Автор рисунка: Devinian

Первая и единственная

«Она выходит. Её глаза

Сияют. Лик её ужасен.

Движенья быстры. Стан прекрасен,

Она — как божия гроза…»

Сказать, что в этот день в одном из понивилльских кафе, где обедали Твайлайт и Эпплджек, было донельзя шумно и суетливо, значит, ничего не сказать. Само кафе было небольшим, но вокруг именитых подруг сновало множество пони, за соседними столиками одни посетители сменяли других, все то и дело сновали туда-сюда, смеялись, переговаривались кто о чём, а жеребятки в своей детской манере мешались под копытами у взрослых пони, кричали, залазили под столы и требовали мороженого.

Причиной сие необычного возбуждённого состояния у посетителей кафе являлось то, что буквально послезавтра вся Эквестрия будет отмечать День Горящего Очага. Именно поэтому у всех в этом небольшом заведении (как, впрочем, и у всего остального Понивилля) было приподнятое настроение, все находились в приятных предпраздничных хлопотах, а особо нетерпеливые уже даже успели получить свой заветный подарок. Правда, в основном такими нетерпеливыми пони были жеребятки.

 — Мда, жаль мне официантов в эту пору. Бегают, как угорелые. Принеси да подай… Бедняги, — с лёгкой улыбкой сказала Эпплджек.

 — Да уж, кому – праздник, а кому – работы только прибавилось, — ответила подруге Твайлайт.

 — Ну, не только у них работы много. Вот у нас на ферме… — начала говорить Эпплджек, но прервалась, когда к ним подошёл заметно запыхавшийся официант.

 — Что… Вух… Прошу прощения… Что будете заказывать?.. – проговорил он.

 — А что такое ка… Как это читается? Ка-рто-фель? – спросила оранжевая пони, растягивая каждый слог.

 — Оу, это новое блюдо в нашем меню. Вы разве не слышали? Сама принцесса Селестия недавно завезла этот плод к нам из какой-то заморской страны. Не помню точно названия…

 — Ах да, точно… — на выдохе еле слышно произнесла Твайлайт.

 — И как, вкусно? – с недоверием спросила Эпплджек.

 — На любителя, я думаю. Тем, кто побогаче, высшему свету, тем нравится. Остальным реже...

 — Высшему свету, высшему свету… — передразнила официанта Эпплджек, — Ладно, тащите сюда одну… — тут она вопросительно посмотрела на Твайлайт, но та отрицательно покачала головой, — Да, одну порцию. Испробуем заморскую пищу. Эх, научишься с вами есть всякую гадость! – шутливо сказала Эпплджек официанту, но тот уже убежал исполнять заказ, приняв ещё от Твайлайт «один чай».

 — Что-то принцесса Селестия в последнее время увлеклась… Мм… Некоторой модернизацией всего, — задумчиво произнесла единорожка, — Как считаешь?

 — Что ты имеешь ввиду? – сказала Эпплджек, ласково гладя по голове очередного жеребёнка, залезшего к ним под стол.

 — Ну, как что… Для начала, помнишь как она уезжала на год из Эквестрии в разные страны, прихватив с собой половину высшего света Кантерлота? Училась там, а когда вернулась, то с собой привела много всяких других… — Твайлайт запнулась, не зная, как назвать привезённых Селестией существ, — специалистов в разных областях.

 — Ну, да, так и что? Пусть работают у нас, тем более, если на благо Эквестрии. Что плохого?

 — Да ничего плохого, — отмахнулась Твайлайт, — Я не к тому веду. Вспомни ещё, например, Феофана Пониковича, тот ещё деятель. Вторым Свирлом уже называют! – в голосе Твайлайт звучали одновременно и нотки восхищения, и непонимания всего этого, — В общем, есть над чем подумать.

 — Ну, как по мне, — нетерпеливо заговорила Эпплджек, вероятно, от голода, — реформы не плохи. То же самое строительство космического флота. Раньше в космос летали редко-редко, а сейчас!.. Я, конечно, далека от всего этого, — честно призналась яблочная пони, — но всё-таки, я думаю, что всё это здорово. Селестия мудрый правитель. Она знает, что делает.

На счастье Эпплджек, ей принесли её заказ.

 — Хм… Ты, наверное, права…

 — Наконец-то! – дрожащим голосом проговорила Эпплджек, после чего раздалось чавканье.

