Та, что прекрасна, пришла, чтобы остаться навсегда

В истории Эквестрии много белых пятен и если ты один из тех, кто жаждет раскрыть все тайны от самого появления пони до современности, добро пожаловать.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Бремя жизни

Что остаётся делать, если все чем ты дорожил, наверно исчезло и от безумия один шаг? Пытаться опровергнуть страхи и сомнения смело идти вперед, дабы не окунуться в безысходность.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай ОС - пони

Туман

Обыкновенный день превратился для Флаттершай в настоящий кошмар: вся округа затянута загадочным туманом, в котором раздаются пугающие звуки огромного монстра. Сможет ли пони выбраться из белого плена? Помогут ли ей друзья? Или они сами нуждаются в помощи?

Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай

Лучшие подруги

История дружбы Флаттершай и РейнБоу Дэш (Хуманизация)

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Сноуфлейк

Дети видят окружающий мир совершенно не так, как взрослые. Для них он наполнен теплом, яркими красками, захватывающими открытиями. Но с возрастом дети всё больше понимают, что на самом деле мир — довольно циничное и серое место, где события часто идут не по плану. И как бы ни пыталась Селестия превратить Эквестрию в благодатную страну, где царят дружба и взаимопонимание, за пределами столицы результаты оставались весьма скромными. Добрая и ранимая Сноуфлейк, младший жеребёнок из семьи Стрей, слишком рано столкнулась со «взрослой» реальностью. А невероятное умение кобылки попадать в неприятности на ровном месте постепенно впутывает её в череду опасных приключений.

ОС - пони

Слёзы Ангела/ Tears of Angel

Пони из рода Ангелов находит все больше и больше приключений,размышляет о разных событиях,меняется и растет на глазах.В дальних главах будет резковатое путешествие по мирам,один из основных будет Фоллаут Эквестрия,где проведет немалую часть жизни.

Другие пони ОС - пони

Разрывая Круг (Breaking The Circle)

Последняя часть из трилогии Severing.Твайлайт побеждена, но конец ли это для нее?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Понивилль на краю света

Твайлайт Спаркл увидела, как над её головой взорвалась ядерная ракета. Ещё минута, и от Понивилля не останется и следа. Взрывной волной единорожку прижало к земле, раздался взрыв... и всё смолкло. Всё вокруг осталось таким каким было до взрыва, разве что звёзды теперь видны и днём, а Солнце стало алым. Неужели бомба была лишь оптической иллюзией? Но всё оказалось намного драматичнее...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Гильда Трикси, Великая и Могучая Спитфайр Доктор Хувз Дискорд

Бэрри Пунш или Новогоднее Счастье.

Проснувшись не в своём доме, и одолеваемая мыслью о важном деле, Бэрри отправляется на поиски потерянных воспоминаний. О ее новогодних похождениях и поведает данное произведение.

Бэрри Пунш

Разве тебе это не нравится?

Верный слуга Джейка — Рон — отказывается повиноваться приказам и перенимает инициативу в свои копыта. Но пегас не только не против. Наоборот, ему даже нравится.

ОС - пони

Автор рисунка: Siansaar
Глава 13. "Брюхо зверя" Глава 15. "Конец пути"

Глава 14. "Опулг Отэ Тйалйавт"

— Это... было... очень... вкусно. — С этими словами Каденс откинулась на спинку стула, поглаживая при этом свой беременный живот и облизывая губы, а за их столом в это время послышался душевный смех.

Их группа оказалась в теплых, гостеприимных объятиях Ламбертона. Большая часть населения с радостью приветствовала королевскую семью Кристальной Империи. Их присутствие и заразительный энтузиазм Ламбер Джека разыграли в этом тихом горном городке импровизированный фестиваль. Гостиница Ламбер-Лодж стала центром празднования. Она представляла из себя гигантскую деревенскую хижину, выстроенную из сложенных бревен на каменном фундаменте, часто служившую базой отдыха для туристов. Персонал Ламбер-Лоджа был удивительно гостеприимен со всеми кто бы это ни был, путешественник летом, турист весной, или лыжник зимой.

Но сегодня вечером широкие двери Ламбер-Лоджа были распахнуты прямо на улицу, где в свете фонарей собрались танцоры и были выставлены прилавки с едой. Изнутри гостиница была доверху забита пони, но ни один из них даже не пробовал жаловаться на тесноту. Отовсюду слышался смех, радостные возгласы и песни. А за самым большим столом весело ели, пили и наслаждались пиршеством Твайлайт и вся компания.

