Автор рисунка: Noben

Всем пони давным-давно было известно, что принцесса Рарити — самая желанная из кобыл страны.

Сколько кобыл и жеребцов из благородных домов безуспешно пытались похитить ее сердце и все, что к нему прилагалось? Больше, чем горничные, лакеи и слуги дворца могли сосчитать или даже вспомнить, когда день за днем, месяц за месяцем аристократы возвращались в свои земли, поджав хвосты.

Нипони не знал, почему так сложно добиться расположения принцессы. Она, проводившая многие часы, читая любовные романы и сказки, должна была легко упасть в копыта ухажера – но этого не случалось. Были и те, кто указывал на ее происхождение, говоря, что ее сердце принадлежит, в первую очередь, стране, а не ей самой.

— Никто из них не может дать хороших земель нашему королевству! – сказал лакей, с презрением наблюдая, как еще один ухажер был вежливо отвергнут.

— Может, она уже влюблена? – хихикнув, предположила горничная.

— И кто бы это ни был, ее тень знает, — добавил кто-то еще.

Куда бы Рарити ни шла, за ней всегда следовали четыре телохранителя. В этом не было ничего необычного – за каждым принцем или принцессой, королем или королевой, куда бы они ни направлялись, следует эскорт. Но в случае Рарити, хоть лица четырех охранников постоянно менялись, пятой оставалась все та же.

Тень принцессы Рарити.

Кобыла-единорог, которая без доспехов ничем не выделялась бы. Новоприбывшие в замок смотрели на нее с подозрением, видя ее отсутствующий взгляд, отведенный от Рарити, невнимательный по отношению к принцессе, будто телохранительница не была, на самом деле, заинтересована в ее защите.

Но местные никогда не сомневались или задумывались об этом, так как знали, что ни в чьих копытах принцесса Рарити не будет в большей безопасности, чем в копытах Твайлайт Спаркл.

Обычные гвардейцы, которые появлялись и сменялись каждые три дня, всегда смотрели на принцессу. Твайлайт, тем временем, следила за всем остальным, так как заботилась о принцессе больше, чем любой другой пони в мире. Для обычного гвардейца портьера будет портьерой – элегантной, хоть и слегка громоздкой. Для Твайлайт Спаркл это было потенциальное место, где может прятаться убийца, который может угрожать жизни кобылы, которой она, как и многие другие, отдала свое сердце.

К сожалению, сложно защищать принцессу, когда ты не имеешь ни малейшего понятия, где она есть.

«Добро пожаловать на ежегодный эквестрийский бал-маскарад!» гласила табличка, на которую она смотрела через прорези своей розовой маски.

Не то, чтобы Твайлайт не любила маскарады – даже наоборот, на самом деле – но к ее преогромному неудовольствию, ей было запрещено сопровождать Рарити на бал. Хоть это и крайне ее расстроило (исключительно по связанным с работой причинам, спасибо большое), Твайлайт понимала, что Рарити не хочет видеть ее рядом все время, и нельзя сказать, что раньше такого не случалось.

На любом нормальном балу найти Рарити было бы проще, чем прочесть книгу по комплексным заклинаниям. Сейчас же, смотря на десятки и десятки пони в вычурных костюмах и масках, Твайлайт понимала, что выследить принцессу будет непросто.

— Знаешь, может она просто хотела отделиться от тебя, — предположила Рейнбоу Дэш, поправляя черную маску на своем лице. – Или задумала что-то веселое, но поняла, что ты все испортишь, если узнаешь.

— Я думала, ты не придешь, — посмотрела на толпу Твайлайт. – Маскарады, обычно… не то, где появляются наемники.

— Ага, но меня попросила прийти Шай, — пожала плечами Рейнбоу. – Я просто ей сказала, что не стоит ожидать, что я появлюсь на сама-понимаешь-чем.

Тут она приподняла брось и игриво ткнула Твайлайт под ребра.

— Но ты-то здесь ради чего-то другого, тааак?

— Я тут исключительно по работе, — быстро ответила Твайлайт.

— По работе или потому что ты хотела, чтобы это сошлось с твоей рабо…

— Мисс? Прошу прощения, мисс? – прервала, к счастью, Рейнбоу какая-то кобыла.

Твайлайт моргнула, отвернулась от Рейнбоу и увидела обращающуюся к ней кобылку. На секунду она задумалась, как ей ответить и стоит ли вообще отвечать. Как член Гвардии, она не привыкла, что к ней обращаются – тем более, дворяне.

— О, эм, да? Чем я могу вам помочь? – спросила она, сжимаясь в своем платье и чувствуя себя несколько неловко в своем наряде. И почему ей нельзя было надеть привычные доспехи?

