Five Nights at Pinkie's. Марионетка.

Не все так просто, как кажется.

Твайлайт Спаркл ОС - пони

Это не поцелуй, мы просто тренируемся

Флаттершай и Рэйнбоу Дэш собрались пойти на бал со своими парнями, но во время беседы выяснилось, что они никогда прежде даже не целовались. И чтобы исправить это, Флаттершай предлагает своей подруге немного попрактиковаться.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Другие пони

История сталкера в Fo:E. История I.

Добравшись до Монолита, сталкер желает отправиться в Эквестрию... Но увы, вместо тихого и мирного мира, где бегают миролюбивые поняхи, Исполнитель желаний отправляет его в другой ад под названием Пустошь.

Флаттершай Твайлайт Спаркл Спайк DJ PON-3 Другие пони ОС - пони Человеки

Зима

Далеко на севере раскинулась загадочная и суровая страна, половину которой занимает Вечнодикий Лес, а половину — снежная равнина и горы. Там в горах обитают свирепые виндиго, а по равнинам бродят стаи белоснежных волков, там день длится всё короткое лето, зима же погружена в вечную морозную ночь. Там живут снежные пони, странный, гордый и жестокий народ, повелевающий метелями и холодными ветрами. Там спит вечным сном благородный Принц Зима, повелитель стужи. И кто знает… кто знает, чем обернётся для Эквестрии его пробуждение.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Луна ОС - пони Кризалис

По ту сторону окопов

Октябрь 1918 года. Союзники наступают по всем фронтам, перехватив инициативу после провала немецкого «Кайзершлахта». Боевые действия перешли в стадию манёвренной войны, но окопы напоминают о себе.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Эта музыка будет вечной

В жизни случаются разные ситуации, и порой требуется понять некоторые очень важные вещи, чтобы помочь другу.

DJ PON-3 Октавия

Незваный слушатель

Флаттершай готовит хор птиц к визиту принцессы Селестии, но всё идёт не совсем гладко...

Флаттершай

Оно того стоило

Заплатив цену за мимолётное желание, не будем ли мы потом сожалеть о содеяном?

Два одиночества

В этой истории повествуется о том, как два весьма одиноких пони ни смотря не на что смогли найти счастье. Данная зарисовка входит в мою серию «Инквизитор» на правах дополнительной части, всего лишь расширяющей основное произведение. Противникам шиппинга канон + ОС и лунодинам этот рассказ лучше не читать. Главными действующими лицами являются принцесса Луна Эквестрийская и Бел Ван Сапка.Как написано на Даркпони: «Да простит нас Селестия».P.S. Вычитано одним хорошим брони...

Принцесса Луна ОС - пони

Свет ее радуги

Кроссовер с мультфильмом "Король Лев": Юный Така, в будущем злобный тиран Скар, страдает от одиночества и равнодушия семьи. Однако каким-то чудесным образом он встречает в своей жизни маленькую разноцветную пегаску... Чем закончится их дружба?

Рэйнбоу Дэш

Автор рисунка: Devinian

Хозяйка Медальонов. Содружество Медальона

Глава 14. Поньстим

В которой Содружество ждут Путь и бой, коварство вражье, и долг друзей, и плачь по павшим...

Членов Содружества разбудили рано, и будила никто иная, как леди Сильва собственной персоной.

— Подъём! — говорила она, стуча ложкой по сковороде, — подъём! Вам нужно срочно выдвигаться!

— Что случилось, миледи? — спросил Кастеллион, — Армия Длиннорога наступает?

— Нет, лучше. Кажется, Легион Молота идёт по Сильвервуд... и думается мне, что ведёт их подружка Тео.

Тео понял, о ком идёт речь, и возразил:

— Она не моя подружка!

— Да-да, охотно верю, — ответила леди Сильва, — ну, быстрее. Я покажу вам фокус моего дорогого Кириборна. Никто больше в Мидиландии им не владеет, — закончила она и вышла из шатра.

Когда члены Содружества были готовы, леди Сильва проводила их на один из толнов, весь исписанный светящимися знаками.

"Зеркала дяди лучше! — пробурчала Холо, — но всё равно, хорошо, что они не поделились этим навыком с Соутерном. Телепортация это сила, скажу я тебе!"

— Теле... — начал Тео, но тут леди Сильва что-то сделала, и они оказались на совсем другом толне. Мерри и Быстронога вырвало.

