Среди звёзд

Твайлайт получила чудесный подарок, о котором уже давно мечтала. Первой же ночью она поспешила им воспользоваться.

Твайлайт Спаркл Спайк

Руины Эквестрии

Юная исследовательница решила узнать тайны принцессы дружбы. Но то, что она увидела, сильно перевернуло её взгляды. Поверят ли ей?

Твайлайт Спаркл Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Биг Макинтош ОС - пони Дискорд

Мир вашему дому

Зебрика — дикая и неизведанная страна с собственными порядками и обычаями. Сможет ли миссионер, решивший просветить дикий народ, донести до полосатых свою истину?

ОС - пони

Дракон Спайк

Грустная повесть о взрослом Спайке.

Спайк

Моя учитель Твайлайт

История жизни Твайлайт после её превращение в Аликорна

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Трикси, Великая и Могучая

Среди Ночи и тех, кто в ней

Расстояние между великим и смешным часто не превышает одного шага. Любовь и ненависть могут обратиться в страшное оружие много сильнее любого магического проклятия. Спектакль, который ты смотришь на сцене, может оказаться частью другого сюжета, в котором ты лишь марионетка. Твайлайт, прикоснувшаяся к древней и мрачной тайне истории, могла бы многое рассказать об этом в задуманной ей книге. Получится ли у неё?..

Твайлайт Спаркл Скуталу Свити Белл Принцесса Селестия Трикси, Великая и Могучая ОС - пони Старлайт Глиммер

Fallout: Equestria - Rapture

Подводное Гидроубежище Восторг было основано на базе идеи равенства, свободы и политического невмешательства Смотрителя в экономику. Место также населили Стальные Рейнджеры и стали местными стражами порядка и рабочими одновременно. Броня сделала их невосприимчивыми к давлению на морском дне, а воздушные талисманы в масках дали им возможность находитсья там без всяких ограничений. Все идет как надо... До поры.

Другие пони ОС - пони

Fallout: Equestria - История катастрофы

Эквестрийская Пустошь после событий оригинального FoE. Пони-историк пытается понять, что именно привело к катастрофе двухсотлетней давности, и для этого по крупицам собирает историю своего народа.

ОС - пони

Королевство перевёртышей

Это история раскрывает тайны мира перевёртышей и его правительниц

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Бон-Бон ОС - пони

Гармоничный день

Обычный день обычно существующего в вездесущей гармонии существа...

Дискорд

Автор рисунка: MurDareik
08. Талли (Память) 10. Осколки

09. Аффар (Допрос)

Эмбера Харта практик Аффар втолкнул в камеру отнюдь не вежливо и аккуратно, и зажимы защелкивал, ничуть не заботясь об их лязге. Приятно, когда шум никого не смущает. Очень приятно.

Фил вошел следом, прикрыв дверь, знакомо щелкнувшую засовом. Проходя мимо Эмбера, он одним привычным движением, даже не глядя, отцепил "удавку", и дракон тут же оглушительно закашлялся. Колодки с крыльев хрипящего и отдувающегося пленника стащил уже сам Кемис, причем куда менее изящно. Будь его воля, он бы их так и оставил...

— Позовите Аркана, — попросил дракон хриплым шепотом, пока Кемис освобождал его крылья — чтоб уже черезп полминуты воткнуть их в зажимы на кресле. — Позовите его. Мы с ним отлично знакомы...

Фил с улыбкой сматывал "удавку". Оглядев ровные петли тонкой лески, способной, если приложить некоторое усилие, не только придушить, но и вскрыть горло, он произнес:

— Практик Аффар, запишите, что арестованный еще до начала допроса выдвигает нелепые требования и потенциально психически болен.

Кемис, извлекши из кармана комбинезона блокнот с карандашом, старательно вывел требуемую формулировку. Театр, чистой воды театр. Но на зрителей, для которых предназначен, действует как надо.

