Мы, Эпплы

На что готова ЭпплДжек ради ответа на самый главный вопрос?...

Твайлайт Спаркл Эплджек Биг Макинтош ОС - пони

Дерпичность

Дерпи Хувс на самом деле чейнджлинг. Никто этого не замечает, и это никого особо не волнует.

Дерпи Хувз Кризалис

Семья Никс

Царствование Найтмер закончилось, Селестия и Луна снова на троне, а Никс, Спайк и Твайлайт Спаркл стали (в основном) нормальной семьей. Но Твайлайт вызывают в Кристальную Империю по королевскому делу, и теперь Никс предстоит столкнуться со своей самой сложной задачей: Ее расширенная семья.

Твайлайт Спаркл Спайк Другие пони ОС - пони Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Угодившая в бурю

Когда-нибудь твоя размеренная и безоблачная жизнь будет разрушена ураганом, который унесёт тебя на край света. Когда-нибудь, многое повидав и преодолев, ты вернёшься домой.

ОС - пони Темпест Шэдоу

Маленькое потерявшееся Солнышко

- Ты лицемерка! У тебя самой нет друзей! - звучат обидные слова Сансет в ушах принцессы Селестии. Стоя в коридоре перед комнатой своей ученицы, она вспоминает все события, оставившие её наедине с миром, во главе огромного королевства. А маленькое Солнышко в это время мчится прямиком в ловушку...

Принцесса Селестия ОС - пони Сансет Шиммер

Ненависть – это магия.

Существует магия, которая не светится и не двигает предметы, ей нельзя похвастаться или сотворить чудо. Но с её помощью можно навеки изменить облик мира.

Твайлайт Спаркл ОС - пони

Дарки Браш

III место осеннего литературного конкурса в номинации "Фанфики". Кого-то в детстве учили быть фермером. Кто-то занимался в летной академии. Каждый ищет свое место. А вот Дин Гуа получил его по праву рождения. Но, что делать, если твое место вот оно, но тебе не подходит? Остается только пуститься в путь. Простому земному пони, родившемуся среди магии.

ОС - пони

Хроники Зубарева (ветка "Спасти Эквестрию!")

Что же случилось с тем алчным человеком, который едва не нанёс Эквестрии непоправимый урон? Жизнь в Грозовых холмах была не такой, как в остальной части волшебной страны. Куда же попал бывший гений и с какими трудностями ему предстоит столкнуться?

Принцесса Селестия Другие пони Человеки

Метель

Во время сильной снежной бури Эпплджек находит кобылку в саду. Наполовину замерзшую, она приносит ту домой. И после ночи тепла и семейного уюта фермерша, проснувшись, обнаруживает, что кобылка исчезла. То, что произойдёт в то утро, принесёт в жизнь двух пони как радость, так и печаль.

Эплджек Эплблум Принцесса Луна Биг Макинтош Грэнни Смит Другие пони

Неудавшийся эксперимент

Твайлайт приходит в себя после неудачного лабораторного эксперимента и совершенно не понимает, почему Старлайт Глиммер, спустившаяся в подвал не слышит её.

Твайлайт Спаркл Спайк Старлайт Глиммер

Автор рисунка: Devinian

Пять сторон Твайлайт

Военачальница

Твайлайт неспешно прогуливалась по дворцовому саду. На сегодня все официальные мероприятия были закончены, и она могла позволить себе потратить полчасика, чтобы отдохнуть от душного тронного зала и поразмышлять в одиночестве. Проходя по дорожке к главному фонтану, она бросила взгляд на посеревшую и слегка облупившуюся за эти десятки лет статую Тирека, Кози Глоу и Кризалис. Почему-то ей захотелось прикинуть, как будут смотреться рядом такие же статуи Торакса и Эмбер… Где-то на краю её сознания промелькнула мысль, что это выглядит как-то неправильно — но она отогнала её: нет, это не расправа над несогласными с её политикой лидерами провинций, это всего лишь заслуженная расплата за предательство дружбы. Да, предательство дружбы — с Твайлайт, с Эквестрией, с пони как видом. В конце концов, если кто-то не хотел перевоспитываться — его без разговоров обращали в камень или посылали на Луну, ведь так же всегда было?..

— Ваше Высочество!

Твайлайт тяжело вздохнула. Ну почему даже во время заслуженного отдыха её беспокоят? Она немного помедлила и развернулась — сзади неё стоял пегас-курьер и ожидал её реакции.