— Оу, простите! — сказала кирина, — я всегда забываю об этом эффекте, среди киринов и единорогов он чрезвычайно редок. Сейчас, — она достала из неприметного короба пару пучков трав и предложила их пострадавшим, — пожуйте, вам станет легче.

Вскоре прибыло несколько киринов, принявшихся отмывать толн. С небольшой задержкой Содружество прибыло к берегу небольшой речушки, где их ждали лодки, обтянутые странным полотном, и знакомые волшебные плащи.

— Вперёд, друзья мои! Река пока свободна, торопитесь! Ваш путь опасен, но он единственная надежда на примирение в нашем расколотом враждой мире! В добрый путь! Быстроног, будь осторожен!

Распределившись по четыре в каждую из лодок, наши герои оттолкнулись от берега и отправились в путь.

Первое время их сопровождали лодки сильверимов, но стоило им выйти на простор Поньстима, и они отправились назад. Они плыли по стремнине, быстро и весело, однако Тео на душе было неспокойно.

— Мы так подставляемся, — вдруг заявил Доромир, плывший с Тео, Джемом и Кастеллионом, подтвердив тем самым сокровенные опасения хобилара.

— Да, — ответил Кастеллион, — но мы сейчас не найдём безопасности ни на правом, ни, тем более, на левом берегу. Мы должны миновать опасные места, а тёмная сила и коварство Королев делают опасными как дни, так и ночи. Но днём мы, по крайней мере, тоже имеем шанс увидеть врага.

— Ты не боишься атаки балхантов? — снова спросил Доромир Кастеллиона.

— И этого тоже. Хотя больше всего меня волнуют Фулмини.

— Мы можем двинуться через степи Виндмэйна.

— Нет. Это кратчайший путь к Айронгарду, и его агенты будут ждать нас там. Мы не можем так рисковать.

— А сидеть посреди стремнины можем? Прямо на виду у летучек!

— Не все пегасы служат Холо, — ответил Кастеллион, — и я больше боюсь немного другого наблюдения. Они потеряли нас... но это пока.

— Вот именно, — с мрачной обречённостью произнёс Доромир.


Тем не менее, этот и несколько последующих дней прошли спокойно, видимо, леди Сильва как-то сбила преследователей со следа. По обеим берегам великой реки темнели леса, изредка перемежаясь скальными холмами. Легенда гласила, что когда-то, во дни младенчества Мира, Иоанна и Ультима Поньстимом на спор прорезали горный массив Блаксмития, в котором находилась первоначальная кузница Элберты, заставив Ковательницу на время бросить работу по упорядочению мира и просто присоединиться к прогулкам по Бесконечному Саду.

На далёком горизонте, за лесами, даже показалась гора Горн, где в те далёкие века жила Искусница.

Отдыхали на исключительно на правом берегу, на ночь унося лодки довольно глубоко в леса. Удивительно, но Кастеллион очень хорошо знал все здешние места, и постоянно приводил их в укромные и даже немного обустроенные убежища.

— Соутернские стражи ещё не так давно несли караулы здесь. — пояснял Следопыт, — Виндмэйн вассал Соутерна, а Великий Поньстим слишком хорошая преграда на пути врагов, чтобы его игнорировать. Многие набеги бальхантов удалось пресечь с помощью своевременного предупреждения стражами.

— Да, — подтвердил Доромир, — мы отозвали дальние дозоры после мирного договора Уединённой Горы. Нам потребовались все наши следопыты... чтобы следить за Даунландом, — тут он сделал паузу, глубоко вздохнул и продолжил:

— Да, это был наш величайший провал. Никто не ждал, что Пондор восстановился настолько. Джунгли Миднайтона надёжно скрыли планы Холо.

— Джунгли? — переспросил Тео, — но все легенды говорят, что там выжженая извержениями равнина!

— Так было до Холо, и некоторое время после Сердечного Союза. Там очень плодородная почва, но слишком... специфичный климат, — ответил Кастеллион, — плюс фестралы-гериляр. Заселить этот край соутернцами не вышло, хотя зёлёные джунгли считались тихими всю Третью Эру. Я сам ходил ими к Монс Фати буквально незадолго перед Походом твоего дяди, вернулся в Криквэлли буквально за неделю до него, и мне тогда встретились всего две маленькие делянки фестралов за всё время пути. Считалось, местные одичали... а оказалось, нас водили за нос.