— Какие еще... — Эмбер снова закашлялся, — какие требования? Приведите Аркана! Или Форфейта! И знаком с ними, я...

Фил обернулся и стер с лица улыбку. Резко придвинувшись к креслу, он приблизил исказившееся лицо к лицу Эмбера и заорал:

— Не смей порочить имена честных работников Департамента, чешуйчатая мразь!

Эмбер вжался в кресло. Кемис, скрывая ухмылку, записал, что попытка психологического давления на арестованного возымела средний успех.

Фил вернул улыбку и кивнул:

— Благодарю. Простите мне эту вспышку гнева, Эмбер, я не люблю, когда моих коллег пытаются очернить. Так что же, — улыбка стала шире, — мы можем начать взаимовыгодный обмен информацией?

Дракон с отвисшей челюстью икнул и не ответил.

— Полагаю, это можно счесть положительным ответом! — Фил просиял. Не отрывая взгляда от Эмбера, он пошарился в карманах и вытащил собственный блокнот. — Итак, начнем. Эмбер Харт, где вы оставили маяк для портала и для кого?

— Какой... я... какой маяк? — выдавил Эмбер. Взгляд его метался туда-сюда, то и дело задерживаясь на "удавке", все еще намотанной на копыто Фила.

Кемис тихо вздохнул. Похоже, Эмбер еще надеялся, будто его задержали по ошибке. Жаль, жаль... Да нет, ни капли не жаль.

— Маяк, который вы оставили в неизвестном нам месте, дабы некто, совершивший побег из Анмара, — тут Фил сверкнул совсем уж мерзкой улыбочкой, — смог этот побег совершить. Ведь с территории анклава запрещена открытая аппарация.

— Ап... что?

— Телепортация или перемещение, если угодно, — Фил наклонился к Эмберу и тихо сказал: — И даже если тебе неизвестно, что такое "маяк", то твоему приятелю точно было известно. Кемис?

— Да-да, — Кемис оторвал взгляд от блокнота, в котором рассеянно выводил каракули. — Некто Спарк Уайт, господин Эмбер. Нам удалось убедить его сообщить нам о вашем прискорбном решении и о своей помощи...

— Боги, пожалуйста, нет, — снова услышал Кемис шепот Уайта.

Отогнав лишние мысли, он продолжил, скопировав ухмылку Фила:

— Вероятно, он не готов был к силе нашего убеждения. Но, так или иначе...

— Каждый расскажет все, и слава Искре, если расскажет раньше, — закончил дознаватель негласный девиз Департамента. — Эмбер... — тут он наклонился к нему совсем близко и почти прошептал: — Вы готовы рассказать нам все раньше? Пусть вы не выглядите верующим в Искру, но у вас будет возможность обратиться в веру. Друзья Искры принимают и драконов, и грифонов. Поверьте, искренняя вера очень помогла бы вам сейчас.

— Искренняя?

Эмбер вдруг хихикнул. Совершенно неожиданно. и продолжил:

— Я искренне верю, дознаватель. И потом не могу ничего вам рассказать. Мне нечего рассказывать. Я невиновен, и если Искра существует, она сочтет так же. А вы верите в Искру, дознаватель?

— Кемис, — произнес Фил, не отрывая внимательного взгляда от Эмбера, ставшего вдруг удивительно спокойным и даже расслабленным, — запиши, что арестованный отказался идти на контакт. А я, — обратился он уже к Эмберу, — утратил веру многие годы назад. Ведь если бы Искра существовала...

Движение было почти незаметным. Всего мгновение, которое Кемис даже не уловил, и вот "удавка", ранее обмотанная вокруг Филова копыта, уже вновь обтягивает шею дракона. Да так, что тот даже хрипеть не мог, только глаза его выкатились.

— ...допустила бы она то, что я делаю? — ласково завершил вопрос Фил. Не отпуская "удавки", другим копытом он выдвинул ящик со слабо звякнувшими инструментами. — Вы тоже утратите свою веру, Эмбер, через полчаса здесь. Но сможете найти новую, если выйдете отсюда живым.

