Незваная вечеринка

У Пинки проблема. Что ещё хуже, у проблемы - Пинки...

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Другие пони Дискорд

Другой я

Кто я? Лишь копия? И зачем я сделал это? Или я - это я? Но как узнать?..

Зекора Дерпи Хувз ОС - пони Бэрри Пунш

А что значит дружба?

Рассуждение на тему дружбы в нашем мире, во всех мирах.

Принцесса Селестия Человеки

Записки орка-лазутчика

Из-за неправильно сработавшего заклинания орк-лазутчик из Ангмара по имени Трат попадает в Эквестрию. И не просто попадает, а лишается заодно своего любимого тела, приобретя взамен тело пони. Сумеет ли он вернуться обратно или его ждет вечное пребывание в этом ужасном (для него) месте?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Гайд для новичка

Журналист берёт интервью у известного художника.

Другие пони Чейнджлинги

Нортляндские записи.

Нортляндия - далекий край, где до сих пор бытуют свои верования. Там совсем другие законы и другие жители. Никогда не лезьте со своим уставом в чужой монастырь!<br/>Мистер Нотсон, преподаватель этнографии Мэйнхеттенского университета, в своей жизни не спас даже котенка с дерева. В его защиту, стоит сказать, что за тот же срок - в силу своей миролюбивости, - даже мухи не обидел. Но так повернулась Фортуна, что теперь преподавателю этнографии придёться отправиться в долгое и опасное путешествие. Отчасти, профессиональное, но только отчасти…<br/>Где-то там, на просторах Нортляндии, пропал солдат. И всё было бы буднично, но пропавший… не пони, и не совсем солдат.<br/>Офицер Экспедиционного корпуса в Нортляндии, некто Макс. Существо, которое разыскивают по всей Эквестрии. Пропавший без вести после городских боёв в Отголоске. Тот, кто должен получить письмо, которое, теоретически, изменит его жизнь…

Другие пони Человеки

Вкус лайма

Вечер пятницы. Лаймстоун Пай отправляется в Роквилль — небольшой городок неподалёку от фермы, по делам, и развлечься. Что же, на этот раз, может пойти не так?

Другие пони Лаймстоун Пай

Охота за Сокровищами

Очередная стычка в очередных руинах за очередной артефакт. Только Ауизота не знает, какими необычными свойствами этот артефакт обладает, и не догадывается что помочь справиться с его воздействием сможет только её заклятый враг, Дэринг Ду. (Присутствуют 20 NSFW иллюстраций) (Правило 63)

Другие пони Дэринг Ду

Fallout Equestria: Фильмография Пустоши

История одной поникапи, которая стала режиссёром, и её сестрёнки, которая превозмогла. История их пути к успеху и того, чем это обернулось для никому не нужных рейдерских королевств.

ОС - пони

Все цвета жизни

Мир Гигаполисов. Почему-то никто никогда не говорит, что происходит после того, как герои «победили». Искусственные существа получили свободу, ход истории изменился, но все ли зажили после этого долго и счастливо? Перед нами – продолжение истории «Солнце в рюкзаке» и «Пробуждение», через некоторое время после событий романа «Сломанная Игрушка». Герои столкнулись с извечным вопросом после того, как отгремели победные салюты и вроде как все закончилось… А что дальше?

Рэйнбоу Дэш Диамонд Тиара ОС - пони Человеки Сансет Шиммер

Автор рисунка: Noben

Fallout Equestria: Синяя молния

Глава 8. Гроза

— Я… я не хоте-е-л! Они з-за-заста-а-а-а-вили меня это сде-е-елать! Я н-н-не хотел д-делать ей бо-о-ольно!

Fallout: Equestria, гл. 38

Над Пустошью собирался дождь.

Тёмно-серые тучи, более плотные, чем обычно, выпятили животы, готовые прорваться потоком влаги. В воздухе пахло дымом и свежестью; если принюхаться, то можно было уловить слабую нотку озона. Урчащие вдалеке раскаты возвещали о скором приходе бури.

По безжизненной равнине брела одинокая синяя кобыла в заляпанной кровью броне, обвешанная оружием. Её переднее левое плечо было замотано бурыми от засохшей крови бинтами, и на эту ногу она слегка прихрамывала. Но глаза её горели решимостью пройти маршрут до конца и выполнить данное самой себе обещание.