"Все мои маленькие пони МОИ! — возмутилась Холо, — я имею полное право вести их за то, за что считаю нужным, если они сами ведут себя плохо. Одну из глупых, плохо исполняющих свои обязанности, неумелых аликорн, Голденвейт, привели ко мне за косы! Она правила своим Королевством из башни слоновой кости, терроризируя народ чрезмерными налогами, да ещё и эпатируя их самой пышной гривой! Многие кобылы её земель рехнулись от зависти, но агенты Вири подняли восстание, захватили её и притащили на наш суд! А мы сёстрами постановили побрить её налысо! Хи-хи! Будет знать, как обижать пони!"

— Мне даже интересно, что Сама-Знаешь-Кто ответила, — вдруг услышал Тео голос Кастеллиона.

— Говорит, это её право водить пони за любую конечность и вкраце рассказала об длинногривой аликорне, которую привели к ней на суд за косы.

— За косу, — поправил его Кастеллион, — одним из обвинений Голденвейт было приставание к жеребцам без согласия стать их женой. Эту легенду фестралы обожают. Бедная земная пони Феодоро, чьего жениха Голденвейт сначала соблазнила, а затем превратила в камень, с подругами добралась до башни слоновой кости, и, пока её подруги с полученной от Виридис Мико изумрудной сетью готовили засаду, сама Феодоро скандировала кричалки неприличного содержания, выманивая Голденвейт из её укрытия. Аликорна не выдержала насмешек и сама вылетела покарать обидчицу, но была сама поймана, сброшена через одну из Форточек в Преисподнюю, где её судили и приговорили к обриванию налысо. А сама Феодоро стала первой наместницей Семерых и преобразовала родной край в нечто по меркам последователей Семи довольно хорошее, — и на вопрошающие взгляды Следопыт добавил, — да, я читал сборник фестральских сказаний.

"О, он прочитал их!!! Ха-ха-ха-ха-ха!!! Чтение — сила! Больше библиотек! Больше знаний! Больше книг!!! Книги-книги-книги!!!" — вопли Королевы выражали чистейшую радость и любовь. Тео для себя отметил, что Холо, по-видимому, библиоманка. Неудивительно, что она сумела совратить его матушку. Скарлетт Дип тоже ни дня не могла прожить без книги.

— Она любит книги, — сказал вспотевший хобилар следопыту, — даже слишком.

— Понятно, — мрачно сказал Доромир, — если что, сразу скажи, — лаконично добавил соутернец и начал устраиваться спать. Тео не стал долго ждать и тоже лег.

На следующий день в лодке долго царило молчание. Доромир с Кастеллионом молча гребли, а сам Тео с Джемом молча смотрели по сторонам, наблюдая величественные, поросшие лесом берега, меж которых лежало русло. Где-то через час течение стало ощутимо сильнее, а берега стали выше.

— Скоро, — загадочно произнёс Каст, и Доромир лишь молча кивнул. И вскоре они увидели их. Издалека казалось, что это скалы, но слишком правильные... а потом Тео и Джем с удивлением поняли, что это гигантские статуи двух единорогов, похожих друг на друга словно братья.

— Это столпы Меморианиата, изображающие Эскалибура и Аникиона, основателей Соутерна, — произнёс следопыт, — великих королей Древности, бросившие вызов Холо и её последователям.

"Два жулика, дурившие наших с Кометой поняш! — вдруг заявила Холо, — Забудь о них, вон, смотри, на острове!"

— На острове? — вслух спросил Тео и перевёл взгляд на русло вниз по течению. Там над водой находился чёрный гранитный утёс, казавшийся пришельцем из других мест и времён. На нём тоже что-то находилось. Приблизившись ближе, они увидели девять тёмных, полированных фигур пегасов в доспехах, застывших в разных позах, явно занятых подготовкой к атаке. Центральная фигура на небольшом камне, поднимавшем её чуть выше, предвкушающе улыбалась.

"Малыша Дона, с позывным Нытик, ты уже знаешь, он слева от Квёр, Хитрый Хвост, она в центре, на утёсике, справа Комета, она же Ворчунья, мама Дона. За Кометой Камилла Молния Востока, Арахна Облачная Пряха и Красавчик Рен, они же Вспылка, Лапочка и Везунчик. За Донни находятся Фалька Быстрокрылая, Миламира Яркий След и Прецезия Зоркий Глаз, также известные в узких кругах как Дисперс, Пушистика и Глазастика."