Опять приблизив лицо к уху Эмбера, Фил прошипел:

— Для этого ты, гнида, должен рассказать все.

Петля на шее дракона ослабла, и он надрывно закашлялся. Под эти звуки Фил вытащил из ящика небольшой, но крайне неприятного вида крючок, поднес его к носу Эмбера и сообщил, не меняя тона:

— Конечно, это может выглядеть безопасно. Оно, если подумать, безопасное. Ты же переживешь, если я выдеру тебе всю чешую, да? Переживешь, несомненно. Даже если я буду выдирать ее очень, очень медленно, — дознаватель откровенно облизнулся. — Чешуйку за чешуйкой. Одну за одной. По одной каждые несколько минут, например...

Дракон умолк. Даже кашель, казалось, его больше не беспокоил.

— Ты не будешь знать, сколько минут точно, — продолжал с какой-то нежностью говорить Фил, разглядывая крючок. — Ты не сможешь подготовиться. Не сможешь запомнить промежуток. И, будь уверен, сорвешься уже на десятой. И расскажешь все, что сейчас пытаешься утаить. Или уже не пытаешься?

По лицу Эмбера расползлась безрадостная, страшная улыбка. Он прошептал:

— Мне нечего рассказывать вам, дознаватель. Я ничего не...

Кемис отлично знал, что будет дальше. Когда спустя мгновения дракон слабо взвыл, практик со скучающим видом уставился в блокнот. Последняя фраза о переходе к тяжелой фазе допроса была выведена несколько неровно.

Имеет же он право иногда нервничать, правда?

— Как я уже говорил, — услышал Кемис голос Фила, — я не сообщу тебе интервал. Возможно, я даже не буду знать его сам. Возможно... — подняв взгляд, Кемис увидел, что дознаватель скалится во все зубы, — возможно, я доверю решать это моему практику. Кемис, не мог бы ты взяться за это дело?

— Несомненно, дознаватель, — кивнул Кемис. Кивнул очень ровно и аккуратно.

Все они это заслужили, и практик Аффар воздаст им сполна...

— Я ничего не знаю, — выдохнул Эмбер. На лице его все еще сохранялась гримаса боли, которую он тщательно сдерживал. — Вы можете делать что угодно, но я не знаю ничего. Совсем.

Кемис принял от Фила крючок и прикрыл глаза.

Каждый из них в чем-то да виновен...

Еще через мгновение раздался новый вопль боли, резко оборвавшийся. Эмбер сжал зубы и уставился на практика взглядом, полным страха и ненависти.

Отбросив в сторону выдранную чешуйку, Кемис сообщил:

— Арестованный не намерен идти на контакт, дознаватель.

— Не намерен, — кивнул Фил. — Но надолго ли это? На десять минут? На час?

— На день? — задумчиво подхватил практик Аффар. крючок скользнул под еще одну чешуйку, и Эмбер, не сдержавшись, слабо заскулил сквозь зубы.

— Слава Искре, если он расскажет раньше, — повторил Фил. Обратив взгляд смеющихся бледно-лиловых глаз к дракону, он напомнил: — Вам стоит лишь сказать мне все о маяке, и вы отправитесь далеко-далеко отсюда. И, скорее всего. никогда не вернетесь в эту камеру. Кемис?

Еще один вопль боли и стук сжатых зубов. Еще одна вырванная чешуя, которую Кемис с отвращением отбросил. Копыта комбинезона понемногу становились липкими.

— Я ничего вам не скажу, — прошипел Эмбер сквозь зубы. — Сколько ни пытайтесь. Я не видел его лица. Я не знаю его голоса. Вам ничего уже не поможет.

— О! — Фил навострил ухо и дал Кемису знак остановиться. — Неужто теперь вы что-то помните? Чудо свершилось, и память ваша исцелена! Осталось лишь решиться, а ведь на это надо совсем немного, верно?