Все с жадностью ели угощения, столь похожие на праздничный ужин в "День Горящего Очага". Никого не выгнали из-за стола. Твайлайт сидела справа от Никс, а братья Флим и Флэм слева, при этом они энергично рассказывали обо всех тех чудесных вещах, которые они изобрели в мире своих снов. Спайк был рядом с Твайлайт и радовал ее историей о своих супергеройских подвигах в Мэйртрополисе. По другую сторону стола сидели Каденс и Шайнинг. Мод сидела слева от них, а справа расположились С-43 и Бисквит. Маленькая Алмазная Собачка одержимо съедала все подряд. А замаскированной под простую кобылу зеленоватых тонов С-43 было позволено вместе со всей этой трапезой аккуратно потягивать любовь Каденс.

Во главе стола, заливаясь хохотом и съедая почти столько же, сколько Каденс, сидел их самопровозглашенный хозяин. — Ах, Каденс, у тебя такой же хороший аппетит, как и у моей жены. Ваш жеребёнок будет большим и сильным, Ламбер Джек уверен в этом. — Крепкий жеребец с сытым желудком откинулся от своей тарелки. — А что на счёт всех остальных? Наверняка маленькая собачка хочет ещё кусочек пирога.

— Бисквит... — он отрыгнул и растянулся на данной ему подушке. — Бисквит хочет отключиться.

— Жаль. Ламбер Джека впечатлило то, как много ест маленькая собачка. А как же вы? Давайте, давайте, здесь ещё много всего.

— Кажется у нас и так все хорошо, — усмехнулся Шайнинг, а затем обнял и уткнулся носом в Каденс. Она же устроилась у него на плече и зевая проваливалась в мир грез. — Большое спасибо за все это. Тебе правда не стоило этого делать.

— Когда приходят лучшие клиенты, Ламбер Джек всегда делает все, что в его силах. — Он встал из-за стола, потянулся и порысил к двери. — Кажется моя внучка машет мне. Улица и ее музыка зовут. Ламбер Джек вернётся, но сейчас я должен танцевать!

— Прежде чем ты уйдешь, скажи, было ли что-нибудь слышно о стражниках? — Слова Твайлайт заставили многих из улыбок за столом смениться озабоченностью. Сонливость Каденс тут же пропала и она присоединилась ко всем остальным, смотрящим на Ламбер Джека. — Я заметила, к тебе совсем недавно кто-то подошёл и прошептал что-то на ухо, — сказала Твайлайт.

Ламбер Джек повернулся лицом к столу и поставил копыто на резную сосну. — Простите, но никаких известий нет. Вокруг озера нету следов борьбы или нападения зверя. Мы не совсем уверены, но полагаем, что они вернулись в лес и снова разыскивают вас.

— Если к утру они не появятся, я присоединюсь к поискам, — сказал Шайнинг. — Я знаю их подготовку, а потому пойму, что они сделали и что только собираются...

— Нам нужен врач!

— Да да... эта боль слишком сильна. Этот жеребёнок разорвет меня на части. Вытащите его из меня! Вытащите его из меня! И когда он выйдет, одарите меня любовью! Но сначала вытащите этого крошечного пони из моего живота!

Все взгляды тут же устремились к входным дверям гостиницы, на ворвавшуюся посреди торжества большую группу. Во главе стояло четверо пропавших стражников, несущих на своих спинах собранные наскоро носилки. Однако в их отряде подлинными оказались только стражники. Кобыла на носилках была точной копией Каденс, ее живот раздулся до ужасающих размеров. А позади них, словно цыплята с отрубленными головами, паниковали Шайнинг, Твайлайт и Мод.

Ламбер Джек повернулся лицом к новоприбывшим, в то время как Шайнинг и Твайлайт вскочили со своих мест. Стражники переглянулись, не переставая при этом тяжело дышать и не пытаясь скрыть своего замешательства. Клоны Шайнинга, Твайлайт и Мод тоже замолчали, сбились в кучу и медленно попятились к двери. Однако копия Каденс продолжала идти и оплакивать свое состояние, да так, что это было слышно во всем Ламбертоне. — Ох! Клянусь белой солнечной кобылой, я чувствую это. Я чувствую как оно... выходит из меня. Скорее! Поспешите горные пони! О эта боль и агония, они невыносимы. Ах, если бы только я родилась прекрасным чейнджлингом, которому не нужно беспокоиться о рождении жеребёнка, я могла бы просто доверить дальнейшее существование улья своей славной королеве.

