Моя маленькая пони. Секс — это чудо!

В один прекрасный солнечный день человек попадает в мир пони. А дальше начинаются приключения...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Человеки

Дорогая Принцесса Твайлайт, меня зовут Спайдер Вэб, и я чейнджлинг…

Твайлайт шокирована письмом от особы, называющей себя чейнджлингом. Приступив к чтению, она понимает, что всё куда сложнее, чем казалось поначалу.

Твайлайт Спаркл Другие пони

Шаманский глаз

История о том, как незадачливая юная волшебница получила метку своего особого таланта.

ОС - пони Найтмэр Мун

Облегчение

В двенадцать лет Твайлайт подавила свою охоту, считая ту лишь бессмысленной тратой времени. Заполучив новый замок, она решает признаться друзьям - и друзья решают помочь ей. Что плохого может случиться?

Твайлайт Спаркл Рэрити Спайк Принцесса Селестия Биг Макинтош

Свалка ценностей

Капитан со своей командой терпят крушение,на казалось бы необитаемой планете.

Сборник зарисовок

Сборник различных виньеток, спонтанных идей, потенциальных фанфиков.

Одиночка

Мечты сбываются! Обычный ученик средней американской школы Джейк мечтает попасть в Эквестрию, чтобы завести новых друзей и не знать того жестокого мира, в котором он родился. Прочитав старинный стих, он переносится в волшебный мир. Но не всё так просто и легко, как ожидалось, не все рады встречи с гостем из другого мира...

Флаттершай ОС - пони Человеки

Легенда о двух царствующих сестрах

Легенда о двух царствующих сестрах - единороге и пегасе. Она никак не относится к Эквестрии или ее истории. Но, пусть это будет легенда старой-старой Эквестрии, еще тех времен, когда солнце и луна поднимались самостоятельно.

Другие пони

Королева Роя

Кантерлот свободен от чейнджлингов. Резонансное заклинание Кейдэнс и Шайнинг Армора изгнало Кризалис и её подданных обратно в Пустоши. И теперь, пока пони празднуют свадьбу принцессы любви и капитана дворцовой стражи, королева пожинает горькие плоды поражения.

Кризалис

Для полета нужно четверо

Эквестрия. Солнечная страна населенная миллионами разумных существ: пегасами, единорогами, земными пони, драконами и многими другими. Мирная и тихая жизнь под покровительством двух принцесс – Солнечной и Лунной. Но какая цена была уплачена за безмятежную жизнь? Возможно ответ на этот вопрос наконец будет найден. Три случайных путника, оказавшиеся в неизвестности. Там куда уже многие века не ступало ни одно копыто, они обнаружат даже больше, чем ищут.

ОС - пони Человеки

Автор рисунка: Siansaar

– Вот хоть убейте, но не могу я в такое верить. – Слова бледно-красной пегаски сопроводил легкий смешок.

– Да кто же вас просит верить, дорогая? – Жеребец в возрасте от 20 до 40, цветом походивший на весенний сероватый снег, не скрывал свой улыбки. – Вера нужна для религии, но никак не для науки.

– Вы теперь заявляете, что это наука?

– А как же нет, дорогая? Чем не является дисциплина, познающая мир, кроме как наукой?

Разговор завязался непонятно как. Слип Стрим – молодая пегаска – при всем желании не смогла бы назвать, с чего он начался и под каким предлогом вообще зашел в такие дебри. Она даже не сказала бы, в какой момент вообще начала беседовать с этим земнопони. А внимание он привлекал – разодетый в красочные ткани, похожие не то на плащ, не то на невероятно простой жюстокор, вмещающий в себя как синие и желтые, так и красные с черным цвета. Под плащом четко виднелись множественные ремни, крестом прильнувшие к его груди и на себе держащие мешочки и склянки на маленьких ремешках. Он был до иррационального позитивным, всякое его слово сопровождала легкая улыбка, а тон никогда не менялся даже не нейтральный. Вроде, пегаска не пропустила бы тот момент, когда настолько заметный пони подсел к ней и завел разговор. Но Стрим сильно втянулась в эту беседу – она будто бы задела струны души кобылки и разожгла огонь внутри. Ей невероятно хотелось продолжать разговор.

– С каких это пор Тауматургия стремиться познать мир? – Спросила она, слегка наклонившись к собеседнику.

– Да со дня своего появления, видят Боги не могу соврать. – Земнопони улыбнулся и, подняв стакан, сделал глоток алкоголя. – Скажите-ка мне лучше вот что: из чего состоит мир? Самая мелкая частица.

Бровь пегаски поднялась слегка вверх. В вопросе ясно чувствовался какой-то подвох, но кобылка не могла понять, какой именно.

– Атом?