«Если только этот ублюдок там, – думала Космик – всё равно на ходу заниматься было больше нечем. – Тогда не придётся бегать за ним по всей, мать его, Эквестрии. Но он мог всем растрепать свою версию того, как всё было, и получится: моё слово против его. Но на моей стороне правда, в то время как он – грязный лжец, вор да ещё и убийца. Он должен за всё ответить.

Если же Метал Доуна там нет, то в чём-то это может быть лучше: по крайней мере, мне проще будет убедить в своей правоте жителей города. Остаться, правда, там надолго я не смогу. Крышек не хватит ни на ночлег, ни даже с горя вусмерть напиться. Но в то же время… ох блин! – Синюю земнопони бросило в пот, и она на секунду застыла на месте. – Он мог отправиться и в Республику! Что делать, что делать, что делать?..»

С досады она взрыхлила землю копытом.

В отдалении уже виднелись железнодорожные пути и раскинувшаяся вокруг них Новая Эпплуза. Город казался особо неприветливым в серых тонах непогоды. По земле мягко застучали первые капли дождя; стремительно приближались раскаты грома. Налетевший прохладный ветер лохматил гриву Космик, бил в лицо, словно бы заставляя кобылу повернуть назад, отступиться от своих поисков.

Дискорда с два, решила она и продолжила путь, до конца которого оставалось уже совсем немного.

Было поздно что-то менять. Можно было лишь идти дальше.


Часовые на стене перестали ходить туда-сюда, завидев её, и теперь стояли, нацелив вперёд оружие. Космик узнала их: Айвори и ещё один, которые встретили отряд в прошлое посещение города.

До ворот из сваренных стальных листов было метров сто, когда тихий шум начинающегося дождя был разорван грохотом выстрела из дробовика. У ног кобылы взметнулся фонтанчик мокрой земли; она тут же отступила на шаг и вгляделась в пони, наставивших на неё огнестрел.

В неё стреляли. Как будто она была рейдером, раковой опухолью Пустоши. Те же самые пони, которые несколько дней назад без долгих разговоров пустили её вместе с товарищами внутрь.

Внутри у Космик точно что-то оборвалось. Нет, это всё-таки случилось…

Но отступать было уже поздно.

– Вы что творите?! – крикнула она, перекрывая ветер. – Айвори, я к тебе обращаюсь! Дайте мне войти! Мне нужно поговорить с шерифом, это важно!..

– Ты объявлена вне закона за расстрел своего отряда! – В землю воткнулась пуля теперь уже из снайперки. Гораздо ближе, едва не оцарапав копыто. – Уходи, или мы откроем огонь на поражение! Распоряжение шерифа Рейлрайта!..

– Он не мог…

«Тьфу ты, конечно же мог: он власть здесь!»

Космик решила сменить тактику.

– Это ему Метал Доун в уши напел, да?! Он лжёт! Это он их всех уби…

Пуля просвистела у самого уха, чуть не заставив кобылу прикусить от неожиданности язык.

– Больше предупреждать не буду! – Айвори приходилось перекрикивать гром. Дождь уже лил с неба плотными струями, вымачивая всех до нитки. – Следующая пуля в голову! Проваливай!

– Да пофиг, стреляй! – Космик шагнула вперёд. – Только помни: убив меня, ты оставляешь настоящего преступника живым и на свободе внутри стен вашего города! А мне терять нечего! Никого уже не осталось! Так что стреляй, я даже рада буду! Ну, что стоишь, а?

Она ждала выстрела. Ждала, что пони-снайпер останется верным приказу и нажмёт на спуск, прервав её страдания от потерь, свалившихся на неё тяжёлым, почти неподъёмным грузом. Ждала избавления от этой боли, которая из раненого плеча била прямо в не прикрытую бронёй душу.

Но выстрела не последовало.

– Бросай оружие! – раздался вместо этого крик пони с дробовиком. – Всё оружие!

В небе сверкнула молния.

Штурмовой карабин и два пистолета-пулемёта упали в грязь. Чужой телекинез подхватил их и отнёс прочь.

Двери города начали открываться.


– Ты!

Космик встала как вкопанная на пороге обшарпанного вагончика, указав копытом на того, кто находился внутри.

Метал Доун поднял взгляд. На столе рядом с ним стояла полупустая бутылка яблочного виски. Ещё несколько валялось на полу.