— Что такое, Фезервинд? Я же говорила не беспокоить меня, если это не что-то срочное.

— Э-э… Прошу простить, Ваше Высочество, но вы сами говорили, что Кристальная Империя — это срочное… Вот! — пегас протянул ей свиток.

Твайлайт обречённо выдохнула и взяла его своей магией. Да, официальная переписка между Кантерлотом и лидерами провинций Эквестрии до сих пор осуществлялась с помощью бумажных свитков, которые носили пегасы-курьеры: Твайлайт не доверяла «Понинету» и этим всяким новомодным изобретениям типа электронной подписи. Да, пегасы куда надёжнее, но намного медленнее: ответа Фларри Харт, нынешней правительницы Кристальной Империи она ждала почти неделю. Что ж, пора бы и посмотреть, что там…

«Дорогая тётя Твайлайт! Я так рада получить от тебя письмо! Мы с тобой уже давно не то, что не виделись, но даже и не переписывались. Всё только твои дипломаты, которые лишь о деньгах да выгоде думают. По-моему, ты не гостила у нас с момента, как мама вышла в отставку. Я понимаю, у тебя много дел, но честно, мне немного обидно, что ты о нас совсем забыла. Приезжай, ладно? И Спайка тоже бери — у нас, пожалуй, уже пара поколений выросла, что не видели его вживую, а ведь он, как-никак, наш национальный герой. Мы ждём! Теперь что по поводу твоей просьбы: извини, тётя Твайлайт, но я вынуждена тебе отказать. Во-первых, у нас не так много гвардейцев, чтобы их просто так посылать в подмогу твоим, да и ты не давала гарантий, что ты их не пошлёшь принимать на себя первый удар твоих противников, в то время как твои будут просто ждать, чем дело кончится. Во-вторых, сама посуди: как я объясню своим подданным то, что нам придётся воевать против Эмбер, которой наш национальный герой вручил скипетр власти, и Торакса, за которого он поручился перед всей Кристальной Империей? Ну и в-третьих, ты когда последний раз смотрела, что пишут в «Троттере»? Если честно, когда твои войска, вступившие в Королевство чейнджлингов и Драконьи Земли, прикрываются словами о том, что они хотят сократить численность армии противника — и уничтожают драконьи кладки и селения чейнджлингов, это выглядит очень некрасиво. Я не хочу, чтобы мои гвардейцы участвовали в подобном. Надеюсь, ты не обидишься на моё решение и не примешь это на свой счёт. Всё-таки надеюсь, что когда всё это кончится, мы с тобой обязательно увидимся и хотя бы на время забудем о государственных делах и приятно проведём время. Люблю и жду, твоя племянница, правящая принцесса Кристальной Империи, Ми Аморе Кёр ду Рафаль ан Фларри Харт».

Твайлайт мысленно выругалась. И правда — Фларри прежде всего думала о себе, а не об общем деле. Не то, чтобы Твайлайт действительно питала надежды на то, что Фларри поможет — она нередко бывала непреклонна в том, что касалось Кристальной Империи. Но такой вот отказ, в таких вот формулировках выглядел просто издевательством.

Что ж, Твайлайт теперь будет полагаться только на себя. В конце концов, раньше её это никогда не подводило… Наверное.


— Вы же понимаете, что я не могу вам никого выделить? — ещё раз переспросила Твайлайт.

Мэр Клаудсдейла, взъерошенный и мелко дрожащий, стоял перед троном Твайлайт и молчал.

— Так, ещё раз. Все наши гвардейцы заняты на фронте. У меня у самой на весь Кантерлот не более пары десятков осталось. У вас что, нет каких-нибудь, не знаю, ветеранов вандерболтов, или ещё кого-нибудь, кого можно заставить успокоить народ?

— Ваше Высочество, они все тоже вместе с протестующими. Когда я говорю, что антивоенные митинги и забастовки охватили почти весь Клаудсдейл — это значит действительно почти весь Клаудсдейл. У нас остановились радужная и погодная фабрики, доставка облаков, всё, вообще всё! Если прямо сейчас не навести порядок, то…

— Ваше Высочество, тут срочные новости, — перебил мэра пони, только что вошедший в двери тронного зала. Твайлайт резко встала: если кто-то к ней входит таким вот образом, это означает, что случилось что-то действительно экстраординарное.