— Простите, вы когда-нибудь бывали на таких балах? – застенчиво спросила кобылка. И хоть она носила маску, Твайлайт могла сказать, что она покраснела.

— Да, бывала, — ответила Твайлайт, пытаясь заглушить «ага, конечно» Рейнбоу.

— А вы не знаете, случаем, что будет носить принцесса Рарити? Я слышала, она будет достаточно примечательной! — спросила обрадовавшаяся и приободрившаяся кобылка.

Первым же позывом Твайлайт было спросить, зачем кобыле знать местонахождение Рарити, кто она такая, и что ей стоит знать, что у принцессы Рарити лучшая охрана в Эквестрии, так что если она даже подумает…

— Ну, это костюмированный бал. Не знать, кто есть, кто – его смысл, вообще-то, — ответила Рейнбоу.

Кобыла засмеялась.

— Надо думать… Вы знаете, меня и мою семью пригласил сам король, — продолжила она заговорщицким голосом. Румянец на ее лицо вернулся, и она добавила. – Я думаю, принцесса и я сошлись достаточно хорошо… за последние несколько дней. И, возможно, она будет рада моей компании!..

— Вашей компании? – ровным голосом спросила Твайлайт.

— Может, все обернется более интимно!.. – захихикала кобылка. – Не секрет, что король давно заинтересован в землях моего отца! Я уверена, они будут очень довольны!..

В краткий, но болезненный момент, Твайлайт подумала, будет ли король Белль заинтересован в небольшой, но очень тщательно хранимой коллекции книг в ее комнате.

— Ну, пожелайте мне удачи! Может, через несколько часов я буду носить ее маску!.. – со смехом провозгласила кобыла, помахав охраннице инкогнито и сливаясь с толпой. Твайлайт чувствовала себя очень неприятно.

Полночь, конечно, была моментом, когда маски снимались, образы развеивались и все раскрывали себя. Старшие пони считали это забавной традицией, а молодежь возраста Рарити и Твайлайт видела в этом шанс на ночной флирт с таинственным незнакомцем. Если к концу ночи они нравились друг другу, то менялись масками в знак взаимных чувств.

— Похоже, тебе бросили вызов, Спаркл, — заявила Рейнбоу Дэш, шагая к открытым дверям. – Лучше тебе побыстрее найти свою принцессу!

Наблюдая, как пегас уходит, Твайлайт вспоминала. Она вспоминала, какой Рарити была лишь несколько лет назад, когда сама Твайлайт едва год прослужила ее телохранительницей. Она вспоминала, как принцесса безудержно флиртовала, не задумываясь о последствиях или рисках, и как она оставляла след из разбитых сердец, отказываясь меняться масками с кем-либо.

И эти воспоминания заставляли Твайлайт волноваться о том, насколько может повезти той кобыле в соблазнении Рарити в эту ночь, и все же… и все же, если говорить честно, Рарити редко обращала внимание на кого-либо на последних нескольких маскарадах. Ее внимание всегда было обращено на Твайлайт или Флаттершай.

Может, она переросла флирты?

Ты здесь не ради какой-то глупой традиции, Твайлайт, отругала она себя, покачав головой и входя, наконец, в зал. Ты здесь чтобы работать.

Бальный зал, настолько же большой, насколько заполненный, действительно был стоящим зрелищем. С потолка свисали различные украшения и несколько старинных люстр, заливающих все светом сотен свечей. В его конце был и бар с закусками, до которого можно было добраться, если ты достаточно храбр, чтобы нырнуть в море танцующих пони и других существ в костюмах, занимающих очень много места.

Аристократы, в конце концов, мало старались скрыть, кто они, или насколько дороги их костюмы – в точности как их принцесса, которая, несомненно, вальсировала там в самом экстравагантном костюме в Эквестрии.

Твайлайт пошла через толпу, столкнувшись с самым необычным из событий – аристократы улыбались и приветствовали ее, как будто она была одной из них, а не с нижних ступеней лестницы социальных классов. На самом деле, ей это нравилось — быть принимаемой за ровню, а не обычного гвардейца, которую едва замечали.

— Маскарады весьма очаровательны, не так ли? – спросила ее кобыла, покачивая бокал с вином.

— На самом деле, это хорошая политическая стратегия, — ответила Твайлайт, слегка довольная тем, как серьезно слушают ее пони, будто она для них чего-то значила. – Очень хороший способ обсудить дела, без помех социального положения и предубеждений, которые появляются, когда знаешь, с кем общаешься.