Глаза жеребца расширились, когда он увидел Космик; казалось, он в один миг протрезвел. Неуклюже взмахнув передними ногами, он свалился с табуретки и попытался было отбежать в сторону, но синяя земнопони налетела на него и принялась остервенело молотить его копытами по морде. Тот вяло закрывался, но без особого успеха.

– Ты… ублюдок… понимаешь хоть… что натворил?! – кричала на него кобыла, продолжая бить изо всех сил. Лицо Метал Доуна было уже почти полностью в крови. – Ты… убил… наших товарищей! Без нашего отряда… Республика… осталась почти… без защиты! А ты тут… пробухиваешь… отнятые… у них… крышки!..

– Довольно!!! – проревел шериф Рейлрайт за спиной у Космик.

Бахнул выстрел, чуть не оглушивший обоих дравшихся. Одновременно вздрогнув, они застыли в том положении, в котором были, и обернулись.

Рейлрайт, серый пони с угольно-чёрной гривой, выплюнул револьвер – знакомый Космик револьвер калибра 44! – и строго посмотрел на двух сцепившихся наёмников.

– Так-так… – заговорил он, переводя взгляд с одного из них на другого и обратно. – Стало быть, каждый из вас утверждает, что убийца – другой, а сам он всего лишь жертва…

– Он ранил меня в плечо! – выкрикнула Космик и, отсев в сторону, вновь показала на лежащего Метал Доуна.

– У меня тоже кусок мяса из ноги вырван! – Тот поднял замотанную бинтами (гораздо более чистыми, чем у кобылы) заднюю левую ногу.

– Да ты сам себя и подстрелил, чтобы отвести подозрения!..

– А ну заткнулись быстро!!!

Это возымело эффект. «Ну хотя бы стрелять в потолок снова не стал, а то бы мы точно оглохли», – подумала Космик.

– Что ж, раз очную ставку нормально провести вы не даёте… – Голос шерифа был тихим, низким и зловещим. – …значит, мне придётся прибегнуть к другим методам. Например… к одновременному допросу. – Его глаза сузились. – Для начала.


…Метал Доун лежал на полу, придавленный за шею копытом Рейлрайта. Задняя левая нога шерифа стояла у допрашиваемого на причинном месте, и время от времени Рейлрайт усиливал нажим, чтобы придать веса своим вопросам.

Космик сидела рядом и слушала. Ей не было жалко бывшего товарища. Застилающая глаза ярость тоже ушла – вместо неё в душе кобылы горела холодным синим пламенем расчётливая, осознанная ненависть.

И земнопони хотела узнать, что же на самом деле сподвигло жеребца на преступление. Вряд ли одни только крышки. Было что-то ещё, гораздо более важное. Иначе бы тогда тот не распинался так, стоя над раненой Космик.

Снаружи лил дождь, создавая атмосферный фон происходящему действу. Удары грома то и дело заставляли ёжиться, нагоняя ощущение лёгкого страха, который соединялся с тщательно скрываемым мандражом в душе у кобылы. Ей было… неуютно здесь находиться. Но и уйти она не могла. Не имела права.

Пока не узнает всё от начала и до конца.

Она хотела знать, из-за чего погибли её бойцы и чуть не застрелилась от горя она сама. Возможно, это придаст её жизни новый смысл… после того как она поможет Сонику и Тейлзу и те вернутся в свой мир.

Чтобы она не повторила свою ошибку.

– …Кто заказал тебе их отряд?

Рейлрайт надавил сильнее – как на шею, так и кое-куда пониже. По вагончику разнёсся протяжный стон боли с примесью хрипа.

Не потребовалось много времени для того, чтобы Метал Доун «поплыл», в то время как Космик отвечала на вопросы чётко, говоря ту правду, которая была ей известна. Самым трудным было обойти момент с существованием Соника и колец; но эта часть истории интересовала шерифа меньше всего, так что особых проблем не возникло.

Копыто на шее Метал Доуна чуть расслабилось.

– Я не знаю его имени! – взвыл светло-коричневый земнопони, пытаясь продышаться в перерывах между фразами. – Он… в плаще с капюшоном ходит… тёмном… Сидел в «Шлагбауме» в дальнем углу… предложил… подзаработать… Я согласился…

– Почему? – Нажим вновь усилился. – Только из-за крышек?

