Steamwork Equestria / Паровая Эквестрия / Эквестрия-на-Пару

Действие происходит в Эквестрии, где совсем нет магии. Но есть хитроумные машины, которые делают такие вещи, что от волшебства не отличишь, хоть и работают на пару. Почти steampunk, если угодно.

Твайлайт Спаркл Спайк Другие пони

Герой эквестрийского времени

Гвардейская жизнь не всегда бывает лёгкой, с каждым защитником Эквестрии рано или поздно что-нибудь случается. Когда речь заходит об обыкновенном члене рядового состава гвардии, капрале Кэде Пиллсе, то эти слова буквально приобретают издевательский смысл: он вечно вляпывается в переделки, порой нестандартные, наживая себе проблемы на пятую точку, по-прежнему не меняя своего стиля жизни и отношения к службе. Чем же судьба порадует его в ближайшее время?

ОС - пони

Шанс

Шанс на вторую жизнь... Возможно ли такое с репутацией короля-тирана, поработившего целую империю? Да, только придется жить в семье тех, кто уничтожил тебя, твои достижения и твои догмы. Но так ли тихо и спокойно пройдет возвращение, если в глубине души никакие перемены не произошли? Будет ли всё так счастливо, или тайны непокорного прошлого начнут истязать сознание юного единорога? Или тех, кто стал дорог ему?

Принцесса Луна ОС - пони Король Сомбра Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор Флари Харт

Гардениан

Незадолго до начала полномасштабной войны в небольшом городе объявляется таинственный южанин. Цепь последующих событий приведёт главного героя рассказа к пугающему финалу.

Другие пони ОС - пони

Великие герои против коварного злодея

Группа храбрых пони лицом к лицу встречается со злодеем.

ОС - пони Король Сомбра

Одна среди звезд

Любое разумное существо хотя бы иногда задается вопросом своего происхождения. Как мы появились? Есть ли в нашем существовании цель? Какое место нам уготовано в мире? Ответов на эти вопросы не существовало в мире Эквестрии. И, может быть, без них было проще. Когда Дэринг Ду отправлялась в очередное приключение, она не знала, что неожиданно найдет ответы на эти вопросы. И, уж конечно, она и представить не могла, как ее находка повлияет на историю народов Эквестрии.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Дэринг Ду

Прощай, Сталлионград!

История жизни маленького гражданина Сталлионграда, на долю которого выпал шанс помирить двух непримиримых соперников и спасти родной город от неминуемой гибели, а также история самого города, по злой прихоти судьбы превратившегося из города механических диковин в город тысячи пушек.

Другие пони

Временное помутнение рассудка

Твайлайт решила заняться переосмыслением того что она знает о Старсвирле Бородатом. Но находит она гораздо больше чем просто желает. Правда что еще помимо Эквестрии есть еще один мир где тому что мы видим верить нельзя? В мире где все - неверно... Именно за ответом на этот вопрос она и отправляется вместе со своими друзьями туда, куда лучше было не соваться.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия ОС - пони

Стэйблриджские хроники

Независимое продолжение фанфика "Отложенный урок". Сборник историй о том, как учёные пони регулярно спасают Эквестрию от глобальных и не очень катастроф. Правда, в 90% случаев они же эти катастрофы и вызывают. Но это детали...

ОС - пони

Совпадение, изменившее жизнь

Жизнь обычной пегаски по имени Винил, резко изменилась в один из её день рождения и ей уже придётся отвечать не только за себя одну, но и за жизнь маленькой и беззащитной единорожки, которая когда-то как и она сама была подброшена под случайную дверь. Справится ли пегаска с ролью не родной матери для единорожки? Сможет ли она измениться в лучшую сторону? Случайно ли единорожка была подброшена под дверь пегаски? Ответы на эти и другие вопросы вы уже узнаете сами!

Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: Devinian

Fallout Equestria: Синяя молния

Глава 15. Верность

– После всех этих речей в Понивилле у меня не хватило смелости вернуться ни с чем. Вернуться неудачницей.

MLP, 2/14

– …Так это и есть Литлпип?

Космик с некоторым удивлением смотрела на пони на обложке книги, которую с интересом листали Соник, Тейлз и Эми. Признаться, она не думала, что единорожка, нашедшая в себе смелость покинуть Стойло, выглядела настолько… заурядно.

Ещё три тома лежали стопкой на полу рядом с ножкой кровати. Крим в комнате не было: крольчиха ушла отдыхать в другое помещение.

– Ага, – с видом знатока кивнул Шедоу, развалившись на мятой постели. – ПипБак-техник из Стойла Два, которая вышла наружу в поисках Вельвет Ремеди – другой единорожки, покинувшей их убежище. Буквально на следующий день по указке Наблюдателя зачистила от рейдеров Понивилль, а на подходе к Новой Эпплузе её подстрелил пегас Каламити…

– Каламити?! – У Космик уже голова кругом шла от всех этих пересечений. – Так я его знаю! Мы несколько раз в таверне «Шлагбаум» пересекались…

– Правда? – поднял бровь чёрный ёж и задумался. – Хм… Тогда, может, тебе знакомы и какие-нибудь из этих имён? Стилхувз, Ксенит, Монтеррей Джек, Спайк…

– Монтеррей? Так его же казнили недавно. А от Спайка мы как раз и направились в Вечнодикий лес. Думаешь, сами бы мы сунулись туда?..

– Ага! – вдруг подпрыгнул Шедоу. – Значит, мы сейчас примерно на двадцатой или двадцать первой главе! Всё-таки попали в основной таймлайн!..

– Ты о чём? – спросил Наклз.