— О, для того, чтоб я сказал вам то, чего вы хотите, — тут Эмбер, несмотря на боль, криво ухмыльнулся, — надо очень, очень много.

— Эмбер, — еще одна чешуйка, еще один слабый стон, пока Фил изучающе вглядывается в лицо пленника, — я не понимаю вашего упорства. Вы можете прекратить это в любой момент. Вы не желаете или не можете? Если не можете, то скажите, кто в этом повинен, и, поверьте, они...

— И вы притащите их в камеру, — выдавил Эмбер. — И вы будете пыта-а-а-а-а!.. Вы будете делать с ними то же, что и со мной. Если не хуже. Я-а-а-а!!! — тут он опять не ссдержался и завыл во весь голос.

— Кемис, притормози, — приказал Фил.

Практик Аффар, аккуратно вытащив крючок из-под очередной чешуйки, принял вид молчаливого ожидания приказа. Как всегда. Никакой самодеятельности, только то, что ему говорят...

— Эмбер, — неожиданно мягко сказал Фил. Копытом он приподнял подбородок Эмюера, глядя ему в глаза — и теперь в глазах не было ни злости, ни даже веселья. Только понимание. — Если вы кого-то боитесь, то, поверьте, они, — в глазах все же млькнула искорка веселья, — не страшнее, чем мы. Вы должны рассказать нам все. Обязаны.

— Идите к дизу, дознаватель, — прошипел Эмбер. — Хотя вы и так скоро там окажетесь.

Фил вздохнул. Отпустил подбородок Эмбера, отвернулся и на минуту умолк.

Кемис ждал, надеясь, что это прекратится.

Практик Аффар ждал, надеясь, что дракон откажется говорить по своей воле.

— Эмбер, — сказал Фил, глядя в пол, — я очень не люблю так делать, но я так уже сделал. Я видел, куда вы положили маяк. Назовите мне имя. Только имя, и вы будете свободны.

Эмбер замер на месте. Казалось, его перестала волновать даже боль.

— Давайте, Эмбер, — поторопил его Фил., все еще отстраненно глядя куда-то вдаль. — Я, увы, не овладел этим искусством до конца, так что имя мне придется выдавливать из вас привычным способом. Как его звали? Я должен знать. Я обязан знать.

— Жалкий блеф, — заявил дракон. Голос его дрожал.

— Блеф, Эмбер? — еще никогда не видел Кемис на лице Фила такого выражения. Задумчивого. Будто он ведет с собой внутреннюю беседу и никак не может прийти с собой же к консенсусу. — Вы оставили камень на улице Рей. Возле полуразрушенного дома. Так что прекратите ваше жалкое неверие и назовите мне имя.

Кемис был почти что в шоке. Он не мог представить, как Фил узнал это. Нежели он знал заранее? Неужели вся его игра в допрос нужна просто для развлечения?.. Это было похоже на Фила. Развлечься за счет идиота-практика.

Практик Аффар ждал приказаний.

— Вы все равно не найдете его, — прошептал Эмбер. Утратив остатки самообладания, он обмяк в кресле. — Не найдете. Он сделает то, что должен. Вам не остановить...

— Назови мне имя, выродок! — рявкнул вдруг на всю камеру Фил. — Кемис, вырви ему всю чертову чешую, если он не запоет!

Нервы Эмбера сдали, и он взвыл:

— Арис! Его зовут Арис! Арис Морд...

И опять Кемис не успел ничего увидеть. Один лишь миог, и вот Фил стоит, отирая копыта платком, а в горле Эмбера торчит один из ножей Фила.

Эмбер, казалось, был очень удивлен таким поворотом. Возможно, он хотел сказать что-то еще.

Все, что он смог издать перед тем, как его глаза закрылись — слабый хрип.

— Практик Аффар, — подрагивающим голосом сказал Фил, не переставая вытирать и без того чистые копыта, — мы отправляемся в Нижний Город. Немедленно.