Фотография

Они дружили с детства, но одно событие изменило всё...

Флаттершай Пинки Пай Другие пони

Тьма

Тьма сгущалась.

Твайлайт Спаркл ОС - пони

Тяга к знаниям

Когда у Свити Белль неожиданно открывается необычный магический дар, принцесса Селестия забирает ее в Кантерлот для обучения. И с тех пор, в Понивилле очень долгое время ничего не было слышно о маленькой единорожке. Известно только, что в какой-то момент Свити бросила учебу и занялась музыкой. Сегодня, по прошествии двенадцати лет, популярная эстрадная певица Свити Белль возвращается в родной город, чтобы дать концерт. Но только ли за этим она приехала?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк

Самое удачное покушение на принцессу Селестию

В один прекрасный солнечный день принцессу Селестию убили три очень знакомых нам жеребенка...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Селестия Другие пони

Кратекс: кровные узы

Пока Артур нежился в расчудесной стране, где там, далеко, некто влиятельный начал совать свой нос куда не следует. Нужный человек в нужном месте способен изменить мир. А тот кто заберётся туда, куда его не звали… что произойдёт тогда?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Биг Макинтош Другие пони Человеки Стража Дворца

МеткоНЕискатели (Undead Robot Bug Crusaders)

У Скуталу есть секрет. Тот, что она скрывала всю жизнь, и решила раскрыть только после свадьбы в Кантерлоте. У Эплблум есть секрет. Тот, что она скрывает уже шесть месяцев, и который до сих пор внушает ей страх. У Свити Белль есть секрет. Тот, что она скрывала... ну, она сама не знает, как долго, но очень хочет это выяснить. Так что же произойдет, когда трое не-пони узнают, что их друзья тоже не совсем пони? Наверняка известно лишь одно: они придумают новое название для своего клуба.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Бабс Сид Чейнджлинги

И крыльями своими я укрою тебя

Герой выхаживает лежащую в коме пегасочку.

ОС - пони

Хронономнум

В недалеком будущем, в меняющемся мире Эквестрии, безымянный почтальон должен доставить таинственное письмо неизвестному адресату, что проведет его по самому краю жизни, сквозь последние дни и к ответу на самый главный вопрос в истории.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Доктор Хувз

Цена Верности

В конце концов, цена, которую мы платим, намного больше того, что мы получаем взамен - и никто не понимает этого лучше, чем одна верная пегаска.

Рэйнбоу Дэш Эплджек Скуталу

Сладкая попка: Пробуждение

Лира спит, ей снится сон о блинчиках, но внезапно он становится слаще, когда Бон-Бон начинает ласкать её во сне. Сможет ли Лира устоять перед искушением?

Лира Бон-Бон

Автор рисунка: MurDareik

Улыбка Актрисы

Копыта тихо стучат по земле. На дороге практически пусто. Зато сейчас тепло, поют птицы, а солнце не особенно слепит глаза, так как облаков на небе достаточно. Я тащу свою небольшую повозку, мысленно прощаясь с последним посещённым городом. Умолчу, где был, но скажу честно — там мне не удастся выжить. Многовато жеребцов, а они не особенно заинтересованы в моих услугах…

Спокойствие, я всего лишь парикмахер. Странствующий. Да, звучит странно. Ладно, кого волнует моя история? Верно? Я в ней не главный герой. Хотя… А существует слово «со-герой»?

Так или иначе, я просто топал себе по дороге. Рано или поздно, наверняка куда-то выйду. С одной стороны — хорошо, что никого рядом нет: можно хорошенько подумать. А с другой — скучно: болтать с кем-то куда интереснее, чем заниматься самокопанием.

Ну что ж… Придётся наслаждаться своим обществом. Однако, как всегда и бывает — стоит лишь об этом подумать, как судьба резко крутит сюжет… Не так ли?

Впереди я заметил ярко разукрашенный фургон, который стоял себе посреди дороги, причём хозяина не увидел. Сразу. А вот когда подошёл ближе, из-за него вышла единорожка голубой масти в шляпе и плаще. Причём на её мордочке было написано, что у неё не просто что-то не так, а что её это чудовищно бесит. Встав рядом, я отцепил повозку и подошёл к кобылке. В самом деле, может ей нужна помощь?

Начал я с, в общем-то, невинного вопроса…

— Здравствуйте. Проблемы на дороге?

