Автор рисунка: aJVL

01.Великая Снежная Буря

В глубинах отчаяния вы смотрите в зияющую пропасть пред вами. Вы можете трусливо уйти и вернуться к предопределенной жизни. Или, если выберете, можете сделать шаг вперед и упасть — не зная, выживете ли вы или умрете, но осознавая, что сделали то, чего многие боятся.

Что вы сделаете, Ваше Высочество?

***

Уже прошло пять недель с тех пор, как Великая Снежная Буря обосновалась в королевстве.

Из окон теплых королевских покоев телохранительница принцессы Рарити нахмурившись смотрела в окно. Она глядела, как падающий снег укрывает сады толстой белой шубой и практически полностью скрывает трех Гвардейцев, тянущих полные дров сани из Восточных Садов.

Она отвела взгляд от садов и стен замка к далекому городу, полному кобыл, жеребцов и жеребят, которые не были подготовлены к такой безжалостной буре. Она была так сильна, что даже пегасы не могли с ней справиться. Она думала о пустеющих день ото дня тарелках на столах горожан. И то, что кладовые замка лучше не выглядели – не помогало.

Зима, казалось, не хотела уходить.

За ее спиной потрескивал огонь в камине и быстрый взгляд на него явил, что он почти погас. Вспышка магии перенесла свежее полено из корзины и сунула его в затихающий огонь. Она смотрела и ждала, пока тот не вернулся к жизни, и снова стала смотреть на город.

Она гадала, сколько заболело.

У скольких была роскошь теплых комнат без просьб об этом?

Она не влезала в дела короля, но до нее доходили слухи. В оружейной, где она затачивала оружие, в казармах, когда она инструктировала солдат о распорядке дня принцессы, слышала шепотки слуг, когда шла по коридорам замка.

Болезнь распространялась, быстро и смертоносно, а Великая Снежная Буря была присяжным, судьей и палачом.

— Твайлайт?

Ее уши дернулись, и она повернулась к кровати, на которой с удобством возлежала принцесса Рарити. Перед ней висела книга, а копытом она потянулась за шоколадным трюфелем с тарелки.

— Да?

Принцесса сразу не ответила, наслаждаясь вкусом лакомства.

— Смогла бы ты назвать меня «прекрасно прекрасной»? – поинтересовалась она, доев конфету. – Син Оракл в этой главе признается леди Фрост в вечной любви, и только что сказал, что она «прекрасно прекрасна».

— Я бы предпочла сказать автору, что диалоги он мог бы и лучше сделать, — улыбнувшись, ответила она и вновь повернулась к окну. – По мне, он не старался писать.

— О чем ты думаешь? – через секунду молчания спросила Рарити.

— Что вы прекрасно прекрасны, — ответила телохранительница и улыбнулась, когда ее принцесса засмеялась.

— Истинно так, — ответила она и добавила. – Но на самом деле ты не об этом думала, так?

Улыбка Твайлайт померкла, и она снова посмотрела на город.

— Шоколадные трюфели, которые вы едите, — ответила она. – Стоят как еда на две недели для семьи из Восточного Района города.

— Ты пытаешься пристыдить меня, Твайлайт? – театральная улыбка покинула губы принцессы. – Хоть папа и болен, он сделал все, что мог, и организовал все так, чтобы каждый пони в городе был накормлен и одет, пока не закончится буря. Мы ведь не можем избавиться от бури, не так ли?

— Я знаю… — чуть прижала уши Твайлайт. Король не был известен тем, что отворачивается от своих подданных в минуту нужды, но…

Там были ее друзья. Ее пони, тем, кому она действительно была важна – в отличие от большинства аристократов, обитающих в замке. Они выживали, а не жили, и ей было больно от того, что она не была с ними.

Ей было больно от осознания, что сделать можно было больше.

— Любимая, — сказала принцесса. – Ты считаешь, что стоять там, погрузившись в раздумья, действительно продуктивно? Ты могла бы обниматься со мной, в конце концов.

Это окончательно доконало телохранительницу.

— Беспокойство о наших пони, — четко сказала она, повернувшись к принцессе Рарити. – Не напрасная трата времени.

Это, казалось, достигло цели, и Твайлайт увидела, как щеки ее маленькой принцессы зарумянились от стыда.

— Я только предложила, — ответила она.

— А я только отказалась, Ваше Высочество, — ответила Твайлайт, отворачиваясь к окну прежде, чем ее охватил стыд. Если бы Рарити любила королевство так же, как она любила Твайлайт, то не сидела бы целыми днями за любовными романами.

После долгого молчания принцесса заговорила.

— Ты расстроена мной, так? Учитывая, что ты перешла на титулы.

— Да. Нет. Я не знаю, — вздохнула и обернулась Твайлайт.

— Ты не знаешь.

— Нет. Я не расстроена. Я просто… — она обернулась к окну, прижалась к нему лбом и выдохнула. – Я чувствую, мы можем сделать больше, чем… читать книги и есть шоколад.

— Ты предлагаешь что-то иное, кроме чтения книг? – ахнув, спросила Рарити. – Богини! Буря явно повлияла на твою голову.

Уши Твайлайт поникли, когда она повернулась к принцессе.

— Рарити…

Улыбка принцессы утихла, и она немного собралась.

— Хорошо. Если хочешь, я прикажу, чтобы мне назначили временного личного телохранителя, пока ты будешь в городе?

Твайлайт отступила. Как бы она ни хотела отправиться в город и помогать, жизнь Рарити она не могла доверить нипони.

— Я… Нет.

— Может, мне отправиться к папе и попросить удвоить удвоенные рационы, которые мы отсылаем в город каждые три дня?

— Нет, — склонила голову Твайлайт.

— Так что же ты хочешь, чтоб мы сделали?

Твайлайт снова отступила.

— Я… я не знаю, — наконец ответила она, и когда Рарити ее поманила, Твайлайт подошла и просто положила голову на край кровати. – Ух.