В звенящей тишине, прерываемой лишь плесканием Поньстима, прозвучал комментарий Джема:

— Эта Жадная пони ведёт себя почти как купцы на Весенней ярмарке. Только те всё нахваливают свой товар, она всё про своих пони.

"Потому, что они милые! И вообще, все пони милые! Даже Элберта! Но она потеряла связь со своей внутренней милотой, однако тётушка Холо поможет и ей! — как всегда вдохновенно заявила Королева, — но сначала я помогу тебе, Тео!"

Упомянутому хобилару от такого предложения помощи стало не по себе.

Островок Фулмини остался позади, и Содружество вплыло в густую тень статуй двух древних королей Соутерна. Кастеллион заметно расслабился и даже блаженно улыбнулся.

— Я давно хотел увидеть королей Древности, — пояснил он под скептическим взглядом Доромира.

"Родню захотел увидеть. А мне не даёт! Я тоже хочу увидеть Тию! У! Выпустите меня, чтобы я смогла с ними увидеться! Нет?! Что же, знайте, я на вас обиделась!" — возмутилась Королева и замолчала. В голове Тео наступила такая же блаженная тишина, как и повсюду.

Лишь когда лодки миновали Столпы, Холо вновь оживилась и начала рассказывать про состав лекцию по геологии Блаксмитеров. Тео смотрел на небо и первым увидел её. Тёмную точку, которая...

— Тревога! — крикнул он, Доромир едва успел среагировать, закрыв их лодку щитом, который от удара одного из Фулмини фактически раскололся, но и его... вернее, как сумел рассмотреть Тео, её, отбросило. Это была чёрная, как восточная ночь и жгучая, как огонь кобыла. Камилла, Молния Востока, живьём.

Она хотела зайти на новый заход, но её подбил Быстроног меткой магической стрелой, и она упала в воды Поньстима недалеко от их лодки. Доромир аурой поднял весло, но его удержал Кастеллион.

— Надо быть лучше, — сказал он и бросил в воду какую-то штуку. Через несколько мгновений в воде плавал круг, за который ухватилась Фулмина и медленно поплыла к левому берегу.

— А нам к правому, — скомандовал Кастеллион.

— Она бы тебя не пожалела, — бросил ему Доромир.

— Что ты?! — возмутился Кастеллион, — Нет, она вытащила меня из рущащихся руин мастерской в горе Горн. Потом долго орала на меня, что я псих, нажимающий рычаги как мне в голову взбредёт. Кто мог знать, что свиток, выданный мне мастером Кириборном, не точен?

Ответный взгляд Доромира сложно было оценить иначе как злой.

— Вот меньше надо общаться с врагами, Кастеллион из Дома Кирихира! — прошипел он.

Следопыт промолчал, вместо этого сказав:

— Мы через час будем возле наблюдательного поста Файр Хайт. Там можно причалить. Нам повезёт, если девятеро не доберутся до нас раньше.


Они спокойно добрались до Файр Хайт. Скальные берега ушли вниз и здесь зеленела обширная долина.

Лодки были спрятаны в лесу, а лагерь разбит в небольшой чаще, в стороне от возвышавшейся над окружающим лесом поросшей мхом необитаемой башни дозорного поста, находившейся на лесистом холме.

Тревога чувствовалась всеми, было ясно, что-то случится.

Тео не находил себе места, и, по-тихому, отделился от основной группы и пробрался к башне. Чуть раньше тут побывали Кастеллион и Быстроног, и, констатировали, что хоть тут и можно держать оборону, но и прорваться отсюда может быть весьма сложно. А учитывая, что помимо Фулмини в армиях Тёмного Конкордата было множество пегасов и фестралов, оказаться в подобной ловушке, особенно без силы Гуднайта, было равнозначно потерпеть крах всего их предприятия.

Башня была довольно милой. Тут был даже оставлен запас топлива, воды и даже твёрдых сухарей и сена в плотных пачках.

Тео прошёл внутрь, поднялся по винтовой лестнице сначала на жилой, а затем на обзорный этаж. Пред ним открылась вся долина, прорезанная Поньстимом (не без помощи леди Ультимы) между отрогами Блаксмитов.

