершай.

– Кстати, не могу не отметить, что ты кажешься мне до боли знакомой. Скажи, мы никогда раньше не встречались? – спросила чейнджлинг.

– Эм, ну да… на свадьбе, – шепотом ответила пегаска, бросая на нее испуганный взгляд и вновь закрывая голову ногами.

– Нет, я не об этом. Мне почему-то кажется, что я уже где-то тебя видела, еще до свадьбы, – продолжила настаивать Кризалис.

– Н-не думаю, что это возможно. В-ведь я никогда прежде не бывала в землях ч-чейнджлингов, – заикаясь, сказала Флаттершай.

– Не думаешь? Постой! Я вспомнила! Неужели это ты?! – вдруг громко произнесла королева.

– Я? – удивленно пискнула Флаттершай.

– Ты – Сердитая Видеоигровая Пегаска?

– А? – удивленно подняла голову Флаттершай, перестав дрожать. – Т-ты, в смысле в-вы видели мое шоу?

– Что? – недоверчиво произнесла Рэйнбоу Дэш, уставившись на них обеих.

– Можно просто на «ты». И да, я обожаю твое шоу. И не только я. У моих детей, ты настоящий кумир. Многие из них любят смотреть, как ты критикуешь старые игры. Значит, это и вправду ты? А в жизни ты выглядишь немного иначе.

– Это так. Ведь перед камерой я обычно надеваю очки и белую рубашку, чтобы максимально соответствовать образу стереотипной кобылки-гика, – заметила пегаска, уже без страха поднимая голову и смотря прямо на королеву. На лице ее появилась слабая тень улыбки.

– Флаттершай, выходит, все эти годы ты была той крутой и вечно ругающейся кобылкой? И ничего мне об этом не сказала? – широко открыв рот, спросила Рэйнбоу Дэш. – Да нет. Не может быть. Ты, наверное, шутишь. Ты просто очень похожа на нее.

При этих словах Флаттершай вытащила из кармана своей толстовки маленькие очки и, надев их на нос и сложив гриву в хвостик, громким голосом произнесла:

– Да во имя пресвятых фекалий болотной гидры! Они что и вправду добавили монстров-мотыльков на уровень с лавовым демоном? Еще никому не удавалось так испоганить франшизу «Мегапони» как этим жадным, крупососущим лузерам из Мэйнхэттена! Эта игра полный отстой! О чем они, мать твою думали?!

– Ну да, это точно ты! – радостно сказала королева. – Никогда бы не поверила, что однажды встречусь с тобой лично.

– Хи-хи, что ж, благодарю, – улыбнулась Флаттершай. – Я и не знала, что у чейнджлингов есть понинет.

– Конечно, есть. Пусть мы живем не как пони, но это вовсе не значит, что мы дикари. У нас тоже есть блага цивилизации, пусть и не в таком изобилии как у вас, – сказала Кризалис.

– Ну и ну, – тем временем сокрушалась голубая пегаска. – Флаттершай, я знаю тебя столько лет, и уж никак не думала, что ты окажешься такой крутой и безбашенной. Но где же ты снимаешь все эти ролики?

– У себя дома, в подвале, – ответила ей подруга.

– В твоем дереве есть подвал? И в нем целая куча приставок и видеоигр? – расправив крылья от удивления, сказала Рэйнбоу Дэш. – И ты это от меня скрывала?

– Ну, вообще-то, ты никогда меня об этом не спрашивала, – заметила Флаттершай.

– Так нечестно! Если бы я знала кто ты, то давно бы уже переехала к тебе вместе со Скутс на постоянное место жительства.

– Хи-хи, вот поэтому я ничего тебе и не говорила, – усмехнулась желтая пегаска, посмотрев на подругу. – Шучу. И раз уж вы со Скуталу так любите видеоигры, то можете заглядывать ко мне время от времени.

– Спасибо. В таком случае, жди нас завтра, – с готовность приняла ее приглашение Рэйнбоу Дэш, после чего направилась к остальным.