– Меня заставили!!! – выкрикнул Метал Доун и забился на полу в рыданиях, размазывая по лицу кровь и слёзы. – Я не успел… ничего… сообразить, как… он воткнул мне что-то в ногу!.. Это был шприц с чем-то… Он сказал, что это яд и у меня есть три дня, чтобы… выполнить то, что он скажет…

– Но ведь ему были нужны не мы, так? – холодно вставила Космик. – А некий тубус, который вёз с собой Монтеррей Джек. Верно?

– Что за тубус? – повернулся к ней Рейлрайт.

Космик объяснила.

– Значит, целью был торговец, а вы – лишь сопутствующий ущерб… – пробормотал шериф и так сильно наступил Метал Доуну на его достоинство, что тот заорал от невыносимой боли… пока копыто на его горле не превратило вопль в хрипение. – Как тебе удалось застрелить четверых из своего отряда?

– Ночь… я решил воспользоваться темнотой… Мне дали… зебринский плащ-невидимку… Я должен был действовать быстро, чтобы… пегасы со своими ПипБаками, где они могли видеть мою метку, не смогли… вовремя отреагировать… Я дождался подходящего момента… накинул плащ… дальше вы знаете, что случилось… Я не смог застрелить её, потому что…

«Только не говори про Соника!» – взмолилась мысленно Космик. Она до сих пор считала, что лучше бы в Новой Эпплузе не знали об этом новом временном обитателе Пустоши.

Впрочем, Метал Доун и сам был не рад вмешивать синего ежа в свою историю. Не хотел себя ещё глубже закапывать.

– …потому что как раз подошли работорговцы, которых навёл туда этот… Они должны были забрать единорога, и никто бы его никогда больше не увидел… Я забрал тубус и убежал. Им не следовало знать обо мне.

– Ты знаешь, что было внутри? – задал новый вопрос Рейлрайт.

– Да. – Метал Доун облизнул губы с запёкшейся на них кровью. – Какие-то чертежи… если честно, я в них ни фига не понял. У меня оставалось два дня, и я решил просто отнести груз тому пони в плаще, чтоб он дал мне остаток крышек… и противоядие…

– И? – слегка наклонил голову шериф. – Значит, твои раны, якобы полученные в том бою, и в самом деле инсценировка?

Метал Доун закрыл глаза. Даже несмотря на передышку в применении «особых методов», видно было, что ему трудно говорить об этом. О своём обмане, который так или иначе выплыл наружу.

– Перед тем как попасть в город, я… – его перекосило, – выстрелил себе в ногу… добавил ещё несколько царапин и обмотался бинтами. Хотел создать впечатление чудом выжившего… – Он криво ухмыльнулся. – Ну и создал. Мне все поверили – даже ты, шериф. Даже ты…

– Ты встречался с тем торговцем после возвращения? – Нажим снова усилился.

– А-а-а… х-х… хр-р… не так сильно… – Метал Доун выпучил глаза от боли. Космик подумала, что после завершения всей этой истории его хозяйство уже вряд ли будет функционировать должным образом. – Да… да, да! Поздним вечером… о-ох… когда ты оставил меня здесь… я надел плащ и проскользнул незамеченным мимо охраны у входа. Мы встретились за «Шлагбаумом»… точнее, не так… – Он тяжело задышал, вспоминая, видимо, очередной неприятный для себя момент. – Он появился неожиданно, из темноты… Я ничего не успел сделать, как он мне снова что-то вколол. Тело перестало меня слушаться, и я оказался на земле. Он наклонился ко мне, забрал тубус… и сказал, что яд был ненастоящим!!!

Метал Доуна прорвало.

– Его яд… был… грёбаной фальшивкой! Чтобы заставить меня… сделать… то, что ему было нужно!!! Этот мудак даже поблагодарил меня за работу… – Он снова стал успокаиваться. – Я отключился, а когда очнулся, то обнаружил рядом с собой мешок, полный крышек. Он даже зебринский плащ у меня не забрал – настолько, видно, ему было плевать на меня после того, как я выполнил задание… Была ещё ночь, и я легко смог незамеченным вернуться в вагончик.

С тех пор, – жеребец повернулся к Космик, – я сижу здесь и жду. Жду, пока он вернётся. Чтобы убить. Чтобы заставить его ответить за то, как он меня использовал! Всё, что случилось, – это его вина! Не моя!.. А-ахр…

– Да ну? – поднял бровь Рейлрайт, продолжая испытывать на прочность тело допрашиваемого. – Ты согласился – и этого было достаточно. Ты стрелял – и это в итоге тебя погубило. Так что не радуйся. Ты ответишь по всей строгости закона Новой Эпплузы.