Тут послышался звук, похожий на стрекотание сверчка. Он исходил от двойника Шайнинга, этот звук заставил мелодраматическую Каденс захлопнуть рот. Она резко села на носилки, как будто вся та боль, о которой она буквально вопила, резко улетучилась. Она оглядела комнату, и в конце концов взглядом остановилась на Каденс, сидевшей за столом. Пару секунд они смотрели друг на друга, а затем раздался ещё один писк. Глаза фальшивой Каденс немного поднялись и сконцентрировались на вставшей со своего места Мод.

Тут со вспышкой зелёного пламени четверо чейнджлингов сбросили свои маскировки. Они выглядели весьма потрёпанными и избитыми. У лидера чейнджлингов, который только что выдавал себя за Каденс, были обмотаны какие-то бинты вокруг талии. Однако несмотря на свои раны, они умудрялись отступать с поразительной скоростью. Спотыкаясь и толкая друг друга, они все же сумели выскочить за двери и взлететь на крыльях. Все это время их лидер не прекращал кричать, — Бегите! Бегите! Это Серый Ужас!

Чейнджлинги взмыли к деревьям, их панические крики переросли в ночную симфонию. На окраине Ламбертона к этим четырем чейнджлингам присоединились ещё парочка силуэтов. А в гостинице, которую они оставили позади, повисла мертвая тишина. Флэш Сентри, Джем Шилд, Ляпис Лэнс и Ардент уставились на настоящего Шайнинга, при этом не осмеливаясь пошевелить ни единым мускулом тела, по крайней мере пока это не сделает кто-то другой.

Шайнинг сделал шаг в сторону от стола, и четверо стражников тут же вытянулись по стойке смирно, позволив носилкам, сделанным из веток дерева, с грохотом упасть на пол. Остальные, сидевшие все это время в помещении, начали перешёптываться, бормоча о чейнджлингах и спрашивая, что происходит. Шайнинг остановился прямо перед четырьмя жеребцами и нахмурившись оглядел их. Он переводил взгляд с одного на другого, а потом усмехнулся и махнул копытом. — Вольно, солдаты. Сядьте и съешьте чего-нибудь.

— Но... но сэр... мы только... — попытался сказать Флэш Сентри.

— Вы думали, что Уроборос бросил нас всех в одном направлении. А когда пришли в себя, то услышали, как Каденс кричит о начавшихся у нее родах. Сомневаюсь, что на вашем месте поступил бы иначе. — Шайнинг повернулся, чтобы посмотреть на всех присутствующих. — И будьте уверены, Кристальная Империя непременно даст отпор чейнджлингам, обнаруженным в этих горах. В настоящее время никому из вас не угрожает опасность. Эти чейнджлинги... очень неорганизованны.

— Они глупы, — холодно сказала С-43, вызвав тем самым новую волну перешёптываний в толпе.

— В независимости от того, как вы их опишите, когда мы вернёмся в Кристальную Империю, я отправлю наши силы, дабы разобраться с этим аванпостом.

Благодаря уверенным словам Шайнинга, настроение у всех собравшихся тут же поднялось. Четыре стражника чуть не рухнули от усталости и облегчения, а Шайнинг при виде этого усмехнулся и поймал их своей магией. Вскоре к стражникам подбежали парочка молодых кобыл, флиртуя и посмеиваясь, они усадили их за стол, где те могли поесть и отдохнуть. Шайнинг последовал за ними, в этот момент Каденс наклонилась и похлопала С-43 по плечу.

— Я не совсем понимаю, как устроены ульи, но если ты не будешь вынуждена вернуться, то Кристальная Империя сможет освободить место для еще одного беженца. Бисквит уже вызвался стать королевским инспектором драгоценных камней. За тобой, как впрочем и за Бисквитом, будут внимательно следить, по крайней мере какое-то время, но мне кажется, что ты хотела бы начать все сначала, подальше от всех этих... других чейнджлингов.

С-43 улыбнулась. — Идиотов, принцесса. Их выводок очень глуп, а мне похоже с этим повезло. Они родились без мозгов, а я родилась с достаточной свободой воли, чтобы сказать моей королеве пойти и воткнуть свой рог в дерево. Кристальная Империя, которую я видела в вашем сне Принцесса, именно то место, где я хочу быть.

