Копи Дурамбора

Добро и зло, чёрное и белое, насколько очевиден между ними контраст? Может, этих рамок вовсе нет и мы живём по иллюзорным понятиям, пытаясь объяснить непонятный нам окружающий мир собственными терминами, придумывая им бесчисленное множество объяснений. Порой наступают такие моменты, когда простого объяснения становится недостаточно, и если ты не сможешь с ними совладать, то они беспощадно овладеют тобой, неся в свет собственные каноны прописных истин. Мы привыкли всё разделять, раскладывать по полочкам и совсем перестали учитывать общую целостность сущего. Мы считаем, что чёрного нет в белом и наоборот. Это просто невозможно, существуют лишь две крайности, понимание единства которых, оказалось слишком сложным. Контраст иллюзий начинает рушиться, открывая заблудшим пони истинный лик осознания всего и вся. В светлом появляется чёрное, а в чёрном проступает светлое, что порождает необъяснимое, пугающее смешение. Угроза наступает как изнутри, так и снаружи, безжалостно обрубая все пути отступления.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Сверхсекретные обнимашки без обязательств

Жизнь в глуши подальше от всех не так уж плоха. Солнечные панели дают свет, небольшая ферма — достаточно еды для жизни. Всё бы ничего, если бы какие-то правительственные шишки не устроили неподалёку эксперимент, из-за которого я вместе со своей фермой оказался в другом мире у чёрта на куличках. Хотя мне ещё повезло — яркий красочный мир, населённый не менее яркими и красочными пони. И похоже, им очень нравятся ласки, поглаживания и почёсывания...

Флаттершай Пинки Пай Принцесса Селестия Человеки

The Conversion Bureau: Ушедшие в пони

Правительство вручает молодой девушке холорекордер и отправляет в Бюро, чтобы та записала всё, что произойдёт с ней во время и после Конверсии. Это - словесный пересказ получившегося у неё холо-блога. Действие истории происходит в год третий от начала расширения Эквестрии.

ОС - пони Человеки

Кровавый изумруд 2

Вторая часть рассказа про Изумрудку)

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Спайк Трикси, Великая и Могучая Другие пони ОС - пони Мод Пай

Клубок Спаркл

Началось с того, что Твайлайт Спаркл втянулась в изучение специфического вида магии. А выбраться назад оказалось намного сложнее.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Хлопоты

Ещё один сборник микрофанфиков.

Твайлайт Спаркл Эплджек Спайк Другие пони Кэррот Топ Человеки

Скайрич

Эта история является продолжением Venenum Iocus Четверо друзей хотят найти ответ на вопрос: "Что такое Скайрич?". Принцесса Селестия предупреждает их, что ответ им не понравится. Но, несмотря на это, они все равно ищут ответ и отправляются в Скайрич на борту корабля Индевор. Вскоре они узнают, что небо — место, куда невозможно попасть даже пегасам, и что Скайрич, древний город племени пегасов, недоступен. Каждый из них глубоко изменится под влиянием вопроса, который лучше не задавать. История во вселенной Видверс.

Рэйнбоу Дэш DJ PON-3 Другие пони Дэринг Ду

Скачок не туда

Что то, что было создано лишь для того, что бы убивать, попадает в Эквестрию.

Книга из прошлого

Во время рейда по поиску украденного камня единства, Иззи Мунбоу находит в развалинах Кантерлота чудом сохранившуюся древнюю книгу и после недолгих раздумий относит её Санни Старскаут, ведь та просто обожает вещи той эпохи. Какие секреты таят страницы печатного артефакта и не лучше ли им было так и остаться покрытыми пылью веков?

Другие пони

Путеводная Звезда

Эта история расскажет вам о том, как счищая пыль и налёт времён с событий давно ушедших лет, пони шаг за шагом меняют своё представление не только об истоках собственной цивилизации, но и устремляют свой взор в хорошо забытое будущее. Будущее, где их, возможно, ещё ждут...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Другие пони ОС - пони Дэринг Ду Чейнджлинги

S03E05

Fallout Equestria: Синяя молния

Глава 16. Цена верности

Город Брокколи защищали местные стражники и пара отрядов из Наёмных Копыт; это не была настоящая армия, потому что городу вроде бы никто не угрожал.

«FoE: Розовые глазки», гл. 15


Космик не пошевелилась, когда открылась тяжёлая подвальная дверь и Скайблум положил на пол несколько армейских пайков двухсотлетней давности и пару бутылок с водой. В чём-то логично – узников, по идее, и не должны кормить свежими фруктами (к тому же учитывая, сколько те стоят на Пустоши). Хотя всё равно было обидно. Отчасти потому, что наверняка эти безвкусные брикеты были куплены на те крышки, которые она же и принесла в город.

Тело готово было распрямиться подобно пружине, бросая синюю земнопони к Скайблуму, чтобы обхватить того за горло и выставить перед собой как щит. И как заложника, чтобы выйти. Но Космик знала: стоящая с той стороны двери Скайшайн не промажет. У синегривой единорожки были хорошие учителя по стрельбе.

Не двинулась Космик и тогда, когда Скайблум, украдкой скользнув по ней взглядом, тяжело вздохнул и вышел наружу. В амбарном замке провернулся ключ. А затем два комплекта копыт протопали вверх по лестнице.

И лишь после этого кобыла выдохнула и молча сползла по стене, привалившись к которой сидела. Подняла голову, чтобы взглянуть на дремлющих или таких же апатичных пришельцев.