Чёрный ёж вздохнул.

– Если существует Эквестрия – значит, есть и мультсериал, для которого она была создана. Точно так же: если есть «Фоллаут: Эквестрия» – должна быть и книга, в которой она придумана. Всё просто, не так ли?

– Погоди-погоди… – нахмурилась Космик. – То есть ты хочешь сказать, что не только история моего мира, но и ВОТ ЭТО ВОТ ВСЁ, – она очертила копытом круг, явно имея в виду не одну комнату, – тоже кем-то придумано?!

– Ну… да, – пожал плечами Шедоу. – А что тебя так уди…

Но земнопони было уже не остановить.

– То есть и война, и апокалипсис, и двести лет – ДВЕСТИ ГРЁБАНЫХ ЛЕТ! – мрака и насилия, и всё то дерьмо, в котором мне и другим пони приходится жить, – просто чья-то фантазия ради развлечения?! Да как вообще такое кому-то в голову могло прийти?!

– Земля – во многом несовершенный мир, – тихо промолвил Тейлз, и Космик, замолчав, обернулась к нему. – Люди постоянно за что-то воюют, а в обычной жизни порой ведут себя не лучше тех же рейдеров. И чтобы не сойти с ума, им приходится строить для себя мысленные убежища, воображая: пусть кому-то будет хуже, чем мне. Способ убедить себя и других в том, что не всё потеряно. И о некоторых последствиях этого не задумывается никто. Понимаешь, Космик? Они знают, что творится в таких мирах. Но при этом думают, что те не реальны. Да и создают их либо для того, чтобы было что менять к лучшему по ходу сюжета… либо чтобы уничтожить их окончательно. Мне жаль, но такова реальность. Та, в которую однажды попали и мы.

– Но это всё тоже реально! – воскликнула кобыла. – Я существую! Понивилль существует! Гора Спайка, Башня Тенпони, Новая Эпплуза и Кантерлот – всё это есть! Я видела!.. Как того, что есть, может не быть?!

– В этом-то и проблема, – ответил Шедоу. – В мультивселенной есть любые миры. Абсолютно. И все они существуют одновременно. А те, кто в них живёт, чаще всего не могут выбирать, в каком оказаться.

– А как ты сам понял, что мы в этом… пони-фоллауте? – спросил Наклз. – Если тебя без году неделю как разморозили?

Чёрный ёж усмехнулся. Прямо как Соник, отметила земнопони… разве что заметно взрослее.

– Если я был в заморозке, то это не значит, что без сознания. Доктор Джеральд Роботник смог подключить мой разум к компьютеру, прежде чем проект по моему изучению решили забросить. Поначалу это было ужасно: я метался в этой виртуальной тюрьме, где даже операционки нормальной не было, и чтобы я не сошёл с ума, Роботник ввёл меня в гибернацию.

А компьютер-то был подключён к местной сети, и когда лет через двадцать оказался соединён с Интернетом, моё сознание пробудилось от долгой спячки. – Шедоу с улыбкой покачал головой. – Ты не можешь себе представить, каково это – тридцать лет жить в потоке чистой информации, питаясь ею на завтрак, обед и ужин, благо капсула поддерживала жизнь в моём физическом теле. Я смог изучить изнутри культуру людей, выучил таким способом несколько языков и уж точно всегда был в курсе последних трендов. И не обошёл вниманием фэндом MLP, а вместе с ним чуть позднее – и Fallout: Equestria.

– И тебя не… «размыло» за время жизни в сети? – потрясённо спросил Тейлз.

– К счастью, Роботник позаботился о том, чтобы моя личность была надёжно защищена от перезаписи извне. И поэтому, – чёрный ёж ухмыльнулся, – я сейчас сижу перед вами с гигантским багажом сведений в голове – в том числе и об этом мире.

– А книги ты откуда достал? – осведомился Наклз.

– А, – махнул рукой Шедоу, – подрезал по пути из дома какого-то брони. У него ещё и печатный десятитомник «Горизонтов» был, но такую тяжесть мне лень было тащить…

– Получается, про эту вселенную есть и другие книги? – поинтересовалась Космик.

– Полно. Даже я все не перечислю. И в каждой происходит то, что меняет тот или иной уголок Пустоши – или всю её сразу.

Литлпип (или Обитательница Стойла, как зовёт её Диджей Пон-3) мотается туда-сюда, стремясь найти свою добродетель.

Блэкджек, или Охранница из Стойла 99, болтается около Хуфингтона в надежде избавиться от чувства вины, как Луна в пятом сезоне.

Пупписмайл, или Розовый призрак, идёт на юг по трассе 52 в поисках своей мамы.

Дэзлинг Даск по прозвищу Додо отправляется на север за артефактом, ломающим четвёртую стену.

Сильвер Шторм, она же Хайред Ган, наводящая ужас на рейдеров Каледонии, просто пытается не совершать ошибок. Получается, конечно, хреново, но всё же она старается.

Героев много, Космик. И важнее всего узнать, являешься ли ты протагонистом своей истории.

– Ого!.. – послышался вдруг сдавленный возглас Эми.

Космик обернулась и увидела, как та с Соником – оба отчего-то сильно покрасневшие – уткнулись в одну из страниц ближе к концу первого тома, в то время как Тейлз отсел от них и с интересом листал второй.

– А, на главу 20,5 наткнулись? – засмеялся Шедоу. – Ну, давайте, давайте… потом поделитесь впечатлениями… со мной или друг с другом…

– Я не понимаю… – внезапно пробормотал лисёнок. – В Эквестрии правда шестнадцать часов в сутках, а не двадцать четыре? Что здесь, – он указал на книгу, – что в первых сезонах MLP показан именно такой вариант, но в более поздних я помню и привычные часы с циферблатом на двенадцать делений. Ты знаешь почему, Шедоу?