– Хорошо, – кивнула Флаттершай, и вновь повернулась к Кризалис. – И да, я очень рада с тобой познакомиться, Кризалис. А ты не такая уж и страшная.

– Об этом я тебе и говорила, – заметила королева, еще раз протягивая ей ногу. – Ну что? Мир?

– Хи-хи, мир, – пожав ее, сказала пегаска и вместе с Кризалис пошла к диванам, где уже сидели другие гости и разговаривали на разные повседневные темы, изредка опуская крылья, ноги и телекинез в тарелку с овощными закусками или наливая себе персиковый сок из графина, который стоял рядом с ними на кофейном столике вместе с несколькими стаканами.

Громче всех говорил мистер Спаркл, который с интересом выяснял у своего сына, как у него обстоят дела и что он чувствует теперь, когда стал семейным пони.

Кризалис села по левую ногу от Шайнинга (справа была Каденс) и, прижавшись к нему, присоединилась к беседе, изредка поправляя его или отвечая на вопросы о чейнджлингах, которые тут же посыпались на нее со всех сторон. Многим из присутствующих очень хотелось узнать о ее улье или обычаях и традициях чейнджлингов, а также о том – на что похожа жизнь оборотня, и королева (которую совсем не смущало такое внимание) старалась как можно подробнее на них отвечать.

– Да, никогда бы не подумал, что ваш народ настолько интересный, – через несколько минут произнес мистер Спаркл, когда королева рассказала ему, чем отличаются чейнджлинги из разных ульев. Как оказалось, они были настолько же разными, как и некоторые насекомые. У одних из них не было крыльев, другие имели по восемь ног или длинные жвала, кто-то жил среди деревьев или на вершине гор, а другие и вовсе не походили на пони и обитали глубоко под землей, лишь изредка вылезая на поверхность.

– Просто поразительно, – прибавил он, когда Кризалис закончила. – Да слушая вас, можно целую докторскую диссертацию написать, правда, дочка? – спросил он, обращаясь к Твайлайт, которая в отличие от всех вела себя поразительно тихо, особенно для единорожки с таким любознательным характером.

– Ага, папа, – тихо кивнула она, внимательно следя за своим братом, который вместе со всеми вел оживленную беседу и уже рассказывал, как ему пришлось вчера разнимать своих жен во время их разборки за место в карете.

Через несколько минут, в комнату вошла миссис Спаркл.

– Дорогой, у меня все готово, можешь приглашать гостей к столу, – сказала она.

– Отлично, ну друзья, пришло время пира, – бодро сказал он, вставая с дивана и вместе со всеми направляясь в другой конец дома, где у них находился просторный обеденный зал, посреди которого был установлен длинный лакированный стол, накрытый белоснежной скатертью и сервированный красивой посудой подаренной Каденс. Посреди него стояли миски с салатом, свежие булочки и нарезанные фрукты, а вскоре, когда гости расселись по своим местам, показалась и миссис Спаркл, держащая в телекинезе большой лист с овощной запеканкой, которую покрывала сырная корочка.

– Ох, дорогая, сегодня ты превзошла саму себя, – увидев ее стряпню, сказал Найт Лайт, игриво ущипнув супругу телекинезом. – На такое великолепие я и не рассчитывал.

– Хи-хи, ах ты, льстец! Ты всегда так говоришь, – заметила она, разрезая ножом запеканку и накладывая каждому из гостей по кусочку.

– Потому что это всегда – правда, – сказал хозяин дома. – И я твердо уверен, что на кухне тебе равных нет.

Он незаметно наклонился к сидящему рядом с ним Шайнингу и пока его жены разговаривали с гостями, тихо прошептал:

– Вот видишь, сынок, какой должен быть стол в хорошей семье? Надеюсь, что и твои красавицы кормят тебя не хуже.

– Ох, папа, ты даже не представляешь себе насколько, – произнес жеребец, с дрожью вспоминая прошлый вечер, когда он еле мог передвигаться из-за обильного переедания.