— Небеса, не думаю, что могу пойти на такой риск, — расхохотался какой-то жеребец. – Что если все закончится общением с герцогом Троттингемским? Я же выплесну мой напиток ему в лицо сразу же, как он снимет маску.

Твайлайт открыла, было, рот, чтобы ответить, но ее прервал громкий смех. Он заполнил залу, не желая скрывать, как хочет привлечь внимание всех пони.

— Ах, и наконец появилась наша принцесса! – фыркнул жеребец, делая глоток из бокала. – И шумна, как всегда.

Твайлайт обернулась и увидела кобылу, которую сопровождали четверо очарованных ею пони, старающихся не наступить на длинное зеленое платье. Ее пурпурная грива была завязана в пучок, а лицо полностью скрыто красной маской, выложенной рубинами и сапфирами. За ней и ее свитой следовали четверо пони, и Твайлайт нахмурилась, видя, как плохо они старались скрыть рукояти своих мечей.

Для всех в зале казалось, что принцесса Рарити меньше всего думала о том, как скрыть свою личность, но… жизнь тени Рарити означала и идеальное понимание Рарити. Она знала, для начала, что принцесса никогда бы не надела платья, не подходящего идеально к маске, и она твердо знала, что Рарити скорее бы умерла, чем позволила платью так волочиться по полу.

Так кто же этот двойник?

Твайлайт хорошо задумалась, гадая, кто из подруг Рарити мог бы согласиться выдать себя за нее. Она была твердо уверена, что это не Флаттершай, и она знала, что у Силк Сноу было назначено на балу свидание, и…

— Знаешь, мне придется поговорить с Винтер Свирл завтра, потому что я никогда так себя не веду, — произнесла стоящая рядом с Твайлайт кобыла, без всякого восхищения смотревшая на двойника через прорези элегантной синей маски.

Рядом с ней стояла еще одна кобылка, мягким смехом выдавшая личность, скрываемую зелёной маской.

— Ну, иногда…

— Что ты имеешь ввиду под «иногда»? – с негодованием фыркнула настоящая Рарити. – Я никогда так себя не веду!

С этими словами она обернулась к Твайлайт и указала на Флаттершай.

— Твайлайт! Скажи ей!

Несмотря на это и несмотря на желание отругать Рарити за то, что заставила кого-то изображать себя, Твайлайт не могла не хихикать.

— Ну, Ваше Высочество, если быть честной… — ответила она, едва сумев скрыть улыбку, когда Рарити возмущенно выдохнула. Она прокашлялась и нахмурилась. – Принцесса…

— Тихо, тихо! Не называй меня так! – прошипела Рарити. – Сейчас я… леди Платина!

— Леди Платина, — практически закатила глаза Твайлайт. – Почему Винтер Свирл изображает тебя? И почему все твои королевские телохранители следуют за ней?

Это нельзя назвать изобра…

— Принцесса.

Рарити воздела очи к потолку и театрально вздохнула.

— Твайлайт, насколько я знаю, ни один пони не был убит на балу, потому, может, перестанешь волноваться и повеселишься? – сказала она. – Винтер Свирл не для того делает из меня посмешище, чтобы ты тут сидела и хмурилась на меня.

Но, принцесса…

Леди Платина, — продолжила Рарити, подняв копыто. – И, чтоб ты знала, мои телохранители знают, что сопровождают двойника, потому время от времени сменяются и проверяют, все ли со мной в порядке. Вот так.

— Но…

— Да ладно, Твай, ты же ее знаешь, — к трио присоединилась Эпплджек. Так как она была телохранительницей Флаттершай, ей вполне обычно было быть поблизости, и Твайлайт полегчало от мысли, что Рарити не была на самом деле не защищенной. – Чтоб ты ни сказала, она не передумает. Поверь, я пыталась. Не так ли, принцесса?

— Прошу прощения, дорогие, но принцесса Рарити вон там, — ответила она, взмахнув ресницами. – Я всего лишь дама, которая хочет поразвлечься этим вечером и наконец занимающаяся тем, чем стоило заняться прискорбно давно.

— Собирать сплетни о подданных? – шутливо приподняла бровь Твайлайт.

— Твайлайт! Я бы никогда такого не сделала! – ахнула Рарити и прижала копыто к груди. Выражение ее лица с оскорбленного сменилось невинным. – У меня есть ты, чтобы делать это за меня, конечно!

— Естественно, — закатила глаза Твайлайт.

— Кроме того, я не это хотела сказать! Я вела к тому, что хотела разок провести время с тобой, как с подругой, а не тенью, как тебя любят именовать.

— С твоей же подачи.

— Это уже совсем неважно!