По тем особенно было видно, как на них действует заключение. Даже извечно жизнерадостный Соник и неунывающая Эми поникли за эти дни и тоже перестали на что-либо реагировать. Крим большую часть времени проводила в забытьи, временами тихо плача во сне; Чиз, казалось, так и застыл в углу рядом с ней, как странное каплевидное изваяние.

Наклз и Шедоу, напротив, как будто всё время напряжённо думали – то ли приходили к каким-нибудь своим выводам, то ли планировали побег. Порой один из них вставал и принимался ходить по комнате. Космик отмеряла время по их шагам: ПипБака её также лишили, равно как и оружия.

Она не помнила, как очнулась здесь сама, – но зато отчётливо представляла тот день, когда и её друзья разделили такую же участь.


Подвал дома мэра оказался идеальным местом для городской тюрьмы. Вход в него охраняла сваренная из наложенных друг на друга стальных листов дверь толщиной с копыто, а дощатые стены и пол не давали внутри замёрзнуть. Даже отхожее место своё имелось – неведомо как очутившаяся здесь сточная труба, уходящая глубоко под землю.

Разве что света не было – но порой через окошко в двери просачивались отблески ламп с первого этажа, так что полной сенсорной депривации создать для заключённых не вышло. Хотя такие слова в тот момент на многие мили вокруг знал, наверное, только Шедоу.

Шёл седьмой день с тех пор, как Космик пришла в себя в полутёмном подвале. Поначалу сильно болела голова после того удара, потом вроде бы отпустило. С собой у Космик не было ничего – ни брони (предусмотрительно снятой, пока земнопони была в отключке), ни оружия, которые можно было бы чистить, чтобы хоть как-то себя занять. Писать на стенах было нечем, кроме собственных испражнений, да и бессмысленно, а говорить сама с собой кобыла никогда не любила. Потому маялась от скуки, кляня себя за то, что решила податься обратно в город.

Но её хотя бы больше не пытались отыметь. Такое чувство, что Сильвер Стар просто решил держать её здесь до самых выборов. Что будет потом, Космик не хотела думать. Велика была опасность, что пони Республики перестреляют друг друга вне зависимости от итогов голосования.

Однако если вновь победит Сильвер Стар, то её, скорее всего, уберут. И Космик догадывалась, кто это сделает. Скайшайн. Получив разрешение от мэра, единорожка сможет отомстить за потерянного брата и город, стоящий на краю гибели. И, безусловно, с радостью воспользуется подвернувшимся шансом.

Так что более выгодной для Космик была победа Мёрки Грея, хоть та и казалась маловероятной. Серый жеребец незаметно набрал себе немало сторонников – и если одержит верх, то с большой вероятностью пощадит Космик. Но даже тогда спокойной жизни уже не получится.

А уж если голоса распределятся поровну…

Космик помотала головой, прогоняя нежеланные мысли.

В принципе здесь было не так одиноко. Иногда к ней заходил Скайблум – наверное, когда не могла видеть троюродная сестрёнка, – и им удавалось перекинуться парой словечек. От него-то Космик и узнавала о том, что происходило в это время там, на поверхности.

Однажды днём она слышала взрыв. Как потом рассказал Скайблум, это один из сторонников мэра подорвался, разминируя пустующий дом пегасов. Постройка, понятное дело, не уцелела. Как и пони, чья смерть ещё больше накалила и без того неспокойную обстановку.

Республика была на грани.

До слуха Космик внезапно донеслась какая-то возня. Ледяной коготок паники тронул сердце. «Неужели началось?..» – подумала кобыла, вскочив на ноги и во все глаза глядя на дверь, за которой раздавались звуки ударов и крики.

Шум приблизился – и она вдруг поняла, чьи там были голоса!

Похоже, Шедоу последовал её указанию и отправился за ней в город. На выручку.

И облажался.

Дверь распахнулась, и в полутёмный подвал под дулами автоматов загнали тех, с кем Космик делила еду и приключения. Наклз порывался было кого-то там ударить, но прилетевший по голове приклад отбросил его на пол. Затем втолкнули Шедоу; Тейлз и девочки вошли сами. В последнюю очередь Скайшайн левитацией закинула внутрь Соника. Синий ёж был без сознания; из короткого меха на его ноге торчало красное оперение дротика.

– Сволочи! – крикнул вслед закрывающейся двери Наклз, вставая на ноги.

Щёлкнул замок, и ехидна замолотил руками без пальцев по прочной стали. Удары отдавались в ушах гулким металлическим эхом.

– Да всё, хорош, – сказал ему Шедоу, усаживаясь на пол в углу, ближнем к выходу. – Мы проиграли.

– Гадство…

Наклз напоследок пнул дверь, после чего отошёл к дальней стене и опёрся на неё рукой, положив на сгиб голову.

Крим и Эми хлопотали над Соником. Тот выглядел хуже всех: избитый и окровавленный – но живой. Всё-таки живой. Его даже не подстрелили пулей – обошлись усыпляющим дротиком.

Кажется, городской арсенал стал в последнее время разнообразней, чем думала Космик.

Синяя земнопони села на круп и ударила копытами в пол.

– Дискорд, ну зачем?! Неужели у вас не хватило мозгов не соваться в этот гадюшник?

– Ну уж прости, я не мог тебя тут оставить, – огрызнулся Шедоу. – Как-никак, это я тут Элемент Верности или кто?

