S03E05

HISHE Мерцание

Твайлайт телепортировалась, так же бездумно, как и всегда. Она просто хотела быстрее добраться до Сахарного Уголка – вечеринка уже начиналась. Телепортация в такой ситуации столь же обыденная вещь, как прыжок через лужу на осенней улице.

Знакомый волшебный свет вспыхнул, и мгновенно Твайлайт попала в волшебное нигде.

Твайлайт неподвижно зависла в воздухе, с изумлением глядя на то, что, как она думала, заклинание никогда прежде не делало. Перед ней возникла её копия, в считанные секунды сформировавшись из ничего. Копия была в точности такой же, как и она, вплоть до мельчайших подробностей, но вместо того, чтобы внимательно рассматривать своего близнеца, она расслабленно парила с закрытыми глазами.

Вздрогнув от ужасной догадки, Твайлайт молниеносно подлетела к своей копии и попыталась её схватить, но затем с изумлением уставилась на её спину: копыта проходили сквозь тело совершенно беспрепятственно.

Пуф, копия исчезла; Твайлайт упала.

Она приземлилась на что-то мягкое, фиолетовое и податливое. Твайлайт испуганно вскрикнула и вернулась в воздух, распахнув крылья.

Складывалось впечатление, что она находилась на крыше округлого здания. Точка её появления располагалась всего в дюжине футов над дощатым полом. По краям здание приподнималось ещё на несколько этажей, образуя деревянный амфитеатр с центром как раз там, где находилась Твайлайт. Непосредственно над зданием висело множество мелких облаков, из тех, что иногда соображают для себя пегасы в безоблачную погоду. Кстати о безоблачности: всё остальное небо было идеально чистым. И белым. Мурашки, активно донимавшие Твайлайт с начала «неудачной» телепортации, утроили усилия. Странно, что телепортация не сработала, что появилась её копия; вообще всё это место было странным. Но небо было страннее всех.

С трудом отвернувшись от безупречной белизны, Твайлайт посмотрела вниз в поисках того, что спасло её от приземления на голые доски.

Её встретил тяжёлый взгляд полноватой невыспавшейся копии. Серый потёртый пиджак делал её неприветливый облик ещё сумрачней. Завершала картину предельно короткая, будто бы военная стрижка гривы и хвоста. Твайлайт обрадовалась, что никогда не училась стрелять лазерами из глаз, и понадеялась, что у пострадавшей багаж знаний не сильно отличается от её собственного. Негодование копии можно было понять, похоже, Твайлайт плюхнулась именно на неё.

Позорно проиграв гляделки, аликорн отвела взгляд немного в сторону на ещё одну копию, чуть стройнее, но тоже не блещущую образцовым телосложением. Судя по мордочке, её жизнь была легче, чем у первой копии, не только в последнюю минуту. Мешки под глазами отсутствовали, а такая же, как и у первой, аскетичная причёска не удержала её от облачения в яркое длинное платье.

Приземлившись, Твайлайт поняла, что обе копии ниже неё на пару дюймов. Ага, а под их одеждой, похоже, не было крыльев. Перед ней стояли единороги.

– Здравствуй, Твайлайт, – поприветствовала её пони в пиджаке, сделав шаг ей навстречу. – Можешь звать меня Выжившая. Потому что я первая, кто тут выжил. И да, твой голос звучит точно так же, как и мой.

Твайлайт, вопросительно приподнявшая копыто, осеклась, так ничего и не сказав – Выжившая предвосхитила её вопрос.

– Меня зовут Вторая, – представилась единорог в платье.

– Ты – в месте, в которое попадает оригинал всего, что ты телепортируешь. Место небольшое, но выбраться из него проблематично, – снова опередила Твайлайт Выжившая. Чувствовалась, что она говорит это далеко не в первый раз, и мысленно находится где-то в другом месте. – Заклинание сняло с тебя копию в начале телепортации, поэтому копия ничего не помнит.

– Постой! – Твайлайт пошире расправила крылья. – В том, что ты говоришь, нет никакого смысла!

– Контраргументы, – монотонно произнесла Выжившая. Догадаться, что это был вопрос, можно было только благодаря контексту беседы.

Твайлайт собралась с мыслями.

– Телепортация так не работает! Для перемещения в пространстве, пусть даже при помощи магического скачка, не требуется создавать новую пони! К тому же, на создание предметов из ничего уходит гораздо больше усилий, чем на телепортацию. Я бы упала без сил, после того, как создала свою копию, а вы обе – вы ведь вообще единороги! Ты ведь в этом «месте» с тех самых пор, как я научилась телепортироваться?

– Почти. Я тут уже одиннадцать лет.