Шериф посмотрел на Космик.

– Я бы мог, конечно, выдать его Республике и предоставить вам с ним разбираться, но, думаю, эта головная боль ни вам, ни мне не нужна. А к тому же, – он наклонился к Метал Доуну, – этот кусок дерьма может сбежать по дороге.

Выпрямившись, Рейлрайт поднял голову. Его глаза были наполнены решимостью.

– Поэтому мы решим вопрос сами. Здесь и сейчас.

Он свистнул, и в вагончик заглянул один из охранников, дежуривших снаружи.

– Позови Подъёмника и Эппл Виски, – распорядился Рейлрайт. – Скажи, что это важно и срочно. Эх, – покачал он головой, когда пони в дождевике кивнул и умчался, – был бы здесь ещё и Каламити…

– Каламити? – переспросила Космик, вспомнив знакомого ржаво-коричневого рыжегривого пегаса. – А где он, кстати?

– Вместе с Литлпип отправился к заброшенному Стойлу неподалёку отсюда. – В ответ на непонимающий взгляд кобылы он объяснил: – Литлпип – это единорожка из Стойла. Не этого, а другого, которое у Понивилля. Каламити её на днях подстрелил, приняв за рейдера. Несмотря на это, они смогли подружиться.

«Рейдер, – подумала Космик, глянув на скорчившегося на полу Метал Доуна. – Он поступил той ночью как долбаный рейдер. По сути, мы, наёмники, отличаемся от них лишь тем, что требуем крышечки за то, что делаем».

Вдруг она вспомнила слова Монтеррея Джека, сказанные ей после его побега от работорговцев:

«Они все мертвы. Мне помогли, а я… Твою мать, я только что пытался ограбить единорожку, которая буквально пару часов назад вышла из Стойла…»

Неужели это была она? Впервые в жизни столкнувшись с мерзостью Пустоши, обитательница Стойла, тем на менее, не растерялась и помогла незнакомому пони, попавшему в беду вместе с ней.

А тот в ответ её предал.

«Все мы в глубине души немного рейдеры, – подумала кобыла, наблюдая за Метал Доуном, который сжался в комок и тяжело дышал, в страхе ожидая решения своей судьбы. – В каждом из нас сидит этот вирус. Отличия лишь в том, кто может ему сопротивляться».

Внезапно Метал Доун взревел и вскочил на ноги. Космик не успела ничего сообразить, как он оттолкнулся от пола и бросился на Рейлрайта!

Кобыла сорвалась с места, чтобы помочь шерифу…

Бахнул выстрел, заставив её затормозить, а второго охранника, наоборот, ворваться внутрь.

Рейлрайт спихнул с себя тело Метал Доуна, под которым начала расползаться лужица крови, и поднялся с пола, с неудовольствием оглядывая заляпанную красным одежду. Под ногами у шерифа лежал револьвер, обращённый в итоге против своего прежнего хозяина.

– Ну вот и решили вопрос, называется… – буркнул Рейлрайт, копытом смахивая с себя кровь, не успевшую засохнуть, и повернулся к охраннику, который с обалдевшим видом уставился на дикую мизансцену: – Позаботься о том, чтобы убрали тело. Но незаметно. Ни к чему плодить всякие слухи.

И обратился уже к Космик:

– Останешься на ночь? С тебя, если что, сняты все обвинения. Я приношу свои извинения за то, что так получилось. Пока ты не пришла, у меня не было… возможности детально во всём разобраться. – Он посмотрел на труп, который сейчас утаскивал охранник. – Все его крышки теперь твои. Можешь оплатить ужин и ночлег в «Шлагбауме», если захочешь.

Космик молча кивнула. Адреналин схлынул, и теперь ей больше всего на свете хотелось спать, перед этим закинувшись каким-нибудь обезболивающим, а то плечо вновь напомнило о себе тянущей болью. А поесть можно будет и утром.

На сегодня впечатлений было более чем достаточно.


Размеренный гул бара заливал уши, притупляя внимание. Ни о чём не хотелось думать, ни на чём не выходило сосредоточиться.

Космик Вэйлор сидела и глушила виски.

