Автор рисунка: aJVL

Селестия в Тартаре

Тия всхлипывает и просыпается. Резкая судорога, вызванная пробуждением на сыром камне тюремного пола, пробегает по её мышцам. Ноги принцессы дёргаются, и металл кандалов кусает её беззащитную кожу ледяными зубами. Селестия старается удержать перед глазами видения ускользающего сна, но их неотвратимо сменяет горькая реальность: они вместе с сестрой и племянницей заключены в самой мрачной тюрьме во всей Вселенной – в Тартаре.

Принцесса переворачивается на живот и вытягивает ноги. Цепи, натянувшиеся от её движений во сне, провисают, и оковы милосердно ослабевают свою хватку. Многочисленные ушибы и ссадины теперь уже не так сильно донимают расслабившееся тело. Селестия глотает влажную духоту спёртого воздуха, обегает взглядом пространство узилища, равномерно освещенное белёсо-серой флюоресценцией вездесущей плесени, и в очередной раз в её сердце колючим сорняком распускается ужас: неужели навсегда? Шипы этого страха терзают сильнее, чем сталь кандалов, приносят больше страданий, чем издевательства и побои кентавра-гиганта, регулярно спускающегося к ним в камеру после своих бесчинств в Эквестрии, чтобы, как он говорит: «отдохнуть и поразмяться в обществе прекрасных дам». Принцессе страшно, причём этот страх всегда с ней, хоть этого и не замечают ни две другие узницы, ни даже Лорд Тирек, во время своих посещений моментально свирепеющий от гордо-презрительного вида встречающей его пленницы и тут же пускающий в ход кулаки. И когда, наконец, тяжело пыхтящий кентавр, оставляет свою избитую жертву, и, грохнув за собой тюремной дверью, удаляется, подруги по несчастью, Луна и Каденс, обнимают Селестию и омывают её раны слезами, а она старается ободряюще улыбаться им разбитыми в кровь губами: ведь на самом деле всё не так уж и плохо – рассвирепевший Тирек срывал всю злость на ней, и, увлекшись, забывал про двух других узниц.

Луна спит на боку, подложив копыто под голову. В первое время их заключения она старалась не терять бодрости духа, придумывала игры и шарады, чтоб развлечь себя и остальных, отмечала царапинами на стене проходящие дни по времени, когда молчаливые тюремщики приносили им хлеб и воду или выливали на головы узниц ушаты ледяной воды – это называлось баней. Но постепенно тюремная тоска взяла верх над сердцем ночной принцессы, и через какое-то время прежде весёлая и деятельная Луна погрузилась в апатию, и теперь большую часть времени только молчаливо лежит с закрытыми глазами.

Каденс просыпается, и Селестия тут же приобнимает её крылом. Из всех троих принцесс правительница Кристальной Империи тяжелее всего переносит заключение. Разлучённая с мужем, оказавшаяся вне привычной ей с самого рождения атмосферы любви и добросердечия, она сразу же стала задыхаться в удушающих флюидах тюремной безысходности. Каденс ослабла, сникла, если и засыпает, то ненадолго, если и ест, то лишь по несколько крошек, и с каждым днём ей становится всё хуже и хуже.

 — Всё же будет хорошо? Нас спасут? – тревога воспалённых, слезящихся глаз Каденс встречаются с теплотой и заботой взгляда Селестии.

 — Да. — Тие удаётся сказать это твёрдо, не выдав тревогу, гложущую её сердце. – Твой муж, моя ученица, они вместе победят Тирека и освободят нас.

 — Скорее бы! – и тут Каденс начинает рыдать, пряча истекающее слезами отчаяние на груди у Селестии.

 — Ну что ты, — разбитые губы Тии касаются горячего лба Каденс. – Они уже спешат к нам на помощь. Нам нужно только чуточку потерпеть.

 — Когда он приходит сюда… Так страшно!

 — Сегодня он не придёт. – с нотками уверенности в голосе говорит Селестия, хотя знает, что это не так, и очень скоро кентавр-садист опять грузно ввалится в их узилище, чтоб кулаками и копытами доказать самому себе превосходство над теми, кого он называл глупыми лошадьми и их хилыми принцессами.

Так они и лежат, обнявшись, среди прогорклых запахов тюремных миазмов и гнилостного света осклизлой плесени — одна, старательно прячущая свои страхи, и другая, дающая волю слезам отчаяния.

 — Расскажи что-нибудь, — просит, немного успокоившись, Каденс.