Хобилар осматривался. Север, юг, запад, восток. Так много дорог.

"Тебе не убежать от себя. Поверь, я тоже через это прошла. Все, кто сумел повзрослеть по-настоящему, через это прошли", — сказала ему Холо.

"А те, кто не смог повзрослеть?", — спросил хобилар.

"Гм. Тут вопрос двоякий. На самом деле множество пони не сумели. Мне почему-то кажется, что и Элберта в их числе, хотя до конца я так и не уверена. Видимо, поэтому я могу ещё её окончательно победить. Кто-то становится таким несносным гением, чуждым земным проблемам, настоящим ангелом, какими, они, наверное, и задумывалсь. Но большинство жеребят, переставших развиваться, становятся злыми, жестокими, мелочными, неся все недостатки взрослых и не найдя в себе их достоинств. Мне их жалко. Только Сила, Порядок и постоянное побуждение к раскаянию могут с ними что-то сделать. Польза от них может быть только если заставлять их её приносить."

"А может, стоит просто напомнить им, кто они и зачем живут?" — спросил хобилар.

"Это не просто. И у меня давно просто не хватает терпения и силы воли предлагать пряник тем, кто заслуживает семихвостого кнута. Они, арх, просто не понимают, что бросать жеребят-сирот замерзать на улицах плохо! Самим то тепла подавай, а когда беззащитная малютка плачет на улице, им хоть трава не расти! Пока они не научатся себя вести как пони, я буду разговаривать с ними через моих вендиго! Моя помошница, легат Буря, очень доходчива в объяснии поняшам, в чём они провинились. После неё выжившие становятся шёлковыми! Ну, а души невыживших становятся, обычно, всё равно моими! Не в Мирах живых, так в нашей с сёстрами Преисподней они научатся ценить любовь и труд друг друга."

"Что же, — ответил ей хобилар, — в таких крайних случаях ты, наверное, права, но есть множество тех, кто ещё не деградиловал до такого. Разве не проще подтолкнуть их к правильному выбору?"

"Гм, наверное, это будет правильно, — согласилась Холо, — а ты молодец! Мой маленький Тео становится мудрым, а-ха-ха-ха-ха!"

"До Мудрого мне ещё далеко..." — ответил ей Тео, но Королеву не переспоришь.

"Ты осилишь дорогу. Я знаю, это часть моего таланта, искать таланты. Ты осилишь дорогу. Другие аликорны и даже Ордер, Дракон Порядка, зная, что в столкновении достигших могущества всё могут решить случайные помощники или соперники часто забывают, что по воле Творца и то и другое можно обрести... или потерять. Я как раз обычно и отбираю, но также ищу тех, кто может их принять..."

"Мне не нужны крылья аликорна! — не на шутку испугался Тео, — тем более чужие!"

"Это хорошо. Хорошо. Поверь, мой мальчик, это очень хорошо. Ладно. Хочешь, я научу тебя паре фокусов?"

"Которые выдадут меня с потрохами?"

"Может быть, может быть, как знать? — ответила Холо, — дядя говорил тебе, что Медальон может делать тебя невидимым, а ещё он может открыть для тебя ворота в мир духов, тонкий мир!"

"И что?"

"Ну, там можно разговаривать с духами деревьев, или муравьями, или своим мечом. Моя Изящность считает Гуднайта слишком изворотливым, а вот Голден, молоту Мартеллы, он наоборот нравится."

"Эм... ты разговариваешь с мечами и молотами?"

"Конечно! У всего есть душа, в том числе у камней и даже любимых инструментов! И нет большего издевательства над живым, чем выступления так называемых веганов! Мясо с рыбой не ешь, а деревья руби! Да моим собственным домом было дерево! Я жила самолично выращенном в дубе! Большом, тёплом, шелестящим своей кроной тёплыми летними вечерами! Если ты с понятием, то живое дерево самое лучшее жильё. Идея Бесконечночного Сада поэтому столь и идеальна. Немного лес, немного сад... Природа и Искусство. Когда-нибудь я покажу тебе Кристаллис. И Меотиду. И Няшняшкен! Эти миры были ужасны, но твоя тётушка Холо превратила их в конфетки! И Мидиландия будет следующей. Ради Файри я постараюсь!"