Крышек у неё теперь было вдоволь: по решению Рейлрайта, с которым согласились барпони и местный телекинетик, ей отошло всё имущество Метал Доуна, в том числе револьверы (правда, шериф обещал, что ей отдадут оружие, только когда она будет уходить) и зебринский плащ. Космик не знала, будет ли его использовать: боль от воспоминаний начинала рвать душу при первом взгляде на просторный балахон из полупрозрачной ткани с маленьким красным кристаллом на застёжке.

Здесь её больше ничего не держало. Преступление, возмездия за которое она жаждала, ушло в прошлое вместе с пони, его совершившим; теперь ничто не стояло на пути у Космик перед возвращением в Республику. Тем более что новых контрактов предлагать не спешили: свою репутацию как наёмника синяя земнопони основательно подпортила.

Но если она сразу отправится домой, то Соник и Тейлз останутся один на один с Пустошью. Дискорд задери, у них даже оружия не было! Она пыталась перед уходом всучить им Найджа или Дэна, но ёж ни в какую не соглашался. «Это не наш путь, – настаивал он. – Здесь, к тому же, всё равно ничего нет, так что рейдеры должны обходить стороной это место. А если и придут, то…»

«…то ты, скорее всего, сдохнешь», – мрачно подумала тогда Космик.

Нет, всё-таки она не могла им позволить сгинуть за просто так. Миссия этих двоих была для них по-своему важна – так же как и для неё было добиться справедливости.

Да и вряд ли её встретят дома с распростёртыми объятиями. Отряд, как-никак, она потеряла; а население в городке, как верно отметил Метал Доун, начиная агрессивно к ней клеиться, и правда не очень-то большое. После такого провала ей светит разве что охранять стену, не более. Половина крышек так или иначе отойдёт в казну – под копыто Сильвер Стару. А вскоре Космик могут свести с кем-нибудь, чтобы она наконец перестала дурью маяться и занялась тем, чем должна: давать городу новое потомство.

И вырваться за пределы стен больше уже не получится. Разве что сбежать насовсем, как Лайфблум. Но это будет ещё хуже, потому что сердце всё равно станет болеть по дому.

И поэтому дом подождёт ещё немного.

Она уже собралась было подозвать Эппл Виски и заказать очередную порцию, как вдруг заметила в дальнем углу, куда с трудом добивали светильники на спарк-батареях, таинственного вида фигуру в тёмном плаще. Неизвестный пони просто сидел один за столом; перед ним стоял лишь пустой стакан. Кто он? сколько он уже здесь? – всё это казалось тайной, покрытой мраком.

Но Космик начала догадываться. Богини, да она обо всём начала догадываться.

Она буквально впилась взглядом в странного торговца. Тот повернул голову в её сторону… и Космик поняла, что он тоже всё понял. Как будто что-то невидимое проскочило между ними, заставляя вспоминать недавнее прошлое и выстраивать логические связи.

В молчаливом обмене взглядами (хотя Космик и не видела лица торговца под капюшоном) прошло, наверное, с полминуты. Земнопони даже не сообразила сразу, что к ней обращается барпони, о чём-то спрашивая.

Пони в плаще тем временем бесшумно встал и вдоль стеночки заскользил к выходу. Видать, осознал, что сегодня ему профита здесь не светит, а вот проблем легко можно и огрести.

Но Космик не собиралась давать ему просто так смыться.

Обернувшись к Эппл Виски, она поняла, что тот просто интересовался, куда она так уставилась.

– Да так, никуда…

Отказавшись от добавки (ещё чуть-чуть – и её развезёт), кобыла расплатилась и направилась к дверям. Изо всех сил стараясь не сорваться на бег.

Она должна быть умнее, если хочет распутать этот клубок до конца.

Космик следовала за странным торговцем по заливаемой дождём улице. Тот пару раз оглядывался, но ни один из двоих не увеличивал темп, что должно было стать поводом для погони. Бегать по грязи, да ещё и слегка подшофе, Космик явно не улыбалось.

У синей земнопони не было при себе оружия. Однако ей было на это плевать. На её стороне была правда – и страстное желание во всём разобраться, чтобы все, кто был замешан в том, что её привычная жизнь рухнула, понесли заслуженное наказание.

Преследуемый ею торговец снова оглянулся – и внезапно метнулся в сторону, исчезая между вагонами.

Но Космик была уже наготове.

Одним прыжком перескочив на соседнюю улицу, она увидела спину убегавшего прочь пони, который и заварил всю эту кашу с нападением на отряд и Монтеррея Джека.