– Эх, попробую объяснить с точки зрения фанатской теории… – Чёрный ёж ненадолго задумался, потом продолжил: – Если в первые годы после возвращения Луны повсюду были часы на восемь делений, значит, это было распространено уже долгое время – возможно, даже столетия, поэтому не могло быстро сойти на нет. С другой стороны, до войны Эквестрия развивала связи с другими странами и расами… Я ставлю на грифонов – что именно от них пришло двадцатичетырёхчасовое деление. Оно, думаю, было удобнее, но чтобы вытеснить прежнее, не хватило времени, прежде чем наступил апокалипсис. А там уже кто какого счёта придерживался.

Хотя на самом деле всё, естественно, было проще. Создавая сериал для детей, люди задолбались иметь дело со всем его лором, а потому на какие-то моменты просто однажды забили, вернув привычные им аналоги.

– Ясно, – сказал Тейлз и повернулся к кобыле: – А что ты думаешь?.. Эм-м, Космик?

Земнопони застыла на месте, шокированно глядя на экран ПипБака.

– Ты чего? – встревожился Шедоу.

Вместо ответа Космик молча развернула к ним ногу с микрокомпьютером.

Чёрный ёж и лисёнок всмотрелись в дисплей. На устройстве, очевидно, были открыты настройки времени. Курсор находился на поле «Формат», где в выпадающем списке высвечивались две строчки: «16:64:64» и «24:60:60».

Активной была первая из них, и в боковом окне выводилась справка:

«Формат времени, широко используемый в Эквестрии (был единственным официальным до 1007 г.). Основан на двоичной системе (восходящей к 22 = 4 копытам у вида пони), ныне применяется в Стойлах 2, 4, 8, 16, 32, 64 и 128, а также в некоторых внешних поселениях».

– Теперь понятно, – кивнул Шедоу и пояснил непонимающей Космик: – Литлпип из второго Стойла. Конечно же, она будет использовать привычное ей время.

– Я уже не могу понять, что вообще тут реально, – прошептала кобыла и села на круп, опустив голову. – Мир как будто переписывается вокруг – каждую секунду… – Она взглянула на свои копыта. – А вдруг и я – тоже… всего лишь персонаж, направляемый каким-нибудь автором? И все мои поступки… всё то, что со мной случилось… это лишь чья-то грёбаная фантазия?..

– Относись к этому проще, – покачал головой Шедоу. – В конце концов, у любого персонажа есть иллюзия свободы воли. Да, немного неприятно осознавать, что само то, как ты воспринимаешь мир, вкладывается тебе в голову кем-то извне, но в тех рамках, которые у тебя есть, ты сама определяешь свои действия.

– Не понимаю… Эквестрия уничтожена – ради забавы. Мой отряд убит – ради забавы… – Космик подняла голову и взглянула ему в глаза. – Как мне относиться к тому, что мою жизнь и весь мир вокруг разрушают только потому, что где-то вовне кому-то должно быть весело?

– Любая история проходит несколько стадий. И если всё кругом плохо, значит, развязка не наступила. Всё станет лучше однажды – но только в том случае, если протагонист не сдастся. А по всем признакам это именно ты, Космик.

Шедоу наклонился и взял из стопки четвёртый том «Фоллаут: Эквестрии». Затем положил книгу перед Космик.

– Прочитав эпилог, ты узнаешь, что станет с Эквестрией через десять лет, когда (не «если», а именно «когда»!) Литлпип добьётся успеха. Поверь, всё будет лучше, чем сейчас. Это уже предопределено – если смотреть с позиции автора. Но совсем, совсем не точно при взгляде здесь.

Ведь если вселенную разрушают… то, возможно, как раз для того, чтобы показать, как её можно восстановить.

– Погоди… ты слышишь?

Космик навострила уши.

Откуда-то снизу доносился стук. Что-то настойчиво долбилось в дверь здания.

– Ждите здесь, – сказала кобыла и, захватив с собой «Аргумент», направилась к выходу. – Шедоу, за мной.

Чёрный ёж состроил удивлённое лицо, но не произнёс ни слова, последовав за ней.

Вдвоём они спустились по лестнице в холл и подошли к двери дома. В неё и в самом деле, судя по звуку, что-то равномерно стучалось.

Прислушавшись, Космик различила еле уловимое механическое жужжание. И чтоб её – она знала, кому (а вернее, чему) оно принадлежит.

– Встань сбоку и на счёт «три» открывай, – велела она ежу, а сама встала перед дверью с карабином наперевес. – Раз, два, три!

Шедоу привалился спиной к косяку и, схватив старую деревянную ручку, толкнул её от себя.

Дверь распахнулась, и Космик оказалась, если можно так выразиться, лицом к лицу со спрайт-ботом, который, не встретив преграды, свободно влетел внутрь дома.

– Ну привет, Наблюдатель, – сказала кобыла. – Давно не виделись.

– Я долго искал вас, – ответил спрайт-бот. – С перерывами мне удавалось за вами следить по дороге до леса, но потом вы словно испарились. Не ожидал, что вы сможете вернуться на свою базу, миновав все мои «глаза» в Пустоши.

– Мы тоже. Но нам пришлось. Иначе мы бы просто все сдохли. А так… По-моему, должок теперь за тобой, Спайк. Как считаешь, а?

– Мне кажется, ни один из нас сейчас не в том положении, чтобы диктовать условия. Не могла бы ты объяснить, почему ты так решила?