 — …У Селестии наверняка существует какой-нибудь план реформ, — задумчиво проговорила единорожка, — Я из-за всего этого очень редко с ней вижусь и не имею возможности спросить. Надо бы её увидеть…

 — Ж-рарити… Тьфу, блин, рот набитый… Рарити завтра из Кантерлота вернётся, спросишь у неё. Может, что узнает.

 — Нет.. Я должна лично поговорить с принцессой,- уверенно сказала Твайлайт, и, быстренько выпив свою чашку чая и наскоро попрощавшись с подругой, выбежала из битком набитого кафе.

 — Ну, ках схажешь. А ка-в-тошечка-то ничево! – весело крикнула Эпплджек ей вслед.

* * *

Выйдя на улицу, Твайлайт направилась прямиком к себе в библиотеку. На улице было почти так же шумно и красочно, как и в кафе. Вокруг сновало необычно много пони. А ещё было жутко холодно. Зима в этом году выдалась на славу.

Впрочем, фиолетовая единорожка практически не обращала на всё это внимания. Лавируя между прохожими и чуть заметно ёжась от холода, она была погружена в свои мысли.

Твайлайт и раньше не знала, как относится ко всем этим нововведениям принцессы Селестии, а теперь, после этого разговора с Эпплджек, кажется, окончательно запуталась.

«С одной стороны, всё это не плохо, — рассуждала сама с собой ученица принцессы, — Иностранные учёные, которые помогут в развитии эквестрийской науки, новые сорта сельскохозяйственных культур, магическую промышленность, в конце концов, развиваем…»

«Но с другой стороны, — ввязывался в эту думу назойливый патриархальный червячок в голове Твайлайт, — Всё это как-то странно, необычно… Новая какая-то одежка появляется, новые правила поведения… Веками же мы жили без всего этого нового, заграничного, и ничего, всё хорошо было… Та же картошка? У нас и своих культур много… А что, если в будущем мы собьёмся со своего исторического пути и потеряем свою национальную самобытность?..»

Ведя сама с собой этот противоречивый спор, Твайлайт сама не заметила, как дошла до библиотеки. Зайдя домой, она, стянув магией шарф и шапку, крикнула Спайку, чтобы тот принёс ей свежий номер газеты «Эквестрийские ведомости».

Выходя из кафе, Твайлайт была уверена, что сейчас же направится в Кантерлот и разузнает всё в подробностях у принцессы. Кроме того, она хотела разобраться в своих чувствах и в своём отношении к реформам. Тогда она была уверена в своём решении рвануть в столицу.

Но придя домой, Твайлайт засомневалась.

«А что, если у неё сейчас слишком много работы? Или опять принимает каких-нибудь заморских послов… Я ведь наверняка помешаю…» — думала она.

Единорожка решила остаться пока дома и дождаться завтрашнего приезда Рарити.

«Уж она-то должна что-то знать, наверняка, помимо дел, успела и в высший свет заглянуть. Да и Фенси Пэнтс — не простой знакомый…» — не без улыбки вспомнила она свой день рождения.

 — Твай, вот, держи номер, — протянул ей Спайк уже порядком засаленную газету и хорошенько зевнул, — И что меня было будить? Мне такой сон снился!.. Я в нём спасал Рарити от… Не помню, от кого, но спасал! А потом она меня поцеловала… Ммм… — мечтательно протянул юный дракончик.

 — Мечтай, герой-любовник, — усмехнулась Твайлайт и принялась за чтение главной государственной газеты.

 — Да что мечта? Цель – вот это да… — пробормотал Спайк, и, по-видимому, опять направился спать. Впрочем, Твайлайт уже не обратила на это внимания. Она уже вся погрузилась в чтение.

Впрочем, читала она не долго. В основном, в этом номере не было ничего интересного, либо Твайлайт это уже читала. Лишь одно короткое сообщение привлекло её внимание. Она начала читать.«Анонс Манифеста №1700 последнего дня уходящего года

Высшее Правительствующее Управление Эквестрии уведомляет подданных о том, что в последний день уходящего года, в День Горящего Очага, выйдет Манифест Её Величества принцессы Селестии. Текст Манифеста и разъяснения к нему будут опубликованы непосредственно в последний день года. До этого какое-либо распространение данных о содержании и смысле Манифеста запрещено по личному приказу Её Величества принцессы Селестии»

Твайлайт моргнула. Повертела газету туда-сюда и не найдя продолжения, снова моргнула.