Земнопони добродушно гулко посмеялся, не раскрывая рта.

– Ах да, Атомизм. Чу́дная и чудна́я теория. – Очередной глоток прервал его слова. – Но ведь вы не считаете, что атом в действительности своей неделим?

– Его неделимость буквально лежит в названии.

– Значит, все-таки, считаете. – Стакан со стуком опустился на стойку. – Тогда, позвольте вас разочаровать – нет, это не правда. Атомы едва ли можно назвать основой всего. Это как пытаться объяснять все в нашем мире магией – поверхностное суждение и не более.

– Теперь вы отвергаете официальную науку. – Стрим взяла свой стакан и пригубила виски.

– Да кто же отвергает то, дорогая моя! – Земнопони раскинул копыта в сторону, но тут же положил их обратно на стойку. – Я разве заявил, что атомов вовсе нет? Чушь, нонсенс.

Жеребец немного покрутил головой, пока взгляд его не остановился на стакане:

– Вот возьмем этот стакан, например.

– А что с ним?

– С ним все презамечательно. Стакан как стакан. Вполне себе стеклянный и вполне стаканистый – ничем не отличается от других таких же стаканов. – Земнопони поднял его и залпом осушил. – Но посмотрите внимательнее. Стакан состоит из стекла, стекло – из молекул, молекулы – из атомов. Но сами атомы то тоже из чего-то состоят, ведь так?

Пегаска кивнула. Она не была физиком, но помнила из школьной программы, что атомы действительно были конструкцией из более мелких частиц.

– Вот именно. Состоят они из мелких частичек – нуклонов. Неразрывные, плотно скомпонованные в атоме. Те состоят из еще более мелких частиц. Но знаете, что лежит в основе всего?

Слип Стрим пожала плечами.

– Энергия. Да, все состоит из энергии в чистом ее виде.

– Так, стоп, погодите. – Пегаска подняла копыто. – Причем тут вообще эта энергия?

– Ну как же. Все в мире двигается. Все без исключения. Если что-то не двигается, то это лишь иллюзия, обман зрения. У всего есть в сути своей энергия, и все и есть энергия.

Пегаска смотрела на земнопони с солидным градусом непонимания. Собеседник помолчал, надеясь, что Стрим скажет что-то, но, поняв, что она не поспевает за объяснением, вздохнул и поставил стакан на стойку.

– Хорошо. – Сказал он. – Давайте тогда так. – Земнопони копытом со стальным накопытником ударил по пустому стакану, и тот моментально исчез. Испарился, не оставив и следа. – Вуаля – устранение всей энергии тела – дезинтеграция.

Глаза пегаски расширились. Она пару раз усердно поморгала, пытаясь удостовериться, что ей не показалось.

– Никакого трюка нет. Стакан был – и вот его не стало. Нет энергии – нет связи между частицами, а значит нет атома и, как следствие, тела. – Земнопони посмотрел на место, где раньше стоял стакан. – Бармен, будьте так добры – еще стаканчик виски.

Стрим несколько раз переводила взгляд с собеседника на пустое место на стойке. Из состояния замешательства ее вывел стук нового стакана, в котором тут же заплескалась прозрачная светло-коричневая жидкость.

– Вы как это сделали? – Произнесла кобылка.

Жеребец сделал глоток напитка.

– Да очень просто. – Земнопони немного распробовал алкоголь и опустил стакан на стойку, на то же самое место, где стоял прошлый. – Но вот теперь то, мы можем поговорить о Тауматургии. Вот, видите ли, какая ситуация – Тауматургия закрепила за собой славу искусства, но никак не науки. Фокусы, танцы и всякая прочая мишура – такого рода вещи. Но ведь возникает момент – смысла то в такого рода искусстве фактически ноль. Клянусь всеми Богами, какой прок от фокусов, если у нас тут треть населения – единороги, которые такие фокусы каждый вторник не просто видят, а творят сами? Пони исчез? Телепортация. Пони заставил предмет исчезнуть? Невидимость. Превратил древесный стол в чистое стекло – ну это заклинание трансмутации, посложнее конечно, но ничего из ряда вон. И никому, ни единому существу в мире, кроме тауматургу, не видно, что происходит на самом деле.

Очередной маленький глоток прервал собеседника.

– А тауматург, в первую очередь, это пони науки. Сложной в освоении, вполне легкой в исполнении. Тауматург видит мир как разношерстную энергию. И прекрасно отличает все от магии. – Земнопони снова покрутил головой, выискивая пример. – Вон, например, огонь в камине. Это ведь просто слияние двух энергий – элементальная, переходящая в тепловую.

– Прошу прощения? – Голос пегаски заставил собеседника обернуться.