Алкоголь в крови принёс не ярость (хотя должен был), а уверенность в том, что преследуемый никуда не уйдёт. Не успеет.

Тело Космик, сжавшееся подобно пружине, распрямилось, бросая её в мощном прыжке далеко вперёд. Несколько таких безумных скачков – и вот уже она прямо у него на хвосте.

Поймать за край одежды, затащить в переулок. Прижать копытами за шею к стене вагона. Как Рейлрайт – Метал Доуна.

– Что… Кто ты?.. – захрипел торговец, суча ногами в безуспешной попытке вырваться.

Лягаться он, похоже, не умел: Космик легко уклонялась от его копыт, метящих ей в лицо – таких медленных,

(«Вся моя защита – это скорость»)

а от остальных ударов её спасала броня.

– Не прикидывайся, – прошипела кобыла сквозь зубы. – Я многое про тебя знаю. Например, что именно ты приказал убить моих товарищей этому дураку Метал Доуну!

Она надавила сильнее – однако не было похоже, что торговец вот-вот вырубится от нехватки воздуха. Он просто не мог нормально говорить – но вот ногами всё ещё махался довольно резво.

– Но есть и вещи, которые я от тебя хотела бы узнать, – с угрозой в голосе негромко продолжила Космик. – Например, что это за тубус, который ты послал его спереть у Монтеррея? Что там за чертежи такие, из-за которых можно убивать всех подряд? И кто ты такой? На кого ты работаешь? Отвечай – живо!

Молния осветила место действия, на миг выжигая все оттенки до белого и серо-голубого. Ударил гром, создавая драматичное звуковое сопровождение.

– Я… ничего…

– На кого ты работаешь?! Имя!

Космик уже не боялась, что их могут услышать: гроза надёжно скрывала звуки.

– Ли… ра… – выдохнул торговец… и вдруг обмяк у неё под копытом.

«Всё-таки дожала», – подумала Космик и убрала ногу. Тело в плаще сползло по стене в грязь.

«Чувак, если это какая-то уловка, чтобы усыпить моё внимание, а потом вырваться и сбежать, то ты явно переигрываешь».

Торговец не подавал признаков жизни.

«О-оу… Может, я немного перестаралась?»

Космик осторожно наклонилась к нему – и резким движением откинула капюшон с его головы. А затем отшатнулась, упав на круп в лужу у вагона напротив и судорожно хватая ртом воздух.

Торговец в плаще был гулем! Дождевая вода стекала по его иссушённой, покрытой язвами коже. Более того… жёваный рог Селестии, он был кибергулем! Одно ухо пони было полностью заменено на кибернетический имплант; металл с переплетением проводов также спускался по его шее куда-то под плащ.

И что самое странное – он был мёртв.

Потому что гули, блин, не умирают! Они и так в некотором роде мертвы – а значит, бессмертны, как аликорны! И даже ещё сильнее: аликорнов можно убить как обычных пони – этим же надо как минимум оторвать голову!

Однако торговец был мёртв.

«Но я же не… Их ведь нельзя задушить, потому что они, твою мать, не дышат! Я не могла его убить! Но тогда выходит… – Космик задумалась, и ей очень не понравилось то, к чему она пришла. – …кто-то сделал это? На расстоянии? Кто-то… отключил его?!»

В голове всплыло имя, которое успел назвать таинственный кибергуль.

«Лира… кто она? Зачем ей, кто бы она ни была, всё это нужно?

Я должна это узнать. – Кобыла вновь посмотрела на мёртвое тело. – Все эти смерти не должны быть напрасны. Спарк, Стрим, Найтлайт, Сноу… да даже Метал Доун и этот гуль… всё это должно быть ради чего-то.

Мне нужны ответы. И я их получу.

А пока надо сматываться отсюда. Ночь перекантуюсь в таверне, а утром на рассвете свалю. Вопрос лишь в том, когда обнаружат труп. А объясняться из-за ещё одного мертвеца – нет уж, увольте».

Тут Космик обратила внимание, что у гуля из-под плаща что-то выпало. Наклонившись, она увидела, что это пластиковая карточка с вытисненными цифрами и каким-то рисунком. Космик хмыкнула и, подняв её, положила в свою седельную сумку.

Грянул гром.

Во вспышке молнии было видно вымокшую насквозь земнопони, плетущуюся по лужам между домами-вагонами.

Тело кибергуля осталось на месте.

Заметка: 50% следующего уровня.