Рарити сделала шаг вперед и указала на толпу.

— Посмотри на них! Разве ты не хочешь присоединиться к ним? Разве ты не хочешь потанцевать? Умеешь ли ты вообще танцевать? Видишь – не умеешь!

— Что? Я умею! – сделала шаг вперед Твайлайт.

— Твайлайт, — фыркнула Рарити. – Прошу простить, но «дергаться и махать ногами во все стороны» танцем не считается.

Смущенная Твайлайт желала, чтобы маска прикрывала все ее лицо, а не только глаза.

— Девочки! Прошу нас простить, — сказала Рарити подходя и беря Твайлайт за переднюю ногу. – Понибудь обязан научить эту кобылу вальсу.

Протесты Твайлайт были заглушены музыкой, и Рарити потащила ее за собой. Но вместо танцпола они оказались у бара с закусками. Там были выставлены всевозможнейшие деликатесы, и каждое блюдо выглядело не менее соблазнительно, чем другие.

Рарити закусила губу, подняла над блюдами копыто, но внезапно засветила рог и подхватила два бокала вина, один из которых передала Твайлайт.

— Итак! – заявила она, развернувшись, сделав глоток вина и указав на толпу. – Каков наш план атаки?

Твайлайт приподняла бровь, аккуратно ставя бокал обратно на стол.

— План атаки? Я думала, мы просто будем танцевать.

— О, небеса, нет, — взмахнула копытом Рарити. – Мне просто нужно было оправдание, чтобы дать Флаттершай больше пространства. Этой кобыле надо научиться флиртовать без моего присмотра и напутствий. Знаешь, я раньше заметила, что тот жереб…

Тут она прервалась.

— Твайлайт, где… — оглядевшись, она увидела бокал подруги на столе.

— Как я говорила, — продолжила она, силой впихнув бокал Твайлайт. – Я заметила, что вон тот жеребец смотрит на Флаттершай. И если я не ошибаюсь, это герцог Но… Твайлайт, ты прекратишь, наконец?!

— Прекращу что? – спросила Твайлайт, притворившись, что не ставила бокал снова на стол. Под твердым взглядом ее щеки заалели. – Принцесса, я на службе.

— Нет, ты не на службе, — ответила Рарити, раз за разом поднимая бокал, пока Твайлайт так же, раз за разом ставила его обратно. – Ты здесь, чтобы веселиться, и хочу сказать, если ты на самом деле на службе, то работу выполняешь из копыт вон плохо, так как принцесса Рарити вон… там…

Указующее копыто Рарити отвернулось от «принцессы Рарити» и ткнулось в грудь Твайлайт.

— Пожалуйста, скажи мне, что она не волочет мои импортные шелка из Седловской Аравии по полу.

Твайлайт хихикнула, левитируя бокал вина к Рарити.

— Думаю, тебе это будет нужнее, чем мне, леди Платина.

Рарити закатила глаза.

— Ха-ха, — ответила она, толкая бокал в сторону Твайлайт. – Знаешь, сколько гвардейцев выскочили бы из подков за возможность выпить со мной? Могла бы и побаловать меня.

Твайлайт прикусила губу, не способная победить эксперта по щенячьим глазкам.

— Хорошо, — ответила она, закатив глаза в ответ на довольную улыбку Рарити, и делая, наконец, глоток терпкого вина.

Но все же Рарити была права, не так ли? Были гвардейцы, которые бежали бы наперегонки ради возможности поговорить с принцессой так же непринужденно, как с ней общалась Твайлайт. Ее рутина была для других недостижимой грезой. Давным-давно даже Твайлайт была восхищена и испугана единорожкой, когда даже мысль о том, чтобы перебить Рарити была практически невозможной.

Но сейчас? Сколько раз ей приходилось практически ругать Рарити, вроде пожалуйста, иди спать, нам завтра вставать в семь утра. Нет, я не могу пойти вместо тебя. Да, обещаю, что буду там с тобой, у меня нет выбора, Ваше Высочество. Нет, я ничего такого не имела ввиду, и нет, в последний раз говорю, я не стану организовывать убийство, чтобы ты могла не ходить туда!

— Не думала, на что бы мы могли пойти сегодня? – спросила Рарити, глядя на толпу. – Я могла бы взять и уйти, и не возвращаться, и раз уж никто не будет знать, кем я была, то я бы стала прекрасной принцессой, исчезнувшей на балу.

— Ты бы не рассказала об этом, Твайлайт? – вздохнула и прижалась к ней принцесса.

— Мне бы и не пришлось, — невинно улыбнулась Твайлайт. – Ты бы сама вернулась, едва осознав, что ежедневные процедуры спа не входят в жизнь беглых принцесс.