– И какова цена твоей верности?.. Да, впрочем, как и моей, – махнула ногой Космик, обводя подвал. – Я же тоже считала, что здесь всё в норме…

– Пофиг. Мы уже в глубокой заднице. Теперь надо подумать, как бы нам выбраться.

– Как вы вообще тут оказались? – спросила кобыла.

Ответил Тейлз:

– Нас заметили ещё на подходе. Шедоу хотел было прорыть подкоп, но наткнулся на камень. Пришлось идти самим. Но у нас не было плаща-невидимки или СтелсБаков. Нас обнаружили часовые. Мы потребовали, чтобы тебя освободили. Нас послали… куда подальше. Соник и Наклз не согласились… В итоге тех это просто достало, они открыли ворота и схватили нас. Соника обезвредили из дротикомёта, чтобы не убежал… и это побудило нас сдаться. Наклз и Шедоу могли двигаться почти так же быстро – но какой в этом смысл, если убьют девочек или меня? Мы пытались сопротивляться… – Он покачал головой. – Ты видела, что из этого вышло. Мы просто сами загнали себя в ловушку.

– И теперь у нас нет ни единого шанса отсюда выбраться, – грустно закончила за него Космик. – Как минимум до тех пор, пока в город и впрямь не придут рейдеры. А там, надеюсь, нас выпустят хотя бы для того, чтоб мы могли помочь городу пережить атаку.

– Ты будешь за них сражаться, даже несмотря на то, какой приём получила? – спросил у неё чёрный ёж.

– Быть мудаком – не преступление, Шедоу. И уж точно не повод, чтобы быть обречённым на смерть лишь потому, что это предначертано кем-то. Поэтому разделяй понятия. Я верна не Сильвер Стару или Мёрки Грею – а Республике.

– Ты же понимаешь, что не сможешь изменить основной сюжет?

– Того, что не произошло, ещё нет, Шедоу. Я могу как минимум попытаться.


…С тех пор прошло ещё три с лишним недели. Космик не утратила счёт времени – во многом благодаря пришельцам, которые не давали ей полностью закрыться в себе и перестать вообще что-либо замечать. Если бы она так и осталась одна, это был бы верный путь к сумасшествию.

Книги у них, как ни странно, не отняли, поэтому они вместе проштудировали все тома FoE, составляя хронологию событий. В романе не было точных дат, и день (а точнее, ночь) налёта на Республику удалось определить лишь приблизительно. Но время неумолимо шло, и с каждым днём Космик всё сильнее ощущала себя как на иголках. Однако апатия и скука от постепенно надоевшего многотомника делали своё дело, отбивая надежду на будущее и волю к борьбе.

Космик больше не интересна была Литлпип и её безумная одиссея, нацеленная на то, чтобы вернуть Эквестрии солнце и радуги.

Космик было плевать на ориентацию Лайфблума.

И уж тем более безразличная была ей собственная судьба. Которую она, придя в город, окончательно загубила.

…Это был ещё один день в преддверии катастрофы. Вернее, поздний вечер: принесённые Скайблумом пайки оказались ужином. Кормили компанию дважды в сутки, причём постоянно в разное время, так что вычислить, который час, выходило весьма примерно.

Но теперь время словно остановилось. Минуты превратились в липкий сироп, омывавший затуманенное сознание. Во рту стоял мерзкий привкус от довоенной еды; ноги затекли от сидения в одной позе. Мысли вяло ворочались в голове; очищаясь от шелухи слов, они складывались в некое абстрактное сожаление.

И тут сверху донёсся шум.

Это не был одиночный минный хлопок, за которым последовал бы стук обвалившихся досок, как без малого месяц назад. Это был куда более мощный взрыв, от которого по стенам пробежала вибрация. А затем послышался скрежет разрываемого металла.

Как если бы взорвали не дом, а внешнюю стену.

Космик начала поднимать голову – и заметила, как пробуждаются или приходят в себя остальные. В сердце натянулась струна, готовая вот-вот лопнуть.

И, встретившись взглядом с каждым из пришельцев, кобыла поняла: то, чего они так боялись и ждали, пришло. Вот только… что именно?

Сонливость вмиг улетучилась, оставив вместо себя решимость и жажду действовать.

Помещение сотряс новый взрыв, заставивший доски жалобно заскрипеть. Вслед за этим, после того как осела поднятая пыль, раздался рваный треск перестрелки.

Космик вскочила на ноги и метнулась к двери. Копыта замолотили по глухой железной панели.

– Откройте! Что у вас там творится? Э-эй!.. Да открывайте же!

Она развернулась и со всей силы лягнула дверь задними ногами. Та отозвалась металлическим лязгом, но, естественно, осталась на месте.

– Чтоб вас всех! Мы что, так здесь и останемся?..

– А ты ожидала чего-то другого? – невесело спросил Шедоу. – Почувствуй-ка себя Эдмоном Дантесом…

Вдруг по лестнице прогремел чей-то топот, и в замок вставили ключ.

Космик тут же повернулась лицом к двери и отступила на шаг, готовая в любой миг прыгнуть в сторону. Как бы то ни было, зайти сейчас мог кто угодно.

Стальная створка толкнулась внутрь, и в подвал вошёл Скайблум, левитируя перед собой всё их оружие. Космик без труда узнала свой «Аргумент», пистолеты-пулемёты, револьверы Метал Доуна и мечи Шедоу. На спине у единорога была его собственная штурмовая винтовка.