Каденс улыбнулась, ободряюще похлопала С-43 по плечу, а затем выпрямилась. Тут же она при помощи своей магии подала себе ещё один кусочек пирога. А затем посмотрела на Мод. — Кстати, что это за чушь про какой-то "Серый Ужас"?

Мод вернулась на свое место, аккуратно спрятала салфетку за воротник платья и полезла в карман. — Я вернула Болдера, — сказала она, вытаскивая маленький камешек на всеобщее обозрение.


— Учитывая, что кристальный локомотив стражников остался на дне ущелья, нам остаётся только ждать следующий поезд. Флэш Сентри улетел на рассвете в империю, чтобы сообщить всем, что мы в безопасности, и заодно передать кое-какие приказы от меня для коммандера. Мне кажется Каденс не будет возражать, если мы останемся в Ламбертоне до прибытия следующего поезда.

Твайлайт кивнула, она вместе с Шайнингом с раннего утра сидела во внутреннем дворике Ламбер-Лоджа. Остальные ещё спали или только вставали с постели. Твайлайт скорее всего присоединилась бы к ним, но она так хорошо выспалась, что просто не могла не встать пораньше. Впервые после целой череды кошмаров ей ничего не приснилось, это было долгожданное облегчение. — В любом случае нет смысла сейчас торопиться куда-то. Впервые в жизни мне откровенно не хочется даже думать об каких-либо исследованиях.

Шайнинг открыто рассмеялся, а Твайлайт отхлебнула своего кофе. Не чая, а хорошего черного кофе. — Вот уж не думал, что доживу до этого дня.

— После всех тех невероятных вещей, с которыми мы столкнулись в этой поездке, это не должно тебя так уж сильно удивлять. — Твайлайт поставила чашку на стол. — Я к тому, что как Уроборос стал таким большим!? Чем он вообще питается, дремлющими драконами? Мало того, нас преследовали алмазные псы, за нами гнались чейнджлинги, и все из-за случайного оползня. В последний раз я слышала о таком сумасшедшем приключении ещё в школе, это была одна из ваших кампаний "Подземелья и Огры". Кажется тогда ваши персонажи достигли максимального уровня.

Шайнинг кивнул. — Я помню это. То ещё безумие. У Гаффера никак не получалось стать гроссмейстером на последних уровнях. Он правда делал все возможное. Но существо конца-света, при помощи армии размером с конец-света, накладывало проклятие конца-света. Я помню был один свиток, где...

Шайнинга прервал смех и пение кобылки, отчего он вместе с Твайлайт посмотрели на улицу. Там они увидели гуляющего с юной кобылкой Ламбер Джека, это была его внучка, Пинк Роуз, с которой они как раз познакомились накануне вечером. Она была одета в униформу "скаут кобылок", при этом она не сдерживая смеха победоносно напевала и гарцевала вокруг своего дедушки. — Я куплю скутер. Я куплю скутер и Голден Шой не остановит меня. Я куплю скутер.

— Из-за чего так торжествуем? — спросила Твайлайт, когда Ламбер Джек и Пинк Роуз поднялись по ступенькам прямо к ним. До этого момента Ламбер Джек улыбался, наблюдая, как его внучка прыгает от радости. Однако когда слова Твайлайт достигли его ушей, он повернулся и увидел их. Его улыбка погасла, и он уставился на них так, словно только сейчас осознал, что все это время они сидели во внутреннем дворике.

Пинк Роуз оказалась не так ошеломлена. Она галопом подскакала к Твайлайт с Шайнингом и вытащила клочок бумаги из-за своего пояса "скаут кобылок". — Я только что получила чек на самую большую продажу печенья "скаут кобылок" в истории!

Увидев написанное на чеке число, Шайнинг присвистнул. — Наверное это целая куча печенья "скаут кобылок".

— Так и есть! Тот, кто заказал печенье, будет раздавать его на очень большой вечеринке! — Пинк Роуз положила чек на стол. Он оказался довольно забавный. По всей видимости он состоял из бумаги, сделанной из двух разных и сплавленных вместе материалов. Одна сторона выглядела как строительная бумага, а другая представляла собой карточку, которую Твайлайт ожидала бы увидеть в качестве первоклассной визитки. Буквы были неровными, цифры почти неразборчивыми, однако блуждая взглядом она все же заметила одну интересную подпись в нижней части чека. Там на двух строках были нацарапаны две фразы, возможно, самые разборчивые на всем чеке.

Памятка: Опулг Отэ Тйалйавт
Подпись: Д. Корд

Бровь Твайлайт дернулась.