– Потому что для нас проникновение в твою пещеру и то, что пришлось пережить в лесу, – вещи оказались несопоставимые. Не столько по своей сути, сколько по их последствиям.

– Но вам удалось что-нибудь узнать? На днях был момент, когда Элементы вдруг ненадолго засветились, и… Не могла бы ты опустить оружие? Пожалуйста.

Космик поколебалась, но карабин всё же выпустила.

– Дерево в безопасности. Это всё, что тебе стоит знать. Можешь закрыть для себя эту проблему.

– Ладно. – Судя по интонации, удовлетворён таким ответом он не был. А потому сухо продолжил: – Тогда я бы хотел получить назад свои статуэтки.

– О, с превеликим удовольствием!

Космик полезла в седельные сумки.

– Открой заднюю крышку спрайт-бота. Там есть пустой отсек для дополнительных батарей. Положи фигурки туда.

– Как я её тебе открою? – фыркнула Космик, расставив на полу перед собой все шесть статуэток. – Я что, похожа на единорога?

– Можно, я попробую? – подал голос Шедоу, подойдя к роботу.

– А ты ещё кто такой? – спросил Наблюдатель.

– Друг. – Чёрный ёж подцепил и отщёлкнул небольшую крышку. – Готово, Космик. Загружай туда эти флюгегехаймены.

«Однажды я начну за тобой записывать», – подумала Космик и по очереди погрузила статуэтки в полость внутри спрайт-бота. Шедоу захлопнул крышку – а затем Космик схватила оружие и шарахнула прикладом по парящему роботу!

– Что ты делаешь?! – воскликнул Наблюдатель.

Земнопони продолжала размахивать карабином. Спрайт-бот пробовал уворачиваться от ударов, но Космик оставалась точной. Тут она могла справиться даже без ЗПС.

– Ты совсем спятила?! – Робот вылетел из открытой двери и завис на некотором отдалении. – Хочешь, чтобы я перестал тебе помогать?!

– Помогать?! – взвизгнула Космик и снова наставила на спрайт-бота ствол карабина. – Да это из-за тебя все наши последние беды! Если бы мы не попёрлись в тот лес, то не были бы сейчас в таком отчаянном положении! Из-за тебя ранили Крим, и мне пришлось выдёргивать врача аж из самой Башни Тенпони! Наклз потерял пальцы, столкнувшись по пути с куролиском! Да блин, чего далеко ходить – Тейлзу сожгли один из хвостов, пока мы спускались с твоей горы, так что он больше не может на них летать! Мы для тебя просто пешки, которые ты своими приказами двигаешь по Пустоши! Ты играешься с пони, представляя это как работу на благо Эквестрии, в то время как это всего лишь исполнение твоих личных хотелок!

В голове внезапно всплыли слова Шедоу о серой единорожке.

– Ты и Литлпип послал вычищать Понивилль просто так, потому что тебе левая пятка сказала, да? Ну конечно, это ведь большое геройство – отправить слабую наивную пони из Стойла на битву с кучей противников!.. Прикрывайся своим долгом по охране Элементов сколько угодно, но это не отменяет того, что ты просто манипулятор, который за двести лет разучился ценить чужие жизни!

Выговорившись, Космик тяжело дышала, с ненавистью глядя на робота. И лишь осознание того, что она должна была вернуть взятые взаймы статуэтки, удерживало её от того, чтобы начать стрелять.

Спрайт-бот молча покачивался в воздухе.

«Размышляет над оправданиями?» – подумала кобыла, но тут из динамика вновь послышался голос. Теперь уже тихий и вкрадчивый:

– Ты не права, Космик. Не во всём, по крайней мере. Да, я не могу оставить своё жилище, и мне остаётся разве что полагаться на пони, которым я решил довериться. Но что я могу поделать? Пустошь – жестокое место. Я не могу быть ничьим духом-хранителем; в моих силах лишь делать подсказки и давать советы. Ты не можешь обвинять меня в том, что я посылаю других на смерть, так как даже без этого кого угодно из них могут убить в любую минуту.

Можешь не верить, но ты оказала на меня большое влияние, Космик. Благодаря нашей встрече я решил вновь начать открываться пони, направляя их для спасения Пустоши. Это не пустые слова – я и правда хочу изменить к лучшему этот мир! И вдохновлённый именно твоим примером, я позволил Литлпип отправиться на личную встречу со мной. Сейчас она уже на пути из Тенпони. Она тоже задалась вопросом, не играюсь ли я с ней…

И я могу ответить одновременно ей и тебе: в наименьшей возможной степени. Я искренне желаю, чтобы вы выжили. Потому что такие пони, как вы, нужны Пустоши. И если вы оказываетесь в опасности, я чувствую боль, узнавая об этом. За сотни лет я пережил гибель стольких защитников Эквестрии, что продолжать терять новых для меня просто невыносимо.

Спрайт-бот замолчал. Космик стояла, молча уставившись на него. Она и не думала, что может иметь для вездесущего Наблюдателя такое значение.

Она в очередной раз подумала о Литлпип. Если Шедоу прав и события развиваются так, как в книге, то и к Спайку единорожка пошла, следуя заложенной канве сюжета…

Получается, это она, Космик, стала тому причиной! Она повлияла на чью-то линию – опять же по словам Шедоу, даже главную в этом времени!

«Значит, протагонист, да? – усмехнулась она про себя. – Что ж, значит, придётся выяснить, какова суть моей истории».

