S03E05

I

С зеркалами связано немало легенд, поверий и страхов. Не знаю, как много их прибавилось за прошедшие столетия, но даже в старое время их было предостаточно. Так, одни пони считают, будто зеркала позволяют нам увидеть не столько свою внешнюю оболочку, сколько внутреннею сущность. Другие верят, что зеркал стоит остерегаться, ибо те оказывают на нас плохое влияние… Третьи? Не знаю, что думают третьи (а вместе с ними и четвертые, и пятые, и все остальные), однако уверена: мой случай среди всего этого богатства взглядов — совершенно уникальный.

Если честно, мне довольно неловко говорить об этом, но в зеркале… два моих отражения. Именно так: на меня взирают сразу две черные, как ночь, кобылицы. Разница между нами лишь в том, что мой двойник облачен в броню — неизменный атрибут грозной Королевы Ночи. В остальном же нас совершенно не отличить, и не скажу, что сей факт меня радует. Вон она, самодовольно ухмыляется мне, коза.

На самом деле в зеркале двойник появляется не то чтобы часто — поначалу она любила так пугать меня, но на пятый или шестой раз, когда я привыкла, подобное озорство ей быстро наскучило. В основном она просто возникает там, где вздумается (и когда вздумается), и использует окружающее пространство весьма вольготно. Вот как сейчас, например: развалилась на моей незаправленной кровати, свесив переднюю ногу на пол.

— Найтмер, — говорю я, — прекращай.

Она вильнула хвостом — услышала, — однако мой призыв благополучно проигнорировала. Ничего. На подобную ее выходку у меня есть своя.

Магией я сдвинула шторку, и помещение залил утренний свет. Найтмер недовольно наморщила нос, но с места не сдвинулась, всем своим видом показывая, что подобным ее не запугать. Тогда я распахнула окно. Солнечные зайчики запрыгали по кровати и защекотали бессовестному двойнику спину и шею, вынуждая ту с ворчанием спешно ретироваться в дальний угол покоев — туда, где солнца поменьше.

Солнце… Еще совсем недавно я желала искоренить его существование из мира. Буквально. Устроить в Эквестрии вечную ночь. И, возможно, зашла слишком далеко. Но теперь все в прошлом… по крайней мере, я хочу верить, что это так. Долгое время рассвет приносил с собой одну лишь печаль. Теперь же с ним связано и светлое событие моей жизни. Примирение с сестрой. Проблеск в темноте, но он много значит для меня. Так много, что я поверила в него.

Чего не скажешь о ней… Там, где она стояла мгновение назад, было пусто. Ее вообще нигде не было видно. Впрочем, это не значит, что можно расслабиться. Она могла незримо присутствовать где-то поблизости.

За дверью послышались шаги, и шаги эти было не спутать ни с чьими другими. Когда в покои вошла белая кобылица, облаченная в королевские регалии, каждая мышца моего тела невольно напряглась. Никак не могу избавиться от этого рефлекса. Умом понимаю, что мне нечего опасаться, и все равно каждый раз одно и то же… К слову говоря, кобыла, что вызывает у меня такую реакцию, — моя сестра.

— Доброе утро, Луна, — поприветствовала она, вся такая сияющая и бодрая.

— Доброе, Селестия, — отвечаю я, подавив зевок.

Между нами резко повисает тишина. Она затягивается, и я начинаю чувствовать себя неловко. Ненавижу, когда случаются такие моменты. Не знаю, показалось мне иль нет, но в глазах сестры мелькнуло похожее чувство.

— Что-то случилось? — решаюсь я прервать молчание первой.

— Ах? О, нет, — оживилась сестра, — просто выдалось свободное время, вот и пришла проверить, как у тебя дела.

— Все нормально, Селестия. Не нужно каждый раз отрываться ради меня от работы. Тем более, почти каждое утро… — Я глянула на настенные часы: — И почти в одно и то же время. Мне уже не пять лет, в конце концов.