— Ну-ну, Весенняя Роза, разве я не учил тебя, что невежливо беспокоить пони? — Ламбер Джек подхватил внучку и посадил ее себе на спину. Он снова улыбнулся, быстро взял чек и передал его обратно Пинк Роуз. — Твайлайт и Шайнинг мило беседуют за чашечкой кофе. Кстати этот кофе хорошо пахнет. Думаю у меня как раз найдется...

— Ламбер Джек, как ты оказался на озере? — спросила Твайлайт с почти мрачным рокотом в голосе. Ее рог светился, а магия удерживала копыта Ламбер Джека, не давая ему отступить. — Ты упоминал карту.

Ламбер Джек открыл было рот чтобы ответить, но затем заставил себя рассмеяться и отвёл взгляд. — Ах, Мозговитый Виноград, ты поставила меня в трудное положение, — сказал он и оглянулся на Твайлайт. — Не сердись. Если бы я знал, что происходит, то тут же бросился вам на помощь. Но нам многого не сказали. Я всего-лишь услышал о доме, который появился на вершине горы. А моей маленькой внучке нужно было продать печенье. Я и взял ее, надеясь, что у владельца дома найдутся битсы на печенье "скаут кобылок". Не думал, что столкнусь с твоим хорошим другом драконеквусом. А он как раз захотел их прикупить. Взамен попросив, чтобы мы взяли карту, и когда она зазвенит, как колокол, мы отправились в место, помеченное знаком Х.

Твайлайт затаила дыхание, надула щеки и начала стучать копытом по столу, словно пытаясь быстро раздавить кучу насекомых. Она запрокинула голову к небу, выдохнула и опустила ее на стол. Ее магия рассеялась, освобождая Ламбер Джека от недолговечных оков. — Когда я вернусь, он так окаменеет.

— Все не так уж и плохо. Например у тебя было великолепное приключение, верно? — сказал Ламбер Джек.

Шайнинг откашлялся. Хотя Твайлайт и не видела этого, но ей показалось, что Шайнинг покачал головой. — Тебе стоит пойти выпить кофе. Он правда хороший.

— Да да, я так и сделаю. Всего хорошего, друзья мои. — Тяжёлый топот копыт Ламбер Джека возвестил о его уходе. Двери Ламбер-Лоджа открылись и закрылись, а Шайнинг и Твайлайт снова остались одни этим освежающим утром. Однако бодрость уже покинула Твайлайт, она уставилась на стол, пряча глаза за челкой волос.

— Ты действительно думаешь, что за всем этим стоит Дискорд? — спросил Шайнинг.

Твайлайт все же удалось поднять голову, положить подбородок на стол и посмотреть на своего старшего брата. — Да, да это он. Конечно это он. Кто бы еще мог заставить Уробороса стать таким большим? Наверное он задумывал это как какой-нибудь странный тест, дабы убедиться в том, что я "заслуживаю" изучить заклинание восстановления. Разумеется любой хороший друг захотел бы удостовериться, что моя магия способна справиться с таким мощным заклинанием. Но тебе не кажется, что Принцесса Селестия сама проверила бы меня, сомневаясь, что заклинание мне под силу? Неважно окаменеет он или нет, я больше не доверяю ни одному клочку бумаги, который он принесет.

— Так вот зачем ты хотела поехать в Кристальную Империю, чтобы найти заклинание?

— Да, — сказала Твайлайт. У нее никак не получалось собраться с силами и оторвать голову от стола. Поэтому она просто приоткрыла рот, создала магическую соломинку и с ее помощью отпила несколько глотков кофе. Затем она выложила на стол свиток. — Я собиралась рассказать тебе и Каденс сразу как мы добрались бы на поезде до империи, но мы оба знаем, чем в итоге все обернулось. И ещё, "Опулг Отэ Тйалйавт", так называется заклинание. Это старое заклинание грифонов, которое может починить практически что угодно. Я хотела с его помощью восстановить библиотеку.

Пока Твайлайт пила кофе через соломинку, Шайнинг рассматривал название заклинания. Он склонил голову набок, прикусил губу, а затем слегка усмехнулся. Этот смех сменился угрюмым выражением лица, затем улыбкой, а потом снова недовольством. В конце концов Шайнинг поднес копыто к лицу, потёр глаз, вздохнул и снова посмотрел на Твайлайт. — Эм, ты сказала, что письмо от Принцессы Селестии доставил Дискорд, так ведь?

— Да, — сказала Твайлайт, не отрывая при этом губ от своей магически созданной соломинки.