Селестия никогда не была хорошим рассказчиком, и всячески старалась избежать длительных бесед не по делу, но здесь, в заключении, она вдруг обнаружила, что многословие – один из лучших способов забыться на время, и поэтому она стала сочинять истории, которые отвлекали её и развлекали двух других принцесс, и даже однажды она своим рассказом смогла вызвать улыбку на мордочке погруженной в бесконечную тоску Луны.

 — Тогда слушай. Я была ещё совсем жеребёнком… — рассказ течёт прозрачным, освежающим ручейком. Краем глаза Тия заметила, что Луна тоже проснулась и навострила ушки.

 — И вот, значит, захожу я в тот Мейнхеттенский клуб…

 — Ты? На танцы? – вдруг возражает заинтересовавшаяся Луна.

 — Да, на танцы!

 — Ну а где я в это время была?

 — Ты преспокойно себе дрыхла в своей комнате в доме губернатора!

 — Да быть такого не может. Чтоб я в то время ложилась с закатом?! Да я была настоящим сорванцом!

 — Ага, только этот сорванец на самом деле был вежлив, послушен, учился на «отлично», носа из дома не казал и ни шагу не мог ступить без любимой плюшевой лошадки!

В узилище раздаётся самый непривычный для застенков звук – весёлый, заливистый смех. От этого искреннего веселья недоумённо скукоживается тюремная плесень, растерянно рассеивается темничная вонь, и оковы вдруг теряют свою тяжесть. Тюремная гнетущность отпрянула от узниц и скрылась в тёмных уголках своих тенет, выжидая тишины и возможности вновь овладеть выскользнувшими из её лап сердцами.

И происходит что-то магическое: смех принцесс просачивается сквозь многокилометровые каменные своды Тартара и лёгким дуновением облетает разорённую, окупированную злом Эквестрию. Он, чуть ощутимый, влетает в одно из приоткрытых окон Кантерлотского Замка, проскальзывает в тот зал, где новоявленный хозяин родного дома принцесс, Лорд Тирек, пирует, швыряясь объедками в витражи, рассказывающие о былой славе Эквестрии. Этот неслышимый смех принцесс касается его барабанных перепонок, и безжалостный кентавр вдруг ощущает предчувствие скорого возмездия. Он вскакивает, ревёт, разбрасывает еду, опрокидывает мебель, после чего приказывает везти себя в Тартар, чтобы грубостью и насилием над беззащитными пленницами утихомирить то, что внезапно растревожило его крохотную душонку. Однако, покоя ему уже не будет – до самого дня расплаты.

А неощутимое трепетание смеха принцесс устремляется всё дальше, опускается в долины, взмывает к облакам, струится по улицам встречных посёлков, и измученные пони, почувствовавшие это неслышное, но радостное дуновение, поднимают свои, ещё совсем недавно ставшие понурыми, головы. И теперь их глаза светятся надеждой, копыта наливаются силами, а сердца – гордостью. Земнопони выходят на заросшие сорняками поля, пегасы принимаются собирать разрозненные облака, единороги спускаются в свои мастерские – потому что, если даже в самых мрачных застенках уже раздаётся смех, то у зла здесь больше нет власти, и нужно поспешить с работой, чтоб достойно встретить возвращение былых славных времён.

Комментарии (11)

0

Ес-с-с-с, дождался таки) я то всё думаю: " Ну когда же начнут мусолить тему Тартара и финала 4 сезона?" Всё. Началось. Ждём-с овых рассказиков и зарисовочек.

Б.ф.Р. #1
0

Написал на Табуне — напишу и здесь.

Волшебный рассказ. Здесь есть идея. И это прекрасно.

STBP #2
0

Стены Тартара наверняка сохранили смех принцесс и теперь Тирек страдает еще больше.

Вот такое вот нынче правосудие ;)

Valdemar #3
0

Мне интересно, где Твайлайт шароё....ся всё это время

Gredon #4
0

Самая мрачная тюрьма? Как обы они отреагировали оказавшись, например, в Карцери?

Всё отлично.

KillMeWithFire #5
0

Мне тоже интересно, а где тогда Твайлайт?

Если проиграла — то почему не с принцессами в Тартаре?

DarkKnight #6
0

2 DarkKnight and Gredon; тут вроде действия происходят во время заточения принцесс до битвы Твайлайт и Тирека, а не полномасштабного альтернативного поражения. то есть во время ее поисков ключей, тренировки способностей и т.г. В мультике не досконально показан срок завоевания Тирека, поэтому есть где развернуться, а концовка тихо-тихо напоминает о победе Твайлайт и ее друзей.