Не хотела, чтобы это прозвучало как-то черство, но именно так оно и прозвучало.

— Ну а тебе вовсе не обязательно постоянно звать меня полным именем, — если сестру и задели мои слова, то она не выказала этого. Она улыбнулась мне, и я постаралась ответить тем же. Надеюсь, со стороны сия попытка выглядела сносно.

Селестия прошла мимо меня к окну и стала что-то высматривать в нем.

— Вы двое просто уморительны, — послышался в покоях еще один голос. Мой голос, только чуть грубее и как бы холоднее. Солнце спряталось за облаками, потому Найтмер опять лежала на кровати, теперь подперев подбородок передними копытами и наблюдая за нами с неподдельным интересом. На ее губах застыла язвительная усмешка. — Продолжаете изображать сестер и делать вид, будто все хорошо. Хотя нет, это не смешно на самом деле. Это печально, и мне вас жаль.

Конечно же ей не жаль. Уж я-то знаю.

— Вы, верно, и позабыли, каково это — быть сестрами.

Я бы предложила Селестии пойти куда-нибудь в другое место, чтобы избавиться от неприятного общества, но, увы, с Найтмер это не сработает — уже пробовала. Потому оставалось лишь наградить ее грозным взглядом, призывая оставить комментарии при себе, и надеяться, что она послушает меня. В конце концов, я единственная, кого она слушает. По нескольким причинам.

— Ладно, ладно, — закатила она глаза. — Но сия затея была обречена на провал изначально, и ты это знаешь. Неужто вы всерьез думали, что извинитесь пред друг другом, и все, как по волшебству, станет по-прежнему? Ладно ты, проспала столько времени, но Селестия могла бы и поумнеть за тысячу-то лет.

Нет, Найтмер, никто так не думал. Но не надо насмехаться над нашими попытками исправить ошибки.

Она цокнула языком, похоже, желая что-то возразить, но в итоге промолчала. Облако проплыло дальше по небосводу, и солнце вновь осветило покои, заставив Найтмер запрятаться обратно в темный угол.

— Хороший сегодня денек, — протянула Селестия, обернувшись ко мне.

— Пожалуй, — согласилась я.

— Как спалось?

— Нормально. Как работа?

— Скоро встреча. Гости из-за моря. Обещает быть интересной.

— Это… хорошо.

Мы отчаянно пытались поддерживать разговор. Но он все никак не клеился, и со стороны, наверное, мы выглядели как два попугая, что выучили слова, но повторяли их как бы машинально, не понимая значения. Кажется, откуда-то сбоку послышался ехидный смешок.

— Мне нужно привести себя в порядок, — сказала я. — Меня и так все шарахаются, а со сна я, верно, выгляжу еще ужасней.

— Можешь не сомневаться, — не преминула вставить Найтмер, выглядывая из-под стола, где была самая густая тень. — Так ты и должна выглядеть. Подданные должны тебя бояться.

— Знаешь, я могу помочь тебе расчесать гриву, — сказала Селестия. — Если хочешь.

— А вот это странное предложение. — Солнце поднималось все выше, тень становилась все меньше, и Найтмер забилась под стол почти полностью, так что была видна лишь одна ее хмурая голова, в то время как остальное тело ниже передних ног, она превратила в дым.

— Селестия, за нашими гривами не нужен такой же уход, как если бы мы были простыми пони, — напомнила я ей, а затем с сожалением осознала, что отринула возможность побыть младшей сестрой. Глупая.

— Да, точно. — Селестия опустила глаза на мгновение, но тут же их подняла и промолвила: — Тогда я просто подожду здесь.

Только сейчас, выйдя из покоев, я поняла, насколько была напряжена, и с каким облегчением выдохнула, когда оказалась одна. Ну, или почти одна. Надеюсь, эта коротенькая передышка пойдет нам с сестрой на пользу.