– Хочу предупредить тебя кое о чём, – вдруг заговорил Наблюдатель. – В качестве компенсации за неудо… за мои просчёты. Я стал замечать в последнее время, что иногда спрайт-ботами как будто управляет кто-то ещё. Бывало, что я не мог получить доступ к функциям робота, потому что он использовался кем-то другим. Или же я внезапно терял контроль над ботом: управление перехватывалось извне. И моих познаний в программировании на довоенных языках, разработанных ещё Санбёрстом и Баттоном Мэшем, недостаточно, чтобы поставить защиту. Поэтому я прошу тебя… будь бдительна. Возможно, эта твоя Лира ищет тебя. Не дай ей себя запугать.

– Не дождётся, – расплылась в ухмылке Космик. – Ну что, прощай?

– Надеюсь, до встречи, – раздалось из динамика.

Затем из спрайт-бота заиграла музыка, и он полетел прочь над заминированной территорией вокруг дома.


– …Зачем тебе туда? – спрашивал Шедоу, наблюдая, как Космик решительно собирает вещи. – Если ты всё равно не планируешь там оставаться. Может, лучше, чтобы тебя и дальше считали мёртвой, пока ты будешь искать эту свою Лиру?

– Нет, – резко ответила земнопони и дёрнула затвор карабина, после чего щёлкнула предохранителем и закинула оружие на спину. – Я и так слишком долго откладывала это. В Республике должны знать, что я выжила. Единственное, что неприятно: в глазах жителей города смерти моего отряда так или иначе будут висеть на мне. Потому что Метал Доуна уже нет, чтобы он мог перед всеми ответить.

– Вот именно! Подумай, Космик! Что, если они убьют тебя?..

– А смысл? – насмешливо фыркнула кобыла и поправила седельные сумки. – У Республики маленькое население, там каждый пони на счету. Меня оттуда могут скорее не захотеть выпустить – но с этим я как-нибудь справлюсь. Пусть даже я проведу потом остаток жизни в стенах из старых вагонов – однако сейчас у меня есть цель, и я никому не позволю встать на моём пути. Никому и ничему. Даже мэру.

– А нам-то что делать? Мы же решили остаться с тобой, пока ты не…

– А что хотите. – Космик махнула копытом. – Можете возвращаться в свой мир и вступать в схватку с Эггманом, или как там его… Изумруды теперь у вас есть. Я никого не держу. Все, кто был в последнее время рядом со мной, явно не могут похвастаться тем, что у них в жизни всё гладко и спокойно. Некоторые так и вовсе больше никогда ничего не скажут. И не сделают.

– Космик, – мягко произнёс Шедоу. – Не забывай, что ты говоришь сейчас с Элементом Верности, которого выбрало Древо Гармонии. И я заявляю тебе: мы никуда не уйдём, а будем ждать твоего возвращения. И если что, будем готовы прийти на выручку. – Он усмехнулся. – Благо Соник может добежать до вас за считаные минуты…

– Вот и ждите. – Синяя земнопони рассовала магазины по кармашкам брони и сделала пару шагов к выходу. Затем обернулась и посмотрела на чёрного ежа. – Путь в один конец занимает два дня. Если не вернусь через пять – спешите на помощь. Хотя… думаю, тогда уже будет поздно.

– Космик, я… должен тебе кое-что сказать. Это очень важно. Связано с твоим городом.

Кобыле не понравилось, как изменился тон Шедоу. Чёрный ёж как будто хотел открыть ей какую-то очень неприятную тайну.

– И что там с Республикой?

– В книге она тоже упоминается. Ближе к концу. Примерно через восемь недель после выхода Литлпип из Стойла, то есть где-то через месяц… – Шедоу тяжело вздохнул и закончил: – Республику уничтожат рейдеры.

– Что?! – Глаза Космик резко расширились. – Как?!

– Я не знаю подробностей. Автор не сильно в это вдавалась… Они перебьют всё взрослое население и заберут с собой жеребят в Понивилль. Спасутся трое молодых пони, которые отправятся следом за ними. И когда выжившие будут перестреливаться с рейдерами, их и обнаружит Литлпип с её командой. – Ёж поднял глаза на Космик. – Но где во всей этой истории ты, я не берусь предсказать. Поэтому я прошу тебя… не оставайся там. Возвращайся скорее.


…И вот Космик с замиранием сердца подходила к посёлку, стоящему посреди каменистой пустыни.

Республика выглядела со стороны всё так же угрюмо и неприветливо – но если раньше в этой нарочито серьёзной кондовости было что-то родное и узнаваемое, то теперь городок словно ощетинился в ожидании битвы.

Достав бинокль, Космик рассмотрела на стенах часовых. Это были те же самые пони, которые подменяли её отряд во время походов. Более того – считали синюю земнопони и её бойцов образцом, которому стоило следовать. Сейчас же она не смогла бы им посмотреть в глаза. Не только из-за того, что, не разгадав вовремя план Метал Доуна, фактически обрекла их выйти на передний край обороны на постоянку, – но и потому, что их прежний идеал был повержен.

Однако выбирать не приходилось. Тяжело вздохнув, Космик убрала бинокль в сумку и с опущенной головой, еле передвигая ноги, направилась в сторону поселения.

Её заметили, причём явно издалека. «Эй, это же Космик!..» – расслышала чей-то возглас кобыла. Но она чувствовала, что настрой у охранников точно не дружелюбный. Город, видать, переживал действительно непростые времена.

«В этом виновата не я, – напомнила себе земнопони. – А Метал Доун».

– Стой! – прокричал один из часовых – тёмный жеребчик с сероватой гривой и белым носом. – Нам приказано никого не пускать без подтверждения!

«Что за паранойя? Неужели рейдеры зачастили?»