– Но… Я научилась телепортироваться двенадцать лет назад…

Повисла мрачная пауза. Выжившая глубоко вздохнула, а Вторая неловко потёрла одну переднюю ногу о другую. Твайлайт озадаченно опустила глаза. При близком изучении, казалось, будто доски попали сюда прямо с пола её дома в Кантерлоте. Наконец, Выжившая кивнула сама себе и продолжила:

– Ты права. Но давай вернёмся к этому нюансу позже. Касательно твоих аргументов: помнишь парадокс Флеша?

Твайлайт задумчиво прикусила губу.

– Боюсь, что нет.

Единороги удивлённо переглянулись.

– Это что-то новенькое, – пробормотала Вторая.

– А, вспомнила! Кажется, речь там шла о том, что даже самое щедрое теоретическое построение не в состоянии объяснить, почему на телепортацию уходит так много сил?

– Именно, – кивнула Выжившая. – Заклинание классической телепортации, как мы его тут называем, впервые написали тринадцать веков назад, но до сих пор никто не смог внятно объяснить, куда уходит столько усилий. – Она мягко потянула Твайлайт за крыло. Все три пони направились к краю крыши. – Мы смогли. Не то, чтобы это было сложно, в нашем-то положении. Большая часть усилий заклинания действительно уходит на то, чтобы создать копию.

Твайлайт фыркнула.

– Сил, конечно, уходит относительно много, но их хватит разве что, на, скажем, небольшого жука.

– На создание небольшого жука из чистой магии, – подчеркнула Выжившая. – Телепортация не стесняется использовать материю в непомерных количествах.

– Какую материю?

– Воздух, – сухо отметила Выжившая. – Единственное, чего у нас тут в достатке, так это воздуха.

Они наконец-то поднялись к краю здания. Из-за своего телосложения к концу пути единороги вспотели, но когда Твайлайт с любопытством посмотрела вниз, вспотела и она.

– Какая-то несмешная шутка! – раздражённо воскликнула аликорн, поднимаясь в небо.

Здание висело в пустоте. Оно не было невероятно высоким, оно именно висело в пустоте – облака, которым следовало бы в первом случае скрывать землю, внизу отсутствовали, как и практически во всём остальном небе, кроме кусочка над головой. Твайлайт собралась было перелететь за край, чтобы изучить стены и основание здания, но врезалась в невидимую стену. Сползая вниз, она поняла, что край стены упирается в край здания. А небо не было небом – просто стена равномерно светилась и не отбрасывала никаких теней.

– Единороги долго не могли начать телепортироваться, так как любой, пытавшийся это сделать, приходил в пункт назначения в виде буроватого пюре, – мрачно сообщила Выжившая. – (Возможно, ты уже не помнишь подобный исторический мусор, но для нас он очень важен). Так вот, главным новшеством первого рабочего телепортационного заклинания стала гарантия безопасности путешественника. При «прыжке» через дополнительное измерение необходимо сохранить тело в целости. Чтобы пережить включение в игру ещё одного, пятого измерения, заклинание создаёт сферу безопасности, с физическими законами из нашего мира. Троечники-халтурщики создают маленькую сферу, чуть больше себя размером. Ну а параноики, вроде нас с тобой… – Выжившая театрально развела копыта. Впрочем, её жест казался отработанным до автоматизма.

Твайлайт огляделась. С края здания было видно, что облачка наверху образуют закругляющуюся верхушку сферы.

– Но в заклинании есть ошибка, верно? – она постепенно успокаивалась, но её голос ещё дрожал.

– Да это заклинание – одна большая ошибка! – с жаром выпалила Вторая.

– В этом заклинании есть ряд крупных ошибок, – Выжившая вернулась к своему унылому тону. – Похоже, первооткрыватель вообще не понимал, что сделал. Сфера отрабатывает только до половины заклинания – затем она застревает в переходном пятимерном мире. А сам переходный мир выбран крайне неудачно – заклинанию приходится размазывать путешественника по дополнительному измерению, прежде чем отправить его верхушку назад в нужном направлении.

– Чем дальше нужно прыгнуть, тем больше приходится размазывать, – неуместно хихикнув, добавила Вторая.

Твайлайт в шоке опёрлась на белую стену.

– Почему вы просто не телепортировались обратно?

– Мы в мире с иными законами, Твайлайт. Половинка невинного заклинания, выполненная по правилам этого мира, заточила тебя здесь. Ты действительно хочешь проверить, что произойдёт, если попытаться телепортироваться опять?

Твайлайт посмотрела Выжившей в глаза. Они обе знали ответ. Рог аликорна вспыхнул, и она телепортировалась в центр сферы.

– Нет! – яростно выкрикнула она, начав падать, и телепортируясь снова. – Так не должно быть!

Она запустила могучим сгустком плазмы в стену. Вторая ругнулась, и прикрыла магическим силовым щитом Выжившую и деревянный пол. Плазма беспомощно врезалась в стену, не причинив ей никакого вреда.

– Как всегда, – Выжившая кивнула Второй. – В смысле, отличная работа, как и всегда. Спасибо.