— Если бы я подумал, что Дискорд мог подделать это письмо, то как бы сильно ты тогда рассердилась?

Твайлайт напряглась, волна воздуха прошла по ее соломинке, заставив кофе расплескаться. Соломинка рассеялась, а Твайлайт выпрямилась и ударила передними копытами по столу. — Нет! Нет, он не посмел бы! Это письмо от Принцессы Селестии с заклинанием, которое поможет мне воссоздать библиотеку! Оно позволит мне все исправить!

— Твайли, мне не хотелось бы тебя огорчать, но... — Шайнинг призвал свою собственную магию и создал копию названия заклинания, которое Твайлайт написала на столе. Затем он поднял его, горизонтально перевернул, развернул некоторые буквы и отрегулировал часть интервалов. Потом он положил его обратно на стол. Когда Твайлайт прочитала новые слова, образованные все из тех же букв, она почувствовала, как по ее телу пробежала дрожь.

— Твайлайт-это глупо, — сказала она вслух. Она стиснула зубы и расправила крылья. — Твайлайт-это глупо. — Она надула щеки и начала дрожать, как будто ее тело пыталось сдержать взрыв. — Твайлайт. Это. Глупо! — Продержавшись у стола ещё пару секунд, она не устояла и словно фейерверк вылетела из внутреннего дворика. Она взмыла высоко в небо и начала кричать в утренний воздух, подобно мстительному шторму, грохочущему по ландшафту.

— Дискорд!


— Ты уверен, что видел ее?

— Да, она пролетела над городом и приземлилась на другом берегу реки.

Копыта Никс и когти Спайка стучали по доскам деревянного моста, соединявшего дома Ламбертона с его промышленным центром. Мельницы с большими водяными колесами по бокам окаймляли реку с южной стороны. Колеса беспрерывно вращались в реке, безжалостный поток воды текущий вниз к океану приводил в движение пилы, которые рубили знаменитую древесину этого региона. В воздухе постоянно висел запах опилок, а дорога была усеяна остатками дерева, которые рабочие мельницы оставляли после себя, когда возвращались домой.

Под полуденным солнцем лесопилки стали довольно тихими. Многие трудолюбивые жеребцы и кобылы собирались на обед, в единственный парк, стоящий среди мельниц. Даже не смотря на работу в конкурирующих компаниях, в большинстве своем рабочие общались, смеялись и говорили о дневных успехах. Там царило товарищество, однако в этот день все приостановили из-за неожиданного вторжения в привычную рутину рабочих.

Твайлайт сидела в беседке, стоящей на берегу реки. Там она смотрела на реку, при этом ее магия манипулировала водой, постоянно вращая и извивая ее. Она создала довольно точную скульптуру библиотеки "Золотой Дуб", в половину величины от настоящей. Твайлайт полностью увлеклась своим занятием, в то же время не обращая никакого внимания на зевак и продолжая произносить заклинания. Она даже не повернула голову, когда Никс и Спайк сумели протиснуться сквозь толпу и подбежать ближе.

— Ты в порядке? — спросил Спайк, когда они с Никс вошли в беседку. — Шайнинг рассказал нам, что вы выяснили. А потом он собрал почти всех пегасов в городе и отправился искать тебя. Наверное Каденс тоже пошла бы, но Шайнингу удалось убедить ее подождать в гостинице, на случай если ты вернёшься. Она немного взбесилась и... Твайлайт, что ты делаешь?

— Хочу посмотреть, смогу ли я превратить воду в дерево. — Твайлайт все ещё не поворачивалась к ним и просто не сводила глаз с воды. Спайк подошёл чуть поближе и взглянул на Твайлайт. Он увидел влажные линии на ее лице, а также пятна на деревянном полу беседки, куда падали ее слезы. На перилах беседки лежала небольшая матерчатая сумка.

— А... а когда ты нашла Дискорда, он что-нибудь сказал?

— Нет, потому что я не нашла его, — магия Твайлайт дрогнула, отчего часть ее водной скульптуры упала обратно в реку. Она протёрла глаза копытом и вернулась в исходное положение, пытаясь восстановить упавшую ветку своей жидкой библиотеки. — К тому времени, как я нашла его логово, он уже продал его. Теперь там какой-то грифон собирается переделать все в подобие горнолыжного курорта. Дискорд даже отдал его бесплатно. Он вырастил прямо из горы огромное деревянное поместье и просто подарил его. Все что нужно было сделать новому владельцу-это показать мне стол.