– Вы же видите, что это я! – ответила Космик, топнув ногой по земле. – Так в чём проблема?

– Ваш отряд мы считали погибшим! – выпалила стоявшая наверху жёлтая кобылка. – Вся Республика плакала на устроенном недавно собрании! Мэр Сильвер Стар уже распорядился передать все ваши дома в собственность города!

– Что?! Да как он…

Космик прикусила язык.

На самом деле это было обычной практикой. «Нам нужно больше пони», – не переставал говорить мэр. Однако новым семьям надо было где-то жить, а вопрос с жильём с давних пор был особенно острым в Пустоши. И уж точно никто не собирался оставлять свободный дом незаселённым только потому, что его владелец отправился, э-э… на Луну. Это было бы просто нерационально.

– О тебе уже доложили, – вернулся на место белоносый, который, очевидно, куда-то бегал. – Скоро за тобой подойдут. Жди пока здесь, мы потом откроем ворота.

У синей пони засосало под ложечкой.

Предчувствие чего-то нехорошего, возникшее у неё на подходе к Республике, с каждой минутой только усиливалось. И даже не столько того, что произойдёт с ней, а скорее общее ощущение беды, которая нависла над городом.

Наконец белоносый в очередной раз глянул куда-то вниз и махнул копытом – очевидно разрешая открыть ворота. Послышался лязг выдвигаемого засова, и тяжёлые стальные створки нехотя распахнулись.

У Космик вырвался шумный вздох, когда она увидела пони, пришедших её встречать. Мэр как будто нарочно постарался надавить на неё ещё до личной встречи.

На входе в посёлок стояли два молодых белых единорога – жеребец с ярко-алой, стоящей торчком гривой и кобылка с синим ирокезом. Оба левитировали перед собой штурмовые винтовки, нацеленные на Космик. И если жеребчик прятал глаза и всячески делал вид, что ему не нравится держать наёмницу под прицелом, то его спутница смотрела на синюю земнопони с нескрываемой злостью и, казалось, едва удерживалась от того, чтобы нажать на спуск.

И более того – Космик знала, что у той были на это причины.

Ведь она знала и обоих пони, стоявших сейчас в воротах.

Скайблум, младший сын мэра. Брат Лайфблума и Найтлайт Твистер.

И Скайшайн. Младшая сестра Сноу Вижена.

У обоих родственники служили в отряде Космик. И теперь покоились в братской могиле посреди Пустоши.

«Я не виновата перед ними. Хотя… ладно, блин, с какой-то стороны виновата. Но уже ничего не исправить. Так что всё, отпусти уже это».

– Космик Вэйлор, – буквально выплюнула её имя единорожка. – Мэр Сильвер Стар желает немедленно тебя видеть.

– Прости, Скайшайн, – тихо сказала Космик. – Мне очень жаль.

– Жаль?!

Подавленная своим визитом, земнопони не успела вовремя среагировать.

В следующий миг она лежала спиной на земле, а сверху на неё навалилась Скайшайн, приставив к голове Космик дуло своего автомата.

– У меня брат погиб! – завопила единорожка, брызгая слюной ей в лицо. – Вместе со всеми, кто был с тобой! А ты такая одна чудесным образом выжила! И теперь, твою мать, тебе просто жаль?!

– Скайшайн, не надо!.. – крикнул было спутник кобылки, но получил в ответ лишь сердитый взгляд и гневное:

– А ты, блин, вообще молчи! Как будто Сноу для тебя ничего не значил!..

– Скайшайн, мне тоже больно! Но нам нельзя сейчас отдаваться чувствам! Подумай о городе! Что тут начнётся, если ты первой откроешь огонь?..

Какое-то время единорожка, стиснув зубы, молчала. Космик даже подумала, что та вообще может слететь с катушек, но, видимо, голос разума всё же возобладал над Скайшайн. Шумно выдохнув, она слезла с Космик и отступила, но не отвела от той своего автомата.

– Вставай, – бросила единорожка, сверху вниз глядя на синюю земнопони. – Нам сказали привести тебя как можно быстрее. И без оружия, – она выразительно указала на «Аргумент».

Космик нехотя стянула с шеи ремень карабина и вынула из кобуры пистолет-пулемёт. Скайшайн подхватила её оружие магией, и они втроём наконец направились вдоль главной улицы к дому мэра.

Прежде всего Космик обратила внимание на то, как же кругом было пусто. Пони выглядывали из окон на их маленькую процессию, однако наружу не выходили. Ветер гнал по дорожке пыль и обрывки бумаги. «Как будто бы всё тут вымерло», – поёжилась земнопони.

Ближе к центру по обеим сторонам улицы стояло по вооружённому жеребцу. Каждый из них охранял плакат, висевший на стене одного из домов: слева – «Голосуй за Мёрки Грея!», справа – «Вся власть Сильвер Стару!»

Пони буравили друг друга напряжёнными взглядами. И казалось, вот-вот были готовы пустить свои пушки в ход.

Проходя мимо, Космик заметила, что у левого плаката оборван нижний правый угол (наверное, именно его она приняла за мусор), а правый точно пытались крест-накрест порезать ножом. И теперь, похоже, обе стороны следили за тем, чтобы ни одна из них не нарушила это хрупкое перемирие.

– Ребята… что же вы натворили?.. – пробормотала кобыла.

Неужели всё, что она тут видела, из-за каких-то там выборов? До которых, кстати, было вообще месяца три или четыре? Почему тогда до этого двадцать лет всё было мирно, а тут вдруг все будто с цепи сорвались?

А что, если это… из-за неё?..