Вторая подмигнула Твайлайт, из-за чего последней на мгновение захотелось наколдовать ещё один огненный шар, с прицелом чуть пониже.

– Раз вы так хорошо разобрались в этом заклинании, то почему до сих пор не придумали, как убраться отсюда?!

– Это не так-то просто, как может показаться поначалу, – ответила Выжившая с ещё более кислой миной на мордочке, чем раньше. – Вот подумай сама: что сказала принцесса Селестия в тот день, когда ты впервые телепортировалась?

Твайлайт приземлилась, яростно стегнула хвостом тлеющие доски, но задумалась. – Вроде бы, «потрясающе, Твайлайт. Я начала телепортироваться в этом же возрасте!». Ох, конские яблоки. Если даже принцесса за столько лет…

– Но у нас есть некоторый прогресс, – заметила Вторая.

– Конские яблоки!

– Мы почти пришли к успеху, – гордо добавила Выжившая.

– Конские яблоки!!

– Пять лет назад ты говорила то же самое, – пробурчала Вторая.

– Конские яблоки!!!

– Пять лет назад мы едва сводили концы с концами, – Выжившая грозно нависла над Второй, казалось, плечи её пиджака увеличились втрое. – Уж ты-то должна понимать, что сейчас мы вполне достигли того, что по тогдашним меркам можно было бы назвать «успехом».

– КОНСКИЕ ЯБЛОКИ!!!

– Всё, всё, успокойся! – Вторая начала неумело повторять жест, которому Каденс научила Твайлайт. Вдох – выдох. – Вот так. Спокойствие.

Отдышавшись, Твайлайт присела и попросила пятиминутный перерыв, чтобы привести мысли в порядок. Вторая отлучилась, спустившись по уходящей в недра здания лестнице. Выжившая осталась поблизости.

– Откуда Вторая знает этот жест? – Твайлайт повторила взмах от груди. – Ах, ну конечно. Ниже живёт гораздо больше пони, верно?

– Ниже и выше.

Фоновый шум, не прекращавшийся с телепортации Твайлайт, усилился достаточно, чтобы Твайлайт обратила на него внимание. Казалось, будто бы в облаках достигло апогея какое-то ожесточённое сражение. С неба на крышу медленно опускались голубые перья, а в одном месте по стене даже потекла кровь.

– Что происходит? – встревожилась Твайлайт.

– Ты сегодня – главное событие. Я разгоняю народ с крыши во время телепортации, чтобы нормально вести первый разговор и не шокировать лишний раз новичка, то есть тебя. Но всем интересно, как ты себя поведёшь. И у Рэйнбоу Дэш (у всех Рэйнбоу Дэш) в плане удовлетворения своего любопытства есть преимущество. Но их много, так что они всё равно дерутся за лучшие места. Как обычно. Девчата дружные, но ради зрелищ крылья друг дружке готовы отвинтить.

– Конские яблоки! – совесть скрутила Твайлайт в бараний рог. – Рэйнбоу Дэш! Много!

– Не начинай снова.

– Одна из них ранена! Я помогу!

– Стой, – стальным голосом приказала Выжившая. – Практика показала, что немедленное прибытие магической медицинской помощи усугубляет акты насилия при следующей телепортации.

Твайлайт замялась. Она ценила жизнь всех пони, но был приведён веский аргумент.

– Ты кто-то вроде местного лидера?

– Я – местный лидер, – Выжившая гордо тряхнула подбородками. – Это необычное место. Пришлось совершить массу жестоких поступков, чтобы просто продолжить существовать.

Твайлайт хотела сказать «понимаю», но затем решила воздержаться. Выжившая походила на пожилого отставного генерала с несколькими психологическими ранами, которые не стоило бередить.

– Снова привет! – к ним телепортировалась Вторая. – Я прихватила воды. Помогает смягчить стресс.

Твайлайт не понравилась наигранная весёлость Второй, а также то, что она смотрела на простую воду в небольшом деревянном ведёрке, как на дорогущий кофе из кантерлотского дворца. С другой стороны…

– Сначала ведь тут ничего не было, правильно? Откуда тут вода? И доски, и облака? Выжившая, ты не могла бы рассказать историю этого места?

– В этот раз она спросила раньше, чем в прошлый, – заметила Вторая.

– Я объясняю это медленно растущим интересом к археологии, – с видом знатока веско обронила Выжившая. – Ну что ж… Как ты уже подметила, до рокового момента я телепортировалась уже целый год. Так что когда именно я телепортировалась в последний раз… Кстати, ты ведь собиралась на вечеринку? В желудке пусто?

Твайлайт нехотя кивнула.

– Хорошо, так вот, когда я телепортировалась в последний раз, сфера напоминала выгребную яму. Кругом груды мёртвых жеребят. Я отличалась от них лишь тем, что я за час до телепортации выучила заклинание «преврати камень в яблоко». Так что я превратила всё, что было в сфере, в яблоки.