— Дорогая, — сказала Рарити, подползая ближе и откидывая челку Твайлайт назад. – Я знаю, как тебе это не нравится, но все, что мы можем сейчас сделать – ждать и терпеть бурю.

Она взяла трюфель из коробки и показала Твайлайт.

— Одной коробки трюфелей, которую я купила два месяца назад, тоже не будет достаточно, чтобы накормить весь город. К слову… — она вынула одну шоколадку и поднесла ее к рту Твайлайт. – Они хороши, и ты почувствуешь себя лучше, уверяю.

Печально застонав, Твайлайт открыла рот, позволила шоколадке влететь туда и начала ее жевать.

— О, ой, ух ты, — радостно произнесла она. – А они и впрямь хороши.

— Конечно! — не менее радостно ответила принцесса. – Разве ты не слышала? Они стоят, как еда на две недели!

— Рарити…

— Ой, да заведи себе уже чувство юмора, — возмутилась принцесса, хватая книгу и возвращаясь к чтению. – А теперь тише, тут неприличный эпизод.

Некоторое время после этого Твайлайт пребывала в полной тишине, и ее глаза открывались только для того, чтобы утащить себе шоколадку. Примерно в районе четвертой Рарити откинула книгу и вскочила с кровати.

Твайлайт села.

— Рарити? – на день у них не было ничего запланировано, а до сеанса спа было еще несколько часов. – Что ты делаешь?

— Выхожу из комнаты, — подсказала принцесса, направляясь к двери и открывая ее. – После этого, думаю, я отправлюсь на кухню и попрошу Этуфи сделать что-нибудь на ужин.

— Сделать тебе что-нибудь? – спросила, поднимаясь, Твайлайт. – Рарити, но сейчас только три часа дня!

— О, я знаю, — улыбнулась та. – Я просто хочу дать ей достаточно времени, чтобы сделать, чего я хочу.

Сказав это, она вышла, поприветствовала стражей и оглянулась обратно.

— Поторопись, Твайлайт! Не стоит тратить времени зря.

Все еще считая, что можно найти дело и получше, чем беспокоить шеф-повара сложными запросами, Твайлайт, не возражая, надела шлем и последовал за Рарити и Гвардейцами.

— Эх, а мы уже долговато в личной охране принцессы без смены, — пробормотал Найт Винд, один из Гвардейцев, шедших рядом с Твайлайт. – Две недели уже? У остальных, похоже, шикарная увольнительная.

— Остальные помогают в городе, — пояснила ему Твайлайт. – Грабить пони куда проще, когда им слишком холодно, чтобы сопротивляться.

— Буря – реальная беда, — ответил он, покачав головой. – Рифт Шилд говорил мне, что был поставлен охранять клинику Тарри вчера. И если дела не пойдут лучше, то им придется заворачивать народ. Почему король не может открыть больше убежищ?

— Король Платина делает все, что может, — ответила Твайлайт, хотя и сама думала об этом ранее.

— Он и сам выглядит не очень, не так ли? – добавила Ривер Лили, Гвардеец с другой стороны от Твайлайт. Она убедилась, что Рарити не слышит прежде, чем снова обратиться к Твайлайт и Найту. – Вы видели его вчера за ужином? Он был белее снега!

Найт Винд кивнул.

— Ага, ага! И разве он не отменил большую встречу с лордом Ривер Раном и его свитой, намеченную на понедельник? – он прищурился и заговорил еще тише. – Знаете, думаю поэтому нас не сменяют! Они не хотят, чтобы слишком многие знали о болезни короля!

— Насколько он болен, Твайлайт? – с широко раскрытыми глазами спросила Ривер Лили.

— Я не знаю, — ответила Твайлайт, чувствуя себя все более неловко. – И даже если бы знала, это дело короля, а не наше. Именно так зарождаются слухи.

Два Гвардейца смущенно улыбнулись, но уже через минуту вернулись к сплетням.

— Представь, если он на самом деле болен, — продолжила Ривер Лили и тихо ахнула. – Что, если он… ну, знаешь…

— Ривер, — строго прервала ее Твайлайт. – Это не…

— Разве это не значит, что принцесса Рарити займет… — прервал ее Найт.

Громкое покашливание прервало их, и три Гвардейца обнаружили, что они не только добрались до кухни, но и смотрящую на них с яркой улыбкой принцессу Рарити.

— Вам троим стоит знать, что это грубо – сплетничать и не звать при этом Мое Королевское Высочество, — пожурила их она, прищелкнув языком.

— Не повторится, Ваше Высочество! – заявили Найт и Лили, быстро поклонившись единорожке, а Твайлайт просто приподняла бровь.

Удовлетворенная, принцесса развернулась и открыла двери кухни.

— Этуфи! Это я, твой луч света в темном царстве!

Через плечо принцессы Рарити Твайлайт могла видеть, как кухня застыла на месте. Повара и их помощники остановились, супы выкипали в горшках, а пожилая шеф-повар моргала на принцессу из-за горы овощей, которые она собиралась порубить.

— Ваше Высочество, — сказала она с густым пранцузским акцентом, и сурово посмотрела на работников кухни. – Здесь не на что смотреть! Живо работать!

Раздался хор извинений, кухня тут же вернулась к работе, а шеф-повар подбежала к принцессе.

Ma chére Princesse, — произнесла она, откладывая ложку и кланяясь. – Вы немношко рановато освещать мой мир, non?

— У меня есть запрос об ужине, Туфи, — ответила принцесса, махая хвостом, как восторженный щенок. – Вызов, можно сказать. На него понадобится всего пять или шесть часов, если вам повезет.

Если она и была заинтересована, то выражение лица Этуфи это не выдало.

— Принцеза, я вас любить безмерно, но это не ваш личный кухня, — произнесла она с фамильярностью, которая пришла со службой королевской семье с тех пор, как принцесса была еще ребенком. Насколько Твайлайт помнила, Этуфи был одной из очень немногих пони, которые действительно могли не дать принцессе того, что она хотела.