Как только запеканка была разложена, все присутствующие приступили к еде, попутно обсуждая различные новости и повседневные дела. Флаттершай рассказывала Рэйнбоу Дэш о том, как вместе с Октавией сочиняла песню для своего шоу, Пинки Пай объясняла Спайку преимущества тех или иных пирогов, а Рарити завела разговор с миссис Спаркл про новую линию одежды, которую недавно видела в Мэйнхэттене. И, конечно же, многие из гостей то и дело обращались к Кризалис. Королева оказалась настоящей душой компании и охотно принимала участие в разных беседах, будь то разговор о сборе урожая яблок, что подняла Эпплджек или ответы на вопросы от Рарити, которую заинтересовало, могут ли чейнджлинги помимо внешнего вида менять на себе одежду. Стоило королеве ответить ей, что для них это совсем не сложно, как у белой единорожки тут же восторженно загорелись глаза, и она попросила Кризалис, если это возможно, прислать к ней кого-нибудь из своих детей, чтобы они помогли ей в разработке новых платьев.

– А еще, они могли бы работать у меня моделями, – оживленно произнесла кобылка. – С вашим умением менять свою внешность, вы просто рождены выступать на подиуме.

– Хорошо, Рарити, я посмотрю, что можно сделать. Если мне не изменяет память, одна из моих дочерей как-то говорила мне, что очень хочет стать моделью, да и пара сыновей тоже. Если, конечно, тебя это не смущает.

– О, нисколько. В шоу-бизнесе – это вполне обычное дело, – подмигнула модельер.

Потом, когда основное блюдо и закуски были съедены, и подан десерт, гости вновь заговорили о Шайнинг Арморе и его семье, то и дело, поднимая отдельные связанные с ним темы.

– Кстати, братик, – неожиданно включилась в разговор Твайлайт Спаркл, – а не мог бы ты поподробнее рассказать мне о своей семейной жизни?

– Конечно, сестренка. А что именно тебя интересует? – спросил он.

– О, абсолютно все. Ведь ты женился сразу на двух представительных супругах, и мне бы очень хотелось узнать, как ты теперь уживаешься с ними.

– Ну, что ж, – искоса глянув на обеих жен, ответил жеребец. – Не скажу, что в первую неделю у нас все было идеально. Каденс и Кризалис часто ссорились, а иногда даже начинали драться. Но сейчас, все это осталось позади. И хотя я все еще чувствую себя как мышь, за которой охотятся сразу две кошки (при этих словах королева весело фыркнула), мне кажется, что наши неприятности, наконец, закончились.

– Верно, дорогой. Признаюсь, я сильно недооценивала Кризалис, – прибавила Каденс. – И пусть вначале мы с ней не были лучшими подругами, сейчас я ее уже простила и спокойно отношусь к тому, что она – член нашей семьи. Можно сказать, я ее полюбила.

– О, спасибо тебе, Кади. Так что, можешь не волноваться, Твайлайт Спаркл. В нашей семье нет никаких проблем. И я рада, что оказалась в заботливых копытах твоего брата и твоей няни. Они очень добрые и чуткие пони. И я твердо уверена, что наша семья со временем станет необычайно дружной и крепкой, – закончила чейнджлинг.

– Вы уверены? – с заметным волнением на лице, спросила Твайлайт, глядя на Шайнинга и Каденс.

– Ну да. А что? – немного удивившись ее реакции, ответил жеребец.

– Нет, ничего. Просто, тебя ведь можно сказать насильно затащили в этот брак, – полушепотом сказала она.

– Хех, не переживай так, сестренка, – усмехнулся жеребец. – Уверяю тебя, я уже с этим смирился. И вполне счастлив, имея сразу двух обворожительных супруг.

И он нежно поцеловал каждую из своих жен в щечку.

– Хи-хи, ах, муженек, какой же ты милый, – хихикнула королева.

– Да, ты такой душка, когда заботишься о нас, – улыбнулась принцесса.

– Понятно. Кстати, Шайни, а что бы ты сказал, если бы я предложила тебе ненадолго уехать из Кантерлота и вернуться с нами в Понивилль?