"Но переделывая Мир по своим лекалам ты сломаешь жизнь множеству пони," — возразил Тео... и поднял бурю.

"Эти пони сами сломали мне жизнь! Они убили МОЕГО ОТЦА! Они настроили против меня МОЮ МАТЬ! Они БУДУТ ПОДЧИНЯТСЯ МОЕЙ ВОЛЕ! ПОКОРНО И ВНИМАТЕЛЬНО! БЕЗ ВАРИАНТОВ! — ментально прорычала Королева Королев. А затем, мгновенно улыбнувшись в ментальном пространстве хобила, добавила, — скоро!"

"Что ты задумала? — неуверенно спросил Тео, — Чего ты ждёшь?"

"Встань, и увидь!" — сказала ему Холо.

"Увидь что? Что ты хочешь? Я чувствую, я знаю... ты что-то задумала!"

"Милый мой, пока этот Медальон у тебя на шеё, в твоих копытах находится огромная власть. Все остальные, и власть над каждым из народов здесь. Я создала его не только, чтобы получить билет на волю, но и чтобы направить мидиландцев. Хочешь это сделать?"

"Что сделать?" — спросил Тео. Ему было жарко. Очень жарко.

"Направить "свободные народы"? Как удивительно, чем больше поняша желает свободы, тем большим рабом становится. Жажда быть независимым такая хорошая удочка, чтобы ловить на неё души. В то время как желающие служить и готовые отдать всё, за то, что любят, имеют истинное счастье и свободу. Даже своих врагов из их числа я уважаю... можно сказать, даже люблю!"

"Я... — и тут голова Тео закружилось, всё пошло кувырком, а затем он увидел. Увидел всю Мидиландию. Всю, как одну большую игровую доску, где шла сложная игра по непонятным для него правилам."

Потоки чего-то, пересекавшие основной континент, знаки городов и крепостей, движения важных фигур. Гигантский Аурумкаструм поразил воображение Тео.

"Девять пони, что живут среди лесов и полей"

Фулмини собирались у Серебряного Леса. Однако у них было лишь восемь Медальонов, один находился вне Мира... в замке, по сравнению с которым Аурумкаструм казался сараем.

"Госпожа? С кем это вы? — послышалась мысль, — а юный Дип! Не обижай Королеву, будь хорошим жеребцом. Иначе я всё про тебя расскажу Файри."

"Мента в своём репертуаре. Свой Медальон Комета отдала Фирмаментуме, своей сестре, когда-то звавшейся Селестиной Стар, а сама получила Медальон Квёрки. Сама Квёр не нуждается в Медальоне, но она носила некоторое время твой."

Семь псам алмазным в подгорный предел.

Однако, не один из них не был шее кого-то из Алмазных Королей. Все они принадлежали пони из вереницы городов к востоку от Пондора. Тайны алмазных псов были ведомы магиструм кристаллум.

"Алмазные псы — зло. Хотя Харди сильно поднял моё мнение о них," — заявила Холо, пока Тео смотрел на слаженную работу гигантских кузниц.

Пять драконам в поднебесные выси.

Лорды драконов впечатляли. Даже небольшая и юная Смаук обладала аурой силы и мудрости, а грация Са Ти казалась просто ирреальной. Особенно, что в момент, когда Тео её увидел, она принимала душ. Бедный хобилар покраснел, как рак.

Три киринским владыкам в подзвёздный предел.

Леди Сильвер вела переговоры с Файри. Лорд Кирнрод в своём штабе пытался разобраться с выплёскивающейся в земли бывшего Нозернора войной. Гуднайт, ставший куда более синим, шёл бок о бок с Коричневым Магом.

"Красавчик, правда?"

"Он жив?!"

"Конечно, жив! Я же тебе уже говорила! Да и если бы он проиграл, у вас на хвосте была бы Марта, они с Квёр мои самые верные подруги. Даже мои сёстры не всегда были настолько надёжны. Даже Равенна и Комета... они не проходили через такое. Паль да, но она в первую очередь служит Фаси, она её адъютант. Если только Мента... Фирмаментума. Она просто работает не смотря ни на что. Да. Без неё, наверное, у меня бы сейчас точно горели хвосты, а мои поняшки голодали бы. ЭТО УЖАСНО!!! МОИ ПОНЯШКИ НЕ ДОЛЖНЫ ГОЛОДАТЬ!!! ААА!!! — Холо в ментальном пространстве было забегала кругами, но быстро взяла в копыта, — в общем, отпусти меня! Я требую! Ради всех пони! Или прими последствия! Ситуация может выйти из-под контроля, но я могу завершить конфликт относительно бескровно."