– Элементальная, да. Не удивляйтесь такому тривиальному выбору названий и определений – они наиболее точные и верные. Элементальная энергия это, можно сказать, основа основ. Она содержится во всем подряд и собой определяет суть любого тела. – Земнопони взял стакан. – Вот, например наш старый знакомый. Это ведь результат слияния элементальной энергии земли и огня. И они сливаются в новый элемент – Потэри.

Стрим в удивлении дернулась:

– Как керамика?

– Как керамика. Просто разные количества энергии. – Стакан опустился на стойку. – Тобишь вот. Тауматургия это наука о энергии, а так как всякая энергия, в сути своей, элементальная, то можно провести простое логическое заключение: Тауматургия – наука об элементальной энергии.

– Так, погодите. – Стрим напрочь забыла о своем напитке. – А алхимия разве не похожие вещи изучает?

– Не изучает ли зоология те же вещи, что и биология? – С легкой улыбкой ответил собеседник вопросом на вопрос. – Разных подразделов много у каждой науки. И Тауматургия не исключение. Пирософистика, Алхимия, Аэротэургия, Гидрософистика и Геомантия.

Пегаска усмехнулась трем новым наукам, о которых ничего прежде не слышала. Но усмешку вызвали не только новые названия:

– А алхимики и геоманты знают, что они тауматурги?

– Туше, моя дорогая, туше. – Земнопони сделал глоток. – Истинно так, Алхимия и Геомантия, во всем своем величии, не признаны частью Тауматургии, но это не меняет факта. Медицину тоже можно называть отдельной наукой, да и медик – не всегда профессор биологии. Но это не меняет того, что медицина — это биология. Так же и с алхимией и геомантией. Не все алхимики и геоманты – тауматурги, но всякий тауматург – алхимик и геомант. Это лишь вопрос времени, когда Тауматургия обзаведется своими Айзеками Плутонами и Луи Пастелами.

Повисла короткая тишина, как оба беседующих пони выпили немного алкоголя из своих стаканов.

– Меня все еще волнует вопрос, мистер...– Стрим медленно повернула голову к земнопони.

– Ах, что вы, какой я мистер. – Собеседник почти рассмеялся. – Я Аионий Заграфос. Для вас, моя дорогая, просто Аион.

– Аион. – Пегаска кивнула, но подметила – имя явно не эквестрийское. – Как вы заставили стакан исчезнуть?

– Ох хо хо хо. – Посмеялся тауматург. – Это очень сложный вопрос. Дебри Тауматургии столь далекие, что я едва ли могу их вам объяснить так, чтобы вы поняли.

– Ну, вы можете попробовать. – Слипстрим не заметила, как виски в ее стакане закончился. Она быстро позвала бармена.

Аион задумался и приложил копыто к подбородку.

– Давайте начнем немного издалека. – Сказал он после десяти секунд молчания. – Начнем с того, что не все элементы равны – одни куда более агрессивные, другие – инертные. Почему же агрессивные не поглотили друг друга за бесчисленные века существования Вселенной? Огненный элемент невероятно активен, но проявляется лишь тогда, когда его «тревожат» извне – все горит, но не все самовоспламеняется. Элемент земли довольно инертен, но способен, при нужных условиях, реагировать с элементом воды и создавать жизнь.

Пегаска глотнула виски, слегка покачав головой. Убрав стакан от губ, она выдохнула короткое «не знаю».

– Получается, что мир имеет правила, которые сам же и нарушает на регулярной основе. И тауматурги довольно долго думали – почему же так. – Аион улыбнулся и положил копыто со стальным накопытником на барную стойку. – Пока не нашли Сакт. – Легким движением копыта, маленькая часть древесной стойки воспламенилась на секунду, пока Аион не убрал огонь, положив поверх него свое копыто. На стойке не осталось никаких следов от пламени. – Элемент-нарушитель. Что-то, что постоянно тревожит устоявшиеся нормы поведения других элементов. Сакт, или если называть полностью, Парейсактос, это что-то вроде чистого хаоса, Энтропия, если вам угодно. Он появляется сам по себе, без каких-либо условий, в любой момент, в любом элементе и начинает менять его поведение. Сакт может вытаскивать элементальную энергию из тел наружу, как вы только что видели. Или, может рассеивать энергию, исчезая в процессе. Элемент-камикадзе – появляется и исчезает, когда контактирует с чем либо, ломая при этом законы.

– А если этого «сакта» станет слишком много? – Стрим, уже знатно разморенная алкоголем, облокотилась на стойку.