— Но Туфи! – жалобно застонала принцесса, и Твайлайт закатила глаза, увидев, как та склонила голову мягко всхлипнула. – Но для меня это так много будет значить… Я так голодна…

Прошла секунда, за которую пожилая кобыла перевела взгляд с принцессы на Твайлайт, в глазах которой, как надеялась телохранительница, была одна и та же мысль.

Принцессы…

Allez, donc, — ответила, наконец, Этуфи, не способная не улыбнуться, когда Рарити радостно взвизгнула. – Что быть вызов?

Рарити выпрямилась, отбросив гриву назад.

— Одну минуту, пожалуйста, — вежливо произнесла она, прежде, чем повернуться к своим охранникам и отослать их жестом. – Выйдите, пожалуйста! Это не для сплетников!

Твайлайт посмотрела, как Гвардейцы покинули кухню, но, когда она собралась зайти, ей путь преградила улыбающаяся Рарити.

— Ах, ах! – произнесла она, махнув ресницами. – Боюсь, это включает и тебя, Твайлайт.

— Что? Но, принцесса, я… — нахмурилась Твайлайт.

— Ты, — прервала ее Рарити. – Подождешь снаружи с остальными, хорошо?

— Но, принцесса… — запротестовала Твайлайт, только чтобы ее рот прикрыло белое копыто.

— Твайлайт, я ценю твою приверженность долгу, но уверяю тебя, единственная угроза мне на этой кухне – калории.

Не дав Твайлайт указать на многие острые предметы в кухне, принцесса вежливо пододвинула Твайлайт своей магией прежде, чем войти в помещение и закрыть за собой дверь, оставив личную телохранительницу совершенно без дела.

— Хорошо, — сказала Твайлайт.

Если она отправит Найта и Ривер Лили охранять восточный вход в кухню, а Си Драфт и Гравел Эджа – охранять окна кухни в саду, то сама она сможет занять место у главного входа.

— Итак, по… ни…

К своему большому сожалению, Твайлайт увидела не трех лучших Гвардейцев королевства, готовых охранять принцессу Рарити любой ценой, а навсегда поддавшихся влиянию их подопечной – они стояли кружком и сплетничали, а единственный не болтающий смущенно стоял в сторонке.

— Что нам делать, босс? – громко спросил Гравел Эдж, привлекая внимание своих товарищей, которые ойкнули и быстро выстроились, как полагается.

— Помимо болтовни? – спросила она, и позволила себе улыбнуться, увидев, как расширились глаза ее друзей. – Давайте перекроем все входы и выходы в кухню.

Когда все были расставлены по своим местам, Твайлайт подходила к своему, когда ее позвали.

— Твайлайт!

Чуть задержавшись, телохранительница обернулась и увидела, как к ней идет сам король Платина, а за ним следуют его Гвардейцы и личный телохранитель.

— Ваше Величество! – ответила Твайлайт, кланяясь королю, который, как она заметила, выглядел весьма и весьма бледным.

— Спаркл, — громыхнул Айрон Аккорд, телохранитель короля, и его глаза сощурились. – Мне не говорили, что ты сегодня свободна.

— Не ругай девочку, Аккорд. Жизнь Рарити я не доверю никому иному, — ответил король, широко ей улыбнувшись. – Она на кухне, так? Я видел Гравел Эджа у окон в саду.

— Эм, да, Ваше Величество, — кивнула Твайлайт. – Я поставила охрану у каждого выхода и шла к главному входу. Принцесса, эм, настояла, чтобы я не следовала за ней.

— Вот как! И она-то еще утверждает, что не бегает перекусить среди дня! – радостно провозгласил король и засмеялся. Но смех его быстро перешел в пугающий кашель.

— Ваше Величество, — тяжело сказал Айрон. – Прошу, вы…

— Я голоден, вот что я! – прервал его король и издал звук, в отношении которого Твайлайт не была уверена. То ли он горло прочищал, то ли еще раз закашлялся. – Может, я присоединюсь к дочери, чем бы она ни перекусывала!

— Ваше Величество, — был непреклонен Айрон Аккорд. – Он не для того прибыл из Седловской Аравии, чтобы…

— Да, я знаю, — ответил король, и вся излучаемая им радость потухла. – Продолжай, Твайлайт, и не дай ей опустошить наши запасы. Буря ведь их не пополнит, так?

***

— Итак? – спросила Твайлайт. Плащ, который она надела поверх брони, мало защищал от пронзительного холода двора. – Чего же мы ждем?

— Ужина, конечно, — ответила принцесса, высунувшись из маленького окошечка кареты, в которой она пряталась.

— Конечно, — ответила Твайлайт, чихнув.

Рарити захихикала.

— Я бы пожелала тебе счастья, но ты уже встречаешься со мной, — провозгласила она и высунула язык, когда Твайлайт закатила глаза.

— Тебе там не холодно? – продолжила она. – Тебе следовало взять другой плащ!

— Тот, который вы порвали, убегая от меня, когда тайно сбежали из замка?

— Что?! Извините! Я его не рвала! Я просто придала ему… более бунтарский вид! Осовременила его! – она отвернулась, фыркнула и прикрыла окно. Ее голос сразу стал глуше. – Он стал авангардным!

— Если вы так хотите, Ваше Высочество, — пробормотала Твайлайт, оглядываясь в поисках… чего бы они ни ждали.

Даже когда они покинули кухню, Рарити отказалась говорить Твайлайт, чего она там заказала. А потом она пошла и отменила сеанс спа – из-за чего Твайлайт сразу начала представлять худшие возможные сценарии. То, из-за чего Рарити добровольно отменит сеанс спа – либо очень хорошо, либо очень плохо.

Ее мысли прервало постукивание и, обернувшись, она увидела, как на нее из-за окна смотрит принцесса. Когда их взгляды встретились, Рарити дыхнула на стекло окна и Твайлайт немного улыбнулась, когда принцесса нарисовала на окне копытом сердечко.