"Я не знаю, кто правее, ты или Элберта, но одно я знаю. Я принял решение уничтожить Медальон и не выпускать тебя в наш Мир. Ты утверждаешь, что переживёшь это... и это хорошо. Ты не плохая, ты запутавшаяся."

Холо улыбнулась, на её щеке блеснула слеза, а затем она сказала:

"Ты так вырос. Ты очень хороший пони. Прости за следующее."

"За что?" — подумал Тео, а затем его вырвало из видении и отбросило к стене, выбив дух. Над ним стоял Доромир. Только в его глазах кипела злоба.

— Ты предал нас! — заявил единорог, а затем бросился на Тео с мечом. Ушибшийся хобилар едва успел отскочить.

— Что ты творишь?!

— Я вижу, я всё вижу! Ты сговариваешься с Ней, с ними! Они хотят нас уничтожить, они ненавидят нас, они завидуют нам! Но мы покончим с ними, с майлами, с даркпони, со всеми!

— Доромир, ты не в себе! — заявил Тео, с трудом уворачиваясь от его клинка.

— О, я так не думаю! — бросил соутернский единорог, кинув за тем волшебную стрелу. Хобилар едва успел пригнуться, импульс убийственной энергии прошёл на волосок от его головы.

"У тебя есть всё, чтобы победить его, — раздался в голове голос Холо, — просто почувствуй в себе Силу!"

"Что?! — Тео, едва не разрубленный пополам, отступил в стене и спросил у Холо, — ты что, хочешь, чтобы я его одолел?"

"Да. Это просто, ослеплён своим Гневом, Страхом и своеобразной Жаждой справедливости. Всё в тебе. Всё! А Медальон добавит навыков."

"Но..." — Тео попытался возразить, но его отвлекла новая смертоносная атака.

"Ты прекрасно уворачиваешься. Теперь нанеси удар, как в Курганах и в Даркнестии. Дерись! Не смей умирать! Я тебя ещё не всему плохому научила!"

И хобилар, в душе которого страх и решимость защитить себя как-то умудрились сплавиться в нечто единое, неожиданно ловко увернувшись от очередной атаки, сам перешёл в контратаку. Буквально поднырнув под клинок, он со всей дури лягнул взбесившегося товарища в живот, затем вскочил, удар по рогу, удар по носу, разворот, по шее...

Тео очнулся от боевого транса только стоя над избитым Доромиром и даже занеся копыто над обессиленным жеребцом.

"Браво! Браво! — Холо одобрительно топала, — ты справился с первым экзаменом мой мальчик. А теперь..." — она не закончила, но её намёк был понятен хобилару.

— Нет!!! — воскликнул он, отшатнувшись, — я не убийца!

"Это твоё право, — ответила ему Королева, — это благородный выбор, но иногда он несёт боль."

Тео не ответил ей, отступив от поверженного противника, а потом и просто бросился бежать. Он выскочил из башни и бросился к зарослям. Хобилар забился в кусты и стал плакать.

"Тео! Тео! — Холо неотступно продолжала говорить, — возьми себя в копыта! Ты уже большой жеребчик!"

— Это всё ты! Ты сумела как-то околдовать Доромира!

"Околдовать? Неа! Просто сыграть на его страхах. Всего несколько слов.ю, двусмысленных шепотков в моменты, когда Медальон соприкасался с ним... он идиот, говорю тебе прямо. Был бы он толков, как его прадед, не видать бы мне Даунланда как моих ушей. Это эмпирический факт, я даже публиковала его в "Вестнике Науки" инкогнито."

— Ты! Ты... ты злая! Ты играешь судьбами пони и целых стран, как будто это твои погремушки!