— Ты почти что сбежала, — показалась поблизости Найтмер, когда я стояла у раковины и чистила зубы.

— Знаю, — ответила я и хмуро поглядела на клыки, блестевшие в отражении зеркала. Улыбаться мне и вправду стоит пореже, ибо это не улыбка, а средство для запугивания врагов. Конечно, всегда можно воспользоваться магией и спрятать клыки — да и кошачьи зрачки заодно тоже, вот только сами по себе они никуда не денутся. Тоже касается цвета шерсти. Я все еще выгляжу, как Найтмер, и не знаю, что делать с этим. Подождать ли, пока само пройдет, или что-то предпринять…

— У тебя паста на груди.

— Чуть так и не пошла…

Закончив с утренним туалетом (получилось это быстрее, чем я хотела), я направилась обратно. Специально шагала неспешно, пытаясь придумать тему для разговора, однако дверь возникла перед взором раньше, чем в голове оформилась какая-либо дельная мысль.

— Поможешь чем-нибудь? — обратилась я к Найтмер.

Она повела крылом, мол, без понятия:

— Ты сама в это ввязалась, я тебе не советчик. Вот когда снова созреешь для свержения сестры, тогда и поговорим, — и, превратившись в дым, тотчас шмыгнула под дверь.

Вздохнув, я вошла в покои… и обнаружила, что кровать заправлена, а на одеяле стоит блестящий серебром поднос с завтраком. Что ж, Селестия зря времени не теряла. Мило с ее стороны. Правда.

— Я приготовила сэндвичи с ромашками.

Разбалует она меня такими темпами. Кстати, вот и тема для разговора. Я села на кровати, но приступать к завтраку не спешила. Селестия, естественно, не оставила это без внимания и спросила смятенно:

— Что-то не так?

— По сравнению с тем, что было еще совсем недавно, все так. — Я отодвинула поднос в сторону и легонько похлопала копытом по освободившемуся месту: — Сядь со мной.

Селестия, еще не до конца понимая, к чему я веду, села рядом.

— Мне откровенно надоело бездельничать, — прямо сказала я. — Прошел уже месяц с моего освобождения, но максимум, что мне пока дозволено делать, — так это поднимать и опускать луну, когда требуется. Сестра, я хочу помочь тебе.

— Я понимаю тебя, Луна, — спокойно отвечала Селестия, — но тебе нужно привыкнуть к новому миру. Не все сразу.

— Думаешь, я разучилась править страной?

— Не в том дело…

— Хватит с меня адаптации. Право, не может же она длиться до бесконечности!

— Ты все еще, бывает, теряешься, когда гуляешь по замку, — напомнила Селестия.

Туше. Старый наш замок я знала как свои четыре копыта, но вот новый, кантерлотский, изучить как следует пока не успела. Он был больше, а его коридоры — еще запутаннее.

— Давай не будем спешить, — говорила Селестия. — Я правила тысячу лет. Подумаешь, еще год или два. Ой, звучит так, будто мне и вовсе не нужна твоя помощь.

— Ничего. Ты меня не задела.

На правду ведь не обижаются, верно? Она справлялась без меня целое тысячелетие. И судя по тому, как подданные ее любят (а некоторые так и вовсе превозносят), и что страна процветает, — справлялась прекрасно.

— Я хочу, чтобы ты была полностью готова. Чтобы не возникло неприятных казусов…

— А они непременно возникнут, ибо я пропустила слишком много.

— Я не сомневалась, что ты понимаешь, — улыбнулась Селестия.

И вот опять тишина. Благо, на сей раз затянуться она не успела.

— Мне пора, — взглянула сестра на часы. Время подходило к полудню. — Скоро состоится встреча. Рада, что мы с тобой поговорили.

Да, неказисто, с трудом, словно мы не сестры, а две пони, между которыми только-только зарождается нечто, похожее на дружбу, но хотя бы так. «Не все сразу», полагаю? Так или иначе, она старается уделять мне все свободное время. Уже чувствую, как понемногу начинаю уставать от подобной опеки (а прошло-то всего несколько недель), но это лучше, чем было раньше. Гораздо лучше.