Когда оно исчезло, Рарити открыла окно и высунулась, осматривая двор.

— Да где же они?

— Леди Флаттершай и Эпплджек? – спросила Твайлайт. – Вы сказали Гравел Эджу передать им, чтобы они пришли сюда в половину пятого. До него еще минут десять.

— Знаю, поэтому высматриваю не их, — ответила Рарити. – Я попросила Этуфи принести ужин в четверть пятого.

— Ужин? – Твайлайт очень заинтересовалась выбором места для еды. – Поесть в карете? Рарити, прошу, объясни, что происходит?

— Очень хорошо, — ответила принцесса и кивнула на что-то позади Твайлайт. – Вот что происходит.

Твайлайт обернулась и ее челюсть отвисла при виде Этуфи и двух поваров, тянущих повозку, до краев полную тем, что выглядело корзинами с готовой едой и котлом, исходящим паром из-под крышки.

Рарити вышла из кареты, аккуратно прикрыла копытом рот Твайлайт и радостно улыбнулась пожилой кобыле.

— Так, так? Справились с вызовом?

— Конечно, — проворчала Этуфи. Она обернулась к повозке и постучала по ней копытом. – Суп на такой погода не быть горячий долго, поэтому мы приготовить холодные блюда к нему. Должно хватить сотня пони, если раздавать правильно.

— Конечно же! – указала принцесса на Твайлайт. – Я уверена, Твайлайт с радостью возьмется за это. И я уверена, что мы попадем в город до того, как суп остынет. Дорогая Флаттершай и ее охрана тоже поможет нам, не так ли, Твайлайт?

Твайлайт не знала, что и сказать. Она была уверена, что Эпплджек не оставили особого выбора.

— Ва-ваше Высочество, я… — Твайлайт прокашлялась и улыбнулась Этуфи. – Эм, дайте мне минутку, чтобы обсудить с принцессой логистику.

Она отвела Рарити за карету прежде, чем посмотреть на нее одновременно смущенно и возмущенно.

Рарити! Что ты творишь?!

Та невинно моргнула.

— Помогаю, — спокойно ответила она. – Разве ты не того хотела?

— Нет! То есть, да, но король и королева…

— Вряд ли будут меня ругать за помощь их подданным.

— Но кладовые замка…

— Могут выделить провизии на простые сэндвичи и суп на сотню пони, — снова перебила ее Рарити. – Ну а надутые аристократы в замке поедят поменьше недельку. – Она наклонила голову. – Еще вопросы?

— Я…

Многие чувства переполняли Твайлайт, но ни одно из них не могло превзойти гордости.

Наконец, кажется, ее принцесса решила направить свою щедрость на королевство, а не только на тех, кто ей дорог.

Но все же ей нужно было знать.

— Почему? – спросила она наконец.

Рарити удивилась.

— Ну это же очевидно, — ответила она. – Я не могла видеть тебя расстроенной, не так ли?

Гордость Твайлайт угасла и значительно.

— Что? – с потускневшей улыбкой спросила Рарити. — Что не так?

— Ничего! Ничего, — ответила Твайлайт, поняв, что сейчас не время обсуждать ее чувства. Ее принцессе предстоял еще долгий путь, чтобы мочь возглавить королевство, но это был первый шаг. Она улыбнулась. – Спасибо тебе за это.

Рарити тут же засветилась, как жеребенок, которого похвалили.

— Конечно же! С удовольствием.

Они пошли обратно к Этуфи и увидели уже пришедших Эпплджек и Флаттершай. Графиню не было видно под грудой накидок и шарфов.

— О! Флаттершай! Эпплджек! – провозгласила Рарити. – Вы пришли!

— Агась. Немного рановато, но мы тут, как вы и просили, Ваше Высочество, — ответила, поклонившись, Эпплджек. Затем обернулась к Флаттершай и нахмурилась. – Ну а леди Флаттершай где-то в этой груде.

— Эпплджек, — слабо запротестовала пегаска. – Ты же знаешь, что я не люблю холод…

— Я просто дразнюсь, — ухмыльнулась ее телохранительница.

— Все будет хорошо, дорогая, — ответила Рарити, шагнув в сторону и указав на карету. – Почему бы тебе не подождать внутри, пока я все улажу с Твайлайт и Эпплджек. – Посмотрев на земную пони, принцесса спросила. – Вы прочли записку, которую передавал Гравел?

— Агась. Пони в городе нужна еда.

— Чудесно! – Рарити топнула по заснеженной земле и ойкнула, когда вся ее обувь промокла. Она кашлянула и обернулась к Этуфи. – Тогда все в порядке! Мы вернем все твои корзины к вечеру.

— Ma chére, — засмеялась кобыла. – Вы сказать то же самое про чайный сервиз на двенадцать персон из седлоаравийский фарфор. Теперь он только на десять персон.

Рарити даже не моргнула.

— Ну, ничего не хочу сказать, но Твайлайт иногда такая неуклюжая, — ответила она, целенаправленно избегая приподнятых бровей Эпплджек и пронзительного взгляда Твайлайт.

— Быть так, Твайлайт? – спросила ее Этуфи.

— Я хочу сохранить свою работу, так что да, — вежливо улыбнулась единорожка.

Твайлайт Спаркл! Какая дерзость! И ни от кого иного, а от тебя! – фыркнув, отвернулась Рарити. – Мне стоило всех вас бросить в подзе… Флаттершай, почему ты улыбаешься?

— О-ой, я не улыбалась, — быстро ответила пегаска, натянув шарф на лицо и вежливо покашляв.

— От этих ветров всякие странные штуки видятся, Ваше Высочество, — посвистывая, посмотрела в небо Эпплджек.

— О, вот уж уверена, Эпплджек, — ответила принцесса, нарочито возмущенно заходя в карету.

Дождавшись, пока в карету сядет Флаттершай и передав Гвардейцам приказ тянуть карету, Эпплджек и Твайлайт приготовились возглавить их, но Этуфи подозвала к себе единорожку.