«Новый Манифест? О чём он? Почему нельзя было сразу опубликовать его полностью? Какой в этом смысл? Почему именно №1700? И вообще, с каких это пор к Манифестам издают анонсы?..»

Вопрос для одного раза было слишком много, и Твайлайт была просто не в состоянии ответить на них. Но самый главный вопрос теперь был таков: А сможет ли Твайлайт дождаться Рарити?..

* * *

 — …А я ей и говорю, — «дорогуша, в свете просто не прилично обсуждать подобные вещи…» — увлечённо рассказывала Рарити Твайлайт о своём пребывании в Кантерлоте (правда, фиолетовой пони подруга показалась несколько как будто бы встревоженной) с тех пор, как та, взмокшая, прибежала в бутик «Карусель» — уже с полчаса назад.

Твайлайт, славившаяся своей терпеливой натурой, с большим трудом пережила предыдущий день, и сейчас слушала рассказ подруги из последних сил. Даже в её огромных песочных часах терпения песчинки были уже на исходе…

 — Рарити, я прошу тебя!.. – прервала её Твайлайт, — Подожди со своей неприличной дамой… Расскажи мне лучше… Всё-таки прости, что перебила… — вежливость Твайлайт не позволяли ей так просто перебивать других пони. В обычных ситуациях она гордилась этим качеством, но сейчас искренне проклинала его.

 — Да нет, дорогая, что ты! Говори, что ты хотела спросить?

 — Да я… В общем-то… Фух, ладно, — выдохнула Твайлайт, — Ты не могла бы рассказать мне, что нового в Кантерлоте в сфере реформ Селестии? Что говорят о них? И.. Может быть слышно что-то о Манифесте №1700? – последнюю фразу она непроизвольно произнесла несколько тише.

Рарити, услышав всё это, тоже насторожилось, и зачем-то осмотрелась по сторонам. Хотя вокруг всё было так же суетливо, как и раньше: в бутике было действительно много посетителей. Но они, впрочем, не особо обращали внимание на болтающих подруг.

 — Насчёт новых реформ мало что знаю, но насчёт Манифеста разные ходят слухи, — произнесла Рарити, наклонившись к уху Твайлайт. Та вся обратилась в слух, — Поговаривают, что он действительно изменит весь многовековой уклад жизни в Эквестрии, что, мол, все эти странные реформы подводили именно к этому Манифесту. Ты знаешь, его уже даже называют великим… Одним словом, все и боятся, и ждут его… Я сама даже и не знаю, что думать…

«Изменит весь уклад жизни? Все реформы подводили именно к нему? Называют великим?!»

 — О, Селестия… — выдавила из себя Твайлайт. Она тоже не знала, что и думать.

 — Кстати, о Селестии, — подхватила Рарити, — Многие высокопоставленные пони, в частности даже Фенси Пэнтс, поговаривают, — тут она стала говорить уж совсем тихо, — что принцесса вернулась из-за границы подменённая, что все её реформы направлены против Эквестрии в пользу какого-то иностранного государства, что сама Селестия… и есть корень всех теперешних зол…

 — Что?! – чуть ли не вскрикнула Твайлайт. Нет, такого она выдержать просто не могла. Ей срочно нужно было отправляться в столицу, прямиком к принцессе, выяснить всё самой… Она – её лучшая ученица, принцесса Селестия наверняка без промедления примет её к себе на аудиенцию.

По крайней мере, Твайлайт на это очень надеялась…

Через секунду дверь бутика за ней захлопнулась.

А общегородская предпраздничная суета тем временем всё продолжалась…

* * *

«Что может быть прекрасней Кантерлота в канун Дня Горящего Очага? Вся столица богато и ярко украшена, на каждой улице горят яркие разноцветные фонарики, стоят нарядные ёлочки, от совсем маленьких, коих буквально тысячи по всему городу, до огромного исполина, привезённого из Кристальной империи, стоящего на главной площади и безмолвно возвышающегося над всем вокруг. Всюду иллюминация, свет, огни, украшения, звёзды! Но самое главное – праздничное настроение! Оно царило в главном городе страны буквально повсюду! И от этого воистину хотелось жить!» — это всё была не правда и совсем не обо всём этом думала сейчас Твайлайт, подъезжавшая к Кантерлоту на последнем поезде. Её мысли были куда мрачней.