Когда Селестия оставила меня одну, из-под кровати послышался голос Найтмер:

— Будь добра, прикрой шторку.

Я выполнила ее просьбу. Тень упала на верхнюю половину кровати, позволяя грозной Королеве Ночи показаться во всей своей красе… и беспардонно рассесться прямо на моих подушках.

— Не доверяет она тебе. И никогда теперь не доверится, — сказала Найтмер, скрестив ноги на груди.

— Ну, знаешь, заморские гости могут принять мой внешний вид за объявление войны. Так что я понимаю, почему сестра не спешит подпускать меня к управлению страной. Хотя вполне могла бы доверить какую-нибудь бумажную работу… ах, верно, бумажки сейчас тоже не те, что были тогда.

— С каких пор тебе вообще нужно разрешение? Если считаешь, что готова, — иди прямо сейчас в тронный зал и покажи Селестии, как делает дела настоящая короле… принцесса.

— С таких, Найтмер, что я хочу наладить с сестрой прежние отношения. И ты, постоянным подливанием масла в огонь, ничуть не помогаешь.

— Так это я виновата, как же! Тебе в очередной раз напомнить, что то была твоя затея? Не моя? Не я расхныкалась и стала просить прощения, не я унизилась — ты! Никогда не поверю гадюке, которую ты называешь сестрой. Но раз уж  ты решила дать ей шанс — куда деваться. Ты принимаешь решения, а мне остается с ними только мириться.

— Мне кажется, ты сильно принижаешь свое влияние на меня.

— Да, на самом деле я просто-напросто жду момента, когда ты потеряешь бдительность, чтобы захватить твое тело — ведь так у нас с тобой все происходит, — бросила она, щедро сдобрив слова сарказмом.

— А разве не так? — не удержалась я.

— Не так! — возразила она, аж покраснев от возмущения. — Что я, злодейка, что ли, какая, чтобы пойти на подобное? Скажи, вот хотя бы раз… — На ее лице промелькнуло осознание, и она фыркнула угрюмо: — Ах, ты смеешься надо мной… Правильно, смейся над бедной Найтмер. И что, что она столько времени приглядывала за тобой? Она ведь больше не нужна — у тебя есть новые друзья, которыми ее можно заменить.

Настала моя очередь возмущаться:

— Что ты! Я бы никогда так не подумала.

— Да конечно. По письму Твайлайт в день. Она, бедняжка, наверно, уже устала от тебя.

— Вот не надо. Если бы она была против, давно бы уже сказала.

— Да, вот прямо так и сказала. Принцессе. Аликорну.

— Мы друзья! А уж кто я там — второстепенно. И вообще, ты все переиначила, Найтмер. Я попросила ее писать мне время от времени и рассказывать о том, что происходит в Понивилле. Кто же знал, что она подойдет к этой затее так усердно. Только и успевай, что писать ответные письма.

— Зачем письма, когда у тебя есть сны. Явись к Твайлайт во сне, да говорите, сколько душе угодно.

У меня как будто вышибли землю из-под ног.

— Я… боюсь, — вымолвила я дрожащим голосом.

— Боишься? — усмехнулась Найтмер. — Чего?

— Ты знаешь. Поступала плохо. Мучала Твайлайт кошмарами. Мне стыдно перед ней.

— Ну, вы же «друзья», как ты говоришь. Обиды в прошлом, и все такое. Не этой ли идеи ты теперь ярая приверженка?

— Да, но… не так-то уж легко забыть то, что я натворила.

Сердце словно придавило тяжелым камнем. Однако прежде, чем я успела погрязнуть в самобичевании, Найтмер напомнила про завтрак. Поглядев в непонятном ступоре на поднос секунды две или три, я подхватила сэндвич магией и откусила добрую часть. Методичное пережевывание помогло отвлечься от неприятных воспоминаний.