— Твайлайт, — произнесла она с большей суровостью, чем ожидалось от семейного повара. Ее взгляд стал тверже, и быстро глянув на карету, она наклонилась и прошептала. – Я надеяться, ты позаботиться о принцесса.

Первым инстинктом Твайлайт было отступить, ее уши дернулись от того, что прозвучало очень похоже на угрозу. И только многолетнее знакомство с шеф-поваром не дало ей схватить эфес меча магией.

— Конечно же, — ответила она, стараясь ни улыбнуться, ни нахмуриться в ответ. Но все же угроза явила себя, с ней надо было разобраться. – Есть причина для вашего беспокойства?

— Да, — ответила повар и подняла глаза к зимнему небу. – Буря отправить в постель два моих работник.

Выражение ее лица и глаз смягчилось, и ее окутала практически материнская аура.

— Ты убедиться, чтобы принцесса не оставаться снаружи долго. Мы не хотеть, чтобы она чихать до смерть в постель.

— Да, мы не хотим, — расслабилась и позволила себе улыбнуться Твайлайт.

Тут их внимание привлекло вежливое покашливание и, обернувшись. Они увидели высунувшуюся в окно кареты Рарити.

— Итак? – спросила она, смотря на них. – Может хватит уже сплетничать обо мне?

— Зачем нам сплетничать о вас, Ваше Высочество? – вежливо спросила Твайлайт, и Рарити ухмыльнулась.

— Дорогая, а почему бы и нет?

***

Хоть они привезли еды лишь на сотню пони, вызванный ими праздник призвал много больше.

По всей Площади Луны были расставлены старые столы, которые были заполнены пони всех возрастов, пришедших поприветствовать принцессу и ее эскорт. Многим из них не выпало шанса даже попробовать королевские угощения, ингредиенты которых стоили больше, чем они зарабатывали за две недели, потому что они отказывались от еды в пользу стариков и детей.

По всей площади были расставлены факелы, освещающие дюжины пони, собирающихся там, и согревающие всех, кто сидел у них. Были разведены и костры – самый большой из них использовали, чтобы поддерживать горячим котел с супом для вновь прибывших.

Рядом с Твайлайт раздался громкий чих, и она отвлеклась от котла на телохранительницу, стоящую рядом.

— Проклятая погода, — пробурчала Эпплджек и потерла нос копытом. Затем посмотрела на графиню, сидящую за ближайшим столом. Несчастная пегаска очень плохо пыталась скрыть, как сильно она дрожит. – Думаю, стоит паковаться, иначе в замок ледяная фигурка пегаса приедет.

— Согласна, но принцесса настаивает на желании «укрепить узы с простонародьем», — Твайлайт посмотрела на пустую тележку. – Хотя кухонные работники, наверное, уже ждут свои вещи назад. Я схожу за Рарити, и мы отправимся, пока буря не разразилась вновь.

— Удачи тебе с этим, — фыркнула Эпплджек и указала на принцессу, окруженную восхищенными пони. – Думается мне, просто так ты через всех этих обожателей не прорвешься.

С этими словами она кивнула в сторону жеребенка, сидящего рядом с Рарити и несмело на нее поглядывающего.

— Думаю, этот уже мечтает о том, как вырастет и женится на ней.

— У него столько же шансов, как у меня, — заметила Твайлайт и ойкнула, когда Эпплджек стукнула ее деревянным половником. – Что?! Это правда!

— Эта буря уже достаточно попортила мне настроение, так что не желаю слышать больше таких разговоров, — проворчала она. Потом посмотрела в небо, будто считала, что пристальный взгляд заставит тучи и снег разойтись. – Я слыхала раньше разговоры. Кое-кто считает, что эта буря – наказание нам от Богинь.

— Наказание? – переспросила Твайлайт. Она не очень верила в богинь, наблюдающих за ними, но даже если они и существовали, единорожка не могла представить, что могло вызвать их гнев.

— Я так не думаю, — продолжила она. – Может, это испытание?

— Суровое испытание, весьма, — добавила Эпплджек. Потом подумала и спросила. – Это правда?

— Что?

— Король. Что-то с ним не так.

— А почему ты думаешь, что чего-то не так? – нахмурилась Твайлайт.

— Слухи ходят, Твай, — ответила телохранительница. – И некоторые слухи мне попадаются чаще других.

— Ну, сейчас у нас есть проблемы побольше, — ответила Твайлайт, не желая слишком углубляться в вопрос здоровья короля, когда ей уже приходится думать о здоровье его дочери.

И словно подслушав их, буря решила напомнить о себе. Сильный порыв несущего снег ветра прошелся по площади, холодно и радостно приветствуя пони громким воем. В своей радости, он поднял тарелки, корзины и все остальное, что мог, в воздух, пробуждая симфонию панических криков каждым своим движением.

— Твайлайт! – прокричала Рарити, пробиваясь к ней и стараясь перекричать ветер. – Твайлайт, общаться с простонародьем было приятно, но думаю, нам уже пора домой!

— Думаешь? – ответила Твайлайт, и вдруг осознала, что не в личных покоях принцессы, когда пожилая кобыла поблизости вдруг побледнела от ее обращения. – Эм… То есть, да, конечно, Ваше Высочество! Подождите, пожалуйста, в карете с леди Флаттершай!

Пока Эпплджек вела принцессу и Флаттершай в безопасность кареты, Твайлайт помогла поварам собрать разлетевшиеся повсюду корзины. Как только все было собрано и закреплено, а горожане укрылись в своих домах, они отправились в замок. Твайлайт и Эпплджек были во главе.

Дорога была ужасающе долгой. Ткань одежды прижималась к телу и лишь едва защищала от холода доспехов и кольчуги. Шагать по мокрому снегу было тяжело, и когда она ненадолго остановилась, чтобы поправить доспехи, то увидела небольшой старый храм, посвященный богиням страны.