— Я бы не вернулась! – возмущенно запротестовала и отодвинулась Рарити. Но после саркастического взгляда все же сдалась. – Ты так хорошо меня знаешь, и я ненавижу это.

— Это моя работа, леди Платина, — ответила Твайлайт, немного выпрямляясь. Ей было тяжело не хихикать, когда Рарити ответила ей игривой улыбкой.

Именно, не так ли? – спросила Рарити, снова прижимаясь к Твайлайт, как будто была рада факту того, что ей требовалось быть всем центром внимания Твайлайт – каковым она и была, и не только подолгу службы.

Если бы она была просто телохранительницей, то ей было бы достаточно знать лишь распорядок дня принцессы, ее самые известные привычки и личную свиту. Разница, в случае Твайлайт, заключалась в том, что хоть ее работа и требовала знать принцессу, то все разрастающаяся любовь заставляла собирать как можно больше информации о Рарити.

Рарити хотела потанцевать раньше, но это не было обязательно, так как все их отношения были танцем. Постоянные колебания, вечно размывающие тонкую черту между учтивым обхождением и чем-то еще, чем-то большим, о котором Твайлайт могла лишь мечтать в долгими тихими ночами, или, когда Рарити смотрела на нее слишком долго, улыбалась слишком мягко, стояла слишком близко.

Твайлайт видела и различия. Айрон Аккорд, телохранитель короля Белля, не вел себя с королем так же, как Твайлайт с Рарити. Аккорд и король, кажется, даже никогда не разговаривали, и хоть Аккорд был всегда рядом, король едва ли замечал его существование.

Но Рарити…

Рарити постоянно жаждала присутствия Твайлайт, в любом виде и форме, скрытно и явно. Твайлайт вспомнила, как Айрон Аккорд рассказывал ей, что король едва ли знает что-либо об его жизни, но Рарити, казалось, выведала все о ней.

— Принцесса Рарити!

Вернувшись в реальность, Твайлайт обернулась и увидела стоящего рядом жеребца, голос которого выдавал герцога Фэнси Пэнтса.

Moi? Богини, лорд Фэнси, о чем вы? Я – леди Платина! – ответила Рарити. – Принцесса же вон там – теряет… остатки… достоинства…

— Да, — рассмеялся лорд Фэнси. – Боюсь, вы могли быть мудрее, подбирая себе замену, моя дорогая.

Затем он снова обернулся к Рарити и приподнял свой бокал.

— Итак, моя дорогая Платина, есть ли шанс, что вы будете носить иную маску после полуночи? Весь бал это обсуждает!

— Как и должно быть! – надменно засмеялась Рарити. Но и тут же театрально вздохнула. – Но я просто не знаю! Каждый год мне предлагают огуречные сэндвичи, когда мне хочется чего-то ближе к пуншу!

Тут она обернулась к Твайлайт и, улыбаясь, спросила:

— Твайлайт, дорогая? А что ты думаешь? Есть потенциальные кандидаты, на которых ты могла бы указать?

Твайлайт застыла. Как… как ей отвечать на это, не называя в ответе, ну, себя?

— Эмм… я бы предпочла пунш, на самом деле, — выразительно ответила она.

— Т-то есть, настоящего пунша, — добавила она, левитируя свой бокал.

Хорошо справилась, Твайлайт. Хорошо справилась.

Она заметила нотку разочарования во взгляде Рарити, но прежде, чем она смогла в этом убедиться, выражение лица принцессы сменилось на игривое и она левитировала бокал пунша своей охраннице.

— Вот. Удовлетворяй свой дурной вкус в напитках.

— Дорогая, должен сказать, что ваш костюм восхитителен, — сказал лорд Фэнси, продолжая разговор. – Ваша собственная работа?

— О да, конечно! Хотя и недостаточно хорош, раз уж вы меня узнали.

— Совсем нет! Ваш костюм не имеет к этом никакого отношения!

— Нет? – моргнула Рарити.

— Отношение имеет тот факт, что рядом с принцессой Рарити нет этой милой кобылы. Я знал, что вместо того, чтобы искать вас, мне нужно искать Твайлайт, а вы будете рядом, — объяснил лорд Фэнси, кивая телохранительницею – Не так ли?

— Эээ…

— Твайлайт! – выдохнула Рарити, игриво ткнув подругу копытом. – Как ужасно! Ты выдашь меня всем! Стыдись!

Но гнев ее был краток, и она быстро вернулась к разговору с Фэнси Пэнтсом. Твайлайт, с другой стороны, погрузилась в свои страхи и иллюзии, осознав, что именно она является ключом к выдаче местоположения принцессы.