– Скайблум! Что у вас там за бардак?! – спросила кобыла.

– Не знаю! – резко ответил тот. – Город под обстрелом! Похоже на гранатомёты и ракетные установки…

– Что?!

– То! Они, кто бы там ни был, уже взорвали один вагон и вот-вот расхреначат ворота! Если не поторопимся, нам всем крышка!

Скайблум телекинезом передал каждому оружие. Космик с любовью погладила копытом свой карабин, повесив ремень на шею. Найдж, как и раньше, достался Сонику, Тейлз поудобней перехватил револьверы, а Крим неуверенно покрутила в руках Дэна. Эми вновь добыла из небытия красную устрашающую кувалду, а Шедоу быстро закрепил на поясе УПМ и проверил лезвия.

– Держи. Я помогу.

Перед Космик возникла её броня. Быстро, отточенными движениями, среди которых не было ни одного лишнего, кобыла влезла в ремни. Скайблум магией помог затянуть застёжки.

– Пошли.

Единорог поднял магией автомат и, махнув всем идти за ним, побежал вверх по лестнице. Космик, а за ней и пришельцы двинулись следом.

В доме, судя по всему, никого не было. На первом этаже мигала лампочка, словно бы генератор работал с перебоями.

Выбежав на улицу, Космик остановилась и, неверяще распахнув глаза, с открытым ртом взглянула на то, что творилось вокруг.

Несколько домов горело; огонь от пожаров разгонял ночную непроглядную тьму. На земле тут и там лежали трупы. У земнопони сжалось сердце, когда она опознала в одном из них давнишнего белоносого часового.

«Фоллен, – всплыло в голове имя. – Его звали… Фоллен Лиф…»

И действительно: лёжа на животе и подобрав под себя ноги, молодой жеребец и правда походил издали на опавший осенний лист, чёрный от грязи.

Космик смотрела на Республику – и не верила своим глазам.

Пони прятались за углами домов. Выглядывали из окон уцелевших строений. Забирались на крыши.

Но всё было понятно и так.

Они были готовы стрелять не только в атаковавшего их невидимого врага.

Но и друг в друга.

В подтверждение этому с боковых улиц были слышны низкие плевки дробовиков и автоматные очереди. Откуда-то справа донёсся очередной взрыв, и над домами взметнулся новый столб пламени и обломков.

Замерла Космик на месте и по другой причине. Равно как и все остальные.

Перед ними с винтовкой наперевес стояла Скайшайн. Грива единорожки была растрёпана, а глаза горели ненавистью. Ствол оружия смотрел прямо вперёд – куда-то между Скайблумом и Космик.

– Не двигаться, – процедила Скайшайн. Взгляд, полный злобы, метался меж двумя пони напротив. – Не ожидала от тебя, братец. Я-то думала, что тебе можно доверять.

– Не глупи, Скайшайн! – крикнул единорог. – Мы хотим помочь! Где отец?

– Мэр Сильвер Стар вместе с другими защищает стену. Я тоже должна была быть там, но решила проследить за тобой: вдруг ты учудишь что-нибудь… непредвиденное. – Её губы растянулись в ухмылке. – И я не ошиблась.

– Сейчас не время для этого, Скайшайн! Городу нужен каждый защитник! У Космик опыта больше, чем у нас обоих, она сможет помочь!..

– Мне всё равно. Ты предатель, братец. – Дуло винтовки нацелилась на Скайблума. – И должен умереть вместе с ними.

Белое свечение магии коснулось спускового крючка оружия. На лице единорога застыло неверие и запоздалый ужас.

Космик напрягла задние ноги, чтобы прыгнуть наперерез…

Но прежде, чем она успела даже моргнуть, мимо шмыгнул знакомый голубоватый проблеск.

Оружие Скайшайн отлетело в сторону, выскочив из телекинетической хватки. А сама единорожка оказалась на земле животом кверху.

Над ней стоял Соник, отливая в свете огня блеском игл. Теперь он действительно был похож на «синее правосудие».

– Хватит уже воевать, – произнёс ёж, глядя сверху вниз на приходящую в себя Скайшайн. – Этим ты никому не поможешь.

– Пошли отсюда, – сказала Космик. – Надо узнать, что же там…

Её голос потонул в рёве близкого взрыва.

Облако пламени взметнулось над западной частью города, и в небо ударил столб серо-чёрного дыма. В воздухе отчётливо запахло гарью.

– Наш склад горючего! – крикнул Скайблум и закашлялся. – Они его уничтожили!..

– Ну пипец, – пробормотала Космик и, тоже кашлянув, обернулась на остальных: – Чего застыли? Валим отсюда!

По главной улице они побежали к восточным воротам.

Навстречу проскакали трое пони, направляясь к месту взрыва. На Космик и её разношёрстных спутников внимания они не обратили.

Ещё один знак того, как же всё на самом деле хреново.

У ворот столпилось немалая часть жителей; у каждого было что-нибудь из оружия. Кто-то притащил из арсенала ящики с патронами, и те стояли тут и там на земле, как полноценные участники сборища. Некоторые из пони забрались на составленные друг над другом коробки и как будто украдкой высматривали сверху то, что было за стеной. Остальные же просто не двигались, нацелив все стволы на ворота.

На другом конце городка прогремели ещё два взрыва.

– Это же… это Космик!.. – пронеслось по толпе.

Многие стали оборачиваться, и синяя земнопони почувствовала себя неуютно.