– Обычно так не бывает – элемент-нарушитель имеет свой, назовем его, контрфорс. – Земнопони улыбнулся. –Элемент-стражник, прямо противоположный Сакту. Его называют «Фроу», или Фроуро́с, если полностью. Фроу так же появляется сам по себе. Он так же уничтожается при контакте с чем либо, но при этом он стабилизирует элементы. На каждое действие появляется противодействие. Мировой баланс и полная гармония.

– Ну а если чисто гипотетически? – Пегаска продолжила тему.

– Тогда мир перестанет существовать. – С необычайной легкостью ответил Аион. – Если Фроу не будет исправлять последствия Сакта, то тогда мир просто распадется на части. Если Сакт перестанет появляться, то тогда мир встанет в стазис – само время, возможно, остановит свой ход. – Земнопони выпил остатки алкоголя в стакане и сам оперся о стойку – алкоголь и его начинал перебарывать. – Благо, Хаос и Порядок это две стороны одной монеты. Одно не может существовать без другого. Даже романтично, если так подумать.

Стрим ответила лишь легким «угу» через закрытые губы. Глаза ее сомкнулись, а голова упала на копыта, сложенные на стойке. Аион посмотрел на задремавшую собеседницу и легко улыбнулся. Ему приятно было поговорить, даже не столько на тему будоражащей его разум науки, сколько просто обменяться с кем-то словами. Пусть это, по сути, был и разговор «ни о чем» — вряд ли пегаска, после работы пришедшая в бар расслабится, вынесет что-то из своеобразной лекции. Так, наверное, даже лучше для нее.

Земнопони поднялся со стойки и, немного порывшись в кармане жюстокора, вытащил оттуда несколько битсов.

– Это и за ее заказы тоже. – Произнес он бармену, положив деньги на стойку.

Тауматург развернулся и направился к выходу. Дверь бара легко скрипнула, впуская прохладный, свежий воздух позднего вечера. Аион глубоко вдохнул и, напоследок посмотрев на спящую собеседницу, вышел из бара, на улицы вечернего города.

Комментарии (3)

0

Довольно любопытная зарисовка. Всегда любил подобные лекции о вселенских законах различных произведений.
Однако есть несколько моментов, которые меня смутили.
1. Атом. Довольно странным мне показалось то, как пегаска, которая вначале утверждала о неделимости атома, чуть позже легко согласилась, мол помнит со школы, что атом таки делится на ещё более маленькие частицы.
2. Меня немного запутало сравнение тауматургии и алхимии/геомантии с биологией и медициной ("Медицину тоже можно называть отдельной наукой, да и медик – не всегда профессор биологии. Но это не меняет того, что медицина — это биология. Так же и с алхимией и геомантией. Не все алхимики и геоманты – тауматурги, но всякий тауматург – алхимик и геомант.").
Немного непонятно, кто с кем сравнивается. Если тауматург с профессором биологии, а алхимик или геомант с медиком то часть "всякий тауматург – алхимик и геомант" теряет смысл, ведь профессор биологии не обязательно врач и может быть никак не связан с медициной напрямую.
3. "Пегаска глотнула виски, слегка покачав головой. Убрав стакан от губ, она выдохнула короткое «не знаю»."
Не совсем понятно, к чему её фраза, ведь Аион уже ответил на свой вопрос ("Почему же агрессивные не поглотили друг друга за бесчисленные века существования Вселенной?"), а других не задавал.

Ну и ещё небольшой вопрос. Почему таки "Пирософистика", а не "Пирокинетика"? :)

Netizu
#1
+1

Ну значица начнём по порядку.
1 — Атом действительно в натуральных условиях частица неделимая. Это не значит, что она монолитная — немного разные понятия. Это значит, что атом в натуральных условиях не распадается. Это определение из школьной программы физики, которое в зарисовке соблюдается.
2 — сравнение было не настолько сильным. Оно шло конкретно с аналогией "медик — биолог, алхимик — тауматург". Да и даже так работает аналогия, просто она немного зеркалится "не каждый биолог — медик, но каждый медик — биолог"

3 — Ну тут простенько. Он задал вопрос риторический, коблка ответила просто из разряда "показываю, что слушаю разговор". А он после её ответа, к слову, продолжает разговор так, будто бы она вовсе не отвечала, что как бы намекает.

Ну и ответ на небольшой вопрос — потому что я подумал, что: а) слишком уж нагло было бы просто бездумно брать все из Дивинити, где названия школ магии мне всегда нравились своей "околонаучностью"; б) софистика в слове идёт от греческого София — мудрость. Тобишь у нас есть мудрость воды и мудрость огня — противоположные дисциплины, ровно как и предметы изучения.
Надеюсь ответил на все.

Gribnoy Grib
Gribnoy Grib
#2
0

Теперь всё понятно. Благодарю за объяснение.

Netizu
#3
Авторизуйтесь для отправки комментария.