– Разве в сфере не должно было быть несколько живых жеребят?

– Не буду лгать. Я застала несколько живых жеребят. Они обрадовались, увидев, как я обратила их павших предшественниц в яблоки. Но когда яблоки кончились, – Выжившая поморщилась, – в их глазах появился страх. Мы голодали около недели, а затем они попросили, чтобы я научила их своему заклинанию. Я отказалась. Тогда они набросились на меня.

– Но выжила именно ты? – с подозрением уточнила Твайлайт.

– Да. Я была вынуждена превратить всех остальных в яблоки.

– Что?!

– Ценность понячьей жизни в сфере немножко ниже, чем в нашей родной вселенной, Твайлайт, – заявила Выжившая, сурово сверкая глазами. – Твой экземпляр остаётся существовать в мире, где все тебя любят и знают. Тебя же окружают только копии, которые почти ничем от тебя не отличаются. Твои знания не уникальны, твой талант не уникален. От тебя ничего не зависит, кроме твоей судьбы, что не так уж и много, в свете того, что ты оказалась в мире, в котором, по-хорошему, ты вообще не можешь существовать.

– Под «ты», она имеет в виду «я», – поправила Вторая, ухмыляясь. – Она превращала всех пребывающих Твайлайт в яблоки до тех пор, пока к ней не телепортировалась я. Помнишь, в третьем классе мы проходили простейший магический щит?

– В третьем? Разве это было не в четвёртом? Всё-таки тема нетривиальная.

– Я уверена, что в третьем. – Вторая смущённо улыбнулась. – Потому что это был последний класс, в котором я училась.

– Что? Ты прошла только три класса школы для одарённых единорогов?! А ты, – Твайлайт обвиняюще указала на Выжившую, – ещё меньше?!

– Может и так, однако я имею уникальный опыт управления обществом сферы, – резко бросила Выжившая. – Принцесса Селестия тебя такому не учила.

– А ещё она не учила меня убивать других пони! Вторая, почему ты позволила встать во главе сферы пони, которая пыталась тебя убить?

– Она не плохая, – покровительственно проговорила Вторая. Она подошла к Выжившей и безуспешно попыталась приобнять её раздавшееся тело. – Она просто была напугана и очень хотела жить. Когда я телепортировалась в сферу, я защитилась от её заклинания и за пару часов убедила её в том, что новые единороги – это не просто яблоки, это источник новой информации из родного мира.

– Лучше всего этому поспособствовала идея использовать для превращения в яблоки молекулы воздуха, – прокомментировала Выжившая, всё ещё пытающаяся оставаться суровой и жестокой.

– Да, мы прошли необходимые для этого заклинания через пару недель после того, как разобрались с камнями: газ в жидкость, жидкость в камень, камень – в яблоко, или во что-нибудь ещё, – продолжила Вторая, – но вообще-то мой конёк – это магические щиты. Собственно, именно из-за них я сейчас тут. – Она умолкла на секунду, а потом торопливо уточнила: – Не в смысле, потому что благодаря им я выжила, и поэтому тут, а в том смысле, что нужно было уберечь сферу, когда у тебя началась истерика. Хотя, обе интерпретации истинны.

– В сферу начали попадать новые единороги, а вместе с ними – новые заклинания, а с новыми собеседниками и их магическими новшествами жизнь постепенно становилась всё терпимей и терпимей, – Твайлайт предпочитала не смотреть на Выжившую, но слушала внимательно. – Так уж исторически сложилось, что я оказалась во главе. Пришлось справиться с несколькими кризисами. Например, оказалось, что сфера не пропускает твёрдые и жидкие тела, но газы проходят сквозь неё беспрепятственно. Поэтому для очистки сферы нужно либо много магии, либо высокие температуры, но обе схемы непростые, так что на их отработку ушла куча нервов и времени. К слову, для создания чего-либо твёрдого мы используем сейчас схожие методы, но в обратном направлении.

– Связан ли с этим как-то тот факт, что у вас практически нет грив и хвостов? – перебила Твайлайт.

Единороги в очередной раз переглянулись.

– В каком-то смысле, – осторожно ответила Вторая. – Бытует суеверие, что вещи, твёрдые изначально, чем-то лучше, чем вещи, сделанные из воздуха. А потому конский волос очень ценится. Особенно высоко его ценит Рэрити.

– Любопытно, – Твайлайт вздохнула, – а как восприняли свое появление тут мои друзья?

– Поначалу, конечно же, тяжело. Но мы были очень рады новым мордочкам, а потому старались поддержать их изо всех сил, – Вторая успокаивающе улыбнулась.

– Их первое появление было словно глоток свежего воздуха! – подтвердила Выжившая. – Они нам очень помогли, очень! Эплджек помогла создать здание, в котором мы все сейчас живём. Рэйнбоу Дэш помогает держаться в форме в замкнутом помещении.

Твайлайт кашлянула.