— Не туда зашел наш разговор. Извини, что напомнила лишний раз, — вздохнула Найтмер.

— Ты же знаешь, что от того, что у меня появились новые друзья, я о тебе не позабуду, — примирительно говорила я. — Да и как забыть, когда ты постоянно напоминаешь о себе. Куда я — туда и ты. Ты сопровождаешь меня всюду.

— Конечно знаю. Просто стало скучно и захотелось тебя позлить.

— Ну вот, я к тебе со всей душой… а ты опять меня дразнишь.

— Что поделать? Никто меня больше не слышит. И не видит. Я бы с радостью дразнила Селестию, если бы могла.

Вот это и не дает мне покоя. Кто она все-таки такая? Магический дух, поселившийся в моей голове? Галлюцинация? Очень правдоподобная, стоит заметить. И комментарий колкий отпустит, и поспорить любит, и постоянно вытворяет что-нибудь, и вообще ведет себя как настоящая. (Не то чтобы я разбиралась в галлюцинациях и в том, насколько им положено быть правдоподобными.) А может, она вообще что-то иное, о чем ни я, ни она понятия не имеем?

В общем, об ее сущности я почти ничего не знала. Впервые она появилась еще давным-давно, до изгнания, и пыталась хоть как-то скрасить мое одиночество. Когда мне все окончательно надоело, и я перешла к действиям, она куда-то неожиданно исчезла, а сейчас, вскоре после моего освобождения, вернулась снова. Вот и думай, что это все значит.

— Найтмер, а где ты пропадала столько времени?

— Ты задаешь вопрос самой себе.

— И говорю сама с собой уже добрых пять минут, если на то пошло. Да, я прекрасно отдаю себе отчет, — я дожевала первый сэндвич и принялась за второй. — Так все-таки?

— Я к тому, что знаю ровно столько же, сколько и ты, — развела она копытами.

— Ну а вдруг у тебя от меня какие-то секреты.

— Ах, как ты могла подумать обо мне такое? — изобразила Найтмер притворную обиду. — Отродясь не было. А на твой вопрос отвечу так: никуда я не пропадала. Мы просто стали как бы одним целым. А сейчас опять разъединены. Вот и все.

Очень странное объяснение, но, тем не менее, оно довольно точно описывает, что с нами произошло. Поначалу я противилась Найтмер, ее словам, мыслям и планам. Но в какой-то момент я дала слабину, и ее устремления стали моими. Тогда-то мы и стали одним целым, как она говорит. Сейчас же у нас снова диссонанс. Простая ли она галлюцинация после такого? Вот не знаю…

— Галлюцинация, дух — право, какое это имеет значение? — спросила Найтмер.

— Ну, не думаю, что первостепенное, но мне банально любопытно. А тебе нет?

— Видишь ли, это последнее, что меня волнует. Мне бы трон… Да Селестию зашвырнуть куда-нибудь подальше, желательно за границу видимой Вселенной. Но главная здесь ты, так что мне остается только мечтать. Эх, а мы ведь были так близки… А потом ты купилась на сладкие речи.

О, она никогда мне этого не простит и еще не раз напомнит об «упущенной возможности».

— Не понимаю тебя, Найтмер. Разве ты не рада, что я больше не одинока?

— Я бы искренне радовалась, если бы только новые друзья и примирение с сестрой не были ложью, в которую ты, глупая, так легко поверила. Селестия, наверно, тихонько смеется и думает, какая наивная и доверчивая у нее сестра и как легко ею помыкать. Вся эта ложь направлена на то, чтобы сдержать тебя. Сделать покорной. Дабы ты не стала вновь проблемой.

У меня аж холодные мурашки пробежались по спине от ее слов.

— Как можно такое говорить? — искренне поразилась я. — Смотреть на вещи в таком свете… Есть ли предел твоему недоверию?