Спайк оглянулся на Никс, но она была в таком же замешательстве и потому лишь пожала плечами. — Зачем Дискорду оставлять для тебя стол? — спросил Спайк, снова смотря на Твайлайт.

— Чтобы я их увидела. — Магия Твайлайт обернулась вокруг тканевого мешка и отбросила его. Он упал на пол беседки и раскрывшись вывалил свое содержимое, в поле зрения появились крошечные фигурки знакомых цветов. Спайк уставился на кучу осколков, а затем протянул лапу к одному, который разделял его пурпурный и зелёный цвета. — Все это был Дискорд. У него была карта гор, и эти... игровые фигурки были на нем разложены. Не представляю, как он это сделал. Насколько могу судить, он не контролировал чей-либо разум, но вся эта ужасная поездка оказалась для него всего-лишь игрой.

Твайлайт вздрогнула и снова протёрла глаза, тут в ее голосе послышался гнев. — И заклинание, заклинание, которое должно было все исправить-это просто ложь. Твайлайт-это глупо. Не могу поверить, что не заметила этого. Я позволила Дискорду обмануть себя, и теперь все остальные ремонтные заклинания скорее всего бесполезны. Прошло слишком много времени. Наверняка уже ветром сдуло весь пепел. Теперь я никогда не смогу восстановить библиотеку, — ее магия усилилась, отчего скульптура, столь кропотливо ею сделанная, просто взорвалась. Вода брызнула в реку и на берег, а все что осталось-это скульптура библиотеки в том виде, в каком она сейчас и стояла: искорёженный, раздробленный пень.

— Что случилось с библиотекой?

Спайк стиснул зубы и они с Твайлайт обернулись. Никс смотрела на них обоих, в тоже время ее рот тщетно пытался произнести слова, все время ускользающие от ее разума. Спайк посмотрел на Твайлайт и увидел похожую картину. Все их старания оградить Никс от правды только что пошли прахом. — Что происходит? — снова спросила Никс, глядя на остатки водяной скульптуры.

Твайлайт быстро поднялась на копыта и ее магия исчезла, а жидкая библиотека рухнула обратно в реку. Она потянулась к Никс, но маленькая кобылка отстранилась. — Я… я собиралась починить ее до того, как ты вернёшься домой. Я только… я только хотела все исправить. Прости. Библиотека... во время боя с Тиреком... — Твайлайт закрыла глаза и опустила голову. — Она исчезла. Я всего на секунду телепортировалась туда. Я просто хотела получить выгодную позицию для боя, но Тирек заметил куда я делась. Все взорвалось и... это было слишком быстро. Я не смогла остановить это. Мне пришло в голову только схватить Совелия.

— Это моя вина, — сказала Твайлайт, при этом топнув копытом. — Я ошиблась. Тирек и не тронул бы библиотеку, не переместить я туда. У меня все сгорело дотла и превратилось в пепел. Исчезло мое первое праздничное платье, в которое Рарити вложила столько труда. Исчезла моя книга по "Пижамным Вечеринкам". Смарти Пэнтс и костюм "Таинственного Защитника" исчезли. Все мои фотографии с друзьями исчезли. Наш дом… он исчез.

— Все? — спросила Никс с дрожью в голосе. Она покачала головой, как будто это могло заставить слова развеяться. Затем она подошла к Твайлайт и попыталась встретиться с ней взглядом. — А к-как же наши любимые книги с историями? А моя книга сокровищ? Ч-что насчёт нашей кровати? А как же комиксы Спайка и его фотографии Пиви? Это... это не могло все просто исчезнуть.

Голова Твайлайт опустилась ещё ниже, несколько слезинок скатились с ее глаз и упали на пол беседки, но плакала не только она. Глаза Никс наполнились слезами. Она села и продолжила качать головой. Она вытерла глаза и попыталась подобрать слова, но не смогла. Правда обрушилась на нее, как поток из прорванной плотины, а Твайлайт не выражала никаких соболезнований. Наблюдая за ними, Спайк почувствовал, как у него что-то сжалось в груди. Он продолжал смотреть на них, надеясь, что Твайлайт скажет хоть что-то, чтобы приободрить Никс. Надеясь, что Никс удастся сказать такое, что заставит Твайлайт простить себя. Но ничего из этого не случилось. Никс пошатывалась, а Твайлайт была охвачена чувством вины.