— Докладывай, Рапидхуф, — кивнула она вошедшему. Тот безо всяких расшаркиваний начал:

— Беспорядки в Клаудсдейле достигли апогея. Сообщают о том, что приверженцы Зефир Хэйвен захватили власть, мэр бежал, сама Зефир объявила себя «королевой Хэйвен» и претендует на выход из прямого подчинения Кантерлоту и получения автономии на правах провинции. Как раз подтвердилось утреннее сообщение о том, что в Понивилле подвергся нападению вандалов монумент дружбы — Зефир Хэйвен действительно видели с кристаллом пегасов, который она, по сообщениям местных, демонстрирует как символ законности своей власти.

— Что за… — Твайлайт помотала головой, будто пытаясь уложить в ней всё это. — Рэйнбоу Скай, как ты это объяснишь? — обратилась она к мэру Клаудсдейла, который сейчас стоял чуть в стороне ни жив ни мёртв.

— Так-так-так, — посмотрел на него Рапидхуф. — Вот где, значит, нашёлся беглый мэр?

— Я-я… Я не бежал! Это всё было уже без меня! — он вытер вспотевший лоб. — Я прилетел сказать о ситуации и попросить помощи, а случилось это всё потом уже без меня…

— Ладно, наши разберутся, — махнула копытом Твайлайт. — Рапидхуф, уведи его, я посмотрю по сводкам, правду ли он говорит.


Сводки не радовали Твайлайт. Казалось, она недооценила способности чейнджлингов и драконов. Первые успели без боя захватить Мэйнхэттен — они банально похитили и подменили ключевых пони, а когда операция завершилась, тот, кто выдавал себя за мэра, просто объявил перед всеми, что он чейнджлинг, город под их контролем и делать что-то уже бесполезно, — что лишило Эквестрию значимой части научного и промышленного потенциала. Со вторыми произошла случайная схватка в небе над Мэйртаймом, что окончилось сожжением дотла недавно построенного там порта: уцелел лишь один маяк. К счастью, драконы улетели, и Мэйртайм оказался в относительной безопасности — и лишь благодаря этому там удалось срочно начать организовывать новый научный и промышленный центр, отправив многих пони Кантерлота, Понивилля и окрестностей строить там заводы и лаборатории взамен потерянных с падением Мэйнхэттена. К счастью, желающих было предостаточно — особенно та инициативная группа из Понивилльского университета во главе с молодой, но не в меру амбициозной студенткой Филлис Кловерлиф. Но даже несмотря на это, потеря Мэйнхэттена была очень тяжёлым ударом по экономике Эквестрии, и потому Твайлайт решилась на отчаянный шаг.

Именно поэтому неделю назад во многих городах открылись специальные сборно-учебные пункты, а всем единорогам Эквестрии было предписано явиться в эти пункты и после обучения как атакующим заклинаниям, так и тем, которые позволяли определять чейнджлингов и снимать маскировку с них, принять участие в самой масштабной операции со времён войны с Сомброй более чем тысячелетие назад. Так и появилось это войско из нескольких тысяч единорогов, что сейчас подходило к Мэйнхэттену с намерением выбить из него чейнджлингов и вернуть его Эквестрии.

Ещё на подходе стало ясно, что их тут уже ждали. Более сотни чейнджлингов собрались на границе города, и когда единороги вышли и расположились на большом лугу, огибаемым небольшой речушкой, на противоположном берегу которой начинались пригороды Мэйнхэттена, от этой группы отделилось несколько чейнджлингов и бесстрашно перелетело в лагерь единорогов.

— Я Хьюмерус, заместитель главы администрации Мэйнхэттена, — представился один из них. — Где мне найти главного? Мы предлагаем переговоры, — отметил он.

Поиски «главного» не заняли много времени. Вот только когда он, наконец, вышел к чейнджлингам, вместо того, чтобы узнать про их условия, он внезапно развернулся к окружавшим его единорогам и скомандовал:

— Слушай мой приказ! Мы переговоров с террористами не ведём. Огонь!