— Нету. Я ведь темная часть твоей души, забыла? Смотреть на мир в мрачных тонах для меня так же естественно, как для тебя — верить, будто Селестия хоть немного изменилась.

— Давай здесь остановимся. Так и поругаться недолго.

— Да, поругаться с галлюцинацией — звучит странно, а со стороны выглядит, наверно, и того хуже.

Я проглотила второй сэндвич и запила его подостывшим чаем. Ладно, хватит бездельничать. С Найтмер, несмотря на ее характер, болтать интересно, но не болтать же теперь весь день. Схватив поднос телекинезом, я телепортировалась на кухню, чем вызвала там небольшой переполох.

— Эм, привет? — сказала я, оставив поднос рядом с раковиной.

Никто не ответил. Все попрятались по углам, как мышки — по норкам. И только чья-то дрожащая лиловая грива выглядывала из-за белого от муки стола. Обидно, конечно, когда пони реагируют на твое появление таким образом. Не очень-то помогает с адаптацией, знаете ли. Но я все-таки не изнеженная маленькая принцесса, так что у меня всего лишь защипало глаза.

Когда я телепортировалась обратно, тут же объявилась Найтмер:

— Может, ты не пойдешь в библиотеку? — спросила она, а в голосе слышалась мольба.

— Нетушки, Найтмер, меня ждут книги.

— Но ты уже перечитала гору!

— И еще столько же осталось.

— Всегда можно наверстать по ходу дела. — Видя, что я не собираюсь уступать, она сдалась: — А, что я с тобой спорю… — и махнула на меня копытом.

— Чем тебе библиотека вдруг не угодила?

— Не в ней дело, — отвечала Найтмер, испустив короткий вздох. — Ты знаешь, какое злое ныне солнце? Снаружи, наверно, и тенечка нет, чтобы спрятаться.

— Великая и ужасная Королева Ночи боится растаять на солнце.

— Этого все равно никто никогда не узнает.

Продолжение следует...

Комментарии (9)

0

Начало интересное, будем посмотреть.

ze4t
#1
0

Дублёр отзыва с фикбука.

Прочёл хотя жанр повседневность немного смущает. Интересная версия. То есть НМ в мире фанфа не мертва а продолжает жить в разуме синей, но без возможности на него влиять, усиливать магичные способности, и тем более брать полный контроль. Синяя же скорее хорошо относится к Гале (галлюцинации) читая её частью себя, пусть и не лучшей частью. Посмотрим как будет дальше. Поставил скромный лайк.

Т-90А
#2
0

Я так понимаю что в этой вселенной событий первых 2х эпизодов не произошли?
Луна после возвращения с луны просто помирились с сестрой?
В любом случае за этим интересно наблюдать.

Doctor_Den
#3
0

Произошли, но в несколько ином виде. Это не спойлер, если что.

Want
Want
#9
+1

Невесело придётся Луне, сохранившей облик Найтмер Мун... Интересно, что из этого выйдет)
Одна беда: переиначить голос Найтмер в мыслях так, чтобы он не звучал как голос Джонни Сильверхэнда оказалось ой как непросто XD

WerWolf_54
WerWolf_54
#4
0

Джонни Сильверхэнд

Wake the f up, Luna. We have Celestia to banish.
(Чувствую, что где-то пролягался с грамматикой, но я пытался.)

Want
Want
#5
0

Неплохо. Посмотрим во что это выльется.

Gedzerath
Gedzerath
#6
0

Очень давно хотел написать что-то подобное, но я у меня проблема с прописью концовки. Очень надеюсь, что автор этим не болеет, и желаю ему удачи, ибо начало довольно интригующее.

Bulletspiral
#7
0

Спасибо. В свою очередь надеюсь, что мое видение вам покажется достаточно интересным, чтобы дочитать до концовки... о которой пока еще рано задумываться. c:

Want
Want
#8
Авторизуйтесь для отправки комментария.