От нового витка самоанализа Космик отвлекло то, что они, наконец, пришли.

Дом мэра выглядел настоящей крепостью на фоне деревянных строений. Первый этаж был сложен из бетонных блоков и обшит стальными листами, второй состоял из двух поставленных рядом вагонов, третий – надстроен из дерева. Вход закрывали тяжёлые, обитые металлом двери, а на окнах стояли решётки. Происходя из пришедших в Республику беженцев Эпплузы, Сильвер Стар определённо опасался жителей своего города.

Скайшайн открыла магией дверь и отступила, пропуская Скайблума и Космик внутрь. При этом единорожка не удержалась от того, чтобы ткнуть той в бедро дулом «Аргумента». Космик стиснула зубы от унижения, но промолчала.

В доме было светло: лампы горели даже днём, а за одной из крайних дверей слышалось тарахтение генератора. Сбоку за ширмой стояла настоящая электрическая плита – остаток довоенной Эквестрии. На себе правящая семья тоже, очевидно, не экономила.

Впрочем, Космик не было дела до того, на что идут заработанные городом крышки. Сейчас не было.

За огромным столом в центре просторного помещения сидел мэр Сильвер Стар. И молча смотрел из-под нахмуренных кустистых бровей на Космик.

– Хотела бы сказать, что я рада встрече, но, боюсь, не могу, – сказала кобыла. – Может, расскажете, какого сена вы тут устроили за время, пока меня не было?!

Она махнула ногой на дверь, за которой раскинулся застывший в напряжении город.

– Хотел бы и я сказать, что рад тебе, Космик Вэйлор, – пророкотал мэр, слез со стула и двинулся в сторону земнопони. Та даже отступила на шаг – настолько рассерженным выглядел Сильвер Стар. – Но, боюсь, меня не поймут. Ты и сама понимаешь, что появилась весьма невовремя.

Хочешь услышать, что происходит? – мотнул он подбородком на закрытые решётками окна. – А я скажу тебе. Поначалу за вас просто волновались. Но, в конце концов, до Мэйнхэттена или других городов путь неблизкий, поэтому считали, что вы всего лишь где-то задерживаетесь. – Он зло оскалил стиснутые зубы. – Всё изменилось, когда пришли новости из Новой Эпплузы.

«Всё-таки Рейлрайт подсуетился», – подумала Космик.

Она понимала, что шериф сделал это без задней мысли, просто желая дать им знать, что она жива. Но, очевидно, это и стало триггером для Республики.

– Мне припомнили то, что я посмел обвинить тебя в воровстве перед вашим походом, – продолжал Сильвер Стар. – Город, по сути, разделился надвое. Те, кто поддерживает Мёрки (а таких за последние дни стала чуть ли не половина), считают, что это я дал задание Метал Доуну прикончить тебя, а остальные за тебя вступились и тоже погибли. А мои союзники, – мэр стрельнул глазами на Скайшайн и Скайблума, – верят, что это ты всех и убила, так как те нашли доказательства твоей вины. – Он склонил голову набок. – И как ты думаешь, что я должен теперь делать, когда в город явилась ты – собственной персоной, а?

Космик стояла и молча кусала губы, обдумывая свой ответ.

«Просто так меня точно уже не отпустят. Значит, придётся идти ва-банк».

Тем временем мэр продолжал:

– Мы на грани. Каждый день пони Республики просыпаются с мыслью о том, что с любого случайного выстрела может начаться тотальная бойня. И виновата в этом ты. Потому что мне больше не на кого это повесить.

– Не знаю, как вы, – медленно процедила Космик, – но я хотя бы нашла в себе силы вернуться. Сохранила, если уж на то пошло, верность этому месту.

– Засунь себе в задницу свою верность! – вспылил Сильвер Стар, треснув копытом по столу. – Все эти высокие слова ни хрена не значат, когда сталкиваются с действительностью. Что прикажешь сейчас делать мне? А что тогда будет осенью? Если всё не уладится до выборов, то какой бы ни был у них результат – город утонет в крови! – Мэр встал и начал прохаживаться по комнате. – Впервые за сотню лет существования Республики мы близки к тому, чтобы уничтожить друг друга.

– До выборов надо ещё дожить, – заметила Космик, и он тут же резко повернулся к ней. Ага, зацепило, значит. – В последнее время рейдеры кошмарят Пустошь особенно сильно. И мне известно, что рано или поздно они обратят внимание на Республику.

– Да ну? Неужели? – фыркнул Сильвер Стар со злым сарказмом. – А что ж они тогда не отваживаются на набег сейчас? И вообще, ты думаешь этим переключить моё внимание?

– Да послушайте же! – топнула от нетерпения кобыла. – Я вам предлагаю что? Прекратить все эти бодания насчёт меня и сплотить город перед лицом реальной угрозы! Тогда и вы переизберётесь на новый срок, флаг вам в копыта, и пони перестанут глядеть друг на друга волками!

– Думаешь, я этого не понимаю?! Думаешь, всё так легко? Других проблем у нас, что ли, нет? – Мэр остановился и в упор посмотрел на Космик. – Ты хоть знаешь, что отправленный нами во время вашего отсутствия караван был по пути обстрелян и вынужден был вернуться? Грейс лежит вся в бинтах, а в бюджете недостаточно крышек для закупки еды на следующий месяц! А наших запасов хватит всего на неделю!

– Грейс?! – ужаснулась синяя земнопони. – Что с ней?

– Две пули в бедро и одна под рёбра, – процедила Скайшайн. – Двоих наших вообще положили, что её прикрывали!

– Шайн, – оборвал её мэр, – не вмешивайся.