"Это не мои погремушки, это МОИ ПОНИ! Это ОНИ ИГРАЮТ В ПОГРЕМУШКИ, а мне потом приходится разгребать их ошибки! НЕТ!!! ДОВОЛЬНО!!! Я СОЗДАМ НАСТОЯЩУЮ УТОПИЮ, И КАЖДЫЙ ПОНИ В КАЖДОМ МИРЕ БУДЕТ СЛУЖИТЬ МОЕМУ ДОМУ ТАК, ЧТОБЫ СО СПОКОЙНОЙ ДУШОЙ ПОТОМ СТУПИТЬ НА ЕЛИСЕЙСКИЕ ПОЛЯ!"

Тео было тяжело переварить идею Холо. Злодействовать чтобы...

— ...сделать всех пони принудительно добрыми? Хи-ха-ха-ха-ха, нет, ты, конечно, даёшь... — он просто ржал в голос, катаясь по траве, — злом пробить дорогу добру.

"Благими намерениями выстлана дорога к моему Трону, уж поверь. Следовательно, на Елисейские поля..."

— Да... ты эталон кобыльей логики. Хотя зерно истины у тебя есть. Слепо пытаясь угождать мнению толпы, понимая это как добро, иначе как плохо не кончишь. Будет, как когда мэр Мерри Везер пытался провести идеальный Новогодний праздник. В итоге получилась лучшая драка Топов и Кваетстримов за всю историю Селья.

"Ох... мне страшно думать, что ты уже собрался превзойти меня в мудрости. Ну ладно я..."

— Помолчи, мне пора уходить. Я понял твой план. Фулмини спешат сюда, так ведь.

"Можешь проверить..."

— И навести их на себя ещё точнее? Нет уж, не сейчас!

Однако, за первым же кустом его ждал сюрприз. Кастеллион с грустным, даже побитым видом стоял и смотрел на него. А затем полез в седельную сумку и достал оттуда карту:

— Вот, держи. Насколько всё плохо?

— Не знаю. Предполагай худшее...

И тут разнёсся звук рога.

— Они здесь! Спеши! — сказал Кастеллион, — удачи! Я задержу их!


Похоже, Мир сошёл с ума. Лес, ещё недавно пустынный, был полон каких-то странных солдат, как будто вырезанных из кристалла. Они носились туда-сюда и что-то искали.

"Уррук-пон, — пояснила Холо, — Чарпонировы кристаллические големы. Видимо, волшебничек всё же решился на свою игру. Интересно, как он надеется использовать Медальон?"

"Он может дать тебе не вырваться?"

"Может быть? Я предусмотрела многое, но не всё. Хоть я и могущественная аликорна, и для меня Надежда — единственный истинный компас. Шанс имеют все, кто хочет его использовать."

"То есть, Элберта могла бы тебя подчинить?"

"Не будь она такой трусихой и дурой? Конечно, могла! А так она на повелась на жеребячий фокус и свой страх. Не, я её порабощу когда-нибудь. Нечего бросать хороших драконов! — и тут над ними раздался громовой удар, — о, подкрепление прибыло! Мои Фулмини уже здесь!"

"Значит, мне просто надо быть тише," — сказал он себе

"Ты становишься сильнее, мой мальчик! Молодец!" — похвалила его Холо, пока он проскользал к лодкам.

Забрать одну было сложной задачей... но его ждала неожиданная помощь.

— Вот ты где! — сказал вылезший из кустов Джем.

— Джем... я...

— Ты идёшь со мной. Ты не справишься с этой бешенной без меня. Она как-то... ты не встречал Доромира?

— Я его избил.

— О. Вот. Она хитра. Тебе нужна помощь!

— Но...

"Да не отвянет он. Цени это! — заявила Холо, — хорошие друзья на вес золота!"

— Эх... дальше мы идём одни.

— Хорошо. Я знаю, как нам перебраться через реку незамеченными.

Идея Джема оказалась сколь хитра, столь и проста. Перевёрнутая лодка с помощью своей маскировочной магии почти слилась с водой. Видимо, этот фокус тоже был знаком киринам.

— Ну, что, повторим наш кваетстримский заплыв здесь? — спросил он у Тео.

— Повторим! — ответил то другу.

И тут грянул мощный взрыв. Всё содрогнулось, Джема сбило с ног в отличие от Тео, кое-как удержавшегося стоя.

"Ох... бедняга Доромир. Может, жил он так себе, но умер как герой. Ладно уж, спешите, кажется мои Фулмини сейчас слегка... неработоспособны."

Тео печально вздохнул, смахнул слезу, и первым поднырнул под перевёрнутую лодку. За ним последовал Джем