– Серьёзно! Ты просто не подозреваешь, какого объёма достигал среднестатистический единорог до первой Дэш! – покрасневшая Выжившая безуспешно попыталась втянуть щёки и живот.

– Пинки и Рэрити способны создать кучу новой информации из ничего, – поспешила сменить тему Вторая. – Пинки обязательно устроят сегодня небольшой приветственный приём, а Рэрити займутся ментальным кунгфу за право сделать тебе гардероб.

– Клянусь Селестией, мириться с грубыми, но простыми драками Рэйнбоу гораздо проще, чем с цивилизованными схватками этих белых шахматисток, – прошипела Выжившая сквозь зубы.

– Согласна, – кивнула Вторая. – Флаттершай лучше всех разбирается в медицине… Её присутствие привносит в сферу уютную домашнюю обстановку… Животных у нас нет, но в коридорах стоит парочка кустов… Хм, короче, Флаттершай приходится, наверное, тяжелее всего. Но эти пони – кремень.

– Даже ЭйДжей ломаются чаще, – согласилась Выжившая.

– Ломаются?

– Ломаются.

Твайлайт попыталась представить сломавшуюся в сфере пони, а потом попыталась забыть то, что представила.

– Так! История! Дальше! – Выжившая забила по доскам копытом. – Как оказалось, до аликорнизации мы лишь влачили жалкое существование. Аликорн творит магию гораздо легче, и мы смогли позволить себе вещи, о которых раньше не могли даже мечтать.

– Ценой за что стала попытка переворота…

– … о которой я не люблю говорить. – Выжившая выдохнула сквозь ноздри поток раскалённого воздуха. – Однако политические последствия от аликорнизации не были исключительно негативными. Думаю, ты понимаешь, что я, да и все мы, корпели над способом вернуться с первого же дня своего появления в сфере. Мы поняли изъян старого заклинания телепортации, и даже разработали новое.

– Правда?!

– Да! – откликнулась Вторая из-за спины Твайлайт. – Потрясающе, правда? – спросила она, со вспышкой снова оказавшись перед ней.

– Вы попали в переплёт, поломали жизнь сотням пони, но всё равно используете тот же механизм?!

– Ты перестанешь волноваться, когда взглянешь на формулы, – заверила её Выжившая. – Никаких парадоксов, это ясное и надёжное заклинание, написанное и перепроверенное Твайлайт Спаркл.

– Единственный негативный эффект Спаркл-телепортации – это уменьшение длины тела на один атом. – Вторая икнула и телепортировалась ещё разок. – Но от этого не может быть никакого вреда.

– А вот и нет! – пылко возразила Твайлайт. Единороги посмотрели на неё с полным непониманием на мордочках. – Ну конечно, – аликорн раздражённо помассировала носик, – я ведь читала ту статью про рак только вчера. В общем, если при этой вашей новой телепортации из тела действительно исчезает целый слой частиц, пусть даже толщиной в один атом, разрушенные молекулы вполне могут высвободить серьёзное количество жёсткого излучения. Стоит обломку молекулы вызвать мутацию – и всё. К тому же, атомы могут исчезнуть вообще непосредственно из ДНК! Риск возникновения рака увеличивается многократно!

– Хм, – Выжившая потёрла подбородок. – Не слишком убедительно. Теоретическую опасность могут представлять разве что молекулы газа в лёгких или кишечнике, – пробубнила она про себя. – Но вещество в этих органах проходит быструю ротацию. К тому же, у нас тут нет солнечной радиации, наверняка это должно как то компенсировать… Да и вообще, иммунитет здорового пони разбирается с очагами рака в среднем два-три раза в день… Ладно! Мы действительно раньше как-то не обращали внимания на этот аспект телепортации. Я наложу временный запрет на любые магические прыжки и организую для изучения комиссию из Флаттершай с тобой во главе. Им как раз опять совершенно нечего делать. – Она бросила взгляд на дотёкшую до здания кровь на стене. – Рэйнбоу Дэш не в счёт.

– Спасибо, – Вторая кивнула Твайлайт и улыбнулась. – Именно из-за таких моментов мы и ценим новичков.

– Пожалуйста. Выжившая, так что ты говорила о политических последствиях аликорнизации?

– Ах да! Так вот. Помимо телепортации внутри сферы мы нашли небольшую лазейку. Каждую новую телепортацию ты не оказываешься в новой сфере. Значит, каждая сфера привязана к своему создателю. Значит, у любого, хоть раз телепортировавшегося единорога есть своя сфера. Теоретически, раз эти сферы находятся в той же вселенной, что и наша, мы могли бы в них попасть. Но на практике мы столкнулись с рядом мелких препятствий, например, нам нужен единорог, привязанный к сфере, чтобы знать, куда мы собираемся попасть. Ещё оказалось, что сфера Рэрити очень далеко от нас (около ста пятидесяти тысяч километров). Но когда мы получили в своё распоряжение магию аликорна, а одна из Рэрити сошла с ума, мы решились использовать её в рискованном эксперименте… И успешно его провели!