…и получил в ответ целый поток куда менее приятных словосочетаний:

— Нет, просто Великая и Могучая решила остановиться посреди дороги в дикой глуши, снять колесо и немного отдохнуть! — количество сарказма в её словах просто закаливало, а я всего-то хотел немного помочь. Что же… Просто нужно поставить меня на её место. Может, она куда-нибудь торопится?

Я постарался мягко улыбнуться и продолжил:

— Да уж, неприятная ситуация. Пожалуй, я бы взглянул на ваше колесо, а если починить его не удастся — у меня есть запасное. Что скажете?

Единорожка внимательно меня изучала, поджав губы. Странно… Я лезу не в своё дело?

— Ладно. Трикси была бы благодарна. Колесо — вот.

Из-за повозки пролевитировало изящное колесо с красивой резьбой, но с кучей проломленных спиц. Я его даже толком не осматривал – выглядело так, словно копытом в центр ударили. При всём желании, такое починить — просто не хватит материалов. Положив его обратно к фургону, я побрёл к своей тележке.

— Эй! Так что, когда Трикси снова станет на все четыре колеса? — крикнула мне в спину хозяйка. Я крикнул в ответ: — Несколько минут. Отдам своё запасное. Правда, оно не такое красивое, как на вашей карете, но под копытом нет ничего, чем можно было бы починить ваше.

Колесо я выудил очень быстро — оно было просто привязано к крыше. Развязав верёвки, принёс его к карете кобылки и аккуратно вставил на пустое место. Отлично легло. Радует то, что большая часть карет и тележек имеет один и тот же размер колеса. На дороге всегда можно помочь тому, кому не повезло.

Я справился и теперь ожидал какой-то благодарности от хозяйки. Ничего такого, хватило бы просто поболтать. Дорога-то одна. Просто не хочу навязываться. Она начала, аккуратно выбирая слова:

— В общем… Спасибо. Великая и Могучая Трикси очень благодарна. И… Может ли она узнать ваше имя? — она протянула копыто в ожидании копытопожатия.

Фух. Всё. Заборы рухнули. Было несложно, хех. Ну…

— Комб. Приятно познакомится, как я понимаю… Трикси?

Я галантно поцеловал протянутое копыто. Не то чтобы специально — скорее привычка и воспитание. Ну, и клиенток так проще к себе расположить… Моей новой знакомой такое приветствие пришлось по нраву. На губах мелькнуло слабое подобие улыбки:

— Не ошибаешься, Комб… Но! Великая и Могучая Трикси. Можно с тобой на ты?

— Конечно!

Я негромко выдохнул и принялся изучать её более внимательно. Стройная, необычный цвет, а вот метку разглядеть не удаётся из-за плащика. Сама же она смотрит на меня слегка насмешливо красивыми тёмно-фиолетовыми глазами. Очень ухожена, это видно. Шёрстка чуть ли не блестит, да и карета под стать. Наверняка, личность она довольно известная. А я что? Деревенщина, такое не понять…

Я решил разузнать несколько интересующих меня вещей.

— Что же… Трикси. Могу я узнать, куда ты направляешься?

— Великая и Могучая! И она отправляется в Мэйнхэттэн.

Отлично. Город большой, вот там я и попробую пожить. И попутчица теперь есть…

— Так нам по пути! Пойдём вместе?

Пауза. Она меня изучает. Но всё же соглашается:

— Можно. Трикси скучно, так что можно будет поговорить по пути.

— Замечательно, — дружелюбно рассмеялся я. — Я тоже не против поговорить. Думаю, мы можем идти рядом, дорога-то большая. Я сейчас запрягусь в тележку и нагоню вас.

Ну вот, я получил, что хотел. Хотя, честно говоря, заносчивая единорожка. Но внешность у неё приятная глазу, этого не отнять. Особенно грива, ммм… Упс, понесло меня. Ладненько, тронулись…

Единорожка стояла, ожидая меня. Увидев, что я подошёл, кивнула и мы потопали дальше. Немного помолчали, а потом разговор пошёл как-то сам по себе.

— Кем работаешь?

— Парикмахер. Люблю работать с гривами. А иногда — с их владелицами.

Я решил чуть-чуть пошутить. Шутка вышла плоской, но собеседнице понравилось:

— То-то Трикси видит, что галантности тебе не занимать. Думаю, ты сердеед.