– В Понивилль? – удивленно переспросил жеребец, доедая свой кусочек торта и вытирая губы салфеткой. – Ну, даже не знаю. У меня на работе, сейчас слишком много дел. Нужно подготовить новобранцев, да и годовой отчет капитана стражи никто не отменял. А, кроме того, я теперь семейный жеребец и у меня появились другие обязанности. Ну, ты понимаешь.

Он коротко кивнул, показывая на своих жен, которые мило ему улыбнулись, в то время как его отец по-семейному толкнул единорога ногой.

– Да, конечно, просто мне нужно провести там кое-какое исследование и мне бы очень пригодилась твоя помощь. Вот я и подумала, что ты бы мог ненадолго уехать отсюда. Всего на пару дней.

– Исследование? Это как-то связано с твоими уроками дружбы?

– Почти. Я пока не могу посвящать тебя в детали, но поверь мне – оно очень важное. Ну, что скажешь? – с нажимом спросила единорожка.

– Что ж, ты же знаешь, я всегда рад помочь тебе, сестренка, но в ближайшее время я буду сильно занят и не смогу никуда уезжать. А, кроме того, у тебя ведь сейчас выходные и ты можешь немного отдохнуть от работы.

– Хех, ты, что забыл, Шайнинг? Это же Твайлайт. Для нее лучший отдых – это провести время за каким-нибудь исследованием или зарывшись с головой в книги, – заметил Спайк, заставив Рэйнбоу Дэш тихо хихикнуть.

– Разумеется, – весело подмигнул жеребец, – но книги могут и подождать. Да и потом, ты, и твои подружки не каждый день приезжаете к нам в Кантерлот. И этим нужно воспользоваться, чтобы хорошо провести время. Эй, а почему бы вам самим не заглянуть ко мне на днях в особняк? Мы могли бы устроить там небольшой пикничок у бассейна. Правда, девочки?

– А что, неплохая идея, – улыбнулась Кризалис.

– Согласна, я обожаю такие вечеринки, – прибавила Каденс.

– Подожди, так ты теперь живешь в особняке? – удивленно округлив глаза, спросила Рэйнбоу Дэш.

– Ну, а то! – хвастливо произнес единорог. – В большом и красивом особняке с бассейном, просторным двориком и массой комнат для отдыха, где есть огромный телевизор, сауна, бар с крепкими напитками, а еще целый зал с игровыми автоматами.

– Вау! – ахнула голубая пегаска. – Это же потрясно! Мы обязательно должны к тебе заглянуть, чтобы как следует выпить… э-э-э… в смысле, повеселиться, перед тем как вернуться обратно в Понивилль.

– Но… – попыталась возразить Твайлайт, которую это предложение почему-то встревожило.

– Поддерживаю, я всегда мечтала побывать в дорогом особняке, да еще и в компании лучших друзей, – поддержала подругу Рарити. – Скажи, а у вас есть дворецкий? Ну, такой галантный джентельпони в дорогом смокинге и милом галстуке-бабочке.

– Нет, я пока не настолько богат, чтобы нанимать к себе прислугу, – шутливо ответил Шайнинг.

– Ну, это пока, – возразила Кризалис.

– Но… – опять произнесла Твайлайт.

– Эй, а зачем нам пикник? Мы можем, устроить там целую вечеринку у бассейна, с корн-догами, пиньятами и играми в воде! – восторженно вставила Пинки Пай.

– Но… – вновь подала голос Твайлайт.

– А какие у тебя там игры? – живо спросила Флаттершай. – Я могла бы снять там несколько роликов для своего будущего выпуска про классические игровые автоматы.

– Но… – в четвертый раз произнесла Твайлайт.

– Хех, побывать в дорогом доме. Ну, даже не знаю, – заметила Эпплджек. – Для меня это как-то непривычно. А впрочем, я никогда не откажусь от веселой посиделки у воды. Эх, жаль я забыла захватить с собой гитару.