По большей части оттого, что все эти «защитники» Республики сейчас ни хрена не делали, а только пялились на запертые ворота.

Того и гляди – ещё выстрелят в неё, а не во врага…

Космик стиснула зубы. Внутри неё начал нарастать гнев.

– Чего встали?! – прикрикнула она. – Мне что, надо вас всех учить, как сражаться?! Быстро запустили осветительные ракеты! В это же время – всем в зубы по гранате! По моей команде – когда станет хоть что-то видно, кидайте за стену так, чтобы покрыть как можно большую площадь!

– С какой стати мы должны тебе подчиняться? – Какой-то жеребец нацелил на Космик винтовку. – Тебя вообще не должно здесь быть!

– Но я здесь, – холодно возразила кобыла. – И сейчас я хочу помочь вам отстоять город! Ведь именно это вам нужно, верно?

– Дай мне его ударить. – Наклз выразительно поиграл каменной кистью руки, с неприязнью глядя на жеребца.

– Мы должны сражаться не друг с другом, – продолжила Космик. – А с теми, кто угрожает нас уничтожить! Поэтому давайте отбросим все разногласия и выступим вместе, единым фронтом!

Она протянула копыто вперёд.

– Ну как, вы согласны?

Пони начали переглядываться. Шли томительные секунды, заполненные лишь треском огня и пляской оранжевых отблесков. И каждая из них могла стать для всех последней.

Но всё больше жителей из толпы поворачивалось обратно к Космик. И в их взглядах читалась мрачная, но при этом гордая решимость.

– Хрен с тобой, – сплюнул жеребец и посмотрел на ворота. – Давайте, делайте как она говорит!

– Там вспы… – крикнул было кто-то из наблюдателей на возвышении из коробок.

А в следующий миг вал огня и ударная волна взрыва отбросили Космик прочь от ворот, с силой швырнув на землю.

Сознание ненадолго померкло. Когда же разум стал возвращаться, это принесло лишь боль. Кожа вся горела ожогами, а круп ныл от удара оземь.

Со стоном Космик пошевелилась. Тело не слушалось, будто бы деревянное.

«Где… – пришла заторможенная мысль. – Все… Я…»

Чуть повернув голову, она взглянула туда, где рядом с ней до этого стояли её друзья.

Взрывом их тоже повалило, но отделались они легче Космик – и теперь прятались за разбросанными повсюду ящиками, подгоняемые Скайблумом.

Космик посмотрела в сторону ворот – и у неё перехватило дыхание.

Тяжёлые стальные листы были разорваны в клочья и свисали с петель бахромой из обрезков погнутого металла. По всей видимости, рванула рядом и одна из коробок с патронами: забор чуть сбоку тоже перестал существовать.

А затем Космик увидела их.

Из мрака ночи, зловеще подсвеченные пожаром, к городу приближались рейдеры.

Толпа из оборванных, жутко выглядящих вооружённых пони с криками и улюлюканьем вбежала через взорванные ворота и рассыпалась вокруг, стреляя во всё без разбора.

Космик прикрыла глаза и задержала дыхание. Если она притворится мёртвой, это может обмануть налётчиков, явно обдолбанных по самые фланки.

Пуля чиркнула по броне. Пальнули вскользь – значит, судя по всему, план сработал.

Вопли и хохот стали слышаться тише, когда рейдеры продвинулись в глубь поселения. Взамен к этой адской какофонии добавились крики боли и отчаяния жителей Республики.

«Пора».

Космик резко вскочила на ноги. Перед глазами заплясали чёрные мушки, но кобыла, не обращая на это внимания, схватила в зубы свой карабин и сразу же снесла короткой, но точной очередью голову ближайшему рейдеру.

Внутри синей пони кипела ярость, которая придавала ей сил. Едва она замечала кого-либо из налётчиков, как тут же открывала огонь, безжалостно расправляясь с ним. Броня у рейдеров оставляла желать лучшего, поэтому даже пары пуль было достаточно, чтобы её пробить.

Но их было слишком много.

Происходящее смешалось в голове Космик, запоминаясь лишь смазанными обрывками.

…Мелькает где-то сбоку синий электрический всполох – это Соник уворачивается от атак кого-то из нападавших.

…Бах! бах! – это Тейлз, затаившись за ящиком, отправляет в Тартар своего противника.

…Отлетает в сторону тело какой-то кобылы – это Наклз пускает в ход свои каменные кулаки.

– …Как тебе такое, Илон Маск?! – Шедоу рассекает шею одного из рейдеров, паря на тросах над горящим городом.

– …Н-не п-п-подходи!.. – лепечет Крим, стоя с пистолетом-пулемётом перед приближающимся врагом, а затем зажмуривается и нажимает на спуск.

…Чавк! – это Эми превращает в кашу чьё-то лицо ударом своей кувалды.

…Пони стреляют. Пони бегут. Пони падают… и умирают.

Но теперь жители Республики хотя бы не собирались стрелять друг в друга. У них снова была общая цель – выжить, отбив небывалую по силе атаку.

Пробегая мимо бара, Космик даже заметила, как два бывших противника: Сильвер Стар и Мёрки Грей – отстреливались от врагов, стоя спина к спине. Оба были ранены, но, несмотря на это, продолжали сражаться.

«Жеребята, – вдруг пронеслась мысль. – Шедоу же говорил, что рейдеры хотели увести жеребят, чтобы издеваться над ними, а потом продать… Сволочи! Увижу – мокрого места не оставлю!»