— Ого! А быстро у нас разговор перешёл в подобное русло, — я тоже рассмеялся. — Но нет, я как-то мимо дел сердечных. Бывает, что ты влюбишься, а она сердце тебе разобьёт…

— Оу. Извини…

— Да ничего, — я снова улыбнулся. — Это было давно, а я вынес много ценного, хотя и грустного опыта.

Трикси замолчала. Но, идти молча всё же скучно:

— То есть, ты сейчас свободен?

— Давно уже, — я дёрнул ухом. Странную ветку разговора она выбрала, хм… — Я влюблялся всего дважды. Но моя первая любовь меня отшила и выбрала другого, а вторая — бросила. Поэтому я стараюсь ни к кому не привязываться.

— Хорошая позиция, — хмыкнула единорожка. — Но глуповатая. Думаешь быть один всё время?

— Ну… Нет, но у меня свои мысли по этому поводу. И вообще, Трикси, мне кажется, что ты слишком глубоко копаешь. И я не буду называть тебя Великой и Могучей, не обижайся. Если это часть твоего образа — ты сейчас не играешь, а просто общаешься. Без обид.

Она скривилась и пристально на меня посмотрела. Ой. Нужно было промолчать. Но, буду честен, она меня немного задела. Ну да, проблемы у меня с кобылками…

Я вообще странная личность. И метка необычная, верно? Ещё с детства мне отчего-то очень нравилось работать с волосами. Ну вот нравилось и всё тут! И в школу родителей часто вызывали, так как я постоянно дёргал за гривы кобылок. Эх. О чём это я?.. Ну, метку я получил, самостоятельно подстригая себя. Причём, вышло относительно неплохо. Нет, скандал-то мне закатили, но вышло всё равно забавно.

Ну а с кобылками… Недостатка внимания у меня не было, но ещё со школы влюбился в одну… пегаску. Увивался за ней года два. А она предпочла меня другому. Потом была депрессия. Я ничего не хотел делать Лежал дома на диване и плевал в потолок. Вообще, глупостями занимался. Хотя, это я уже потом понял.

А затем из депрессии меня вытащила подруга детства. Надоедала мне, таскала повсюду. Потом… сами понимаете. Я в неё тоже влюбился. Она ответила взаимностью. Так прошло полтора года.

Не знаю почему, но чувства ушли. Стал достаточно успешным парикмахером, как ни странно; купил телегу, баловал её. А ей стало… Даже не знаю. Она любила меня, пока я был жалок. И теперь нашла себе другого жеребца, которого можно пожалеть.

Что я?.. Психанул. Собрал вещи, оставил ей дом и свалил куда подальше. Но парикмахер — не слишком удобная профессия для странствования. Пусть я галантен, неплохо воспитан и великолепно работаю с гривами — в больших городах я не прижился. Последним местом был Сталлионград, где я вообще оказался почти бесполезен. Слишком много жеребцов. Хотя, это не единственная причина…

Моя новая знакомая неожиданно мягко вздохнула и легонько улыбнулась:

— Ладно, ты угадал, прекращаю. Великая и Могучая временно уходит, теперь будет обычная Трикси. Не обижайся, Комб, но я привыкла играть на пони. Великая и Могучая — яркая личность, и частенько заигрывается. Извини, если полезла куда не стоит…

Вот теперь я спокоен.

— Всё в порядке. Лучше так, чем молчать. Так ты кто-то вроде актрисы?

Попробуем перевести разговор в иное русло.

— Да. Но не совсем. Я шоу-пони. У меня много талантов… — у неё разгорелся странный огонёк в глазах. Ненадолго, но я успел заметить. Хм. Таланты…

— И актёрство — лишь один из них. Ещё я пиротехник, акробатка, пишу стихи, и очень способный маг… — она немного расхвасталась, но честно говоря, её было приятно и интересно слушать. Приятный голос. Вообще, довольно странно: пару минут назад она метала гром и молнии, а сейчас дарит мне улыбку за улыбкой. Мдя. Это мой особый талант, дракон раздери!.. Помимо грив.

— Да-а-а. Ты действительно многогранна, — улыбнулся я. — Где же ты научилась всему этому?

Вот тут она слегка… потускнела. Похоже, теперь я полез куда-то не туда…

— Понимаешь, Комб… Жизнь вынудила. Я не особо люблю об этом говорить, и…

— Тогда и не будем. Извини.