Все друзья и родственники Шайнинга принялись бурно обсуждать, как и что они могли бы устроить у него дома, пока неожиданно их не остановила Твайлайт:

– Послушайте, девочки! Все это конечно очень соблазнительно, но боюсь, что нам не удастся побывать в гостях у Шайнинга.

– Что? Ты должно быть шутишь? У нас есть редкий шанс затусить в особняке с большим телевизором и выпивкой, – недоуменно уставилась на нее Рэйнбоу Дэш.

– А еще сауной. Моя шерстка отчаянно молит меня о хорошем уходе, – сказала Рарити.

– Да-да, все это просто замечательно, но у нас нет времени на отдых, – настояла Твайлайт. – Мы и так уже задержались здесь гораздо дольше, чем планировали и совсем позабыли о своих обязанностях. Пинки Пай, у тебя ведь завтра намечается подбадривающая вечеринка для больных жеребят в Понивилле.

– Ой, а ведь верно, – сказала розовая кобылка.

– А Флаттершай ждут дома ее зверята, – напомнила единорожка.

– Мамочки, ты права, – ахнула пегаска.

– Эпплджек нужно вернуться на ферму, потому что вскоре начинается сезон сбора вольт-яблок, а у Рарити через три дня состоится показ мод и ей необходимо будет подготовиться. Да и у нас со Спайком, если подумать, имеются кое-какие дела.

– Дела? Что за дела? Мне казалось, что мы уже обо всем позаботились, еще когда… – попытался вставить свое слово дракончик, но тут Твайлайт незаметно наступила ему под столом на ногу.

– Ах, да, те дела, конечно, – поспешно произнес он, слегка поморщившись.

– Вот-вот. Так что, как я уже сказала: мы бы и рады провести у тебя время, Шайни, но нас ждут дома. Может, как-нибудь потом, – закончила Твайлайт.

– П-с-с, Твайлайт, а ты никого не забыла? – обратилась к ней Рэйнбоу Дэш.

– Ах, да. Конечно. Уверена, что и у тебя найдутся срочные дела, Рэйнбоу Дэш, – смущенно прибавила единорожка. – Ну, там, на облачке поспать или что-то в этом духе.

– Эй, я не лентяйка! – насупилась на нее пегаска.

– Ну ладно, в таком случае, в другой раз, – немного удивившись поведению сестры, сказал Шайнинг.

Следующая часть ужина продолжилась в прежнем беззаботном ключе. Гости ели и обсуждали разные новости, время от времени возвращаясь к новобрачным и их семейной жизни, а когда через полчаса ужин закончился, все присутствующие, отведав последний вкусный десерт в виде заварных пирожных, целый поднос которых приготовила миссис Спаркл (и большая часть которых досталась главной сладкоежке – Пинки Пай), стали собираться по домам. Но перед этим Каденс и Кризалис на прощание посетили комнату Шайнинга, где с интересом осмотрели его письменный стол со стареньким компьютером и несколько постеров на стенах, на одном из которых была изображена красивая молодая кобылка в летнем купальнике (ох, как же смущен был несчастный жеребец). Наконец, и они направились к выходу.

– До свидания, миссис Спаркл, были рады у вас погостить, – сказала Каденс, выходя за порог вместе со своим мужем и женой.

– Мы тоже, сегодняшний вечер удался на славу, – ответила миссис Спаркл, поцеловав свою невестку в щеку, и вместе с Найт Лайтом проводила их до калитки.

– Да, это верно, однако, все никак не пойму – что это произошло с Твайлайт? – заметил жеребец, когда они втроем вышли на дорогу. – Сегодня она вела себя очень странно. Ну, в смысле еще сильнее, чем обычно.

– Думаю, все дело во мне, – печальным голосом произнесла Кризалис. – Как не крути, но я подвергла вас двоих смертельной опасности (она посмотрела на Каденс), заточив в кристальных пещерах. Вот она и злится на меня.

– Ай, не бери в голову, Кризи, – отмахнулась принцесса. – Да, возможно сейчас Твайлайт тебе не доверяет, но со временем, она сможет об этом забыть и простить тебя. В конце концов, я же смогла.