Конечно, худшее, что может случиться на балу – какой-нибудь надутый аристократ (исключая Фэнси Пэнтса) обнаружит принцессу и попытается с ней заговорить, но что если однажды Рарити на самом деле придется скрываться? Будет ли это означать, что Твайлайт все время придется быть с двойником, в то время, как Рарити окажется в компании гвардейца, который не будет знать ее так же хорошо, как Твайлайт? А если с Рарити что-то случится и Твайлайт придется жить, зная, что могла это предотвратить, но что если бы она не смогла, потому что привлекла бы внимание…

— Твайлайт!

Единорожка моргнула, поняв, что Рарити и Фэнси Пэнтс смотрят на нее.

— Фэнси Пэнтс просто хотел попрощаться, Твайлайт, — сказала Рарити, показав выражением лица герцогу, что Твайлайт была неприлично рассеянной.

— Ох, ой, простите, лорд Фэнси Пэнтс! – быстро проговорила она, низко ему кланяясь. – Было приятно вас увидеть.

— И тебя, Твайлайт! Продолжай держать планку, — ответил он, кивая единорожке. Потом он повернулся к принцессе и поклонился уже ей. – Ваше Высочество, или, скорее, Не-Ваше Высочество.

Как только Фэнси Пэнтс скрылся в толпе, Твайлайт повернулась к Рарити и, похоже, ужас на ее лице был написан большими буквами, раз уж принцесса подняла бровь.

— Что-то не так? – спросила Рарити.

— Ваше Высочество! Ты его не слушала? Он же нашел тебя из-за меня! – заявила она, надеясь и теряя надежду, что Рарити осознает всю тяжесть ситуации.

— Ну, дорогая, на это стоило надеяться, или ты бы была отвратительным телохранителем.

— Но!.. Разве это тебя не беспокоит? Я же прямо маяк, указывающий на твое местоположение! И это, на самом деле, означает, что без меня тебе будет безопаснее, чем со мной!

— И что ты предлагаешь? – улыбнулась Рарити. – Взять нового телохранителя? Генерал Армор говорил мне, что Дейзи Твигс быстро поднимается по карьерной лестнице, и я уверена, что она будет очень счастлива стать моим новым ночным партнером по картам.

— С другой стороны, — приподняла она копыто к подбородку. – Рифт Шилд неплохой солдат и интересный собеседник, если забыть про его странную одержимость подменышами. Файршторм тоже

— Хорошо, хорошо, я поняла.

Рарити захихикала.

— Дорогая, честно, для меня это выглядит больше как предупреждающий знак для потенциальных убийц, гласящий, что им обязательно сначала придется пройти по тебе, — принцесса поправила перекосившуюся маску Твайлайт. – Кроме того, нам стоит беспокоиться о куда более серьезных вещах.

Твайлайт моргнула.

— Что? Что ты имеешь ввиду под «нам стоит беспокоиться о куда более серьезных вещах»? – спросила она, чувствуя, как колотится ее сердце. – Что-то не так? Что-то готовится произойти? Стоит оповестить других гвар…

— Увидишь, Твайлайт. Увидишь, — ответила Рарити, уходя. – Вперед! Время влиться в толпу!

Пытка — единственный термин, точно описывающий, чем был весь последующий час для Твайлайт. Пытка и беспокойство, пока Рарити, не беспокоясь ни о чем, вливалась в окружение – хотя она бы ничего не сказала. Фактически, пока Твайлайт все больше беспокоилась о том, что Рарити имела ввиду, тем больше ей казалось, что Рарити, на самом деле, избегает ее взгляда.

Наконец, после тринадцатого дворянина, с которым общалась Рарити, терпение Твайлайт подошло к концу.

— Леди Платина? – сказала она, привлекая к себе внимание Рарити до того, как это сделал бы кто-то еще.

Рарити не ответила, изучая часы, висящие на стене.

— Уже почти полночь, — сказала она, поправляя маску и убирая локон со своего лица. – Я дождаться не могу зрелища шока, когда все поймут, что всю ночь следовали за не той принцессой!

— Ваше Высочество? – спросила Твайлайт уже тверже. Что вы имели ввиду, когда говорили о то, что нам стоит беспокоиться о куда более серьезных вещах?

— Твайлайт, ты же знаешь все, не так ли? – спросила Рарити, раздражающе хорошо уходя от ответа.

— Да, — ответила Твайлайт. – То есть, нет. Не все, потому что я еще не читала Теории Чёрной Магии и…

— Твайлайт, просто скажи да, — перебила ее Рарити, все так же избегая взгляда телохранительницы. Что, как Твайлайт знала, принцесса делает, когда нервничает или волнуется.