Единорожка рассерженно засопела, но промолчала. Сильвер Стар вновь повернулся к Космик.

– Ну, и как ты предложишь мне справиться с этим, а? В таких-то условиях напряжённости?

– Если вопрос только в крышках, – ответила земнопони, – то вот.

Она вынула зубами из сумки и бросила к ногам мэра тяжело звякнувший мешок.

– Здесь несколько тысяч – сколько точно, не знаю, не пересчитывала. Но уверена, что этого хватит на ближайшее время.

– Откуда? – спросил глава поселения, левитируя мешок на второй этаж. – Неужто контракт настолько прибыльный оказался?

– Нет. Это был гонорар Метал Доуна за убийство моего отряда. – Сильвер Стар аж закашлялся: настолько спокойно Космик это сказала. – Когда мерзавца застрелили в Новой Эпплузе, деньги перешли ко мне. Вот и всё. Закон Пустоши.

– И кстати о Пустоши, – перехватил старый жеребец нить разговора. – Напомни-ка: что является самым ценным ресурсом любого развивающегося поселения?

– Пони, – ответила Космик заученную давным-давно истину, но тут же нахмурилась: – На что это вы намекаете, господин мэр?

Тот зыркнул исподлобья на младших родственников.

– Выйдите.

– Но, дядя!.. – запротестовала было Скайшайн.

– Я сказал – выйдите! – проревел Сильвер Стар.

Единорожка скорчила обиженную мордашку, но всё же направилась к двери, не забыв с собой и оружие Космик. Скайблум с грустью посмотрел на отца и покорно последовал вслед за Скайшайн.

Когда за ними закрылись толстые двери, Сильвер Стар продолжил:

– Дело вот в чём, Космик. Своего отряда у тебя больше нет, а какой-либо другой добровольно тебя вряд ли примет. И даже в этом случае командиром ты, скорее всего, больше не будешь. А между тем часики тикают. Город лишился за последние недели нескольких значимых пони. Неизвестно ещё, сколько умрёт потом. А новое поколение как-то не очень настроено восполнять эти потери. Поэтому… – он сделал паузу, – мне придётся принять решение, которое будет не очень приятным для одной пони, но пойдёт на пользу будущему других.

«Дискорд его побери, нет!» – дёрнулась Космик как от удара.

Голос мэра приобрёл твёрдость стали:

– Ты должна остаться в Республике.

«Так и знала!.. Остаётся одно: идти напролом».

– С какой стати мне вам подчиняться? – вскинула подбородок кобыла. – Если я вам так сильно мешаю, то пристрелите меня, и дело с концом!

– Если ты сдохнешь сейчас, то не принесёшь никакой пользы! – рявкнул в ответ Сильвер Стар. – А так тебя можно будет хоть для чего-то использовать, дура!

Внезапно он подскочил к ней и ударил копытом по морде.

Точнее, хотел ударить. Космик на рефлексах поднырнула под его ногу и по привычке взяла ту в захват, собираясь бросить мэра через себя…

Но тому, похоже, было плевать на её намерения.

Сильвер Стар навалился на земнопони всем своим весом, придавив её к полу. Космик с омерзением ощутила, как ей в живот упирается что-то твёрдое.

– За все те смерти, что понесла Республика, – прохрипел мэр ей в ухо, – ты ответишь тем, что принесёшь городу детей. Столько, сколько нам удастся из тебя выжать.

Его напряжённый конец сместился чуть ниже. Космик задержала дыхание.

– И не имеет значения, от кого именно.

В голове у кобылы вдруг всплыло, как от неё того же самого пытался под дулом револьвера добиться Метал Доун.

«Нет!»

Космик зарычала от натуги и чуть приподняла над собой жеребца, после чего от всей души съездила тому ногой прямо в достоинство.

Сильвер Стар охнул и завалился на бок, сдавленно кроя её отборным матом.

– Может… и правильно тебя хотят скинуть, – шумно дыша, произнесла Космик и, прежде чем мэр успел опомниться, рванула к дверям.

Навалившись плечом, она распахнула массивную створку, проскочила мимо ошалевших от неожиданности молодых единорогов, на бегу выхватила зубами из магической хватки Скайшайн свой штурмовой карабин и со всех ног помчалась в сторону ворот.

В мозгу земнопони металась мысль: «На фиг это. Прав был Шедоу. Ничего хорошего мне тут не светит. А рейдеры… Я постараюсь что-нибудь сделать, но это неточ…»

Удар чем-то тяжёлым в затылок выбил все размышления из головы и заставил мир перед глазами почернеть и свернуться в точку.

Лягать. Она и забыла, что имеет дело с единорогами.

Заметка: следующий уровень.
Игрок: Космик Вэйлор. Новая способность: Сильнейший пинок – ваши удары голыми копытами усиливаются на 50%. Теперь вы способны выбивать задними ногами усиленные и прочные двери, а также ненадолго оглушать врагов. Или отбивать им самое ценное.
Игрок: Соник. Новая квестовая способность: Знание лора – вам проспойлерили события ближайшего будущего, из-за чего вы можете маневрировать в его рамках. Но упаси вас Селестия пытаться что-либо изменить.
Отданы предметы: статуэтка Твайлайт Спаркл (1 шт.), статуэтка Эпплджек (1 шт.), статуэтка Пинки Пай (1 шт.), статуэтка Рэйнбоу Дэш (1 шт.), статуэтка Рэрити (1 шт.), статуэтка Флаттершай (1 шт.).
Этап задания «Вернуть статуэтки Спайку» выполнен.
Получено новое задание «Спасти Республику».