Две небольших статуи аликорнов смотрели на телохранительницу, и будь она верующей, то могла бы и спросить у них, действительно ли они наказывают их за какое-то прегрешение.

После этого они направились дальше, и храм был скрыт пеленой снега.

Прошло не меньше часа после возвращения в теплые стены замка прежде, чем кости Твайлайт перестали жаловаться на холод. Ее разум тоже жаловался на то, что хоть они и сделали доброе дело для жителей города, она все же шла на поводу у Рарити.

— Ну, думаю, можно сказать, что сегодня было весело, — произнесла принцесса, пока они шли по коридору. Остальные ее охранники были отпущены на ночь.

— Да. Сегодня, когда вы устанавливали связь с «простонародьем», — уточнила Твайлайт.

Принцесса остановилась.

— Ох, ты снова используешь этот тон, — сказала она, глядя на Твайлайт и явно подавляя вздох.

— Какой тон? – быстро спросила Твайлайт.

— Не изображай мне тут невинность, — ответила Рарити, поднимая копытом подбородок Твайлайт. – Этот тон.

— Принцесса… — вздохнула пойманная Твайлайт.

— Кхм.

Рарити, — поправилась Твайлайт, выходя за пределы доступа копыт принцессы. – Это не должно было быть весело. И простонародье? Серьезно?

Принцесса утомленно выдохнула.

— Что? Но это же они и есть? Они не дворяне, — возразила она.

— Принцесса, не в том дело. Вопрос в том…

— Что тебе это неприятно! – фыркнула Рарити. – На самом деле, Твайлайт! Я делаю все, чтобы ты была счастлива, но, похоже, ты только сильнее расстраиваешься!

— Вопрос в этом! Тебе не нужно делать все это, чтобы порадовать меня! Ты должна делать это потому, что тебе этого хочется! – уточнила Твайлайт. – А не потому, что ты не хочешь чувствовать себя плохо из-за того, что расстраиваешь меня.

— Твайлайт, — Рарити пошла дальше, уже более быстрым, целеустремленным шагом. – Как только я сяду на трон, то всю оставшуюся мою жизнь нужды других будут важнее моих. Поэтому прошу простить меня за то, что не прыгаю через обручи, чтобы угодить всей стране. А теперь, если ты не будешь больше стараться сделать из меня принцессу Рарити Бескорыстную, то меня в кровати ждет коробка шоколадных трюфелей.

С этими словами принцесса топнула и завернула за угол, оставив Твайлайт позади.

— Ра… Принцесса! – позвала она и побежала следом, обнаружив принцессу, остановившуюся сразу за углом. – Принцесса, это не то, что… Что происходит?

Там, вдали, Твайлайт увидела Гвардейцев, стоящих у входа в покои принцессы. Хоть это и не было чем-то необычным, их остановило то, чьи Гвардейцы там стояли.

Короля.

— Почему папа в моих покоях? – осторожно прошептала Рарити. Ее раздражение ушло. Ее глаза расширились, и она схватила переднюю ногу Твайлайт. – Ты не думаешь…

— Утром он выглядел хорошо, — быстро ответила телохранительница. – Просто будто подхвативший простуду и все.

— Да. Да, ты права. Я уверена, что он в порядке. И ему даже стало лучше! – ответила Рарити, и неожиданная радость в ее голосе могла обмануть любого, кроме телохранительницы, которая знала ее, как свои копыта. – Вперед!

Без лишних слов Рарити пошла дальше, а Твайлайт тихо семенила за ней, пытаясь показать хоть каплю радости, которую демонстрировала принцесса. Путь казался очень, очень долгим, но в этот раз Твайлайт не думала о возможных причинах визита короля.

На самом деле, ее заботило лишь одно, и если их ждало это, то нескольких минут на подготовку будет недостаточно.

— Принцесса Рарити! – отсалютовали Айрон Аккорд и Гвардейцы, увидев ее.

— Здравствуйте, джентльпони, — с неизменной улыбкой ответила Рарити. – Что привело вас сюда? Отец желает видеть меня?

— Да, Ваше Высочество, — ответил Айрон Аккорд, а другой Гвардеец открыл дверь покоев, в которых Твайлайт заметила короля, смотрящего в окно. – Он ждет вас внутри.

Затем он посмотрел на Твайлайт, собирающуюся пройти следом, и произнес.

— Одну, пожалуйста, Ваше Высочество.

Рарити чуть обмякла, и ее улыбка потускнела, когда она обернулась к Твайлайт.

— О-одну? – сказала Рарити, и ее улыбка не могла обмануть телохранительницу. – Должно быть какой-то весьма скандальный слух…

— Пожалуйста, Ваше Высочество, — произнес третий Гвардеец.

Веселость Рарити потухла. Быстро.

— Ах. Хорошо, — она обернулась к Твайлайт. Их глаза встретились, и принцесса подняла копыто, только чтобы потом силком опустить его.

— Я буду тут, — ответила Твайлайт и прошептала. — Все будет хорошо.

— Да. Да! Конечно! Да. Идеально. Чудесно. Прекрас…

— Рарити? – позвал король.

— Иду, папа! – еще раз тяжело посмотрев на Твайлайт, принцесса прошла в комнату и один из Гвардейцев закрыл за ней дверь.

После этого ни один из них не заговорил с Твайлайт.

Они просто стояли там и ждали, и Твайлайт, посмотрев на дверь, могла лишь тихо встать рядом с ними и ждать.

Но уже через секунду дверь открылась – гораздо раньше, чем ожидала Твайлайт – и она почувствовала тяжесть в желудке, когда наружу выглянула бледная и смятенная Рарити.

— Твайлайт, — произнесла она с радостью, которую можно было бы ожидать в морге. – Не присоединишься ли к нам? Похоже, эта маленькая проблема касается нас обеих.

Их обеих.

В ту же секунду мир для Твайлайт со скрипом остановился.