— Да, — автоматически, как после приказа, ответила Твайлайт.

Рарити очень глубоко вздохнула и медленно выдохнула. Что она скажет? Она собирается уволить Твайлайт? Она собирается признаться в чем-то ужасном? Что?!

— Твайлайт, гипотетически говоря, если бы у меня случился роман с… — она замолчала, и легкий румянец окрасил ее щеки. Затем она прокашлялась и продолжила. – Если бы у меня случился роман с кем-то из «простонародья», что самое худшее бы произошло?

Было бы странно сказать, что для Твайлайт все остановилось. Это чувствовалось, как если бы танцующие застыли, музыка замолчала, и весь мир затаил дыхание, ожидая, пока Твайлайт переварит вопрос.

И все же, хоть для Твайлайт все замедлилось, сама она почувствовала себя ускоренной. Ее дыхание, сердцебиение, ее нейроны – все сражалось за возможность замедлиться.

— Что? – наконец выдала она, такая же красноречивая, как всегда, когда сталкивалась с вопросом, который мог или не мог непрямо указывать на что-то, чего она одновременно желала и боялась уже долгое время.

Рарити снова вздохнула и повторила вопрос, опуская гипотетичность и используя теперь местоимения, из-за чего сердце Твайлайт вновь ускорилось.

Если бы у меня был роман с пони не из аристократии, то каковы были бы последствия для нее и для меня?

— Не-нее? – спросила Твайлайт.

— Нее, — ответила Рарити, поворачиваясь так, чтобы прямо смотреть на телохранительницу, без слов давая понять, что непрямые ответы ее не устроят. – Итак?

— Я… я… ну… — слова застряли в горле Твайлайт, а щеки ее стали краснее, чем когда-либо. – Гипотетически говоря! Гипотетически, гипотетически, чисто гипотетически гово…

— Ага? – сделала шаг вперед Рарити.

— Гипотетически говоря! – выдала Твайлайт, отступая на шаг назад и не смотря ни на кого, кроме принцессы. – Романтические отношения с пони не из дворянства будут активно осуждаться аристократией Эквестрии и дворянством других стран, а также могут опозорить вовлечённого монарха – гипотетически говоря, тебя – что может заставить тебя отречься или иным способом восстановить утраченное достоинство. Кроме того, политическая…

Ей еще раз пришлось прерваться, когда ее речь прервали губы Рарити. Широко раскрытые глаза позволили ей увидеть практически божественный образ зарумянившегося лица Рарити и закрытые глаза за маской, когда обе кобылы разделяли неловкий первый поцелуй. Честно говоря, пока поцелуй продолжался, Твайлайт казалось, что он мог бы быть более страстным и менее… статичным, но не ей жаловаться.

Это заняло всего мгновение, но, когда поцелуй прекратился, они снова вернулись в прежнее положение. Их губы сомкнулись, и когда Рарити почти агрессивно оторвалась от нее, на Твайлайт обрушилось осознание тяжести ситуации.

Принцесса Рарити поцеловала меня.

— Твайлайт! – выдохнула Рарити, делая шаг назад и выглядя возмущенной, прикрыв копытом рот.

— В-ваше Платиносочесвто! То есть, Ваше Высочество?! – ответила Твайлайт, точно также отступая и гадая, как она еще может что-то слышать сквозь звук ее лихорадочного сердцебиения.

— Твайлайт! Что ты сделала?!

— Я?! Что я сделала? Что ты сделала? — выдала Твайлайт. – Ты!.. Ты!.. Ты...

Как она ни старалась, завершить предложения не могла, так как завершение означало, что это было на самом деле, это случилось, и о, Богини, она…

— Ты поцеловала меня… — произнесла она, едва ли громче шепота, говоря не столько Рарити, сколько себе.

— Да, мне пришлось! – заявила принцесса, зарумянившись. – Ты все говорила и говорила, и я не думала, что ты мне устроишь настоящую лекцию об этом, и я думала, что потеряю все силы, если не сделаю это, и я долго это планировала, так что вот…

Она отступила назад, прикрыв рот копытом, с трудом подавляя хихиканье.

— Я поцеловала тебя. На самом деле.

Внезапно ее копыто опустилось на грудь и выражение лица изменилось.

— О, дорогая, думаю, мне надо присесть. Нет! Нет, мне нужна Флаттершай! – принцесса огляделась кругом и сжала зубы. – Где эта кобыла, когда она мне нужна?