Спайк почувствовал, что и у него наворачиваются слезы. Он ведь тоже многое потерял. Он потерял свой дом, свою корзину, свои драгоценные камни, свои комиксы, ему было грустно из-за этого, но он уже успел смириться с этим. Его семья-нет. Твайлайт отрицала это и пыталась решить проблему так, словно этой ошибки никогда и не было. Никс не дали и шанса, политика скрывания от нее правды начала приносить гнилые плоды. Нужно было срочно что-то сказать. Он не мог просто стоять и смотреть как они мучаются.

— А мне все равно!

Громкий крик Спайка заставил Никс и Твайлайт посмотреть на него, при этом их слезы на щеках все еще были свежи. — Меня это не волнует, — сказал Спайк, сжимая когти в кулаки. — Пока я был в плену у Тирека, то переживал о другом. Я боялся, что никогда больше не увижу вас двоих. Но ты Твайлайт, вместе с друзьями победила его. Ты отправила его обратно и спасла положение. Ты даже спасла Совелия. Его могло ранить, или еще хуже, если бы ты не подумала спасти его. Твайлайт, в том, что случилось с библиотекой, нет твоей вины.

— Но Спайк... — попыталась сказать Твайлайт, но Спайк не позволил перебить себя и продолжил.

— Никаких "но". Ты спасла Эквестрию. Ты была потрясающей и тебе не за что винить себя. Да, это ужасно. Мне тоже грустно из-за библиотеки, но все могло быть в миллион раз хуже. Но ты не изменишь прошлое. Ты должна знать это лучше, чем кто-либо другой. Ты пыталась! Единственное, чего ты не должна была делать, чего мы не должны были делать-это держать все в секрете.

— Мы семья, — сказал Спайк, подходя ближе к кобылке и кобыле. Он протянул лапы и жестом пригласил их обняться. — У нас не должно быть таких секретов, иначе в конечно итоге мы только сделаем друг другу хуже. Мы можем пройти через это. Я знаю, мы можем, но мы должны быть рядом друг с другом.

Никс и Твайлайт посмотрели друг на друга, на их глазах все ещё виднелись слезы, но теперь на их лицах появились улыбки. Они подошли поближе и все трое крепко обнялись прямо в центре беседки. — Простите, — сказала Твайлайт. — Если я чему-то и научилась в этом безумном приключении, так это тому, что вы двое достаточно сильны, чтобы знать правду. Я обещаю, что в будущем не забуду об этом.

— А грустить по библиотеке всё ещё можно? — спросила Никс, в то же время она изо всех своих сил обнимала Твайлайт и Спайка.

— Да, — кивнув сказала Твайлайт, заодно уткнувшись носом в их лица. — Грустить это нормально. Потеря дома-это печально, но мы все ещё можем быть счастливы. Мы можем быть счастливы, потому что выжили. Мы можем быть счастливы, потому что у Каденс и Шайнинга скоро родится свой жеребёнок. Мы можем быть счастливы, потому что наши друзья в Понивилле будут рядом и всегда помогут. Только мы… только мы должны быть честны с самими собой.

— Эй, я именно это сейчас и сказал.

Попытка Спайка пошутить вызвала смех у Твайлайт и Никс, и тут неожиданно для всех Твайлайт подхватила их своей магией. Она дважды покрутила их, смеясь при этом, а они в свою очередь завизжали от восторга, после этого Твайлайт вновь крепко обняла их. — Мы всегда будем семьей, — сказала Твайлайт и поцеловала Спайка и Никс в лоб. — Я никому не позволю это изменить.

— Как и я, — добавила Никс.

Спайк твердо кивнул и выпятил грудь. — Я приношу драконью клятву, — сказал он пока они с Никс спускались к Твайлайт. Все трое пару секунд улыбались друг другу, а затем глаза Твайлайт случайно поднялись. Ее щеки вспыхнули и она заставила себя улыбнуться ещё шире. — О-о-о, что теперь? — спросил Спайк.

— Ничего такого, разве что у нас появилась небольшая аудитория, — сказала Твайлайт. Она подняла переднее копыто и мягко взмахнула им, заставив Никс и Спайка обернуться. Почти все работники мельницы, ранее бывшие на окраинах парка, теперь смотрели на эту троицу. Все они улыбались и ели свои обеды, а некоторые даже махали в ответ.

Никс присоединилась к Твайлайт и начала мягко махать зрителям, в то время как Спайк усмехнулся и прошептал Твайлайт. — Хочешь продолжить эти сердечные семейные узы в гостинице?

— Да. Да хочу, — ответила Твайлайт.