Кроме болезни, у короля Платины была лишь одна причина срочно поговорить с ними обеими, и эта причина была, возможно, той, которой Твайлайт опасалась больше всего в мире.

Он знал о ней и Рарити. Каким-то образом они попались.

— Конечно, — ответила Твайлайт. – Конечно. Да. Хорошо.

Когда она вошла в покои вслед за Рарити, двери закрылись за ней со стуком, напомнившим ей удар молоточка судьи. Твайлайт попыталась представить, как он могли попасться. Им стоило быть осмотрительнее. Им не стоило доверять личной страже. Ей стоило знать, что кто-нибудь их предаст. Если бы она была умнее, то вообще никому не говорила бы.

На самом деле, если бы она была действительно умной, то с самого начала не имела бы с принцессой таких отношений.

— Твайлайт. Рад видеть тебя снова, — тепло поприветствовал ее король, отвернувшийся от окна и повернувшийся к ней. Затем он указал на подушку для сидения на полу. – Спасибо, что присоединилась к нам. Присядешь?

Король, как могла сказать Твайлайт, не выглядел сердитым. Он не выглядел готовым изгнать ее, или бросить в подземелья или объявить изменницей за осквернение чистейшей родословной королевства.

То есть, он выглядел так же, как сегодня утром.

Усталым. Очень, очень усталым.

— Да, Ваше Величество, — ответила она после поклона, и когда она села рядом с Рарити, две молодые кобылы обменялись взглядами. Твайлайт надеялась, что по ее взгляду было понятно, как она любит принцессу, и как она извиняется.

Король вернулся к окну и посмотрел в него – на город, на дома, и на бурю, которая отказывалась затихать.

— Ну и погодка! – заявил он, продолжая изучать улицу.

Это пугало.

— Папа? – обратилась Рарити. Ее голос был более, чем нервным. – Что-то произошло?

— Да, Рарити. До меня дошли слухи, — начал король, все еще смотря в окно. – Слухи, касающиеся вас обеих.

Рарити каким-то образом побледнела ещё сильнее, и Твайлайт четко увидела, как юную принцессу наказывают. Налагают взыскание. Ссылают. Из-за нее.

Не ее ли долг защищать принцессу?

— Пожалуйста! – воскликнула она, приподнимаясь. – Пожалуйста, король Платина! Это все моя вина! Если вы собираетесь наказывать понибудь, то это должна быть я!

— Твайлайт?! Ты с ума сошла?! – охнула Рарити, и тут же встала сама. – Нет! Не слушай ее! Это была я! Я ее втянула! Это была моя идея! Накажи меня!

— Зачем мне наказывать тебя?! –прервал ее король, повернувшись к ним с мягкой улыбкой. – Накормить наших подданных – не преступление. Но разрешение спросить все же стоило.

Твайлайт Спаркл считала, что ее словарный запас достаточно обширен, но все же его не хватало, чтобы описать то облегчение, что обрушилось на нее. Она снова села, вновь познав радость к жизни.

Рарити рассмеялась – от нервов или от счастья, Твайлайт сказать не могла.

— Ну… Знаешь, как говорят? Лучше просить прощения, чем разрешения!

Король рассмеялся и тут же закашлялся. Но, собравшись, улыбнулся вновь.

— Не так ли? У великих королей часто нет времени спрашивать разрешения, чтобы сделать что-то. Короли должны делать то, что должно, несмотря ни на что, — с этими словами король чуть замолчал, но вскоре продолжил. – Королевы тоже.

— Папа? – начала Рарити. – Что…

— Как идут твои занятия у Инквелл? – вновь прервал ее король, теперь смотря окно, в которое ранее смотрела Твайлайт. – Хорошо? Ты больше не засыпаешь посреди уроков политологии?

— Нет, конечно нет, — запротестовала принцесса, хотя это произошло три недели назад.

— Хорошо, хорошо! Хорошо, — продолжил король. В течении следующей минуты он просто постукивал по подоконнику. – Проклятая погода.

— Папа? – осторожно спросила Рарити. – Па…

— Меня сегодня осмотрел врач из Седловской Аравии, — произнес он, и его голос слегка дрогнул. Это было пугающе. – Как вы знаете, я болен.

— Но ты же поправляешься! Не так ли? – спросила Рарити, улыбаясь так ярко, как могла. – Это то, что сказал доктор? Так? Ты выздоравливаешь.

Король не сказал ничего, пока не повернулся к дочери, и Твайлайт с ужасом увидела выражение его полных слез глаз.

Он моргнул ей.

— Твайлайт, я извиняюсь. Я передумал. Не могла бы ты нас оставить нена…

— Нет! – воскликнула Рарити, с мокрыми глазами хватаясь за что она могла ухватиться. – Нет! Нет, позволь ей остаться! Пожалуйста.

Схватившись за броню Твайлайт с той невеликой силой, которую она могла выжать в этой ситуации, принцесса обернулась к отцу.

— Ты умираешь? Да? Ты умираешь? Папа, ты…

— Да, — тихо ответил он. – Похоже, что да.

Повисла тишина. Громкая, сильная, оглушающая.

— Нет, — произнесла Рарити.

— Рари… — сделал шаг к ней король.

— Нет! – воскликнула она, ударив копытом по полу и указав на него. – Нет, ты выглядишь хорошо! Ты выглядишь хорошо! Папа, ты выглядишь хорошо!

— Я знаю, это сложно принять, мой бриллиант, но… — сделал он шаг к ней.

Рарити отступила.

— Нет, — текли слезы по ее лицу. – Нет! Должно быть что-то, что ты можешь сделать!

— Не все можно поправить, Ра…

— Нет, можно! – колеблющимся голосом закричала она. – Все можно исправить! Где доктор?! Я хочу его видеть! Мне нужен другой! Ты не можешь умереть! – с этими словами она вылетела из комнаты, в отчаянии крича. — Мама?! Мама?!

— Выше Высочество! – позвала Твайлайт, бросившись к двери. – Выше Вы…

— Твайлайт.