Космик продолжала бежать, постоянно оглядываясь по сторонам. Как для того, чтобы первой заметить, если на неё соберутся напасть, так и для того, чтобы не дать случиться тридцать восьмой главе книги Kkat. Чтобы изменить хоть что-то, предотвратить хоть чью-нибудь гибель… если получится.

Стена из вагонов и стальных листов, которой пони Республики так гордились (хотя втайне завидовали Новой Эпплузе, у которой охранный периметр был куда мощнее), перестала существовать. Что-то было взорвано гранатами и ракетами, что-то – проломлено копытами рейдеров, когда те ворвались в город. Остальное же – обвалилось само по себе.

И теперь почти из любого места просматривалась Пустошь, раскинувшаяся вокруг горящей Республики.

«Но откуда у рейдеров такое оружие?..»

Повернув голову и прикончив при этом очередного врага, Космик наконец заметила то, что искала. И все мысли о том, как могли устроить подобную небывалую доселе атаку, мгновенно вылетели из её головы.

Трое пони в обгоревшей и заляпанной кровью броне тащили более десятка жеребят в Пустошь. Некоторые из малышей упирались, и их подгоняли пинками и матами. Остальные же, которых рейдеры несли на себе, выглядели бессознательными.

Решение последовало в тот же миг.

Зарычав от ярости, Космик рванула с места в карьер. Сильные ноги отталкивались от земли, неся вперёд молодое жилистое тело. У синей земнопони перед глазами было сейчас ровно три цели – и она больше не обращала внимания на то, что происходило вокруг. Для этого просто не оставалось места в её вселенной.

Удар сбоку в грудь повалил её наземь. По инерции кобыла пропахала мордой песок и затормозила лишь тогда, когда ударилась головой в стену дома.

Прежде чем навалилась чернота, Космик успела услышать выстрел.


…Всего миг небытия – и вот её уже трясут за плечи, приговаривая:

– Космик!.. Космик!..

Она открыла глаза.

Боль от ожогов и нытьё усталого тела не давали сосредоточиться. Правую сторону груди вообще словно приложили молотом. Перед взглядом всё плыло, а слова доносились будто из-за какой-то мембраны.

Космик моргнула. Размытый силуэт над ней обрёл форму, оказавшись Соником, который сейчас обеспокоенно глядел на неё сверху вниз.

– Когда ты побежала, в тебя выстрелили, но броня задержала пулю… – сбивчиво объяснял ёж. – Того, кто стрелял, сразу снял Тейлз, но ты лежала, а мы…

Воспоминания острой вспышкой взорвали разум, и Космик резко распахнула глаза.

«Республика! Рейдеры! Надо…»

Она попыталась встать. Голова закружилась, и к горлу подступил неприятный ком тошноты. Космик сглотнула, оттолкнув хотевшего ей было помочь ежа, и на секунду зажмурилась, восстанавливая равновесие.

Вновь посмотрев вперёд, она увидела в подступающих предрассветных сумерках три далёкие фигурки, убегающие прочь в Пустошь.

«Я должна их остановить…»

Она наклонилась и схватила зубами свой «Аргумент». Направила в сторону удаляющихся пони и сделала было шаг…

…но тут же опять упала, придавленная к земле чьим-то телом.

– Не вздумай! – прошипел над ухом голос Скайблума. – Это наши ребята! Они выжили и направились в погоню за этими…

– Ф пофоню?.. – пробормотала Космик сквозь карабин во рту и опустила оружие, после чего Скайблум с неё слез.

А затем до неё дошёл смысл его слов – и она в ужасе повернулась, взглянув на город.

И закричала.

От поселения не осталось почти ничего. Внешней стены не стало уже в разгар битвы, а на месте домов были теперь лишь тлеющие руины. Исключение составлял разве что дом мэра: третий, деревянный, этаж сгорел, а вот нижние – вагоны и бетонные блоки – только покрылись копотью. Среди разрушений повсюду лежали трупы застреленных или сожжённых пони. Некоторые из них выглядели так, как будто их ели.

Республика была уничтожена.

Продолжая кричать, Космик упала на круп и обхватила передними ногами голову. Из глаз сами собой полились слёзы.

– НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!!! НЕЕЕЕЕЕЕТ!.. ЗА ЧТО?!! За что-о-о-о?..

Скайблум стоял рядом, не поднимая взгляд. Вокруг них по одному собирались пришельцы.

– Прости, Космик, – прошептал Шедоу. – Этого нельзя было избежать.

– ПОЧЕМУ-У?!! – завопила та, обернувшись. – Почему, как только я стараюсь поступать лучше, всё идёт наперекосяк?! Почему эти грёбаные писаки не могут придумать про нас нормальную, светлую историю?! Почему-у?..

– Я не знаю! – неожиданно резко ответил ёж. – Почему ты спрашиваешь это у нас?! Думаешь, мы следили за тем, как всё это «добро» создавалось на Фимфикшене и Equestria Daily[1] и распространялось оттуда по миру?! Не мы создали эту реальность, и нам не дано изменить её сюжет! Но мы можем видеть в нём те крохи хорошего, которые в него всё-таки заложили! Через пару часов тех рейдеров и пони из Республики обнаружит Литлпип! Её команда расправится с налётчиками и освободит почти всех жеребят из коттеджа Флаттершай на окраине Понивилля, а потом отправит тех в Новую Эпплузу! Пусть все или почти все погибли здесь – но они… но они-то выживут! Мы выживем, Космик! Так же, как смогли это сделать сейчас! Подумай! Просто подумай!.. И ты поймёшь, – устало выдохнул он, – что жизнь на этом не заканчивается.