– Что вы сделали с Рэрити? Она осталась жива?

– Эм, – Выжившая замялась, – эквестрийский язык плохо подходит для описания того, что именно мы сделали. Я покажу тебе свитки с заклинаниями.

– Она осталась жива? – переспросила Твайлайт.

– Э-э… – Выжившая беспомощно посмотрела на Вторую. Вторая пожала плечами. – Не знаю… Ты пойми, нас слишком много, чтобы я могла за всеми уследить. Надо уточнить у Рэрити, возможно они знают. Только для них это больная тема.

– В любом случае, мы смогли расширить доступный нам мир силой своего разума! – Вторая ободряюще улыбнулась Твайлайт. – Разве это не здорово?

– Конечно, – Твайлайт кивнула и вежливо улыбнулась. – Как-то легче всё переварить, зная, что я могу выбраться из этого места куда-то ещё, пусть даже в другую сферу.

– После того, как мы открыли стабильный портал в сферу Рэрити и все смогли заглянуть туда, пони стали называть меня бессердечной сволочью гораздо реже, – Выжившая горько улыбнулась. – Рэрити телепортируется от случая к случаю, но и её сфера меньше стандартных, рекомендованных в учебнике размеров. Пока мы не пришли туда, место сильно напоминало нашу сферу в первый год её существования. Пони прониклись.

– Бр-р, – Твайлайт поёжилась. – Был ли там кто-нибудь живой?

– Да, мы зовём её Выжившая Рэрити. Это самая счастливая пони в этой вселенной.

Твайлайт оживилась:

– Старлайт! Тут ведь есть Старлайт? Вы уже пытались попасть в её сферу?

– Старлайт с нами не так долго. Сейчас мы готовимся к прыжку в её сферу. Успешная телепортация кого-либо кроме самой Старлайт в новую сферу требует подготовки. Кроме того, существует социальный аспект.

– Вы боитесь, что она организовала у себя тоталитарное сообщество? – Твайлайт впервые рассмеялась.

– Верно, – серьёзным тоном подтвердила Выжившая, – наши Старлайт попробовали построить модель происходящего в привязанной к ним сфере. И судя по всему, такие способные пони, как Старлайт, смогли там выжить, и даже построить сообщество, по своим возможностям сравнимое с нашим. Сфера Старлайт не уступает этой, так что там могут без всяких проблем жить сотни могущественных единорогов с очень специфичным взглядом на мир. Мы всерьёз готовимся к войне.

– Если во время моих визитов в Кристальную Империю Старлайт хоть раз телепортировалась куда-нибудь вместе с Санбёрстом, то…

– Да-да-да, самые свежие Старлайт или кто-нибудь из её новых друзей могли внести нестабильность в её гипотетическое общество, но мы бы предпочли вступить в новую сферу как можно более подготовленными.

– Но Старлайт – не просто ключ к новой сфере, – заметила Вторая. – Она отличный маг. Именно благодаря её магической поддержке все пони могут видеть и слышать наш с тобой разговор!

– Что? Как?

– С помощью магической системы вещания, – объяснила Выжившая. – Я ведь уже упоминала, что ты – событие дня, а может и недели. Все хотят узнать, что ты скажешь или сделаешь. Все жаждут вестей из Эквестрии. Но не у всех есть крылья, чтобы наблюдать за нами сверху.

Твайлайт неловко пошевелила крыльями.

– Думаю, я уже готова увидеть всех. Выжившая, ты не могла бы позвать их?

– Да, но перед этим мне следует вручить тебе это, – единорог протянула аликорну лист ватмана, раскрашенный фломастерами и посыпанный блёстками. – Просто чтобы сэкономить тебе время.

На листе буквами размером с копыто было написано: «МЫ ЗНАЕМ, ЧТО ТЕБЕ ЖАЛЬ, И НЕ ДЕРЖИМ НА ТЕБЯ ЗЛА». Каждая буква была выведена в своём собственном стиле (от строгих прямых линий Эплджек, до изысканных завитушек Рэрити), а под буквами расположились дюжины подписей. Эплджек, Рэйнбоу Дэш, Рэрити, Флаттершай, Пинки Пай, Спайк и Старлайт Глиммер.

– Тут не все, – предупредила Вторая. – Но с той половиной Дэш, что не подписались, лучше вообще не поднимать эту тему в беседе.

– Я совершенно уверена, что я телепортировалась со Старлайт больше одного раза.

– Так и есть. Но подпись поставила пока только одна.

Выжившая вернула себе лист – чтобы однажды показать его следующей телепортировавшейся.

– Итак, дамы, возвращаемся к стандартному режиму! – выкрикнула лидер сферы в пространство.