Valdemar #7
0

Выглядит так, будто минули если не годы, то месяцы. Ну да ладно. Убедил. Плюс )

DarkKnight #8
0

Скорее это альтернативный взгляд, а не попытка встроиться в канон. Мне понравилось меньше, чем последние работы, но всё ещё гораздо лучше среднего уровня. Есть идея, есть хорошее воплощение, но фирменный стиль выражен слабо. Не хватает жалостливости, которая обычно присуща рассказам про Твайку. Но, хорошо, что Единорож пробует новых героев, свежие сюжеты и всецело движется вперед!

Dwarf Grakula #9
0

Читая начало подумал, что что-то не так, как-то не из души идут эмоции, будто они не прочувствованы, а просто этак для формы изображены. Потому что так надо.

Но потом понял, что все так. Верней, ощутил это, когда пошел разговор Селестии с Кейденс. Все встало на свои места, и действительно, какая-то внутренняя напряженность отпустила.

Escapist #10
0

"влажная духота спертого воздуха", "колючим сорняком распускается ужас","тревога воспаленных, слезящихся глаз Каденс встречаются с теплотой и заботой взгляда Селестии","и тут Каденс начинает рыдать, пряча истекающее слезами отчаяния на груди у Селестии", моменты требующие внимания. Странно что никто не заметил, а хотя чего уж; и так сойдет.

Сомнительно что "малодушный" и "тупой злодей-верзила" мог пережить столь долгое заточение, и не сломаться, что свойственно для любого обладателя "крохотной душонки". Да и тот, кто постиг мелодраматический подтекст бога Хаоса, в итоге сумев перехитрить его( а не он ли самый хитрый?), тем самым заставив самозабвенно служить себе, сможет доставить более изощренные страдания нежели простые побои. Уж тем более ощутив настрой Селестии да и владея почти всей магией, он бы знал как сделать ее пребывание в заточении ярким и разнообразным.

Краткий пересказ по автору: гипер тупой злодей качек, как-то умудрился захватить почти целый волшебный мир, умея только колошматить принцесс и жрать во дворце. Да,колошматить непростых принцесс,а: принцессу Неунывающую терпилу, которая "танчит каждый лень в этом данже", ее сестру принцессу Сонное уныние, любительницу подслушивать, и родственницы, принцессы Плаксивой ревы.

Чему учат эти роли: первая принцесса — будьте стойкими и не позволяйте вашим друзьям унывать, какими бы они "конченными" в тот момент не были! Истинно дружбомагия, это правильно; никчемным может быть любой, а значимым только близкий человек, пускай и слабого характера.

Далее. Если ваша жизнь и мир вокруг рушится, НИ В КОЕМ случае не вздумайте предпринимать контр меры! Есть принцесса которая сделает все за вас ( не та, которая фиолетовая), "родственник" называется. Такие и утешат, и ободрят, и будут сносить "побои судьбы", в общем окажутся способными на то, на что вы не в силах. А так же: тысяча лет на луне, вместе с обстоятельствами, которые это вызвали в итоге, и вся ее личная трагедия наконец-то перестала ее заботить. Ведь это пустяк, преодолев который нельзя опираться на опыт прошлого и не унывать под боком у дорогой сестры.

Финишь. Третья принцесса наглядно демонстрирует что если нечто драгоценное, что является смыслом вашего существования под угрозой — плачьте. Слезы РЕАЛЬНО ПОМОГАЮТ. В ЛЮБОЙ ситуации. Пускай даже вы являетесь воплощением такого пустяка как настоящая любовь, могучая и не увядающая, перед которой идут пустяковые "вера и надежда". Ничего не стоящие в по настоящему тяжелые моменты. И еще: если вы оказывались в полном одиночестве среди Кристальных Копей под Кристальным Дворцом, когда над вами идет ваша фейковая свадьба — это ничего не значит. Вы забудете как самоотверженно искали выход из той ситуации, и следующее испытание сломает вас, и те идеалы, в которых вы черпали силу в минуты отчаяния, исчезнут сами собой.

Вывод: смех спасет в любой ситуации, "принцессы такие принцессы" и личностный рост совсем не для них. Если вы тупой качок, то однажды вы сможете завоевать мир. "Черное зло и белое добро" — коктейль "удачный сюжет", подавать разбавленным. Шаблоны рулят. ГОДНАЯ сказка для детей 7-8 лет. Дети не умеют задавать сами себе затронутых мной вопросов, но они отлично прочувствуют контраст "хороший-плохой". Вспомнят о сострадании. Узнают что значит проявлять стойкость, когда тебя физически задирают. Поймут что жестокость это гадкое качество. Поверят что бодрость духа одна из важнейших вещей в жизни.

P.S. Оценки вы ставите — я нет.

novice #11
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...