Внезапная единорожья атака буквально разорвала Хьюмеруса с сопровождающими в клочья — и единороги, вдохновлённые этой маленькой победой, немедленно ринулись в город. Речка была форсирована за какие-то секунды, и орда единорогов вломилась в Мэйнхэттен, круша и уничтожая всех и всё на своём пути. То, что должно было стать зачисткой города от чейнджлингов, превратилось в бесконтрольный ураган смерти и разрушения. Спустя уже несколько минут стало понятно, что город не удержать, и оставшиеся в живых чейнджлинги стремительно покинули его, улетев в сторону океана на расстояние, где магические лучи единорогов уже не могли их доставать. И только единороги собрались праздновать столь быстро одержанную победу — как ситуация резко изменилась. Небо внезапно потемнело — но это были не вечерние сумерки и не облака. Сотни драконов, взлетев с окрестных скал, двинулись в сторону занятого единорогами Мэйнхэттена, буквально закрыв небо своими крыльями. А мгновением спустя — они обрушили на обречённый город целый огненный ураган…

Так бесславно и закончилась крупнейшая наступательная операция со времён Сомбры — как и жизни тысяч единорогов, участвовавших в ней.


Твайлайт, получив эту весть, поначалу не могла в неё поверить. Шутка ли — Эквестрия подчистую лишилась одной из рас пони? Когда всё же с фактами стало спорить бессмысленно, и до принцессы стал наконец доходить масштаб трагедии — она запаниковала. Что-то шло абсолютно не так, просто чудовищно не так. Этого не должно было случиться. Единороги должны были принести блистательную победу и переломить ход операции по усмирению чейнджлингов и драконов — но результат был катастрофически противоположен. Твайлайт просто не допускала такого исхода, и что делать теперь, она совершенно не понимала. Спайк что-то пытался ей говорить, но она не могла слушать — она вообще не могла сейчас ничего делать, кроме как без устали прокручивать в голове одну идею за другой. Использовать пегасов против драконов? Глупо это, без магии единорогов это ни к чему не приведёт, да и пегасы не согласятся — Хэйвен же пришла к власти на волне антивоенных настроений. Превратить Мэйртайм в крепость и использовать мощь его промышленности для войны с драконами? Не успеть уже, да и что такое один город против такой массы этих крылатых тварей? Хорошо хоть единственный уцелевший кристалл земных пони — почему-то кристалл единорогов тоже куда-то пропал — удалось туда эвакуировать из Понивилля, который находится прямо на пути наступления на Кантерлот. Может, наоборот, провести мобилизацию земных пони по всей стране и завалить драконов и чейнджлингов числом? Так они будут ещё уязвимее, а лишиться ещё и второй расы пони — это уж точно ни в какие ворота. Кроме того, кто будет их снабжать, если все они воевать будут? Вариантов просто не было…

Твайлайт, не замечая ничего, ходила кругами по тронному залу. Кажется, кто-то ей что-то говорил, то ли Спайк, то ли служащие дворца — но у неё не было сил отвлечься даже на минуту. От неё что-то хотели — она не понимала, что именно. Ей что-то сообщали — но она не улавливала ни капли смысла. Так сильно она не твайлайтировала, пожалуй, никогда в своей жизни — и не мудрено, что из этого состояния её смог вывести только оглушительный грохот рассыпающихся витражных окон зала. Она инстинктивно создала магический щит, чтобы уберечься от дождя падающих осколков, и только когда ощутила себя в безопасности, убрала щит и развернулась, чтобы посмотреть, что произошло.

В лучах вечернего солнца, теперь беспрепятственно проникающего в зал сквозь пустые оконные проёмы, перед ней стояли Торакс и Эмбер. Оба в блестящей боевой броне, с оружием и без тени снисхождения во взгляде. За стенами дворца было прекрасно видно сотни чейнджлингов и драконов, парящих в воздухе и определённо готовых прийти на помощь своим лидерам при попытке сопротивления…

— Принцесса Твайлайт, твоё правление окончено, — холодно проговорил Торакс.

— Ч-что… Как? У-уже?.. — Твайлайт, кажется, совершенно перестала понимать, что происходит, и последнее, что она почувствовала, прежде чем от бессилия потерять сознание — это холодный металл блокиратора магии, защёлкнувшегося на её роге.