– Р-ребята… – в полной растерянности пробормотал Скайблум. – В-вы о чём вообще?..

– Не спрашивай, – махнула копытом Космик. – Ты всё равно не поймёшь.

Она поднялась на ноги и, пошатываясь, побрела в случайном направлении.

– Мне надо побыть одной. – Голос прозвучал глухо, точно через слой ваты. – Оставьте меня в покое.

Копыта вздымали пыль, которая смешалась за эту ночь пополам с пеплом. Космик не оглядывалась – знала, что за ней никто не последует.

Какое-то время спустя она подняла голову, чтобы посмотреть, в какую часть уничтоженного посёлка её занесло. И по коже, перекрывая жжение, пробежал холодок.

В окружении мёртвых тел на маленькой площади перед обгоревшим остовом бара находились двое живых. Сильвер Стар и Мёрки Грей.

Мэр лежал на земле, заботливо накрытый одеялом, которое было обильно заляпано кровью в районе его груди. Изо рта единорога также спускались засохшие красные струйки. Вне всяких сомнений – бессменный в течение многих лет глава Республики был при смерти.

Мёрки же на его фоне выглядел почти невредимым – разве что нога была забинтована, а всё тело покрыто ссадинами и кровоподтёками, – но при этом куда более подавленным. Барпони сидел, свесив голову, у порога своего заведения и баюкал в копытах боевой дробовик с разбитым в труху прикладом.

– П… понибудь ещё в… выжил? – тихо спросила Космик, подходя к ним.

Мёрки Грей повернул голову.

– Нет, – ответил он бесцветным голосом. – Только Скайблум и те трое… Мы пытались что-то сделать, но… – жеребец обвёл ногой картину побоища, – как видишь, ничего не вышло. Все эти пони предпочли защищать нас, вместо того чтоб спасаться самим. И нам ничего не оставалось, кроме как принять их жертву.

– А… – Имя всплывало в голове больше секунды. – Скайшайн?..

Барпони указал копытом куда-то в сторону.

Космик взглянула туда – и увидела лежащую среди других тел белую единорожку.

Её кислотно-синяя грива наполовину сгорела, а пара клочков волос была вырвана с мясом. Рог был сломан; его светлый кончик со спиральной канавкой по боку валялся в пыли, точно клык какого-то зверя. Однако на лице единорожки навеки застыла довольная мягкая улыбка.

«Покойся с миром, Скайшайн, – подумала Космик. – Ты достойно сражалась… и заслужила отдых. В отличие от меня».

– К-х… Космик? Это ты? – послышался слабый голос мэра.

– Лежи! Тебе нельзя говорить! – подскочил Мёрки. – Я не для того влил в тебя столько лечебных зелий, чтобы ты просто сдох сейчас!

– Оглянись, Мёрки… – Сильвер Стар растянул уголок рта в горькой усмешке. – Всё, что мы… создавали… и поддерживали столько лет… теперь уничтожено. Больше ничто… ничья жизнь… не имеет смысла. Ни моя… ни твоя. Моя – так… в особенности.

– И моя тоже? – тихо спросила Космик.

– Не знаю, – вздохнул еле слышно мэр и закашлялся.

Из его рта во все стороны полетели кровавые брызги.

Немного придя в себя, он вновь повернул голову к синей пони.

– Космик… прости…

Он снова начал надрывно кашлять.

Кобыла прикрыла глаза. На языке смешался солёный вкус слёз с острой примесью пепла.

– Прощаю, – прошептала она. – Вы поступали так, как считали нужным.

– И ещё… Мёрки, – позвал слабеющим голосом мэр.

Его рог бледно засветился в рассветных сумерках.

Мёрки Грей посмотрел на него.

– Сдохни, ублюдок! – с неожиданной злостью процедил Сильвер Стар.

Глаза барпони расширились. Но было уже поздно.

Пистолет, который из последних сил левитировал мэр, выстрелил Мёрки в затылок.

Серый жеребец рухнул на землю. Вместо его головы была лишь кровавая каша.

Космик приросла к месту, потрясённо глядя на ещё один труп на этом празднике смерти.

Сильвер Стар усмехнулся – но уже не отчаянно, а победно.

– Прощай… Космик Вэйлор… – выдохнул он и закрыл глаза.

Из живых на площади осталась лишь синяя земнопони.

Чувства кончились, как будто в мозгу перегорели какие-то реле, ответственные за эмоции. Не ощущая в себе ничего, Космик наобум поплелась прочь – и вскоре наткнулась на закопчённую стену бара.

Ноги подкосились. Кобыла села на круп, привалившись спиной к стене.

Не хотелось ничего. Ни жить, ни умирать… ни помнить.

Поблизости валялись какие-то вещи. Скосив глаза, Космик увидела свой проигрыватель, который неведомым образом здесь оказался, и лежащий рядом беспроводной наушник. Другой находился чуть дальше и был, по-видимому, раздавлен чьим-то копытом.

Подчиняясь какому-то скрытому желанию, Космик подобрала уцелевший наушник и вставила в ухо. Нога ткнула по кнопке воспроизведения.

Если и сбегать от реальности, то хотя бы в мир, который того стоит.

Зазвучала электрогитара. Космик узнала песню – но не могла вспомнить её названия. Проигрыватель не так уж и часто подкидывал ей этот трек.