— Ничего, — я не переставал удивляться тому, сколько улыбок она уже мне подарила. Не количеству. Разнообразию. Эта была грустно-извиняющейся-понимающей… Пфф. Это невозможно описать, просто надо видеть. Хм, такую способность можно приравнять к оружию. Убить не выйдет, но точно можно обезвредить кого-то, хех.

Ну вот. Проклятье. У меня такое странное чувство… Нет, я видел много хорошеньких кобылок. Видел не меньше красивых. А эта… Странно, очень странно. Ощущаю себя… как-то… Проклятье. Не хочу думать. Лучше продолжим болтать. Она как раз спрашивает:

— Комб, откуда ты родом?

Хм.

— Есть небольшой город Саддлтаун. Там живут мастера нитки и иглы, и большая часть аксессуаров расходится по Эквестрии только так. Например, твой плащ или шляпа вполне могут быть оттуда.

Почему-то ощутил, что снова сболтнул что-то не то. Это стало ясно по взгляду Трикси, который она неожиданно утопила в земле:

— Может быть… Они у меня очень давно, практически с детства. Я с ними никогда не расставалась. Отец подарил…

Продолжить или нет? Ей явно неприятна эта тема, но… Она же начала говорить об отце?

— Они тебе дороги?

— Да. Я росла только с папой и это практически мой первый подарок. Мы жили в цирке и были бедны. Я берегу эти вещи, как зеницу ока.

— И снова, прости…

— Да не за что, — тихонько рассмеялась она. — У нас у всех были проблемы. Всё нормально.

Цок-цок-цок. Копыта выбивают простенький мотив, пока мы идём по дороге И снова молчим.

— Трикси. Расскажи о своих выступлениях.

Я решил немного разбавить всё это. Пусть выговорится, так будет лучше.

— Ну, я уже довольно давно выступаю в самых разных городах. Тебя что именно интересует? — поинтересовалась она.

— Всё что угодно. Просто рассказывай, с самого начала.

— Ладно. Впервые всё началось ещё в моём доме, то есть — цирке. Единороги в том месте — редкость, поэтому я была козырной картой. Помню, в первый раз было очень страшно. Свет прожекторов. Голос конферансье. Сотни зрителей. смотрящих на меня. И я, маленькая, дрожащая, в плаще и шляпе, с простенькими фокусами. К тому же самоучка. Но зрителям понравилось. Немного дыма, взрывов, материализации. Мне понравилось. И пошло-поехало. Со временем я начала разъезжать сама. И тогда…

Остаток дороги она рассказывала о успехах и неудачах. Я вежливо слушал и принимал к сведению. Судя по всему, до поры до времени была просто Трикси. Великая и Могучая появилась далеко не сразу. А вот почему… Хм.

Вот так, за её рассказами мы и добрались до Мэйнхэттэна. Уже начало вечереть.

— Ну вот мы и на месте, Трикси. Приятно было познакомится, — я начал прощаться. Я получил, что хотел. Дорога была интересной. А теперь — надо заканчивать всё это… Но, похоже, что она не согласна:

— Вот так быстро? Комб, может ещё поболтаем?

Я виновато улыбнулся:

— Я и не против, Трикси, но мне нужно найти место для ночлега. А это может занять много времени.

— Отчего же? — загадочно улыбнулась голубая актриса. — Это же Мейнхеттен. Тут всего три больших отеля. Разбитое Корыто, Горящее Крыло и Шварцвальд.

— Замечательно! А где ближайший? — спросил я. Ну, можно будет вписаться, и ещё немного поболтать. Почему бы и нет, в конце концов?

— Понимаешь, Комб, — ухмыльнулась Трикси. Теперь улыбка была загадочной… — Это всё-таки Мэйнхэттэн. Если у тебя нет громкого имени или кучи золотых монет — придётся ночевать на улице.

Увидев мою кислую мину, она рассмеялась:

— Да ладно тебе, не унывай. Я помогу.

Я тоже ей улыбнулся. Неужели замолвит за меня словечко? Эта пони нравится мне всё больше и больше!..

— Можешь переночевать у меня. Места хватит. Но придётся спать на полу. И посуду мыть будешь тоже ты — я этого сильно не люблю, — закончила мысль единорожка.