Мало того, что она никак не могла выехать из Понивилля в столицу из-за «технических неполадок» (а на деле из-за заранее напившегося машиниста) и в итоге смогла уехать только на самом последнем поезде, так ещё и к концу дня неожиданно потеплело и сугробы начали медленно, но верно стаивать. Всё это, в купе с уже имевшимися переживаниями по поводу будущего разговора с принцессой, окончательно «убили» молодую кобылку, и теперь она совсем не знала, как будет себя вести с принцессой… Тем более, что Твайлайт не видела её уже несколько месяцев…

Но на то она и лучшая и ученица, чтобы находить выходы из любых ситуаций.

Поэтому, как только поезд прибыл на перрон, Твайлайт собрала внутри себя все оставшиеся силы и решимость, и быстрым шагом направилась в сторону селестианского дворца…

* * *

…Того, что город украшен куда скуднее обычного, Твайлайт не замечала. Обычно в канун праздника на улицах ходят с делом и без дела сотни пони, но сейчас на пути кобылки они встречались всё реже… Тем реже, чем ближе она подходила к дворцу. Город стоял на удивление мрачен и тих… Но Твайлайт не замечала всего этого… Её мысли были в совершенно другом месте… Рядом с тронным залом…

* * *

Зайдя за очередной поворот одного из тёмных кантерлотских домов, лишь на грамм украшенный огоньками, резко остановившись, Твайлайт чуть не упала от неожиданности. Её челюсть отвисла, а глаза как будто несколько потеряли в цвете и смотрели сейчас только в одну точку.

В нескольких метрах от неё лежало, по всей видимости, тело пони, накрытое тёмным покрывалом, а из под него натекла уже не маленькая лужа крови… Вокруг него стояли несколько пони, в том числе один в белой докторской шапке и в лёгкой куртке поверх белого халата.

 — Не на что здесь смотреть, дамочка, проходим, проходим… — сказал он.

 — Н-но… Ч-то здесь с-случилось?.. – выдавила из себя кобылка, нервно поглядывая на труп.

Жеребец строго глянул на неё, как сверкнул, но, отвернувшись, всё же ответил:

 — Оттепель проклятая… Кобылка шла здесь куда-то, а ей на голову сосулька с крыши упала… Мгновенная смерть… А ведь молодая совсем, только школу, наверное, закончила… Нечего здесь смотреть, проходите мимо, дамочка! – опять сказал он.

У Твайлайт задёргался глаз, к горлу подступила тошнота, ей показалось, что её ноги стали ватными и больше не хотят её держать… Тем не менее, они понесли её от этого места со скоростью скакового жеребца…

Правда, уже не вдоль домов.

* * *

Спустя час скитаний по городу,

потерянного завтрака и огромной кучи нервов…

Твайлайт шла по тёмному коридору огромного величественного дворца принцессы Селестии. Все её мысли, всё, что она собиралась говорить принцессе – всё это сбилось, перемешалось в один большой комок и разделяться на отдельные осмысленные части никак не хотело. Она решительно не знала, что сейчас скажет Селестии…

На входе во дворец её пропустили без проблем, но один из стражников обмолвился, что, мол, «Её величество уже ждёт Вас».

«Ждёт? – подумала Твайлайт мимолётом, - Но как она узнала о моём приезде? Нет, она, конечно, принцесса и всегда всё знает, но…» — на этом её рассуждения и закончились. Слишком много было посторонних мыслей…

Но что-то нужно было говорить. И Твайлайт, после разрешения стражников, толкнула дверь в тронный зал.

В нём, как и во всём замке, было непривычно тихо. Света было очень мало, но он мягко распространялся по всему залу. Твайлайт увидела Её.

 — О, моя дорогая ученица, я давно тебя жду! Проходи! – произнесла Селестия как всегда радушно, но Твайлайт показалось, что что-то в её голосе было не то…

Она сглотнула.

 — Ж-ждёте?

 — Да, жду, дорогая Твайлайт. И знаю, что у тебя есть ко мне вопросы.