А тем временем голос жеребца запел в её ухе.

 
Рассыплет ночь обёртки от конфет,
И засмеются звёзды.
Стреляй, стреляй, мой чёрный пистолет,
Холодный и серьёзный…
Селестия, менять я не хочу
Любовь на поцелуи.
И если вдруг тебя уже зовут –
Иди, я не ревную…
 
Зажигали фонари,
Целовались до зари;
Не рассказывай мне сказки, баста!
Ничего я не хочу,
Бей посуду – я плачу.
Ухожу как одинокий гангста…
 
Я знаю все секреты про тебя:
Пароли, номер карты.
Мне не нужны ни деньги, ни сердца –
Я гангста без азарта…[2]
 

«Гангстер»… Слово звучало по-довоенному. Как «рейдер», но более притягательно.

Могло ли быть что-то хорошее в рейдерах – помимо того, что заставляло их совершать ужасные и омерзительные поступки? Кажется, что и нет, но… Если убрать из рейдеров то плохое, что делает их такими, какие они есть? Не получится ли тогда Сильвер Стар… или Скайшайн… Литлпип или Блэкджек – кем бы они ни были… а может, и сама Космик Вэйлор?

Какой была довоенная Эквестрия? Наверное, куда лучше и добрее, чем Пустошь, раз в ней было место для любви, пусть и омрачённой ревностью, как в песне, и не приходилось каждый день волноваться за жизнь друзей, которых здесь гораздо трудней отыскать.

Космик впервые подумала, что очень хотела бы пожить в то, ещё мирное время. Пусть пони тогда и были так же глупы, как и теперь, раз допустили войну.

«Всё не должно быть так, как здесь. Притащить к нам в мир апокалипсис было ошибкой. Чудовищной, гигантской, невообразимой ошибкой! И непоправимой…

Или нет?»

Космик вскинула голову и взглянула вперёд, на выжженные руины своей малой родины.

Затем в глазах синей пони вновь прорезалась боль, и она обратно поникла.

«Если Литлпип каким-то чудом удастся изменить Пустошь, то я в этом ей помогу. Не знаю как, но попробую. Я буду поступать лучше. Умнее. И никто – никто! – больше вокруг меня не погибнет».

Припев («…зажигали фонари…») повторился ещё пару раз, и песня закончилась. Когда прозвучал последний аккорд, кобыла выключила проигрыватель.

– Космик… – послышался рядом негромкий голос Скайблума.

Она повернула голову.

Единорог стоял поблизости и левитировал что-то перед собой.

«ПипБак!» – поняла, присмотревшись, Космик.

– Я нашёл его в доме у отца. Должно быть, остальные твои вещи он раздал, а эту решил заначить…

– Спасибо, – пробормотала синяя земнопони и, взяв зубами ПипБак Спарк Глайдера, натянула его себе на ногу.

Скайблум, отойдя на минуту за инструментами, вернулся с техническим набором и помог затянуть крепления.

Включив устройство, Космик с удивлением обнаружила мигавший в углу экрана жёлтый значок входящего сообщения.

«Что за?..» – подумала она, кнопками наводя курсор на стилизованный конвертик.

ПипБак мигнул и высветил текст сообщения, а также адрес терминала отправки и дату.

Последовательность из четырёх чисел Космик ничего не сказала, а вот дата заставила в замешательстве нахмуриться.

«Двадцать пять дней назад? Когда меня уже схватили…»

Отогнав неприятные воспоминания, она вчиталась в текст.

 
Привет, Космик.
Я тут зарылся в библиотеку и через несколько дней наткнулся на то, что может тебя заинтересовать. Помнишь ту запись, в которой Гизмо указывал, куда будут направлены чертежи проектов? Так вот, я нашёл базу данных времён войны, где были координаты всех Стойл и исследовательских центров. Пришлось даже воспользоваться для доступа карточкой, которую ты оставила. Я хотел тебе её вернуть, но подумал, что ты сама за ней сможешь прийти, если она тебе понадобится.
Все данные найдёшь в прикреплённом файле.
Удачи в поисках.
Лайфблум.
 

Внизу был значок вложенного документа.

Космик обнаружила, что её губы растягиваются в улыбке.

– Скайблум, – сказала она, и единорог повернулся к ней. – Кажется, я знаю, куда мы теперь направимся. Присоединишься?

– А что мне остаётся, – вздохнул тот. – Всё равно никому из нас делать тут больше нечего.

Над уничтоженным городком занимался хмурый рассвет. Но Космик казалось, что даже в этой бесконечной пелене облаков она видит редкие проблески солнца.

 

Заметка: новый уровень.
Игрок: Космик Вэйлор. Навыки: выживание – 100%, скрытность – 100%. Новая способность: Бронированная шкура – сопротивление пулям повышено на 15%. Бонусная способность: Убойная сила – +50% к критическому урону любого оружия.
Игрок: Соник. Навык: выживание – 50%. Новая способность: Верный друг – ваше присутствие даёт дополнительно 5% сопротивления урону всем членам отряда.
Этап задания «Спасти Республику» провален. Добавлен новый этап «Найти Лиру».

Fimfiction.net – крупнейший англоязычный сайт для публикации фанфиков по фэндому MLP. Equestria Daily – новостной портал и агрегатор контента по MLP (именно здесь впервые была опубликована книга Kkat).

Немного изменённый текст песни Gangsta группы «Маяковский».