Мгновенно воздух заполнил гомон. Из лестницы повалили пони: множество Твайлайт и Спайков, заметное количество её друзей, и несколько Старлайт Глиммер. Все носили добротную одежду, явно вышедшую из-под копыт Рэрити. Твайлайт заметила, что большинство её копий всё-таки не страдали полнотой, хотя пони с этим недугом попадались на глаза регулярно.

В небе замелькали голубые пегасы.

Твайлайт поняла, что до этого момента в её голове жил неосознанный страх, что Выжившая и Вторая просто вешают ей лапшу на уши, а как только она отвернётся, огреют её каким-нибудь боевым заклинанием и съедят. Но теперь этот страх прошёл. Однако хоть Твайлайт готовилась к встрече с жертвами своих телепортаций, она всё равно оказалась ошеломлена. Пусть пони и держались на расстоянии, всё их внимание было сосредоточено на Твайлайт. Вскоре на крыше их стало так много, что новоприбывших уже не получалось разобрать за стоящими ближе.

– Как много пони… И все они живут внизу?

– Да. С жильём в последнее время туго, – сообщила Выжившая. – Однако мы всё ещё можем выделять новичкам целые комнаты. Пойдём, я покажу тебе, какая будет твоей.

Они направились вниз по лестнице. Узкие коридоры освещали тусклые магические светильники. Твайлайт видела сквозь открытые двери небольшие комнатки, без окон, но с магическими экранами, транслирующими, что происходит у центра сферы.

– Почему ты занимаешься этим?

– Чем?

– Беседами с новоприбывшими. Там сотни пони, готова поспорить, каждый раз разговор почти не менялся. Не проще ли было бы сделать информационный бюллетень, и вписать в него номер комнаты?

– Хах. Конечно же, проще, но новички быстрее адаптируются, если с ними кто-то занимается лично. К тому же, поговорить с пришельцем из большого мира первой – это серьёзная привилегия.

Они пришли. Комнатка была такой же небольшой, как и те, что Твайлайт видела по пути: стоящий напротив входа пустующий шкаф едва позволял открыть дверь. В углу находилась кровать, а между нею и шкафом втиснули грубый стол с двумя табуретами. Мебель была создана из тех же досок, что и всё вокруг, но почти каждую горизонтальную поверхность покрывала кружевная салфетка. Вторая водрузила на стол своё ведро с водой и присела на кровать, в то время как Твайлайт и Выжившая заняли табуреты.

– Уборные располагаются в конце коридора. Когда мы закончим, Вторая научит тебя создавать себе еду и воду. Если предпочтёшь яблочную диету, то я настоятельно рекомендую поговорить с живущей тут неподалёку Эплджек: она с удовольствием познакомит тебя со всевозможными яблочными рецептами. Первые сутки рядом с тобой побудет Флаттершай, просто на всякий случай. Она подойдёт с минуты на минуту.

– Хорошо. А чем тут занимается большинство пони? Какая работа предстоит мне? – поинтересовалась Твайлайт, отхлебнув воды.

– Что ж, ты вольна выбирать. Прежде всего, у нас всегда открыты вакансии на кое-какие служебные посты: например, хоть заклинания уборки более-менее справляются, но аликорн, работающий уборщиком полный рабочий день, избавил бы нас от множества проблем.

– Я могу заняться совершенствованием магической системы…

– … нет-нет-нет, нам нужен именно уборщик. Не всё можно сделать при помощи чистой магии.

– Нет, ВСЁ можно сделать при помощи чистой магии, и очень быстро.

Выжившая и Вторая синхронно вздохнули.

– Далее у нас есть проект «Назад в Эквестрию», – продолжила Выжившая, не став зацикливаться на гиблой теме, – исторически, это основное занятие Твайлайт. По сути, мы уже пришли к успеху…

– Ха-ха, – откликнулась Вторая.

– … и занимаемся проверкой гипотез.

Ушки Твайлайт встали торчком.

– Что? Так вы всё-таки нашли способ выбраться отсюда? В смысле, в Эквестрию?

– О, целую кучу. И всё время находим новые. Но их нужно проверять. Новый теоретик не помешает, однако также нам требуются и добровольцы. Для испытания экспериментальных телепортационных заклинаний.

– А куда добровольцы попадают после телепортации?

– Ну, теоретически – в Эквестрию. Но практический результат пока заставляет сомневаться в успешном завершении пробных прыжков. Ни один доброволец так и не вернулся, а в центре сферы продолжают появляться всё новые и новые Твайлайт.

– Понятно. Какие ещё проекты сейчас активны?

– Сейчас самым популярным и перспективным направлением является мир Старлайт Глиммер. Две трети Твайлайт так или иначе вовлечены в подготовку к открытию портала.

– Любопытно. Я могу подумать, прежде чем определится с выбором?

– Разумеется. К тому же, я бы хотела, чтобы сначала ты разобралась с поднятой тобой проблемой радиационной опасности при совершении прыжков внутри сферы.