Единорожка застыла на месте, и развернулась к жеребцу, который улыбался ей той же мягкой улыбкой, которую он носил весь день.

— Останься, пожалуйста, — указал он на подушку.

Твайлайт не могла не подчиниться. Она подошла к подушке и села, как жеребенок, ожидающий, пока взрослый заговорит. Она чувствовала себя странно. Все казалось разъединенным, будто ее тело двигалось, а разум был где-то далеко.

Король подошёл к книжному шкафу, изучая книги, вынимая их и ставя обратно.

Потом повернулся к ней.

— Когда меня не станет, твои обязанности изменятся, — сказал он. – Айрон Аккорд будет с тобой в переходный период.

— Да, Ваше Величество.

Король подошел и сел перед ней. Твайлайт поразилась, как кто-то может быть настолько собранным в подобной ситуации.

— Ты выросла, — произнес он. – Определенно, больше, чем моя дочь, по край…

— Ваше Величество, — перебила его Твайлайт. Слова рвались из ее рта быстрее, чем она успела их остановить. – Как долго…

Она замолчала, обнаружив, что не может озвучить это.

— Зависит от того, что ты имеешь ввиду. Как долго я болен или как долго мне еще осталось? Если последнее, то немного. Очень, очень немного, — произнес он и снова закашлялся. – А если первое… Может, месяцы. Я давно знал, что это случится. Именно потому Фэнси Пэнтс занимал мое место на столь многих встречах. Наверное, если бы не эта буря, то у меня было бы больше времени.

Новости поразили Твайлайт, как меч в сердце.

— Думаешь, она готова? – спросил он.

— Ва-ваше Величество?

— Моя дочь, — ответил он, встав и подойдя к столу, где стояла маленькая фарфоровая фигурка кронпринцессы. Король аккуратно взял ее копытами и спросил снова. – Как думаешь, она готова?

— Я… Ваше Величество, я… — сглотнула Твайлайт.

— Можешь говорить спокойно, Твайлайт. Ты, наверное, единственная пони в замке, которая знает ее лучше, чем она сама знает себя.

— Нет, — ответила Твайлайт и почувствовала, как ее захлестывает стыд. – Я не знаю.

Она не знала, готова ли Рарити, и, говоря откровенно, не знала, готова ли она сама к тому, что Рарити станет королевой.

Как только Рарити наденет корону, они не смогут быть вместе. Чудом было уже то, что они продержались так долго, но когда все королевства будут смотреть на Рарити, то…

— Я не знаю, готова ли она, — медленно повторила Твайлайт.

— Это сделает ее готовой, — ответил король и ухмыльнулся. – Она наследует мне! Только учится ей придется на сложностях.

Его улыбка потухла и слезы снова потекли из глаз, пока он вертел фигурку в своей магии.

— Проклятая погода.

— Ва-ваше Величество, — сказала Твайлайт. – Простите.

— Такова жизнь, Твайлайт, — ответил он. – Рано или поздно, готовы они или нет, все маленькие принцессы в один день должны стать королевами.

Продолжение следует...

Комментарии (14)

0

Заметила несколько ошибок:

— Ты, прервал ее Рарити. – Подождешь снаружи с остальными, хорошо?


Без лишних слов Рарити пошла дальше, а Твайлайт тихо семенила за ней, пытаясь хоть каплю радости, которую демонстрировал принцесса.

 — "пытаясь показать хоть каплю радости"?

ann_butenko_ponysha #1
+1

Спасибо, поправил.

Кайт Ши #2
0

Наконец-то. Даже читать в оригинале не пришлось (просто не успел)).
Название сразу же зацепило. И вдруг понял, что это продолжение серии.
*В ожидании дальнейшего перевода* :-)

Melaar #3
0

Немного мелочей, что заметил при чтении.

чтобы мне временного личного телохранителя

Полагаю, потерялось слово назначили или что-то вроде.

нипони

Это что за зверь такой? Не помню насчёт прошлых переводов, но тут вот совсем в русском тексте неуместно выглядит.

Рифт Шилд

Отсылочки к Библиотеке подъехали, Моно обожает подобные вещи добавлять.

радость в ее голосе мгла обмануть любого

ни не смогут быть вместе

DevilishHeat #4
0

Спасибо, внёс поправки. И ведь вычитывал...

Кайт Ши #5
+1

увы это последняя и единственная глава на сегодня и это сегодня уже годик как. мб есть какие-то тайные знания насчет продолжения?

Skuzl #6
0

Эмм... Годик? Что?
Разве не прошло всего четыре с половиной месяца?
Мне показалось, что эта глава была выложена просто чтобы не забыть про эту историю и вернуться к ней, когда закончит другую. Автор же что-то ещё пишет сейчас?

(Я не так хорош в английском, потому это просто моё мнение, а не факт)

Melaar #7
0

спутал да. беда, думал годик уже вышел как ;)

Skuzl #10
+2

Да, она пишет. Просто работ в процессе многовато… Помимо завершения Телохранительницы ещё сиквел Библиотеки, визуальная новелла по ней же, Crimson Lips и просто маленькие фики сами по себе иногда.

DevilishHeat #13
0

Значит всё же Зачарованная Страна. Если я правильно помню название второго фика про обиженного попаданием в АУ без Флаттершай Дискорда.

Melaar #14
0

Спрошу у Моно. Она сейчас, вроде, по Зачарованному Королевству.

Кайт Ши #8
0

"— Остальные помогают в городе, — пояснил ему Твайлайт. – Грабить пони куда проще, когда им слишком холодно, чтобы сопротивляться."
Кажется, она полностью погрузилась в роль телохранителя и парня принцессы...

Melaar #9
0

Либо же ошиблись именем.
Или же пояснили это самой Твайлайт, то есть по обращению к ней, что маловероятно в данном контексте.

Melaar #11
0

Это опечатка. Вроде и вычитывал, а все равно всплывает...

Кайт Ши #12
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...