— Ва-ваше Высочество, я…

— Ты! – ответила Рарити, обернувшись к Твайлайт, покраснев сверх всякой меры. – Ты останешься здесь! Жди меня! Мне нужно!.. Просто!.. Стой!.. Или нет! Просто!..

Она сделала последний жест, который мог означать требование как остаться, так и следовать за ней, и скрылась в толпе, оставив смятенную Твайлайт на месте.

Тем не менее, всего через несколько минут Рарити выскользнула из толпы, выглядя разрывающейся между избеганием взгляда Твайлайт и попыткой притвориться, что ничего не произошло.

— Твайлайт, — прокашлялась и непринужденно сказала она.

— Леди Платина.

Рарити огляделась вокруг, потом снова посмотрела на Твайлайт, потом снова на окружающую толпу и…

— Мы забыли кое-что, — призналась принцесса.

— Наш план побега, на случай, если мы попадемся, ты всенародно опозоришься, а меня кинут в тюрьму?

— Твайлайт, потому-то я и сделала все это во время маскарада, — покачала головой Рарити. – И нет, мы забыли…

Ее рог засиял и через мгновение их маски поменялись местами. Как только маска Твайлайт оказалась на лице Рарити, та взмахнула ресницами и спросила:

— Что скажешь?

— Очень мило, — ответила Твайлайт, надеясь, что ее улыбка не настолько же смятенная, как ее сердце.

— Отлично! Я сделала так, чтобы моя маска подходила и к твоему платью! – заявила Рарити. Она хотела, было, сказать что-то еще, но вместо этого наклонилась вперед и еще раз поцеловала Твайлайт. Прежде, чем та смогла втянуться, принцесса снова оторвалась от нее, шокированная. – Твайлайт! Ты снова это сделала! Что на тебя нашло? Стыдись!

Не дав Твайлайт что-либо ответить, Рарити убежала с хитрой улыбкой на губах, оставив телохранительницу сидеть там, как ей казалось, долгие часы.

Кои-то веки Твайлайт Спаркл не начала сразу думать о политических последствиях… Богини, как сложно было думать, когда хотелось петь, танцевать и кхм!

Кои-то веки она не думала о политических последствиях, о том, как безрассудны они были, откалывая подобное на официальном мероприятии, и важно было лишь то, что… что принцесса Рарити ее поцеловала, и ей понравилось, и… и позже будет достаточно времени на полсотни приступов паники после того, что произошло, но прямо сейчас она хотела просто наслаждаться моментом.

— Твай! Твайлайт!

Единорожка огляделась, и увидела несущуюся к ней и запыхавшуюся Рейнбоу Дэш.

— О, Рейнбоу Дэш? Что-то не так? – спросила Твайлайт.

— Твайлайт! Что ты имеешь ввиду под «что-то не так»?! Я только что видела принцессу в чьей-то маске! Она раньше носила синюю маску, но теперь на ней розовая!

— О.

— О? Что ты там с этим «О»? – спросила Дэш, смотря на Твайлайт так, будто она сошла с ума. – Рарити сошлась с кем-то, а ты тут такая «о, хорошо, какая разни…». Погоди.

Рейнбоу Дэш прищурилась.

— Ты… Твоя маска…

И тут Твайлайт не могла не рассмеяться, как влюбленная школьница.

— Погоди секунду! Погоди, погоди, погоди, но ты!.. – Дэш посмотрела на толпу, на Твайлайт, и еще так пару раз. – Но принцесса Рарити!.. А ты носишь!..

Наконец она посмотрела прямо на единорожку.

— Твайлайт…

— Знаешь, — сказала Твайлайт, все еще хихикая. – Мне стоит найти принцессу Рарити. Увидимся позже, Рейнбоу!

— Погоди, Твайлайт! Не веди себя так, будто ничего не произошло! А ну вернись!

Комментарии (6)

0

Ура! Ещё один рассказ из серии! Очень ждал.

МакКлортман #1
+2

Мы сегодня устроили день РэриТвай :D
Как всегда отличный перевод. Мелькали в голове мелкие замечания, но к концу прочтения даже не вспомнил какие именно, ну и опечатки есть конечно, бросилась в глаза 1 вместо !, жаль публичной беты нет.

DevilishHeat #2
0

О! Ты напомнил мне вот про эту опечатку.

Рарити сделал шаг вперед и указала на толпу.

Думаю, ошибка очевидна.

МакКлортман #3
0

Спасибо, поправил.

Кайт Ши #4
0

А сколько рассказов в серии?

Darkwing Pon #5
0

Еще три + обещана заключительная. И 1 апокриф — рассказ, который Моно не любит.

Кайт Ши #6
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...