— Погоди, это как-то слишком уж быстро! Жеребец ночует у кобылки в первый день знакомства…

Я просто высказал мысли вслух. Ну, серьёзно!.. Это как-то неверно. Нет, я не против, но всё-таки…

— А что? Тебе не всё равно? Комб, это Мэйнхэттэн. Он огромен. Пусть тебя, заходящего в мой дом, увидит десяток пони. Далеко не факт, что ты их когда-нибудь встретишь. Или они тебя узнают.

Хммм. Что-то она… излишне заинтересована в моём посещении. Слишком долгое одиночество? Ладно, чего уж там. На самом-то деле, не всё ли мне равно? Бывало хуже… Ладно, неважно.

— Уговорила. Где будешь раскладываться?

Внутри её фургончик оказался гораздо больше, чем выглядел снаружи. И устроен был намного интереснее. В принципе, места достаточно и для кухни, и для дивана… Да ещё и шкаф! Наверное, с одеждой, так как Трикси закинула туда шляпу. А плащ бросила на диван… Ну и ладно.

— Устраивайся поудобнее.

Странное предложение. На диване же занято? Ладно. Я уселся около стола, пока хозяйка возилась около шкафчиков и холодильника, что-то переставляя и гремя посудой.

Передо мной хлопнулась тарелка с морковью и пюре. Мило…

— Спасибо, — я сдержанно поблагодарил Трикси. Честно говоря, с детства терпеть не могу картофель, но иначе останусь голодным. Да ещё и обижу хозяйку, что куда неприятнее.

— Не за что. Всё равно я их не готовила, а только подогрела, — Трикси в очередной раз одарила меня улыбкой. — Приятного аппетита!

— Приятного.

Ну да. Я тоже частенько нагреваю всё рогом — быстрее выходит.

Я принялся есть, иногда приглядываясь к единорожке. Вот теперь, когда она сняла шляпу, я смогу оценить её гриву по достоинству. Может прозвучать глупо, но, пожалуй, это произведение искусства. Странно такое слышать, уверен, но ведь скульптор может оценить красоту статуи? Я тоже скульптор, в некотором роде, а эти прекрасные локоны — в своём роде шедевр.

Буду честен, я засмотрелся на неё. Помимо гривы, в ней всё прекрасно. Цвета, глаза, манера речи… Сложно поверить, но я снова влюбляюсь. Тяжело придушить чувства. Всё происходит слишком быстро.

Думаю, хозяйка приметила взгляд, и в который раз мне улыбнулась. Эх…

— Комб, ты излишне на меня засмотрелся. Я-то не растаю от этого, но всё же…

Я улыбнулся в ответ:

— Ты, по большей части, самое прекрасное, что можно здесь увидеть. Не подумай, что мне остальное не нравится, просто…

Она рассмеялась:

— Сдаётся мне, что ты ушёл из предыдущего города не по денежным причинам… Соблазнил чью-то кобылку и сбежал от гнева разъярённого жеребца?

В точку. Ну, не совсем. Хотя меня удивило, как она попала. Да, у меня была… причина…

— Знаешь, Трикси… Ты почти права.

— Почти? — она вопросительно приподняла правую бровь, не прекращая улыбаться. — А если точнее?

Я ухмыльнулся. Хм. Многовато сегодня улыбок…

— Ну, давай поболтаем начистоту. Но эта история не покинет стен твоего фургона, хорошо?

— Конечно. Я умею хранить секреты.

Ну что ж…

— Я очень странный пони. Я люблю волосы, гривы, хвосты. Очень сильно. Слишком. Со временем это стало… проблемой. К счастью, я был парикмахером, и у меня никогда не было с этим трудностй. Если бы клиентки знали, что мне совсем не обязательно трогать их гривы копытом, или что я рассматриваю их поближе, лишь бы вдохнуть немного этого аромата… Единорог же может работать на расстоянии. А Сталлионград, где я работал, был просто идеальным местом. Да, там меньше кобылок, чем в других городах, но зато вообще нет конкуренции. Я отлично зарабатывал и всё было прекрасно… Однако, я прокололся на мелочи. Недовольный жеребец одной приятной пегаски, которая постоянно меня навещала, обнаружил, что я отрезаю у каждой клиентки прядь. И развешиваю всё это у себя в подсобке… Разгорелся скандал, меня назвали безумцем и извращенцем. И я был вынужден уйти, оставив всю эту память позади. Теперь — Мэйнхэттэн. И я прекрасно пойму тебя, если ты сейчас выгонишь меня на улицу…

— За что? — в её голосе точно читалось удивление.