Твайлайт только сейчас заметила, что в этом огромном зале кроме них совершенно никого нет. Раньше нахождение наедине с принцессой не пугало её, но сейчас…

Лунный свет, прошедший через витраж, прославляющий победу Твайлайт и её друзей над Найтмер Мун, упал на лицо Селестии и придал её зловещий оттенок. Твайлайт передёрнуло.

 — Да я, собственно… — выдавила она.

 — Чего же ты боишься, моя ученица? – мягко произнесла Белая кобылка, — Ты можешь спрашивать у меня всё, что угодно, и я отвечу тебе, — она улыбнулась.

«В замке Двух Сестёр не так страшно было…» — пронеслась шальная мысль в голове юной пони.

 — Я хотела спросить… — она собрала всю волю в кулак и, на одном выдохе, наконец, сказала, — Принцесса, что будет в Манифесте №1700? Что он изменит? Почему именно 1700? Как?..

 — Ну-ну, моя ученица, не всё сразу, — прервала её Селестия, усмехнувшись, — Я не могу тебе сказать, что будет в этом Манифесте, и так же не могу сказать, почему ему присвоен такой номер… Ты потом всё поймёшь. Завтра утром. Скажу лишь, что этот Манифест изменит многое в жизни страны, — сказала она, подмигнув своей ученице, и весело рассмеялась.

Луна зашла за тучу, и в тронном зале стало совсем темно…

* * *

На главной площади Кантерлота бушевала огромная толпа разномастных пони. В это утро все собрались здесь, у установленной заранее сцены, чтобы узнать, о чём же всё-таки будет этот, уже наделавший много шуму, Манифест №1700.

В первом ряду, у самой сцены стояла помятая после практически бессонной ночи Твайлайт. После ночного смеха Селестии, который напоминал ей смех психически больного, она не выдержала и разревелась. Принцесса долго её успокаивала, после чего отвела в одну из спален дворца, поближе к своей, и лучшая ученица смогла на часок заснуть.

А сейчас, стоя у кромки сцены, окружённая многотысячной толпой, Твайлайт думала только об одном: «Пусть она скорее выйдет. Объявит. И я упаду…».

После того, как она «произнесла» эти слова у себя в голове, её желание начало исполнятся.

На сцене появилась правительница Эквестрии.

Толпа взревела, все кричали что-то, но разобрать что-либо было решительно не возможно. Лишь Твайлайт стояла молча и не слышала ничего вокруг. Она смотрела на Неё.

 — Итак, — начала Селестия, когда гул практически полностью смолк, — Вы все собрались здесь, чтобы узнать, что же это за Манифест №1700. Я знаю, он уже наделал много шуму, и народ напрямую интересуется содержанием и смыслом, — при этих словах Твайлайт показалось, что взгляд принцессы был устремлён прямо на неё, хотя она ясно понимала, что это был не так, — И сегодня народ всё узнает! – толпа снова «взорвалась», — Слушайте!

И принцесса Селестия начала читать текст Манифеста№1700 последнего дня уходящего года…«Манифест №1700 последнего дня уходящего года.

Мы, Верховная Правительница Эквестрии на вечные времена принцесса Селестия, уведомляем подданных о том, что с первого числа нового 7208 года от Сотворения Эквестрии считать этот год номером 7524 от аналогичного указа того, Кто вдохновил Нас на сей Манифест. Надеемся, что Манифест придётся по душе всем нашим подданным и будет встречен радостно и с увеселениями. Принцесса Селестия»

«Она просто… прибавила 316 лет к нашему календарю? Зачем? Ради этого всё это было?.. Ради этого погибла та кобылка?..» — всё это пронеслось в голове Твайлайт за долю секунды.

Потом она упала в обморок.

Комментарии (6)

0

Я пропущу, но поправь пожалуйста — у тебя звёздочки в одном месте поехали.

Will_O_The_Wisp #1
0

Спасибо за замечание, исправим:)

MANNULUS #2
0

В избранное. 10/10.

Октавия Мелоди #3
0

Царь-Пётр I. 7524-прошлый год, если считать от сотворения мира. 7208-он же 1699 год.

Злобнокомиссар Саня #4
0

А Саня молодец)) Будет Доброкомиссар:))

MANNULUS #5
0

Мда. Действительно, зачем? Ради отсылки куда-то в дебри ИРЛа?

SMT5015 #6
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...