– Ну да, хотя, если уж быть откровенной, то мы с тобой помирились при несколько других обстоятельствах, – хихикнула королева, игриво укусив аликорна за ухо.

– Кстати, об этом. Мне уже весь вечер хочется узнать, о чем это вы там все время перешептываетесь? – спросил у них жеребец. – И что у вас произошло, что вы так быстро стали друзьями?

– Ну что, расскажем ему, Кади? – спросила Кризалис.

– Расскажем, Кризи, – кивнула Каденс.

– Хорошо, тогда не буду ходить вокруг да около и скажу прямо – мы переспали, – прямолинейно произнесла королева.

– Что?!!! – резко замерев на месте, воскликнул жеребец.

– Переспали, дорогой, – повторила принцесса. – Мы решили, что раз уж в этой семье мы все равны, то нам не стоит стесняться наших чувств, а потому мы… эм…

– Поняли, что можем время от времени заниматься любовью не только с тобой, но и друг с другом, – закончила за нее Кризалис.

«Вот ведь тихушницы! Поверить не могу!» – мысленно ахнул он.

– Но ты не подумай, что мы тебя больше не любим, – прибавила Каденс. – Ты наш муж и мы по-прежнему хотим быть с тобой.

– Просто мы осознали, что в таком необычном браке как наш должно быть больше свободы, и что, занимаясь друг с другом любовью, мы тебе не изменяем.

– Да ну? – недоверчиво хмыкнул единорог.

– Именно, – подтвердила принцесса. – И раз уж мы во всем разобрались, то нам больше нет смысла скрываться и делать это порознь, а потому, мы бы хотели как-нибудь заняться сексом втроем.

Аликорн игриво облизала губы.

«О! Мама дорогая!» – пронеслось в голове у Шайнинга.

– Ну, что скажешь, муженек? – спросила Кризалис.

– Ты с нами согласен? – потеревшись о его плечо прибавила Каденс.

– Ну, я… эм… вообще-то… даже не знаю, что и сказать. Разумеется, я вас отчасти понимаю, но… все это как-то дико…

– Неужели? А мы думали, что ты более открыт к необычным фантазиям, – фыркнула Кризалис. – Особенно когда нашли те журналы для взрослых у тебя под кроватью.

– Упс! – произнес покрасневший жеребец.

– Так, что можешь не переживать, любимый. Ты всегда будешь для нас на первом месте. Верно, Кризи?

– Верно, Кади, – в тон ей сказала чейнджлинг. – И что бы у нас не случилось, мы не перестанем тебя любить. Ты, я и Кади, всегда будем вместе. И нашу любовь ничто не сможет сломить.

– Д-да, видимо так, – нервно усмехнулся Шайнинг Армор с одной стороны чувствуя внутри себя сильную растерянность, а с другой испытывая нешуточное возбуждение, от мысли, что две его красивые супруги недавно занимались страстным кобылкиным сексом и теперь хотят взять его третьим.

– Вот и замечательно. Похоже, что сегодня нам будет, чем заняться поздней ночью, – продолжила говорить Каденс, шаловливо поглаживая животик супруга. – Ты даже не представляешь, какой интересный фетиш есть у Кризи.

– И какой необузданной может быть Кади, – закончила королева, обнимая его сбоку.

– Но сперва, нам нужно будет запастись кое-чем важным, – сказала принцесса. – А потому, идем по магазинам!

– По магазинам? Но ведь уже ночь и все магазины давно закрыты, – сказал Шайнинг.

– Нет, не все, – подмигнула Каденс. – Магазины для взрослых работают круглосуточно.

– И нам потребуется прикупить кое-что необычное, чтобы эта ночь выдалась незабываемой, – прошептала ему на ухо Кризалис. – Парочку новых игрушек, таких как анальные шарики или вибрирующие колечки, ну и несколько соблазнительных нарядов. Скажем, что-нибудь из латекса. Ну и, конечно же, парочку кружевных трусов и чулки.