— Ну… Я не слишком приятный сосед. А вдруг я из твоей гривы сделаю парик, пока ты будешь спать?

— Ну… Мне было бы приятно такое внимание, — засмеялась Трикси, чем немало меня удивила. — Как понимаю, далеко не каждой выпадает такая честь — тебе же обычно и прядки хватает…

Я тоже не выдержал и поддержал её, негромко хихикая. Отсмеявшись, она спросила:

— Ладно, откровение за откровение. Хочешь узнать мою историю?

— Хочу.

Она кивнула, и телекинезом достала бутылку красного вина из-под стола. Неплохое завершение дня и ужина! Мы чокнулись, немного отпили, и Трикси начала свой рассказ…

— Трудно поверить, но я родилась в цирке. Не совсем, но почти. Мой отец был канатоходцем, а мать — актрисой. Она его и увидела-то во время выступления. Для неё он был не более, чем трофеем, а вот сам папа её обожал… Тем хуже оказалось для него. Они расстались на полгода, а когда он вернулся в мой родной город — она вручила «жалкому акробату» его дочь, сказав, что он разрушил ей карьеру, так как из-за беременности она не могла играть.

По правде, в цирке все были одной большой семьёй. Меня любили, и за мной приглядывали все. К тому же я была единорогом, на меня делали ставку. Надеялись, что когда подрасту — принесу им большую популярность. Ну, я ведь рассказывала про моё первое выступление?..

Однако, я чувствовала себя белой вороной. Даже когда мы пересекались с другими труппами, все на меня косились. Как я потом узнала, удел единорога — с помощью магии добиваться успеха, а не довольствоваться хлопушками на арене цирка.

И папа подарил мне шляпу. Ну и плащ, до кучи. Они у меня с самого детства. Мы были небогаты, и всё подарили на вырост. Хотя мне и приходилось их перешивать. Вначале я их носила, чтобы скрыть метку и рог. Потом начала носить как память…

В один день отец сорвался с каната… И всё. Тогда я поняла, что пора уходить. Я любила и других членов труппы, но всё же они не были моей настоящей семьёй… От них же я узнала, какая стерва была мать. И начала сольную карьеру. Поначалу я играла так же, как в цирке. Улыбалась, старалась понравиться пони… Но оказалось — подобное не интересует никого. Раз за разом я натыкалась на насмешки, безразличие, непонимание. Я начала закрываться ото всех. И копировать мать на сцене. Довелось её видеть — я её специально навещала, но не сказала, кто я. И что смешно… Такой образ притягивал зрителей. Я была высокомерной гадиной, которая плевала им в лицо — а они требовали еще. Я этого совершенно не понимала, но продолжала играть. Раз за разом. Выступление за выступлением. Всё время под маской…

Мы помолчали. Я понимаю её… в некотором роде.

Открыл рот сказать кое-что, но не смог, так как по её щеке катилась слеза. Пришлось сменить тему:

— Трикси… Это не обязательно делать.

— Не выйдет. Иначе я просто утону в пучинах неизвестности. Шоу-бизнес — моя жизнь. Но там хотят видеть Великую и Могучую. Не просто Трикси…

— Иногда можно снять маску.

— Перед кем? Моим зрителям это неинтересно, Комб. А больше у меня никого нет…

— Могу предложить помощь.

Она удивлённо на меня посмотрела. Потом улыбнулась. Опять…

— Комб… Я понимаю тебя, но не ты ли говорил о том, что тебе не раз разбивали сердце?

Я вздохнул:

— Пожалуй… Но это же не повод переставать влюбляться?

Она уткнулась взглядом в стол:

— Я… Мне трудно, Комб. Я всё же не такая хорошая. Рано или поздно я сорвусь. На тебя. Может, не стоит?

Я взял её за копыто, лежащее на столе:

— И я это выдержу. Может, попробуем?

Она улыбнулась. Немного помолчала.

— Может…

И знаете что?.. На этом я остановлюсь. Потом был поцелуй. А за поцелуем — нечто большее. Всё произошло слишком быстро. Боюсь, что и кончится так же. Но всё равно надеюсь, что неправ.

Здесь эта глупая история заканчивается. Но, думаю, этого будет достаточно.