– Угу.

В дверь робко постучались. Твайлайт выглянула в коридор и столкнулась с ещё одним аликорном. Даже в тусклом свете едва тлеющих магических светильников было видно, что аликорн совсем недавно плакала. Следом за ней прошла Флаттершай. В комнатке стало тесновато.

– Прошу прощения, – сказала новая аликорн, высморкавшись в салфетку со стола. – Я тут недавно и расчувствовалась, когда увидела, как ты появилась в центре сферы.

– Твайлайт, это Февсемь, – представила аликорна Выжившая. – Она была новенькой до сегодняшнего дня.

– Почему её зовут Февсемь?

– Ну, такая у нас система имён, – пояснила Вторая. – «Выжившая» или «Вторая» – всего лишь прозвища-исключения. А обычно мы составляем пони имена опираясь на время, в которое они делали свою последнюю телепортацию. Эта Твайлайт – единственная, телепортировавшаяся в феврале тысяча седьмого года, так что её имя – Февсемь. А ты – первая, кто телепортировался в марте, так что ты – Марсемь.

Твайлайт-Марсемь пожала крыльями.

– Ладно, Марсемь – так Марсемь. Логичная система.

– У остальных пони имена длиннее, Флаттершай, какое твоё полное имя?

– М-м, Флаттершай Авчетыре-третья. Ты телепортировала меня в августе четвёртого года пять раз, и я была третьей.

– Прост…

– … я уже простила! Выжившая ведь показывала тебе наше Прощение?

– Угу.

– Это хорошо.

– Февсемь? – позвала Выжившая.

– Да! – Февсемь встрепенулась. – Я тут для того, чтобы напомнить тебе, в какой именно момент ты телепортировалась в предпоследний раз. Сейчас мы начнём запись, ты не могла бы как можно подробнее рассказать о том, что ты с тех пор делала, и что происходило в Эквестрии?

Весь мир сотряс хлопок.

– Упс! Сегодня что-то кучно! – Выжившая резко вскочила из-за стола. – Вынуждены вас покинуть. Пожалуйста, не поднимайтесь на крышу, пока я не сообщу, что можно!

Выжившая и Вторая исчезли во вспышке телепортации. Над столом сформировался светящийся магией квадрат, на котором можно было разобрать двух аликорнов в праздничных колпаках. Одна спала, и на её мордочке нельзя было разобрать ничего, кроме младенческой неосведомлённости. Вторая удивлённо озиралась.

Твайлайт Спаркл возвращалась с вечеринки.

Комментарии (6)

0

Жуть жуткая.

Darkwing Pon #1
+2

А это довольно интересно. Я бы с радостью узнал, что будет дальше.

blue_fox #2
+1

Мдя, не знаю почему, но этот лагерь Дружбы навел на меня больше ужаса, чем оригинал... А вообще, хороший рассказ!

leon0747 #3
+1

Спасибо! Думаю, дело в объёме. Тут у читателя есть больше времени, чтобы проникнуться. Вдобавок, негатив всегда ощущается сильнее, когда к нему примешано какое-то количество позитива.

Watergrass #4
+1

Ещё как один из факторов подобного эффекта — в оригинале в жесть ткнули носом сразу, а у современного взрослого человека от подобного мозг сразу в защиту уходит, не даёт проникнутся ужасом. Как пример — лично я от кино-слэшеров вроде "Пилы" и Пункта назначения" только смеюсь, если уж угораздило посмотреть. И вовсе не потому, что я — какой нибудь там психопат-социопат. А тут вроде ничего такого и нет почти (ну, кроме жутких гастрономических приключений Выжившей), но меня до последнего не отпускала мысль, что новую Тваечку сожрут (к концу рассказа — как потенциально опасную "старейшинам"). Так что дополнительный плюс автору за то, что смог избежать подобных очевидных сценариев (или обыграть их), но сохранить напряжение.

leon0747 #5
+1

Согласен насчёт тыканья носом сразу. Хороший ужастик должен плотно работать с психикой человека, а не просто запугивать его горой мёртвых пони или внезапно выпрыгивающими монстрами.

За дополнительный плюс спасибо, однако не считаю его заслуженным. Я не ставил своей целью держать читателя в напряжении и уж тем более у меня не возникало соблазна после нагнетания напряжения пугать читателя жутким поворотом сюжета, вроде набрасывающихся со спины каннибалов. Это в самом деле всего лишь зарисовка почти без сюжета, главная задача которой – положив в основу идею из оригинала нарисовать работающий мир, где Твайлайт ведёт себя не как безымянная жертва, а именно как Твайлайт, у которой, кроме прочего, за спиной солидный набор заклинаний. Так что опасения Твайлайт до появления остальных пони продиктованы характерной для неё паранойей осторожностью. Жутковатость рассказа – лишь случайный побочный эффект. Хотя я доволен, что так вышло.

Watergrass #6
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...