– А разве у вас ничего этого нет? – сам не зная зачем, спросил жеребец.

– Нет-нет, дорогой, это не для нас, – хихикнула аликорн.

– Это для тебя, – лизнув его в щеку, сказала королева. – А у нас с тобой, совсем другие размеры. Так что придется нам заняться примеркой.

– Н-нет, – испуганно промямлил Шайнинг.

– Да, – сладострастно прошептала Каденс. – А заодно мы испытаем наши покупки в деле. Интересно, у них разрешается проверять игрушки прямо в магазине?

Жеребец невольно сглотнул комок в горле.


Прошло три дня.

– Ну, скоро ты там, Каденс? – произнес Шайнинг Армор сидя на диване перед телевизором. Возле него удобно расположилась Кризалис, чья передняя нога лежала на шее у единорога.

– Уже иду, дорогой! Ты же знаешь, попкорн требует особого подхода, – произнесла принцесса, выходя из кухни с большой миской карамельного попкорна и несколькими стаканами сока, которые стояли у нее на подносе. Подойдя к остальным, она поставила его на кофейный столик и уселась возле Кризалис, положив одну из ног королевы себе на колени, тем самым заставив чейнджлинга игриво улыбнуться.

– Ну вот, все готово, – сказала принцесса. – И какое кино мы будем сегодня смотреть?

– Может, комедию. Я уже давно не смотрел «По прозвищу уборщик», ну тот фильм про полноватого жеребца-зебру, который думал, что он секретный агент. Прекрасный фильм для такого вечера, – сказал Шайнинг.

– Да ну, давайте лучше ужастик, что-нибудь классическое и пробирающее до костей, – сказала королева, беря телекинезом горстку попкорна и по одной опуская себе в рот.

– А может что-нибудь романтическое? – предложила Каденс. – Что-то, что поможет нам настроиться на очередную жаркую ночь.

– О, нет. Если ты заставишь меня это смотреть, вам придется сегодня развлекаться вдвоем, – замотала головой королева. – Потому что под такие фильмы я обычно крепко засыпаю.

– Ах ты, бяка! – игриво пихнув ее в бок, сказала Каденс.

– Да и зачем нам настраиваться? Мы и без всяких фильмов недурно проводим каждую ночь, – поддержал королеву Шайнинг.

– Согласна, в вашей компании любая ночь становится жаркой, – вставила чейнджлинг. – Ах, как же мне с вами хорошо, ребята.

Она легла на коленки Каденс и та нежно погладила ее по гриве, заставив королеву тихо замурлыкать.

– Хорошая девочка, – сказала ей аликорн, поправляя ошейник на шее Кризалис, который остался у нее от их утренних забав.

– О, да, последние дни были просто великолепными, – сказал жеребец. – Мне даже не верится, что всего неделю назад вы, девочки, готовы были друг с другом передраться за то, чтобы заняться со мной сексом.

– Ага, такое чувство, будто это было много лет назад, – кивнула Каденс, – и в совершенно другой вселенной.

– Но главное, что теперь это осталось в прошлом, и мы больше никогда не будем ссориться, – сказала Кризалис, садясь ровно и поочередно целуя каждого из своих супругов в губы.

– И с каждым днем наша любовь будет становиться все крепче и сильнее, – закончила она.

– И у нас будет куча времени, чтобы воплотить ее в жизнь, – прибавила Каденс. – Сегодня, чур, я буду в наших отношениях лидером.

– Договорились, любимая, но сперва давайте немного отдохнем и насладимся фильмом. Ну, так что вы решили? Какое кино будем смотреть? – задал вопрос жеребец, пересаживаясь в центр и прижимая к себе обеих кобыл.

Пока они сидели перед телевизором и вели себя как обычная счастливая семья, во дворе у беседки слабо зашевелилась небольшая зыбкая тень. Медленными шагами она приблизилась к дому и заглянула в широкое окно, за которым были четко видны все трое супругов.

– Хех, – тихо усмехнулась неизвестная и ее губы растянулись в широкой улыбке.