Когда Твайлайт более-менее пришла в себя, оказалось, что Торакс и Эмбер не настолько злы на неё, как она могла бы предположить. По крайней мере, они не заточили её в темницу, и не отправили в ссылку, и тем более не отправили в ссылку, чтобы заточить её там в темницу. Как оказалось, это была вполне обычная тюремная камера в Мэйртайме. Она была куда более благоустроена, чем темницы в подземельях Кантерлота, когда Твайлайт там в последний раз бывала. Здесь было всё необходимое для более-менее комфортной жизни: поговорив со здешним охранником, она с удивлением узнала, что у неё, как, впрочем, и любого другого заключённого, есть даже разрешение на то, чтобы, к примеру, брать себе книги из городской библиотеки Мэйртайма, хоть и библиотека эта была куда более скудна, чем аналогичная в Кантерлоте. Здесь были также новинки эквестрийской техники типа телевизора и терминала «Понинета», благодаря которым она могла быть в курсе того, что происходит за границами её камеры; и самое главное — её могли посещать другие жители Эквестрии, и даже она сама могла попросить кого-то пригласить, разве что теперь, когда Твайлайт перестала быть правящей принцессой, приглашённый мог и отказаться.

Разумеется, первым, кого она пригласила, был Спайк — и на следующий день он смог к ней приехать.

— Э-э… Ну привет, Твай, — пробормотал он, уставившись в пол. — Как ты тут?

— Ну… Вроде бы ничего. Что там с Кантерлотом? Что с Эквестрией? Надеюсь, её не превратили в руины?

— Да не то, чтобы… — замялся Спайк. — Туда прилетел Клаудсдейл и теперь этот город принадлежит пегасам. Они решили его переименовать по имени их королевы, теперь вместо Кантерлота будет Зефир Хайтс. Они даже особо ничего менять не будут, разве что, говорят, твой замок перестроят так, чтобы он посовременнее был.

— Э-э… И всё? Я думала, они вообще весь Кантерлот уничтожат. Ну, знаешь, типа символ прошлой власти, всё такое…

— Нынешние пегасы куда практичнее, их не то, чтобы интересует символизм. По крайней мере не так, чтобы отказываться от того, что им досталось. И похоже, они серьёзно настроены — говорят, будут выселять из того, что раньше было Кантерлотом, всех не-пегасов.

— Эх, и сколько я им про дружбу говорила, а они… Угробят же всё: опять прилетят виндиго и заморозят всех. Впрочем, что я теперь могу сделать…

— Ну это да, — отвёл взгляд Спайк. — Уже ничего, теперь только после суда решится.

— После суда? Какого суда?

— Э-э, ну пегасы, вместе с чейнджлингами, драконами и земнопони будут выяснять, в чём ты виновата, а в чём нет. Но они пока собирают доказательства, а это долго, говорят, года полтора. А! Я что забыл-то. Единорогов тоже подключат!

— Единорогов? Да! — обрадовалась Твайлайт. — Я знала, что они не погибли в Мэйнхэттене, а телепортировались или что-то такое…

— Э, нет, Твай, — перебил её Спайк. — Это те, которые либо скрылись от набора в войско, либо дезертировали по пути. Они спрятались в заповеднике Эверфри, их там всё равно никто бы не нашёл. Кстати, их кристалл, вполне возможно, что как раз у них…

— А, вот как, — вздохнула Твай. — Много их там?

— Меньше сотни всего выжило, так что… Единороги в Центральной Эквестрии ещё долго будут на вес золота.

— Грустно это слышать…

— Ну теперь уж ничего не поделаешь. Как-то будут, наверное, вместе с чейнджлингами справляться, хотя те тоже не горят особым желанием помогать Эквестрии — как и драконы, объявили независимость и собираются жить у себя и к нам не заглядывать. Так что посмотрим…

— Понятно…

Спайк уселся рядом с Твайлайт и посмотрел на неё. Она не выглядела слишком разочарованной — но при этом и радости она тоже отнюдь не излучала. Она вернула ему взгляд — и вдруг, наклонившись к уху, тихо проговорила:

— Слушай, Спайк, а может ты сможешь снять эту штуку у меня с рога? Может, тогда мы сможем починить то, что сломали…

— Э, нет-нет, Твай, — решительно покачал головой Спайк. — Во-первых, как мне говорили, она отслеживается, и если её снять самостоятельно, то об этом сразу же всем станет известно. Я думаю, что если ты сумеешь благодаря этому сбежать и тебя поймают, это явно не улучшит условия, в которых ты живёшь. А во-вторых, без магии, которой она зафиксирована, её нормально снять невозможно, насколько я знаю. А экспериментировать на тебе мне что-то не хочется…

— Понятно, Спайк…

— Знаешь, Твай, я пойду, пожалуй. А то тебе опять какая-нибудь сумасшедшая идея в голову придёт, и ты заставишь меня её выполнять…

Твайлайт лишь молча покачала головой в ответ.